© О.В. Сергеева, 2003

СОЦИОЛОГИЯ, политология-

60-летие СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ КАК ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ: СЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЮБИЛЕЙНОГО ДИСКУРСА

О.В. Сергеева

Конец XX века в России отмечен масштабными социальными изменениями: трансформация политических институтов, политического режима, нормативно-ценностная динамика, под воздействием импульсов, идущих из «революционной» России, преобразуется даже политическая карта мира. События нашей новейшей истории стали актуальным объектом анализа, предпринимаются попытки сделать периодизацию тех «десяти лет, которые потрясли мир». Не претендуя на хронологическую точность, а ориентируясь лишь на преобладавшие социальные тенденции, обозначим три самых общих периода в развитии российского социального транзита:

- середина 80-х— начало 90-хгодов, перестройка или «романтический» период, для которого характерны позитивное восприятие и широкая общественная поддержка предпринимаемых реформ, критика доперестроечного состояния общества, интерес к «белым пятнам» истории (однако ракурс интереса к прошлому можно назвать разоблачающе-критическим);

- начало 90-х — конец 90-х годов, шоковый или кризисный период, отличающийся резким понижением жизненного уровня населения, кризисом государственности, массовым общественным разочарованием в реформах, недоверием к властным структурам. В этих условиях все чаще высказывается мысль и в среде политической элиты и в среде интеллектуалов о необходимости формирования национальной идеологии, четкой вербализации сплачивающей идеи;

- конец 90-х — настоящее время, период стремления к рационализации отношений между государством и обществом (выражение «рационализация российской ситуации» используется известным российским ученым

А.Г. Здравомысловым 1 и, по нашему мнению, очень точно отражает сущность формирующейся социальной тенденции); предполагается усиление государства, за которым признается роль системообразующего социального начала; предпринимаются попытки легитимации не только монархи-чески-православной системы ценностей, но и советской культурной системы, всего пласта советской истории.

Поставив цель — осмыслить особенности текущего момента как «точки» формирования новых социальных тенденций по исследовательской гипотезе, противоположных радикальному реформизму 90-х, — мы решили использовать для сбора данных се-миологический метод анализа документов. Семиологический анализ есть изучение социальных объектов как знаковых структур. В этом случае социолог работает, прежде всего, с текстами вербальными или невербальными (видеоряд, изотекст), однако семиотическими данностями выступают и планировка социального пространства, и костюм, и манипуляции с телом. Применение в социологии традиционно считавшегося лингвистическим семиологического метода работы с документами позволяет фиксировать не фактологическую сторону социальной действительности, а разработать речевую модель, которая указывает на исторически очерчиваемую социальную идентичность.

Семиологическая традиция анализа формировалась в русле работ Ч.С. Пирса 2, У. Морриса3, русской формальной школы4, французского структурализма и постструктурализма 5. Семиологический подход к текстам базируется на следующих методологических принципах:

- внимание к непрозрачности языка: «мы начали подозревать, что «слушать», соответственно, «говорить» (а

также «молчать») может означать; мы начали предполагать, что это «может означать» при говорении и слушании вскрывает под невинной формой глубину двойного дна»6;

- «язык больше не мыслится как средство, коммуникация и/или взаимодействие, но как поступок, акт. Говорить — значит теперь не только обмениваться информацией, но прежде всего совершать речевой акт, воздействовать на слушателя, владеть коммуникативной ситуацией, через языковое воздействие менять систему убеждений слушателя и даже его поведение»7;

- «связь между “значениями” текста и социально-историческими условиями создания этого текста ни в коей мере не является вторичной, она входит составной частью в сами значения»8.

Думается, что семиология в своем стремлении понять текстовые формы социальных репрезентаций, это своеобразное «прощание с простодушием», как, вообщем-то, и любой другой научный анализ.

С позиции семиологического анализа такое событие, как 60-летие Сталинградской битвы, может быть представлено в качестве знака, который объединяет два элемента: означающее — форма организации и проведения этого праздника, и означаемое — идеи, чувства, ценности, воспроизводимые праздничными мероприятиями и праздничной риторикой. Очевидно также, что в нашем социальном пространстве юбилей Сталинградской битвы связан с явлением коннотации. Вторичный порядок означивания Победы в Сталинградской битве актуализирует не просто радость победы над врагом, но избранность российской цивилизации, идею провиденциальной миссии нашего народа и, естественно, — гордость Отечеством, патриотизм. Следовательно, эта дата «работает» как знак, артикулируя государственную идею.

Проводя семиологический поиск, мы определили корпус документов: в данном случае анализировались ведущие по популярности и тиражу газеты Волгограда — «Волгоградская правда», «Вечерний Волгоград», «Областные вести», «Интер» с 25 января 2003 года по 4 февраля 2003 года. Совокупность специальных приемов, реализованных в ходе анализа, включает:

- выделение в тексте фрагментов, взаимное расположение которых порождает манифестацию определенного мировоззрения;

- на основе текстового материала создание модели пропозициональных функций, то есть систематизация инвариантов действий, которыми «наполнен» текст;

- создание модели, описывающей систему акторов (причем, опираясь на имеющийся в лингвистике и литературоведении опыт семиологического анализа, более важным является, как пишет Ю.С. Степанов, «отыскание “переменных”, чем перечень “постоянных”, потому что... в подведении индивидов под общие разряды как раз и вскрывается в конечном счете картина глубинного устройства мира, как она предстает с точки зрения данного текста...»9);

- анализ роли аксессуарных элементов, которые также участвуют в формировании смысла сообщения.

Таким образом, важнейшими знаками текста являются: во-первых, инварианты действий или функций, во-вторых, система акторов или субъектов. По материалам волгоградской прессы, освещающей важную дату, многообразие встречающихся в текстах функций группируется в два блока: действия участников Сталинградской битвы и действия потомков-граждан современной России. Что делали участники битвы? «Выстояли, отстояли, защитили, ковали, выжили, вынесли». Что делают потомки? «Мы гордимся, храним, заботимся, не забываем, помним, склоняем, кланяемся, преклоняемся, чтим, заверяем, знаем, осмысляем, сделаем». Зафиксированные номинации представляют «государ-ственнический» дискурс, так как институт государства опирается в своей деятельности на определенную культуру, на межпоколен-ное единство, поэтому — они «защитили», мы «храним» и «помним». Означаемое, стоящее за знаками юбилейных текстов, определяется комплексом идей, постулирующих, что социальных разрывов нет, есть общегосударственная идентичность.

Система субъектов, воплощенная в текстах, это: участники Сталинградской битвы, само историческое событие, произошедшее 60 лет назад, и место, то есть город Сталинград/Волгоград. Главные герои: «ветераны, победители, защитники, наши отцы и

деды, русский солдат, советский воин». Сталинградская битва воспроизводится как «алтарь победы, Великая Победа, Сталинградская Победа, наша Победа, подвиг, разгром, сражение, схватка, перелом, испытание, давние времена». Город также является субъектом происходящего и именуется: «Сталинградская земля, твердыня, линия огня, арена битвы, мемориал, город-герой, город-символ».

Обобщим: во-первых, построение системы субъектов в рамках семиологического анализа юбилейных публикаций позволяет увидеть «реабилитацию» советского воина, между ним и русским солдатомпет конфронтации, они равноправные действующие лица истории; во-вторых, все понятия эксплицируют патриотическую ориентацию, а значит так же, как и понятия модели действий, являются воспроизведением «госу-дарственнического» дискурса.

Используя категорию «дискурс» для обозначения формируемой материалами СМИ речевой модели, мы имеем в виду систему ограничений, которые накладываются на высказывания в силу определенной социальной или идеологической позиции (мы квалифицируем эту позицию как «го-сударственническую»). Факт неповиновения требованиям «государственнического» дискурса в праздничных публикациях свидетельствует об элементе оппозиционности политической власти. В нашем случае нарушение правил дискурса встречается в газете «Ин-тер»: в общей массе имен происходившего 60 лет назад события встречаются наряду с всеобщими сражение, испытание, переломи отмеченные негативными коннотациями — затяжное неистовое побоище, мясорубка.

В праздничных публикациях закрепляется и особый «огненный» образ города. Общеизвестно, что наша идентичность как волгоградцев очерчивается, прежде всего, военной символикой: Дом Павлова, Мамаев Курган... Эти символы конструируют «лицо» города. Поэтому все именования Вол-

гограда — мемориал, город-герой, город-символ — на страницах СМИ важны как концепты, подтверждающие нашу идентичность.

В целом семиологический анализ юбилейного дискурса извлекает значения, которые «стоят» за текстами массовой коммуникации. В языке материализуется история, и мы начинаем видеть особенности текущего момента.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Здравомыслов А.Г. Власть и общество в России: кризис 90-х годов // Общественные науки и современность. 2000. № 6. С. 25—37.

2 См.: Пирс Ч.С. Логические основания теории знаков. СПб, 2000. Т. 2. 352 с.

3 Моррис У. Основания теории знаков // Семиотика: Антология. М.; Екатеринбург, 2001. С. 45—97.

4 См.: Якобсон Р.О. Язык и бессознательное. М., 1996; Трубецкой Н.С. Основы фонологии. М., 2000; Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.

5 См.: Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики. М., 1998; Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. М., 1994; Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1983; Фуко М. Порядок дискурса / / Воля к истине. По ту сторону знания, власти и сексуальности. М., 1996. С. 47— 97; Деррида Ж. Структура, знак и игра в дискурсе гуманитарных наук // Французская семиотика: от структурализма к постструктурализму. М., 2000. С. 407—426.

6 Серио П. Как читают тексты во Франции // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М., 1999. С. 19.

7 Робен Р. Анализ дискурса на стыке лингвистики и гуманитарных наук: вечное недоразумение // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М., 1999. С. 186.

8Арош К., Анри П., Пеше М. Семантика и переворот, произведенный Соссюром: язык, речевая деятельность, дискурс // Квадратура смысла... С. 143.

9 Степанов Ю.С. В мире семиотики // Семиотика: Антология. М.; Екатеринбург, 2001. С. 8.

О.В. Сергеева. 60-летие Сталинградской битвы как знаковое событие