Человек и общество

С.В. ГОНЧАРОВА

К вопросу о субъективном измерении динамики стратификационных процессов в современном российском обществе (на материалах Приморского края)

Отмечена необходимость исследования связи и соответствия объективных измерений и субъективных оценок последствий социальной трансформации в российском обществе. Проанализированы результаты социологического исследования представлений жителей Приморского края об изменениях в стратификационной структуре современного российского общества и критериях социального расслоения.

Масштаб и глубина стратификационных изменений в российском обществе за последние десять лет таковы, что их правомерно считать не просто сложностями переходного периода, а последствиями трансформаций в государстве, обществе, сознании людей. Усилилась дезинтеграция общества и нестабильность. Растет протестный потенциал, разрывающий социальную ткань, отчуждение населения, наблюдается массовое девиантное поведение, особенно среди молодежи. Меняется роль государства в жизни общества с соответствующими необратимыми изменениями в ценностях, образе жизни, источниках существования населения России. Складывается новая социальная структура общества. Без ясного представления о том, как и в каком направлении она изменяется, нельзя эффективно решать стратегические задачи общественного развития.

Изменения социальной структуры в трансформирующемся обществе, во-первых, отражают социальные последствия институциональных реформ, во-вторых, предопределяют способность общества к дальнейшим социальным преобразованиям.

Развитие стратификационного процесса определяется важным системным качеством общества - его способностью и готовностью к саморазвитию, в том числе путем радикального преобразования и обновления своих базовых институтов и социальной структуры. Это важнейшее качество определяется соотношением, сравнительной активностью и влиятельностью социальных сил, заинтересованных в общественном развитии и прилагающих усилия к его реализации на практике.

Результаты социологических исследований последних лет, проведенных под руководством Ю.А. Левады, З.Т. Голенковой и Е.Д. Игитха-нян [1], Т.И. Заславской [4], Н.Е. Тихоновой [2] свидетельствуют о том, что в российском обществе формируется новая модель стратификации, которая фиксируется не только по объективным критериям, но и по субъективным оценкам. Социальная поляризация раскалывает не только общество, но и сознание людей. Объективные показатели и субъективные оценки стратификации значимы для общества, т.к. регулируют воспроизводство социальных связей, направляют личные устремления, амбиции людей на приобретение значимых для общества статусов.

С целью выявления субъективных характеристик стратификационного процесса (представлений, мнений и оценок жителей Приморского края об их уровне жизни, материальной обеспеченности, социальном статусе, а также критериях социального расслоения в современном обществе) в 2004 г. было проведено эмпирическое исследование с использованием метода выборочного анкетного опроса (с применением методик самооценки).

Для проведения опроса была сформирована квотная выборка (569 человек). Структура выборки была определена в соответствии с распределением населения края по доходным группам, возрасту, а также по социально-профессиональному статусу и роду занятий. В опросе в качестве респондентов принимали участие руководители, специалисты, служащие, квалифицированные и неквалифицированные рабочие, студенты, пенсионеры, домохозяйки, безработные.

Распределение респондентов в выборке по среднедушевым доходам служит объективной основой для определения различий в уровне жизни между группами приморцев в зависимости от типа населенного пункта (см. таблицу).

Распределение респондентов в выборке по доходам, %

Населенный пункт Доход, руб.

до 2500 2500-5000 5000-30000

Владивосток 15 47 38

Малый город, сель-

ский р-н 28 54 18

Было установлено, что социальная стратификация сливается в представлениях населения с экономической. В структуре общества можно выделить несколько слоев: низший слой (13%) (бедные и часть малообеспеченных), средний слой, состоящий из трех групп: низкий средний (29%), средний (40%), высокий средний слой (12%). К среднему слою себя отнесли часть малообеспеченных и среднеобеспеченные. К высшему слою себя отнесли часть среднеобеспеченных во Владивостоке -4%. К богатым никто из опрошенных себя не отнес, что можно отчасти объяснить сложностями получения достоверной информации о доходах, а также сложностями доступа к источникам такой информации. Из-за маргинальных процессов в обществе малоимущие и среднеобеспеченные стоят близко на стратификационной лестнице. Среди среднеобеспечен-

ных 43% отметили, что стали жить лучше, а большинство бедных (57%) - хуже. Это в целом соответствует результатам общероссийских исследований [5, с. 79].

Существенно снизилась зависимость социального статуса от способностей, личных усилий и качества труда работников (даже в сравнении с советским временем, когда она тоже не была сильной). По данным исследования, эту зависимость ощущают лишь 20% опрошенных. Примерно такое же количество их верит, что добросовестная квалифицированная работа может служить основой социального продвижения. Во Владивостоке в качестве главных факторов успеха чаще всего рассматриваются деньги (75%) и власть (54%) (см. рисунок).

Власть

Доход

Незаконные действия

Образование

Профессия

0 10 20 30 40 50 60 70 80

Доля опрошенных, %

□ Владивосток □ малый город, сельский р-н

Факторы, определяющие социальное расслоение в обществе

В качестве основного критерия социального расслоения в малом городе отмечено обладание властью (43%), что соответствует значимости в условиях недостатка ресурсов властно-административных, распределительных полномочий. Большая часть опрошенных молодого и среднего возраста (70%) ориентируется на достижение более высоких позиций с помощью получения высшего образования и высокооплачиваемой работы. Молодежь чаще указывает на улучшение жизни за 2003 г. (48%), а люди старше 60 лет - на ухудшение жизни (57%). Действительно, возраст можно считать актуальным критерием социального расслоения в трансформирующемся российском обществе.

Значительная часть опрошенных приморцев (45%) тратит практически все заработанные деньги на продукты, одежду. Крупные покупки (квартира, автомобиль, дача) и сбережения доступны узкому слою населения (2,6%), что свидетельствует, с одной стороны, о недостатке свободных средств у населения, с другой стороны, об отсутствии стабильности в обществе, неуверенности в будущем.

Относительно порогов богатства и бедности опрошенные при-морцы распределились следующим образом. Во Владивостоке среднедушевые доходы населения, согласно данным проведенного исследования

(что соответствует и показателям, опубликованным Крайстаткомитетом), выше, за исключением возрастной группы старше 60 лет. Пороги богатства и бедности соответственно различаются. Так, богатым, по представлениям жителей малого города, может считаться человек со среднедушевым доходом около 30 тыс. руб., а во Владивостоке - 52 тыс. руб.; бедным соответственно - 2700 и 4700 рублей. Прожиточный минимум респонденты в малом городе определили в 7400 рублей, а во Владивостоке -10500 рублей.

Богатство и бедность в целом приморцы характеризуют так же, как и жители других регионов России [2, с. 18]. Так, существенное влияние на представление, с какого уровня начинается высокий доход, а с которого бедность, оказывает собственное материальное положение. Как правило, высокий доход начинается с показателя в среднем в 10 раз (для бедных в 7, для богатых в 20 раз) превосходящего уровень жизни респондента. По всей видимости, это психологически приемлемый уровень имущественного расслоения в обществе.

Для большей части опрошенных характерно негативное отношение к делению на богатых и бедных, обусловленное большой разницей в уровне оплаты труда, не всегда зависящей от его социальной значимости. По мнению исследователей, опережающий рост уровня жизни высокодоходных слоев общества - сам по себе позитивный факт. Но если скудные ресурсы бедных будут и дальше истощаться, то рост аномии, деградации населения, социальной напряженности в обществе неизбежен [3, с. 50].

Существенные различия в уровне жизни и настроениях приморцев можно отметить в зависимости от типа населенного пункта, в котором они проживают (краевой центр, малый город, сельский район), что дополняет региональные особенности.

Несмотря на ряд социальных программ, принятых правительством РФ, администрацией Приморского края, 50% опрошенных не отметило существенного улучшения качества жизни за последний год и в перспективе пока не ждет перемен к лучшему. Это можно связать со спецификой небольших населенных пунктов с моноотраслевой ориентацией и практикой распределения бюджетного финансирования социальных программ. В целом среди опрошенных можно наблюдать отход от патерналистских настроений и традиций, стремление решать свои проблемы самостоятельно. Только 20% респондентов ждут помощи от государства.

Результаты исследования свидетельствуют о различии между субъективными представлениями приморцев о социальном расслоении в обществе, через самоидентификацию с конкретным социальным слоем и структуру потребления, и объективными данными государственной статистики. Так, зона бедности по данным статистики составляет около 40% населения [6, с. 90], а к низшему слою себя отнесли лишь 13% опрошенных респондентов. Использование в конкретно-социологическом исследовании объективного и субъективного подходов позволяет получить не только количественные показатели динамики стратификационного процесса, но и качественные характеристики представлений населения о социальном расслоении.

В условиях социальной трансформации стратификационная структура современного российского общества стала значительно более дифференцированной. Изменилась роль различных факторов, определяющих положение человека в обществе, произошли изменения в осознании человеком своего места в социальной иерархии. Различия в уровне и динамике развития центра и регионов, большого и малого города, в структуре занятости и качестве жизни населения свидетельствуют о противоречиях социальных трансформаций в современном российском обществе, требуют пристального внимания центральных и региональных институтов власти, а также являются проблемным полем дальнейших исследований российских ученых.

Модель данного исследования, основанного на субъективном измерении социальной стратификации, позволяет изучить региональные особенности стратификационных процессов в условиях социальной трансформации, а результаты могут быть использованы при разработке комплексной региональной социальной программы с целью регулирования негативных социальных последствий экономических трансформаций в регионе.

Литература

1. Голенкова З.Т. Процессы интеграции и дезинтеграции в социальной структуре российского общества / З.Т. Голенкова, Е.Д. Игитха-нян // Социол. исслед. 1999. № 9. С. 22-32.

2. Горшков М. К. Богатство и бедность в представлениях россиян / М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова // Социол. исслед. 2004. № 3. С. 1622.

3. Давыдова Н.М. Материально-имущественные характеристики качества жизни богатых и бедных / Н.М. Давыдова, Н.Н. Седова // Социол. исслед. 2004. № 3. С. 57-64.

4. Заславская Т.И. О социальном механизме посткоммунистических преобразований в России / Т.И. Заславская // Социол. исслед. 2002. № 8. С. 3-16.

5. Иванов В.Н. Социальное самочувствие россиян / В.Н. Иванов // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2004. № 1 (69). С. 73-80.

6. Приморский край в 2003 г.: стат. ежегодник. - Владивосток, 2004. -С. 90.

© Гончарова С.В., 2005 г.