А.В.Толочко

ИННОВАЦИОННЫЕ МЕХАНИЗМЫ СОЦИАЛЬНОПОЛИТИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Аннотация:

В статье рассматриваются формы социально-политического сотрудничества государства и гражданского общества, существующие в современной России. Предлагается определенная система взаимодействия институтов государства и гражданского общества, способствующая развитию их качественно новых характеристик - гармонизации социально политического сотрудничества государства с негосударственными структурами управления, повышения уровня гражданского самосознания. Значимыми принципами данного взаимодействия могут выступать аутсорсинг и субсидиарность.

Ключевые слова:

демократическое государство, гражданское общество, мобилизационная модель, общественная экспертиза, общественная организация, аутсорсинг, субсидиарность.

A.V. Tolochko

INNOVATIVE MECHANISMS OF SOCIO-POLITICAL COOPERATION BETWEEN THE STATE AND THE CIVIL SOCIETY AGENCIES IN MODERN RUSSIA

Abstract:

In the article one can see the forms of the current Russian socio-political cooperation between the State and the civil society. There is a definite system of cooperation between the state agencies and the civil society, which promotes the development of their new characteristics such as: harmonization of socio-political cooperation between the state and nonstate management structures; increasing of the civil self-consciousness. Outsourcing and subsidiarity are two meaningful principles of such a cooperation.

Key words:

democratic state, civil society, mobilization model, social expertise, social organization, outsourcing, subsidiarity.

Трансформационные процессы, происходящие в современной Российской Федерации, выдвигают на повестку дня вопросы, касающиеся демократической направленности дальнейшего развития современного российского государства и общества. Уже ни у кого не вызывает сомнения то, что основными критериями успеха модернизации политической системы России являются уровень и качество жизни населения, удовлетворение социальных потребностей, гарантированность прав и свобод человека и гражданина. Опыт развитых демократий свидетельст-

вует о том, что достижение данных целей немыслимо вне правового и социального государства с развитыми институтами гражданского общества.

В Послании 2008 г. Д.А. Медведева Федеральному Собранию РФ отмечено: «Нами сейчас сформулированы вполне конкретные решения по развитию гражданского общества и демократического государства. Они продиктованы желанием видеть нашу Россию уже в близком будущем передовой, прогрессивной и удобной для жизни страной, процветающим и основанным на справедливых законах сообществом свободных людей. Это первоочередные задачи, которые будут решаться без промедления» [5].

Соглашаясь с высказываниями Президента РФ, хочется в тоже время, подчеркнуть, что формированию качественно нового социальнополитического феномена постсоветской государственности, сегодня свойственна некая дуалистичность: во-первых, стремление к восприятию зарубежного опыта полученного в странах западной демократии, а во-вторых, тенденция возврата к социалистическим методам управления в политической системе.

Подобная дихотомия, по мнению исследователя И.М. Гафарова, обусловливает наличие достаточно противоречивых взглядов на проблему взаимодействия государства и общества. С одной стороны, государство выступает, как аппарат публичной политической власти возвышается над обществом и, в определенном смысле дистанцируется от него (этатистский подход). С другой стороны, государство рассматривается в качестве политической организации общества и, таким образом выступает в качестве одного из сегментов социума (либеральный подход) [1, с. 1-2]. Однако, по мнению И.М. Гафарова существует еще одно концептуальное направление, исследующее проблему взаимодействия институтов государства и гражданского общества с точки зрения социал-демократического (смешанного) подхода [1, с. 9].

В рамках первого подхода государство и общество, исторически, рассматриваются как две относительно обособленных системы, одна из которых олицетворяет собой власть, а другая - подчинение. В этом случае представители общества подразделяются на два страта - господ (чиновников государственного аппарата) и подданных (граждан подпадающих под управленческое воздействие аппарата государственной власти). Этатизму в управлении характерен метод субординации, предполагающий подчинение общества государству.

Во втором из выделенных подходов индивид выступает в качестве первичного элемента социально-политической системы, а государство и общество выступают как некие организационные формы межличностных объединений. При этом государство рассматривается как производное от общества и, ограниченное от него интересами социально-политической структуры, деятельность которой инициируется самим обществом и осуществляется при помощи метода координации.

В третьем случае, с точки зрения социал-демократического подхода, государство и общество представляются как субъекты социально-политической системы, обладающие по отношению друг к другу комплексом прав и обязанностей, реализация которых может осуществляться как в рамках субординационных, так и координационных отношений. При этом государство обладает максимально высоким уровнем социальной ответственности перед населением [15, с.181]. Так, например, в Программе Социал-демократической партии России, председателем которой является К.А. Титов, записано: «Мы считаем, что государство обязано платить по своим социальным обязательствам, постоянно повышать качество социальных гарантий. Для этого необходимо сместить ряд социальных требований на региональный и местный уровень» [11]. При этом чуть ниже в документе подчеркивается и непосредственная роль гражданского общества: «Мы отдаем себе отчет в том, что возможности государства как инструмента социальных реформ далеко не безграничны. Они должны дополняться самоорганизацией граждан в сферах труда и повседневной жизни, то есть возможностями, которыми обладает гражданское общество и базисная демократия» [11].

Заслуживает внимания анализ сущности феноменов государства и гражданского общества, а также моделей их взаимоотношений, в аспекте распределения их обязанностей, проведенный исследователем О. Матвейчевым [4, с. 124-134]. Ученый утверждает, что государство имеет сходные с гражданским обществом абстрактно-общие предикаты, поэтому между ними существует множество разночтений и дискуссионных моментов, касающихся институтов, относящихся к сферам их деятельности. Так, например, государство и гражданское общество одновременно являются субъектами реализации и гарантий прав и свобод гражданина, хотя правосудие и полицию часто относят к непременным атрибутам государства. Несмотря на утверждение, что одним из непременных атрибутов государства является наличие в нем государственной идеологии, в ряде современных западных либеральных концепций (Хабермас) идеология рассматривается как одна из составляющих гражданского общества. Так, например, американцы провозглашают своей идеологией либерализм, также существуют и христианские государства. Не проще, по мнению О. Мат-вейчева, ситуация и с властями: представительная власть рассматривается одними исследователями явным атрибутом государства, хотя в концепциях просветителей, например, представительная власть принадлежит гражданскому обществу (Руссо «Общественный договор») [4, с. 125].

На основе проведенного анализа О. Матвейчев приходит к выводу о том, что гражданское общество и государство - два сопряженных понятия -условно говоря, играют на одном поле. На поле человеческих прав и свобод. Отсюда - и некая конкуренция и напряженность в отношениях. Отсюда - и бесконечные споры, что кому принадлежит [4, с. 125].

Вполне очевидно, что гражданское общество как система отношений между гражданами и сформированными ими социальными структурами, может быть соз-

дано только индивидами, обладающими развитым гражданским самосознанием, социально-политической и экономической активностью, владеющими всей полнотой гражданских прав и исполняющих гражданские обязанности, способными к созданию социальных структур на основе самоорганизации. И в этом случае, по нашему мнению, само государство, если подлинно демократическое, должно способствовать развитию институтов гражданского общества, учитывая при этом, что главным действующим лицом гражданского общества является гражданин со свойственными ему интересами и потребностями.

Поэтому и государство, и гражданское общество могут существовать только одновременно, реализуя духовные и материальные потребности индивида: если государство является сферой реализации свободы человека, политических потребностей, то гражданское общество - сферой реализации материальных нужд. И в этом случае вполне справедливо утверждение О. Матвейчева о том, что неразвитому государству соответствует неразвитое гражданское общество, так же как неразвитому гражданскому обществу соответствует неразвитое государство [4, с. 134]. Поэтому проблема строительства правового государства в России не может быть решена без одновременного решения проблемы построения развитого гражданского общества. Причем государство в этом процессе обладает ведущей ролью, подобно тому, как в истории, государство возникало прежде, чем гражданское общество, так и на всех последующих этапах государство сохраняет этот приоритет в сфере прогресса развития их взаимоотношений.

По мнению ученого Д.Н. Нечаева, усиление государства наиболее необходимо современной России, т.к. при наличии слабой демократии наша страна рискует втянуться в бесперспективную «войну всех против всех». Ослабленное государство не способно проводить политические и экономические реформы, далее если их цель - либерализация политических институтов и расширение сферы рыночных отношений. В стабильных демократиях государство может делегировать часть своих полномочий другим гражданским ассоциациям. Однако на начальных этапах демократизации активное государственное вмешательство необходимо. Пример - Испания, признанная одним из наиболее успешных образцов перехода к демократии [6, с. 23-24].

Исследование показывает, что в Российской Федерации именно государство на федеральном и региональном уровне выступает инициатором всех демократических процессов, касающихся развития институтов гражданского общества.

Так, например, Правительством Санкт-Петербурга принято Постановление от 12 февраля 2008 г. №121 «О Концепции взаимодействия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга с общественными объединениями и иными негосударственными некоммерческими организациями «Общественно-государственное партнерство» на 2008-2011 годы» [8]. Одними из основных направлений общественно-государственного партнерства являются: создание условий для становления и развития личности,

осуществлению гражданских прав и свобод человека; становление гражданского общества и демократического правового и социального государства.

12 июля 2006 г. был принят Закон г. Москвы № 38 «О взаимодействии органов государственной власти города Москвы с негосударственными некоммерческими организациями» [2], который также направлен на расширение взаимодействия с различными институтами гражданского общества. Однако действие данного Закона не распространяется на отношения, участниками которых являются политические партии и иные политические общественные объединения, профсоюзы и религиозные объединения.

Во многих субъектах Российской Федерации действуют государственные структуры по взаимодействию администрации с общественными объединениями, политическими партиями и гражданами с целью содействия в защите их прав и законных интересов, а также развитию институтов гражданского общества. Так, например, Приказом администрации Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области от 13.05.2011 №24 создан департамент общественно-политических связей администрации Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области [10]. Одними из основных задач департамента являются: обеспечение взаимодействия Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области с общественными объединениями, политическими партиями и гражданами Новосибирской области; совершенствование механизмов взаимодействия областных исполнительных органов государственной власти Новосибирской области с общественными организациями в развитии принципов государственно-общественного управления и привлечении институтов гражданского общества к решению вопросов социальноэкономического развития Новосибирской области; организационно-методическое и информационное содействие деятельности общественных объединений в проведении общественной экспертизы законопроектов, вносимых Губернатором Новосибирской области в Законодательное Собрание Новосибирской области в порядке законодательной инициативы по вопросам, затрагивающим интересы населения Новосибирской области.

В соответствии с Постановлением Правительства Мурманской области в регионе действует Комитет по взаимодействию с общественными организациями и делам молодежи Мурманской области [9], основными задачами которого являются: содействие развитию институтов гражданского общества, реализация мер по государственной поддержке общественных объединений; обеспечение вовлечения молодежи в социальную практику и ее информирования о потенциальных возможностях саморазвития и самореализации.

Таким образом, в различных субъектах Российской Федерации созданы и функционируют различные государственные структуры, способствующие укреплению связей с многочисленными общественными организациями. Однако при этом, выделяются две основные модели взаимодействия институтов государства и гражданского общества: «мобилизационная», с доминированием органов госу-

дарственной власти и «согласительная» - с тенденцией к формированию равноправия сторон, к повышению эффективности согласительных процедур в принятии решений. Существующие модели свидетельствуют о том, что с одной стороны, роль государства в этом взаимодействии продолжает оставаться лидирующей, с другой - происходит поэтапное формирование оптимальной и эффективной системы цивилизованного взаимодействия органов государственной власти с институтами гражданского общества. Хотя в целом, во многих субъектах Российской Федерации продолжает доминировать мобилизационная модель.

Так, например, в ЦФО в большинстве регионов она продолжает сохранять преобладающую позицию. По мнению Д. Нечаева, модель взаимодействия региональной власти и общественных организаций в 2001-2008 гг. можно определить как мобилизационную, а Общественную палату Воронежской области [3], созданную в период избирательной кампании кандидата В. Кулакова, - как «политическую бутафорию» [7, с. 3]. Основанием для такой оценки деятельности Общественной палаты служит инерционность тренда ее развития и неоправданное предвыборное обещание А. Кулакова о формировании влиятельного политического института, посредством которого осуществлялась бы разработка и экспертная оценка политических решений. Однако за девять лет существования это общественное учреждение не стало позитивным явлением, не смогло состояться в плане реального участия общественных организаций в социально-экономическом и политическом развитии Воронежской области.

Указом губернатора Воронежской области А. Гордеева от 5 апреля 2010г. [14] было определено об образовании новой Общественной палаты, процедура формирования которой юридически была завершена в начале июля 2010г. Теперь ожидания регионального гражданского общества связаны с тем, что модель взаимодействия будет согласительной.

Мобилизационная модель взаимодействия региональной власти и сектора гражданских инициатив характерна для Белгородской, Курской, Липецкой, Орловской и Тамбовской областей. Во всех перечисленных субъектах Российской Федерации особое место на информационном поле принадлежит региональным Общественным палатам, получающим серьезную поддержку их средств областных бюджетов.

Так, в Белгородской области в 2009 г. на поддержку общественных объединений было выделено из областного бюджета 25,8 млн. рублей, а в 2010 г. - 40,9 млн. рублей. В курской области региональная власть в 2009 г. выделила на поддержку общественных объединений 1,5 млн. рублей, в 2010 г. - 1,7 млн. рублей. Выделяются и региональные государственные средства из бюджета Липецкой области на поддержку гражданских инициатив, включая информационное сопровождение деятельности НПО: в 2009 г. - 10,36 млн. рублей, в 2010г. - 12 млн. рублей. В 2010г. за счет средств областного бюджета Орловской области на конкурсной (грантовой) основе были также профинансированы социальные проекты, реализуемые общественными объ-

единениями, на сумму 5,5 млн. рублей. В 2011 г. из средств областного бюджета запланировано выделить на эти цели 7 млн. рублей [12].

Однако мобилизационная модель имеет свои минусы: во-первых, она способствует формированию среди общественных организаций по отношению к органам власти лояльной среды; во-вторых, мнение несогласных с представителями органов власти не всегда может быть услышано и переведено в плоскость принятия политических решений, даже если поднятая проблема имеет важное общественное значение.

По нашему мнению сегодня в Российской Федерации можно выделить три основные группы проблем, препятствующих созданию продуктивных социальных партнерских отношений между институтами государства и гражданского общества: во-первых проблемы, связанные с развитием гражданского общества. Они выражаются в недостаточной активности граждан в решении важных социальнополитических проблем; незрелости гражданского мышления, присущей значительной части общества, проявляющейся то в завышенной самооценке, то в иждивенчестве. Во-вторых, проблемы демократизации государства. Проявляются в закрытости органов власти по вопросам, касающихся деятельности общественных организаций (например, делегирования полномочий и ответственности, координации совместной деятельности); отсутствии желания у органов государственной власти к продуктивному взаимодействию с различными институтами гражданского общества, особенно с политическими партиями; зависимости взаимоотношения с общественными организациями от личной позиции государственных должностных лиц. В-третьих, проблемы взаимодействия институтов государства и гражданского общества. Связаны с недостаточностью правовой базы взаимодействия общественных организаций с органами государственной власти; не вполне конструктивным, декоративным характером «переговорных площадок» и отдельных общественных советов при органах власти; неподготовленностью самих лидеров государства и общественных организаций к взаимодействию.

Поэтому основными задачами в аспекте взаимодействия институтов государства и гражданского общества сегодня являются: согласование целей и политико-правовых форм совместных действий, разработка программ конкретных мер и мероприятий по реализации соглашений участия сторон, касающихся перспектив развития российского государства; разработка технологий и процедур совместного принятия социально-политических решений, механизмов координации, согласования интересов и консолидации сторон; правовое закрепление процедуры делегирования полномочий и системы ответственности институтов государства и гражданского общества за взятые на себя обязательства; обеспечение совместных усилий на повышение уровня гражданского самосознания, способствующего социально-политической активности населения, выдвижения совместных инициатив; формирование системы подготовки кадров, способствующей росту профессионализма государственных служащих и лидеров общественных организаций в вопросах взаимодействия и управления; обеспечение прозрачности

функционирования государственных и негосударственных организаций через функционирование общего информационного поля с использованием технологий электронного правительства.

Проанализировав вышеперечисленные проблемы и задачи, нами предлагается определенная система взаимодействия институтов государства и гражданского общества, способствующая формированию и развитию их качественно новых характеристик: гармонизации социально политического сотрудничества государственных и негосударственных структур управления; повышения уровня гражданского самосознания.

Данная система может быть основана на соблюдении следующих основополагающих принципов: признание и обеспечение органами государственной власти прав и законных интересов институтов гражданского общества на участие в формировании и реализации государственной политики; направленность усилий государства на формирование механизмов самореализации: развитие способностей граждан к самообеспечению; невмешательство органов государственной власти в деятельность общественных организаций, за исключением случаев, предусмотренных действующим законодательством; правовая основа деятельности всех институтов гражданского общества; социально-политическое партнерство, т.е. признание взаимной роли государства и институтов гражданского общества как социально-политических партнеров, что требует учета и понимания их интересов и потребностей, возможности реализации взаимного контроля и профилактических действий; открытость и прозрачность взаимодействия партнеров, гласность и коллегиальность при выработке совместных решений и их реализации; ответственность за выполнение взятых на себя обязательств.

Одним из значимых принципов системы взаимодействия институтов государства и гражданского общества могут выступать аутсорсинг и субсидиарность. Главный смысл аутсорсинга - передача осуществления отдельных функций другим организациям. Институт государства в системе аутсорсинга предстает неким интеллектуальным холдингом, в котором аккумулируется смысл совместной деятельности, осуществляется координация усилий, системная интеграция, стратегическое планирование, соуправление финансовыми потоками и инвестициями. В соответствии с принципом субсидиарности высший уровень управления будет подключаться к решению коллективных проблем лишь тогда, когда низшему уровню требуется необходимая социально-политическая поддержка.

Говоря о взаимодействии институтов государства и гражданского общества, нельзя не упомянуть о таком моменте, как прямом участии общественных объединений в деятельности органов власти. Оно может эффективно осуществляться через создание согласительных, совещательных, координационных, экспертных и т.п. структур в виде советов, комиссий, рабочих групп, ассоциаций, собраний, комитетов, формализацию процедур обращений общественных организаций к органам власти, совместную организацию гражданских форумов. Данные формы взаимодействия позволяют конкретизировать сущность и технологии взаимовы-

годного социального партнерства, продвижение опыта, сложившегося в различных субъектах Российской Федерации.

Важнейшей формой системы взаимодействия институтов государства и гражданского общества является развитие инновационных механизмов социального контроля. Данный контроль может эффективно осуществляться через формирование механизмов самоорганизации, концентрирующих свое воздействие на нежелательных для общества проявлениях человеческой деятельности. При этом социальный контроль следует постепенно переводить из сферы прямого государственного воздействия в область косвенного регулятивного влияния на поведение индивидов и групп посредством механизмов активизации гражданского самосознания, стимулирования системы естественной самоорганизации общества при активном интеллектуальном направляющем воздействии институтов государства.

Позитивным влиянием на качество взаимодействия между институтами государства и гражданского общества могут стать попечительские, координационные и экспертные советы при органах государственной власти. Целью процесса общественной экспертизы является установление соответствия между деятельностью органов власти и социальными интересами граждан, а также формирование предложений по достижению такого соответствия. Общественная экспертиза должна проводиться профессионально подготовленными кадрами экспертов, как по заказу органов власти, так и по заказу общественных организаций.

Задачами общественной экспертизы политических решений являются: аргументированное заключение об их соответствии целям и задачам развития и функционирования гражданского общества, конституционным нормам, законным интересам граждан; выявление положений документов, приводящих к негативным социальным последствиям, оценка возможных масштабов этих последствий; внесение предложений по возможным решениям социально-политических проблем.

Таким образом, нами были рассмотрены основные направления развития взаимодействия государства и институтов гражданского общества, основополагающими из которых, являются политические партии, являющиеся в Российской Федерации недостаточно развитыми. По мнению исследователя К.В. Старостенко, формирующаяся в России многопартийность, пока весьма далека от того состояния, при котором она могла бы выступать реальным фактором политики, а политические партии играть действенную роль в качестве институциональных представителей и выразителей воли различных социальных и общественных сил в политико-властных процессах. Они практически отстранены от политической власти: не могут формулировать цели и задачи государственной политики, практически не оказывают воздействие на формирование и деятельность исполнительной власти. Не находя у партий защиты своим интересам, значительная часть населения испытывает потребность в патернализме государства, персонифицированного фигурой Президента РФ [13, с. 108].

В то же время мы солидарны с ученым Д.Н. Нечаевым, отмечающим, что без участия политических партий российское гражданское общество, растущее «снизу», само по себе не добьется того, чтобы демократия сработала. Многопартийность со всеми ее слабостями уже стала необходимым социально-политическим продуктом первой волны демократизации, организационно-политическим средством мобилизации гражданской инициативы и выражения групповых интересов, и нужно мириться с ее издержками, содействуя вместе с тем укрупнению партий и усилению их роли в политическом процессе путем применения правовых, политических, материальных, кадровых и других мер [6, с. 40].

Поэтому предложенная нами выше система взаимодействия институтов государства и гражданского общества, будет способствовать формированию и развитию их качественно новых характеристик - гармонизации социально политического сотрудничества государства с негосударственными структурами управления, основными из которых являются политические партии. Это также будет способствовать усилению конкурентных ресурсов политических партий, вызовет повышение доверия граждан к органам государственной власти, партиям и партийным лидерам, устранит скепсис избирателей в отношении российских избирательных процессов.

Литература

1. Гафаров И.М Аксиологические аспекты взаимодействия государства и институтов гражданского общества: теоретико-правовой анализ: дисс. ... канд. юридич. наук: 12.00.01. Краснодар, 2007.

2. Закон г. Москвы от 12 июля 2006 г. №38 «О взаимодействии органов государственной власти города Москвы с негосударственными некоммерческими организациями». [Электронный ресурс]. иР1: http://docs.kodeks.ru/document/ 3666827. (Дата обращения: 15.09.2012)

3. Закон об Общественной палате Воронежской области (принят об-

ластной Думой 24 июня 2008 года (в ред. закона Воронежской области от 17.03.2010 № 25-ОЗ). [Электронный ресурс]. иР1: http://op36.ru/o-

palate/zakon-ob-obshhestvennojj-palate-voronezhskojj-oblasti/. (Дата обращения: 23.09.2012)

4. Матвейчев О. Гражданское общество и государство. Модели взаимоотношения // Логос. 2005. №3 (48).

5. Медведев Д. Послание Президента Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации от 5 ноября 2008 года. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.kremlin.ru/text/appears/2008/11/208749.shtml. (Дата обращения: 27.09.2012)

6. Нечаев Д.Н. Гражданское общество и государство: концепции и модели взаимодействия // Институт государства и гражданского общества: модели

взаимодействия: сб. науч. трудов / под ред. д-ра полит. наук, Д.Н. Нечаева. Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2005.

7. Нечаев Д. Отмахнутся ли чиновники региональной власти от общественных объединений и на этот раз? // Экономика и жизнь - Черноземье. 2010. 26 июня-9 июля.

8. Постановление от 12 февраля 2008г. № 121 «О Концепции взаимо-

действия исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга с общественными объединениями и иными негосударственными некоммерческими организациями «Общественно-государственное партнерство» на 2008-2011 годы». [Электронный ресурс]. URL: http://news-

petersburg.com/docp/legal-wy/law-qiaqoz.htm. (Дата обращения: 27.09.2012.)

9. Постановление Правительства Мурманской области «Об утверждении Комитета по взаимодействию с общественными организациями и делам молодежи Мурманской области» от 08.07.09 № 295-ПП. [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.gov-murman.ru/?doc_itself=&&nd = 128044081&&page = 1&rdk=1&linkjd = 1. (Дата обращения: 30.09.2012)

10. Положение о департаменте общественно-политических связей ад-

министрации Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области / Приказ администрации Губернатора Новосибирской области и Правительства Новосибирской области от 13.05.2011 № 24. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nso.ru/_layouts/download.aspx? Sour-

ceUrl=/sodety/basic_prav/DocLib1/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B6 %D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%BE%20%D0%B4%D0%B5%D0% BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D 0%B513.05.2011%20%E2%84%96%2024.doc. (Дата обращения: 28.08.2012.)

11. Программа Социал-демократической партии России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.sdprus.ru/Vhod/Principi/2.htm. (Дата обращения: 6.09.2012)

12. Селиванова Е. Трансформация моделей и практик взаимодействия власти и гражданского общества в российских регионах (на примере областей ЦЧР). [Электронный ресурс]. URL: http://www.arsep.ru/expert_article/ index.php?ELEMENT_ID=232. (Дата обращения: 26.09.2012)

13. Старостенко К.В. Конституционно-политическое многообразие: сущность и проблемы реализации в Российской Федерации: монография. М.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008.

14. Указ Губернатора Воронежской области от 5 апреля 2010 г. № 87-у

«О формировании Общественной палаты Воронежской области». [Электронный ресурс]. URL: http://garant-vrn.ru/gubemator/ukaz-gubematora-voronezhskoj-

oblasti-ot-5-aprelya-2010-g-n-87-u/. (Дата обращения: 12.09.2012)

15. Aslund A. The Role of the State in the Transition to Capitalism // Moore J. (ed.). Legacies of the Collapse of Marxism. L, 1994.