УДК 316.322:32.001 ББК 60.033.11 Ж 15

З.А. Жаде

Идентичность как междисциплинарная проблема современной науки

Аннотация: В статье представлен анализ объяснительных моделей и концептуальных подходов в российской исследовательской традиции, направленных на понимание и раскрытие сущности идентичности. Рассматривается широкий спектр исследований различных аспектов идентичности, представленных основными научными школами. Концептуально определяются эвристические возможности основных подходов к исследованию феномена идентичности.

Ключевые слова: идентичность, идентификация, глобализация, кризис идентичности, междисциплинарный подход, полипарадигмальный подход.

Современная глобализация, будучи многогранным цивилизационным процессом, порождает множество последствий, одним из которых является «пробуждение» различных идентичностей, характеризуется всплеском традиционных и появлением новых форм. Страны и народы представляют собой точки пересечения многих идентичностей, они одновременно включены в десятки групп идентичностей, претендующих на самостоятельность и публичность.

Дискуссия об изменении и кризисе идентичности, идентификационного пространства России, формировании государственной (национальной) идентичности давно вышла за пределы одной науки. Выдвигаются различные проекты по ее конструированию. В дебаты вступили интеллектуалы всех гуманитарных наук. Институциональную среду анализа данного феномена составили такие структуры, как ИФ РАН, ИС РАН, ИСПИ РАН, ИЭА РАН, ИМЭМО РАН, ИНИОН РАН, ЮНЦ РАН, РАГС, ЮФУ и другие. Общее количество публикаций по данной тематике с трудом поддается количественной оценке. Очевидно, что это одна из наиболее актуальных и острых тем отечественной науки. Очевидно также, что строгие критерии отбора литературы едва ли могут гарантировать всесторонность, полноту охвата и объективность рассмотрения столь дискуссионной темы.

Особенно популярной стала данная тематика в связи с анализом этнической идентичности и кризиса идентичности в современных переходных условиях. Так, по мнению Л.М. Дробижевой, центром внимания социологического подхода к анализу идентичности является «...соотнесение личности с группой, представления о группе, социальные механизмы самоопределения индивидов в многообразных группах... Каждая из них включает в себя индивидуальную и коллективную идентичности разного

масштаба и содержания» [1, с.336.]. Она выделяет следующие компоненты социальной идентичности: самоидентификация (отнесение себя к этнической группе, локальной, государственной общности), представления о своей группе - «образ мы» и интересы, которые связывают эмоционально окрашенное отношение к таким образам с поведением людей и групп (регулятивная составляющая идентичности). В.А. Тишков признает понятие идентичности основным в феномене этничности и рассматривает ее как операцию социального конструирования «воображаемых общностей», основанных на вере, что они связаны естественными и природными связями [2, с. 116].

Идентичность, являясь открытой системой и вбирая в себя различные виды, имеет множественный характер. Так, М.Н. Губогло считает, что многоуровневая идентичность является частным случаем множественной идентичности, или множества идентичностей, в которой выделяются этническая, социальная, профессиональная, гендерная, гражданская, конфессиональная, имущественная, расовая [3, с. 29].

Анализируя многочисленные проблемы современной российской идентичности, В.А. Ядов разграничивает понятия идентичности как определенного состояния и идентификации как процесса, который ведет к данному состоянию; социальная идентификация является обозначением «групповых идентификаций личности, то есть самоопределения индивидов в социально-групповом пространстве относительно многообразных общностей как "своих" и "не своих"» [4, с. 597].

В последние годы появилось немало работ, посвященных идентичности как таковой и, в частности, российской идентичности. Так, в коллективной монографии «Российская идентичность в условиях трансформации» предпринимается попытка, используя ряд общероссийских социологических исследований 2003-2004 гг., под разными углами зрения взглянуть на одну и ту же проблему: что в массовом сознании россиян является следствием трансформационного характера современного российского общества, а что относится к инвариантным особенностям российской культуры, как повлияли на особенности национальной идентичности и менталитет россиян реформы последнего десятилетия и что в них оказалось наиболее устойчивым [5].

В сборнике «Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России» рассматривается взаимодействие между этническими, религиозными и гражданскими идентичностями в сознании людей, в идеологических текстах и в содержании средств массовой коммуникации. Излагаются теоретические подходы к этой проблематике, анализируются данные массовых опросов и глубинных интервью, рассматриваются различные варианты политики, направленной на формирование идентичности [6].

Актуальные вопросы, связанные с поиском в современном российском обществе новой национально-цивилизационной идентичности, а также широким распространением в российском массовом сознании представлений об «особом пути» развития России проанализированы в сборнике сотрудников ИМЭМО РАН [7].

К анализируемому понятию Р.Г. Абдулатипов обращается через феномен российской нации в ее этнонациональном и гражданском

измерениях. Автор рассматривает идентичность как объективизацию духовной энергии человека и социального опыта, общности и государства через самосознание и самопознание, через выбор и мобилизацию, которые человек проходит; это духовный стержень жизнедеятельности человека, общности и государства [8, с. 413].

Изучению роли идентичности в современном политическом процессе в России и в других странах, исследованию многоуровневой идентичности, а также анализу методологических и теоретических проблем, связанных с использованием понятия «идентичность» в качестве инструмента научного анализа, посвящены сборники научных трудов ученых ИНИОН РАН и МГИМО [9].

Анализируя затяжной «кризис идентичности» в постсоветской России, проявляющийся в болезненном привыкании россиян к новому месту в геополитическом пространстве на территории бывшего СССР и к новым формам консолидации внутри Российской Федерации, Э.А. Паин выделяет две основные причины этого кризиса: во-первых, жители Российской Федерации, еще в период, когда она была одной из 15 республик СССР, редко ассоциировали себя именно с Россией, считая своей родиной весь Советский Союз. Поэтому распад Союза болезненно переживался большинством россиян, привыкшим жить в большой стране. Во-вторых, общероссийская идентичность не рождалась в ходе национальных движений, как в других новых независимых государствах, напротив, националисты различных направлений препятствовали, в различной мере и в разных формах, развитию единой гражданской идентичности жителей России [10, с. 5].

Цивилизационная и социокультурная идентичность России исследуется учеными РАГС при Президенте Российской Федерации, которые обращают внимание на необходимость анализа вопросов об идентичности в контексте поиска Россией своего нового места в глобализующемся мире, речь идет о понимании идентичности глобального мира и идентичности, связанной с традиционными особенностями государства, народов, культур [11].

Заметны попытки нового осмысления идентичности и в региональных научно-исследовательских центрах [12]. Так, в монографиях Ю.Г. Волкова анализируются теоретические основания социальной идентичности, сущность российской идентичности, впервые в отечественной науке определяется место и роль идеологии в формировании российской идентичности [13]. В этнической конфликтологии проблеме идентичности в самых различных ее модификациях уделено существенное внимание. По мнению В.А. Авксентьева, новая российская идентичность должна отражать геополитические реалии современного мира через 15-20 лет; иметь четкие цивилизационные ориентиры; быть обращенной в будущее, а не в прошлое и, как следствие иметь светский характер; быть основанной на нескольких прорывных проектах, в которых Россия теоретически может стать мировым лидером [14, с. 20]. Уровни идентичности (этнический, национальный, региональный, цивилизационный и геополитический) и феномен кавказской идентичности стали предметом исследования коллективных трудов ученых Адыгейского и Кабардино-Балкарского государственных университетов [15].

Таким образом, перечень ряда фундаментальных трудов свидетельствует об исследовательской активности в отношении рассматриваемого понятия, авторы подходят к ее рассмотрению с самых разных сторон, выбирая тот или иной ракурс многоликой идентичности. Следует сказать, что в отечественной науке сложились общие и особенные традиции исследования проблемы идентичности как психологического и социокультурного феномена. Их суть заключается в том, что идентичность имеет структурное строение, основными параметрами которого являются целевой, содержательный и оценочный.

Согласно современным исследованиям, идентичность -трансформирующаяся структура, она развивается на протяжении всей жизни, проходит через преодоление кризисов, может изменяться в прогрессивном или регрессивном направлениях, то есть быть «успешной» (позитивной) или «негативной» (индивид отклоняет любые взаимодействия). Ученые едины во мнении, что идентичность социальна по происхождению, так как формируется в результате взаимодействия с людьми и усвоения каждым выработанного в процессе коммуникации языка, а изменения идентичности обусловлены социальными изменениями.

Первым шагом для того, чтобы личность смогла ощущать себя представителем группы, является процедура идентификации, то есть определение критериев и границ общности, определение места «Я» в социуме. Для выяснения содержания идентичности сущностным является понимание того, что в общем смысле идентификация рассматривается как процесс становления представлений социальной группы и индивида о себе и своем месте в мире.

В политической науке идентичность интепретируется как качество, являющееся результатом индивидуального или группового самовосприятия в виде определенного субъекта», а идентификация рассматривается как «психологический процесс отождествления индивидом себя с другим человеком, группой, общностью, помогающий ему успешно овладеть разными видами социальной деятельности, усваивать нормы и ценности данного сообщества.

По нашему мнению, под идентичностью следует понимать самотождественность человека или группы с определенным политическим или социокультурным сообществом; интегрированность человека и общества, их способность к осознанию самотождественности и ответу на вопрос: «Кто я такой?».

Проблемы идентификации становятся особенно актуальными в переломные, кризисные периоды в истории стран. Самоидентификация проявляется в деятельности социальных групп и политических институтов, она связана с социальными статусом и ролью, однако определяется не только ими, но и индивидуальными особенностями личности.

Из вышеизложенного следует вывод об отсутствии единого понимания в трактовке такого сложного феномена как идентичность. Каждый из подходов обладает определенной достоверностью и системой аргументации. Несмотря на наличие множественных подходов к исследованию различных

аспектов проблемы идентичности в социальной и гуманитарной научной мысли, до сегодняшнего дня остается значительный объем неразработанных аспектов. Это объясняется тем, что каждый этап исторического развития общества предъявляет свои требования к понятию идентичности, анализ которой оставляет широкое поле для исследователей современности.

Идентичность как важнейшая категория современного социальногуманитарного знания должна отражать сложную диалектическую систему взаимовлияния целостности, определенности, «тождественности самим себе» социальных общностей и групп, а также маргинализация этих процессов. Идентификация - один из реальных механизмов социализации индивида, состоящий в принятии им социальных ролей, усвоении социокультурных образцов и моделей поведения. Рассматриваемая проблема требует полипарадигмального подхода к исследованию идентичности, включая социокультурную, этническую, конфессиональную, геополитическую и другие идентичности, а также формы идентификации личности в процессе изучения истории межкультурного диалога России и Запада в прошлом, настоящем и в прогнозировании будущего.

Итак, можно констатировать, что проблема идентичности, являясь актуальной в отечественной науке, приобретает первостепенное значение в современных условиях, одновременно претерпевая радикальные трансформации. Именно этим и определяется острота дискуссии о ее сущности. Главным итогом этапа накопления российской социально-гуманитарной наукой знаний об идентичности является понимание того, что весь комплекс проблем, связанных с этим сложным явлением, не могут решить отдельно ни психология, характеризуя его как личностную идентичность, ни социология, представляя его как идентичность социальную, ни другие науки.

Представляется, что усилия социальной и политической науки должны быть объединены в этом направлении, так как она способна оказать существенное влияние на реальную общественную жизнь. При этом важно иметь в виду, что проблемы идентичности нельзя «прописать» по ведомству какой-то одной науки. По мнению ученых, мы оказываемся в междисциплинарном поле; и необходимо учитывать тот «культурный поворот», который произошел в социальном и гуманитарном знании в последние десятилетия. Важно также понять, что основными тенденциями изучения этого феномена должны явиться осознание ее полипарадигмального статуса и объединение усилий представителей разных областей знания, а также стремление соотнести арсенал исследований отечественной мысли с достижениями мировой науки.

В заключение отметим, что понятие «идентичность» слишком многозначно, разными авторами понимаемое по-разному, - это теория, концепт, свойство человеческой психики, категория социальной и политической практики, предмет научной рефлексии, политический фактор. Иногда она предстает как нечто аморфное, что может быть правильно или неправильно определено индивидом, а иногда применяется как строгий научный термин и инструмент исследования.

Понятие «идентичность» приобрело полипарадигмальный и междисциплинарный характер. Многообразие подходов к изучению идентичности обусловлено сложностью и многомерностью как реального феномена идентичности, так и самого понятия. Западные концепции идентичности невозможно полностью адекватно приложить к условиям российской действительности, поскольку они основываются на других особенностях ментальности. В структуре российского научного знания

представления об идентичности развиваются в контексте психологии, социологии, философии, политологии.

Можно констатировать, что в современной российской науке эта тема занимает важное место, о чем свидетельствует возрастающий интерес к проблеме. Однако далеко не всегда можно говорить о единомыслии и однозначности подходов, скорее наоборот, заявленная тема порождает больше вопросов, чем ответов на них. Сегодня нет необходимости специально доказывать, что социально-гуманитарные науки испытывают очевидные сложности при осмыслении реакции российского общества на процессы глобализации и модернизации, которые сложно и противоречиво переплетаются с его собственной трансформационной динамикой. Потребность ответить на вопрос «кто мы?» стимулирует к изучению идентичности как возможного ключа к созданию гармоничного общества.

Примечания:

1. Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. М., 2003.

2. Тишков В.А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии. М., 2003.

3. Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. М., 2003.

4. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Психология самосознания: хрестоматия. Самара, 2003.

5. Российская идентичность в условиях трансформации: опыт социологического анализа / отв. ред. М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова. М., 2005.

6. Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России / отв. ред. В С. Магун. М., 2006.

7. Поиск национально-цивилизационной идентичности и концепт «особого пути» в российском массовом сознании в контексте модернизации: сб. ст. / отв. ред. В.В. Лапкин, В.И. Пантин. М., 2004.

8. Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). М., 2005.

9. Политическая наука: Идентичность как фактор политики и предмет политической науки. М., 2005; Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: материалы 4-го Конвента РАМИ: в 10 т. Т. 2. Идентичность и суверенитет: новые подходы к осмыслению понятий / ред. И.М. Бусыгина. М., 2007.

10. Паин Э. Проблемы самоидентификации россиян со страной, с регионом, с этнической общностью // Проблемы идентичности: человек и общество на пороге третьего тысячелетия. М., 2003.

11. Конкурентоспособность России в условиях глобализации / под общ. ред. В.К. Егорова и др. М., 2006.

12. Поликультурные основания формирования общероссийской идентичности: материалы Всерос. науч-практ. конф. с междунар. участием / ред. Н.Г. Денисов. Краснодар, 2008.

13. Волков Ю.Г. Гуманистическая идеология и формирование российской идентичности. М., 2006; Волков Ю.Г. Идентичность и гуманистическая идеология: взгляд в будущее. М., 2006.

14. Авксентьев В.А. Социокультурная идентичность в XXI веке: выбор российской перспективы // Проблема субъектов российского развития. М., 2006.

15. Многоуровневая идентичность / З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушева, А.Ю. Шадже. М.; Майкоп, 2006; Кавказская идентичность в российской социально-культурной трансформации: сб. науч. тр. Нальчик, 2007.