УДК 316.47 ББК 60.524 К 20

М.Д. Капланов,

соискатель кафедры философии и социологии АГУ, г. Майкоп, тел. 8 961 505 11 47

Безопасность в социуме: классификация современных рисков

(Рецензирована)

Аннотация: Статья посвящена проблемам безопасности в современном

социокультурном пространстве. Автор анализирует современные теоретические подходы к исследованиям вопросов безопасности, степень рискогенности ряда социальноэкономических факторов.

Ключевые слова: Амбивалентность, интеракция, коммуникация, рискогенность.

Значение безопасности в общей характеристике качества жизни в наше время существенно возросло. Обеспечение всесторонней безопасности личности, общества, государства и мирового сообщества стало важнейшим приоритетом, превратилось в одну из главных целей стратегии существования цивилизации в современных и прогнозируемых условиях.

Научно-технический и социально-экономический прогресс, растущая взаимозависимость стран и народов стали одним из важнейших явлений в жизни человечества. Имея глобальный характер, эти явления детерминировали как позитивные, так и негативные изменения во всех сферах жизнедеятельности современного социума. В связи с этим вопросы безопасности признаны мировым сообществом составляющим компонентом устойчивого развития.

Период становления нового Российского государства вызвал обширные деформации общественного и индивидуального сознания, социальные интеракции стали носить амбивалентный характер. Именно в этот переходный период принятым 5 марта 1992 года Законом Российской Федерации № 2446-1 «О безопасности, законодательно были определены содержание и структура системы обеспечения безопасности, а также правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства. Закон ввёл в правовое поле определение безопасности и её объектов.

Так, «безопасность - состояние защищённости жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Под жизненно важными интересами понимается «совокупность потребностей, удовлетворение которых надёжно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. К основным объектам безопасности относятся: личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государство - его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность» [3].

Существенным шагом в обеспечении мобильности созданной системы безопасности стало углубленное изучение такого социального феномена, как угрозы состоянию защищённости интересов личности, общества и государства.

Законом впервые констатируется имманентное понятие угрозы безопасности как совокупности «условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства», состояние реальных и потенциальных угроз объектам безопасности определяется в качестве детерминанты, определяющей содержание деятельности по обеспечению внутренней и внешней безопасности [3]. Государственная политика в области обеспечения безопасности стала представлять собой систему мер экономического, политического, организационного и иного характера, адекватную угрозам жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Дальнейшее теоретическое и методологическое осмысление вопросов обеспечения устойчивого развития и поддержания безопасности, воплощённое в государственную стратегию, нашло своё отражение в утверждённой в 1996 году Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, а также Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утверждённой Указом Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24.

Потребность в документальном отражении существующей системы взглядов на обеспечение безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности явилась ответной реакцией на происходящие в мире глобализационные процессы, активно воздействующие и на современный российский социум. Актуальность вопросов обеспечения безопасности в современном социуме определяется тенденцией перманентного ускорения динамики развития общества как системы. Развитие коммуникативных связей между различными социальными системами, социокультурная унификация большинства направлений социальной жизни, как следствие, способствуют возникновению, расширению многообразия угрозообразующих факторов, негативно воздействующих на состояние безопасности. Системный характер угроз, а также дифференциация их понимания различными социальными группами, трансформация восприятия сфер интересов объектов безопасности, обусловленные национальной культурной идентичностью, специфичность задач, стоящих перед государством в новый исторический период, способствовали изучению угроз национальной безопасности сквозь призму существующей в государстве культурной традиции.

Концепцией чётко определены национальные интересы России как совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах [5]. Понимание интересов личности, общества и государства, механизмов их защиты от возможных и имеющихся угроз, будучи обусловленными существующей в России социокультурной традицией, получив отражение в тексте Концепции, продуцировали возникновение и развитие социальных институтов, обеспечивающих безопасность.

Концепцией национальной безопасности Российской Федерации с учётом реалий развития современного социума детализированы понятия безопасности личности, общества и государства и их интересов в различных сферах.

Так, «интересы личности состоят в реализации конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, в повышении качества и уровня жизни, в физическом, духовном и интеллектуальном развитии человека и гражданина.

Интересы общества состоят в упрочении демократии, в создании правового, социального государства, в достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России.

Интересы государства состоят в незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, в политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка, в развитии равноправного и взаимовыгодного сотрудничества» [5].

Концепцией определён достаточно широкий спектр внутренних и внешних угроз национальной безопасности страны, которые представлены как факторы, негативно влияющие на состояние защищённости интересов личности и общества. В качестве угрозообразующих детерминант позиционируются: состояние отечественной экономики, несовершенство системы организации государственной власти и гражданского общества, социально-политическая поляризация российского общества и криминализация общественных отношений, рост организованной преступности и увеличение масштабов терроризма, обострение межнациональных и осложнение международных отношений [5].

Также Концепцией определены основные задачи в области обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, система обеспечения национальной безопасности Российской Федерации и круг субъектов, участвующих в формировании и реализации политики обеспечения национальной безопасности страны, а также сферы их компетенции.

Осмысление принципов формирования механизмов, обеспечивающих безопасность социума, имеет глубокие теоретические и методологические основания. Так, общетеоретические аспекты проблемы безопасности были заложены в трудах М. Вебера, Э. Дюркгейма, О. Конта, Ш. Монтескье. Основания безопасности в рамках теории социальных институтов проанализированы Р. Мертоном, П. Сорокиным, Н. Смэлзером.

Неразрывность таких взаимообусловленных социальных явлений, как безопасность и угрозы, обусловила изучение факторов, условий, обстоятельств формирования угроз. Так, в проблемном поле ряда научных направлений социологического знания возникли новые объекты изучения - опасности и риски.

Корреляция рассматриваемых социальных явлений, методология выработки понятийного аппарата в научной литературе предметно представлена в работах В. Серебрянникова и А. Хлопьева. Согласно выдвинутой ими гипотезе, социальные угрозы представляют собой опасности на стадии перехода из возможности в действительность. Констатируя чётко идентифицируемые инварианты рассматриваемых элементов, авторы считают, что опасность выступает как меньшая степень напряженности, исключающая угрозу, а может достигать стадии угрозы, то есть содержать ее в себе; угроза (устрашение) может быть фактором сдерживания опасности, что свидетельствует об их различиях. Социальные риски выступают как форма опасности и стоят ниже угроз по силе проявления.

Именно эта методологическая модель позволяет определить место и ролевую сущность явлений риска и угрозы безопасности в ходе социокультурных интеракций динамично меняющегося современного общества.

Проблематике обеспечения безопасности и предупреждения рисков индуктивно представленной Концепцией национальной безопасности свойствен интегративный характер. Разработка вопросов всего спектра рассматриваемых социальных явлений, их детальное, диффузное исследование является предметом различных научных дисциплин. В частности, изучение феномена риска входит в предметное поле различных областей социального знания, в том числе: социологии, истории, культурологи, психологии, экономики, политологии, юридических и военных наук, а также в целом ряде естественных и технических наук. Как правило, под рисками понимается деятельность в ситуации неопределенности, которая не дает возможности прогноза однозначного результата предпринимаемых действий и тем не менее направлена на позитивное преодоление неопределенности [1]. Также риск интерпретируется как возможная опасность какого-либо неблагоприятного исхода. Он характеризуется сочетанием вероятности и последствий наступления неблагоприятного события; характеризует ситуации, имеющие неопределённость исхода, при обязательном наличии неблагоприятных последствий, а также представляет собой количественную оценку опасностей, определяется как частота одного события при наступлении другого [4].

Междисциплинарный характер теории социальных рисков предопределил многообразие научных подходов. В настоящее время применяются различные классификации рисков, методики структурирования характерных признаков. Их систематизация интегрируется учёными в различных областях социологического знания. С развитием научного знания о рисках последние предстают как системный объект изучения, в то же время поливариативность применяемых научных подходов позволяет детально разобраться в сущностных характеристиках этого социального феномена.

Констатируя наличие объективно существующей корреляции между социальной реальностью и отношением к риску в целом, от его воспроизводства и понимания, до минимизации и упреждения последующего возникновения, считаем целесообразным и

актуальным углубленное изучение рассматриваемых явлений в контексте социокультурного анализа.

В научной литературе недостаточно разработана социокультурная проблематика риска, особенно в контексте исследования его как фактора, определяющего особенности развития социума. Методологической и эмпирической базе исследований, направленных на выявление специфики, присущей рискогенной социокультурной среде, свойствен амбивалентный характер.

Научная социологическая разработка проблемы социального развития и риска впервые осмыслена в трудах М. Вебера, Э. Дюркгейма, Ф. Тенниса. На основании положений «понимающей социологии» М. Вебера раскрывается значение форм рациональности в рисковой деятельности и в управлении рисками. Концепция органической и механической солидарности Э. Дюркгейма позволяет рассматривать аномию как риски функциональной рассогласованности элементов социальной структуры и ценностной дезориентации. Концепция общества и общности Ф. Тенниса выявляет различия современного общества и традиционного и характерные для данных типов обществ риски. Обращение к работам ведущих теоретиков социологии позволило использовать традиционные классические теории в исследовании феномена риска в условиях традиционного и начала образования современного общества. Значительное развитие теоретическая разработка феномена риска в условиях современного общества получила в работах Д. Белла, У Бека, Э.Гидденса, М. Дугласа, С. Лаша, Н. Лумана, Дж. Ритцера. Предметом их исследований стали корреляция между таким социальным явлением, как глобализация общества, и феноменом появления новых, ранее неизвестных рисков, способных оказать негативное воздействие на мировую цивилизацию. Глобализация рассматривается как фактор, продуцирующий рост рискогенности социума, и явление, детерминирующее выбор жизненных стратегий индивидов. Немецкий экономист Ульрих Бек ввёл понятие «общества риска» [2]. Идея, лежащая в основе его концепции, заключалась в признании того, что современное общество само продуцирует риски, а сами риски являются всеобщим уделом в современном обществе. Британский социолог Энтони Гидденс создал концепцию риска на основе интегральной теории структурации и также констатировал ускорение динамики увеличения количества рисков и степени их воздействия на все сферы жизнедеятельности социума. Американский ученый Мэри Дуглас полагает, что риск в современном обществе выполняет дифференцирующую функцию. Западные общества с помощью риска регулируют процессы социальной интеграции и исключения. В работах немецкого социолога-теоретика Никласа Лумана риск представлен как фактор, формирующий поведенческое пространство индивида. Джон Ритцер, автор теории «МакДонализации» общества, рассматривает перспективу формирования стандартизированных, рациональных практик во всех сферах общественной жизни как условие увеличения объема и количества социальных рисков [6].

В ходе проведённых исследований традиционных, современных, постсовременных обществ и их типологических ценностей такими учёными, как Д. Белл, Э. Гидденс, Р. Даррендорф, А. Гелен, Р. Инглхарт, Т. Парсонс, П. Сорокин, А. Тойнби, Ю.Хабермас, С. Хантингтон, О. Шпенглер раскрыты содержательные аспекты системы ценностей как факторов, детерминирующих восприятие и воспроизводство рисков. Научный поиск в данном направлении привёл к формированию культурной теории восприятия рисков. Согласно концепциям, развиваемым А. Вилдавски, М. Дугласом, К. Дейком, принятие риска социальными группами должно соответствовать культурным особенностям и укоренившимся социокультурным ценностям, которые и определяют формы и модели общественных отношений. Австралийский исследователь Дебора Лаптон рассматривает риск как следствие социокультурных и политических процессов, при этом риск выступает в качестве детерминанты происходящих в обществе изменений.

Таким образом, на основании вышеизложенного нам представляется возможным сделать следующий вывод:

- определение места и роли системы ценностей в восприятии и воспроизводстве риска в рамках различных социальных систем, формирование представления об «обществе риска» как единстве культуры и социальности, образуемом в процессе социальных взаимодействий, возможно только в рамках применения социокультурного подхода с учётом рискогенности современного общества.

Примечания:

1. Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. М., 1989. С. 5.

2. Бек У Общество риска: на пути к другому модерну. М., 2000. С. 7.

3. О безопасности: Федеральный закон N 2446-1 от 5 марта 1992 // Российская газета. 1992. 6 мая. С. 2.

4. Смакотина Н.Л. Основы социологии нестабильности и риска: философский, социологический и социально-психологический аспекты. М., 1999. С. 12.

5. О концепции национальной безопасности Российской Федерации: указ Президента РФ N 24 от 10 января 2000 // Российская газета. 2000. 18 января. С. 3.

6. Яцук О.В. Риск как фактор развития современного общества (Социокультурный аспект): автореф. дис. ... канд. социол. наук. М., 2006. С. 3.