УДК 373.167.1

В. Ф. Мухамеджанова, Л. В. Рожкова

СУПРУЖЕСКИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В МОНО- И ПОЛИЭТНИЧЕСКИХ СЕЛЬСКИХ СЕМЬЯХ

В статье исследуются социально-экономические, социально-демографические характеристики супружеских взаимоотношений в моно- и полиэтнических семьях, проживающих в сельской местности. На основе социологических исследований проведен сравнительный анализ данных опроса супругов, принадлежащих к одному и разным этносам, выявлены различия между полиэтническими и моноэтническими супружескими парами сельских семей относительно истории добрачных отношений, социально-психологических и этнопсихологических характеристик супружеских взаимоотношений.

Происходящая в России социально-экономическая трансформация существенным образом повлияла на все стороны жизни, включая институт семьи. Она затрагивает устойчивость и стабильность семьи, а также отношения между родителями и детьми. Сложившаяся на сегодняшний момент национальная ситуация неоднозначно сказывается на проблеме нормального функционирования как моно-, так и полиэтнической семьи. В этой связи немалый интерес представляет рассмотрение социально-психологических особенностей супружеских взаимоотношений в моно- и полиэтнических семьях.

В научной литературе вопросы семьи представлены достаточно многоаспектно. Крупный вклад в социологию семьи внесли А. И. Антонов [1, 2], С. И. Голод, М. С. Мацковский, В. М. Медков, А. Г. Харчев и некоторые другие. Однако в ряду многочисленных исследуемых проблем семьи вопросы супружеских взаимоотношений в моно- и полиэтнических семьях пока еще не нашли достаточного отражения.

В настоящее время в социологии нет единого определения семьи и однозначного толкования супружеских взаимоотношений. Это во многом объясняется тем, что целевое, функциональное и содержательное назначение данной категории обосновывает многогранность ее назначения для государства, общества и человека.

С нашей точки зрения, наиболее полно понятие «супружеские взаимоотношения» раскрывает Н. Н. Обозов. Под супружескими взаимоотношениями он понимает совокупность социально регламентированных отношений между брачными партнерами [3]. Супружеские отношения позволяют удовлетворить потребность в эмоциональной привязанности, индивидуальной половой любви, в продолжении рода, организации быта и досуга, моральной и эмоциональной поддержке.

Проблемы, с которыми сталкивается семья, и их последствия вызывают значительный интерес исследователей. Все исследуемые семейные трудности можно разделить на две большие группы: трудности, возникшие в силу неблагоприятного воздействия социальных процессов (экономических кризисов и т.п.), и трудности, встречающиеся в обычных условиях, связанных с прохождением семьи через основные этапы жизненного цикла, а также возникающие, когда что-то нарушает жизнь семьи (длительная разлука, развод, смерть одного из членов семьи, тяжелое заболевание и т.д.). Последствия воздействия трудностей на семью имеют широкий спектр, они могут за-

трагивать различные сферы ее жизнедеятельности, и в результате нарушается нормальное функционирование семьи.

Устойчивость брака и конфликтность семейной жизни - два полюса одной и той же проблемы, поэтому изучение проблем устойчивости брака невозможно без всестороннего изучения конфликтности в супружеских взаимоотношениях. Устойчивость брака А. Сысенко рассматривает через степень удовлетворенности потребностей супругов, а неустойчивость, дезорганизацию - через конфликт потребностей супругов, а значит, конфликт их интересов, желаний, намерений [4].

Изучение удовлетворенности браком осуществлялось исследователями на основе разных подходов: с позиции супружеской совместимости, супружеской адаптированности, на основе теории потребностей.

Этнопсихологические исследования показывают, что связь таких понятий, как «устойчивость брака» и «удовлетворенность супругов браком», имеет национальное своеобразие. Есть этнические общности, традиции которых просто не допускают разводов из-за неудовлетворенных потребностей супругов, и конфликты по этому поводу или малочисленны, или регулируются национальными нормами взаимоотношений.

Под полиэтнической семьей понимается семья, члены которой имеют разную национальность или этническую принадлежность [5]. В научной литературе уже предпринимались попытки изучить влияние этнопсихологических особенностей на супружеские взаимоотношения. Обращая внимание на методологические трудности изучения психологии супружеских взаимоотношений в разноэтнических (полиэтнических) семьях, необходимо отметить, что такие исследования должны быть междисциплинарными, учитывающими и закономерности развития супружеских взаимоотношений, и этнокультурные особенности супругов. Именно такой подход представляется нам наиболее верным. Данное направление имеет большое значение для понимания многих проблем в области брачно-семейных отношений, а также дополняет знания об особенностях супружеских взаимоотношений в разноэтнических семьях, в частности, о влиянии этнокультурных особенностей супругов на супружеские взаимоотношения.

В нашем исследовании, проведенном в 2006 г. в Пензенской области, приняли участие полиэтнические супружеские пары из представителей русского, татарского, чувашского, мордовского этносов, а также представители моноэтнических семей русской, татарской, мордовской и чувашской национальности (по 80 пар в каждой группе). В исследуемую эмпирическую выборку вошли семьи, образованные в период с 1991 г. по 2002 г.

Из всех исследуемых полиэтнических семей к нуклеарному типу относятся значительное большинство (84,7 %), расширенных семей (включающих несколько поколений) 7,7 %, многодетных - 9,9 %, Преобладающим является тип семьи, состоящей из супружеской пары и двух детей (48,6 %). В группе моноэтнических эта тенденция сохраняется. Нуклеарных семей 74,4 %, расширенных - 7,4 %, многодетных - 18,2 % (таблица 1).

Интересен, на наш взгляд, факт, что существуют значимые различия в распределении состава семьи в моноэтнических и полиэтнических семьях. Так, например, в моноэтнических семьях присутствуют многодетные семьи с большим количеством детей, в полиэтнических - в основном семьи с одним-двумя детьми (84,7 %), многодетных семей (количество детей более четырех человек) практически не наблюдается.

Таблица 1

Дифференциация семей на типы по количеству членов семьи (п = 160), %

Тип семьи Полиэтнические семьи Моноэтнические семьи

Средний показатель Средний показатель

Расширенная 7,7 7,4

Нуклеарная (1 ребенок) 36,1 13,2

Нуклеарная (2 ребенка) 48,6 61,2

Многодетная (3 ребенка) 9,2 14

Многодетная (4 ребенка) 0,4 2,8

Многодетная (5 детей) 0,3 1,4

Анкетирование позволило выделить ряд особенностей полиэтнических супружеских пар. Среди супружеских пар, в которых муж принадлежит к русской этнической группе, наибольшую часть составляют семьи с одним ребенком, среди таких семей нет расширенных, очень малое количество многодетных. Общее количество нуклеарных семей в группе, где супруг принадлежит к татарской нации, - 96,7 % (среднее значение в группе полиэтнических семей - 84,7 %). В семьях, где оба супруга не принадлежат к русской этнической группе, сохраняется общая тенденция - в основном встречаются расширенные и многодетные семьи (7 % от всех семей данной группы). Эти же явления имеют место в семьях, где жена принадлежит к русской этнической группе (8,2 % расширенных семей, 10,4 % многодетных).

Средний размер полиэтнической семьи составляет 3,75 человека, моноэтнической семьи (русские, мордва) - 3,47 человека, моноэтнической семьи, состоящей из представителей татарского народа, - 4,17 человека.

Средний размер полиэтнических семей ниже, чем моноэтнических татарских семей, но выше, чем у русских, мордовских и чувашских народов. Можно предположить, что число детей в разнонациональных семьях Пензенской области представляет «компромисс» между средним уровнем детности у народов с разным уровнем рождаемости.

При исследовании были выявлены статистически значимые различия в распределении такого признака, как разница возрастов супругов в полиэтнических и моноэтнических супружеских парах. Полученные результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2

Дифференциация исследуемых супружеских пар на основе разницы возрастов супругов (п = 160), %

Разница в возрасте мужа и жены Полиэтнические супружеские нары Моноэтнические супружеские пары

Ровесники (разница не выше 2 лет) 50,1 41

Муж старше на 3-5 лет 40,5 42

Муж старше более чем на 5 лет 4,8 17

Жена старше на 3-5 лет 4,6 0

Анализ результатов анкеты по параметру «разница в возрасте мужа и жены» свидетельствует о том, что в более половины полиэтнических супружеских пар (51,6 %) супруги являются ровесниками, в 37,5 % семей муж или жена старше на 3-5 лет, и только в 6,7 % семей муж старше жены более чем

на 5 лет. Таким образом, среди современных полиэтнических семей преобладают те, в которых супруги являются ровесниками (51,6 и 50,1 %).

В исследованных нами моноэтнических супружеских парах преобладают браки, в которых муж или жена старше на 3-5 лет (42 %). Второе место занимают семьи, в которых супруги являются ровесниками. На третьем месте семьи, в которых муж старше жены более чем на 5 лет. Таких семей среди однонациональных в три раза больше, чем среди разнонациональных (соответственно 6,7 и 18 %). Такая тенденция, на наш взгляд, связана с национальными традициями вступления в брак, свойственными восточным народам, по которым мужчина должен быть старше женщины.

Еще одна демографическая характеристика супругов разной этнично-сти - вступление в повторные браки. В ходе нашего исследования были выявлены статистически значимые различия в распределении этого признака в полиэтнических и моноэтнических семьях (таблица 3).

Таблица 3

Доля супругов, вступивших в повторный брак (п = 160), %

Состояние в повторном браке Полиэтнические супружеские пары Одноэтничсские супружеские пары

Муж 10,5 2,4

Жена 12,5 3,4

Анализируя результаты исследования по параметру «вступление в повторные браки», мы наблюдали тенденцию снижения повторных браков у мужчин в полиэтнических семьях и у женщин в моноэтнических семьях. Однако количество повторных браков у женщин и мужчин полиэтнических семей больше, чем в моноэтнических семьях. Этот факт мы объясняем все-таки изменением национального самосознания супругов (женщины), а также увеличением ценности брака и семьи для моноэтнических семей.

Данные проведенного исследования позволяют определить распределение уровня образования супругов полиэтнических семей. Примерно в половине полиэтнических супружеских пар (54,2 %) и моноэтнических (49,9 %) хотя бы один из супругов имеет высшее образование. В одной трети исследуемых полиэтнических супружеских пар (29,9 %) оба супруга имеют среднее специальное образование. Моноэтнических супружеских пар, в которых оба супруга имеют среднее специальное образование, также около одной трети (27,2 %); пар, в которых хотя бы один из супругов имеет среднее специальное образование, - 28 %. Супружеских пар, где оба имеют среднее образование, - 10 %.

Сравнение полученных данных привело к заключению, что полиэтнические и моноэтнические супружеские пары сельских семей, являющиеся объектом нашего исследования, не отличаются между собой по уровню образования супругов.

Кроме того, исследовалась проблема профессиональной занятости жен. Полученные в ходе исследования результаты свидетельствуют о том, что в

8,9 % полиэтнических семей работает только муж; в большинстве таких семей работают и муж, и жена (80,2 %); в 2,5 % полиэтнических семей работают муж, жена и другие члены семьи. Таким образом, в 72,7 % полиэтнических семей оба супруга профессионально заняты в общественном производ-

стве, а в 14,4 % полиэтнических семей работает только жена. Можно считать, что в 91,1 % полиэтнических семей жены профессионально заняты в общественном производстве.

В то же время данные по результатам изучения полиэтнических семей имеют различия в зависимости от национальной принадлежности супругов. В семьях, где муж является татарином, в половине случаев (45 %) работает только один из супругов (в 40 % - только муж, в 5 % - только жена).

Что касается моноэтнических семей, то здесь профессиональная деятельность жены во многом определяется этнической принадлежностью супругов. Традиционно женщины народов Востока не работают на производстве, а занимаются ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей. Эта традиция сказалась на том, что татарских семей, где жена работает вместе с мужем или одна, всего 19,2 %, тогда как в семьях представителей русских и мордвы женщина работает в 71,9 % семей и только в 28,1 % работает один муж.

Таким образом, полиэтническая семья по занятости женщины в профессиональной деятельности занимает промежуточное место между семьями представителей славянских народов и татарскими семьями. Причем показатели полиэтнической семьи ближе к показателям славянской семьи. В 14 % полиэтнических семей работают только жены, что в два раза больше, чем в моноэтнических.

Добрачная история супружеских взаимоотношений исследовалась нами по следующим параметрам: по продолжительности периода добрачного ухаживания, ситуации и места знакомства будущих супругов, времени обдумывания брачного предложения, первому впечатлению будущих супругов друг о друге, инициаторам брачного предложения и отношению родителей к заключению брака.

Результаты исследования показали, что в полиэтнических семьях чаще период ухаживания длится около одного года (более половины опрошенных -

59,9 %). В моноэтнических семьях такая продолжительность периода ухаживания отмечена в 46,1 %; в 43,9 % моноэтнических семей период ухаживания длился от одного года до пяти лет. 36 % супругов из полиэтнических семей познакомились на работе или во время совместной учебы; в моноэтнических семьях таковых около трети (24,15 %). В большом количестве полиэтнических семей знакомство осуществлялось у друзей (17,8 %), в культурнодосуговых учреждениях (14,7 %). Преобладающим местом знакомства супругов из моноэтнических семей являлись встречи в гостях у друзей или родственников. Случайные знакомства в полиэтнических семьях встречались в три раза чаще, чем в моноэтнических.

На основе результатов исследования первого впечатления будущих супругов друг о друге можно сказать, что чаще при первой встрече как супруги, принадлежащие к разным нациям, так и однонациональные будущие супруги испытывали взаимное положительное первое впечатление друг о друге. Оно возникло в 74,4 % полиэтнических супружеских пар и в 80,35 % моноэтнических супружеских пар.

Полученные результаты показали, что инициатива брачного предложения в подавляющем большинстве полиэтнических и моноэтнических супружеских пар исходила от мужчин. Инициатором брачного предложения в 92,4 % полиэтнических семей являлся мужчина, а в моноэтнических таковых 87,95 % семей.

Данные, полученные при исследовании периода обдумывания брачного предложения, свидетельствуют о том, что время, затраченное на обдумывание брачного предложения, в одной трети полиэтнических семей (37,7 %) составило семь дней (в 22,9 % моноэтнических). От семи дней до одного месяца затратили на обдумывание 22,4 % полиэтнических супругов и 24,9 % моноэтнических. От одного до шести месяцев затрачивалось в 15,9 % полиэтнических семей и в 31,2 % моноэтнических семей.

На основе результатов исследования можно заключить, что родители обоих супругов не проявляли резкого негативного отношения с оказанием препятствия заключению брака. В полиэтнических супружеских парах родители супругов либо были равнодушны, либо не одобряли брак, но и не препятствовали ему. Что касается группы моноэтнических супружеских пар, то здесь не было выявлено негативное отношение родителей ни с одной, ни с другой стороны. В большинстве случаев (89 %) родители в моноэтнических супружеских парах одобрили брак детей.

В качестве причин неодобрения брака родители полиэтнических супругов выдвигали несоответствие по возрасту (13 %), несоответствие по материальному положению (2 %), скверный характер будущего супруга (4 %), учебу обоих супругов (1 %). Чаще других причин указывалась другая этническая принадлежность будущего супруга или супруги - около половины опрошенных (48 %). Таким образом, мотивом вступления в брак в моноэтнических семьях чаще всего является взаимная аттракция (симпатия), принадлежность к одной этнической группе, а в полиэтнических - взаимная аттракция и общность интересов.

Анализ результатов по вопросам распределения семейного бюджета позволил сделать следующие выводы. В 32 % полиэтнических семей супруги считают, что они оба в равной мере определяют распределение семейного бюджета, в 29 % полиэтнических семей это является ролевой функцией жены, в около четверти семей (25 %) - мужа. В остальных семьях (14 %) мнения супругов на предмет главенства в вопросах семейного бюджета разошлись.

При анализе ответов, полученных при опросе моноэтнических супружеских пар, оказалось, что данная тенденция сохранилась: оба супруга в равной мере распределяют бюджет в 56 % семей. Если жена распределяет бюджет в полиэтнических семьях в 33 % случаях, то в моноэтнических семьях только в 16 %, при этом муж выполняет эту ролевую функцию в моноэтнических семьях почти в три раза чаще (15 %). Противоречивое мнение по данному вопросу высказали супруги из 11 % моноэтнических семей.

При распределении семейного бюджета в 35,9 % полиэтнических семей учитываются интересы дома; в 32,2 % - интересы детей; в 9,8 % - интересы всей семьи. В моноэтнических семьях наряду с выделенными интересами большую долю имели семьи, где решающую роль играли интересы мужа (11,8 %). В полиэтнических семьях эта доля равнялась лишь 1,8 %.

Анализ распределения семейных обязанностей и оказания мужем помощи жене в ведении домашнего хозяйства и воспитании детей в моно- и полиэтнических семьях представлен в таблице 4.

Помогают супругам во всем около половины мужей из полиэтнических и моноэтнических семей (48,8 и 42,9 % соответственно); помогают только в ведении домашнего хозяйства 15,8 % мужей из полиэтнических семей (из моноэтнических 8,8 %), только в воспитании детей - мужья из 16,5 % поли-

этнических семей (из 30,9 % моноэтнических семей). Не оказывают помощь жене мужья в 18,9 % семей.

Таблица 4

Дифференциация супружеских пар на основе показателя оказания мужем помощи жене (п = 160), %

Помощь, оказываемая мужем Полиэтнические супружеские пары Моноэтнические супружеские пары

Муж во всем помогает жене 4,5 38,5

Муж помогает только в ведении домашнего хозяйства 14 12

Муж помогает только в воспитании детей 12 28

Муж не помогает вообще 29,4 21,5

Приведенные результаты свидетельствуют о том, что в полиэтнической семье супруги чаще равноправно распределяют семейные обязанности, чем в моноэтнической. Что касается оказания помощи супругам со стороны родителей, то ее оказывают всегда родители обоих супругов в 23,2 % полиэтнических семей (в моноэтнических - 24,3 %); иногда - в 35,6 % полиэтнических семей (в моноэтнических 47,3 %); оказывают помощь родители только одного из супругов в 25,5 % полиэтнических семей (в моноэтнических - 17,4 %); родители не оказывают помощь никогда в 15,7 % полиэтнических семей (в моноэтнических 11 %). Чаще всего оказываемая помощь носит материально-экономический характер (в 41 % случаев), в 31,1 % случаев это хозяйственно-бытовая помощь, в 31,3 % - морально-психологическая, в 31,3% - в воспитании детей.

У большей части полиэтнических семей с близкими и друзьями складываются положительные отношения (70,7 % семей). Лишь в 4 % полиэтнических семей супруги указали на отрицательные отношения и в 16 % на индифферентные отношения. В группе моноэтнических супружеских пар на положительные отношения указали 89,5 % семей, индифферентные - 7,9 %.

Отношение супругов из полиэтнических семей с соседями чаще носят положительный (48,4 % семей) или индифферентный (47,7 % семей) характер. В группе моноэтнических супружеских пар положительные взаимоотношения с соседями преобладают (66,2 %). На индифферентное отношение указывали супруги из 29,2 % семей.

В рамках анкеты нами также исследовалось совместное проведение досуга. Ответ «Провожу досуг только с супругом» никто из опрошенных не выбрал. Анализ результатов свидетельствует о том, что в полиэтнических и моноэтнических семьях преобладает отдых всей семьей. Здесь не было выявлено значимых различий в распределении данного признака. Однако были выявлены различия при изучении места проведения досуга полиэтнических и моноэтнических супружеских пар.

Как показывает анализ научной литературы, сохранению, поддержанию воспроизводства национальной культуры в этноконтактной среде способствуют внутриэтнические контакты. Субъектами общения могут являться как родственники, так и друзья, знакомые, сослуживцы, соседи и т.д. Результаты проведенного нами опроса, направленного на выявление этнической принадлежности друзей, знакомых, с которыми чаще всего контактируют супруги из

полиэтнических семей, свидетельствуют о том, что большая часть всех опрошенных (24,8 %) имеют друзей как из этнических аутгрупп (внешних групп), так и из своей этнической группы. В 20 % полиэтнических семей только жена вступает во внутриэтнические и иноэтнические контакты, а муж предпочитает друзей, принадлежащих к другим этническим группам.

По данным нашего исследования, в полиэтнических семьях супруги чаще всего при определении национальности своих детей указывают, что они принадлежат к этнической группе отца (79 %). Исключение составляют татаро-русские семьи, где наблюдается тенденция определения национальности по матери (40 %). Полученные данные о выборе национальности детей, на наш взгляд, обусловлены несколькими, отмеченными в литературе факторами: численным преобладанием русской национальности в этноконтактной среде; более высоким социальным статусом русской национальности по сравнению с другими в России и в Пензенской области в частности. Также в ходе исследования нами были получены данные о желаемой национальности детей еще до получения паспорта со стороны родителей. При анализе ответов на данный вопрос выявлены расхождения в желаниях мужа и жены.

Итак, по ряду социально-демографических характеристик полиэтнические супружеские пары отличны от моноэтнических. Они различаются по количеству членов семьи; по разнице возрастов супругов; по количеству повторных браков и т.д.

Наибольшие различия между полиэтническими и моноэтническими супружескими парами сельских семей выявлены относительно истории добрачных отношений и социально-психологических характеристик супругов. У большинства разноэтничных супругов период ухаживания длился не более одного года, а у одноэтничных - от одного года до пяти лет; преобладающими для супругов из полиэтнических семей являлись места знакомства, отражающие единство досуговых, профессиональных или учебных интересов, а для одноэтничных супругов - места, связанные с родственными или дружескими отношениями; родители одноэтничных супругов чаще, чем разноэтничных, одобряли решение своих детей вступить в брак. В большинстве полиэтнических супружеских пар, в отличие от моноэтнических, оба супруга в равной мере участвуют в решении экономических проблем, рационально распределяют семейные обязанности. Можно отметить, что моно- и полиэтнические семьи отличаются по ряду этнопсихологических и социальнопсихологических характеристик. У мужчин в полиэтнических семьях наблюдается снижение активности в оказании помощи жене по хозяйству и по воспитанию ребенка, а у женщин увеличивается тенденция к эмансипации, выраженная в следующем: в выборе брачного партнера; инициативе брачного предложения и значимости функции в распределении денег. Отметим, что в полиэтнических семьях родители больше препятствовали заключению брака, чем в моноэтнических семьях. Это можно обосновать возросшими националистическими тенденциями в обществе и стремлением к сохранению своей этнической идентичности.

Кроме того, в ходе исследования выявлены этнопсихологические особенности супружеских взаимоотношений в полиэтнических семьях. Супруги в полиэтнических семьях воспринимают социально-культурную близость этносов, к которым они принадлежат. Этнические авто- и гетеростереотипы у большинства опрошенных как мужчин, так и женщин имеют положительную

окраску, однако у женщин чаще, чем у мужчин, встречаются гетеростереотипы этносов супругов, имеющие отрицательную окраску. Причем при исследовании семей, образованных в разные периоды жизни общества, наблюдаются тенденции к усилению личностной значимости собственной и этнической принадлежности. Таким образом, этнические границы как супругов, так и семей в целом становятся более плотными.

Список литературы

1. Антонов, А. И. Социология семьи / А. И. Антонов, В. М. Медков. - М. : Изд-во Международного университета бизнеса и управления («Братья Карич»), 1996. -304 с.

2. Антонов, А. И. Микросоциология семьи / А. И. Антонов - М. : Инфра-М, 2005. - 368 с.

3. Обозов, Н. Н. Психология межличностных отношений / Н. Н. Обозов. - Киев, 1999.

4. Сысенко, В. А. Психодиагностика супружеских взаимоотношений / В. А. Сы-сенко. - М. : НИИ семьи, 1998. - 112 с.

5. Арутюнян, Ю. В. Этносоциология / Ю. В. Артунян, Л. М. Дробижева, А. А. Су-соколов. - М. : Аспект-Пресс, 1999. - 271 с.