УДК 316.3 ББК 60.80

Д 84

С.П. Дуреев,

доцент кафедры философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета им. Академика М.Ф. Решетнева, кандидат философских наук, г.Красноярск, тел. +7 (391) 251 43 09, E-mail: drvsp@yandex.ru

Н.С. Дуреева,

Старший преподаватель кафедры философии и методологии науки Сибирского федерального университета, кандидат философских наук, г.Красноярск, тел. +7 (391) 251 43 09, E-mail: drvsp@yandex.ru

Феномен самоуправления

Аннотация. В статье исследуется самоуправление как область общественных отношений, в сфере которой местное сообщество самостоятельно и под свою ответственность решает вопросы, касающиеся его жизнедеятельности. Показано, что манипулирование идеалами либерального демократического общества выступает как потенциальная форма принуждения. Появление любой формы зависимости ограничивает свободу деятельности человека, местного сообщества и ведёт к потере ответственности. Ликвидация различных отношений зависимости выступает как процесс возвращения власти человеку и разрешается путём присвоения им своей собственной сущности. В условиях самоуправления ответственность является наиболее важной функцией деятельности человека как активного субъекта общественного развития, в этом случае общество обретает возможность управлять собой самостоятельно, а государство выступает как высшее начало справедливости.

Ключевые слова: человек, местное сообщество, государство, общественное

развитие, ответственность, демократия.

S.P. Dureev,

Candidate of Philosophy, Assistant Professor of Philosophy and Social Sciences Department of the Academician M.F. Reshetnev Siberian State Space University, Krasnoyarsk, ph. +7 (391) 251 43 09, E-mail: drvsp@yandex.ru N.S. Dureeva

Candidate of Philosophy, Senior Lecurer of Philosophy and Methodology of a Science Department of the Siberian Federal University, Krasnoyarsk, ph. +7 (391) 251 43 09, E-mail: drvsp@yandex.ru

Self-management phenomenon

Abstract. The paper examines self-management as an area of public relations in sphere of which the local community is independent and is responsible to solves questions, concerning its abilities to live. The manipulation by ideals of a liberal democratic society is shown to act as the potential form of compulsion. Occurrence of any form of dependence limits freedom of activity of the person, local community and results in responsibility loss. Liquidation of various relations of dependence acts as process of returning the power to the person and it is solved by assignment of own essence by him. In the conditions of self-management responsibility is the most important function of activity of the person as the active subject of social development. In this case the society finds possibility of operating itself independently, and the state acts as the higher beginner of justice.

Keywords: the person, local community, the state, social development, responsibility, democracy.

Способом бытия людей в обществе, формой их самоутверждения и развития в мире является общественно-историческая практика. Основу общественно-исторической практики людей составляет их деятельность, в ходе которой осуществляется не только активное преобразование, изменение природных и социальных условий жизни людей, но и их самих. Общественно-историческая практика людей развивается на основе опыта всего человечества, выражающего бесконечно разнообразные взаимоотношения людей с природой и друг с другом в процессе различных видов деятельности, где ведущая роль принадлежит управлению и самоуправлению.

Существование самоуправления обусловлено необходимостью совместной деятельности людей и выступает как область общественных отношений, в сфере которой местное сообщество самостоятельно и под свою ответственность решает вопросы, касающиеся его жизнедеятельности. Эта область включает в себя всё многообразие проблем, которые характеризуют жизнь общества в целом, а самоуправление предстаёт не только как система отношений, которая складывается по поводу решения этих проблем, не только как самостоятельное управление местными делами с учётом влияния многих объективных и субъективных факторов, но и как власть местного сообщества, где «власть выступает как возможность достижения законченности и полноты» [1].

С развитием хозяйства и ростом индивидуальных запросов, по мере усложнения социальных связей общество столкнулось с нарастанием социальных противоречий. Для разрешения этих противоречий люди обратились к внешнему посреднику, обладающему авторитетом, который для исполнения своих посреднических функций наделялся властными полномочиями. Так возникло государство, основу которого составлял народ.

Как известно, демократия означает власть народа. То есть народ реально должен быть основным и легитимным субъектом власти при демократии. А при современной демократии «легитимность власти опирается на народ, но образ народного суверенитета связан с образом пустого места, которое невозможно занять, так как те, кто пользуется в обществе властью никогда не могут претендовать на её присвоение» [2]. Видимо поэтому основное требование демократии сводится к тому, чтобы существовал юридический принцип «разделения властей». Чтобы этот принцип был распространён не только на законодательные, исполнительные, контрольные и судебные органы, но и на всех членов общества. Однако в социальной практике «разделение властей предстаёт как некое эфемерное теоретическое образование, под теоремы которого нужно "подстраивать" общество, его как бы укладывают в некое "прокрустово ложе", а всё "лишнее" отсекается» [1]. При таком привлекательном «эфемерном образовании» неизбежно возникает проблема «неразрешимости демократии»: с одной стороны, власть исходит от народа, а с другой стороны, власть разделена между «ветвями власти», среди которых ведущая роль принадлежит исполнительным органам государственной власти.

Чрезмерное сосредоточение власти, как свидетельствует социальный исторический опыт, включая современные государства, отчуждает большинство членов общества от социальной и иной ответственности за положение дел, вызывая массовую апатию и самоустранённость, делает жизнь местного сообщества зависимой от органов государственного управления. Любая форма зависимости ограничивает свободу деятельности как человека, так и местного сообщества в целом и ведёт к потере ответственности. Только реальное существование личной свободы способно породить чувство личной ответственности, без которого не может быть полноценной творческой трудовой деятельности, без которого невозможно самоуправление. Таким образом, чтобы распространить ответственность за положение дел в обществе на каждого её члена, сделать её всеобщей, необходимо сделать власть всеобщей.

Разумеется, такая концепция общественного устройства является идеальной в том смысле, что властные отношения слишком широки, они охватывают многочисленные сферы управления, связанные с неизбежностью существования административно-иерархических структур, разных степеней ответственности и свободы деятельности, а поэтому она не может

существовать в «чистом» виде. Как и всякая мыслительная конструкция, эта концепция абстрактна, она отражает как бы застывшее состояние. Но она одновременно и конкретна, поскольку если придать ей присущий динамизм, раскрыть реальные внутренние противоречия, то окажется, что она непременно предполагает утверждение во всех сферах деятельности более или менее равнозависимые отношения, при которых ответственность является наиболее важной функцией деятельности человека, а власть — функцией ответственности. В подлинно демократическом обществе власть в её проявлениях не может и не должна существовать лишь как некоторая потенциальная или актуальная форма принуждения.

Появление различных зависимостей человека суть не что иное, как продукты собственно человеческой деятельности, извращённая форма выражения сущностных сил человека. Поэтому проблема преодоления отчуждения, выступает одновременно и как процесс возвращения власти человеку и разрешается путём присвоения человеком своей собственной сущности, ликвидации различных отношений односторонней зависимости.

Деятельность человека и власть должны осуществляться через делегирование полномочий снизу вверх и полной подотчётности верхних уровней нижним. «Обеспечение государства и тех, кто находится под его управлением, от злоупотреблений властью, — считает Гегель, — заключается, с одной стороны, непосредственно в иерархии и ответственности, с другой — в правах общин ... и недостаточный в отдельных случаях контроль сверху дополняется контролем снизу» [3].

Отсутствие жёсткой централизованной связи между автономными и самодостаточными частями целого, к которым мы относим местное сообщество с его ресурсами, открывает для них возможности внутреннего саморазвития, делает их более «гибкими» и устойчивым к изменениям. Но именно эти возможности подавляются сверху. Более того, развитие современного общества всецело ориентировано на западные стандарты и Россия не является исключением. «Отечественные теоретики и практики должны были бы ставить перед собой задачу следования характерному для нашего Отечества способу производства общественной жизни и содержанию социальной детерминации, а также задачу учёта естественной для нашей страны систему разделения властей, но они продолжают слепо копировать западные схемы государственного строительства и, более того, настаивают на их практической реализации» [1], забывая, что на каждом очередном этапе социального развития власть объективно решает одну и ту же проблему — проблему выхода из традиции в цивилизацию.

Механический транзит в Россию плодов развития европейской цивилизации всегда завершался бюрократической профанацией. Архитекторы перестройки, создавая «миф Запада», пытаются интегрировать Россию в европейское пространство. Современная всеобщая интеграция становится парадоксальным инструментом окончательной дезинтеграции и уничтожения нашего государства. В обществе происходит опасный процесс манипуляции сознанием народа и насаждение чуждых ему культурных ценностей. Откровенное и массовое манипулирование западными ценностями, лишь усиливает апатию в отношениях человека к человеку, к его бытию. В связи с этим деятельность человека становится агрессивной по своей сути, а «общество предстаёт как объект, вырванный из состояния всеобщей связи явлений, как объект "сам по себе"»[1].

Известно, что правило истинного прогресса состоит в том, чтобы государство как можно менее стесняло внутренний нравственный мир человека, предоставляя ему свободное духовное развитие и вместе с тем как можно шире обеспечивало внешние условия для достойного существования и совершенствования каждого человека. По своей сути, власть дана человеку для того, чтобы, «с одной стороны, не быть марионеткой объективной необходимости, но с другой — не предоставляет ему абсолютной вседозволенности» [4]. Человек обязан вернуться к своей изначальной сущности: организовать своё бытие по законам космической организации материи. В этом случае он откроет для себя и других «окно в иные сущностные, духовно богатые формы бытия» [4] .

Всё это предъявляет повышенные требования к человеку-субъекту, который должен наиболее точно улавливать суть происходящих перемен в общественной жизни, складывающейся из коллективного интеллекта местного сообщества как целого, и составляющих его людей. Чем выше коллективный интеллект общества в количественном и, естественно, в качественном выражении, его стремление к саморазвитию, тем эффективнее действия субъектов управления: общества как целого, государства, органов управления, каждого человека как активного субъекта общественных отношений.

Личная власть человека-субъекта — это не просто способность и возможность овладения силой, протекающей через человека и окружающий мир, но, прежде всего — и это главное, контролируемость её назначения в целях созидательного развития и совершенствования своего бытия и бытия своего окружения.

Поэтому самоуправление — это особый вид деятельности человека, который не только сводится к достижению реформаторских целей государства, но и представляет собой средство поддержания его целостности, его оптимального функционирования и развития.

Отечественный социальный опыт указывает на необходимость демократизации общественного развития, где важнейшей функцией управления обществом является наиболее полное включение в управленческую деятельность всего населения. Основная задача указанной функции — создание простора для саморазвития, самопроявления сущностных сил каждого человека в отдельности на основе самоуправления и саморегулирования.

Кроме того, указанная функция формирует чувство общего интереса и ответственности каждого человека и местного сообщества, которые привыкают не только самостоятельно решать свои дела, но и осуществлять контроль за ходом общественного развития. Власть становится всеобщей: общество обретает возможность управлять собой самостоятельно, а государство выступает в сознании народа как высшее начало справедливости.

Примечания:

1. Чуринов Н.М. Совершенство и свобода. 3-е изд., доп. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006. С. 686, 596, 601, 598.

2. Штёкль К. Сообщество после субъекта. Православная интеллектуальная традиция и философский дискурс политического модерна // Вопросы философии. 2007. № 8. С. 35; 3446.

3. Гегель Г.В.Ф. Философия права / пер. с нем. Б.Г. Столпнера. М.: Мир книги: Литература, 2007. С. 388.

4. Урманцев Н.М. Свобода общества и человека: аспекты самоорганизации // Философия и общество. 2007. № 4. С. 81, 80, 68-82.