РАССЕЛЕНИЕ И ДЕМОГРАФИЯ

А.Г. Манаков, К.Н. Потапова

ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ СЕТУ ПЕЧОРСКОГО РАЙОНА ПСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ В НАЧАЛЕ ВТОРОГО ДЕСЯТИЛЕТИЯ ХХ! ВЕКА

В статье представлены результаты социально-демографического исследования сету Печорского района Псковской области, состоявшегося в 2011 г. Исследование включало изучение изменения ареала расселения сету Печорского района в начале XXI века, выявление современной численности и возрастно-половой структуры сету. Также был проведён социологический опрос сету, в задачи которого входило изучение этнической идентичности и социокультурных различий между разными поколениями сету.

The article presents the results of the socio-demographic research of Setu in Pechory district, Pskov region, held in 2011. The study included examination of changes in areal resettlement of Setu in Pechora region in the early of 21st century, revealing modern population size and age-gender structure of Setu. The sociological survey of Setu was conducted, the tasks of which were the study of ethnical identity and socio-cultural differences between various generations of Setu.

Ключевые слова: сету, полуверцы, псковские эстонцы, этнодемография, этническая идентичность, этническое самосознание.

Key words: Setu, poluvercy, Pskovian Estonians, ethnic demography, ethnical identity, ethnical self-consciousness.

Сету (сето) - народ финно-угорской группы уральской языковой семьи, родственный эстонцам, и проживающий в Печорском районе Псковской области России и на восточных окраинах соседних уездов Эстонии (Пылвамаа и Вырумаа), до революции 1917 г. административно подчинявшихся Псковской губернии. Бытующие самоназвания - "сето, полуверцы". В российской этнографической науке принят этноним "сету". В прошлом также использо-

вались такие этнические названия, как "псковские эсты" (эстонцы), "православные эстонцы", "сетукезы", "сетукене" или просто "сету рахвас" (setorahvas - "люди сету") [5; 13]. Область расселения сету в России и Эстонии называется Сетумаа или Сетомаа, что переводится как "земля сету (сето)".

Язык сету рассматривается как один из говоров выруского диалекта эстонского языка. Однако по причине распространения на

крайнем юго-востоке Эстонии (в Вырумаа) литературного эстонского языка, сетуский говор воспринимается самими сету как самостоятельный язык, отличный от эстонского языка.

Сету в течение ХУ-ХУ! вв., начиная с момента возникновения Псково-Печерского монастыря (1473 г.), приняли православную веру. В православие сету были обращены сразу после язычества, благодаря чему сету сохранили древнейшие черты финно-угорской дохристианской культуры, которых почти не осталось в собственно эстонской культуре, переживших насильственное внедрение католичества (в ХШ в.), а затем - лютеранства (в ХУ!-ХУ!! вв.). Единая религия с местным русским населением позволила сету перенять у русских ряд элементов материальной культуры, удачно вписав их в свою собственную культуру [7; 10].

В традиционной культуре сету можно найти множество переходных русско-эстонских черт. Вместе с тем, сету являются уникальной культурной единицей, сохранившей, в отличие от соседей (эстонцев и русских), много элементов традиционной культуры вековой давности. Некоторые традиции у сету имеют общие корни с традициями не только эстонцев, но и проживающих в России прибалтийско-финских народов (води, ижоры) и даже поволжских финноязычных народов - марийцев, мордвы, удмуртов.

Таким образом, сету представляют собой сплав двух культур, в результате которого образовалась самобытная сетуская культура, достигшая своего расцвета в период Российской империи. Пожалуй, наиболее интересным элементом традиционной культуры сету является женская одежда. Ещё в начале ХХ в. известный эстонский этнограф Я. Гурт (Яков Хурт) сделал описание женской одежды сету, которое в полной мере можно перенести и в наши дни. В сознании народа традиционная одежда живёт как эстетическая ценность и как выразитель этнического своеобразия. Отметим также, что в 2006 г. в список мастерских произведений духовного и устного наследия ЮНЕСКО внесено древнее сетуское песнопение (леэло, 1ее1о). Я. Гурт, изучавший фольклор сету в конце Х!Х - начале ХХ вв., писал, что знание невестою возможно большего числа песен считается у этого народа драгоценным приданым [5].

Чтобы представить, насколько оригинальна и красива женская одежда сету, можно привести несколько высказываний самих представительниц этого народа. При вопросе о национальной одежде женщины сету отвечают почти одинаково: "Очень нравится, потому что красивая". А, к примеру, в начале ХХ в. Я. Гурт слышал и такие ответы на вопрос о возможном изменении одежды: "Да разве это возможно, ведь она красива; наши матери также одевались. Святая Дева Мария носила такую же одежду, и было бы грешно заменить её другой!". Даже русские девушки в начале ХХ в., если хотели быть повиднее, надевали на ярмарку сетуский костюм [5].

В 1920 г. по Юрьевскому (Тартускому) договору Печорский край, где проживали сету, но с абсолютным большинством русского населения, отошёл к Эстонии и был реорганизован в уезд Петсеримаа [6]. Следует отметить, что в Эстонии сету не считались полноценными эстонцами, как ввиду их православия, так и иных отличий: элементов древней финно-угорской культуры, материальных культурных атрибутов, языковых особенностей. В большей степени, чем эстонцы, сету также сохранили монголоидный субстрат в своём антропологическом облике, характерный для всей уральской (переходной монголоидно-европеоидной) расы.

В 1944 г. только что образованной Псковской области было возвращено примерно 60 % территорий, присоединённых к Эстонии в 1920 г. При этом в Эстонии остались западные окраины бывшей Псковской губернии. Ареал расселения сету оказался расколотым между Эстонией и Россией. На землях, возвращённых из Эстонии в Россию, в 1945 г. был организован Печорский район Псковской области [14].

Сейчас основные усилия по поддержанию сетуской культуры предпринимаются самими сету. В России культура сету пока поддерживается энтузиастами посредством совместных празднований основных сетуских этнокультурных праздников Кирмаш (Успение Богородицы), Рождество, Пасха, Кунингрийги-пяйв (День королевства), а также День пожилого человека и 8 Марта, которые проводятся на ограниченных площадях школы №9 2 (эстонской) в Печорах. Указанные даты празднуются с использованием элементов материальной

(национальные костюмы, украшения) и нематериальной (традиционные песни, традиционные ритуалы) культуры, что помогает сету поддерживать собственную идентичность.

В Печорском районе существует музей-усадьба сету в д. Сигово - единственный государственный музей сету на территории Российской Федерации, который является филиалом Государственного историко-архитектурного и природно-ландшафтного музея-заповедника "Изборск". Первая постоянно действующая экспозиция "Быт и культура народности сето" была открыта в июне 2001 г. С её помощью воссоздан быт семьи, жившей здесь в самом начале ХХ в. Также в д. Сигово расположен народный музей сету, хранительнецей которого является Огарёва Татьяна Николаевна.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июня 2010 г., №9 453, сету (сето) внесены в Единый перечень малочисленных народов страны. Данное решение выглядит явно запоздалым, т.к. за 17 лет, прошедшие после первой заявки на получение сету статуса малого народа (1993 г.), в российской части Сетумаа произошел массовый исход сету в Эстонию [8]. Эмиграция сету привела к сокращению их численности в Печорском районе почти в 4 раза, и ныне их насчитывается, по нашим оценкам, примерно 230 чел.

Летом 2011 г. с целью выявления численности печорских сету и их современной социально-демографической структуры, кафедра географии Псковского государственного педагогического университета провела научную экспедицию в Печорском районе Псковской области (по заказу Администрации области). Аналогичные исследования проводились в 1999 г. [11], 2005 г. (при поддержке федерального информационного агентства REGNUM [1]) и 2008 г. [9]. Благодаря этому, результаты экспедиции 2011 г. дали возможность проанализировать изменения в социально-демографической обстановке в российской части Сету-маа за последние двенадцать лет.

Основными задачами исследования 2011 г. были следующие: 1) выявление изменений в ареале расселения сету, произошедших в последние годы; 2) выявление современной численности и возрастно-половой структуры се-туского населения Печорского района; 3) оценка влияния миграционной подвижности на ди-

намику численности сету в первом десятилетии ХХ! в.; 4) изучение этнической самоидентификации сету Печорского района; 5) этносоциальная характеристика поколений сету, позволяющая проследить изменения в этнокультурной ситуации в печорской части Сетумаа на протяжении второй половины ХХ в. - начале ХХ! в.

Изменения в ареале расселения сету Печорского района в первом десятилетии XXI в.

Согласно данных Администрации Печорского района, на территории района в 2001 г. находилось 98 сельских населённых пунктов, где проживали сету. Однако по результатам этноде-мографических исследований, проведённых в конце ХХ - начале ХХ! вв., было выявлено заметно меньше таких поселений. Летом 1999 г. сету удалось обнаружить лишь в 50 населённых пунктах. По результатам исследований 2005 и 2011 гг, количество сельских населённых пунктов, где проживают сету, по сравнению с официальными данными на начало ХХ! в. сократилось ещё более значительно (см. табл.).

В ходе проведенного летом 2011 г. исследования на территории Печорского района было выявлено 41 поселение с постоянным населением сету, т.е. за прошедшее десятилетие число населенных пунктов с постоянным населением сету сократилось более чем в два раза.

В сельской местности Печорского района было выявлено 168 сету, т.е. в среднем на одно поселение приходится 4 представителя данного народа. Наибольшая концентрация сету приходится на три сельских поселения: д. Подлесье (26 чел.), с. Залесье (11 чел.) и пос. Старый Изборск (10 чел.). Пять и более сету проживают в восьми сельских поселениях (рис. 1).

Можно отметить две основные тенденции в изменении ареала расселения сету в Печорском районе, наметившиеся в первом десятилетии ХХ! в. Во-первых, это концентрация сету в относительно крупных сельских поселениях, находящихся вне традиционного ареала их расселения. Это, в первую очередь, д. Подлесье, ставшее самым крупным сетуским поселением района. Число сету в нём на протяжении всего первого десятилетия ХХ! в. держалось на уровне свыше 20 чел. Во вторую очередь, это волостные центры Печорского

Таблица

Изменение количества сельских населённых пунктов и численности населения сету по волостям Печорского района в 2001-2011 г.

Волости Печорского района 2001 г. (данные Администрации района) 2005 г. (результаты исследования) 2011 г. (результаты исследования)

Кол-во поселений с сету Кол-во сету Кол-во поселений с сету Кол-во сету Кол-во поселений с сету Кол-во сету

1. Кулейская 1 1 - - - -

2. Круппская 14 28 4 9 4 7

3. Новоизборская 10 63 8 51 8 39

4. Изборская 7 13 2 3 4 18

5. Печорская 23 149 15 60 10 56

6. Паниковская 30 116 15 48 14 46

7. Лавровская 13 22 1 2 1 2

Всего по району 98 392 45 173 41 168

района (Старый Изборск, Новый Изборск, Па-никовичи, Крупп), ставшие центрами миграционного притяжения сету, особенно начиная с 2005 г. Также вне традиционного ареала расселения сету находится второе по численности сету сельское поселение района - с. Залесье. Именно на эти поселения приходится ныне концентрация сету среднего возраста и, соответственно, молодого поколения сету.

Вторая тенденция является фактически следствием первой - это постепенное растворение (или даже исчезновение как единого целого) традиционного ареала расселения сету. А точнее, традиционная для сету хуторская система расселения ныне сменяется на "круп-носеленную", представленную несколькими крупными сельскими поселениями, являющимися центрами миграционного притяжения сету среднего возраста. Здесь сету получают возможность найти работу вне сельскохозяйственной деятельности, но при этом они могут сохранить здесь свою этническую идентичность (в отличие от мигрантов в Эстонию или большие города России).

Динамика численности и возрастно-половая структура сету Печорского района в первом десятилетии XXI в.

В ходе этнодемографического исследования 1999 г. в Печорском районе общая численность сету в сельской местности была оценена

примерно в 390 чел. Включая сету, проживающих в г. Печоры, их общая численность в Печорском районе была оценена в 500 чел. [11].

За период с 1999 по 2005 гг. численность сету в Печорском районе сократилась примерно вдвое. Исследование, проведенное летом 2005 г., позволило оценить общую численность сету в Печорском районе в 250 чел. [1; 12]. Общее число сету, включая их обрусевших детей и православных эстонцев, в сельской местности Печорского района составило 177 чел. (рис. 2).

В результате социально-демографического исследования летом 2011 г общее количество сету Печорского района было оценено в 230 чел., в т.ч. 168 составили жители сельской местности района и 62 - проживающие в г. Печоры. Перед началом исследования в Администрации Псковской области был получен список сету, составленный в обществе ЭКОС, включающий 337 чел. В ходе исследования этот список был откорректирован, в частности, из него были исключены данные, которые не удалось подтвердить (особенно это касалось списка сету, проживающих в г. Печоры, где насчитывалось 132 чел.) [15]. Современная возрастно-половая структура сету Печорского района представлена на рис. 3.

Расхождения с официальными списками сету, составленными в обществе ЭКОС, по сельским поселениям минимальны и связаны, в первую очередь, со смертностью (или выездом в Эстонию) и незначительными переме-

Поселений с численностью сету (на середину 2011 г.):

■ 10 иоопее

■ иг 5 до 10

■ менее 5

Территория си

Ш смешанным русско-сетуским населением в 1930 е гг.

Поселения с постоянным населением сету:

Л в начале 2П01 г.

■ в середине 2011 г.

Рис. 1. Населенные пункты сету Печорского района в 2011 г.

Рис. 2. Возрастно-половая структура сету в сельской местности Печорского района Псковской области в 2005 г. и 2011 г.

8 4 чел. 4 8

Рис. 3. Возрастно-половая структура сету Печорского района в 2011 г. (включая г. Печоры)

щениями сету внутри Печорского района. Более сложной задачей является оценка численности сету, проживающих в г. Печоры.

Заметные расхождения в официальных и неофициальных оценках численности сету Печорского района во многом связаны именно с оценкой количества сету, проживающих в Печорах. На наш взгляд, официальные данные обычно завышают реальную численность сету в Печорах примерно в два раза. Так, согласно данных Администрации Печорского района, ещё в 2001 г. в Печорах проживало 219 сету (по нашим оценкам - примерно 100-110 чел.). В 2011 г. удалось подтвердить проживание в Печорах только 62 сету (из 132 чел., обозначенных в списке). Часть сету, обозначенных в печорском списке, на самом деле проживают в сельской местности района, другая (небольшая) часть выехала в Эстонию или города России. В печорском списке обнаружилось также достаточно много русских и эстонцев.

Впрочем, с получением сету статуса малого народа России вполне возможна смена частью населения Печор, имеющего хотя бы частично сетуские корни (но ныне обозначающих себя как эстонцы или русские), своей этнической самоидентификации в пользу сету. Поэтому не исключен в ближайшие годы фор-

мальный рост численности сету в Печорах. Но при этом следует обратить внимание, что для возрождения сетуской культуры вопрос о численности сету в Печорах не является принципиальным. Дело в том, что воспроизводство в городе, по сравнению с сельской местностью, сетуской традиционной культуры, как и традиционной культуры вообще, гораздо более затруднено.

По результатам исследования 2011 г., за прошедшие с 2005 г. годы возрастно-половая структура сету, проживающих в сельской местности Печорского района, претерпела лишь незначительные изменения (рис. 3). Доля женщин в половой структуре сету сохранилась на уровне 45 %, т.к. продолжался процесс выбытия наиболее пожилых поколений женщин-сету. Но результатом этого же процесса стало некоторое выравнивание возрастной структуры - несколько понизилась доля лиц пенсионного возраста и повысилась доля детей (последнее - благодаря повысившейся рождаемости после 2005 г.).

В последние шесть лет, те. с 2005 г., миграционный отток сету, особенно в Эстонию, значительно уменьшился, что и привело в целом к относительной стабилизации демографической ситуации в печорской части Сетумаа.

Этническая идентичность: некоторые теоретические установки

В науке в последние десятилетия идёт активная дискуссия по одной из важнейших проблем этнологии - проблеме этнической идентичности. Существует три основных подхода к пониманию этноса в целом и, в частности, этнической идентичности [2]. Наиболее молодой подход, ставший популярным с 70-80-х гг. ХХ в. преимущественно в США и ряде эмигрантских стран (Канада, Австралия и др.), носит название "конструктивистский".

В рамках этого подхода этнос рассматривается как социальная конструкция, не имеющая "реальных" исторических или культурных корней и формирующаяся на основе культурной самоидентификации (самоопределения) по отношению к другим общностям. Согласно конструктивистскому подходу, этнос -искусственное образование, результат целенаправленной деятельности людей на всех уровнях общества, интеллектуальный конструкт общества [20, с. 135].

Суть этого направления в изучении эт-ничности заключается в том, что этническое сообщество, возникающее на основе дифференциации этнокультур, существует, базируясь на различных доктринах и представлениях, имеющих место в той или иной этнокультуре. В свою очередь, доктрины "изобретаются" интеллектуальной элитой этноса - писателями, учёными, художниками, политиками. Таким образом, получается, что этнос есть не что иное, как интеллектуальный конструкт элиты. Далее, этот конструкт транслируется на потенциальных представителей этноса при помощи различных средств, имеющих возможность воздействовать на сознание членов общности (СМИ, книги, фильмы, выставки и т.д.). То есть, помимо того, что этническая идентичность является вымышленным интеллектуальным конструктом, она по своему характеру - "навязанная" социальность.

Второй подход к пониманию этноса и этнической идентичности (этничности) получил распространение в середине 70-х гг. ХХ в. также в западной этнологической науке. В этом подходе этничность рассматривается как инструмент, используемый политическими лидерами для достижения своих интересов, в бор-

бе за власть, статус, благосостояние. Здесь эт-ничность - "средство в коллективном стремлении к материальному преимуществу на социально-политической арене" [19, с. 4]. Таким образом, этничность превращается в некую социальную роль, сознательно избираемую человеком или группой под воздействием тех или иных материальных факторов.

И, наконец, третий подход носит название "примордиалистский" (от англ. primordial

- "изначальный, исходный"). При этом существует два направления примордиализма -природное и эволюционно-историческое. Сторонники природного направления примордиализма объясняют возникновение эт-ничности с помощью эволюционных идей, делая упор на генетические и географические факторы формирования "расширенной родственной группы" [17].

В советской этнографии наибольшее распространение получило эволюционно-историческое направление примордиализма, отражённое в принятом в настоящее время в отечественной науке понятии этноса [18]. Так, согласно Ю.В. Бромлею, этнос - исторически сложившаяся на определённой территории совокупность людей, обладающих общими, относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированным в самоназвании (этнониме) [3; 4]. При этом ни один из признаков в отдельности не является этнодифференциру-ющим, лишь их совокупность позволяет определить этнос. В отличие от природного направления примордиализма здесь подчёркивается не биологический, а социальный характер таких групп людей.

Важно отметить, что этническую территорию сторонники данного направления считают не только необходимым условием в формировании этноса, но и основой формирования этнического самосознания. Также ими подчёркивается роль языка, который является результатом длительного процесса этногенеза, становясь в итоге символом этнической принадлежности. Большое значение в процессе формирования этноса придаётся специфическим компонентам его материальной и духовной культуры: обычаям, обрядам, нормам

поведения, религии и т.п. Культурное единство дополняется особенностями психики, проявляющимися в оттенках характеров людей, специфике ценностных ориентаций и т.п. При этом всё же интегральным показателем этноса выступает этническое самосознание, включающее представления об общности территории, общности происхождения и исторических судеб составляющих его людей [21].

Сторонники эволюционно-исторического направления примордиализма считают, что людям, принадлежащим к одной этнической общности, изначально и навсегда присущ некий набор культурных свойств, обусловливающих их поведение. В рамках этой теории этническая самоидентификация приобретает характер естественного закона природы. Целью научных исследований в рамках примордиа-лизма является поиск некоего "подлинного" этнического фундамента [16, с. 48].

Именно под этим углом зрения следует рассматривать итоги социологического опроса сету Печорского района, задача которого состояла в выявлении раличных групп сету, исходя из раличий в их этнической самоидентификации.

Этносоциальная характеристика поколений сету Печорского района в 2011 г.

Летом 2011 г. было опрошено 110 представителей народа сету, в т.ч. 24 чел. - в г. Печоры, остальные 86 чел. - в сельской местности Печорского района. Это составило почти половину всех сету Печорского района (в т. ч. свыше половины сету, проживающих в сельской местности, и свыше трети - в г. Печоры).

Опрошенные представляют все возрастные группы сету, начиная с 10-летнего возраста. Среди опрошенных женщин оказалось заметно больше, чем мужчин - 56% на 44%. По уровню образования респонденты распределились следующим образом: 7% имеют высшее и незаконченное высшее образование, 54 %

- среднее и среднее специальное образование, остальные - неполное среднее и начальное образование.

Все респонденты исповедуют православную религию, но церковь часто посещает только 79% опрошенных. Подавляющее большинство опрошенных относит себя к сету

(называя себя "сето" или "полуверцы"), лишь трое из опрошенных считают себя эстонцами, и один респондент - русским. В числе своих предков 82% респондентов назвали сету (сето), 14% опрошенных - "полуверцев", остальные - эстонцев.

В качестве родного языка 58% респондентов назвали сетуский язык, 16% - русский язык, 10% - эстонский язык, остальные не смогли определиться, называя одновременно сетус-кий, русский и эстонский языки. В быту сету заметно чаще используют русский язык - треть опрошенных, одновременно русский и сетус-кий - 23% респондентов, эстонский, сетуский и русский - 13%, сетуский - 10%, эстонский и русский - 4 % опрошенных (остальные не смогли ответить на этот вопрос). При этом две трети сету (66% опрошенных) может говорить в равной степени на трёх языках - сетуском, эстонском и русском, только на русском говорят 18% сету, на сетуском и русском - 8%, на эстонском и русском - 4%. Несколько опрошенных владеют ещё и немецким и французским языками, а также изучают английский язык (представители наиболее молодого поколения).

С учетом ответов на вопросы, позволяющие разделить сету на группы в соответствии с их этнической идентичностью, нами были выделены такие категории опрошенных: 82% составили респонденты, полностью идентифицирующие себя как сету, 10% - имеющие смешанное сетуско-эстонское или эстонско-сетус-кое самосознание, 7% - обрусевшие сету (преимущественно дети сету, знающие только русский язык), 1% - православные эстонцы.

Главными отличиями от эстонцев большинство опрошенных (72%) считают в равной мере язык и религию. Сетускую одежду в качестве одного из главных отличительных признаков от эстонцев назвал почти каждый третий (32%), сетуские обычаи (культуру) - только 19% респондентов.

Главным отличительным признаком сету от русских также был назван язык (62% респондентов), но вторым по популярности стал ответ "ничем" (18%). Сетускую одежду в качестве отличительного признака назвали только 16% опрошенных, обычаи - лишь 2%. Некоторые сету считают, что отличаются от русским религией, трудолюбием (по 3%), отзывчивостью (2%).

Самое старое из ныне живущих поколений сету (в возрасте 80-90 лет) родилось с 1921 по 1930 гг. в эстонском уезде Петсериимаа. Данное поколение в исследовании 2011 г. было представлено 10 респондентами (6 женщин и 4 мужчины). Все они имеют русские имена. Это связано с тем, что принудительная эстониза-ция сету начала осуществляться только во второй половине 1930-х гг. и затронула лишь школьный период жизни данного поколения.

Данная группа - наименее образованная среди сету (только 20% имеют среднее образование, половина вообще не получила образование, остальные проучились несколько классов). Все представители старшего поколения называют себя "сето", но своих предков половина опрошенных называли "полуверцами". Родным языком чаще называют сетуский (70%), реже - сетуский и русский (20%), а также эстонский (10%). В качестве языков, используемых в быту, назывались: русский (40%), сетуский, русский и эстонский (30%), русский и сетуский (20%), эстонский и русский (10%).

Главным отличием сету от эстонцев 8090-летние сету считают язык и религию (по 90% ответов), вторую позицию заняли обычаи (40%), и фактически потерялась на этом фоне сетус-кая одежда (10% ответов). Интересно отметить, что в ходе исследования, проведенного в 1999 г., сетускую одежду в качестве отличительного от эстонцев признака отмечал каждый третий представитель данного поколения, что может быть объяснено фактически отказом в последние десятилетия от использования сетуской одежды в быту. В качестве отличия сету от русских в ответах 80-летних респондентов фигурировал только язык.

Также в эстонском уезде Петсеримаа (с 1931 по 1940 гг.) родилось поколение 70-79летних сету. Причем среди 17 опрошенных представителей этого поколения явный перевес был за женщинами: 13 женщин против 4 мужчин. В целом такое соотношение примерно соответствует реальной половой структуре данного поколения сету, где женщины составляют 71%. Но по сравнению с 1999 г. перевес женщин над мужчинами в этом поколении сократился с 3 до 2,5 раз. В этой возрастной группе уже встречаются эстонские имена, особенно у сету, рожденных во второй половине 1930-х гг. Средний уровень образованности 7079-летних сету составляет 7 классов.

Почти все представители поколения рожденных в 1930-е гг. называют себя "сето", лишь одна женщина считает себя эстонкой, хотя по всем другим критериям может быть отнесена к сету. Только 18 % 70-79-летних сету назвали в качестве своих предков "полуверцев", остальные - "сето". Сетуский язык в качестве родного назвали 88% опрошенных (15 чел.), но часто с добавлением русского (2 чел.), русского и эстонского (2 чел.), эстонского (1 чел.). Лишь один мужчина считает родным эстонский язык, и одна женщина - русский язык. В быту почти половина представителей данного поколения пользуются только русским языком, остальные

- одновременно русским и сетуским (реже эстонским). При этом почти все респонденты этого поколения владеют тремя языками (русским, сетуским и эстонским), некоторые знают также ещё немецкий и французский языки.

Все представители поколения 70-79-летних назвали в качестве главного отличительного признака сету от эстонцев религию, 76% -язык, 29% - обычаи и 24% - одежду. В качестве отличия сету от русских 65% опрошенных назвали язык, 18% - одежду. При этом 29% 7079-летних сету сказали, что ничем не отличаются от русских.

Поколение 60-69-летних сету (рожденных с 1941 по 1950 гг.) было представлено 21 респондентом. Хотя среди опрошенных женщин (14 чел.) в два раза больше, чем мужчин (7 чел.), в данной возрастной группе сету в целом перевес женщин менее значителен (56% на 44%). Средний уровень образованности сету данного поколения - 8 классов, но уже свыше половины имеет полное среднее (или среднетехническое) образование. Свыше половины 60-69летних сету носят русские имена.

Почти все респонденты поколения 19411950 гг. рождения называют себя "сето". Лишь одна женщина считает себя эстонкой, хотя знает сетуский язык. Все респонденты этого поколения в качестве своих предков назвали "сето". Сетуский язык в качестве родного назвали 76% респондентов, эстонский язык - 19%, а также одна женщина назвала в качестве родного русский язык. Также 76% опрошенных используют сетуский язык в быту, столько же - русский язык (при этом 14% пользуется только русским языком), 24% - эстонский язык. Все представители данного поколения владеют тремя языками (русским, сетуским и эстонским).

Религия заняла первое место среди отличительных признаков сету от эстонцев (её отметили 90% респондентов поколения 60-69-летних). Второе место среди отличительных признаков от эстонцев занял язык (71% респондентов), третье - одежда (33%), четвертое - обычаи, культура (24%). В отличиях сету от русских 76% респондентов отметили язык, 19% - одежду, 10 % - обычаи. Но при этом 19 % представителей поколения 60-69-летних сету отметили, что не видят различия между сету и русскими.

Данные ответы мало отличаются от результатов исследования 1999 г. и свидетельствуют о значительной степени русификации сету старших поколений (родившихся в первой половине ХХ в.), которые предпочли не покидать свою родину - Печорский район. Тем не менее, количество детей и внуков трёх старших поколений сету, проживающих ныне в Эстонии, равноценно числу их самих. То есть в случае, если бы более молодые сету предпочли остаться на родине, сейчас в Печорском районе проживало бы как минимум в два раза больше сету.

Хотя среди респондентов, рожденных в 1951-1960 гг. (50-59-летние), значительно преобладают женщины (9 на 4 мужчин), в целом в данной возрастной категории сету заметный перевес уже имеют мужчины (58% на 42%). В этой возрастной группе сету эстонские имена и фамилии составляют около половины. Все респонденты этого поколения имеют среднее или даже высшее (2 чел.) образование. Все представители поколения 5059-летних называют себя и своих предков "сето". Только одна женщина назвала в качестве родного эстонский язык, все остальные -сетуский. Русский язык в быту использует 77 % опрошенных (исключительно русским языком в быту пользуется 23% респондентов), се-туский - 69%, эстонский - 23%. Все респонденты могут в равной степени говорить на трёх языках (русском, сетуском и эстонском).

В качестве отличительного признака сету от эстонцев 92% 50-59-летних сету назвали язык, 85% - религию, 38% - обычаи, культуру, 23% - одежду. Главным отличием сету от русских был назван язык (85% респондентов), вторым - одежда (15%), третьим - обычаи, трудолюбие (по 8%). Следует отметить, что данная возрастная категория оказалась единственной,

где акцентируется внимание на сетуском языке как главном отличительном признаке сету не только от русских, но и от эстонцев.

Наиболее многочисленная ныне группа сету, рожденных в 1961-1970 гг. (40-49-летние), ещё в 1999 г. была отнесена к малочисленным. Объясняется данный парадокс тем, что именно эта группа в наименьшей степени была затронута смертностью в прошедшее время. С другой стороны, это говорит и о фактически отсутствии миграционного оттока среди представителей данного поколения в последнее десятилетие. Было опрошено 23 представителя данной возрастной категории: 13 мужчин и 10 женщин (что близко к реальному соотношению полов в данной возрастной группе - 58% мужчин и 42% женщин).

В возрастной группе 40-49-летних сету уже преобладают эстонские имена. Образование - преимущественно среднее и среднее специальное, две женщины имеет высшее образование. Почти все респонденты называют себя "сето", за исключением двух "русских". Своих предков 40-49-летние сету называют "сето" или "полуверцами" (17%). В качестве родного языка сетуский назвали 52% респондентов, русский - 35%, эстонский - 13%. В быту чаще всего используется русский язык (87%), реже -сетуский язык (57%) и эстонский язык (22%). Явный приоритет в общении 17% респондентов отдает русскому языку, остальные в равной степени могут пользоваться ещё и сетус-ким и эстонским языками.

Все 40-49-летние респонденты посещают церковь, но треть из них делают это "редко, иногда". Отличительные признаки сету от эстонцев назывались в таком порядке: религия (78% ответов), язык, говор (61%), одежда (43%), обычаи, культура (35%). Преобладающие ответы на вопрос об отличиях сету от русских: язык (65%), "ничем" (35%), одежда (17 %). Интересно отметить, что в ходе исследования 1999 г. представители данного поколения намного реже в качестве признака, отличающего сету от эстонцев, называли религию, как, впрочем, и другие эт-нодифференцирующие признаки.

Поколение рожденных в 1971-1980 гг. (30-39-летние сету) было представлено 12 респондентами (7 мужчин и 5 женщин), что в значительной мере отражает половую структуру дан-

ного поколения сету: 64% мужчин и 36% женщин. У респондентов этого поколения преобладают русские имена. Образование - в основном среднее и среднее специальное, у двух респондентов - высшее. Половина респондентов этой группы достаточно редко посещает церковь.

Почти все респонденты 30-39-летнего возраста называют себя и своих предков "сето", за исключением одного мужчины, считающего себя эстонцем и отнесенного нами к категории православных эстонцев. В качестве родного языка 83% опрошенных назвали сетуский, а также по одному человеку назвали русский и эстонский языки. В быту русский язык используют 83% опрошенных, сетуский - 50%, эстонский - 33% (хотя владеет эстонским 58%). Явный приоритет русскому языку отдает два респондента, ещё трое пользуется им наравне с сетуским языком, остальные в равной степени могут использовать при общении три языка.

Отличительные признаки сету от эстонцев респонденты 30-39-летнего возраста видят следующим образом: религия - 75% ответов, язык - 58%, обычаи - 50%, одежда - 33%. На вопрос об отличиях сету от русских первое место занял ответ "ничем" (50%), второе - язык (42%), третье - одежда (25%). Таким образом, поколение 30-39-летних сету открывают категорию наиболее обрусевших сету. Хотя, в отличие от результатов опроса 1999 г., в этой возрастной группе произошло изменение в этнической самоидентификации в пользу сету (в 1999 г. две трети представителей этой возрастной группы называли себя русскими).

Поколение сету, рожденное в 1981-1990 гг. (20-29-летние), было представлено 5 респондентами (3 мужчины и 2 женщины). Они имеют как русские, так и эстонские имена. Образование - среднее и среднее специальное. Все 20-29-летние сету посещают церковь, но 60% из них - достаточно редко.

Все 20-29-летние респонденты называют себя "сето", но в большинстве (за исключением одного случая) пользуются только русским языком и считают его родным. Все знают се-туский язык, но только трое из них пользуются при общении сетуским языком, двое из них знают ещё и эстонский язык. Все представители поколения, рожденного в 1980-е гг., считают язык главным отличием сету от эстонцев, религию, как и одежду, назвали только двое (из

пяти). Также язык был назван всеми респондентами и в качестве главного отличия сету от русских, причем одежду в этом случае назвали уже трое.

Самое молодое поколение сету, рожденных в 1991-2000 гг. (10-19-летние), было представлено 9 респондентами (6 - женского пола, 3 - мужского). Все они учатся или только что закончили школу. Все молодые респонденты считают себя "сето", но четверо из них своих предков назвали "полуверцами". В качестве родного сетуский язык назвали пять молодых респондентов, русский язык - четверо. В быту все пользуются русским языком (в одном случае - вместе с сетуским). Пятеро из них знает сетуский язык, трое - ещё и эстонский.

Все респонденты 10-19-летнего возраста посещают церковь. В качестве главных отличий сету от эстонцев они считают язык (89%), религию и культуру (по 78%). На вопрос об отличиях сету от русских равные позиции заняли ответы "ничем" и язык (по 44%). Понятно, что данная категория сету является наиболее обрусевшей, тем не менее, можно считать позитивной установку среди них на идентификацию себя как "сето", что важно с точки зрения культурного воспроизводства сету на российской земле.

Общие выводы исследования

1. Основные проблемы сетуского населения в Печорском районе в нынешних условиях сводятся к бытовым проблемам и вопросам поддержания собственной идентичности. Основными сложностями являются преобладание пожилого населения и связанные с этим проблемы, а также государственная граница с Эстонией, изначально носящая барьерный характер, что осложняет развитие отношений с эстонскими сету.

2. В настоящее время среди сету Печорского района почти не осталось обладателей эстонского этнического самосознания, что связано с интенсивным оттоком данной категории сету в Эстонию в последние 15 лет.

3. Носителями самобытной культуры сету являются в основном люди старше 40-летнего возраста. При этом сохраняется опасность утраты национальных традиций: даже люди пенсионного возраста зачастую не отмечают ряд характерных для культуры сету праздников.

4. Значительная часть сету моложе 30 лет (и особенно до 20 лет) пользуется в быту исключительно русским языком, имеет раздвоенное (сету-русское) этническое самосознание, что может привести к их окончательной ассимиляции.

5. Современное расселение сету позволяет говорить о необходимости развития двухтрёх этнокультурных центров сету в Печорс-

ком районе и в самих Печорах, деятельность которых была бы направлена на поддержание их идентичности и сохранения культуры.

6. В настоящий момент остро стоит вопрос о сохранении на территории России народа сету и его уникальной культуры. Сохранение этнокультурного своеобразия сету требует больших усилий со стороны общества и, безусловно, государственной поддержки.

Литература

1. Алексеев Ю.В., Манаков А.Г. Народ сету: между Россией и Эстонией. - М.: Издательство "Европа", 2005. - 104 с.

2. Арутюнян Ю.В. Дробижева Л.М. Сусоколов А.А. Этносоциология: Учеб. пособие для вузов. - М.: Аспект Пресс, 1998. - 271 с.

3. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М., 1983.

4. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы, теория, история, современность. - М., 1987.

5. Гурт Я. О псковских эстонцах, или так называемых "сетукезах" // Известия императорского русского географического общества. Т. XLI, 1905. СПб., 1906. - 1-22 с.

6. Заяц Д.В., Манаков А.Г. Быть ли новой российско-эстонской границе? // Псковский регионологический журнал. № 1. Псков : ПГПУ, 2005. - 136-144 с.

7. Кулаков И.С., Манаков А.Г. Историческая география Псковщины (население, культура, экономика). - М.: ЛА "Варяг", 1994. - 316 с.

8. Манаков А.Г. Динамика этнических и конфессиональных границ к юго-западу от Псковского озера до ХХ века: историко-географический анализ (к вопросу о происхождении сету) // Псковский регионологический журнал. № 11. Псков : ПГПУ, 2011. - 132-143 с.

9. Манаков А.Г. Карпухина Н.В., Пыжова О.А. Сету Печорского района в начале XXI века (по итогам этнодемографического исследования 2008 г.) // Псковский регионологический журнал. № 7. Псков : ПГПУ, 2009. - 140-145 с.

10. Манаков А.Г. На стыке цивилизаций: Этнокультурная география Запада России и стран Балтии. Псков : Изд-во ПГПИ, 2004. - 296 с.

11. Манаков А.Г. Сету Печорского района на рубеже тысячелетий (по результатам социально-демографического исследования летом 1999 г.) // Псков: научно-практический, историко-краеведческий журнал. Псков ПГПИ, 2001, № 14, 2001. - 189-199 с.

12. Манаков А.Г. Сету Печорского района Псковской области: материалы этнодемографического исследования 2005 г. // Псковский регионологический журнал. № 3. Псков : ПГПУ, 2006. - 171-179 с.

13. Миротворцев М. Об эстах или полуверцах Псковской губернии // Памятная книжка Псковской губернии на 1860 г. Псков, 1860. - 45-61 с.

14. Новожилов А.Г., Хрущев С.А. Анализ динамики демографических параметров этнолокальной группы (население Печорского района Псковской области во второй половине ХХ - нчале ХХ вв.) // Малые этнические и этнографические группы: Сб. статей, посвященный 80-летию со дня рождения проф. Р.Ф. Итса / Под ред. В.А. Козьмина. СПб.: Новая Альтернативная Полиграфия, 2008. (Историческая этнография. Вып. 3). - 280-307 с.

15. Потапова К.Н. Итоги социально-демографического исследования сету Печорского района в 2011 г. // Проблемы социально-экономической и эколого-хозяйственной политики стран бассейна Балтийского моря: Материалы международной научно-практической конференции. Псков : Изд. ПсковГУ, ООО "ЛОГОС Плюс", 2011. - 7-11 с.

16. Савва М.В. Этнический статус (Конфликтологический анализ социального феномена). - Краснодар, 1997. - 172 с.

17. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Этнология: Учебник для вузов. - М.: Издательский центр "Академия"; Высшая школа, 2000. - 304 с.

18. Тишков В.А. Очерки теории этноса и политики этничности в России. - М., 1997.

19. Тишков В.А. Этничность, национализм и государство в посткоммунистическом обществе // Вопросы социологии, 1993. № 1-2.

20. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. - М., 1996.

21. Этнические процессы в современном мире / Под ред. Ю.В. Бромлея. - М.: Наука, 1987. - 448 с.