УДК 316.334.5 Д.С. ХАУСТОВ

ББК 66.09 кандидат экономических наук, старший преподаватель

Байкальского государственного университета экономики и права,

г. Иркутск

e-mail: dmitry.khaustov@rambler.ru

ГЛОБАЛИЗИРОВАННЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ СТАНДАРТЫ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ МИР-СИСТЕМЫ*

Рассматриваются формирующиеся глобализированные экологические стандарты качества жизни как отражение некоторых тенденций развития современной Мир-Системы. Делается вывод о потенциально возможной трансформации современной мировой системы капитализма в «зеленую экономику».

Ключевые слова: качество жизни, экологические стандарты, Мир-Система, нулевой рост, эффект Нордхауза, экономика малых серий, аутсорсинг толпе, социализация форм собственности.

D.S. KHAUSTOV

PhD in Economics, Senior Instructor, Baikal State University of Economics and Law,

Irkutsk

e-mail: dmitry.khaustov@rambler.ru

GLOBALIZED ECOLOGICAL STANDARDS OF LIFE QUALITY AND DEVELOPMENT TRENDS OF MODERN WORLD-SYSTEM

The article deals with emerging globalized ecological standards of life quality as a reflection of some development trends of the modern World-System. The author makes a conclusion about a potential transformation of the modern world system of capitalism into «green economy».

Keywords: life quality, ecological standards, World-System, zero growth, Nordhaus effect, economy of small series, crowdsourcing, socialization of ownership.

Одной из основных особенностей текущего этапа развития современной Мир-Системы, известного как глобализация, является рост значения ресурсных ограничений во все более тесной связи с изменением качества жизни населения. В XX в. добыча и переработка ресурсов литосферы, гидросферы, атмосферы и биосферы на каждого жителя Земли увеличились на порядок — с 5 до 50 т! Из этого объема ресурсов лишь около 0,5-1% потребляется эффективно, остальное загрязняет окружающую среду. На одного

человека ресурсов используется на треть больше, чем возможно получить от нашей планеты, не оказывая зачастую необратимого деструктивного влияния на природную среду [3, с. 89].

Становится ясно, что состояние окружающей природной среды является одним из наиболее актуальных аспектов при анализе поликритериального и мультиструктурного понятия «качество жизни населения». По мнению В.А. Черешнева, «качество жизни — отражение общего состояния социоприродных

* Работа выполнена при финансовой поддержке проекта «Стратегические направления регулирования качества жизни населения крупного сибирского города», реализуемого в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы, госконтракт с Минобрнауки РФ № 14.740.11.0564.

© Д.С. Хаустов, 2011

систем, показатель здоровья человечества в целом и уровня цивилизации. По этой причине оно значительно меньше зависит от имущественного положения граждан, чем такой показатель, как уровень жизни: перед экологическими катастрофами и загрязнением среды обитания, к примеру, все равны, и никто не купит ни за какие деньги право на чистую планету для себя» [9, с. 283].

Очевидно, что нельзя раскрыть понятие «качество жизни», не имея ясного представления об экологических стандартах. Однако, что же являют собой сами современные «зеленые» стандарты? В полной мере они до конца не определяемы. В общем виде их можно описать с помощью ряда понятий.

Во-первых, в сфере международных отношений все более широко распространяется концепция «экологической безопасности», которая проявляется как «законное стремление каждой страны оградить свою природную среду и здоровье людей от ущерба, который может быть причинен в результате "антиэкологических" действий других стран» [6, с. 123]. Другим аспектом этого понятия является «экоглобализация» — объективно обусловленный процесс возрастания зависимости каждой национальной социопри-родной системы от качественного состояния глобальной экологической ситуации. Следствием этого стала потребность в развитии новых видов хозяйственной деятельности, новых направлений научных исследований, в производстве изделий и товаров с новыми качественными характеристиками и т.д. Стоит согласиться с Л.И. Желбуновой, что «новые дополнительные природоохранные расходы представляют собой объективно обусловленные издержки перестройки всемирного хозяйства на основе более рациональной в отношении его естественной и ресурсной базы, обеспечивающей ему поступательное движение в будущем» [там же, с. 124].

Одним из последствий экологической политики, проводимой развитыми странами, в частности путем применения средств регламентации в области производства и потребления, является трансформация торгово-политических режимов. Фактически, речь идет о мероприятиях, направленных на последовательное изъятие из международного торгового оборота товаров, работ, услуг, наносящих вред окружающей среде

и людям. Запрет на «неэкологическую» продукцию — в целом позитивное явление, которое получает все более широкое распространение. Негативным аспектом борьбы за экологическую чистоту производства и потребления является использование развитыми странами экологической регламентации в целях проведения дискриминационной внешнеторговой политики, возведение искусственных торговых барьеров. Зачастую к «экологичности» импортируемых товаров применяются более высокие требования, чем это предусмотрено в отношении национальных производителей, что создает протекционистские барьеры на пути конкурирующих иностранных товаров.

Во-вторых, все более насущной становится проблема перехода в фазу «нулевого роста» мировой экономики. Мировое развитие в современную эпоху представляет собой воспроизводство структурных диспропорций между богатыми странами Севера и бедными странами Юга. Поэтому актуальные темпы роста мирового хозяйства в отношении удовлетворения элементарных жизненных потребностей большей части человечества — населения развивающихся стран — недостаточны, а с точки зрения доступности ресурсов, необходимых для этого растущего производства и потребления, чрезмерны. Наиболее разумным выходом был бы сбалансированный на глобальном и региональном уровнях рост, который обеспечивал бы гармонию всех процессов развития при более высокой динамике производства в бедных странах и при относительно низкой динамике производства в богатых странах. Польский исследователь глобализации Г. Колодко рассуждает об этом следующим образом: «Речь о сознательном и целенаправленном сдерживании среднего темпа экономического роста богатых стран при одновременном ускорении среднего темпа экономического роста стран бедных. Это — всего-то! — требует отличного от существующего в мире разделения накоплений, а особенно — перемещения части накоплений и инвестиций из богатых стран в страны бедные. А для этого необходимо иметь соответствующие инструменты — в том числе налоговые и бюджетные, к которым теперешняя ситуация глобализации пока еще не привела» [7, с. 369]. В рамках данного дискурса предполагается необходимость пос-

тоянного замедления темпов экономического роста в богатых странах, что будет иметь далеко идущие политические последствия.

Таким образом, перед нами встает вопрос: будет ли означать прогнозируемое и желаемое прекращение роста мирового ВВП по экологическим соображениям остановку роста качества жизни населения? Частично решить эту проблему можно, если принять во внимание при макроэкономическом анализе так называемый эффект Нордхауза. Российские специалисты по мир-системному анализу Л.Е. Гринин и А.В. Коротаев так описывают это явление: «Допустим, вы получили 1 000 долларов и отправились в магазин покупать себе компьютер. Теперь представьте себе, какой компьютер вы смогли бы купить за ту же 1 000 долларов пять лет назад. Конечно же, тот компьютер, который вы сможете купить за 1 000 долларов сейчас, будет гораздо лучше, эффективнее, удобнее и т.п., чем тот, который вы смогли бы купить за ту же 1 000 долларов пять лет назад. Однако, если вы посмотрите в справочник Всемирного банка, вы обнаружите, что в паритетах покупательной способности 1 000 долларов сегодня заметно меньше, чем 1 000 долларов пять лет назад. Дело в том, что традиционные меры экономического роста (и прежде всего ВВП, измеряемый в международных долларах в паритете покупательной способности) во все большей и большей степени перестают улавливать реальный рост уровня жизни (и в особенности в наиболее развитых странах). <...> Дело здесь в том, что рост производства будет фиксироваться в традиционных мерах, только если он связан с увеличением потребления ограниченных ресурсов (включая и рабочую силу), если же он достигается при отсутствии такого увеличения, то его вроде бы как и нет» [4, с. 147-148].

В-третьих, набирающими силу глобальными тенденциями, в средне- и долгосрочной перспективе определяющими экологические стандарты качества жизни населения, являются [1, с. 216-227]:

- замещение увеличивающегося энергопотребления линией роботики-информатики;

- переход от хозяйства массовых монокультур к экономике малых серий;

- развитие массового интеллектуального труда;

- социализация форм собственности.

Замещение увеличивающегося энергопотребления линией роботики-информатики предполагает переход от экономии труда при дешевом ресурсе и практически бесплатной окружающей среде к экономии ресурсов и дорогой окружающей среде практически без ограничений в труде. В сущности, речь идет о трансформации современной капиталистической системы в некое новое состояние «зеленой экономики» посредством внедрения ресурсосберегающих технологий автоматизации производства.

Переход от хозяйства массовых монокультур к экономике малых серий потенциально открывает перспективы использования целого ряда принципиально новых возможностей производства продовольствия: известно, что дикая природа намного производительнее поля по биомассе, поскольку идет заполнение всего ареала возможных экологических ниш. Обработка и возделывание малых серий агрокультур уже широко практикуются на виноградниках Калифорнии и огородах пустыни Негев в Израиле. Компьютерную дозировку воды и удобрений (капельное орошение), а в будущем дифференцированный сбор растений обеспечивают за счет систем спутникового слежения, сенсоров, роботики [1, с. 223].

Развитие массового интеллектуального труда, или crowdsourcing (буквально — «аутсорсинг толпе»), позволяет сейчас решать проблемы различной трудности, которые экономически неэффективно разрешать в рамках акционерной формы собственности. Например, над такими ресурсами, как «Википедия» и «Линукс», работает много больше людей, чем под силу содержать любой корпорации. В целом развитие crowdsourcing^ позволит усилить эффект Нордхауза, снизив в среднесрочной перспективе ресурсоем-кость экономики.

Социализация форм собственности (термин предложен Л.Г. Бадалян и В.Ф. Криворотовым) [там же, c. 224] предполагает присвоение «ничейного» природного ресурса, который можно было «портить», и превращение его в «свой», который необходимо оберегать. Речь идет о разрешении конфликта, известного как «трагедия ресурсов общего пользования» или «трагедия общин», который, в свою очередь, тесно связан с такими фор-

мами столкновения интересов, как «дилемма заключенного» и «логика коллективных действий». Суть «рационального» поведения при таком конфликте заключается в том, чтобы опередить в потреблении другого, несмотря на то что результатом могут стать крах общества и нанесение вреда всем пользователям общих ресурсов [5, с. 594-599]. Социализация форм собственности становится все более популярной в разных областях экономики и приносит свои плоды. Например, «приватизация» рыбы в море за счет выдачи индивидуальных квот рыболовецким флотилиям на Аляске позволила за несколько лет резко увеличить численность популяции рыбы (в то время как выдача общих квот способствовала хищническому вылову). Такие же тенденции наблюдаются, например, в Костромской области, где «экологический туризм, рекреационная охота и рыболовство, санаторное обслуживание, фокальное экологически чистое сельскохозяйственное производство и аналогичные формы деятельности оказываются чрезвычайно востребованными

и экономически выгодными очагами новой экономики. В свою очередь, они формируют и социальную структуру, включая трудовые ресурсы, поселения, транспорт, культуру и т.д. Подобная очаговая экономика и социальная структура опираются на систематическую и, что особенно важно, саморегулирующуюся природоохранную деятельность (ибо она становится крайне экономически насущной и выгодной), привлечение высокообразованных кадров, воссоздание сельского хозяйства, ориентирующегося на потребности очаговой экономики, а не отдаленные рынки сбыта» [8, с. 130], т.е. опять же речь идет о формировании экономики малых серий.

Рассмотренные в статье понятия позволяют определить некоторые реперы понятийного кристалла [2, с. 70-109] экологических стандартов качества жизни, формируя в первом приближении видение основ потенциально возможной «зеленой экономики», в которую, надеемся, трансформируется современная Мир-Система — система мирового капитализма.

Список использованной литературы

1. Бадалян Л.Г., Криворотов В.Ф. История. Кризисы. Перспективы: новый взгляд на прошлое и будущее / под ред. Г.Г. Малинецкого. М., 2010.

2. Березкин Ю.М. Семь прикосновений к методологии. Иркутск, 2010.

3. Василенко В.Н. Ноосферные критерии качества жизни граждан и безопасности народа Российского государства // Уровень жизни населения регионов России. 2009. № 1. С. 88-111.

4. Гринин Л.Е., Коротаев А.В. Социальная макроэволюция: Генезис и трансформации Мир-Системы / отв. ред. Д.М. Бондаренко. М., 2009.

5. Даймонд Дж. Коллапс: Почему одни общества выживают, а другие умирают. М., 2010.

6. Желбунова Л.И. Глобальный характер экологических проблем и экологическая безопасность страны // Экономика России в XXI веке: сб. науч. тр., посвящ. 100-летию со дня рождения П.З. Захарова. Томск, 2002. С. 122-127.

7. Колодко Г. Мир в движении. М., 2009.

8. Покровский Н.Е. Перспективы российского Севера: сельские сообщества // Мир России. 2008. № 4.

C. 111-134.

9. Черешнев В.А. Экологическая доктрина России: качество жизни — забота гражданского общества // Стокгольм, Рио, Йоханнесбург: вехи кризиса: сб. М., 2004. С. 276-284.

Bibliography (transliterated)

1. Badalyan L.G., Krivorotov V.F. Istoriya. Krizisy. Perspektivy: novyi vzglyad na proshloe i budushchee / pod red. G.G. Malinetskogo. M., 2010.

2. Berezkin Yu.M. Sem' prikosnovenii k metodologii. Irkutsk, 2010.

3. Vasilenko V.N. Noosfernye kriterii kachestva zhizni grazhdan i bezopasnosti naroda Rossiiskogo gosudarst-

va // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. 2009. 1. S. 88-111.

4. Grinin L.E., Korotaev A.V. Sotsial'naya makroevolyutsiya: Genezis i transformatsii Mir-Sistemy / otv. red.

D.M. Bondarenko. M., 2009.

5. Daimond Dzh. Kollaps: Pochemu odni obshchestva vyzhivayut, a drugie umirayut. M., 2010.

6. Zhelbunova L.I. Global'nyi kharakter ekologicheskikh problem i ekologicheskaya bezopasnost' strany // Ekonomika Rossii v XXI veke: sb. nauch. tr., posvyashch. 100-letiyu so dnya rozhdeniya P.Z. Zakharova. Tomsk, 2002. S. 122-127.

7. Kolodko G. Mir v dvizhenii. M., 2009.

8. Pokrovskii N.E. Perspektivy rossiiskogo Severa: sel'skie soobshchestva // Mir Rossii. 2008. № 4. S. 111-134.

9. Chereshnev V.A. Ekologicheskaya doktrina Rossii: kachestvo zhizni — zabota grazhdanskogo obshchestva // Stokgol'm, Rio, Jokhannesburg: vekhi krizisa: sb. M., 2004. S. 276-284.