А.В. Чернышева

Деформация структуры социальной идентичности как фактор риска формирования алкогольной зависимости

В статье рассматриваются особенности деформации структуры социальной идентичности в качестве фактора риска формирования алкогольной зависимости на примере девушек, злоупотребляющих алкоголем. Также представлена программа коррекции социальной идентичности, ориентированная на лиц, находящихся на стадии предболезни.

Ключевые слова: социальная идентичность, алкогольная зависимость, фактор риска, коррекция социальной идентичности.

Алкогольная зависимость является одной из наиболее распространенных форм химической зависимости. В 2010 г. показатель учтенной распространенности алкоголизма в России составил около 1,5% общей численности населения. 40% всех взрослых, злоупотребляющих алкоголем и наркотиками, составляют женщины [4]. Данная проблема длительное время исследовалась в большей степени с медико-биологической точки зрения, как узко медицинская, психологических исследований в настоящее время недостаточно.

Алкоголизм - это прогредиентное заболевание, возникающее в результате систематического употребления алкоголя, характеризующееся патологическим влечением к алкоголю, приводящее к стойким соматонев-рологическим расстройствам и психической деградации, нарушающее социальные отношения лица, страдающего этим заболеванием [5].

Термин «алкоголизм» имеет два основных смысла: это и болезнь индивида, связанная с его личными особенностями, и социальная патология, связанная с развитием общества в целом [3].

Развитию алкоголизма предшествует бытовое пьянство. Бытовое пьянство - эпизодическое или систематическое употребление либо злоупотребление алкоголем, при котором отсутствует патологическое влечение к алкоголю. Продолжительность периода бытового пьянства до появления симптомов алкоголизма от 1-2 до 15 лет и более [5].

Понятие болезни используется для характеристики состояний, которые уже не выглядят нормальными: изменения в самочувствии, боль,

Педагогика и психология

Проблемы практической психологии

дискомфорт; изменения в поведении по сравнению с нормальным, обычным поведением субъекта; изменения в работоспособности [5].

Развитие состояния алкогольной зависимости представляет собой движение по континууму от точки здоровья к точке болезни. На стадии предболезни (бытового пьянства) состояние человека характеризуется отсутствием психического и физического влечения к алкоголю, соматические и психические изменения наступают только в период опьянения.

Ряд авторов указывает на важную роль нарушения идентичности в формировании предрасположенности к алкогольной зависимости, нарушение идентичности также является неизбежным следствием алкоголизации [2]. Идентичность - это сложный феномен, «многослойная» психическая реальность, включающая различные уровни сознания, индивидуальные и коллективные, онтогенетические и социогенетические основания [6].

Социальная идентичность, являясь целостным образованием, выполняет адаптационную, ориентировочную, структурную, целевую и экс-тенциальную функции [2]. С помощью социальной идентичности субъект приспосабливается к новым социальным условиям, ищет свое место в социальном пространстве, придает структурность и упорядоченность собственному Я, строит модель своего поведения, осуществляет осмысление и прогнозирование собственной сущности.

Социальная идентичность активно конструируется субъектом, оказывающимся в ситуации пересмотра своего места в социальной среде в ходе взаимодействия, социального сравнения, и является когнитивно-мотивационным основанием восприятия индивидом новых социальных ценностей [3]. В этом плане способность человека быть активным деятелем своей жизни определяет его субъектность.

В нашей работе мы опираемся на структуру социальной идентичности на основе концептуальной модели Н.Л. Ивановой. Структура социальной идентичности представляет собой совокупность устойчивых связей между компонентами идентичности, которые обеспечивают ее целостность и тождественность самому себе. В нее включаются когнитивные (знания принадлежности к социальным общностям), а также мотивационно-ценностные компоненты, в которых проявляется единство активизирующего, оценочного, смыслового и регулирующего функционального значения идентичности. Идентичность - это не природное качество, оно развивается и формируется в процессе всей жизни человека [2].

В работах Дж. Марсиа дано описание четырех видов идентичности, свойственных подростковому и юношескому возрасту [1]. Марсиа в первую очередь выделяет «реализованную идентичность», когда подросток перешел критический период и становится способным оценивать

свои будущие выборы, решения, исходя из собственных представлений. Стадия «Мораторий» рассматривается как наиболее критический период формирования идентичности. Основным его содержанием является активная конфронтация с предлагаемым ему обществом спектром возможностей. Стадия «Диффузия» характеризуется практическим отсутствием у подростка предпочтения каких-либо половых, идеологических и профессиональных моделей поведения. И наконец, четвертый тип идентичности, который Дж. Марсиа описывает как «Предрешение», в этом случае подросток хоть и ориентирован на социальное самоопределение, но при этом руководствуется исключительно родительскими установками, становясь тем, кем хотят видеть его окружающие [1].

Подростковый возраст часто оказывается периодом начала употребления алкоголя. Как правило, часто причиной первой пробы алкоголя становится желание «быть в компании», интерес и желание не отрываться от сверстников. Частое употребление алкоголя становится основанием деформации структуры социальной идентичности, нарушения отношений с окружающими. Вместе с тем, нарушение социальной идентичности, изначальная несформированность целостного представления о себе, своих целях, ценностях и убеждениях, ощущение тревоги, беспомощности, страха становится одним из факторов риска в формировании химической зависимости. Происходит снижение адаптации, неспособность самостоятельно регулировать свою деятельность, появляется чрезмерная конформность и излишняя зависимость от мнения окружающих в оценке себя.

Исследование проводилось на базе Московского научно-практического центра наркологии Департамента здравоохранения г. Москвы. В исследовании приняли участие девушки в возрасте от 17 до 25 лет. Все испытуемые находились на стадии предболезни (бытовое пьянство) -18 человек.

Для решения задач исследования мы использовали следующие методы.

1. Анализ продуктов деятельности (работа с медицинскими картами испытуемых).

2. Определение социальной идентичности: проективная методика «Кто Я»; «Личностная и социальная идентичность» В. Урбановича; тест-опросник самоотношения В.В. Столина, С.Р. Пантелеева.

3. Выявление уровня социально-психологической адаптации: методика социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда.

4. Обработка данных проводилась с помощью количественных методов; пакета 8ТЛТ18Т1СЛ 6.0; корреляционного анализа.

Полученные данные позволяют нам говорить о том, что у испытуемых обнаруживается внутренняя дезинтеграция в таких жизненных сферах,

Педагогика и психология

Проблемы практической психологии

как «Я и общество» - 3,17; «Моя работа, учеба» - 4,44; «Мое здоровье» -4,67 и «Мой внутренний мир» - 5,39. В жизненной сфере «Я и общество» 66,67% человек отметили низкие значения, что показывает их неудовлетворенность свои социальным местом в обществе, неопределенность положения. Низкая удовлетворенность своим «внутренним миром» свидетельствует о дефиците внутренних ценностей.

В результате контент-анализа результатов проективной методики «Кто Я» обнаруживается кризис социальной идентичности у 44,44% испытуемых, который выражается в состоянии поиска и неопределенности, ответах, отражающих негативное отношение к себе, в прилагательных об отсутствии объективных представлений о себе, о своих способностях, использовании большого количества формальных описаний себя. Характерна оценка себя через амбивалентные или диффузные суждения.

Самоотношение в группе испытуемых, находящихся на стадии пред-болезни, имеет следующие особенности. В ходе экспериментального обследования получены низкие значения по шкалам: «самоуважение» (45,93%); «аутосимпатия» (40,17%); «самоуверенность» (48,78%); «само-последовательность» (49,91%). Вместе с тем, характерны высокие показатели по таким шкалам, как «самоинтерес» - 87,7%, «самообвинение» -62,98% и «ожидаемое отношение от других» - 58,65%.

Корреляционный анализ показал наличие значительных обратных связей в экспериментальной группе по таким параметрам, как «отношение других» и «самообвинение»; а также прямых умеренных связей между такими параметрами, как «моя работа» и «ожидаемое отношение от других»; «мое здоровье» и «самопоследовательность»; «общий уровень интеграции» и «моя семья», «мое здоровье», «я и общество»; «ожидаемое отношение от других» и «я и общество».

Полученные данные позволяют нам говорить о том, что у девушек, находящихся на стадии предболезни, увеличивается уровень самообвинения в случае негативного отношения к ним окружающих. Чем выше уровень самооценки удовлетворенности своим здоровьем, отношениями в семье, а также положением в обществе, тем выше общий уровень самооценки. Постоянное ожидание общественных оценок и мнения влияет на их удовлетворенность собственной работой или учебой, оказывается важной характеристикой при самооценке удовлетворенности своим положением в обществе.

Обращает на себя внимание снижение уровня социально-психологической адаптации (среднее значение в экспериментальной группе по данному критерию 43,46%). Высокие значения по шкалам: «уровень приня-

тия себя» - 69,03% и «уровень принятия других» - 69,91%. Отношение к окружающим оценивается как ценностное и уважительное, что, в свою очередь, свидетельствует о высокой значимости социального окружения. Незначительное стремление к доминированию (при уровне общей склонности доминировать 47,84%) показывает преобладание конформных качеств, желание быть в компании, но не в роли лидера, а больше занимать пассивную личностную позицию.

Таким образом, в процессе нашего исследования группы девушек, находящихся на стадии предболезни, мы выявили следующие характерные тенденции: внутренняя дезинтеграция в таких жизненных сферах, как «Моя работа, учеба», «Мой внутренний мир»; низкая удовлетворенность в сферах «Мое здоровье» и «Мой внутренний мир»; наличие индикаторов кризиса социальной идентичности: описание себя в негативных, формальных или амбивалентных высказываниях, наличие диффузных состояний, неопределенности и состояний поиска. Описанные особенности свидетельствуют о преобладании негативной социальной идентичности, что характеризует неадаптивное состояние девушек на стадии предболезни.

Наша программа коррекции социальной идентичности ориентирована на лиц, находящихся на стадии предболезни, и не относится к условно здоровым субъектам или лицам, имеющих сформированную алкогольную зависимость.

Программа развития социальной идентичности должна опираться на развитие целостного представления о себе и своих способностях. Данную программу необходимо проводить в групповых условиях, т.к. группа дает возможность получения обратной связи и поддержки от людей, имеющих общие проблемы. В процессе прохождения групповых занятий участник группы может овладеть конструктивными навыками и способностями решения задач и проблем в следующих областях: психологическая адаптация к условиям среды; развитие творческой активности и самовыражения; коммуникация (межличностные и социальные отношения); социальная успешность; прояснение собственных потребностей, ценностей, позиций.

Каждое занятие включает в себя два блока: информационный - раскрытие содержания знаний и навыков, которые стремится донести ведущий до участников; развивающий - формирование и закрепление эффективных навыков в конкретных ситуациях на занятии и перенос их на повседневную жизнь участников.

Рекомендуется в программе применять методы саморегуляции и естественной регуляции. Они являются наиболее доступными в качестве

Педагогика и психология

Проблемы практической психологии

профилактических мер. Саморегуляция - это управление своим психоэмоциональным состоянием, достигаемое путем воздействия человека на самого себя с помощью слов, мысленных образов, управления мышечным тонусом и дыханием.

Принципы построения программы:

1) применение разнообразных методов (ролевые игры, психогимнастика, рисуночные методы, элементы групповой дискуссии, техника и приемы саморегуляции);

2) создание условий доверительной обстановки, принятие ответственности участниками за себя и за других, оказание поддержки участникам, взаимодействие перед действием;

3) обсуждение происходящих изменений;

4) добровольное участие в программе и конфиденциальность полученных сведений.

Принципы реализации программы:

1) принцип активности участников (члены группы постоянно вовлекаются в различные действия - игры, дискуссии, упражнения, а также целенаправленно наблюдают и анализируют действия других участников);

2) принцип исследовательской позиции участников (члены группы сами решают коммуникативные проблемы, а тренер лишь побуждает их к поиску ответов на возникающие вопросы);

3) принцип объективации поведения (поведение участников группы переводится с импульсивного уровня на объективный; при этом средством объективации является обратная связь, которая подается с помощью других участников группы, сообщающих свое отношение к происходящему);

4) принцип партнерского общения (взаимодействие в группе строится с учетом интересов всех участников, признания ценности личности каждого из них, равенства их позиций, а также соучастия, сопереживания, принятия друг друга);

5) принцип «здесь и теперь» (члены группы фокусируют свое внимание на сиюминутных действиях и переживаниях и не апеллируют к прошлому опыту);

6) принцип конфиденциальности («психологическая закрытость» группы уменьшает риск психических травм участников).

В психологической программе развития социальной идентичности необходимо повышать уровень осознания, понимания и оценки жизненных событий; развивать ресурсы личности и навыки стресс-преодоле-вающего поведения, формировать стратегии эффективного поведения и понимания себя как личности.

г

Библиографический список

1. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 2000.

2. Иванова Н. Л., Румянцева Т.В. Социальная идентичность: теория и практика. М., 2009.

3. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., Загоруйко Е.Н. Идентичность. Развитие. Перенасыщенность. Бегство: Монография. Новосибирск, 2007.

4. Кошкина Е.А. Распространенность злоупотребления психоактивными веществами и его последствия // Всероссийская научно-практическая конференция «Совершенствование организации и оказания наркологической помощи населению». М., 2011.

5. Погосов А.В. Проблемы наркологии (лекционный курс). Курск, 2004.

6. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: структура, генезис и условия становления: Автореф. дис. д-ра психол. наук. М., 2001.

113

Педагогика и психология