© О.В. Рвачева, 2008

КАЗАЧЬИ ОРГАНИЗАЦИИ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКА 1

О.В. Рвачева

В конце XX в. социально-политическая система российского государства претерпела кардинальные изменения. Как это уже не раз бывало в истории России, попытки модернизации социально-политических структур вызвали волну традиционализма. В социальной и политической сферах российского государства появилось значительное количество различных групп, организаций, движений, возрождавших традиционные образцы организации социума.

Одной из таких групп можно назвать движение за возрождение казачества. Оно началось в конце 80-х гг. XX в. и впоследствии стало основой для организаций казачества по всей Российской Федерации.

Однако процесс, получивший название движения за возрождение казачества, оказался внутренне противоречивым. Причинами этому стали двойственная социо- и этнокультурная природа казачества, а также противоречивая политика государства в отношении казаков. Возрождение казачества в конце XX в. рассматривалось властью и обществом как восстановление в своих правах этнической общности. Об этом говорилось в документах, принимаемых на первых казачьих форумах (Учредительный съезд Союза казаков России 1990 г.) [3, с. 17], об этом заявляла и федеральная власть, приняв в 1991 г. Закон о реабилитации репрессированных народов. В законодательных документах первой половины 90-х гг. XX в. казачество определялось как исторически сложившаяся культурно-этническая общность людей, имеющая право на восстановление ряда традиционных элементов своего исторического бытия [6].

Однако четких и однозначных характеристик казачьей этничности найти не удалось. В результате основными субъектами процесса возрождения казачества стали не потомки казаков как таковые, а участники движения

за возрождения казачества, а впоследствии члены казачьих реестровых организаций и сами организации. Итоговую черту под такие социокультурные метаморфозы подвел Закон

о государственной службе российского казачества 2005 г., согласно которому казаком считается член казачьего общества.

Таким образом, на протяжении почти двадцатилетнего периода процесса возрождения казачества в фокусе внимания власти и общества остается деятельность, прежде всего, казачьих организаций. Сами эти организации также претендуют на то, чтобы оставаться основными субъектами процесса возрождения казачества как народа. Цель данной статьи показать специфику складывания и развития казачьих организаций и их включения в социально-политическое пространство Волгоградской области.

Поступательное социокультурное развитие донского казачьего сообщества было прервано событиями Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войны, а также последующей репрессивной политикой Советского государства в отношении казачества. Это привело к тому, что в исторической памяти потомков казаков прошлое, дореволюционное существование казачества стало ассоциироваться с социальной нормой, основанной на традициях. Возникла ситуация поиска некоего «золотого века» казачьей истории, обратившись к которому казачество может воспроизвести исторические (и поэтому перспективные) формы своего бытия в современности [7; 8, с. 166-167].

В казачьих организациях, сформировавшихся в 1990-1991 гг., начался процесс копирования образцов прошлого. Члены казачьих обществ шили форму казачьих войск, собирались на круги военизированного характера [10, с. 57], в структуре управления организаци-

ями возникли фигуры атаманов (войсковых, походных и даже кошевых), воспроизводился даже древний ритуал посвящения в атаманы. Вместе с тем, несмотря на некоторую архаичность воспроизводимых форм, казачьи организации довольно быстро вписываются в социально-политическую систему новейшей истории России, происходит их институционализация.

22 района Волгоградской области можно отнести к территории традиционного проживания казачества (17 районов полностью расположены в границах бывшей области Войска Донского, и еще 5 - частично). В этих районах в 1990-е гг. развивается движение за возрождение казачества. Данный процесс практически одновременно начинается в различных регионах по всей стране. Однако наиболее активным и многочисленным оно было на Юге России, в субъектах Федерации, на чьих территориях до 1920 г. располагались Донское, Кубанское и Терское казачьи войска. В Ростове-на-Дону, ставшем центром возрождения донского казачества, различные общественные историко-культурные организации, пропагандировавшие изучение истории казачества, стали складываться еще с середины 80-х гг. XX в. [9, с. 20-22].

Исторически казачество Волгоградской и Ростовской областей составляло единую социокультурную группу, разделенную административными границами в ходе территориальных переделов 20-30-х гг. XX века. В 1921 г. по постановлению ВЦИК произошел территориальный раздел земель бывшей области Войска Донского 2. В состав Царицынской губернии были переданы 2-й Донской округ, Усть-Медведицкий и Хоперский округа Войска Донского. Таким образом, Волгоградская область становится причастной к истории исконно казачьих земель, а соответственно процесс возрождения казачества на волгоградской земле оказывается организационно и по сути связанным с аналогичным процессом в Ростовской области.

Казачье движение начинало свое существование в форме литературных, историкокультурных обществ. На базе таких обществ в 1989-1990-е гг. складывается несколько казачьих общественных организаций, выступивших инициаторами и организаторами Учредительного съезда казаков Дона. На этом съезде, кото-

рый был назван Большим войсковым кругом 3, в ноябре 1990 г. возникает первое общество областного значения - Союз казаков области Войска Донского (далее СКОВД). Круг принял «12 резолюций», в которых были сформулированы требования о реабилитации казачества и признании за казаками особых прав. СКОВД, приняв Устав, становится первым организованным объединением донского казачества [1, с. 185]. К весне 1991 г. на территории Ростовской области казачьи круги были созваны в

9 городах и 17 районах [там же].

В Волгоградской области события развивались в аналогичном направлении и достаточно динамично. Инициатором выступило казачество Волгограда. I Учредительный Большой круг волгоградских казаков прошел 24 июня 1990 г. в Доме политического просвещения. Здесь были представители казачества из всех 8 районов города, а также р. п. Городище, г. Волжского, г. Михайловки, п. Киквид-зе, п. Светлый Яр, г. Фролово Иловлинского, Дубовского, Урюпинского и Алексеевского районов. Самые большие представительства были из Дзержинского района (27 чел.), Краснооктябрьского района (32 чел.) и из р. п. Городище (30 чел.) [25, л. 43]. На Круге было объявлено о создании новой общественной организации «Волгоградский округ донских казаков». Атаманом округа избрали Александра Алексеевича Бирюкова.

Следует отметить, что география представительств на этот съезд весьма любопытна в том плане, что не все перечисленные территории являлись местами традиционного проживания донского казачества. Например, г. Волгоград, который вскоре станет центром возрождения казачества Верхнего Дона, никогда территориально не входил в область Войска Донского.

На протяжении 1990 г. на территории Волгоградской области активно шло создание хуторских и станичных казачьих организаций. К концу 1990 г. большинство из них объединились в окружные. Таким образом, в 1990 г. на территории Волгоградской области образовались и официально зарегистрировались с традиционными названиями бывших округов три организации: Второй Донской округ, Хоперский округ, Усть-Медведиц-кий округ [15, с. 97].

Состав и численность казачьих организаций в 1990-1991 гг. по Волгоградской области постоянно изменялись. В Волгоградский округ в этот период входило 11 казачьих организаций: 8 районных, 1 - в г. Волжском, 1 - в г. Крас-нослободске и 1 - в Дубовском районе. Всего к середине 1991 г. Волгоградский округ насчитывал 778 членов [26, л. 9]. В 1991 г. у движения за возрождение казачества в Волгоградской области появился свой печатный орган -межокружная газета «Казачий круг».

В 1991 г. Волгоградский округ донских казаков принял программу действий. Главной целью возрождающегося казачества объявлялось сохранение специфики данной социокультурной группы, восстановление исторической правды по поводу репрессивной политики государства в отношении казачества и его историческая реабилитация. Важно отметить, что же или кого же в этот период понимали сами участники движения под казачеством. Из резолюции № 4 Большого круга СКОВД (1990 г.): «Исходить из того, что донскими казаками являются потомки казачьих родов по всем линиям, независимо от места проживания, считающие себя таковыми, ощущающие причастность к донскому казачеству, уроженцы традиционных казачьих областей и выходцы из них, приписные казаки, а также лица, по духу, роду интересов и практической деятельности связанные с казачеством, желающие возродить его культуру» [3, с. 69].

Таким образом, стать казаком в 90-е гг. XX в. мог практически любой гражданин России, пожелавший заявить об этом и вступить в организацию. Причин такого решения могло быть две. Первая - неопределенность самой природы казачества, его этнического статуса, а также историческая практика приема «в казаки», восходившая к XVI веку. Вторая -демонстрация лидерами движения его состоятельности через быстрое увеличение численности организаций, а также возможность укрепления финансового положения казачьих организаций за счет сбора членских взносов. Вероятно, этим была обусловлена практика коллективного членства, позволявшая значительно увеличивать численность организаций. К 1991 г. коллективными членами Волгоградского округа донских казаков стали несколько организаций [27, л. 2].

Начиная с 1991 г. постепенно формируется пакет нормативных документов в отношении казачества. Основным правовым ресурсом становления института российского казачества явился закон РСФСР № 1107-1 от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов», а также Указ Президента РФ о реализации данного закона в отношении казачества и Постановление Верховного совета Российской Федерации [6; 12; 20]. На региональном уровне также принимается ряд постановлений и решений, свидетельствующих о серьезной заинтересованности со стороны властей г. Волгограда и области в развитии казачьего движения. В частности, в решении Волгоградского областного совета народных депутатов от 19 декабря 1991 г. «Об отношении Волгоградского областного совета к общественному движению донского казачества» было записано следующее: «Волгоградский областной совет народных депутатов считает необходимым и рекомендует всем другим советам народных депутатов области всемерно поддерживать казачье движение, выступающее за возрождение России как великой державы» [14, с. 364]. Далее Волгоградский областной совет народных депутатов обратился к Верховному Совету Российской Федерации о разработке и принятии закона «О реабилитации казачества». Всего же за период 1991-1994 гг. власти Волгограда и области приняли 10 решений и постановлений относительно казачьего движения.

Организационно округа Волгоградской области входили в состав СКОВД. Правление Войска присылало в волгоградские округа различного рода документы, касающиеся движения за возрождение казачества. В 1993 г. при атамане СКОВД В.И. Каледине существовала должность заместителя атамана Войска Донского по Волгоградской области [28, л. 45]. Однако вертикаль управления не была жесткой, и волгоградские казаки при решении многих вопросов могли принимать самостоятельные решения. Это позволило им до определенной степени остаться в стороне от многих конфликтов, дезорганизовывавших СКОВД в 90-е гг. XX века. В частности, многие казачьи организации по Волгоградской области заняли практически единодушную позицию осуждения сепаратистских действий

атамана Н. Козицына по заключению межгосударственного по форме договора между руководством СКОВД и Чеченской Республикой в 1994 году.

Вместе с тем организационная неустойчивость СКОВД (в его руководстве за период с июня 1991 г. по октябрь 1993 г. сменилось пять атаманов) отразилась на единстве волгоградского казачьего движения. В 1992 г. из подчинения СКОВД вышел Хоперский округ [1, с. 186]. В г. Волгограде оппозиционно настроенные по отношению к руководству Волгоградского округа казаки станицы Преображенской (Дзержинский район) организовали Царицынский округ, атаманом которого стал В.П. Мелихов.

В первой половине 1990-х гг. в Волгограде и Волгоградской области все казачьи организации имели уже единообразную организационную структуру, воспроизводившую, по мнению членов обществ, традиционную систему управления. Высшим органом волеизъявления участников казачьего движения являлся Круг (собрание всех казаков той или иной организации); Круг выбирал атамана, Совет стариков. Межокружные взаимоотношения в Волгоградской области курировал Совет атаманов. Помимо этого 1 раз в год созывался сход казаков, всеказачий форум Волгоградской области, на котором, как правило, делался отчет о проделанной работе в казачьем движении и принималась программа будущих дел.

К концу 1994 г. движение за возрождение казачества в Волгоградской области прошло организационный этап. Были сформированы все основные структуры управления внутри движения, определены цели и задачи, разработаны основные направления развития для казачьего движения. В 1994 г. в состав СКОВД входило 15 округов: 7 округов на территории Ростовской области, 6 - на территории Волгоградской области, 1 - в Саратовской области, 1 - на территории Луганской области Украины [1, с. 191].

Со стороны власти как регионального, так и федерального уровня была заявлена поддержка казачьему движению. Даже были разработаны региональная и федеральная программы развития казачества, основанные на продвижении трех основных элементов каза-

чьей жизнедеятельности: традиционном казачьем землевладении и землепользовании, традиционном казачьем самоуправлении и казачьей службе.

Однако вышеописанная ситуация в казачьем движении на Дону (организационная неустойчивость, расколы и, главное, ряд политических акций экстремистского характера) изменила характер взаимоотношений между казачеством и государством. 1994 г. стал переломным для донского казачества и, как показали события, для всего казачества, вовлеченного в процесс возрождения.

19 ноября 1994 г. состоялся Чрезвычайный круг казаков Дона, на котором была создана организация под названием «Всевели-кое войско Донское». Согласно Уставу, она являлась объединением органов территориального самоуправления казаков [23]. Новым атаманом стал П.А. Барышников. После выхода указа Президента «О государственном реестре казачьих обществ» и фактическом переводе казаков в статус «служилых» в 1995 г. [22, с. 117-118; 2, с. 118-123] именно эта новая организация вошла в 1997 г. в реестр казачьих обществ под официальным названием «Войсковое казачье общество “Все-великое войско Донское”» (далее ВКО ВВД) [21, с. 198]. Новым атаманом стал В.Ф. Хиж-няков [13, с. 211]. При этом прежнее Войско Донское во главе с Н. Козицыным сохранится и будет существовать параллельно в качестве общественной организации.

Начавшийся в 1995 г. новый этап в развитии казачьего движения оказался инициированным уже государством. Сообразуясь с новым правовым положением в сфере казачьего движения, 27 октября 1996 г. собрался Большой объединительный круг, в повестке дня которого первым пунктом стоял вопрос о создании ВКО ВВД и принятии его Устава. На Круге, таким образом, создавалась принципиально новая организация с функциями государственной службы. Данная организация объявлялась единственным казачьим войском на Дону, в задачи которого входило возрождение казачества через государственную службу.

С началом процесса государственной регистрации казачьих сообществ казаки Волгоградской области, как и их единомышленники в других регионах, разделились на «рее-

стровых» и «общественников». Однако в результате новой политики государства в отношении казачества в более привилегированном отношении оказались реестровые организации. Региональным властям со стороны федерального центра была дана установка на содействие в формировании казачьего реестра. Например, В.Ф. Хижняков еще до своего официального вступления в должность атамана ВКО ВВД участвовал 4 апреля 1997 г. в расширенном Совете атаманов в Администрации Волгоградской области. Цель - проведение работ по взятию членами казачьих обществ обязательств по несению государственной и иной службы.

После вхождения ВКО ВВД в государственный реестр в 1997 г. продолжалась работа по формированию структур этой организации. На Большом войсковом круге ВКО ВВД казаки приняли решение о формировании Совета атаманов войска, Совета стариков, Суда чести войска и пр. Всего по Волгоградской и Ростовской областям в ВКО ВВД в 1997 г. числилось 10 округов с общей численностью членов общества 37 434 чел. (желающих нести службу - 27 918 чел.) [16, с. 4].

По Волгоградской области численность округов в 1997 г. равнялась 4, с общим количеством казаков 19 135 чел., из них желающих нести службу было 10 574 чел. [там же]. Отдельно по каждому округу картина была следующей. Реестровая организация «Окружное казачье общество (далее ОКО) “Волгоградский округ”» была внесена в реестр в июне 1997 года. Атаманом ОКО «Волгоградский округ» являлся Александр Алексеевич Бирюков. Численность казаков по Волгоградскому округу составляла 3 509 чел. (желающих нести службу - 2 070 чел.). ОКО «Волжский округ» стал реестровой организацией в июне 1997 года. Атаман - Геннадий Тимофеевич Филимонов. Численность казаков по Волжскому округу составляла на тот момент 2 052 чел. (желающих нести службу - 2 052 чел.). В 1997 г. в реестр вошло и ОКО «Усть-Медведицкий округ». Атаман - Валерий Николаевич Иванов. Численность казаков в округе - 3 045 чел. (желающих нести службу - 2 012 чел.). В 1998 г. в реестр вошло ОКО «Хоперский округ» с атаманом Челышевым Александром Михайловичем. Численность казаков в округе составляла

10 529 чел. (желающих нести службу-

4 440 чел.) [16, с. 4]. II Донской округ вошел в реестр только в 2003 году.

Окружные казачьи общества на территории Волгоградской области состояли из юрто-вых, станичных и хуторских обществ. Каждое их них, в свою очередь, должно было пройти регистрацию как реестровое. Процесс вхождения в реестр данных обществ был длительным. Общества возникали и исчезали, их количественный состав в округах изменялся, и время вхождения в реестр также было различным. Одной из основных проблем для реестровых казачьих обществ стала необходимость в соответствии с правовой базой по казачьему движению регистрации их как юридических лиц, без которой они не могли заниматься деятельностью, обозначенной как государственная и иная служба.

Далеко не все хуторские и станичные, а также юртовые и городские казачьи общества по Волгоградской области получили статус юридического лица. Отчасти это было связано с неумением и нежеланием атаманов проходить бюрократические инстанции, которые воспринимались как лишнее и ненужное звено в цепи деятельности казачьих обществ. Отчасти это связано с проблемами хозяйственной деятельности казаков, необходимостью вести отчетные бухгалтерские документы, выплачивать зарплату и т. д. Даже вплоть до сегодняшнего дня дать полную картину по казачьим обществам, получившим статус юридического лица, не представляется возможным. Только ОКО по Волгоградской области получили статус юридических лиц.

Другой проблемой для казачества Волгоградской области стало то, что само ВКО ВВД находилось в пределах двух различных самостоятельных субъектов Российской Федерации - Ростовской и Волгоградской областей. Этот факт предопределил следующий шаг волгоградского казачества, а именно создание казачьего отдела Волгоградской области как структурного подразделения ВКО ВВД, объединяющего округа по Волгоградской области. Решение о создании такого отдела было принято в 1997 г. на Сходе казаков Волгоградской области, проходившем 5 сентября в г. Новоаннинске. Окончательно форма организации волгоградского казачества

сложилась в виде Координационного совета казачьих организаций Волгоградской области. Совет явился территориальным объединением субъектов казачьего самоуправления и вошел в состав ВКО ВВД.

Переход казачьих организаций в состояние реестровых, на наш взгляд, благоприятно сказался на их развитии. С 1997 г. по 2008 г. значительно увеличилось количество казачьих обществ. В 2004 г. на территории Волгоградской области существовало 5 ОКО со следующей численностью: ОКО «Второй Донской округ» - 3 600 чел., «Усть-Медведицкий округ» - 2 489 чел., «Хоперский округ» -8 640 чел., «Волжский округ» - 2 011 чел., «Волгоградский округ» - 2 566 человек. Всего - 19 306 человек. В 2007 г. численный состав ОКО по Волгоградской области увеличился и составил 21 368 чел. [30].

Все приведенные цифры, однако, необходимо считать условными в связи со специфической системой подсчета членов, принятой во всех казачьих обществах. Установившаяся практика определения количества членов казачьего общества позволяет показывать две цифры, одна из которых - общее количество членов данного общества, включающая жен, детей и пр., вторая цифра - число членов, принявших на себя обязательства по государственной и иной службе (их на порядок меньше).

По данным на 2007 г., в Волгоградской области создано 136 хуторских, 42 станичных,

5 городских, 5 юртовых (районных) казачьих обществ и 1 казачья холдинговая компания «ЗАО “Краснодонское”»4. Казачьи общества формально и фактически вписаны в социальнополитическую систему Волгоградской области. В 2002 г. было создано Управление ВКО ВВД по Волгоградской области, а его руководитель

А.А. Бирюков до 2007 г. возглавлял Комитет по делам национальностей и казачества Администрации Волгоградской области (создан в 2001 г.). Окружные и юртовые атаманы пяти казачьих округов Волгоградской области занимают должности в районных и областной администрациях. В Волгоградской области некоторые атаманы стали главами сельских поселений, казачьими лидерами активно пропагандируется идея совмещения деятельности ТОСов с функциями казачьих организаций и даже замена ТОСов казачьими структурами.

Казачьи структуры становятся востребованными в политической системе. Это наглядно продемонстрировали последние выборы мэра г. Волгограда, проходившие в мае 2007 года. Один из кандидатов на пост мэра В.И. -Галушкин попытался заручиться поддержкой казачьих обществ. На казачьем сходе 11 мая 2007 г. в г. Волгограде В.И. Галушкина представили как кандидата от казаков [5]. Сами представители казачьих обществ, очевидно, также рассчитывали таким образом реализовать давнее намерение - проведение казачьих представителей во власть. В связи с этим вспомнили о казачьих корнях В.И. Галушкина и постоянно представляли его как казака станицы Филоновской.

Несмотря на проигрыш кандидата

В.И. Галушкина представителям казачьих организаций все же удалось получить свои дивиденды от власти. Осенью 2007 г. в структуре городской администрации был создан Комитет по делам национальностей и казачества. Его возглавил сначала А.В. Фалалеев, а затем В.Н. Селезнев. Заметим, что оба руководителя состоят в реестровой казачьей организации ОКО «Волгоградский округ», более того, В.Н. Селезнев является ее атаманом. Таким образом, сращивание казачьих структур с властью выросло в определенную тенденцию. Иногда это взаимодействие оформляется весьма своеобразно. Так, глава Се-рафимовичского района В.В. Щербаков является одновременно заместителем окружного атамана ОКО «Усть-Медведицкий округ». Данный пример, на наш взгляд, свидетельствует о том, что и власть, в свою очередь, надеется на то, что взаимодействие с казачеством принесет ей определенную пользу.

Несмотря на формальные успехи казачьих организаций, в развитии казачьего возрождения и продолжающемся поиске устойчивой социальной ниши для казачьих обществ можно выявить ряд серьезных проблем. Касаются они, прежде всего, практического воплощения комплекса элементов, поддерживавших существование казачьих войск до 1917 г., то есть возрождение службы, общинного землевладения и землепользования и казачьего самоуправления. Восстановление этих исторических систем социального, хозяйственного и управленческого характера является, по мнению атаманов и активистов каза-

чьего движения, непременным условием возрождения казачества [27, л. 11-15].

Однако попытка повторить историю пока не удается. Можно назвать следующие причины такого положения в сфере казачьего возрождения. Во-первых, казачья община как специфическая историческая форма организации социума перестала существовать, субъектом процесса возрождения казачества является в настоящий момент казачье общество - негосударственная некоммерческая организация, создаваемая для выполнения различных видов государственной и иной службы и имеющая строго определенную численность [2]. Во-вторых, реализовать общинные формы хозяйствования в условиях современной рыночной экономики оказалось весьма затруднительно. По Волгоградской области известен только один удачный случай. Это хуторское казачье общество «Ветютневское» (х. Ветютнев Фро-ловского р-на Волгоградской обл.). Но и этот пример можно назвать общинной формой хозяйствования только условно. В-третьих, казачье самоуправление в Волгоградской области предполагалось организовывать в местах компактного проживания казаков. Однако за весь период возрождения на территории Волгоградской области казаки ни разу не составили большинства населения (или хотя бы половины) ни в одном из населенных пунктов.

Об этом говорят данные переписи населения по Волгоградской области и данные численности хуторских и станичных казачьих обществ по области [4]. В-четвертых, из всех многочисленных видов службы, которые может выполнять российское казачество [11; 24], наиболее востребованной и развитой является формирование муниципальных казачьих дружин, аналог добровольных народных дружин. Однако в сельских поселениях районов области, где есть казачьи общества, оплачивают работу только одного дружинника, остальные работают на общественных основаниях. Сохраняется и внутренняя противоречивость процесса возрождения, переплетение в нем сословных, корпоративных и этнических черт.

Итак, на основе всего вышесказанного можно сделать вывод, что проблемы включения казачьих обществ в социально-экономическую систему Волгоградской области пока со-

храняются и эффективные механизмы их преодоления отсутствуют. На примере развития казачьих обществ Волгоградской области можно говорить об отсутствии четкой стратегии развития казачьего движения и внятной политики государства по отношению к казачьим обществам, целям и задачам их развития.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Работа выполнена в рамках подпрограммы ЛРИК ЮНЦ РАН «Потенциал модернизации казачества Юга России как социокультурной группы» Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям».

2 Такое название было принято в 1870 году.

3 Орган традиционного казачьего самоуправления. Последний раз собирался в 1920 году.

4 Подсчитано автором по: [18].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Верховский, А. Политический экстремизм в России / А. Верховский, А. Папп, В. Прибыловс-кий. - М., 1996.

2. Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации : утв. Указом Президента РФ N° 835 от 9 августа 1995 г. // Государственные акты по вопросам российского и донского казачества : в 2 т. Т. 1. - Ростов н/Д : Ро-стиздат, 2001.

3. Водолацкий, В. П. Возрождение: Первый круг казаков Дона / В. П. Водолацкий, А. А. Озеров, А. Г. Кибицкий. - Ростов н/Д : ИИЦ «Дончак», 2006.

4. Всероссийская перепись населения. 2002 г. Перепись по национальностям. Волгоградская область. - Текущий архив Администрации Волгоградской области.

5. Гарант мира и стабильности. Сход за выборы мэром Волгограда Василия Г алушкина. Единогласно поддержано : обращение новоан. казаков // Казачий круг. - 2007. - 18 мая [№ 19 (733)].

6. Закон РСФСР N° 1107-1 от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. - 1991. - № 18. - Ст. 572.

7. Козлов, А. И. Возрождение казачества: история и современность (эволюция, политика, теория) / А. И. Козлов. - Ростов н/Д : Изд-во Рост, ун-та, 1996.

8. Маркедонов, С. М. Неоказачество на Юге России: идеология, ценности, политическая прак-

тика / С. М. Маркедонов // Центральная Азия и Кавказ. Журнал социально-политических исследований. - 2003.- № 5 (29).

9. Озеров, А. А. Возрождение казачества в новой России / А. А. Озеров. - Ростов н/Д : ООО «Ростиздат», 2004.

10. Озеров, А. А. Институт казачества в политических процессах современного российского общества (на материалах Юга России) / А. А. Озеров. - Ростов н/Д : Изд-во Рост. ун-та, 2006.

11. Основные положения Концепции государственной политики по отношению к казачеству : одобрены Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 апреля 1994 г. № 355 // Российская газета. - 1994. - 13 мая.

12. Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О реабилитации казачества» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. - 1991. - № 30. - Ст. 1805.

13. Распоряжение Президента Российской Федерации № 414-РП от 14 октября 1997 г. «О Хижня-кове В.Ф.» // Государственные акты по вопросам российского и донского казачества : в 2 т. Т. 2. - Ростов н/Д : Ростиздат, 2001.

14 . Решение Волгоградского областного совета народных депутатов «Об отношении Волгоградского областного совета к общественному движению донского казачества». IX сессия Совета 21-го созыва депутатов от 19.12 1991 г. № 9/ 179-с // Государственные акты по вопросам российского и донского казачества : В 2 т. Т. 2. -Ростов н/Д : Ростиздат, 2001.

15. Селезнев, В. Н. Опыт создания казачьих обществ / В. Н. Селезнев // Донское казачество: история и современность : сб. науч. ст. - Волгоград, 2004.

16. Современное Донское казачье Войско в первоисточниках : (документ.-информ. бюл.). - Новочеркасск, 1997. - Июнь - июль.

17. Союз казаков области Войска Донского // А. Верховский, А. Папп, В. Прибыловский. Политический экстремизм в России. - М., 1996.

18. Список атаманов районных (станичных) казачьих обществ Волгоградской области. - Текущий архив Комитета по делам национальностей и казачества Администрации Волгоградской области.

19. Табели донесений о деятельности казачьих обществ на конец 2003 - нач. 2004 г. - Текущий архив Комитета по делам национальностей и казачества Администрации Волгоградской области.

20. Указ Президента РФ № 632 от 15 июня 1992 г. «О мерах по реализации Закона Российской Федерации “О реабилитации репрессированных народов в отношении казачества”» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации. -1992. - № 25. - Ст. 1429.

21. Указ Президента РФ № 612 от 17 июня 1997 г. «Об утверждении Устава войскового казачьего общества “Всевеликое войско Донское”» // Государственные акты по вопросам российского и донского казачества : в 2 т. Т. 2. - Ростов н/Д : Ростиздат, 2001.

22. Указ Президента РФ № 835 от 9 августа 1995 г. «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации» // Государственные акты по вопросам российского и донского казачества : в

2 т. Т. 1. - Ростов н/Дону: Ростиздат, 2001.

23. Устав Всевеликого войска Донского // Казачий круг. - 1995. - 2 фев.

24. Федеральная целевая программа государственной поддержки казачьих обществ на 19992001 годы // Государственные акты по вопросам российского и донского казачества : в 2 т. Т. 1. - Ростов н/Д : Ростиздат, 2001.

25. Центр документации новейшей истории Волгоградской области (ЦДНИВО). - Ф. 13322. -Оп. 1. - Д. 1.

26. ЦДНИВО. - Ф. 13322. - Оп. 1. - Д. 4.

27. ЦДНИВО. - Ф. 13322. - Оп. 1. - Д. 5.

28. ЦДНИВО-Ф. 13322. - Оп. 1. - Д. 12.

29. ЦДНИВО. - Ф. 13322. - Оп. 1. - Д. 5. - Л. 11-15.

30. Численность казачьих обществ на март 2007 г. - Текущий архив Комитета по делам национальностей и казачества Администрации Волгоградской области.