ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 28 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 28 2012

УДК 304.2

ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ ПОТОМКОВ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ БРАКОВ:

ИНТЕРПРЕТАЦИИ И ПОДХОДЫ

© О. В. ОСИПОВА

Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН,

сектор этносоциологии e-mail: osipovaovr@rambler.ru

Осипова О. В. - Этническая идентификация потомков межнациональных браков: интерпретации и подходы // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 28. С. 46-49. - Статья посвящена проблеме этнической идентификации потомков межнациональных браков. Рассмотрены примордиалистский и конструктивистский подходы к определению этничности в аспекте проблемы этнической идентификации потомков межнациональных браков; определены недостатки и конструктивные стороны различных интерпретаций этничности. Показана нерезуль-тативность употребления примордиалистского подхода как к проблеме этнической идентичности потомков межнациональных браков, так и к этничности как явлению.

Ключевые слова: этничность, этническая идентичность, потомки межэтнических браков.

Osipova O. V. - Ethnic identification of international marriages descendants: interpretation and approaches // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2012. № 28. P. 46-49. - The article dwells on the problem of ethnic identification of international marriages descendants. The authors consider primordialist and constructivist approaches to the ethnicity definition in the aspect of ethnic identification problem of the international marriage descendants and state the drawbacks and constructive sides of different interpretations of ethnicity. Absence of result in case of primordialist approach both to the problem of ethnic identity of international marriage descendants and to the ethnicity as a phenomenon. Keywords: ethnicity, ethnic identity, interethnic marriage descendants.

В условиях интенсификации глобализационных процессов и миграции, население различных регионов сталкивается с рядом новых для себя вызовов, в том числе с изменением этносоциального ландшафта. Однако процессы глобализации имеют противоречивый характер, с одной стороны размывают основу деления на этнические группы через усиление межнациональных контактов, с другой стороны запускают обратный процесс, характеризующийся усилением значимости этнических идентичностей и проявления этнической культуры. Данные обстоятельства требуют взглянуть на проблемы этнической идентификации с новой точки зрения, выявить вновь возникающие проблемы ее определения, в том числе этнической идентификации потомков межнациональных браков. Как нам кажется исследование вопроса этнической идентификации потомков межнациональных браков, позволит глубже понять противоречие этносоциального развития современного общества.

Представляется, что приступить к рассмотрению этой проблемы необходимо с четкого определения понятий этнос и этничность, сложившихся в научной среде. Однако если обратиться к научной литературе мы найдем множество различных подходов и интер-

претаций. дело в том, что в трактовке данных понятий существуют определенные трудности, возникающие всегда в случае определения объектов, которые выступают в виде определенных «целостностей», но при этом не являются «вещью». Трудность состоит в том, что целостности как таковые вообще недоступны для наблюдения и все без исключения представляют собой конструкции нашего ума [1]. То есть, такие социальные целостности, как общество, нация, обозначают только некоторую устойчивую структуру, изучаемую через рассмотрение ее отдельных, частных проявлений. На основании этого мы считаем, что этничность следует понимать как не суммативное свойство системы какого-либо общества. Именно поэтому нельзя определить какие-либо универсальные структурные компоненты, которые точным образом определяли понятие этноса и его отдельных проявлений.

Благодаря этому в определение понятия «этнич-ность» часто закладываются не какие-то конкретные свойства, а существование более или менее общего представления об этноидентифицирующих факторах и идентификация, то есть символические конструкции.

Это, как нам кажется, и выступает причиной обращения научного сообщества к проблеме идентич-

ности и приписывания людей к этносу. Несмотря на обилие трактовок более распространенными к интерпретации понятия «этническая идентичность» можно считать два подхода:

Во-первых, когда идентичность понимается как подлинность или тождественность. В этом случае этнос выступает по отношению к индивиду как примордиальная общность. Этническая идентичность существует независимо от воли и сознания индивида, она присуща ему от рождения, может быть установлена объективно с помощью какого-то мерила [2].

Во-вторых, можно выделить понимание идентичности как самоидентификации. Этническая идентичность как принадлежность индивида к этнической общности в этом случае означает, прежде всего, субъективный выбор самого индивида.

Можно заметить, что субъект определения этнической идентичности в этих двух подходах разный. Если в первом случае он скорее внешний (возможно даже сам исследователь), то во втором случае, сам человек выступает субъектом собственной этнической идентификации.

С этнической идентичностью человека из моно-этничной семьи в этой ситуации все более или менее ясно и у большинства людей проблемы выбора не возникает, поскольку здесь этническая принадлежность выступает, как правило, в качестве прирожденного статуса. Однако многие, прежде всего члены групп меньшинств и выходцы из межэтнических браков, проходят через «постоянный внутренний референдум» на лояльность к тем или иным этническим общностям и вопрос с определением этнической идентичности становится более сложным и запутанным.

Обыденное сознание сразу же подсказывает примордиалистские подходы определения этнической идентификации потомков межэтнических браков. При этом приписывание человека к той или иной этнической общности происходит на основе каких-либо определенным исследователем внешних, биологических или генетических стандартов.

Так, проблемы этнической идентификации ложатся в основу поиска «чистоты» крови и этнической дискриминации. В этих случаях потомки межнациональных браков попадают в аскрептивные категории «нечистых» из дихотомии чистый/нечистый, неклассических из дихотомии классический/ неклассических.

Однако подобное биологизаторство все больше отвергается научным сообществом. Становится действительно меньше тех, кто бы определял этническую идентичность по крови. Тем не менее, достаточно распространено желание приписывать этническим группам биологически определенные им социальнокультурные черты. Таким образом, примордиализм может выступать и как культурализация биологии, и как биологизация культуры [3].

Это так называемый, «культурный» примордиа-лизм, который закладывает понимание этничности на основе некоторых культурных стандартов и приводит к классификации индивидов на основе того, как у них проявляются те или иные компоненты культуры.

В этом случае различия между культурами сводится лишь к набору тех или иных культурных компонентов.

Это вытекает в классификацию этнической идентичности потомков межнациональных браков как:

- маргинальной, - в этом случае человек не включен ни в одну из этнических групп, поскольку не обладает некими компонентами этнической культуры.

- медиумной, - в этом случае человек принадлежит сразу двум этническим общностям.

Однако согласно такому подходу, указывает Т. Г. Стефаненко, этническим маргиналом можно назвать и человека со вполне конкретным этническим происхождением. Так, если человек не желает осваивать некоторые культурные нормы, или ведет себя в соответствии с иными социокультурными стандартами, то есть основания считать его этническим маргиналом [4]. Таким образом, этническая принадлежность как подлинность означает опять же лишь соответствие некоей теоретической конструкции.

Кроме того, если учесть что само научное сообщество полагает, что этнос не может характеризоваться более как коллектив индивидов с четкими границами и заданным набором этнодифференциирующих маркеров [5], то возникает вопрос, правомерно ли приписывание человека к этническим маргиналам на основе того, что он не отвечает каким-то признакам, которые в иной ситуации могли бы не расцениваться как значимый этнический маркер?

Таким образом, можно отметить, что примордиа-листский подход имеет ряд недостатков в определении этнической идентичности потомков межнациональных браков. Основной из них заключается именно в том, что исследователь может сделать вывод, об этнической идентичности не интересуясь даже мнением самого объекта исследования - человека со сложным этнически происхождением.

В связи с этим часть современных ученых соглашаются с иным мнением, а именно с тем, что этнич-ность представляет собой скорее приписываемое (предписываемое обществом и самим собой), чем наследуемое качество. Соответственно они рассматривают этнос как своего рода связующее звено между двумя типами групп - принадлежность, к которым практически невозможно изменить и которые человек выбирает себе сам. Последнее особенно заметно у потомков межнациональных браков. У них в процессе этнической идентификации, кроме критерия приписывания (то, кем другие их воспринимают), большую роль играет и критерий внутреннего выбора (то, кем они сами себя осознают). Сложное этническое происхождение формирует особый социальный опыт, связанный, как правило, с рефлексией понятия «национальность» и «этничность».

И с учетом теоретического допущения, что этничность это приписываемое качество, в научном сообществе, разделяющем подобные взгляды, сложились три основных направления, которые определяют этничность как:

А) форму межгруппового взаимодействия культурно отличающихся друг от друга групп (интеракци-онный аспект);

ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ♦ Общественные науки ♦ № 28 2012 г.

Б) совокупность характеристик, выделяемых группой для определения себя как целостной общности (атрибутивный аспект);

В) особую форму социальной идентичности. Этничность как этническую идентичность (субъектносимволический аспект).

Если свести к общему, то главным становится приписывание идентичности себе и другим.

При этом, переходя к отдельным аспектам проявления этничности, следует отметить, что интерак-ционный аспект подчеркивает, то обстоятельство, что в процессе социализации и инкультурации общество «приписывает» ребенка к определенному этносу. То есть объективная социальная среда производит некий габитус - систему прочных приобретенных предрасположенностей и в дальнейшем они используются индивидами как исходные установки, которые порождают конкретные социальные практики индивидов. В этом случае этническая идентичность потомков межнациональных браков будет зависеть от этнического окружения, а также от того принимает ли его то этническое сообщество, к которому он себя относит.

В этой ситуации потомков межнациональных браков можно называть исполнителями социальных ролей, которые им приписываются обществом. на основе этнического статуса в соответствии с экс-пектациями и ожиданиями людей, формируется модель поведения, ориентированная на выполнение определенных бытовых и культурных стратегий поведения. В соответствии с этническим статусом и формируется индивидуальное поведение [6].

на основе атрибутивного подхода мы приходим к выводу, что этнические группы, сами являются признаками, приписываемыми и идентифицируемыми самими акторами и, следовательно, обладающие свойством организовывать взаимодействие между людьми. Однако научное сообщество склоняется к тому, что в отличие от культурного примордиализма следует рассматривать культуру как следствие и результат, а не первичную и определяющую характеристику этнической групповой организации

Последнее направление, фокусирующее внимание на субъектно-символическом аспекте, хорошо проиллюстрировано утверждением Ф. Барта. Так, он пишет: «диагностическую роль для определения этнической принадлежности начинают играть только социально релевантные факторы... неважно, насколько члены группы отличаются своим внешним поведением, - если они утверждают, что принадлежат категории А в противоположность другой, сходной категории Б, они хотят чтобы их воспринимали как А, а не как Б и чтобы их поведение интерпретировалось и оценивалось как поведение А, а не как поведение Б. иными словами, они декларируют свою принадлежность культуре этнической группы А. Воздействие этих факторов в сопоставлении с другими факторами, влияющими на реальное поведение, может стать предметом исследования» [7]. Таким образом, следует отметить, что и этническая идентификация потомков межнациональных браков будет основана, прежде всего, на самоопределении человека.

Стоит отметить, что этническая идентичность, как и всякая идентичность, складывающаяся у индивида, имеет сложный многоуровневый характер, на основе чего мы можем видеть проявление различных факторов и аспектов, однако одним из важных моментов будет способ самоидентификация.

Схожую точку зрения разделяют научные сотрудники Института социологии РАН, заключается она в том, что такое понятие как этничность может быть привязано в сознании человека к разным уровням:

- физиологическому;

- культурному или психологическому;

- ролевому.

Данный подход можно назвать интегративным, поскольку он объясняет одновременное существование рационального зерна различных подходов - при-мордиалистских, инструменталистских и конструктивистских. По отношению же к этнической идентичности представителей межнациональных браков в рамках данной теоретической конструкции можно предположить, что этничность чаще будет привязана ко второму или третьему уровню. Однако если же происходит присоединение этничности к физиологическому уровню, то сам индивид определяет себя как человека состоящего из двух половин, «посередине которых проходит некий шов, скрепляющий две этнические составляющие». данное определение этнич-ности довольно интересно для нашего исследования, поскольку дает осознать различные уровни этнической идентификации с учетом различных аспектов обыденного сознания респондентов об этничности в целом и своей этнической идентификации в частности.

Таким образом, конструктивистский подход, лежащий в основе описанных нами теорий, снимает ряд противоречий, возникающих, при определении этнической идентичности на основе примордиалист-ского подхода.

Ведь если учитывать, что этнос не суммативное свойство, то следует понимать идентичность именно как отождествление человека, с какой-то группой, а не тождественность этничности отдельного человека и этноса в целом. В этом случае этничность - это воображаемая конструкция, и при научном исследовании данной проблемы следует, прежде всего, сосредоточить свое внимание на самоприписывании человека к той или иной этнической общности.

Однако стоит отметить, что для современного общества, характерны, во-первых, распространенность бытового примордиализма, во-вторых, ситуация реификации понятий этничность и этнос. В связи с этим определение этнической идентичности на основе лишь самоопределения индивида, рассматривается как анормальное и не точное.

Из вышесказанного хотелось бы заметить, что проблема определения этнической идентичности, сама по себе довольно сложна. Однако когда она встает перед теми, кто хотел бы определить этническую принадлежность потомка межнационального брака -то, совершенно ясным становится, что этническую принадлежность невозможно определять на основе

исключительно примордиалистского подхода. Этнич-ность как явление не является набором культурных признаков, и генетических характеристик, это скорее некая конструкция нашего ума, формируемая на основе индивидуального опыта и со своими особенностями.

Таким образом, если мы не можем четко определить границы этносов, не стоит ограничивать определение этнической идентичности потомков межнациональных браков маргинальной сферой.

В заключение, стоит отметить, что существуют различные подходы к определению этнической идентичности потомков межнациональных браков. И дискурс в этой области не завершен. на данный момент нет единого авторитетного мнения. Однако, как нам кажется, заметны существенные недостатки примор-диалистского подхода и более правильным можно считать конструктивистский подход, учитывающий самоприписывание человека.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Микешина Л. А. Эпистемологическое оправдание гипостазирования и реификации // Вопросы фило-

софии. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// vphiLru/mdex.php?option=com_mntent&task=view&i d=236&Itemid=52.

2. Фадеичева М. А. Национальная и этническая идентичность: гражданин между холизмом и робинзонадой // Дискурс ПМ. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://discourse-pm.ur.ru/avtor/fadeicheva.php.

3. Малахов В. С. Скромное обаяние расизма. [Электронный ресурс]. Журнальный зал. Режим доступа: http:// magazines.russ.ru/znamia/2000/6/malahov.html.

4. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М.: Институт психологии РАН, 1999. 320 с.

5. Этносоциология в России: научный потенциал в процессе интеграции полиэтнического общества // Материалы международной научно-практичской конференции. Казань, 2009. 332 с.

6. Фадеичева М. А. Национальная и этническая идентичность: гражданин между холизмом и робинзонадой // Дискурс ПМ. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://discourse-pm.ur.ru/avtor/fadeicheva.php.

7. Барт Ф. Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий. М.: Новое издательство, 2006. С. 9-49.