УДК 070

ББК 76.120.4

С 59

Соколова Г.В. Интертекстуальность как аспект активации эффективности и действенности

публицистического текста

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматривается интертекстуальность как один из аспектов повышения эффективности и действенности публицистического текста, в частности, прием цитирования известных текстов. Распространение этого приема способствовало тому, что данное явление рассматривается и как стилевая черта, и как журналистская стратегия.

Ключевые слова:

Интертекстуальность, средства косвенной оценки, цитата, стилистический прием.

Sokolova G.V. Intertextuality as an aspect of activation of efficiency and effectiveness of the publicistic text

Abstract:

The paper discusses intertextuality as one of the aspects of increasing efficiency and effectiveness of the publicistic text, in particular a technology of citing the known texts. Distribution of this technology has promoted that this phenomenon is examined both as a style feature and a journalistic strategy.

Key words:

Intertextuality, means of an indirect estimation, the citation, stylistic technology.

На современном этапе успешное решение политических, экономических и социальных задач зависит от действенности субъективного фактора - социальной активности личности. Важную роль в формировании активности личности играют СМИ. Широкие возможности СМИ вызывают необходимость изучать механизмы их функционирования и развития, эффективность влияния на аудиторию.

Средства косвенной оценки, которые не исчерпываются так быстро и легко, как другие средства языка, многочисленны и многообразны. И в этом их несомненное преимущество над средствами «прямого названия», которые часто превращаются в стандарты и даже в так называемые «штампы» словоупотребления. В современной публицистике употребление средств косвенной оценочности становится все более активным, потому что в наше время, характеризующееся бурными социальными и психологическими трансформациями, прямая оценка теряет убедительность, так как интерпретация их на настоящем этапе читательской аудиторией неоднозначна.

Языковые средства косвенной оценочности - часть общей ткани публицистического текста. Они закономерно взаимодействуют с такими средствами публицистического воздействия, как выбор и логика подачи фактов. И если текст — это ткань, то нужно обратить внимание на незаметные нити смысла, прячущиеся в этой ткани.

Конечно, в целом газетная лексика неоднородна. Она включает в себя большой круг книжных слов, с другой стороны, здесь используется и разговорная, а изредка и просторечная лексика, как правило, со специальными стилистическими целями, однако при этом некоторые разряды слов оказываются типичными для газеты. Материалом для

создания оценочной газетно-публицистической лексики служит весь словарь литературного языка, но некоторые его формы наиболее продуктивны.

Следует остановиться на излюбленном среди современных авторов стилистическом приеме - цитировании известных текстов. Необходимо заметить, что этот прием стал традиционным предметом внимания ученых-лингвистов (Земская Е.А., Солганик Г.Я., Басовская Е.Н. и др.). Обилие раскавыченных цитат в текстах СМИ объясняется их способностью активизировать интеллектуальный опыт адресата, поскольку цитата двупланова: она одновременно отсылает к тексту и контексту хорошо известного источника и к содержанию того текста, в который она включена. Вот почему цитирование относится к способам создания интертекстуальности.

Интертекстуальность в публицистике имеет свою специфику, обусловленную коммуникативно-прагматической установкой дискурса. Художественная ценность интертекстуальных элементов значительно снижается, как только они попадают в новое контекстное окружение - газетный текст, но их экспрессивная энергия не только не угасает, но и, напротив, даже возрастает, поскольку общеизвестные слова и выражения резко меняют свой стилистический облик.

В принципе механизм действия всех интертекстуальных элементов одинаков: эксплицитный фрагмент в тексте и имплицитно связанные с ним ассоциации. Будучи автономными смысловыми блоками, они актуализируют значимую для читателя информацию, апеллируя к его памяти, интеллекту, культуре, жизненному опыту. Каждый интертекстуальный элемент, будь то трансформированная или точечная цитата, выступает как целостная единица обозначения. То есть, это индексальный знак отсылающий к тексту-источнику и представляющий по принципу «часть вместо целого». В основе создания интертекстуальности лежит процесс превращения «чужого» и общего в «свое» и уникальное. Цитата лежит в основе цитирования -стилистического приема, создающего интертекстуальность.

Для обозначения этого явления одни ученые предпочитают термин прецедентные тексты (В.Г.Костомаров, Ю.Н.Караулов), другие употребляют термин цитата и ее производные (Г.Я.Солганик). Впрочем, «прецедентный текст» и «цитата» соотносятся между собой как родо-видовые понятия, так как цитата, по мнению ученых, относится к прецедентным текстам.

Ю.Н. Караулов обосновал понятийную базу термина «прецедентные тексты» в книге «Русский язык и языковая личность». К прецедентным текстам он относит:

1) значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях;

2) имеющие сверхличностный характер, то есть хорошо известные и окружению данной личности, включая и предшественников, и современников;

3) воспроизводимые неоднократно в дискурсе данной языковой личности [1: 216].

Цитаты настолько широко употребляются в современной газетной практике, что

среди ученых появились такие термины, как цитатное мышление, цитатное письмо.

«Цитатным письмом мы называем особый прием в текстовой деятельности журналиста. Суть его в интертекстуальной, эмоционально-оценочной, формальной переработке «чужого» текста-цитаты, осмысленного и освоенного в системе культуры, и повторное использование его в качестве средства номинации по отношению к реальным ситуациям (лицам) при создании медиа-текста. Если традиционно цитата приводится для доказательства точности изложения, то здесь она появляется вместо точного, прямого наименования; если эффект цитаты опирается на авторитет автора или источника, то здесь отсылки к авторству, к имени оригинального текста не играют существенной роли» [2: 109].

Благодаря двуплановости, цитата очень информативна и способствует экономной «упаковке» информации в тексте. Кроме того, цитата становится средством создания иронии.

Известно, что границы публицистического стиля открыты, он способен активно откликаться на разного рода новации, но использует их в соответствии со своими целями и задачами. Материал, лежащий в основе цитатного письма, отвечает специфике текстов средств массовой информации с их подчеркнутой ориентацией на широкую аудиторию, на оперативность создания и восприятия, доступность изложения.

В стилистике газетной речи термин цитата понимается широко: это фрагмент какого-либо текста, чаще всего общеизвестного, представленный как в неизменном виде, так и в измененном, причем трансформация так или иначе предполагает знание со стороны читателя текста-источника.

Как свидетельствуют ученые, «в нашем сознании - огромное количество схем: фрагменты фольклора, художественных текстов, высказывания исторических лиц... Даже не измененные, они создают второй смысловой план, ассоциативные связи (подобие, противоречие, смысловая перекличка, ироническое переосмысление и пр.). Если же текст меняется, читатель одновременно воспринимает и ему известный, и предложенный игровой варианты» [3: 63].

Актуализация этого хорошо известного приема связана с отношением к классическим текстам, которые сегодня рассматриваются не как образец словесного искусства, а как строительный материал для газетных текстов. С другой стороны, обилие раскавыченных цитат - наглядное свидетельство того, что язык СМИ испытывает колоссальное влияние всех пластов национального языка, в частности языка художественной литературы. Сила той или иной цитаты заключается в ее узнаваемости, что в какой-то мере обеспечивает психологическую подготовку читателя к восприятию содержания газетного материала.

Кроме того, важную роль в изменении значения слова играет утрата памяти о первоначальном авторстве и контексте употребления цитаты и, как следствие, приобретение цитатой нового смысла.

Современную публицистическую речь характеризует изобилие клишированных форм, «готовых к употреблению» блоков, оборотов и речевых стереотипов. Ряд выработанных речевых стереотипов имеет вид «готовых» фраз, отсылающих к общефоновым знаниям общества. В подобных заново рожденных речевых стереотипах, строящихся по готовому шаблону, наблюдается сочетание стандарта и экспрессии.

Источники подобных форм самые разные: названия нашумевших фильмов,

известных книг, часто исполняемых песен, фрагментов рекламных роликов, ставшие известными высказывания общественных деятелей, политиков и пр.

Пословицы и поговорки представляют собой типичные примеры «чужой речи», ставшей «своей» в процессе языкового и культурного развития определенного коллектива. Они с самого детства прочно закреплены в мире говорящего и читающего. В газете (как и в речи) употребление стереотипного, понятного для собеседника изречения является сигналом принадлежности к данному социуму, связи с его культурой и традициями.

Как и другие клише, пословицы и поговорки обычно употребляются журналистами не в своей оригинальной форме. Только переделав «исходный материал», журналист может непосредственно реализовать задачи выражения экспрессивности и оценки, одновременно избегая дидактичности, присущей большинству пословиц и поговорок.

Высказывание приобретает импульс условного рефлекса, это намек, от которого явление социально-психологического характера или событие общественнополитического, исторического значения оживает, активизируется в сознании читателя.

Замена компонентов клише закрепляет его за конкретной речевой ситуацией, повышает выразительность текста, наполняет его новыми смысловыми оттенками, при этом исходное выражение и производное могут находиться в разных отношениях друг с другом: синонимических, паронимических, антонимических. Кроме того, в результате трансформации речевых клише актуализируются семантические поля, способствующие пониманию.

Изучение проблем эффективности одним из важнейших аспектов имеет практический смысл: разработку общих требований к журналистской деятельности. Эта проблема решается журналистом на каждом этапе его труда: в процессе постановки задачи, выбора темы, сбора первичной информации, в ходе творческого труда по созданию материала и т. д. Сущность подобного подхода к оценке журналистской деятельности связана с ее прагматическим аспектом, т. е. взаимодействием с потребителем информации.

Средства массовой информации - мощная сила воздействия на сознание людей, средство оперативного занесения информации в разные уголки мира, наиболее эффективное средство внимания на эмоции человека, способное убеждать реципиента наилучшим образом.

Знание конкретных целей, формируемых в соответствии с информационными потребностями аудитории, оценка верности их постановки - обязательное условие исследования эффективности. При этом необходимо иметь в виду, что роль конкретного сообщения СМИ - результат движения от общих функций журналистики до постановки задач перед журналистом на подготовку произведения в определенном жанре, стиле, форме.

Примечания:

1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.

2. Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры // Динамические процессы в

языке и стиле журналистики конца XX века. СПб., 2002.

3. Шостак М.И. Сочиняем заголовок // Журналист. 1998. № 3.

References:

1. Karaulov Yu.N. Russian language and the language person. M., 1987.

2. Smetanina S.I. Media-text in the system of culture // Dynamic processes in language and

style of journalism of the end of the 20th century. SPb., 2002.

3. Shostak M.I. Make heading // Journalist. 1998. No. 3.