ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ

К ВОПРОСУ ОБ ОЦЕНКЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО ТРУДА В НАУКЕ

Л.А. Лебединцева,

доцент кафедры экономической социологии факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат социологических наук L734671@bk.ru

В статье поднимается вопрос об оценке результатов интеллектуального труда, рассматриваемых как интеллектуальный продукт, применительно к узкоспециализированной сфере научной деятельности. Рассматривается проблема правомерности возникновения интеллектуальной собственности в науке, а также основные императивы научного этоса. Делается вывод о необходимости усилить внимание государства к общественным благам, в частности к тому интеллектуальному продукту, который создается в образовательной и научно-исследовательской деятельности.

Ключевые слова: интеллектуальный труд, наука, научный этос, интеллектуальная собственность, общественные блага.

УДК 316 ББК 60.5

В самом общем представлении интеллектуальный труд — это труд, обладающий творческим характером с преобладанием затрат умственной энергии, связанный с переработкой информации и созданием нового знания, с высокоэффективным и высокотехнологичным производством как с социальной, так и с экономической точек зрения. Наиболее широко интеллектуальный труд используется в таких сферах, как наука и научное обслуживание, образование, управление, здравоохранение, культура и искусство, а также высокотехнологичные отрасли промышленности. Содержание понятия интеллектуального труда полностью раскрывается при включении в него труда ученых, инженеров, научно-педагогических работников, различного рода высококвалифицированных специалистов в области управления и бизнеса. Однако ядром данной категории является труд ученых и исследователей, поэтому можно утверждать, что интеллектуальный труд в синонимичных категориях наиболее близок понятиям научного и исследовательского труда.

Любое знание представляет собой результат умственной деятельности, и в этом смысле оно является интеллектуальным продуктом. В первую очередь это конечно относится к науке и научной деятельности. Научные знания являются особым продуктом общественного труда, при разделении труда имеющим форму продукта специализированного научного труда. Как продукт научного труда они имеют свою специфическую форму существования — информацию о законах развития природы и общества и о способах их практического применения. Научная информация может иметь разные формы, ее носителями могут быть разные информационные средства, которые сами меняются и совершенствуются.

В отличие от объектов материального мира, знания не могут быть «ничейными». Обладание знанием начинается с момента возникновения содержащих его сведений, данных и информации в сознании человека — субъекта интеллектуальной собственности. Однако не всякие сведения, попадающие под определение знания целесообразно рассматривать как объект собственности. Определяя интеллект как способность к мышлению, можно утверждать, что возникающие в сознании

человека сведения могут носить случайный характер, могут спонтанно появляться и спонтанно исчезать, не обогащая сознание новыми знаниями.

Поскольку «из ничего ничто не возникает», то следует констатировать, что процесс создания интеллектуальных благ

— знаний, аналогично материальному производству, нуждается в определенном ресурсном обеспечении. Если основу будущего продукта в материальном производстве составляют вещества природы в своем натуральном выражении, то основу будущих знаний, соответственно, составляют блага нематериальные. Их можно определить как те же самые вещества природы, как объекты материального мира, связи и закономерности, не в своей натурально-вещественной форме или конкретном проявлении, а в виде совокупности сведений о них. Это не сами объекты реального мира, а их отражения, так называемые проекции. Будучи предметами мыслительной деятельности человека, эти объекты одновременно являются предметами интеллектуальной деятельности. Совокупность таких объектов можно объединить в две группы. Первую группу составляют уже имеющиеся у субъекта знания, к которым относятся сведения о мире, весь предыдущий опыт человечества. Эти общечеловеческие знания составляют основу, фундамент любого познавательного процесса, являются его необходимым условием. Вторую группу составляет совокупность конкретных сведений об исследуемом объекте: о его происхождении, свойствах, характеристиках, т.е. все то, что подвергается обработке в процессе интеллектуального труда. Эти сведения и информация необходимы для создания нового знания.

Появление новых знаний объективно порождает систему взаимодействия между ними и создавшим их субъектом. Будучи источником, создателем этих знаний он становится их безусловным собственником. Они становятся частью нематериального имущества объекта, в отношении которой он полномочен осуществлять любые действия. При этом доступ других субъектов к данному интеллектуальному продукту невозможен, его пространство ограничено сознанием человека, его владельца. Подобный объект собственности не требует никакой правовой

защиты, поскольку он еще не проявился в материальном мире. В этом субъектно-объектные отношения представляют собой замкнутую систему, в которой все подконтрольно субъекту. Однако чаще всего интеллектуальные блага предназначены не для личного пользования, а для пользования другими индивидами или общества в целом. «Интеллектуальная собственность в высшей степени воплощает общественное начало, свойство быть предметом «для других» [1]. Знания обычно производятся в процессе научной деятельности.

По мере того как финансирование из общественных источников заменяется (если вообще заменяется) поступлениями от частных лиц, стремящихся, чтобы информация приносила прибыль, существенно изменяются способ создания информации и условия, на каких она становится доступной. Роберт Мертон утверждал, что подчинение науки политическим или экономическим интересам неизбежно влечет ее разрушение: «Если при решении вопроса о ценности науки во внимание будут приниматься такие ненаучные критерии, как ... экономическая выгода или политическая целесообразность, наука будет приемлема в той мере, в какой она соответствует этим критериям. Другими словами, отказ от чистой науки ведет к ее превращению в объект прямого управления со стороны других институтов, и положение науки в обществе становится все более шатким» [2]. В исследовательской, научной деятельности более важны принципы коопе-ративности, в отличие от рыночных принципов конкурентности. Более того, такие принципы кооперативности уже давно сложились и существуют в научном сообществе, которое обладает, по выражению Р. Мертона, «научным этосом», т.е. совокупностью норм, действующих в этом сообществе [3]. В частности, этос науки составляют четыре императива: универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм. Норму универсализма порождает внеличностный характер научного знания. По Мертону, утверждения науки относятся к объективно существующим явлениям, и в этом смысле они универсальны, т.е. истинны вне зависимости от того, кем высказаны. В целом, под универсализмом следует понимать независимость результатов научной деятельности от личностных характеристик ученого, совершившего очередной вклад в науку.

Императив коллективизма предписывает ученому незамедлительно передавать плоды своих трудов в общее пользование. Научные открытия признаются продуктом сотрудничества ученых, как нынешних, так и ушедших поколений и являются достоянием сообщества в целом. Наука практически не признает права собственности или исключительных прав другого рода, и ученому не приходится рассчитывать на особые привилегии, связанные с использованием результатов его работы. Его частный интерес может получить удовлетворение только через признание со стороны сообщества. Публикация результатов своей деятельности много значит для научных исследований и распространения знаний. Достоверность результатов исследований зависит от открытой публикации данных, на которые опираются эти исследования и которые дают возможность воспроизведения полученных результатов разными учеными. Какие-либо ограничения в отношении публикации результатов исследований и требование к коллегам повторно собирать данные из оригинальных источников подрывают возможность ученых распространять знания.

Следующий, третий по порядку, императив бескорыстности предписывает ученому строить свою деятельность так, будто кроме постижения истины у него нет других интересов. Данная норма утверждает, что для ученого недопустимо приспосабливать свою деятельность к целям личной выгоды. История науки, которая дает мало примеров подлога или обмана, по сравнению с историей других профессий, позволяет Мертону сделать вывод о высоком уровне соблюдения нормы бескорыстности. По его мнению, такое положение дел нельзя объяснять исключительно порядочностью исследователей: «Помимо высокого нравственного уровня самих ученых — что, конечно же, является основой научной честности, — в социальной организации науки есть целый ряд элементов, которые принудительно обеспечивают добропорядочность. Научное исследование, если и не всегда, то, как правило, проводится под тщательным наблюдением кол-лег-экспертов и, за исключением редких случаев, предполагает возможность посторонней проверки результатов. Научный поиск является объектом столь тщательного контроля, который, возможно, не встречается ни в какой другой сфере человечес-

кой деятельности» [3]. На усиление коллегиального контроля направлен императив организованного скептицизма, который Мертон рассматривает как особенность метода естественных наук, требующего детального и объективного анализа по отношению к любому результату и исключающего возможность его некритического принятия. Такой подход должен последовательно применяться ученым как к своим идеям и выводам, так и к идеям и выводам коллег. Императив организованного скептицизма создает атмосферу ответственности и институционально подкрепляет честность ученых, предписываемую им нормой бескорыстия. Соблюдение императивов гарантирует достоверность добываемого знания. Фактически Мертон пришел к научной этике, основанной на рациональности: в науке делают то, что полезно для ее развития. Таким образом, нормативные принципы, лежащие в основе самоуправления научного сообщества, и наиболее общие принципы научного метода фактически совпадают. Признания со стороны сообщества можно добиться только путем скрупулезного соблюдения норм научного этоса. Данные императивы как нельзя лучше демонстрируют невозможность справедливого применения рыночных принципов в интеллектуальном инновационном развитии общества. Ни один человек, организация или даже страна не могут самостоятельно собрать все данные и информацию, необходимые для целостного рассмотрения сложных научных проблем.

Развитие ИКТ открывает беспрецедентные возможности для предоставления всеобщего и справедливого доступа к научным данным и информации, а также для расширения общемирового фонда знаний. Однако чрезмерная приватизация и коммерциализация научных данных и информации представляют серьезную угрозу для реализации этих возможностей в интересах общества. Эта тенденция подрывает традиционный дух науки, который характеризуется стремлением к совместному пользованию знаниями. Она уменьшает количество информации, относящейся к общественному достоянию, и угрожает открытому доступу к общемировым общественным благам.

Современные тенденции мирового развития демонстрируют непосредственное влияние научно-технического прогресса на экономический рост и повышение благосостояния населения. Ключевыми факторами улучшения качества продукции и услуг, экономии трудовых и материальных затрат, роста производительности труда, совершенствования организации производства и повышения его эффективности выступают, во-первых, результаты научных исследований, и, во-вторых, развитие современных информационно-коммуникационных технологий. Все это в конечном счете определяет конкурентоспособность предприятий и выпускаемой ими продукции на внутреннем и мировом рынках. Однако, условия, в которых оказалась отечественная научная, исследовательская деятельность за последние двадцать лет только ухудшались, и находится в данный момент на минимально допустимых значениях.

Интеллектуальный труд в любом обществе направлен на благо всего общества и его результаты адресованы всем людям. В процессе своей деятельности работник опирается на результаты, достигнутые предшественниками и современниками, в результате происходит обновление, как технологического процесса, так и изменение, и развитие самого человека. Именно этот аспект является основным, если не ведущим тезисом при раскрытии главных характерных черт общества знания. Поэтому при социологическом рассмотрении проблематики интеллектуального труда, необходимо учитывать его социальную природу. Важнейшими задачами в современных обществах знания является получение и распространение образовательных, научных и культурных сведений, качество обучения и образования. Доступ к информации и приобретение знаний и умений посредством образования никогда еще не имели такого значения, какое они приобрели в современное время. В целях гармонизации своего воспроизводства общество должно использовать справедливость как конкретно исторический способ актуализации гуманистических идеалов, внеисторичность которых очевидна. Критерием оптимизации — справедливости — выступает способность общества сохранить себя, пребывая в гармоничном динамическом равновесии. В современном обществе существует сложная проблема: с одной стороны, все более возрастающая роль сферы нематериального производства (прежде всего интеллектуальной и образовательной деятельности), и, с другой стороны, интеллектуальная собственность как ограничитель

на пути движения к гармоничному развитию, как выразитель укрепления неравенства в сфере движения знаний, информации и образования. Становится все более очевидным, что наша способность приспосабливаться к быстрым изменениям будет становиться основной мерой успеха как на микро-, так и на макроуровнях. В этом смысле информация и знания становятся главным фактором развития и процветания.

Мы являемся свидетелями того, что изменения, вызванные новыми технологиями, являются необходимым условием для формирования обществ знания. Однако возникает вопрос о доступности современных телекоммуникационных инструментов для всех слоев населения. Известно, что 80% мирового населения не имеют доступа к базовым телекоммуникационным устройствам, которые являются ключевой инфраструктурой информационных обществ и возникающих обществ знания, и что менее 10% населения имеют доступ к Интернету [4].

Основываясь на том, что знания являются общественным благом, можно утверждать, что они должны быть широко доступны, так как «чем больше число тех, кто может ими воспользоваться, тем больше позитивных результатов и отдачи для общества» [4]. Тем не менее, частный сектор экономики требует усилить действие законов об интеллектуальной собственности и режимов копирайта.

Мировая научная общественность отчетливо осознала негативные черты и опасности, заключающиеся в современном обществе знания. Прежде всего, это нарастание экономических, политических, культурных препятствий для свободы передачи информации. Помимо этого:

— возможность тотального наблюдения и контроля над потребителями информационно-коммуникативных услуг;

— превращение информации в предмет цензуры или манипуляции в целях управления, в средство рекламного и зрелищного «зомбирования» людей;

— усиливающийся дисбаланс информации и знаний в межстрановом, территориальном аспектах, между социальными слоями внутри общества;

Появление концепции «обществ знания» выражает потребность человечества в интеллектуализации общественной жизни, в становлении более справедливого миропорядка, гуманизации процессов глобализации и информатизации. Они ставят целью развитие человека, его личностных свойств и качеств, социальную интеграцию, социальную активность каждого члена общества. Вот почему реакцией мировой научной общественности на ограничение открытого доступа к данным со стороны частного сектора экономики была мощная общественная активность, направленная на решение актуальных проблем и обеспечение нужд общества в информации. Эта добровольная деятельность привела к появлению открытой информационной среды, в которой были установлены общие правила и стандарты для всех проектов, рассматриваемых учеными, и созданы мощные общественные информационные домены, открытые для свободного доступа. В этой среде стало возможным выполнение глобальных научных и образовательных проектов, в которых одновременно участвуют тысячи исследователей из различных стран мира. Изначально исследовательский интерес к этой проблематике возник в США, где компьютеризация науки была осуществлена раньше и масштабнее, чем в других странах [5]. Международное научное сообщество впервые поставило вопрос о роли компьютерных коммуникаций в современной науке на Первой международной конференции «Трансформация глобальной системы науки». На конференции отмечалось, что поскольку информационно-коммуникационные технологии (далее — ИКТ) уже вошли в инфраструктуру научных исследований, постольку необходимо вести постоянный анализ реально протекающих процессов ассимиляции новых сетевых технологий (в различных странах, разных научных дисциплинах, в разных типах научных исследований и т.п.), а также вырабатывать практические предложения для научной политики, направленные на преодоление трудностей переходного периода.

Реальными примерами формирования открытой информационной среды являются разработанная на добровольных началах в режиме виртуальной лаборатории известная система «Линокс», проект Калифорнийского университета под названием «Домашние сети», Канадская коалиция создателей музыки (CCMC), которая представляет альтернативу монополистам звукозаписи, Фонд свободного ПО (Free Software Foundation), Фонд

электронного рубежа (Electronic Frontier Foundation), Гарвардский Беркман-центр изучения интернета и общества (Berkman Center for Internet and Society at the Harvard Law School), Копифайт (Copyfight). Большой популярностью пользуются электронные библиотеки (библиотека Максима Мошкова, библиотека Гумер и др.). В науке и образовании возникли новые явления под названием «наука без границ», «образование без границ», функционирующие в форме так называемых виртуальных лабораторий. Например, интересна идея создания Творческих и Научных общин (Creative Commons, Science Commons) при Мичиганском технологическом институте, вдохновителем и организатором которых стал Л. Лессиг, профессор Стэнфордского университета, специалист в области конституционного права. Считаясь с законодательством, Л.Лессиг акцентирует внимание на тех чертах современного авторского права, которые сделали его главным препятствием к развитию культуры. Баланс, компромисс и взвешенность — таковы три кита, на которых основаны Творческие общины. Они предлагают компромисс, дабы остановить экспансию интеллектуальной собственности и гарантировать желающим если не свободный доступ, то хотя бы ограниченные права пользоваться ограниченными ресурсами. Успех Творческих общин превзошел самые смелые ожидания. Эти общины действуют уже более чем в семидесяти странах. Под знаком СС начали выпускать свои материалы и профессиональные сообщества. С лицензиями СС развивается мощный энциклопедический ресурс интернета — Википедия [6]. Президент Международного совета научных союзов (МСНС) профессор Джейн Любченко и Шуичи Ивата президент Комитета по данным по науке и технике (КОДАН) в своей статье в журнале Science пишут, что принцип открытого и справедливого доступа к научным данным и знаниям легко можно низвести до второстепенного положения по отношению к краткосрочным коммерческим интересам. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы научное сообщество продолжало отстаивать широкое совместное использование научных знаний в общественных интересах [7]. В 2001 г. ЮНЕСКО начала оказывать поддержку движениям за бесплатные программы и программы с открытым исходным текстом. В области компьютерных программ эти движения играют ключевую роль в расширении доступа к знаниям и их распространении. На портале ЮНЕСКО можно найти инструментарий виртуальных лабораторий по астрономии, химии, биологии, физике, содержащий информацию и бесплатные программные средства для создания виртуальной лаборатории; ссылки на виртуальные библиотеки. Таким образом, данная организация в рамках своего движения «открытые программные средства» делает особый акцент на важности накопления, аккумулирования знаний в обществе, поскольку с их помощью каждый пользователь может получить доступ к исходному коду (а не только к конечному исполняемому модулю как у компаний-разработчиков патентованных программ) и права автономности, которые позволяют не только пользоваться, но и копировать, изучать и изменять программы, не спрашивая ни у кого разрешения и не внося плату каким-либо группам или отдельным лицам [7].

До последнего времени для российской науки интерес к виртуальным лабораториям как особой форме организации научных исследований не был характерен. Их быстрое распространение происходило в странах, органически ассимилировавших сетевые информационно-коммуникационные технологии. Тем не менее, совершенно очевидно, что развитие новейших ИКТ и их внедрение в науку, стимулирующее появление новых форм организации исследований, необратимо и представляет собой доминирующую тенденцию. С их помощью можно совершенствовать работу ученых в сети (как на локальном, так и на международном уровнях), облегчать доступ ученых к научным журналам, библиотекам, базам данных, предоставлять научную информацию и знания тем, кто принимает управленческие решения, иначе говоря, развитие новых ИКТ открывает огромные возможности для предоставления всеобщего и справедливого доступа к научным данным и информации, а также для расширения общемирового фонда знаний. Если говорить о последних тенденциях, связанных с развитием института интеллектуальной собственности, то попытка коммерциализации научных данных, знаний, информации подрывает традиционный дух науки, который характеризуется стремлением к совместному пользованию знаниями, потому что в результате уменьшается общественное достояние и доступ к общемировым обществен-

ным благам с возможной утратой на национальном и международном уровнях.

На наш взгляд, перечисленные явления (движения, общины, фонды и др.) не могли бы возникнуть, если бы функционирование информации, науки и образования попадали под действие экономических принципов. Однако, например, принцип равновесности здесь не работает: потребление знания тождественно формированию нового знания, более того знания расширяются и саморегулируются, наращиваются по мере их использования. Современный научно-технический прогресс сделал знание широко тиражируемым благом, которым дополнительно может воспользоваться человек, не увеличивая издержек производства, и это позволяет говорить о том, что знание является общественным благом и обладает всеми необходимыми свойствами.

Если плоды интеллектуального труда станут образовывать общедоступный общественный фонд знаний, то и знания превратятся тем самым во всеобщее достояние. Это не будет означать ущемление личных неимущественных (например, авторских) прав творческих работников. Информационная свобода способна в какой-то мере превратить носителей знаний из наемных работников в свободных личностей, обретающих подлинно широкий общественный авторитет.

Однако для использования свободно предоставляемых информационных ресурсов, в том числе для контроля за рыночным применением плодов научной и информационной революции, необходимо обладать способностью оценивать эту информацию. В противном случае не будет даже потребности в ее получении. Для этого недостаточно иметь компьютер и доступ в Интернет, хотя миллиарды людей на Земле сейчас не имеют и такой возможности. Необходимо широчайшее распространение образования — в достаточной мере универсального, фундаментального, и высокого уровня.

В современном мире интеллектуальная собственность является объектом политических, экономических и торговых противоречий как на национальном, так и на международном уровне. В качестве основной причины противоречий выступает то, что результаты интеллектуальной деятельности являются основной движущей силой экономического и социального развития.

Основные черты современной системы интеллектуальной собственности долгое время не были предметом критики, поскольку считалось, что международная система интеллектуальной собственности соответствует интересам всех стран. Однако со временем становится понятно, что эта система соответствует в основном интересам правообладателей объектов интеллектуальной собственности, но не творцов этих объектов — авторов и изобретателей, или всех остальных потребителей. Из истории становления института интеллектуальной собственности, известно, что он возник для обеспечения монопольного права владельцев такой собственности, и его всегда сопровождала проблема реального обеспечения этих прав.

В рамках экономической науки существует теория дискриминационных цен, самый важный результат которой заключается в том, что производители объектов интеллектуальной собственности могли бы получить максимальную прибыль при стратегии дифференцированных цен. Известно, что цены на лицензионные объекты интеллектуальной собственности практически одинаковы во всех странах, т.е. цены на компьютерные программы, фонограммы, фильмы, книги и т.д. фактически не зависят от уровня жизни в разных странах. Такая стратегия признается преступной, поскольку, устанавливая одинаковые и завышенные цены, производители объектов интеллектуальной собственности инициируют ее пиратское производство. Если стоимость экземпляра объекта интеллектуальной собственности соизмерима со средней зарплатой в той или иной стране, то подавляющая часть населения просто не может приобрести лицензионный объект интеллектуальной собственности [8]. Однако, согласно экономическим законам, если спрос среди потребителей на такие товары существует, то предложение неза-медлит последовать в виде контрафактных экземпляров такого рода товаров по ценам, соответствующим уровню жизни в той или иной стране. В результате и возникает явление, именуемое «пиратством». Более того, высокие и недифференцированные цены стимулируют пиратство интеллектуальной собственности. Социальное решение этой и других проблем, так или иначе связанных с интеллектуальной собственностью, можно решить только опираясь на общественную полезность труда, создаю-

щего такого рода продукт, т.е. интеллектуального труда. Социальная природа интеллектуального труда означает то, что этот труд направлен на благо всего общества и его результаты адресованы всем людям. В процессе своей деятельности работник умственного труда опирается на результаты, достигнутые предшественниками и современниками.

Однако в современном обществе признание частного труда трудом общественным совершается различным образом для разных продуктов интеллектуального труда. Рассматривая данную проблему некоторые ученые замечают, что она имеет непосредственную связь с различиями воспроизводственных процессов. Так, Р.Н. Нижегородцев выделяет в связи с этим три составных части сферы НИОКР.

В сфере фундаментальных исследований признание общественного характера научного труда осуществляется посредством публикации его результата, поэтому такой труд непосредственно адресуется обществу в целом, он имеет непосредственно общественную форму. Продукт фундаментальных исследований не является объектом купли-продажи. Информация, представляющая собой продукт фундаментальной науки, выступает как безграничный и бесплатный ресурс, непосредственное применение которого не имеет стоимостного выражения [9].

Продукт сферы прикладных исследований находит применение за пределами сферы собственно научных исследований. Поэтому он имеет не только абстрактно-теоретическую, но и практическую ценность, и в процессе его общественного движения складываются товарные отношения. Производитель продукта ПНИР выступает монополистом в сфере практического применения произведенной им информации. Применяя эту информацию в сфере материального производства, он может получить избыточную прибыль, превышающую среднюю прибыль на вложенный в производство капитал. Эта монополия на производительное применение научно-технической информации получает юридические формы своего выражения — патенты, лицензии, ноу-хау и проч.

Монополия на информацию как объект хозяйствования нередко преодолевается тем, что конкуренты монополиста пытаются организовать собственные изобретения, помогающие обойти уже существующие патенты. Такого рода деятельность, имитирующая производство новой информации, получает широкое распространение в период, когда дорожают патенты и лицензии. В это время совокупные общественные издержки на техническое развитие повышаются, а его темпы замедляются. Уровень издержек имитатора, идущего по стопам лидера-пер-вооткрывателя (Новатора, как говорил Й. Шумпетер), составляет в среднем 65-70% от уровня издержек этого лидера.

Именно возможность обойти информацию, содержащуюся в продуктах ПНИР, возможность нахождения альтернативных технологических решений одной и той же проблемы обуславливают временный характер действия патентов и лицензий. По истечении известного времени применение найденного технологического решения становится общественной нормой. Монополия на знание естественным образом исчезает, и из его использования уже нельзя извлечь монопольную прибыль. Начиная с этого момента, информация, овеществленная в продукте прикладных исследований, выступает как даровая сила природы, как неограниченный и бесплатный ресурс.

Продукт опытно-конструкторских разработок является товаром, его ценность принимает превращенную форму цены и выступает как реальная общественная форма движения этого продукта. Продуктом сферы ОКР выступает информационный продукт, в котором информация овеществляется в новой технике и технологии, а их социальная функция сводится преимущественно к увеличению производительной силы труда.

Таким образом, система отношений интеллектуальной собственности из узкоспециализированной правовой преобразуется в комплексную систему, поэтому сегодня актуально говорить не просто об институализации интеллектуальной деятельности, а о формировании института интеллектуальной собственности, которому присущи все те же родовые проблемы интеллектуальной деятельности.

На современном этапе наблюдается отчетливая тенденция формирования надгосударственных институтов и международных организаций, одной из функций которых является регулирование современных масштабных информационно-технологических процессов. Развитие института государства, его адаптация к

требованиям времени, процесс постоянный, во многом зависящий от социально-экономического уровня развития общества. Под давлением развития компьютерной индустрии, технологических изменений меняется роль государства, оно все больше играет роль регулятора системы взаимоотношений, института, призванного обеспечить наиболее эффективную и социально ориентированную инфраструктуру экономики. На фоне бурного развития надгосударственных производственных и информационных структур (ТНК, Интернет), институт государства является практически единственным институтом, имеющим возможность регулировать их развитие в соответствии с социально-экономическими интересами региона и нации.

В заключение, надо отметить, что тенденции развития производства таковы, что самым дефицитным сырьем для современных предприятий, фирм и корпораций сегодня становятся коммерческие ценные идеи, информация, знания, обеспеченные государственной защитой (право собственности). В этой связи большое значение приобретает институциональная структура, определяющая систему взаимоотношений на рынке и систему обязательств между контрагентами, в том числе систему отношений собственности. В новых условиях возникает необходимость усилить внимание государства к общественным благам, в частности к тому интеллектуальному продукту, который создается в образовательной и научно-исследовательской деятельности.

Литература

1. Кейзеров Н.М. Интеллектуальная собственность: к постановке проблемы // Философские науки — 1991. — №2.

2. Merton R. The Sociology of Science. Theoretical and Empirical Investigations. The University of Chicago Press, — Chicago, 1972. — 636 p.

3. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. — М.: Хранитель, -2006. 874с.

4. Наука в информационном обществе / Ин-т статистики ЮНЕСКО. — СПб.: Изд-во Российской национальной библиотеки. — 2004. — 100 с.

5. Мирская Е.З. Новые коммуникационные технологии и перспективы трансформации науки // Науковедение — 2000. — № 1.

6. Лессиг Л. Свободная культура // http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/lessig/intro.php

7. Наука в информационном обществе / Ин-т статистики ЮНЕСКО. — СПб.: Изд-во Российской национальной библиотеки. — 2004. — С.29-30.

8. Судариков С.А., Грек Н.Г., Бахренькова К.А. Экономика и интеллектуальная собственность — М.: Питер, 2004. — 347 с.

9. Нижегородцев Р.М. Научно-техническая информация и рынок: основы информационной экономики // http://www.dofa.ru/ Dumnaja/2_IR/Nigegorodcev.doc

анализ научно-инновационной среды подготовки научных кадров в политехническом университете

Е.Б. Мудрова,

доцент кафедры управления социально-экономическими системами Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,

кандидат экономических наук fio@front.ru

Е.Б. Виноградова,

директор департамента экономики, доцент кафедры международных экономических отношений Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,

доктор экономических наук vinogradova@spbstu.ru

В статье приведены результаты сравнительного анализа состояния научно-инновационной среды подготовки научных кадров на факультетах СПбГПУ в 2010 г. Представлена оценка включенности научных руководителей аспирантов в хоздоговорную, патентную и международную деятельность, использования кадрового потенциала в подготовке аспирантов.

Ключевые слова: научно-инновационная деятельность, научный руководитель, подготовка научных кадров, аспирантура, национальный исследовательский университет

УДК 378.126 ББК 72.6(2)24 + 74.580

Цель формирования такой группы вузов как национальные исследовательские университеты (НИУ)—дать новый импульс развитию науки и образования. НИУ, призванные обеспечить потребность экономики страны в научных кадрах, должны стать элитными научно-образовательными учреждениями, формирующими научно-образовательную среду, ориентированную на современные естественные и инженерно-технические направления науки, на создание высоких технологий, активное участие в инновационных п роектах. Достижение задан ного уровня качества требует от НИУ непрерывных улучшений, подразумевает, что на смену политике

стабильности придет политика интенсивного развития. Со своей стороны государство берет на себя обязательства по созданию инфраструктурных предпосылок саморазвития таких вузов.

В мае 2010 г. Санкт-Петербургский государственный политехнический университет получил категорию НИУ [1]. В июле того же года приказом министерства образования и науки утверждена программа развития университета на 2010-2019 годы [2]. Подготовка высококвалифицированных научных кадров для экономики и системы образования — одна из основных целевых задач университета. В рамках программы развития достижение