ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ОТРАСЛЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ (НА ПРИМЕРЕ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ)

Р.М. Кундакчя,

доцент кафедры статистики и эконометрики Казанского государственного финансово-экономического института, кандидат экономических наук rezstat@yandex.ru

В статье рассматривается одна из ключевых проблем в социальной сфере российской экономики — значительное неравенство в доступности социальных услуг для различных категорий населения, особенно проявляющееся в сфере здравоохранения. Изложены теоретические аспекты проблемы социальной справедливости и эффективности с точки зрения двух подходов: доступа и использования ресурсов здравоохранения, а также его финансирования в виде формирования финансовых взносов, получаемых системой здравоохранения от различных социально-экономических субъектов. Данные аспекты увязаны с функционированием государственной и частной системы здравоохранения в России и за рубежом.

Ключевые слова: социальная сфера, государственная и частная система здравоохранения, финансирование здравоохранения, неравенство в доступе к услугам, оплата медицинских услуг, социальная справедливость

УДК 316.42; ББК С561.6

Современная ситуация в отраслях социальной сферы российской экономики характеризуется наличием нескольких важных проблем, имеющих в основе ряд общих черт. К ним, в первую очередь, относятся: постепенное замещение государственного, формально бесплатного, оказания социальных услуг и их финансового обеспечения частным; значительное неравенство в доступности социальных услуг для различных категорий населения; довольно низкая эффективность отраслевых систем, в том числе в связи с отсутствием у субъектов этих систем стимулов к повышению эффективности использования ограниченных ресурсов.

Одной из ключевых проблем в социальной сфере, особенно характерной для российской экономики, является неравный доступ населения к социальным услугам, особенно отчетливо проявляющийся в системе здравоохранения.

По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) под системой здравоохранения понимается совокупность различных организаций, институтов и ресурсов, предназначенных для действий в интересах здоровья граждан1. Всякая система здравоохранения справедлива и достойна граждан страны, когда она соответствует их ожиданиям и если одинаково, без дискриминации способна реагировать на любой запрос. Качественное медицинское обслуживание и справедливость — главные критерии эффективной системы национального здравоохранения. С данным утверждением трудно не согласиться, однако практически найти достойный пример тому в международной практике вряд ли удастся.

Вопрос о социальной справедливости возникает в рамках рыночной парадигмы — каково должно быть вмешательство государства, чтобы максимизировать экономическую эффективность и обеспечить социальную справедливость? Обеспечение социальной справедливости ожидается от государства, в то время как рынок рассматривается как бесстрастный оценщик личных успехов и неудач.

© ПСЭ, 2010

В традиционной рыночной парадигме проблемы экономической эффективности и социальной справедливости могут быть разделены. Конкурентные рынки ведут к эффективному распределению ресурсов и каждое эффективное (по Парето) распределение ресурсов достигается через механизм конкуренции (при условии, что осуществляется перераспределение). Разделение понятий эффективности и распределения по существу означает, что можно сначала создать эффективную экономическую систему, оставив за чертой вопросы бедности и неравенства. Либеральная позиция состоит в том, что медицинские услуги являются обычным товаром и поэтому, как всякий товар, должны распределяться в соответствии с доходом, ценами и вкусами потребителей. Если необходимо изменить распределение медицинских услуг, то нужно изменить распределение доходов.

Такая постановка вопроса для здравоохранения представляется нам не совсем верной, в том числе и с чисто практической точки зрения.

Эффективность системы здравоохранения2 достаточно сложно оценить ввиду трудности измерения выгодности от ее деятельности по сравнению с другими видами деятельности (так называемая макроэффективность) и относительной выгоды в отдельных отраслях здравоохранения (микроэффективность). В основе одного из подходов, связанного с попыткой эффективного распределения ресурсов между различными видами медицинской помощи лежит оценка длительности жизни с поправкой на качество. Он исходит из того, что результат должен быть оценен не только по количеству дополнительных лет жизни, но и по их качеству. Хотя измерение качества неизбежно ведет к субъективизму (например, насколько ограничения мобильности снижают качество жизни), это, по крайней мере, дает возможность включать субъективные ценности в систему оценки.

В данном случае, безусловно, важную роль играет критерий социальной справедливости. Право на охрану здоровья

41 7

признается в числе основных прав человека. С одной стороны, медицинские услуги можно рассматривать и как элемент инвестиций в человеческий капитал, и как элемент потребления, т.е. как часть уровня и качества жизни населения. С другой стороны, общество по особому относится к здоровью и медицинским услугам. Гражданам хочется верить, что они не останутся без медицинской помощи ни при каких обстоятельствах.

Однако оценка справедливости той или иной системы здравоохранения не может быть нейтральной, она определяется политическими ценностями. Популярность системы зависит от того, насколько она соответствует принципам социальной справедливости. Часто принимаемые решения представляются как сугубо технократические, экономические, на первый план выходят якобы соображения беспристрастной эффективности. Однако следует помнить, что за ними всегда стоят определенные идеологические мотивы, связанные, в том числе, и с определением основных принципов построения общества. В развитых странах сложились различные модели здравоохранения, сущность которых зависит от исторических, культурных и национальных традиций, а также состояния экономики. Но в основе любой модели лежит отношение к существующим в обществе базовым ценностям, таким как равенство и справедливость.

В развитых странах считается бесспорным, что ресурсы здравоохранения должны распределяться справедливо. При этом можно выделить два подхода к справедливости: во-первых, справедливость возможности иметь доступ и использовать ресурсы здравоохранения и, во-вторых, финансовая справедливость, оцениваемая как бремя финансовых взносов, получаемых системой здравоохранения от различных социально-экономических групп населения3.

С методологической точки зрения, на наш взгляд, смешение понятий равенства и справедливости не вполне оправданно. Равенство можно рассматривать как частный случай справедливости, имеющий отношение только к равным долям. Справедливость же определяет, что можно признать справедливым неравенство. Например, может быть признан справедливым неравный доступ к медицинским услугам: те группы населения, у которых вероятность наступления болезни выше, должны иметь более широкий доступ к медицинским услугам. Причем понимание справедливости во многом зависит от политических взглядов. Возможно, что большинство проголосует за цель справедливости, дискриминирующую меньшинство, и это будет принято как справедливое решение.

Равенство может рассматриваться с двух точек зрения. Горизонтальное равенство предполагает равное отношение к равным, т.е. равное отношение к равным потребностям. Например, одинаковая длительность нахождения в больнице в определенном состоянии, одинаковое время ожидания получения лечения для пациентов с одинаковой болезнью, одинаковые показатели смертности с поправкой на возраст и пол.

Вертикальное равенство подразумевает ответ на следующий вопрос: должно ли быть применено, и в какой мере, разное отношение к индивидам, которые неравны, что достаточно трудно реализовать в здравоохранении.

В настоящее время в здравоохранении очень остро стоят финансовые вопросы — кто и за что будет платить? По расчетам ВОЗ, по справедливости финансовых взносов населения в систему здравоохранения Россия оказалась на 185 месте из 191 (WHO, 2000)4.

Во многих странах не подразделяют виды медицинской помощи на платные и бесплатные, что фактически подразумевается в российской программе государственных гарантий и в других документах, а само население делят по видам занятий (как в Великобритании или Австрии), или по связанным с ними финансовым возможностям (в Нидерландах).

В Великобритании ведется тщательный учет населения по шести группам занятий, начиная от занятых неквалифицированным трудом до управленцев высокого класса. У каждой группы свой уровень и структура заболеваемости и смертности, а значит, им требуются разные объемы медицинской помощи.

Можно отметить, что подобный принцип наилучшим образом подходит и для нашей страны, где наблюдается неестественно высокая и потенциально опасная дифференциация населения по доходам (так, коэффициент фондов, характеризующий дифференциацию доходов, увеличился в России с 13,9 раз в 2000 г. до 16,9 раз в 2008 г., коэффициент Джини, обозначающий индекс концентрации доходов, вырос за этот же период с

4 1 8

0,387 до 0,4235). Но это противоречит заложенному в программе государственных гарантий, единому для всех подходу к финансовому обеспечению оказываемых услуг здравоохранения. В зависимости от доходов и занятости, одна категория граждан должна получать помощь, финансируемую из бюджета, другая — за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС), третья — только за счет платных услуг или по линии добровольного медицинского страхования (ДМС), а четвертая — в частных клиниках, которые, как и другие коммерческие учреждения, нацелены, прежде всего, на получение прибыли, которая довольно легко может быть измерена при некотором сдерживающем влиянии врачебной этики, которую измерить достаточно сложно.

При этом вся помощь должна осуществляться на основе единых стандартов, независимо от источников финансирования и возможностей граждан, и тогда сложная и не всегда обеспеченная финансовыми средствами программа государственных гарантий просто отомрет, а социальная справедливость, которая далеко не тождественна одинаковому ко всем подходу, будет восстановлена.

В этой связи возникает вопрос о том, зачем вообще нужна программа государственных гарантий, если помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения на бесплатной основе за счет средств ОМС и других источников гарантирована Конституцией РФ. Тем более, что эту программу поручается исполнять, в том числе, государственным и муниципальным учреждениям здравоохранения. Скорее всего, эта программа может служить неким временным компромиссом между тем, что продекларировано в Конституции РФ, и реальными возможностями. Все, что не входит в данную программу, должно оплачиваться (большей частью как оказание платных услуг) в тех же учреждениях. Таких видов и объемов помощи будет гораздо меньше, чем гарантированных государством. На наш взгляд, целесообразнее было бы составить и утвердить перечень негарантированных (платных) услуг и отметить, что все остальные гарантируются Конституцией и будут оказаны пациентам на бесплатной основе.

Таким образом, все это свидетельствует о довольно высоких издержках проведения преобразований в социальных отраслях российской экономики. И практически для всех субъектов внутри отраслей соотношение выгод и издержек при сохранении существующей ситуации лучше или, по крайней мере, не хуже, чем в случае ее изменения. Это является важнейшим фактором торможения реформ.

Препятствием служит и отсутствие в российском обществе достаточного широкого консенсуса в отношении целей и содержания необходимых преобразований. При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что объектом ведущейся критики выступает не реальное, а мнимое содержание реформ (см. табл. 1). Это, по мнению ряда исследователей, отражает наличие более глубокого конфликта в российском обществе: расхождения требований эффективности и справедливости, предъявляемых к реформам со стороны правительства, региональных властей, отраслевых сообществ, населения.

Таблица 1

Реформы в социальных отраслях: реальное и критикуемое содержание6

Что предлагается Что критикуется

Разграничение ответственности государства, населения, бизнеса Ликвидация бесплатной медпомощи и образования

Реструктуризация сети Умысел приватизации

Новые формы государственных организаций Закрытие нужных людям учреждений

В декларированной правительством стратегии реформ приоритет отдается требованиям эффективности. А в оценке этих намерений населением, отраслевыми сообществами, региональными бюрократиями — приоритет требованиям справедливости. В глазах населения прокламируемые реформы здравоохранения не восстанавливают справедливость в доступности этих услуг, а реформаторы обходят молчанием главные причины недостаточности средств для выполнения государственных гарантий: проведенные в 1990-е гг. экономические реформы и коррупция. Отраслевые сообщества считают, что

реформы не решают вопроса несправедливой оплаты их труда, и видят в реформах угрозу для сохранения неформальных практик получения справедливого вознаграждения за их труд. Региональные бюрократии не поддерживают реформы потому, что с их точки зрения, эти реформы закрепляют несправедливое распределение денег и ответственности между регионами и центром. У каждого из перечисленных субъектов свои представления о справедливости, которые не совпадают и противоречат друг другу. Но важно, что эти представления расходятся с декларированными направлениями реформ, в которых приоритет отдается требованиям эффективности функционирования социальных отраслей и использования выделяемых им государственных средств.

В настоящее время справедливое финансирование здравоохранения подразумевает, что риски, с которыми сталкиваются граждане в системе здравоохранения, распределены в соответствии с их возможностью платить, а не риском заболеть — справедливая система обеспечивавт финансовую защиту для всех. Система здравоохранения, при которой люди беднеют потому, что им нужно оплатить медицинскую помощь или они вообще не могут получить её из-за отсутствия средств, признается несправедливой.

Способ финансирования здравоохранения считается справедливым, как считают специалисты ВОЗ, если доля общих расходов семьи на здравоохранение (без учета продовольствия) является идентичной для всех домашних хозяйств независимо от их доходов, состояния здоровья или использования ими системы здравоохранения. Иными словами, экономический уровень развития страны предопределяет долю средств, выделяемых на здравоохранение каждой семьей через систему налогообложения или систему страховых взносов, но каждый гражданин имеет равные права на расходование этих средств согласно индивидуальным потребностям в услугах здравоохранения.

Анализ сопоставления данного показателя по разным странам, проведенный ВОЗ, показывает, что Россия по этому показателю занимает одно из последних мест. Миллионы наших граждан, работающие в производственной и непроизводственной сферах, выплачивающие налоги и страховые взносы по системе обязательного медицинского страхования (ОМС) в государственную казну, имеют разную степень доступности и обеспечения квалифицированной медицинской помощью, что, в свою очередь, отражается на показателях заболеваемости и смертности населения (см. рис.1)7.На рисунке наглядно видно, что в России заболеваемость населения с низким уровнем до-

45

35

25

аж

15

аж

5

ж

11П Ш11Т| 1>11Ъ 1г, Ь,

МП

О'

о*

*

Рис. 1. Заболеваемость населения РФ в группах с разным уровнем доходов (в % от общего числа респондентов с соответствующим уровнем дохода) в 2007 г.

ходов практически по всем классам заболеваний выше по сравнению со средним, и тем более высоким уровнями доходов.

О том, что к людям с разными доходами нельзя подходить с одними и теми же мерками, свидетельствует также опыт развитых стран. Например, когда в 1990-х гг. в США, Канаде (провинция Манитоба), Франции и Японии попытались для всех пациентов ввести соплатежи за оказанную медицинскую помощь, то многие люди вообще отказались от лечения. Значительно снизилась доступность, и произошло резкое сокращение объемов медицинской помощи, особенно среди бедного населения, и эксперимент был прекращен. Ради справедливости надо отметить, что существует другой вариант справедливого отчисления средств на здравоохранение — введение прогрессивного налога на доходы, но на это можно рассчитывать только в условиях демократии, развитого гражданского общества, верховенства законов для всех граждан без каких-либо исключений, социальной ответственности бизнеса.

Фактически можно видеть, что система ОМС в нашей стране не сложилась из-за отсутствия действительно страховых принципов, страховых рисков и единой национальной системы. Возникает альтернатива: либо оставить налог на ОМС в составе единого социального налога (ЕСН) (но в этом случае возника-

ет вопрос: зачем нужны все промежуточные структуры?), либо присоединить ОМС к социальному страхованию, что улучшит медицинскую помощь для застрахованных работников. Вообще говоря, ОМС — далеко не самая прогрессивная модель здравоохранения, поскольку она эффективна лишь в условиях частной (негосударственной) медицины. Система ОМС возникла в ранний период развития социал-демократических идей, при нарастающей социальной ответственности государства в условиях превалирования частного сектора до создания государственной или национальной системы здравоохранения. В России она появилась вследствие распада государственности в самом начале затянувшегося переходного периода. Лучшим вариантом в этом отношении является национальная модель здравоохранения и наличие добровольного частного медицинского страхования, что дает гражданам возможность выбора8.

Именно поэтому в большинстве западных стран в настоящее время ищут новую структуру, позволяющую уравновесить государственное финансирование за счет налогов и за счет медицинского страхования, не рассчитывая, как это происходит в нашей стране, на личные средства граждан. Более того, пришедшие от страховщиков принципы «оплата за пролеченного больного» и «деньги следуют за пациентом» наносят неоценимый

вред здоровью наших граждан и всему обществу, определяя принципиально неверный вектор развития здравоохранения в стране. Исходя из этих принципов, в системе здравоохранения была полностью утрачена заинтересованность в увеличении числа здоровых людей.

Действительно, чем больше будет больных, тем больше денег поступит в учреждения здравоохранения. В росте числа больных заинтересовано не только здравоохранение, но и фармацевтические производители и посредники, поскольку при этом будет неизбежно расти потребление лекарственных средств. Поэтому отмеченные принципы не просто ошибочны, а по-настоящему вредны для нашей страны.

Возвращаясь к вопросу социальной справедливости, отметим, что оплату медицинских услуг можно считать несправедливой по двум причинам. С одной стороны, граждане могут подвергнуться риску заболеть неожиданно и будут вынуждены оплачивать расходы за свой счет. С другой стороны, если существует система предварительной оплаты, но она регрессивная, то менее способные платить будут тратить пропорционально больше, чем более состоятельные.

Таким образом, финансовая справедливость достигается созданием систем оплаты, основанных на способности платить.

Что касается частной системы здравоохранения, то она не соответствует традиционным идеям социальной справедливости и не обеспечивает их реализацию.

В смешанных системах здравоохранения возникают проблемы с определением границ участия государства в обеспечении социальной справедливости. Часто она интерпретируется как обеспечение базового уровня медицинских услуг для всех. Однако этот критерий не дает ответа на многие вопросы. Например, если государство ограничивает такой базовый минимум своими финансовыми возможностями, то подразумевается следующее — то, что пациенты будут получать сверх минимума, они должны будут оплачивать самостоятельно. Государство, таким образом, заботится, прежде всего, о минимизации общественных расходов, обычно включающих бюджетные средства и средства системы обязательного медицинского страхования, в то время как дополнительные финансовые риски остаются на усмотрение граждан.

Каковы же преимущества государственной системы здравоохранения при соблюдении принципа социальной справедливости? Во-первых, это отсутствие финансовых ограничений. Получаемая людьми медицинская помощь практически не зависит от их дохода. Во-вторых, распределение медицинских услуг (и здоровья) менее неравное, чем в других системах.

Известный британский исследователь Ле Гранд пришел к выводу, что неравенство в состоянии здоровья населения в Великобритании, несмотря на существование государственной медицины, сохраняется — у более состоятельных групп здоровье лучше и продолжительность жизни выше, чем у менее состоятельных. Национальная система здравоохранения (НСЗ) не обеспечивает полного равенства в пользовании медицинскими услугами. Высшая социально-экономическая группа получает на 40% больше расходов НСЗ на человека, чем низшая9.

Однако этому факту можно найти разные объяснения. Например, бедные могут ниже ценить свое здоровье, получать меньше информации, к ним могут хуже относиться врачи. Поэтому утверждать, что государственная система не полностью достигла своей цели равного обслуживания одинаковой медицинской потребности не означает, что она не является выравнивающей силой. Во-первых, нет доказательств, что другие системы более справедливы. Во-вторых, расходы должны обсуждаться в пакете с системой налогообложения, которая их финансирует. Перераспределительный эффект бюджетной системы определяется тем, до какой степени она финансируется прогрессивно. Если более состоятельный человек в среднем вносит в бюджет через налоги в два раза больше, чем менее состоятельный, и получает столько же помощи, то система перераспределяет от богатых к бедным, а если наоборот, то это свидетельствует о регрессивном финансировании.

Следует отметить, что система, настроенная на реализацию социальной справедливости может быть успешной и с точки зрения экономической эффективности. Более того, если государственное производство и распределение медицинских услуг может быть оправдано с точки зрения экономической эффективности, то оно тем более легитимно по соображениям социальной

справедливости. Таким образом, стратегия государственной медицины оправдана с точки зрения создания баланса между эффективностью и справедливостью.

Споры по поводу эффективного использования ресурсов часто представляют как баланс или конфликт между справедливостью и эффективностью. Забота о справедливости подразумевает, что услуги предоставляются адекватно потребностям. Эффективность подразумевает, что ресурсы, выделяемые на услуги, используются для получения максимального эффекта при минимальных затратах. Когда сравнивают достижение справедливости и эффективность затрат, возникает необходимость выбора между ними, однако неизбежность такого выбора неправильна, так как задача достижения справедливости отличается от задачи обеспечения эффективного оказания социальных услуг. Погоня за эффективностью может вылиться в поддержание качества при меньших затратах, и это не мешает поддержанию справедливости — повышение эффективности может способствовать большей справедливости.

Есть мнение, что объемы затрат нужно определять на основании критерия эффективности10. Но эффективность сама по себе не может быть основой для принятия решений в области политики здравоохранения — необходимо определить ее цели, а именно: для чего нам вообще нужны медицинские услуги. Эффективность и справедливость, таким образом, это не взаимоисключаемые, а две взаимосвязанные задачи социальной политики и они должны рассматриваться в одном контексте.

Бесспорно, что основное преимущество бесплатных социальных услуг — обеспечение потребления необходимых услуг через равенство возможностей, которое применительно к общественным благам переводится как равенство доступа. Общественное финансирование социальных услуг обеспечивает отсутствие финансового фактора как ограничителя доступа. В данном случае получение услуги практически не зависит от дохода граждан. В неравном же обществе чисто рыночная система не в состоянии обеспечить удовлетворение потребностей нуждающихся бедных, здесь необходимо государство, которое может организовать распределение на основе потребности.

Оказывая социальные услуги, государство в состоянии стимулировать их потребление. Осуществляемые денежные трансферты обеспечивают лишь передачу денежных ресурсов, а не потребление тех или иных товаров и услуг. Все что, делает государство, — это забирает у одних в форме налогов и передает другим в форме пособий. Однако человек может их потратить на другие цели. В этом случае самое большее — обеспечивается равенство в доходах, но не в потреблении.

На концептуальном уровне это нашло отражение в идее мериторных товаров, то есть таких товаров, которые могут производиться на свободном рынке, но почти всегда они будут не-допроизведены. Данное обстоятельство объясняется тем, что рынок учитывает только личные затраты и выгоду, тем самым игнорируя внешние эффекты, которые получит общество от того, что все его члены будут здоровы. Поэтому мериторные товары будут недопроизведены на рынке. Практически, это те товары (а к ним относятся и медицинские услуги), потребление которых, по признанию общества, не должно определяться доходом потребителя. Как правило, значительная часть государственных расходов идет на производство именно таких товаров.

Государственное финансирование оказания услуг может вести к большему равенству в потреблении, создавая своего рода общую для всех среду обитания и сферу интересов. Опыт показывает, что если богатые выходят из общей системы, то происходит снижение качества услуг и ослабление общественной поддержки социальных расходов11. Для того чтобы удержать богатых в общей системе, более эффективно с позиции государства оказание услуг для всех, а не выплаты пособий. Кстати, один из мифов, который превалирует в данной сфере, состоит в том, что за плату всегда можно получить более качественные услуги, чем бесплатно. Однако в том и состоит особенность здравоохранения, что в этой системе отсутствует прямая связь между ценой и качеством, причем последнее определить объективно сложно. В результате часто вспомогательные показатели (например, отдельная палата), становятся главным критерием при выборе услуги.

Следует отметить, что частный сектор в здравоохранении существует во всех странах, наряду с государственным. Но коммерческие производители движимы в первую очередь финансовыми соображениями, они взимают плату за услуги, которая

обеспечивает само их существование. В этих условиях богатая часть населения имеет возможность получать услуги, которые им не очень нужны, в то время как бедные не могут заплатить за то, что им действительно необходимо.

В заключении представляется целесообразным отметить, что процессами, которые смогут содействовать консолидации интересов в отношении проводимых социальных реформ России, будут продолжающийся рост неравенства в доступности

/

социальных услуг и осознание неотвратимости национальной катастрофы без глубоких преобразований в данных отраслях. Без качественных изменений в социальной сфере, прежде всего, здравоохранении, не удастся переломить тенденции сокращения численности населения, снижения смертности населения, особенно в трудоспособном возрасте, обеспечить выход из финансового кризиса и в дальнейшем способствовать экономическому росту нашей страны.

1 Алексеев В.А., Вартанян Ф.Е., Шурандина И.С. Оценка систем здравоохранения с позиций Всемирной организации здравоохранения // Здравоохранение. — 2009. — № 11. — С. 57.

2 Экономика здравоохранения: учеб. пособие / Под ред. М.Г Колосницыной, И.М.Шеймана, С.В. Шишкина. — М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2009; Гонтмахер Е., Малева Т. Социальные проблемы России и альтернативные пути их решения // Вопросы экономики. — 2008. — № 2. — С. 61-72; Чубарова Т. Система здравоохранения в России: экономические проблемы теории и практики // Вопросы экономики. — 2009. — № 4. — С.129-144.

3 Equity in the Finance and Delivery of Health Care: An International Perspective/E. van Doorsler, A.Wagstaff, F Rutten (eds.). — N.Y.: Oxford University Press. 1993.

4 World Health Report 2000/WH0. www.who.int/whr/2000/en/index.html

5 Российский статистический ежегодник. 2009: Стат.сб. / Росстат. — М., 2009. — С. 167.

6 Шишкин С.В. Направления реформ здравоохранения и образования // Леонтьевские чтения. — 2005. — Вып. №3. www.Leontief20Centre.ru

7 Составлено по материалам выборочного обследования влияния поведенческих факторов на состояние здоровья населения 2007 г., проведенный Росстатом в 2008 г. в 24 субъектах РФ. Выборочная совокупность составила 2,2 тыс. респондентов. — Здравоохранение в России. 2009: Стат. сб. / Росстат. — М. — 2009. — С. 152.

8 Комаров Ю.М. Стратегия развития здравоохранения в РФ // Здравоохранение. — 2008. — № 2. — С. 57.

9 Le Grand J. Strategy of Equality. — London, Boston and Sydney: Allen and Unwin. — 1982.

10 Чубарова Т. В. Экономика здравоохранения: теоретичесике аспекты. — М.: Институт экономики РАН. — 2008. — С.44

11 Ferrera M. The Rise and Fall of Democratic Universalism — Health Care Reform in Italy, 1978-1994 // Journal of Health Politics, Policy and Law. 1995. Vol. 20, No 2. P. 275-302; Hinrichs K. The Impact of German Health Insurance reforms on Redistribution and Culture of Solidarity // Journal of Health Politics, Policy and Law. 1995. Vol. 20, No 3. P. 653-687.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИЯМИ ИНДУСТРИИ ГОСТЕПРИИМСТВА

Т.П. Левченко,

профессор кафедры бухгалтерского учета, анализа и аудита Сочинского государственного университета туризма и курортного дела,

доктор экономических наук;

А.Ю. Баранова,

старший преподаватель кафедры мировой экономики Сочинского государственного университета туризма и курортного дела,

кандидат экономических наук baranovalla-77@mail.ru

В статье рассмотрены экономические составляющие индустрии гостеприимства, эффективное управление которыми позволит решить ряд экономических и социальных проблем региона.

Ключевые слова: услуги, индустрия гостеприимства, управление, методы ценообразования, туризм

ББК У44(0)135.7-21я73

Услуги индустрии гостеприимства, как и любые другие услуги, формируются на туристском рынке под воздействием спроса и предложения. Спрос на услуги индустрии гостеприимства формируется под воздействием следующих факторов: потребности рекреантов в лечении и отдыхе; финансовые возможности рекреантов; наличие соответствующего качества предоставляемых услуг; наличие аттракторов на территории курорта; развитие делового туризма.

Предложение на услуги индустрии гостеприимства формируется под воздействием факторов: емкость размещения; ценовая политика предпринимательских структур индустрии гостеприимства; государственное регулирование ценообразования услуг санаторно-курортных организаций через фиксированные размеры дотаций на путевки; наличие финансовых, трудовых, лечебных и инвестиционных ресурсов; структура издержек; экономическая политика органов власти; научно-техническое и материальное оснащение; уровень управления и контроля, позволяющие оперативно отреагировать на изменения рыночной конъюнктуры и сократить риски.

Экономическая специфика индустрии гостеприимства заключается в том, что отдыхающие тратят деньги не только непосредственно на лечение и отдых, но и на товары и услуги организаций других отраслей (услуги транспорта, мобильной связи, турфирм, покупка товаров широкого потребления). В связи с этим расходы на услуги индустрии гостеприимства подразделяются на прямые (оплата услуг индустрии гостеприимства) и косвенные (приобретение других товаров и услуг при нахождении на курорте).

По времени осуществления расходы отдыхающих подразделяются на: предшествующие затраты (покупка проездных билетов, соответствующей одежды и обуви для поездки, приобретение страховки, оплата туристской путевки); текущие затраты (расходы, осуществляемые на территории курорта); затраты будущего потребления (расходы, связанные с покупкой сувениров, спортивных снаряжений, приобретение литературы в период конференций).

Для экономики курорта больше интересны затраты текущего и будущего потребления; для регионов, где проживают

42 1