А. А. Кравченко

ИТАЛИЯ ВО «ФРОНТЕ СТРЕЗЫ»

Работа представлена кафедрой всеобщей истории и международных отношений Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина.

Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор С. В. Демидов

В статье представлена попытка переосмысления места фашистской Италии в системе европейских международных отношений середины 1930-х гг. и ее роли в противодействии гитлеровской экспансии.

Ключевые слова: Италия, фашизм, внешняя политика, международные отношения.

A. Kravchenko

ITALY IN THE STRESA FRONT

The article presents the attempt of reconsideration of fascist Italy’s place in the system of European international relations in the mid-1930s and its role in the counteraction to the Hitlerite expansion.

Key words: Italy, fascism, foreign policy, international relations.

Как в отечественной, так и в зарубежной историографии значительное внимание уделяется проблемам европейских международных отношений середины 30-х гг. ХХ в. Но, несмотря на обширную литературу по данной проблематике, остается неясным целый ряд вопросов. В частности, весьма противоречивой выглядит позиция фашистской Италии в этот период. В Германии утверждается гитлеровский режим, по сути являющийся родственным итальянскому фашизму. В то же время при участии Италии был заключен целый ряд международных соглашений, имеющих антигерманскую направленность. В отечественной историографии, особенно в советской, эти соглашения расцениваются преимущественно как попытка сговора Великобритании и Франции с фашистскими государствами Германией и Италией [2, р. 585]. Италия и Германия начиная с 1933 г. рассматриваются как некий блок фашистских государств, а противоречиям между ними придается эпизодический характер. Соглашения Италии с западными державами представлены лишь как временная мера, продиктованная необходимостью [2; 4; 5; 6]. Подобный подход прослеживается и в ряде трудов западных историков, где итало-германские отношения первых лет гитлеровского режима рассматриваются как прелюдия «оси» [11].

В то же время в зарубежной историографии наблюдается и противоположная тенденция. Так, по мнению итальянского историка Р. Квартараро, в центре внешней политики Италии вплоть до июня 1940 г. были отношения с Великобританией. Сотрудничество с Германией представляло лишь «инструментальную ценность», являясь средством давления на Лондон с целью закрепления с ним равноправного глобального соглашения, признающего итальянские интересы [12]. Ряд историков также полагает, что на 1935-1936 гг. пришелся перелом во внешнеполитическом курсе Италии и поворот от сотрудничества с западными державами к союзу с Германией [9; 10]. В частности, Де Гранд считает, что вплоть до окончания Абиссинской войны итальянская дипломатия сохраняла приверженность традициям 1920 - начала 1930-х гг.,

суть которых сводилась к поддержке дружеских отношений с Великобританией и использованию политического баланса сил между Германией и Францией. И только после окончания войны в результате кардинальных изменений в международной обстановке происходит резкий поворот внешнеполитического курса Италии на сближение с гитлеровской Германией.

Таким образом, существующие оценки внешнеполитической деятельности итальянского правительства весьма противоречивы. В данной работе представлена попытка осмыслить проблемы европейских соглашений середины 1930-х гг. и позицию Италии в системе международных отношений указанного периода.

Приход к власти Гитлера изменил существовавшую до этого расстановку политических сил в Европе. Германия сразу потребовала пересмотра положений Версальского договора. Отношение Италии к изменению власти в Германии было двойственным. С одной стороны, Муссолини был доволен, что в Германии утвердился родственный режим, громко провозгласивший верность «фашистской идее» [9, с. 75]. Гитлеровская дипломатия всячески стремилась добиться расположения Италии. Констатировав триумф Гитлера, итальянский фашизм воспринял победу нацистского режима как свою. С другой стороны, в Италии сразу осознали опасность конкуренции в захватнической политике, которая таилась в рассуждениях Гитлера о превосходстве немецкой расы и необходимости жизненного пространства для Германии.

События в Германии вызвали беспокойство западных держав. В марте 1933 г. Муссолини, стремившийся играть роль инициатора в европейских международных отношениях, предложил Великобритании, Франции и Германии подписать соглашение о «сотрудничестве четырех держав во всех европейских и внеевропейских, в том числе и колониальных, вопросах». Проектируемый «пакт четырех» устанавливал возможность пересмотра мирных договоров «законными путями», в соответствии со ст. 19 Устава Лиги наций. Весьма существенным был третий

параграф будущего пакта, в котором участники его единодушно подтверждали «равенство прав» Германии в области вооружений. Содержание пакта обязывало его участников проводить согласованную политику во всех спорных международных вопросах. Таким образом, на данном этапе Муссолини удавалось удерживать в своих руках инициативу важнейших международных соглашений. Западные державы в основном рассматривали фашистскую диктатуру в Италии как положительный фактор европейской политики. Предложенный дуче «пакт четырех» был попыткой заменить плохо работавший «демократический» механизм Лиги наций «авторитарным» квадрумвиратом. На обсуждении проекта пакта в Риме премьер-министр Великобритании Р. Макдональд говорил о необходимости предоставления Германии равенства в вооружениях и права пересмотра договоров в соответствии со ст. 19 Устава Лиги наций. Министр иностранных дел Дж. Саймон утверждал, что сотрудничество между четырьмя державами не приведет к ревизии Версальского договора [2, р. 586], хотя фактически заключение подобного пакта означало пересмотр Версальского соглашения. Великобритания в данном случае, в отличие от Франции, расценивала ущемление Германии в правах как несправедливость.

В июне 1933 г. Муссолини принял в Риме представителей Франции, Великобритании и Германии для подписания пакта. Главной целью, которую пакт преследовал, было облегчить в рамках Лиги наций пересмотр ранее заключенных мирных договоров. Фактически Муссолини хотел тем самым нейтрализовать пангерманские настроения Гитлера. Дуче полагал, что мир в Европе сложно сохранить, если нарушить равновесие между четырьмя крупнейшими европейскими державами. К тому же, несомненно, ревизионистские устремления Германии по отношению к Австрии и Балканам открыто противоречили интересам Италии. Муссолини был намерен по-прежнему поддерживать дружеские отношения с Францией и Великобританией. В заключении подобного пакта дуче видел лучший способ сдержать экспансию Германии и помешать

захвату Австрии нацистами [1, р. 70]. На данном этапе Муссолини стремился сохранить стабильность в Европе, что было необходимо ему для решения «колониального вопроса».

15 июля 1933 г. в Риме пакт между Англией, Францией, Германией и Италией был подписан. Однако в конечном счете попытка четырех держав примирить свои противоречия не удалась. Серьезные разногласия между участниками пакта все более нарастали. Резкое недовольство проявляли страны Малой Антанты и Польши, поскольку для них как для союзников Франции это означало изменение существующего положения. «Пакт четырех» был ратифицирован только Италией и Германией и не вступил в силу.

Отношения Италии с «родственным» режимом в Германии продолжали оставаться противоречивыми. Несмотря на предполагаемое идеологическое родство и единство внешнеполитических курсов, существовали конкретные проблемы, приобретшие для Италии чрезвычайную остроту: вопросы о Южном Тироле, судьбе Триеста и об аншлюсе Австрии. Надежды Гитлера на безусловную поддержку итальянской дипломатии не оправдывались. Поездка председателя рейхстага Г. Геринга в Рим и переговоры вицеканцлера Ф. фон Папена с Ватиканом не увенчались успехом. Выяснились расхождения по вопросу о ревизии договоров. Наиболее острой оказалась проблема аншлюса, которая подверглась атаке со стороны Муссолини, римского папы Пия XI и австрийского канцлера Э. Дольфуса. Дуче всегда считал Австрию зоной непосредственных интересов Италии. Установленный Дольфусом клерикально-фашистский режим в значительной степени являлся копией того, что делалось Муссолини в своей стране. Дуче боялся приближения Германии к итальянскому Тиролю, Адриатике, балканским странам, которые считал зоной итальянского влияния.

Дипломатия Франции и Великобритании следила за назреванием австро-германского конфликта, но ни в одной ни в другой стране активных действий не предпринималось. Роль защитника независимости Австрии взял на себя Муссолини.

3 октября 1933 г. на Дольфуса было совершено покушение нацистами. Канцлер был ранен. В Австрии было объявлено военное положение. На австрийско-германской границе произошли инциденты. В ответ на мирные предложения Дольфуса Гитлер ультимативно предъявил ему требование «унификации» Австрии. Дольфус решил обратиться за защитой в Лигу наций. Но в Лондоне ему не рекомендовали прибегать к такому средству, в Риме же решительно возражали против такого обращения. Муссолини предпочел сам взять на себя инициативу обращения к Германии от имени Англии, Франции и Италии, однако декларация от 17 февраля 1934 г. ничего не добавила к прежним договорным гарантиям австрийской независимости. Подобное обращение имело важное значение прежде всего для самого Муссолини, который стремился поднять свой авторитет как посредника в урегулировании международных вопросов.

В декабре 1933 г. Германия опубликовала меморандум, где отстаивала свою программу равноправия в вооружениях. Франция решительно возражала против положений, опубликованных в меморандуме. Британское правительство ответило на него лишь после предварительных переговоров между Саймоном и Муссолини в Риме 29 января 1934 г. Великобритания выразила согласие по ряду вопросов пойти навстречу германским требованиям. Италия настаивала на полном удовлетворении германских притязаний на довооружение [3, с. 498]. Одновременно в Италии возобновилась кампания в пользу создания директории четырех европейских держав и реформирования Лиги наций. Таким образом, Муссолини стремился путем введения Германии в разряд крупнейших европейских держав и заключения с ней соглашений найти способ урегулирования ее экспансионистских устремлений.

Между тем политическая обстановка в Австрии становилась все более напряженной. В стране была создана группа «национал-социалистов», которая повела усиленную подготовку к захвату власти. Гитлер со своей стороны усилил нажим на Италию. С этой

целью он решил встретиться с Муссолини. Первая встреча двух диктаторов состоялась 14-15 июня 1934 г. в Венеции и окончилась для Гитлера полным провалом. Муссолини заявил фюреру, что «Австрия должна во что бы то ни стало сохранить свободу и независимость». По окончании визита дуче отозвался о Гитлере и его политике резко: «Германия так и осталась со времен Тацита страной варваров. Она - извечный враг Рима» [1, р. 71].

Террористическая деятельность австрийских нацистов продолжала усиливаться. 25 июля 1934 г. в результате покушения Дольфус был убит. Однако попытка захвата власти австрийскими гитлеровцами была в течение двух-трех дней повсеместно ликвидирована. Дуче заявил, что Италия твердо намерена всеми средствами сохранить независимость Австрии. Вечером 25 июля Муссолини отдал приказ об отправке четырех дивизий на Бреннерский перевал и на границу Каринтии. Послы Великобритании и Франции одновременно выступили в Берлине с энергичными представлениями, напоминая правительству Гитлера о международных гарантиях независимости Австрии. Столь энергичная реакция европейских держав заставила Гитлера временно отказаться от аннексионистских намерений и публично отмежеваться от организаторов путча. На заседании Лиги наций 12 сентября 1934 г. новый австрийский канцлер К. Шушниг заявил о твердой решимости Австрии защищать свою свободу. 27 сентября 1934 г. была подписана англо-франко-итальянская декларация о необходимости сохранения независимости и целостности Австрии.

Обострение отношений с Германией, совместно проводимая политика по австрийскому вопросу, а также заинтересованность Великобритании в продолжении ранее начатых переговоров с Гитлером создали почву для сближения Италии с Францией. В речи, произнесенной 6 октября 1934 г. в Милане, Муссолини выразил пожелание скорейшего подписания договора с этой страной. Он был заинтересован в создании дипломатического фронта против Гитлера. Кроме того, дуче хотел быть уверенным, что Франция сохранит

благожелательный нейтралитет в случае войны Италии с Эфиопией. Предложения Муссолини были благоприятно встречены министром иностранных дел Франции П. Лавалем, который заявил, что Италия должна взять на себя ответственность за поддержание мира в Европе.

7 января 1935 г. во время визита Лаваля в Италию были подписаны Римские соглашения. Они включали в себя общую декларацию о франко-итальянском сотрудничестве, конвенцию о взаимном уважении территориальной целостности государств Центральной Европы, а также консультативный франко-итальянский пакт. Обе стороны подтвердили суверенитет Австрии. Италия отказалась от колониальных притязаний на французские владения в Африке, в том числе на Тунис. В свою очередь Франция предоставила Италии свободу действий в Эфиопии [5, с. 106].

После заключения соглашений между Муссолини и Лавалем по инициативе Италии были начаты двусторонние военные переговоры. Их итогом явилась итало-французская конвенция о военно-воздушном сотрудничестве, предусматривавшим оказание взаимной помощи в случае германской агрессии против Италии или Франции. Были также намечены общие мероприятия в случае действий Германии, направленных против Австрии или в Рейнской области [12, с. 120].

За франко-итальянским соглашением последовало франко-английское, заключенное 1-3 февраля 1935 г. в Лондоне. В заключительном коммюнике Великобританией подтверждались статьи франко-итальянского договора [11, с. 807]. Фактически намечалось трехстороннее соглашение, носящее антигерманский характер.

Принятое Гитлером 16 марта 1935 г. решение отказаться от соблюдения военных статей Версальского договора и восстановить всеобщую воинскую повинность привело к тому, что Муссолини в апреле собрал конференцию в Стрезе. Франция была представлена П.-Э. Фландэном и П. Лавалем, Англия -Р. Макдональдом и Дж. Саймоном, Италия -Муссолини и Ф. Сувиком. На конференции,

открывшейся 11 апреля 1935 г., был заслушан французский меморандум, содержавший протест перед Лигой наций против нарушения Германией V части Версальского договора. Страны выразили свою верность принципу сохранения независимости Австрии и заявили, что европейскую безопасность можно обеспечить только путем переговоров. Заключительная декларация конференции в Стрезе гласила, что Великобритания, Франция и Италия будут противодействовать «всеми возможными средствами всякому одностороннему отказу от договоров, который может поставить мир под угрозу» [2, р. 614]. По свидетельству П. Шмидта, это был ясный ответ трех великих держав Западной Европы на повторное допущение Гитлером возможности суверенитета германских вооруженных сил [8, с. 28]. Однако никаких реальных действий тремя державами предпринято не было. Результатом работы конференции явилось коммюнике самого общего характера. Тем не менее англо-французская печать провозгласила, что агрессорам отныне противопоставлен «фронт Стрезы».

Еще накануне конференции в Стрезе итальянский МИД сообщил в Лондон, что свое сотрудничество с Великобританией по поводу создания антигерманского фронта Рим ставит в зависимость от британских уступок в эфиопском вопросе. В противном случае Муссолини угрожал сближением с Германией [12, с. 123]. На встрече в Стрезе Муссолини также добивался включения в повестку конференции вопроса о пересмотре системы мандатов, но колониальные вопросы были обсуждены только на уровне экспертов. Это свидетельствовало о том, что в данный период в центре внимания внешней политики Муссолини была колониальная экспансия, для осуществления которой дуче стремился заручиться поддержкой Великобритании и Франции. В определенной степени Муссолини рассчитывал отвлечь внимание западных держав в сторону Германии, что позволило бы более свободно действовать в Африке, тем более что Муссолини давно имел план захвата Эфиопии и ждал удобного момента для этого [7]. Из всех за-

ключенных соглашений с западными державами самым важным было для него согласие Лаваля на военный захват Эфиопии [4, р. 117]. Буквально через несколько дней после соглашения с Лавалем Муссолини, который был уже на тот момент министром внутренних дел и руководителем трех военных министерств, стал также министром колоний. Этим подчеркивалось стремление к более активной и решительной политике в Африке. Фактически, после соглашения в Стрезе дорога для внешнеполитической экспансии итальянского фашизма была открыта.

Впоследствии, уже в ходе Абиссинской войны, 28 декабря 1935 г. Муссолини расторгнул январское соглашение с Францией и отказался от обязательств, принятых Италией в Стрезе. Гитлер, в свою очередь, в это же время воздержался от голосования за утверждение экономических санкций против Италии как агрессора.

Таким образом, сразу после прихода к власти Гитлера Муссолини видел в нем прежде всего конкурента в захватнической внешней политике. С целью ограничения германской экспансии при активном участии Италии был заключен ряд европейских соглашений, последнее из которых финальная резолюция конференции в Стрезе, носила открыто антигерманский характер. Вплоть до конца 1935 г. Италия и Германия не могли иметь единый политический курс. Напротив, итальянский диктатор рассчитывал на сотрудничество с западными державами. В то же время это сотрудничество для Муссолини имело целью прежде всего обеспечение свободы действий в Эфиопии и гарантию беспрепятственного ведения колониальной войны. Именно эта внешнеполитическая экспансия привела Италию к разрыву с Великобританией и Францией и в конечном счете к союзу с гитлеровской Германией.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Burgwin H. G. Italian Foreign Policy in the Interwar Period. Praeger; Westport, 1997. 246 p.

2. De Grand A. Italian Fascism: Its Origins and Development. Lincoln University of Nebraska press; Lincoln, 1982. 174 p.

3. Salvatorelli L, Mira G. Storia d’Italia nel periodo fascista. Einaudi; Torino, 1971. 1192 p.

4. Quartararo R. Roma tra Londra e Berlino: La politica estera fascista dal 1930 al 1940. Bonacci; Roma, 1980. 839 p.

5. Бенито Муссолини. Новые факты. Редкие документы. Уникальные фотографии / под ред. Д. Лормье; пер. с франц. М., 1999. 128 с.

6. История дипломатии / под ред. А. А. Громыко и др. М., 1965. Т. 3. 831 с.

7. История дипломатии / под ред. В. П. Потемкина. М.; Л., 1945. Т. 3. 883 с.

8. История Италии: в 3 т. М., 1971. Т. 3. 544 с.

9. Комолова Н. М. Новейшая история Италии. М., 1970. 319 с.

10. Лопухов Б. Р. История фашистского режима в Италии. Наука; М., 1977. 296 с.

11. Муссолини Б. Мемуары 1942-1943. URL: http://www.fictionbook.ru/author/ mussolini_benito/ memuariy_1942_1943 .html

12. Шмидт П. Переводчик Гитлера / пер. с англ. Смоленск, 2001. 392 с.

REFERENCES

1. Burgwin H. G. Italian Foreign Policy in the Interwar Period. Praeger; Westport, 1997. 246 p.

2. De Grand A. Italian Fascism: Its Origins and Development. Lincoln University of Nebraska press; Lincoln, 1982. 174 p.

3. Salvatorelli L., Mira G. Storia d’Italia nel periodo fascista. Einaudi; Torino, 1971. 1192 p.

4. Quartararo R. Roma tra Londra e Berlino: La politica estera fascista dal 1930 al 1940. Bonacci; Roma, 1980. 839 p.

5. Benito Mussolini. Novye fakty. Redkiye dokumenty. Unikal'-nye fotografii / pod red. D. Lorm'ye; per. s frants. M., 1999. 128 s.

6. Istoriya diplomatii / pod red. A. A. Gromyko i dr. M., 1965. T. 3. 831 s.

7. Istoriya diplomatii / pod red. V. P. Potemkina. M.; L., 1945. T. 3. 883 s.

8. Istoriya Italii: v 3 t. M., 1971. T. 3. 544 s.

9. Komolova N. M. Noveyshaya istoriya Italii. M., 1970. 319 s.

10. Lopukhov B. R. Istoriya fashistskogo rezhima v Italii. Nauka; M., 1977. 296 s.

11. Mussolini B. Memuary 1942-1943. URL: http://www.fictionbook.ru/author/ mussolini_benito/ memuariy_1942_1943 .html

12. Shmidt P. Perevodchik Gitlera / per. s angl. Smolensk, 2001. 392 s.