УДК 316.346.2-055.2 ББК С55.553 + Ф3(2)117

Л.Л. Рыбцова

ФЕНОМЕН СОВЕТСКОЙ ЖЕНЩИНЫ, ИЛИ ОСОБЕННОСТИ ГЕНДЕРНОЙ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА

В советский период появилось достаточно много исследований, главной темой которых были гендерные отношения, женщина, ее положение в социалистическом обществе. Ученые различных специальностей — философы, историки, социологи, психологи, юристы, медики, демографы — размышляли о роли и месте женщин, их участии в общественном производстве, о путях и методах достижения гендерного равенства, о становлении новых брачно-семейных отношений. Исследователи отмечали изменение гендерной системы в советском обществе, в основе которого была официальная линия на эмансипацию женщин, ориентированная на марксистское понимание решения «женского вопроса», а именно: равное фактически и равноправное юридически социальное положение женщины и мужчины; широкое и полное участие в общественном производстве — главной сфере самоактуализации личности; преобразование на новых началах патриархатного быта; проведение целенаправленной, активной политики в ее конкретных организационных формах.

Для поддержания равноправия использовалась политика государственного протекционизма. Так, первые декреты Советской власти распространяли на женщин все общие правовые гарантии, установленные на всех граждан: Декрет 5-го Всероссийского съезда Советов об образовании рабочего и крестьянского правительства, принятый 26 октября (8 ноября) 1917 года, устанавливал участие народных масс в управлении государством через их организации, в том числе через организации работниц; Постановление Совета Народных Комиссаров от 29 октября (11 ноября) 1917 года, вводило 6 часовой рабочий день для всех трудящихся и обязательный еженедельный день отдыха; Постановление Советского Правительства от 9 (22 декабря) 1917 года вводило равную оплату за равный труд. 5-й Всероссийский съезд Советов в июле 1918 года принял Конституцию РСФСР, которая законодательно закрепила равенство политических прав женщин, предоставляла им наравне с мужчинами право выбирать и быть избранными во все органы государственной власти и управления. Были также изданы декреты «О расторжении брака», «О гражданском браке, о детях и о введении книг актов гражданского состояния», которые определяли основные принципы правового равенства женщины с мужчиной.

В конце 1918 года был созван 1-й Всероссийский съезд работниц и крестьянок, посвященный проблемам женского вопроса. По решению съезда были созданы специальные комиссии по агитации и пропаганде среди женщин, которые вовлекли последних

в переустройство домашнего быта, в работупо организации общественного питания, детских учреждений, открытию роддомов, прачечных, бань.

Выступая на 4-й Московской общегородской конференции работниц 23 сентября 1919 года, В. И. Ленин говорил: «...вопрос о положении женщины с самого начала был поставлен Советской властью... ни одно государство и ни одно демократическое законодательство не сделало для женщины и половины того, что сделала Советская власть в первые же месяцы своего существования... в области законодательства мы сделали все, что от нас требовалось для уравнивания положения женщины с положением мужчины...» [4, с. 198—200]. А в 1920 г. в своем обращении «К женщинам-работницам» В. И. Ленин указывал на необходимость привлечения женщин к управлению хозяйством и государством: «Нам надо, чтобы женщина-работница добилась не только по закону, но в жизни равенства с мужчиной-работни-ком. Для этого надо, чтобы женщины-работницы все больше и больше принимали участия в управлении общественными предприятиями и в управлении государством. Управляя, женщины научатся быстро и догонят мужчин» [3, с. 157—158].

Это положение реализовывалось квотной системой, которая сохраняла женское представительство в структуре Советов, но в то же время создавала негативное отношение людей к женщинам в политике, поскольку они не только не отстаивали права женщин, но и как бы отрекались от них, переходя на сторону мужчин, проводя в жизнь партийно-мужскую идеологию. Результаты социологических исследований показывают, что советские женщины зачастую считали политику неподходящей сферой их деятельности. Участие женщин в политике в советский период носило символический характер, они практически были отстранены от принятия решений.

Без труда можно обнаружить сферы и виды деятельности, с ярко выраженной гендерной асимметрией, а именно: политическая деятельность, дипломатия, международная журналистика, наука и другие. В частности, женщины выступали на научном поприще всегда, но значительно уступая в количественном отношении мужчинам. Так, среди работников высшей школы и научных учреждений женщины до 1918 года в науке России составляли численно меньшую группу по сравнению с мужчинами и в большей степени трудились в высших учебных заведениях, соединяя педагогическую деятельность с научной. Количество женщин — научных работников резко возросло к 1928 году (почти втрое по отношению к 1918), что, естественно, сказалось

Л.Л. Рыбцова

на научной квалификации женщин. Так, на первое сентября 1928 года общее количество женщин — научных сотрудников составило 2 716 человек из общего числа 14 805 научных работников (18,3 %). Небольшой удельный вес женщин — научных работников наблюдается в области интеллектуально-технических наук — почти в 4,5 раза ниже, чем у мужчин — научных работников. И в то же время почти одинаково женщины представлены в области медицинских наук и намного выше в области гуманитарных наук.

Изменение гендерной системы в нашей стране в советский период имеет свою специфику. Во всем мире реализация женщин на рынке труда, в системе образования наступила с переходом от раннеиндустриальной эпохи к позднеиндустриальной. Именно этот переход породил и массовое женское высшее образование, и массовое предложение для женщин рабочих мест, требующих высокой квалификации наряду со специфическими женскими качествами, и формирование адекватной социальной инфраструктуры, прежде всего сферы услуг, освобождающей женщину от многих домашних забот.

У нас же массовое женское высшее образование и массовое вовлечение женщин в производство, фактически, распространилось на эпоху раньше — одновременно с форсированным переходом от традиционного общества к индустриальному. Отсюда хронологически более раннее достижение «равноправия» женщин в нашей стране по сравнению с развитыми странами и неорганичный характер этого равноправия.

Движущей силой изменения гендерной системы были не реальные запросы тогдашней женщины. еше на 90 % принадлежавшей к патриархатному обществу и не реальные потребности эффективного развития экономики, а воля государства. В обществе еще не сложились предпосылки для органической трансформации гендерных отношений, вырастающей .из сбалансированных взаимосвязанных перемен всех сторон жизни: структуры производства, потребления, бюджета времени, социальных потребностей. А без этого женщинам в условиях принудительной гендерной конструкции, идущей к тому же на фоне неизжитого патриархатного сознания крестьянской общины, (многие из стереотипов потребностей, обусловленных «патриархатным подсознанием», разделяла сама женщина) трудно было выбирать стратегию социального поведения. И женщины доверились официальной государственной политике установления равноправия. Одним из официальных направлений организации новой гендерной системы была ликвидация неграмотности, которая сыграла существенную роль в изменении социального статуса женщины в советский период. В 1897 году процент грамотных женщин в возрасте 9—49 лет составлял 4,2; в 1926 году — 19,2; в 1939 году — 76,1; 1959 и последующие годы — 96 %. Академик С.Г. Струмилин отме-

чает: «Женщины-работницы, отставая несколько от рабочих-мужчин по части чтения книг и газет, значительно больше их отдают времени школе для взрослых, занятиям в кружках и другой учебе. Женщина-работница, несмотря на всю перегруженность своего трудового дня, домашней работой, не хочет больше отставать от своих мужей, братьев по части учебы, в которой они до сих пор значительно ее опережали» [7, с. 279].

Миллионы женщин получили образование, приобрели специальности и стали участвовать в общественном производстве. В советском государстве массовое вовлечение женщин в производство было обусловлено задачами экономического развития общества, особенно в годы индустриализации и коллективизации народного хозяйства. Этот процесс получил широкое развитие в годы Отечественной войны и в послевоенный период. Постепенно увеличился состав женщин на производстве: 1940 г. — 38,9 % женщин среди рабочих и служащих; 1950 г.— 47,5 %; 1960 г. — 47,2 %; 1970 г. — 50,8 %; 1980 г. — 50,2 % и 1988 г. — 50,6 %. При этом в 1989 году занятость в отдельных отраслях народного хозяйства характеризовалась явной гендерной асимметрии (табл. 1).

Таблица 1

Женщины в народном хозяйстве СССР, %

№ п/п Отрасли народного хозяйства Удельный вес численности женщин в общем числе работающих

1 Промышленность 14

2 Транспорт (автомоб./ж. д.) 6/34

3 Связь 39

4 Совхозы 36

5 Строительство И

6 Торговля и общепит 79

7 Жил-ком. хозяйство 41

8 Бытовое обслуживание населения 71

9 Геология 15

Гендерная асимметрия проявляется в срезах по видам деятельности, требующих высшего или среднего специального образования. Так, женщины составляли среди: библиотекарей и библиографов более 90 %; учителей и врачей — более 70 %; экономистов и бухгалтеров — около 67 %; инженеров — более 60 %.

Гендерная асимметрия присутствовала и среди первых руководителей на производстве (табл. 2).

Социология духовной жизни

Таблица 2 Женщины — первые руководители, %

Всего по народному хозяйству 5,6

Промышленность 9,5

Сельское хозяйство 6,4

Транспорт 0,6

Связь 8,1

Строительство 0,9

Примечание. Цифровые данные вычислены по Стат. бюллетеню: О профессиональном составе женщин-рабо-чих и условиях их труда —1989. № 13.

Многочисленные исследования, проведенные в советский период, свидетельствуют о ярко выраженной гендерной асимметрии, проявляющейся, во-первых, в большей концентрации женщин на предприятиях с тяжелыми, вредными условиями труда, в низкооплачиваемых, малопрестижных секторах экономики; во-вторых, в более ограниченных возможностях и стремлениях женщин к профессиональным продвижениям, чем у мужчин. Ортодоксальные теории политической экономии социализма были основаны на разделении между «производительными» и «непроизводительными» типами труда и «производственными» и «непроизводственными» секторами экономики. В соответствии с этой точкой зрения весь труд в сфере здравоохранения, образования, услуг, культуры, туризма считался непроизводительным, не приносящем национального дохода. Основная часть работающих (от 60 до 89 %) в этих секторах были и остаются женщины, они и составили большинство «непроизводительных рабочих». Заработная оплата в так называемых женских секторах экономики составляла около 70 % зарплаты в секторах с доминирующей занятостью мужчин. С другой стороны большие бытовые трудности стали материальным препятствием для самореализации многих советских женщин. Официальная идеология, отмечая стесненность положения женщины из-за ее занятости домашним хозяйством, считала, что для полного освобождения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и, чтобы женщина участвовала в общем производительном труде

Вовлечение женщины в сферу общественноорганизованного труда способствовало росту ее профессионального и культурного уровня, расширению духовных запросов, что, в свою очередь, существенно изменило характер бытовой деятельности женщин. Этому способствовало перенесение многих работ по обслуживанию семьи в сферу общественного производства, улучшение жилищных условий значительной части населения, повышение оснащенности жилищ коммунальными удобствами. В прошлое ушли многие виды работы: топка печей, выпечка хлеба, принос воды, стирка вручную, пря-

дение и прочие. С.Г. Струмилин отмечал, что одна только выпечка хлеба отнимала у работающей горожанки в начале 20-х годов ежедневно 3 часа, а совокупные затраты времени на приготовление пищи составляли 30 часов в неделю или более 4 часов в день [7, с. 206—207].

Развитие индустрии, особенно таких ее отраслей, как легкая и пищевая промышленность, расширение системы общественно организованного обслуживания населения постепенно освобождали женщину от многих, зачастую весьма трудоемких видов домашних работ. Тем не менее темпы механизации домашнего труда отставали от темпов роста производительности труда в общественном производстве, поскольку он имеет преимущественно ручной характер. Это в свою очередь сохраняет гендерное неравенство в сфере быта. Результаты исследований ученых показывают, что трудовая нагрузка части женщин на 15—20 % больше трудовой нагрузки мужчин. Причем женщина выполняет наиболее трудную и утомительную физическую работу, несмотря на то, что за годы Советской власти ее домашний труд сократился в 2,2 раза [2, с. 79].

Изменение гендерных контрактов способствовало не только вовлечению женщин в производство, но и вовлечению так или иначе мужчин в домашнее хозяйство. Однако темпы движения в этом направлении были недостаточными. За годы Советской власти количество свободного времени у женщины выросло почти вдвое больше, чем у мужчин, тем не менее в абсолютных величинах оно продолжает отставать от количества свободного времени мужчин [5, с. 37].

Отмечая гендерное неравенство в советский период, следует подчеркнуть, что одной из основных его причин являлся недостаток времени, необходимого для дальнейшего совершенствования личности женщины, ее духовного развития. И это при том, что занятия, которые связаны с культурой, практически совпадают по структуре с соответствующими занятиями у мужчин; реально существующие различия в занятиях, связанных с духовной жизнью, вызываются по большей части недостатком свободного времени у женщин, а также недостаточной организацией семейного досуга.

Анализ феномена советской женщины дает основание говорить об изменении социального статуса женщины, характеризующегося тем, что участие в профессиональной деятельности стало отличительной чертой образа жизни советских женщин; произошли положительные сдвиги в области профессиональной деятельности женщин; изменилось положение женщины в семье в результате развития процесса становления фактического равенства, увеличения содержательных ролей в семье; усилилось гендерное значение внесемейных ценностей, вследствие расширения социальной деятельности женщин, высокого уровня их ролевой насыщенности.

Л.Л. Рыбцова

В тоже время следует отметить наличие определенного предела ролевого «насыщения», порождающего целый ряд проблем:

— противоречия между профессиональными и семейными ролями несли повышенную нагрузку женщины, ограничивали ее свободное время;

— сохранение гендерных различий прежде всего вследствие вышеназванного противоречия;

— гендерные различия в характере и содержании труда, уровне квалификации, размере доходов, социальной активности;

— гендерные различия в сфере бытовой деятельности.

Таким образом, в советский период существенно изменилась гендерная система в результате официальной идеологической программы государства, нацеленной прежде всего на вовлечение женщин в общественное производство. Появляется новый тип женщины, главная отличительная черта его — социальная ориентация на участие в общественном труде, экономическая независимость. Но эта модель женского поведения не была отрефлекси-рована. Экономическая самостоятельность женщин по-прежнему воспринималась как подрыв мужского авторитета.

Вместе с тем эмансипация из прогрессивного явления в определенном смыслу стала своей противоположностью, лишила женщину экономически подкрепленного права выбора своей социальной роли, своей социальной карьеры: идеальная мать и хозяйка или идеальная деловая женщина. В СССР так и не создано было финансового равноправия женщины-матери и женщины-работницы. Идея и практика эмансипации вступили в противоречие и разошлись, обнажив рецидивы закабаления женщин в производственной сфере. Отсутствие регламентирования труда женщин в законодательстве привело к «дискриминации наоборот», то есть к проявлению скрытой дискриминации трудящихся женщин.

В значительной мере это обусловлено тем, что марксизм, долгие годы царивший в духовной жизни и задававший направленность не только общественного, но и обыденного сознания, по сути, игнорировал влияние биологических свойств и качеств людей в общественной жизни. В процессе дискуссии о сущности человека, соотношении в нем биологического и социального не подвергалась сомнению марксистская установка на то, что биологическое начало может оказывать определенное влияние на общественное развитие лишь в преобразованном на социальном уровне движения виде. Это во мно-

гом объясняет то, что теоретические основы решения гендерного равенства по целому ряду параметров не соответствовали практическому воплощению. Жизнь советских женщин проходила в постоянных условиях борьбы за соответствие тем требованиям, которые предъявляло к ним общество: как можно лучше работать и полностью обслуживать семью. Под влиянием этой двойной нагрузки немногие женщины были в состоянии реализовать свои способности.

Рассматривая изменение гендерной системы в советский период ученые утверждали, что социалистическая программа гендерной эмансипации имела как концептуальные, так и практические проблемы. Как концепция, она была основана на идее «женской эмансипации сверху» и недооценивала необходимость эмансипировать другой пол — мужской. На практике многие позитивные стороны этой программы — общественное воспитание детей, широкий доступ женщин к производству и образованию — были реализованы на таком качественно низком уровне, что породили глубочайший скептицизм относительно идеи женской эмансипации как таковой. Сюзан Бриджер, характеризуя гендерные отношения в советский период, подчеркивает произошедшие изменения. Это повсеместный доступ к получению высшего образования, социальное признание полной занятости, работа в нетрадиционных сферах, развитие сети учреждений дошкольного воспитания. Но при этом советские женщины несли почти безраздельную ответственность за семью, детей и ведение домашнего хозяйства [1. с. 111—128].

Изменение гендерной системы в советском обществе не привело к преодолению подчиненного положения женщины в системе общественных отношений, но привело к появлению феномена советской женщины.

Литература

1. Гендерные аспекты социальной трансформации. — М., 1996.

2. Груздева, Е.Б., Чертихина Э.С. Труд и быт советских женщин. — М.: Политиздат, 1983. — 222 с.

3. Ленин, В.И. Великий почин. ПСС. Т. 39.

4. Ленин, В.И. К четырехлетней годовщине Октябрьской революции. ПСС. Т. 44.

5. Наши современницы. — М., 1989.

6. Рыбцова, Л.Л. Российская женщина: пять лет спустя... — Екатеринбург : Изд-во УрГУ, 1998.

7. Струмилин, С.Г. Избранные произведения.

— Т. 3. —М.: Гос ЭКО, 1962.