УДК 316.334.3.56:352

Е.Н. Гоголева, канд. социол. наук, (4872)46-39-43, elenagog@yandex.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

АКТИВНОСТЬ МЕСТНОГО СООБЩЕСТВА КАК УСЛОВИЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Раскрывается сущность местного сообщества как субъекта местного самоуправления. Акцентируется внимание на активности местных сообществ, реализуемых в различных формах социальных инициатив. Рассматриваются проблемы становления и условия оптимизации деятельности местных сообществ в современной России.

Статья выполнена в рамках проекта РГНФ № 10-03-71309а/Ц (Российский гуманитарный научный фонд, конкурса «Центральная Россия: прошлое, настоящее, будущее»).

Ключевые слова: местное самоуправление, местное сообщество, социальные инициативы, гражданская культура.

Самоорганизация жителей как одна из форм реализации права граждан на местное самоуправление означает активное участие населения в местной жизни, причем это участие наиболее продуктивно, если оно реализуется через разнообразные общественные структуры. Основным направлением организации местного самоуправления в современных условиях должен стать процесс естественного формирования так называемого «неструктурированного социума» [1], являющегося своеобразным посредником между личностью и институционализированными структурами, отличающийся гармоничным сочетанием ценностей индивидуализма и коллективизма, высокой степенью способности к самоорганизации и солидарности. Именно местное сообщество как естественная форма взаимодействия граждан и первичный субъект самоуправленческих отношений должно выступать промежуточным звеном между личностью и публичновластными институтами.

По мнению многих специалистов в данной области, понятие местного сообщества - центральное в теории местного самоуправления, так как оно определяет субъект местного самоуправления по очень важному признаку - наличию общего интереса в решении вопросов местного значения. Именно этим системообразующим признаком данное понятие отличается от понятия «население территории», которое является более размытым и отражает в первую очередь территориально-поселенческие факторы, нежели факторы собственно социальные, связанные с общностью интересов и способностью осуществлять сообща совместные действия по реализации данных интересов и решению общих проблем.

Активность местных сообществ формировалась исторически. В качестве ее предпосылок выступали способы общинной взаимопомощи и солидарности, основанные на традиционных ценностях и верованиях, а также первичные формы местного самоуправления. Таким образом, местное сообщество - это определенная ступень социального развития населения муниципального образования.

Актуализация идеи сообщества в современных условиях связана с кризисом государственности и усиливающимися тенденциями децентрализации управления экономикой и социальной сферой. Сильно забюрократизированной и малоэффективной в области социального обслуживания деятельности централизованных государственных органов противопоставляется организация деятельности на уровне сообщества, которая видится как более приемлемая в условиях сложноорганизованного и динамично изменяющегося общества, где жизнь становится все более индивидуализированной и «приватизированной», в силу чего важнейшие стороны жизнедеятельности человека реализуются не в крупных политических и социальных организациях, а на более скрытном индивидуальном уровне или в малых группах.

Одна из первых попыток научного осмысления категории «сообщество» принадлежит Аристотелю. Главный акцент философ делал на территориальный близости и непосредственном (лицом к лицу) общении между членами сообщества [2]. В английский язык слово «community» («сообщество») попадает из латинского языка в XIV веке. Вначале оно используется для обозначения людей, проживающих на одной территории. С начала XVII века происходит постепенное расширение значения этого слова, и оно начинает обозначать не только людей, объединенных географической близостью, но и людей, имеющих много общего.

Постепенно слово «сообщество» все более отгораживается по своему значению от слова society («общество»). Резкое разделение данных понятий произошло в XIX в., что было связано с изменениями в сфере технологий. В начале века большинство людей проживало на своей земле в местных общинах, которые производили основные товары своими руками. К концу XIX в. произошел переход от локального проживания и натурального хозяйства на своей земле к проживанию в городах и фабричному производству. Одним из первых в вопросе изучения различий между «обществом» и «сообществом» был немецкий социолог Ф. Теннис, который назвал «Гемайншафтом» социальное образование, близкое по образу жизни с сельской общиной, в то время как понятием «Гезельшафт» объединил социальные особенности развитого промышленного, городского общества [3].

Начиная с XIX века термин «сообщество» в западной литературе означал в большей степени «надежду и желание создать более тесные,

близкие и гармоничные связи между людьми». Однако до начала ХХ в. понятие «сообщество» рассматривалось лишь в ограниченном количестве научной литературы. К 1910 г. имелось небольшое количество социологической литературы, изучавшей это понятие. Только в 1915 г. появилось четкое определение сообщества. Оно было сформулировано американским исследователем С.Дж. Гальпином, который рассматривал сообщество «как торговое пространство, которое существует вокруг сельского поселения» [4]. С этого момента начался этап интенсивной дискуссии о сущности местного сообщества, появлялись различные конкурирующие между собой определения и понятия.

В настоящее время существует большое количество типологий местных сообществ, однако наиболее часто употребляемой является классификация, предложенная ведущим специалистом в данной области Малькольмом Пейном. Следуя классификации Пейна, выделяют два вида сообществ:

1. Территориальные сообщества, основанные на пространственной близости индивидов, определяющей необходимость частых контактов между ними, а также на некотором социально-психологическом родстве, вытекающем из общности социального уклада и стиля жизни.

2. Сообщества, возникающие на базе общих интересов, касающихся различных сфер жизнедеятельности, либо формирующиеся на основе значимых социальных факторов, члены которых даже при отсутствии территориальной близости ощущают некую границу, отделяющую их от других групп и сообществ.

Итак, обобщая все вышесказанное можно отметить, что понятие «сообщество» предполагает некое естественное образование, являющееся результатом множества индивидуальных и межгрупповых контактов, осуществляющихся в определенных границах социальной жизни. В то же время сообщество - это идеальная конструкция, воплощающая представления людей об определенном образе совместной жизни, поэтому сообщество всегда предполагает некую самоидентификацию, так как оно возникает там, где люди воспринимают и ощущают себя особым образом связанными с другими людьми. Именно эти качества придают сообществу тот потенциал социальной активности, который позволяет ему противостоять тенденциям обезличения и отчуждения, столь характерным для современных обществ [5].

В зарубежной литературе большинство ученых в независимости от той или иной научной школы или концепции выделяют такие признаки социального образования, позволяющие его считать местным сообществом:

1) население/общность людей (историческая, культурная, соседская

и т.д.);

2) место (территория), иными словами, пространство в пределах определенных границ (географических, административных, экономических, информационных и т.д.).

3) социальное взаимодействие (соседские отношения, общие правила и нормы поведения, общие властные структуры, общественные услуги, организации, взаимосвязь в производственной деятельности и т.д.).

4) чувство сообщества / психологическая идентификация с сообществом (общность ценностей, чувство принадлежности, чувство сопричастности к событиям в сообществе, чувство ответственности перед сообществом и т.д.).

Из приведенных характеристик необходимо акцентировать внимание на последней, а именно на психологическом чувстве сообщества / чувстве соседства, так как степень развитости этого качества решающим образом влияет на интегрированность и жизнеспособность сообщества, его возможность решать важные для людей проблемы. Чувство сообщества оказывает воздействие на психологический климат в нем и благополучие его членов.

Американские исследователи местных сообществ Д. Макмиллан и Д. Чавис называют четыре фактора или составляющих чувства сообщества. Первая составляющая чувства сообщества — членство, т.е. чувство принадлежности и эмоциональной безопасности. Это чувство предполагает признание определенных границ, которые помогают отличить «своего» от «чужого». Вторая составляющая — влияние, т.е. возможность ощущать себя свободным, испытывая при этом чувство слитности с сообществом и приверженности его ценностям и интересам. Третья составляющая — интегрированность и осуществимость личных желаний человека, т.е. чувство единения с другими людьми, основывающееся на ценностях, соответствующих интересам как сообщества, так и индивида. Это связано с позитивной поддержкой поведения человека, его статусом, оценкой его успехов или способностей. Четвертая составляющая — разделенная эмоциональная связь, т.е. ощущение общности судеб, включая степень и характер взаимодействия членов сообщества [6].

Итак, чувство сообщества оказывает существенное влияние на политическую, экономическую и другие стороны жизни его членов. При этом существование данного социального образования невозможно без конкретных действий, которые осуществляют члены сообщества. Каждое из таких действий воплощает задачи и ожидания сообщества, тем самым двигая его к поставленным целям, а также следует общим нормам и принципам.

Способность сообщества реализовывать собственные усилия для удовлетворения общих либо индивидуальных социальных потребностей его членов на основе взаимопомощи и взаимоподдержки может быть рассмотрена как социальная ответственность. Разнообразные и в большей

части неинституционализированные формы активности сообщества, направленные на улучшение социальных условий жизнедеятельности его членов, получили название «социальные инициативы» и являются важнейшей формой взаимодействия субъектов власти в системе местного самоуправления.

Исследователи данной проблемы выделяют несколько типов местных инициатив социального характера, отличающихся друг от друга большей или меньшей степенью спонтанности либо формализованное™:

21. повседневная активность в ее чисто спонтанных формах, обеспечивающая стабильный микросоциальный климат в сообществе - «местная жизнь»;

22. социальные инициативы, которые зарождаются спонтанно, но имеют более организованный характер - «действия внутри сообщества». Такие инициативы не только способствуют групповой сплоченности, но и направлены на решение конкретных социальных проблем сообщества;

23. социальные инициативы, нацеленные на развитие сообщества и активизацию различных сторон местной жизни, которые приобретают форму социальных программ и предполагают более серьезную организацию действий, привлечение специалистов и внешних ресурсов;

24. наиболее формализованный вид социальных инициатив, обозначаемый как местная политика, включает комплекс разнообразных социальных программ, направленных на достижение определенных общественно значимых целей с помощью вовлечения местного населения. Реализация таких долгосрочных программ нуждается в наличии специальных формализованных структур, организующих и управляющих данными видами деятельности, которые получают название «местные службы».

Степень формализации социальных инициатив местного сообщества во многом зависит от их характера, масштабов и длительности реализации. В том случае, когда инициативы носят разовый или краткосрочный характер и не предполагают сложной организации действий и кооперации усилий участников, их реализация, как правило, не требует создания формализованных структур, строго регламентирующих правил и ограничивается спонтанными способами взаимодействия. В том же случае, когда социальные инициативы сообщества носят более глобальный характер, охватывают не только круг непосредственных участников, но и более широкую часть сообщества, а их реализация предполагает длительность, повторяемость процессов и сложность организации действий, может потребоваться формализация и более официальная регламентация деятельности. В этом случае внутри сообществ могут создаваться специализированные формализованные структуры — местные службы, агентства, общественные организации, обеспечивающие реализацию тех или иных социальных инициатив, вплоть до органов местного самоуправления, осуществляющих местную политику, направленную на улучшение качества жизни всего населе-

ния соответствующей территории, на принципах самоорганизации, самофинансирования и самоответственности [7].

Следует отметить, что проблематика местных сообществ получала наибольшую разработку в зарубежных социально-политических исследованиях, что связано с их активной ролью в жизни социума. Опыт западных стран функционирования местных сообществ представляет огромный интерес для современной России. Однако возможность его использования в современных российских условиях представляется весьма проблематичным, так как «природа политической системы в целом есть наиболее варьируемый и проблематичный аспект местного самоуправления. Это также наиболее сложная сфера для использования уроков других наций. Технические проблемы — такие как менеджмент, управление финансами и особенности работы тех или иных служб — куда более легкие области для заимствования чужого опыта. Но не они лежат в основе местного самоуправления как демократического института. Это требует критического проникновения в модели политиеского поведения и отношений, которые мы обычно принимаем как данность» [8].

В современной России процесс формирования локальных сообществ идет весьма противоречиво, что связано с отчуждением людей от современной общественно-политической жизни, различиями в ориентациях и ценностях, социальной разобщенностью и отсутствием доверия между отдельными социальными группами. К тому же отсутствует ясное понимание природы местных сообществ, их основных типов, динамических характеристик, очень ограничен набор инструментов, позволяющих вовлекать местные сообщества в процессы муниципального управления, в разработку и реализацию стратегий, политик, программ и проектов муниципального развития. Сами местные сообщества замыкаются частными проблемами и задачами и в свою деятельность не включают отношения к развитию муниципального образования в целом, ни, тем более, развития региона.

К тому же, термин «местное сообщество» пока не получил широкого распространения ни в теоретических исследованиях, ни на практике. В правовых и законодательных актах, например в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», данный термин упоминается, но не обозначается, взамен его широко используется термин «муниципальное образование». Соответственно, в центре внимания оказывается территория, а не жители, объединенные совместным проживанием. Обнаруживается существенный пробел в российском законодательстве - отсутствие понятия субъекта управления.

Пространство функционирования местного самоуправления в современной России - это пространство властных полномочий, в котором действуют:

1. Государство как субъект власти, устанавливающий границы и принципы функционирования для местного самоуправления и контролирующий соблюдение установлений (органы государственной власти Федерации и субъекта РФ).

2. Население муниципального образования, образующее местное сообщество, которое непосредственно создает публичную власть на местном уровне в рамках государственных установлений, контролирует отправление этой власти, участвует в процессах местного самоуправления, т.е. самоорганизуется для решения местных проблем и улучшения качества жизни в муниципальном образовании.

3. Муниципальная власть в лице органов местного самоуправления, наделенных полномочиями на решение вопросов местного значения, и в рамках этих полномочий обладающая значительной самостоятельностью.

Следует отметить, что в России участники взаимодействия пребывают в неравном состоянии. Органы местного самоуправления имеют четкую структуру стабильных учреждений, обладают определенным набором полномочий, функций и ресурсов для их осуществления, а также ясной идентификацией себя как обладателя таких качеств. При этом можно выделить три составляющих системы органов местного самоуправления: представительная и нормотворческая (Совет депутатов, Дума и т.п.), управленческая и исполнительная (местная администрация); и как продолжение исполнительных функций последней - специализированные муниципальные учреждения, предприятия и организации (жилищнокоммунального обслуживания, здравоохранения, образования и т.д.). Каждая составляющая структуры местного самоуправления может быть включена в той или иной организационно-правовой форме в партнерские взаимоотношения с гражданами и их объединениями, как в качестве элемента общей структуры, так и обособленно, в качестве самостоятельной стороны (и даже инициатора) такого сотрудничества в соответствии со своими функциями, целями и задачами.

Другой агент взаимодействия - местное сообщество - в настоящее время еще не представлен в виде развитой инфраструктуры разнообразных местных общественных институтов, трансформирующих социальные инициативы отдельных граждан и их объединений в общественно значимые формы, ориентированные на сотрудничество, и приспособленные к активному взаимодействию с органами местного самоуправления.

Представляется, что данная ситуация является результатом обобщения практики становления российского государства и общества за последние годы. В 1990-х годах развитие местного самоуправления как общественно-государственного института происходило в «закрытом режиме». Муниципальная власть (главы местного самоуправления и местные депутаты, а также государственные чиновники) анализировала проблемы становления и роста, вырабатывала идеологию российского местного са-

моуправления внутри самого себя, не привлекая особого внимания ни российской политической и научной элиты, ни населения страны. Это предопределило, что реалиями современной России являются отсутствие четко выраженной и воплощенной в практических действиях политической воли со стороны федеральных и региональных органов власти по обеспечению реальной самостоятельности на местах.

Избрание органов местного самоуправления не является достаточным условием осуществления местного самоуправления. Местное самоуправление не может эффективно функционировать, если местное сообщество находится в состоянии дезорганизации и апатии, не располагает сетью общественных структур, способной мобилизовать и четко выразить общую волю, превратить ее в эффективный инструмент управления. Необходимо, чтобы население осознало свои местные (корпоративные) интересы, т.е. достигло определенной степени социальной зрелости, определяемой как местное сообщество, а это возможно только при наличии у населения определенных установок:

- интереса к деятельности органов местного самоуправления;

- уверенности в своей способности влиять на принятие решений данных управленческих структур;

- стремление к активному вмешательству в жизнь местного сообщества и готовности к протесту в случае ущемления своих прав и интересов.

Эти установки являются признаками гражданской культуры. Гражданская культура - совокупность ориентации членов общества на реальную или желаемую модель взаимоотношений в социуме. Данное понятие было введено американскими учеными Г. Алмондом и С. Вербой в 60-х годах XX века [9]. Гражданская культура является отражением всего многообразия общественной жизни, гражданских прав и оказывает решающее влияние на утверждение социального статуса человека. Это понятие передает уровень осознания индивидом общественных задач, социальных проблем, его активности в их решении. Без гражданской культуры говорить о гражданине как самоценной личности в современном смысле этого слова, а значит, и о гражданском обществе бессмысленно.

Формирование гражданской культуры у населения обусловливает формирование чувства «Мы», объединяющего человека с общностью, позволяющего преодолеть страх и тревогу, что обеспечивает уверенность и стабильность личности в изменяющихся социальных условиях, позволяет оказывать влияние на местное сообщество, которое проявляется в политической и гражданской активности личности. А это, в свою очередь, способствует трансформации образа общества, который выступает не как совокупность «окружающих социальных обстоятельств объекта собственной активности» личности, а образ «большого общества как собственного «мы», то есть общности, с которой эти субъекты себя идентифицируют. Только в таком случае у людей может сформироваться чувство социальной

ответственности, а их индивидуальное и коллективное поведение обретает подлинно гражданский, социально-легитимный характер» [10].

Для большинства же российского общества, как замечает Г.Г. Ди-лигенский, стал характерным «индивидуализм поневоле», питаемый, прежде всего, «социальной беззащитностью индивида» при понимании потенциально возросших возможностей, но плохо используемых и к тому же блокируемых ситуацией в обществе. Налицо противоречивость массового сознания: признание ценностей свободы и демократии столкнулось с ощущение бессилия, невозможности пользоваться благами демократии; недоверие к действующим политикам обернулось надеждой на приход «новой силы», способной изменить ситуацию в обществе [11].

Обозначенная ситуация существенно затрудняет укрепление горизонтальных отношений в социуме, которые необходимы для эффективного функционирования местного самоуправления как института гражданского общества. В результате процессов, которые были порождены как объективными социально-экономическими причинами, так и субъективными стремлениями различных элит, в российском обществе возникло состояние стагнации в сфере гражданского сознания и поведения. Ключевой вопрос состоит в том, чтобы помочь гражданам осознать, что обновление жизни возможно лишь на основе свободы, самодеятельности и участия самого населения в осуществлении власти. Это будет способствовать развитию активности населения, формированию человека нового типа - гражданина с определенной степенью культуры и правосознания, способного не только влиять на власть, но и участвовать в управлении.

Список литературы

1. Новинская М. И. Коммунитарная парадигма: модификация левой идеи в западной политической культуре // Мировая экономика и международные отношения. 2000. № 4. С.36.

2. Parrish R. The changing nature of communities // Strategies: Journal of Theory, Culture & Politics. 2002. Vol.15. № 2. P.260.

3. Теннис Ф. Общность и общество // Социологический журнал. 1998. № 3-4. С. 207.

4. Лялягина В. Н., Хубецова З. Ф. Система коммуникаций сообщества профессионалов (На примере российского сообщества рекламистов в сфере POS) // Новые идеи в теории и практике коммуникации: сб. науч. трудов / отв. ред. Д.П. Гавра. СПб.: Роза мира. 2006. С.66.

5. Пейн М. Сообщество как основа социальной политики и социального действия // Взаимосвязь социальной работы и социальной политики / Под ред. Ш. Рамон. М.: Аспект Пресс. 1997. С.35.

6. Филиппов Ю., Гассий В. Развитие местных сообществ - путь в будущее России // Муниципальная власть. 2004. №6. С.66- 68.

7. Константинова Л. В. Местное сообщество как субъект социальной политики // Местное самоуправление в системе публичной власти: российский и мировой опыт: сборник научных трудов. Саратов: Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина. 2004. С.175-178.

8. Norton A. What European Democracies Might Learn From The West // Local Government in Eastern Europe. Establishing Democracy at the Crossroads. N.Y.: Princeton. P.279.

9. Almond G. A., Verba S. The Civic culture. Political attitudes and democraty in five nations. N.Y.: Princeton. 1963. 325 p.

10. Дилигенский Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе // Pro et Contra, 1997, № 4, С.6.

11. Гражданское общество в России: структура и сознание. М.: Наука. 1998. С.233-241.

E. N. Gogoleva

The Activity of local communities as the condition of function of the local government.

The essence of local communities as the subject of local government is dedicated. The article focuses on the activity of local communities which is realized in the different forms of the social initiatives. The problem of standing and the conditions of optimization of the local communities’ activity are considered.

Key words: local government, local communities, civic culture, social initiatives.

Получено 20.10.2010 г.

УДК 32:316.422

А.А. Лаврикова, канд. полит. наук (4872) 33-23-52, elav@mail.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

О.Е. Шумилова, канд. полит. наук, (4872) 33-23-52,

HelgaSh80@mail.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

ОСОБЕННОСТИ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ПОЛИТИЧЕСКОГО, ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИОКУЛЬТУРНОГО СЕГМЕНТОВ ЭЛИТНОГО СООБЩЕСТВА ТУЛЬСКОГО РЕГИОНА

На основе анализа результатов социально-политического исследования выявлены особенности политических установок, определен тип ценностной системы элит Тульского региона.

Ключевые слова: ценностные ориентации, ценностная система элиты, консо-лидационный потенциал

Результативность трансформационного процесса во многом обусловлена ценностными ориентациями различных сегментов элитных