202 ЗНАНИЕ. ПОНИМАНИЕ. УМЕНИЕ_________

СОЦИОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ

Идеально-типическая модель семьи как предмет социологии культуры

О. И. Волжина

(Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации,

г. Москва)

В статье представлена идеально-типическая модель семьи как метод эмпирического исследования, описаны познавательные возможности и границы применения данного метода.

Ключевые слова: семья, ценность семьи, идеальный тип, идеально-типическая модель семьи.

В качестве инструментального средства изучения семьи как ценности представляется перспективным классический метод социологических исследований М. Вебера — разработка идеально-типической модели. Веберовское понимание «идеального типа» как познавательного средства, которое «служит сравнению с эмпирической действительностью», позволяет устанавливать «степень отклонения действительности от идеального типа или относительное сближение с ним для того, чтобы с помощью по возможности однозначно используемых понятий описать ее, понять ее путем каузального сведения и объяснить» (Вебер, 1990: 595). Идеальный тип, отраженный в модели, не рассматривается в качестве изоморфной действительности, а применяется как измерительное средство для изучения предмета (в нашем случае ценности семьи). Структурные элементы модели используются в качестве показателей, позволяющих структурировать неопределенное множество соответствующих ценностных проявлений на уровне общества и личности. Идеальный тип семьи в качестве модели позволяет судить о социокультурной ценности

семьи в обществе переходного типа. В данном случае речь идет о модели в стандартном семантическом понимании: как о конструкции, предполагающей некоторое множество с заданной в нем системой отношений (Васюков, 1999: 19).

Определяющий принцип отбора компонентов идеальной социологической модели семьи также заимствуется из теории М. Вебера: она должна быть достаточно общей с точки зрения устойчивых функций, воспроизводящихся в различные исторические периоды. Иными словами, идеальная модель должна включать связи, которые можно считать универсальными, наиболее типичными независимо от специфики локальных, временных и пространственных характеристик их существования.

В таком контексте семейное поведение индивида рассматривается только в системе этих универсалий, принципиально отличающихся от других форм взаимодействий и определяющих специфичность соответствующих функционально-ролевых стереотипов.

Определение ценности семьи на базе представленной системы оснований концептуально выделяет семью как идеальный тип в изме-

рениях социальной значимости, личностной привлекательности. Метод идеально-типического конструирования выявляет не только рациональные, но и другие формы мотиваций поведения людей. Соотношение реальных мотиваций с идеально-типическими (рациональными) служит средством для изучения отклонений от модели различных вариантов поведения.

Семья как устойчивое социокультурное взаимодействие характеризуется следующими значимыми признаками, отличающими ее от других объектов социальной структуры:

1) задает определенные модели, нормы и правила полового, родственного и межпоко-ленческого общения;

2) имеет специфические целерезультирующие показатели взаимодействия, связанные с удовлетворением субъективных ожиданий и социальных потребностей индивидов;

3) отражает определенный уровень нравственно-эмоциональных переживаний участников семейного взаимодействия, имеет специфические этические принципы построения взаимодействий между членами семьи.

Идеально-типическая модель семьи как ценности предполагает рассмотрение ее социальной значимости и личностной привлекательности на этих взаимосвязанных уровнях.

В аспекте социальных норм и правил семья представляет собой специфическую форму взаимодействия индивидов, которая в структурном и деятельностно-функциональном отношении определяется через наличие культурно установленных ролевых предписаний. В культурном пространстве они задают социально приемлемые образцы семейного поведения, которые транслируются от поколения к поколению.

В отечественной социологии в качестве базовых характеристик семейного взаимодействия, вокруг которых выстраиваются соответствующие роли, нормы и правила, принято выделять отношения супружества, родительства, родства. Семья представляется в качестве упорядоченных моделей ролевого поведения, т. е. организации отношений между взаимодействующими индивидами в рамках супруже-

ства, родительства, родства. Соответственно критерии оценки семейных отношений и семьи транслируются в культурном пространстве как одобряемые образцы поведения на указанных уровнях взаимодействия. Они рассматриваются в качестве культурных компонентов измерения ценности семьи с точки зрения ее социальной значимости, привлекательности и оправдания индивидуального поведения в семье.

Рассмотрение взаимодействий индивидов на уровне супружества, родительства и родства позволяет выйти на определение семьи как социального института, обеспечивающего воспроизводство и социализацию населения, несущего иждивенческую нагрузку по отношению к детям и старикам, обеспечивающего удовлетворение физиологических, бытовых и психологических потребностей индивидов. Следовательно, оценку каждой из составляющих супружества, родительства, родства в соответствии с выделенными критериями можно рассматривать в качестве ценностных компонентов семьи.

Известно, что представление о семье как общественно необходимой форме объединения индивидов менялось в разные исторические периоды и в различных обществах. При этом ее крепкая укорененность в почву социальности неизменно обеспечивала ей живучесть и способность противостоять широкому распространению новых форм взаимодействия индивидов, построенных на основе семейных принципов, но нарушающих моральные и правовые нормы семейного союза. Поэтому даже в условиях изменения ценностного отношения к семье в обществе все-таки возможно выделить черты, характеризующие ее социальную значимость.

С позиций идеально-типического подхода с его положениями об устойчивых функциях и ролях критерии оценки семейных отношений определяются представлениями о целесообразности, т. е. благе, пользе такого союза. Поскольку подобные представления исторически обусловлены опытом, их символикокультурное выражение изменялось. При этом расширялся или сужался спектр отношений к семье, строящихся вокруг рождения детей,

ведения хозяйства, удовлетворения сексуальных и других потребностей (в защите, самореализации, родственной поддержке). Анализ современной социологической литературы свидетельствует о том, что ценностные суждения о семье можно свести к функциональноролевым характеристикам все тех же трех социально значимых блоков: супружество, родительство, родство — и определению семьи в качестве ценностного феномена с точки зрения взаимодействия между полами, родителями и детьми, родственниками и свояками. Таким образом, отношения супружества, родительства, родства определяют нормы семейного взаимодействия, упорядочивают его, обеспечивают регуляторы семейного поведения и критерии его оценки.

Содержательные характеристики взаимодействий по направлениям супружества, родительства, родства рассматриваются в рамках основных сфер жизнедеятельности семьи или ее членов, структурированных по функциональным или ролевым основаниям.

Современное социокультурное знание не абсолютизирует инструментальные основания систем взаимодействия (в нашем случае супружества, родительства, родства). Важное значение придается этическим принципам, выходящим за пределы непосредственной удовлетворенности людей семейными отношениями и обусловленным социальной значимостью семьи. В связи с этим семья оценивается как феномен частной жизни в контексте культуры повседневности на основании таких критериев, как любовь, взаимная зависимость (взаимоуважение, взаимопомощь, взаимоответст-венность) и др.

Ценностное отношение к семье может оправдывать целесообразность любых отклонений от ранее установленных норм семейного взаимодействия, что весьма характерно для семейного поведения сегодня. Такие отклонения выступают как текущие основания семьи, выявление которых с неизбежностью предполагает учет особенностей социокультурной жизни в условиях переходного периода.

Изучение аксиологической проблематики, особенно традиционного отношения к семье в России, невозможно без опоры на нацио-

нальное своеобразие мировоззрения, находящее отражение в общественной идеологии. Такой опорой в контексте исследования являются обстоятельные результаты анализа разработанности аксиологической проблематики в русской философии конца XIX — первой половины XX в., полученные В. Г. Лукьяновым (Лукьянов, 2000). Основной вывод В. Г. Лукьянова: потеря духовных ценностных ориентиров в современном обществе «оборачивается духовной нецельностью и внутренним расколом личности» (там же: 202). Из этого заключения логически вытекает необходимость системы ориентиров, интегрирующей если не поведение людей, то, по крайней мере, их ценностные представления. Таким образом, в условиях социокультурной неопределенности существует потребность в идеологии, базирующейся на бесспорных и общественно приемлемых идеалах.

В социально-научной и культурной традициях России утверждается, что специфика отечественного мировоззрения и общественной идеологии заключается в опоре на этические ценности. При определении на этих основах ценностных принципов семейного поведения обратимся к положению М. М. Бахтина, усматривавшего основу ценностных принципов семьи в историческом архетипе любви, соучастия и верности (Бахтин, 1986).

П. А. Сорокин, характеризуя в работе «Главные тенденции нашего времени» типы человеческих отношений, в качестве основы семейных отношений выделяет любовь, преданность, самопожертвование. Но сегодня реальностью становится и семья, построенная на принципах, которые П. А. Сорокин относил к свободным договорным отношениям: взаимовыгода, ненасилие, терпимость (Сорокин, 1997). Выделенные типы отношений (нравственный и свободный договорной) уже не являются противостоящими. Они могут реализовываться как в качестве самостоятельных стилей жизни, так и в рамках одной семьи.

В христианской антропологии идеальнотипическая модель семьи обладает определенной последовательностью структурных компонентов. Семья рассматривается в первую

очередь через нравственные характеристики отношений (любовь, верность, целомудрие). Затем выделяются супружество и родительство как две равновеликие обязанности и способы проявления любви, верности и других нравственных качеств. Целерезультирующим срезом идеальной модели семьи в христианстве однозначно является идея рождения и благочестивого воспитания детей.

Бесспорно, каждый из названных или других сконструированных архетипов будет связан с исторической, национальной, этнической спецификой и проявится только на личностно-индивидуальном уровне в конкретных жизненных ситуациях, которые постоянно изменяются. Поэтому говорить о конкретном содержании этических оснований посредством выделения определенных духовных принципов единения не представляется целесообразным. Мы ограничимся констатацией наличия этических оснований взаимодействия индивидов в их любом ансамблевом наборе на основе любви, соучастия, верности.

Следует отметить, что динамика формирования ценностного пласта культуры имеет общие для разных народов закономерности: движение от ценностного синкретизма на первом этапе, когда происходит осмысление новых элементов социокультурной жизни, к вычленению на втором этапе критериев их дифференциальной оценки — утилитарных, эстетических, этических, а далее, на третьем этапе, — к формированию установившихся систем ценностей. Как уже отмечалось, в переходных условиях современной России первый этап базируется на идеалах русской философии рубежа XIX и XX вв.

Выделенные структурные уровни семейных ценностей имеют принципиальный смысл для определения культурной модели семьи, которая зависит от того, какой из них первичен в выборе семейного поведения. Так, семья, создаваемая исходя из выбора социальной значимости, будет базироваться на этических, нравственных ценностях. Тип семьи, избранный с учетом нормативных оснований инструментализма, явит модель взаимодействий, оцениваемых по критериям личной выгоды. Семья, созданная на основе оправдания суще-

ствующего положения дел, будет оцениваться по наличному ролевому распределению. И каждому случаю соответствуют свои критерии отношения к семье как ценности. Семьи, создаваемые исходя из первичности различающихся принципов взаимодействия, будут находиться в неодинаковых позициях по отношению к официально провозглашаемой идеологии.

Ценностные уровни семьи в обществе переходного типа определяются характерными жизненными условиями. Такая детерминация влияет на субъективные оценки жизненных семейных ситуаций индивидов. С субъективных позиций ценность семьи неизбежно будет рассматриваться на уровне таких ситуаций, где она выступает в качестве оправдания семейного поведения, отражая индивидуальные предпочтения и интересы. На уровне идеологии ценностные суждения о семье коррелируют с обобщенным представлением, связанным с выбором должного или желаемого людьми.

Интерпретация через идеально-типическую модель позволяет определить социальную ценность или значимость семьи как ее ориентацию на рождение и воспитание детей, трансляцию культурного опыта от поколения к поколению, удовлетворение разнообразных потребностей индивида (интимных, материально-бытовых, в защите нетрудоспособных членов), реализуемых через супружество, родительство, родство и имеющих в своей основе специфические нравственные принципы. Такое определение соответствует как устойчивой, так и нестабильной социокультурной ситуации. Но в последнем случае эти ценностные основания приобретают особую важность, поскольку обеспечивают фундаментальные интегративные начала для реконструкции социокультурных порядков, разрушающихся в условиях структурных изменений в обществе.

Но семья как ценность не может рассматриваться только в утилитарном смысле, равно как нереально превращение семьи в абсолютную духовную ценность. Исторически возникнув как утилитарная единица общества, она укрепила свое значение духовными основаниями. В работах зарубежных социологов все

чаще встречаются утверждения о приоритете прагматизма в социальном развитии и индивидуальном действии. Однако отечественная социально-культурная мысль рассматривает в качестве устойчивого ментального образования россиян именно нравственность.

Значимость обобщенных критериев оценки семьи предполагает определенную степень согласия в отношении их. Семья как форма первичных и непосредственных отношений между людьми закрепляется и воспроизводится в традициях, обычаях, ритуалах, обрядах, являющихся продуктами культурной конвенции, санкционирующей эти паттерны взаимодействия. Они в символическом выражении утверждают доминирующие исторически сложившиеся формы взаимодействия индивидов, посредством которых удовлетворяются потребности в рождении детей, обеспечении интимной сферы, материального достатка, социальной защищенности. Расширение поля свободного проявления субъективных предпочтений индивидов, сопровождающееся вариативностью выбора форм удовлетворения указанных потребностей, в том числе вне рамок семейного взаимодействия, приводит к изменению понимания ценности этих традиционных образований. Однако индивидуальные ориентации и предпочтения относительно семейной жизни имеют конкретно-исторические социокультурные ограничения. Поэтому, хотя не может быть универсальных критериев оценки семьи — они и сегодня являются исторически специфическими для переходного общества, — идеально-типический подход к семье позволяет выделить универсалии, определяющие ее фундаментальную социальную значимость.

Ценность семьи является символом отношения людей к взаимодействиям в зоне личного окружения. Она проявляется через субъективное оценочное отношение к ней и реальный индивидуальный выбор. Здесь закономерно встает вопрос о границах свободного выбора различных вариантов семейных приоритетов и об их последствиях, не всегда безопасных для существования общества и индивида. В качестве исторической формы социокультурной реакции общества на свободный выбор инди-

вида можно рассматривать социальные нормы семейной жизни. Ограничение ценностных ориентаций индивидов в обществе, определяемое нормативными мерками совместного блага людей и реализуемое средствами права и морали, закрепляет разумные формы деятельности и запрещает неразумные, ставящие под угрозу общественную стабильность и безопасность.

Представленность в обществе семьи как социокультурного института предполагает осуществление социального контроля, который ограничивает спектр ценностных отношений к ней. Известно, что последние как культурное явление зависят от форм легитимных санкций: вознаграждения или наказания, прямого насилия, принуждения. Обществом выработаны системы таких санкций за выполнение определенным образом социальных ролей, следование нормам, которые влияют на содержание ценностных представлений о семье. Легитимизация ценности семьи опирается на законы, традиционные идеалы и эталонные образцы.

Решающую роль в сохранении и передаче такой ценности играют социокультурные нормы как декларируемые идеальные границы поведения. Правомерно утверждать, что распространение и поддержание ценностных представлений о семье связано с установившимися в обществе социокультурными нормами. Нормы в их функционировании влияют на социальное поведение, потому что они благодаря наличию санкций ограничивают и закрепляют одни типы поведения и открывают поле свободного выбора других.

Ценности становятся важными составляющими повседневной социальной динамики, потому что субъекты их принимают и умеют использовать на практике. В этой связи важно, что поведение индивидов не столько определяется, сколько оправдывается ценностями, т. е. их используемый набор детерминируется стереотипными социокультурными ситуациями, в которых участвуют люди. Воздействие ценностей становится актуальным, когда в таких ситуациях оправдываются как отдельные поступки, так и поведение в целом.

Итак, идеальный тип семьи, являясь методическим средством, не отражает действи-

тельность. Это теоретическая, логически непротиворечивая конструкция, включающая круг наиболее типичных ценностных характеристик семьи, выраженных обобщающими категориями. Другими словами, это логически упорядоченный критериальный ряд, необходимый для разработки программ исследований или целевых блоков комплексных проектов, связанных с изучением семьи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бахтин, М. М. (1986) К философии поступка // Философия и социология науки и техники : Ежегодник 1984-1985. С. 80-160.

Васюков, В. Л. (1999) Формальная феноменология. М. : Наука.

Вебер, М. (1990) Избранные произведения / пер. с нем. ; сост., общ. ред. и послесл. Ю. Н. Давыдова ; предисл. П. П. Гайденко. М. : Прогресс.

Лукьянов, В. Г. (2000) Эстетическая ценность в контексте русской религиозной философии (конец XIX — первая половина XX века) : дис. ... д-ра филос. наук. СПб.

Сорокин, П. А. (1997) Главные тенденции нашего времени / пер. с англ., послесл. и прил. Т. С. Васильевой. М. : Наука.

THE IDEAL AND TYPICAL MODEL OF THE FAMILY AS A SUBJECT OF THE SOCIOLOGY OF CULTURE O. I. Volzhina (The Supporting Fund for Problem Children, Moscow City)

The article presents the ideal and typical model of the family as a method for the empirical study. The author describes the informative potentials and the limits of this method’s application.

Keywords: family, the value of the family, ideal type, ideal and typical model of the family.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Bakhtin, M. M. (1986) K filosofii postupka // Filosofiia i sotsiologiia nauki i tekhniki : Ezhegodnik 1984-1985. S. 80-160.

Vasiukov, V. L. (1999) Formal’naia fenomeno-logiia. M. : Nauka.

Veber, M. (1990) Izbrannye proizvedeniia / per. s nem. ; sost., obshch. red. i poslesl. Iu. N. Davydova ; predisl. P. P. Gaidenko. M. : Progress.

Luk’ianov, V. G. (2000) Esteticheskaia tsennost’ v kontekste russkoi religioznoi filosofii (konets XIX — pervaia polovina XX veka) : dis. ... d-ra filos. nauk. SPb.

Sorokin, P. A. (1997) Glavnye tendentsii nashego vremeni / per. s angl., poslesl. i pril. T. S. Vasil’evoi. M. : Nauka.