Автореферат диссертации по теме "Я-концепция, эмпатия и психологическая близость в отношениях читателя к литературным персонажам"

На правах рукописи

Щебетенко Сергей Александрович

Я-КОНЦЕПЦИЯ, ЭМПАТИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЛИЗОСТЬ В ОТНОШЕНИЯХ ЧИТАТЕЛЯ К ЛИТЕРАТУРНЫМ ПЕРСОНАЖАМ

19. 00. 01 - общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Пермь-2004

Работа выполнена на кафедре психологии и педагогики ГОУ ВПО «Пермский государственный институт искусства и культуры».

Научный руководитель: доктор психологических наук,

профессор

Дорфман Леонид Яковлевич

Официальные оппоненты; доктор психологических наук,

профессор

Прядеин Валерий Павлович

кандидат психологических наук, старший преподаватель Корниенко Дмитрий Сергеевич

Ведущее учреждение: ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет».

Зашита состоится часов на заседа-

нии Диссертационного совета Д-212.187.01 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук в ГОУ ВПО «Пермский государственный педагогический университет» по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Сибирская, 24.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Пермский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан <<

2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, профессор

Е. А. Силина

Общая характеристика работы

Диалогическая природа самосознания - фундаментальное условие и предпосылка функционирования человеческого «Я». Исследования взаимоотношений «Я» и «Другого» в самосознании представляют собой влиятельную традицию в современных работах по Я-концепции (Л. Я. Дорфман, 20026; Д. И. Дубровский, 1983; А. Ш. Тхостов, 1994а, 19946). Дальнейшее изучение Я-концепции под этим углом зрения является фундаментальной проблемой общей психологии, психологии личности и сознания. Исследования в этом русле направлены на решение также ряда прикладных задач, придавая им при этом фундаментальный характер. Одной из пока слабо разработанных проблем, несмотря на острые запросы социально-культурной практики в области образования, художественного воспитания и личностного развития, является изучение вкладов Я-концепции читателей в их взаимоотношения с литературными персонажами.

Актуальность проблемы. За последние примерно 30 лет в психологической науке сложилась определенная традиция исследований взаимоотношений «Я» и «Другого» - как в межличностных отношениях, так и в Я-концепции. Большое внимание уделялось условиям, при которых «Я» и «Другой» сближаются (сливаются) или напротив, отдаляются (обособляются). Важнейшими условиями слияния - обособления являются эмпатия и психологическая близость. Они являются фундаментальными понятиями общей и социальной психологии и характеризуют социальную сущность бытия человека Вопросы эмпатии и психологической близости, а также лежащих в их основе слияния - обособления играют важную роль для понимания как диалогической природы сознания и межличностных отношений, так и взаимодействий человека с вещами, идеями, образами, в том числе в ситуациях коммуникации с литературными персонажами.

В рамках социально-психологического подхода и в терминах слияния - обособления эмпатию исследовали С. Batson (1997), J. Dovidio, J. Allen, and D. Schroeder (1990), M. Hoffman (1984), D. Houston (1990), S. Levy, A. Freitas, and P. Salovey (2002). Психологическую близость изучали J. Holmes (2000), С. Sedikides, W. Campbell, G. Rccdcr, and A. Elliot (2002), E. Smith, S. Coats, and D. Walling (1999). Вместе с тем представления об эмпатии и психологической близости разрабатывались до сих пор безотносительно к Я-концепции. В рамках метаиндивиду-ального подхода (Л. Я. Дорфман, 2002а, 2004а; Л. Я. Дорфман, Г. В. Ковалева, 2000; М. В. Рябикова, Л. Я. Дорфман, 2002), напротив, изучались слияние и обособление применительно к Я-концепции, но безотносительно к вкладам в эти процессы эмпатии и близости.

Объединение этих двух традиций - до сих пор нерешенная проблема Ее актуальность обусловлена необходимостью дальнейших поисков условий, при которых происходят сближение или отдаление «Я» и «Другого» как в Я-концепции, так и в межличностных отношениях. Данная проблема является актуальной для дальнейшего развития концепции метаиндивидуального мира (Л. Я. Дорфман, 1993, 1997а). В русле этой концепции не соотносились социально-психологические условия слияния - обособления «Я» и «Другого» и их ментальные репрезентации в Я~ концепции.

Актуальность проблемы обусловлена также тем, что литературные данные о взаимосвязях слияния - обособления с эмпатией и близостью являются противоре-

чивыми (С. Batson, К. Sager, E. Garst, M. Kang, К. Rubchinsky, & К. Dawson, 1997; R. Cialdini, S. Brown, B. Lewis, C. Luce, & S. Neuberg, 1997; M. Davis, L. Conklin, A. Smith, & C. Luce, 1996).

Слияние - обособление, эмпатия и близость имеют место не только в межличностных отношениях, но и в том, как люди относятся к вещам, предметам, образам. Последние являются неотъемлемым атрибутом метаиндивидуального мира человека (Л. Я. Дорфман, 1993, 1997а). Люди испытывают близость к вещам, предметам, животным (С. Д. Дерябо, 1995, 1997), выражают эмпатию к произведениям искусства и художественным образам (Н. №ge, 1991; Т. Lipps, 1900). Литературные образы - это область культуры (искусства, литературы, фольклора), но также часть метаиндивидуального мира человека. Однако исследования эффектов эмпатии и близости на слияние - обособление слушателей, зрителей, читателей с художественными и литературными образами (в том числе с персонажами) до сих пор не проводились.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования заключается в том, что в нем в значительной степени разрешается проблема разобщенности исследований слияния и обособления применительно к Я-концепции и межличностным отношениям. Причем область исследований расширяется и затрагивает сферу отношений людей к литературным персонажам.

Целью исследования является изучепие зкладов Я-копцепции в отношения человека с литературными образами.

Объектом исследования являются взаимоотношения «Я» и «Другого» в Я-концепции в условиях взаимодействия человека с литературными (фольклорными) персонажами.

Предметом исследования являются взаимосвязи полимодального Я, эмпатии и психологической близости с пространственными параметрами слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

Методологической и теоретической основой исследования являются концепции метаиндивидуального мира, полимодального Я и метаиндивидуальной психологии искусства (Л. Я. Дорфман, 1993,2002а, 2004а).

Теоретическое значение диссертационного исследования выражается в том, что в нем представлена концептуальная модель пространственньк параметров слияния -обособления человека со сказочными персонажами. Полимодальное Я, эмпатия и близость придают психологическому пространству слияния — обособления динамичность (изменчивость) и многомерность (разяокачественкость). Обозначены основные стратегии взаимодействий читателя со сказочными персонажами: контактная и предметная. Показана роль змпагии, близости и полимодального Я как условий слияния -обособления читателя со сказочными персонажами. Эмпатия и психологическая близость - родственные (они восходят к процессам слияния - обособления), но не тождественные (их пространственные параметры не сводятся друг к другу) теоретические конструкты.

Научная новизна работы выражается в том, что впервые теоретически и эмпирически разработана пространственная модель слияния - обособления читателя и сказочных персонажей. Впервые получены данные о том, что психологическая близость

может служить условием слияния читателя со сказочными персонажами. Эмпатия также может служить условием слияния, но косвенно — через психологическую близость. Обнаружены взаимодействия полимодального Я, эмпатии и психологической близости по пространственным параметрам слияния - обособления.

Были поставлены четыре задачи исследования:

1. Выяснить, можно ли по изменениям пространственных параметров судить о слиянии - обособлении читателя и сказочных персонажей.

2. Выяснить, могут ли эмпатия и психологическая близость приводить к изменениям пространственных параметров слияния — обособления читателя и сказочных персонажей.

3. Выяснить, может ли полимодальное Я приводить к изменениям пространственных параметров слияния — обособления читателя и сказочных персонажей.

4. Выяснить, могут ли полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействовать по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

Исследовательские гипотезы формулировались в терминах регрессионного (предсказании) или дисперсионного (эффектов и взаимодействий) анализов. Эмпа-тия и психологическая близость, субмодальности и диспозиции (слияние и обособление) полимодального Я рассматривались как независимые факторы, пространственные параметры слияния - обособления — как зависимые переменные.

На основании анализа литературы и в терминах регрессионного или дисперсионного анализа были выдвинуты 12 исследовательских гипотез. Основными были следующие исследовательские гипотезы.

1. Изменения психологического пространства читателя и сказочных персонажей свидетельствуют об их слиянии — обособлении.

2. Эмпатия и психологическая близость приводят к изменениям психологического пространства читателя и сказочных персонажей

3. Эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

4. Полимодальное Я вызывает изменения психологического пространства читателя и сказочных персонажей.

5. Полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния — обособления читателя и сказочных персонажей.

Участницы. В исследовании приняли участие 104 студентки ¡—IV курсов факультета документально-информационных коммуникаций Пермскот государственного института искусства и культуры. Их возраст был в диапазоне от 17 до 26 лет (М = 18.50, 1.63).

Процедура. Проводились индивидуальные сессии. Поставленные задачи решались путем применения двух исследовательских процедур: квазиэксперимента и измерений.

Участницам следовало выбрать из списка 2 «близких» и 2 «далеких» персонажа («Выберите из списка два персонажа, которые вам близки, и два, которые Вам да-

леки...»). Близкие и далекие персонажи определялись как уровни независимого фактора близости.

Эмпатия участниц к персонажам также индуцировалась 2 инструкциями. Одной инструкцией индуцировалась собственно эмпатия («Поставьте себя на место персонажа: что бы Вы чувствовали на его месте...»), другой инструкцией - «объективное» описание персонажей («Дайте предельно объективную характеристику персонажу и его поведению...»). Эмпатия к персонажам и их «объективное» описание определялись как уровни независимого фактора эмпатии.

Измерениям подвергались пространственные параметры слияния - обособления читателя и сказочных персонажей. Эти параметры определялись «Геометрическим тестом отношений» (Л. Я. Дорфман, С. А. Щебетенко, Н. А. Князев, 2004). Определялись следующие переменные: включение «Другого» в «Я», расстояние, читательница, персонаж. Полимодальное Я измерялось с помощью Пермского вопрос-пика Я (Л. Я. Дорфман, М. В. Рябикова, И. М. Гольдберг, А. Н. Быков, А. А. Вед-ров, 2000). Определялись переменные субмодальностей Я (авторского, воплощенного, превращенного, вторящего) и диспозиций (слияния и обособления).

Исследовательский дизайн и статистический анализ. Применялись корреляционный и ex post facto дизайны. Корреляционный дизайн использовался при изучении пространственных переменных слияния - обособления читателя и персонажей. Данные обрабатывались посредством корреляционного анализа (по Пирсону) и попарного и множественного регрессионного анализа

Ex post facto дизайн использовался при изучении эффектов эмпатии, психологической близости и полимодального Я на пространственные переменные слияния -обособления. Эмпатия и психологическая близость были внутригрупповыми факторами. Переменные полимодального Я (по отдельности) были 3-х уровневыми межгрупповыми факторами. Зависимыми были пространственные переменные слияния - обособления читателя и персонажей. Определялись главные эффекты на пространственные переменные факторов полимодального Я (межгрупповой 1-факторный дисперсионный анализ ANOVA), эмпатии и близости (внутригруппо-вой 2-х факторный ANOVA), факторов полимодального Я, эмпатии и близости (смешанный 3-х факторный ANOVA), а также взаимодействия внутригрупповых и межгрупповых факторов по пространственным переменным (смешанный 3-х факторный ANOVA).

Практическое значение и внедрение. Материачы и результаты исследования могут быть использованы при чтении курсов общей психологии и спецкурса но психологии искусства на факультетах психологии педагогических университетов, в институтах искусства и культуры. Материалы и инструментарий исследования могут быть использованы при экспертизах взаимодействий читателей (зрителей, слушателей) с ментальными образами, в том числе в сфере маркетинга и рекламы. Материалы и результаты исследования включены в лекционные и семинарские занятия по спецкурсу «Актуальные проблемы теоретической психологии» (тема «Современные Я-концепции») (2003-2004).

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на научно-практической конференции преподавателей Пермского государственного института искусства и культуры (Пермь, 2001), областной научной конференции мо-

лодых ученых, студентов и аспирантов (Пермь, 2002), XVI Мерлинских чтениях (Пермь, 2003), научно-практической конференции «Образование в культуре -культура образования» (Пермь, 2003). Материалы диссертации докладывались и обсуждались на кафедре психологии и педагогики Пермского государственного института искусства и культуры. По теме исследования опубликованы 3 главы в коллективных монографиях и 6 тезисов.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Слияние — обособление читателя и сказочных персонажей служит общим основанием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я.

2. Слияние — обособление читателя и сказочных персонажей выражаются в специфических пространственных конфигурациях. Специфика последних выражается, во-первых, в различиях пространственных характеристик слияния и обособления, во-вторых, в характере связей пространственных характеристик самовосприятия читателя, восприятия сказочных персонажей и отношений между ними.

3. В изменениях пространственных параметров слияния — обособления читателя и сказочных персонажей проявляется роль эмпатии и психологической близости.

4. В изменениях пространственных параметров слияния — обособления читателя и сказочных персонажей проявляется роль полимодалъного Я читателя.

5. Полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей. Причем эмпатия служит опосредующим звеном во взаимодействиях полимодального Я и психологической близости.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 4 глав, обсуждения, выводов, списка литературы, приложения. Работа изложена на 162 страницах, содержит 15 таблиц, 14 рисунков. Список литературы насчитывает 270 наименований, из них 166 - на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы и ее актуальность, ставятся цели и задачи исследования, обозначаются объект и предмет исследования, определяются его научная новизна и теоретическое значение, формулируются исследовательские гипотезы, описывается инструментарий и дизайн, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и внедрении полученных результатов.

В первой главе «Я-концепция и межличностные отношения» представлен обзор исследований в области Я—концепции, эмпатии и психологической близости. Ставится проблема, определяются задачи и предпосылки исследования.

В первом параграфе «Я-концепция иметаиндивидуальныймир» анализу подвергаются унитарность и многоаспектность Я-концепции, множественность и многомерность метаиндивидуального мира Параграф завершается изложением полимодального подхода к Я-концепции.

Одним из ключевых вопросов в исследовании Я-концепции является проблема ее унитарности и многоаспектности. Унитарный подход утверждает нерасчлененность Я-концепции. В русле этого подхода исследуются по преимуществу самоидентичность и самосознание личности (Р. Бернс, 1986; А. Маслоу, 1997; К. Роджерс, 1997; К. Хорни. 1997; W. Frick, 1993, 1995). Многоаспектный подход утверждает многокомпонентность Я-концепции. В частности, в Я-концепции выделяются модальности «Я» и «не-Я» («Другой») (У. Джемс, 1991; Д. И. Дубровский, 1983; А. Ш. Тхостов, 1994а, 19946; G. Mead, 1934), которые открывают путь к исследованиям Я-концепции в сфере межличностных отношений.

Многоаспектный подход к Я-концепции может разрабатываться с разных позиций, опираясь, например, на представления о субъективной реальности и самосознании (Д. И. Дубровский, 1983), феноменологии Я (А. Ш. Тхостов, 1994а, 19946), или Я как устройства по переработке информации (С. Martindale, 1980). Вместе с тем основное внимание в работе уделено концепции метаиндивидуального мира (Л. Я. Дорфман, 1993,1998,2004а). Из этой концепции выводится дедуктивно мно-гоаспектность Я-концепции, выстраивается концептуальная модель полимодального Я (Л. Я. Дорфман, 1998, 2002а, 2004б). Концептуально понятие метаиндиви-дуального мира основано на понятии метаиндивидуальности в теории интегральной индивидуальности В. С. Мерлина (1986). При этом фундаментальной характеристикой метаиндивидуального мира является двойственность качественной определенности отношений индивидуальности и объектов ее мира Полимодальное Я представляет собой ментальную репрезентацию метаиндивидуального мира человеку. Структура полимодального Я (субмодальности, полярные и биполярные категории, их взаимоотношения) определяется тем, что метаиндивидуаяьный мир складывается из нескольких областей: Авторства, Обладания, Принятия и Зависимости.

Во втором параграфе «Эмпатия и психологическая близость» представлены современные исследования эмпатии и психологической близости в русле подходов, в которых эти феномены рассматриваю гея в контексте слияния — обособления.

Эмпатию понимают как сопереживание, постижение эмоционального состояния, проникновение, вчувствование в переживания другого человека Всплеск исследований эмпатии, приходящийся на середину XX в., напрямую связан с работами и влиянием Карла Роджерса (С. Rogers, 1949, 1951, 1957, 1959; К. Роджерс, 1997). Эмпатия нашла свое развитие в различных психологических дисциплинах, исследовалась как детерминанта альтруизма (С. Batson, 1987) и социальных суждений (J. Krulewliz, 1982), как индикатор когнитивного развития ребенка (М. Hoffman, 1977), и т.д.

С конца 40-х годов XX в. начинаются лабораторные исследования эмпатии. Разрабатываются экспериментальные процедуры определения эмпати (S. Berger, 1962: L. Cottrel & R. Dyraond, 1949; S. Mahoney, 1960; E. Stotland, 1971). Популярным становится прием моделирования (индукции) эмпатии (С. Batson & L. Shaw, 1991; С. Batson et al., 1997; M. Davis, 1994; M. Davis et al., 1996; S. Levy et al., 2002; E. Stotland, 1969). В отечественной психологии исследования эмпатии начинаются в 1970-е гг. (Т. П. Гаврилова, 1974,1977; Р. Б. Карамуратова, 1984; Н. И. Сарджвелад-зе, 1978). Эмпатия исследуют в психотерапии и педагогической психологии (Ю. Б. Гиппенрейтер. Т. Д. Карягина, Е. Н. Козлова, 1993; А. Б. Орлов, М. А. Хаза-нова, 1993).

Психологическая близость характеризует отношения человека к другим людям — такие, как романтические и супружеские отношения, отношения «родитель — ребенок», дружба и любовь (А. Агоп, 2003; D. Tice, J. Butler, M. Muraven, &

A. Stillwell, 1995; R. Zajonc, R. Adelmann, S. Murphy, & R. Niedenthal, 1987). Близкие отношения могут выстраиваться не только с другими людьми, но и с любимым животным, растением или предметом (С. Д. Дерябо, 1995,1997).

Психологическая близость связывается со сходством «Я» и «Другого». Причем скорость обработки информации о близком человеке оказывается выше, чем информация о малознакомом или незнакомом человеке (А. Агоп, Е. Агоп, М. Tudor, & G. Nelson, 1991; Е. Smith, S. Coats, & D. Walling, 1999). Эти факты свидетельствуют о влиянии Я-концепции на близкие отношения (D. Kenny, 1994).

В последние годы в психологии развернулась дискуссия о роли слияния - обособления «Я» и «Другого» как глубинных механизмов эмпатин и психологической близости. Одни авторы утверждают, что эмпатия вызывает слияние «Я» и «Другого» (И. В. Журавлев, А. Ш. Тхостов, 2002; М. Davis et al., 1996), другие авторы, напротив, отмечают ее связь с обособлением (С. Batson et al., 1997; М. Hoffman, 1975). Некоторые исследователи рассматривают психологическую близость как характеристику слияния (А. Агоп, 2003; А. Агоп et aL, 1991) или как связанный с ним фактор (R. Cialdmi et al., 1997). Однако есть данные о связи (при определенных условиях) психологической близости и с обособлением (О. Р. Валединская, 2001; С. К. Нартова-Бочавер, 2003).

В третьем параграфе «Сказочные персонажи в метаиндивидуальном мире читателя» излагаются базовые положения метаиндивидуальной психологии искусства и литературы. С позиций этих представлений предпринята попытка дифференцировать метаиндивидуальный мир на сферы и определить место читателя и сказочных персонажей как сферы метаиндивидуального мира литературы.

Проблема взаимодействия читателя и сказочных персонажей в психологии вряд ли является популярной. Категория читателя является сравнительно малоизученной и в литературоведении (А. Ю. Большакова, 2003). В то же время исследования сказок и сказочных персонажей попадает в фокус внимания прежде всего фольклористики (В. П. Аникин, 1984; А. Н. Веселовский, 1989; Е. М. Мелетинский, 1958;

B. Я. Пропп, 1996; Ю. И. Юдин, 1998). В психологии сказки и их персонажи попадали в поле внимания исследователей сравнительно нечасто (X. Дикманн, 2000; А. В. Запорожец, 1986; В. Ф. Петренко, 1997; М.-Л. фон Франц, 1998; Н. В. Чудова, 1999). Как предмет метаиндивидуальной психологии искусства взаимоотношения читателя со сказочными персонажами могут выражаться в различных формах взаимодействия: идентификации, включении сказочного образа в Я-концепцию, отторжении образа персонажа, и т.д.

Метаиндивидуальная психология искусства и литературы очерчивает область взаимодействий индивидуальности человека с произведениями искусства (Л. Я. Дорфман, 1997а, 2000). В рамках данного подхода изучались исполнение и экспертные оценки хореографических этюдов (L. Dorfman, V. Ivanov, & Т. Kazan-nova, 1997), мнемические стили (L. Dorfman, V. Salin, & G. Pokrovenko, 1997) и эмоциональные предпочтения музыкантов (L. Dorfman, E. Barashkova, & Т. Che-bykina, 1997), взаимодействия субмодальностей Я литературных персонажей (L. Dorfman, E. Malyanov, & Е. Barashkova, 1998). В метаиндивидуальном мире ли-

тературы можно выделить несколько основных сфер, определенных по родам художественной литературы, жанрам, композиции, организации художественной речи, и т.д. Настоящее исследование выполнено в рамках сферы жанра произведения, с одной стороны, и взаимодействия читателя и персонажа произведения - с другой.

В четвертом параграфе «Проблема, задачи и предпосылки исследования» ставится проблема исследования, устанавливаются объект, предмет и задачи исследования, обозначены предпосылки и формулируются исследовательские гипотезы.

В области исследований слияния — обособления, эмпатии, психологической близости и Л-концепции можно обозначить целый ряд нерешенных проблем.

Во-первых, в исследованиях слияния - обособления остаются некоторые «белые пятнал. Так, A. Aron (A. Aron et al., 1991; A. Aron et al., 1992) определяет включенность «Другого» в «Я» только по степени пространственного сближения - отдаления. Однако вряд ли по одной переменной можно судить об особенностях пространственной организации слияния - обособления. Правомерно предположить, что слияние - обособление представляет собой более сложный феномен, эмпирическими референтами которого является некоторое множество пространственных переменных.

Во-вторых, не все так однозначно с эффектами эмпатии и близости на слияние — обособление. Если близость трактуется в связи со слиянием (R. Cialdini et al., 1997), а порой даже описывается в терминах слияния (A. Aron et a!., 1991), то данные о связях эмпатии со слиянием — обособлением являются противоречивыми. М. Davis et al. (1996) показали, что эмпатия вызывает слияние в межличностных отношениях. С. Batson et al. (1997), напротив, подобной связи не обнаружили и выдвинули гипотезу о том, что эмпатия основана на обособлении. Возможно к тому же, что эмпатия и близость взаимосвязаны. Но эта проблема не ставилась и не изучалась.

В-третьих, эмпатия и близость в контексте слияния - обособления изучались исключительно в межличностном контексте. Однако эмпатия может иметь место также при восприятии произведений искусства (Н. Hoge, 1991; Т. Lipps, 1900). Исследования эмпатии в контексте слияния - обособления при восприятии художественных произведений опять-таки не проводились.

В-четвертых, слияние — обособление не только характеризуют межличностные отношения и взаимодействия, но являются также диспозициями полимодального Я (Л. Я. Дорфман, 2004а), то есть Я-концепции. Возникает вопрос, можно ли соотносить слияние — обособление в межличностных отношениях и в полимодальном Я? Можно ли утверждать, что Я-концепция напрямую определяет взаимодействия читателя со сказочными персонажами, или эта связь имеет более сложный, в том числе, опосредованный эмпатией и близостью, характер?

В-пятых, если слияние - обособление определять в терминах пространства, возникает проблема соотношения физического и психологического пространства. Традиционно пространство относится к физическому миру и является его существенным фактором (см., например, М. Д. Ахундов, 1982; А. М. Мостепаненко, 1974; С. Прист, 2000; Б. Рассел, 1997). В психологии на смену прежним представлениям о «беспространст-венности» психики пришли пршщипиально новые идеи - о ее пространственной организации (К. А. Абульханова-Славская, 1991; Т. Н. Березина, 2001; Л. М. Веккер, 1981; В. А. Ганзен, 1984; Е. И. Головаха, А. А. Кроник, 1984; Л. Я. Дорфман, 1997а; И. В. Журавлев, А. Ш. Тхостов, 2003; К. Левин, 2000; С. К. Нартова-Бочавер, 2003).

М. М. Бахтин (1975, 1994) раскрыл некоторые «секреты», которыми пользовался Ф. М. Достоевский при описании своих персонажей и их поведения. Главный прием заключался в том, что Достоевский описывал каждого персонажа с позиции, которую занимал этот персонаж. Каждый персонаж - автор своей нравственной системы, но не проекция взглядов самого Достоевского. Позиция писателя не выделялась, а представляла собой лишь одну из многих позиций, излагаемых в произведении. Так возникало множество независимых и взаимно противопоставленных точек зрения - феномен полифонии многих «голосов», условие для диалога и понимания.

Развивая идеи полифонии, открытые М. М. Бахтиным в произведениях Достоевского, Н. Hermans, H. Kempen, and R. van Loon (1992) применили нарративную метафору к Я: Я как рассказчик, как «лицо», которое ведет рассказ, и как некоторое множество персонажей рассказа Так Я строит динамическую множественность относительно автономных позиций Я в воображаемом нарративном пространстве. В этом пространстве позиции Я меняются и возможны переходы от одних позиций к другим.

Нарративная метафора к Я позволяет предположить, что пространственная полифония может иметь место также в отношениях читателя со сказочными персонажами.

Наконец, в-шестых, можно обозначить, по меньшей мере, двоякого рода пробелы в современных исследованиях эмпатии и психологической близости в связи с феноменом слияния—о бособления.

С одной стороны, в западной социальной психологии слияние и обособление рассматриваются как факторы эмпатии и психологической близости в межличностном плане (A. Aron et aL, 1991; С. Batson et al., 1997; R. Cialdini et al., 1997; M. Davis et al., 1996; J. Dovidio et al.,1990; M Hoffman, 1984; J. Holmes, 2000; D. Houston, 1990; C. Sedikides et al., 2002), но безотносительно к слиянию - обособлению в Я-концепции. В отечественной психологии, напротив, слияние и обособление рассматриваются как диспозиции Я-концепции (Л. Я. Дорфман, 2004а), но безотносительно к эмпатии и близости в межличностном плане.

С другой стороны, известно, что эмпатия и близость имеют место не только в межличностных отношениях, но и в отношении людей к вещам, предметам, образам (С. Д. Дерябо, 1995; Н. H6ge, 1991; Т. Lipps, 1900). Однако слияние и обособление не изучались как факторы эмпатии и психологической близости в отношении к сказочным персонажам.

Проблема заключается, следовательно, в том, что исследования эмпатии, психологической близости и полимодального Я в контексте слияния и обособления являются разобщенными, а эти же проблемы применительно к сказочным персонажам не изучались.

Разработка данной проблемы определила объект и предмет настоящего исследования. Она разрабатывается с позиций концепции метаиндивидуального мира и концептуальной модели полимодального Я, мстаиндивидуальной психологии искусства и литературы (Л. Я. Дорфман, 1993,1998,2000,2004а).

Во второй главе «Организация и методики исследования» представлена общая схема исследования, описываются исследовательские процедуры, методики исследования, исследовательский дизайн и статистический анализ данных.

Исследование проводилось в 2000-2002 гг. В нем приняли участие 104 студентки I—IV курсов факультета документально-информационных коммуникаций Пермско-

го государственного института искусства и культуры. Их возраст был в диапазоне от 17 до 26 лет (М = 18.50, = 1.63).

Отбор сказочных персонажей. Сказочные персонажи извлекались в случайном порядке из сборника русских народных сказок А. Н. Афанасьева (1985а, 1985б, 1985 в). Был составлен список из 100 сказочных персонажей (50 - мужские персонажи, 50 - женские персонажи).

Применялись две исследовательские процедуры: квазиэксперимент и измерения.

Квазиэксперимент отличали несколько особенностей.

Во-первых, применялся прием воображения (представления) в лабораторных условиях, но по отношению к реальной ситуации взаимодействий читателя и сказочных персонажей. Участницам исследования предлагалось представить себя в роли читательниц и отметить свое отношение к сказочным персонажам.

Во-вторых, отношение к сказочным персонажам моделировалось в терминах эм-патии и психологической близости. В ряде работ, посвященных изучению отношений, - например, в терминах эмоциональных стилей (Л. Я. Дорфман, 1994) или оценочных стилей (И. В. Выбойщик, 2003) - принято выделять субъект отношения, собственно отношение (собственно эмоция или оценка) и предмет отношения (музыка танец или оценка педагогического общения, управления людьми, черт личности). Подобным же образом в настоящей работе эмпатия и психологическая близость включались в квазиэксперимент как факторы, пространственные параметры которых имели троякого рода значения: собственно эмпатии и психологической близости, их субъекта (читателя) и предмета (сказочных персонажей).

В-третьих, это был лабораторный квазиэксперимент (а не лабораторный эксперимент), потому что контроль над экспериментальным воздействием и побочными факторами был ограничен. Поэтому тестировались гипотезы в терминах не причинно-следственных отношений, а факторов и их эффектов на зависимые переменные.

В-четвертых, проводился 2-х факторный квазиэксперимент. Один фактор - эм-патия, другой фактор — психологическая близость. Учитывались их как раздельные, так и совместные эффекты на зависимые переменные.

Для определения психологической близости участниц просили представить себя читательницами и указать сказочные персонажи - близкие для них и далекие. Из списка сказочных персонажей каждая участница делала по два выбора - в отношении близких и в отношении далеких персонажей, всего - 4 выбора. Пример инструкции: «Выберите из предложенного списка двух персонажей, которые вам близки, и двух, от которых Вы далеки...». Значения зависимых переменных усреднялись - опять-таки по выборам близких и далеких персонажей.

Эмпатия определялась посредством приема индукции (Е. 8Ш1ап11, 1969). Каждую участницу просили представить себя читательницей. Эмпатия к сказочным персонажам индуцировалась двумя инструкциями. Подобно С. Ба1зоп Ы а1. (1997), посредством одной инструкции индуцировалась эмпатия к персонажам («Поставьте себя на место персонажа: что бы Вы чувствовали на его месте...»). Посредством другой инструкции индуцировалось «объективное описание персонажа» — контрольная, или нейтральная, ситуация («Дайте предельно объективную характеристику персонажу и его поведению...»). Прочитав инструкцию, участницы письменно описывали персонажи на бланке в течение 5 минут.

Измерения

Пространственные параметры слияния - обособления определялись шкалой «Включение Другого в Я» (A. Aren et al. 1992). Эта шкала состоит из 7 пар окружностей («Я» и «Другой»), в разной степени наложенных друг на друга Чем больше площадь их наложения, тем больше степень слияния «Я» и «Другого». Имеются данные о валидности этой переменной. Была разработана оригинальная компьютерная версия модифицированной шкалы «Включение Другого в Я». Она получила название «Геометрический тест отношений» (Л. Я. Дорфман, С. А. Щебетенко, Н. А. Князев, 2004).

Геометрический тест отношений позволил образовать 3 дополнительные пространственные переменные. В конечном итоге слияние - обособление читательниц и персонажей определялось по 4 переменным: (1) Включение Другого в Я, (2) Расстояние, (3) Читательница, (4) Персонаж. Эти переменные имели следующие показатели.

Общее пространство - степень слияния двух окружностей - показатель переменной «Включение Другого в Я». Чем больше величина показателя, тем меньше общее пространство читательниц и персонажей.

Дистанция - интервал между центрами окружностей читательниц и персонажей -показатель переменной «Расстояние». Чем больше величина показателя, тем больше дистанция между читательницами и персонажами.

Пространство читательницы - площадь окружности читательницы - показатель переменной «Читательница». Чем больше величина показателя, тем больше пространство читательницы.

Пространство персонажа - площадь окружности персонажей - показатель переменной «Персонаж». Чем больше величина показателя, тем больше пространство персонажей.

Переменные полимодального Я измерялись Пермским вопросником Я (Л. Я. Дорфман, М. В. Рябикова, И. М. Гольдберг, А. II. Быков, А. А. Ведров. 2000). Измерялись субмодальности Авторское, Воплощенное, Вторящее, Превращенное, а также слияние и обособление модальностей «Я» и «Другой».

Дизайн и анализ данных

В рамках корреляционного дизайна применялся корреляционный анализ (по Пирсону). Применялся также попарный и множественный регрессионный анализ (стандартный метод) к пространственным переменным слияния - обособления.

В рамках Ex post facto дизайна эмпатия и психологическая близость были внут-ригрупповыми факторами, переменные полимодального Я (по отдельности) — 3-х уровневыми межгрупповыми факторами. Зависимыми были пространственные переменные слияния - обособления (по отдельности) при четырех условиях при отношении читательниц к близким и далеким персонажам, эмпатии к ним и их объективном описании.

Посредством дисперсионного анализа ANOVA (внутригрупповой дизайн, фиксированные эффекты, регрессионный подход, тип III SS, полиномиальные контрасты) определялись главные эффекты и взаимодействия внутригрупповых и межгрупповых факторов по зависимым переменным.

Главные эффекты и взаимодействия эмпатии и близости определялись по схеме 2 (эмпатия к персонажам - объективное описание персонажей) х 2 (близкие персонажи - далекие персонажи) (внутригрупповой 2-х факторный дисперсионный анализ ANOVA). Главные эффекты и взаимодействия эмпатии, близости и переменных полимодального Я определялись по схеме 3 (одна из переменных полимодального Я) х 2 (эмпатия к персонажам - объективное описание персонажей) х 2 (близкие персонажи — далекие персонажи) (смешанный 3-х факторный дисперсионный анализ ANOVA). Также сравнивались (post hoc сравнения) специфические эффекты уровней внутригрушювых и межгрупповых факторов на зависимые переменные.

В третьей главе «Читательницы и сказочные персонажи: эмпатия и психологическая близость» предлагаются решения первой и второй задач исследования. Излагаются и обсуждаются результаты исследований пространственных переменных слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей, эффектов эмпа-тии и психологической близости на пространственные переменные слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей, а также взаимодействия эмпатии и близости по пространственным переменным слияния - обособления.

В первом параграфе приводятся результаты исследования предсказания слияния - обособления по пространственным переменным средствами корреляционного и регрессионного анализов.

По данным корреляционного анализа с критериальной переменной «Включение Другого в Я» коррелировала только переменная «Расстояние». Переменные «Читательница» и «Персонаж» не коррелировали с переменной «Включение Другого в Я». Вместе с тем с переменной «Расстояние» коррелировала переменная «Читательница», а с переменной «Читательница» - переменная «Персонаж».

По данным попарного регрессионного анализа переменные «Расстояние» и «Персонаж» могли предсказывать переменную «Включение Другого в Я», и потому они могут быть эмпирическими референтами пространственного слияния - обособления читательниц и персонажей. Переменную «Включение Другого в Я» не предсказывала переменная «Читательница».

По данным множественного регрессионного анализа переменную «Включение Другого в Я» совместно предсказывали переменные «Расстояние», «Читательница», «Персонаж», и потому в совокупности они могут быть эмпирическими референтами пространственного слияния - обособления читательниц и персонажей. Совместное предсказание означает, что предсказание одной переменной имеет силу с учетом одновременного предсказания других переменных.

Следовательно, более вероятно, что эмпирическими референтами пространственного слияния - обособления могут быть переменные «Расстояние» и «Персонаж». Менее вероятно, что эмпирическим референтом пространственного слияния -обособления может быть переменная «Читательница». Однако высоко вероятно, что эмпирическим референтом пространственного слияния - обособления переменная «Читательница» может быть совместно с переменными «Расстояние» и «Персонаж».

В порядке иллюстрации итоги множественного регрессионного анализа приведены в табл. 1.

Таблица 1. Множественные предсказания переменной «Включение Другого в Я» по переменным «Расстояние», «Читательница». «Персонаж»

Показатели Показатели зависимой переменной: общее пространство

независимых факторов Яг=.87;Р(3,100) = 225.76, р<.001

ВЕТА 8ЕВЕТА В БЕ В 1 Р

Свободный член - - 2.64 .17 15.60 .001

Дистанция .96 .04 .34 .01 25.37 .001

Пространство читательницы -.24 .04 -.10 02 -5.64 .001

Пространство персонажа -.11 .04 -.04 .02 -2.76 .01

Как показывают данные множественного регрессионного анализа, доля общей дисперсии показателей дистанции, пространства читательницы, пространства персонажа и общего пространства составила 87 %, F (3, 100) = 225.76; р < .001. Это значит, что переменные «Расстояние», «Читательница», «Персонаж» совместно могут предсказывать переменную «Включение Другого в Я». Это значит также, что предсказывающие переменные в совокупности могут быть эмпирическими референтами пространственного слияния - обособления читательниц и персонажей.

Полученные результаты означают, что уменьшение показателя переменной «Расстояние» может сопрягаться с усилением слияния, увеличение этого показателя, напротив, — с усилением обособления. Уменьшение показателя переменной «Читательница» может сопрягаться с усилением обособления, увеличение этого показателя, напротив, - с усилением слияния. Уменьшение показателя переменной «Персонаж» может сопрягаться с усилением обособления, увеличение этого показателя, напротив, - с усилением слияния.

В диссертации представлены полные результаты корреляционного, попарного и множественного регрессионных анализов.

Во втором параграфе приводятся результаты эффектов и взаимодействий эмпа-тии и психологической близости по каждой из четырех переменных: «Включение Другого в Я», «Расстояние», «Читательница», «Персонаж».

Было обнаружено, что психологическая близость вызывает слияние читательниц и сказочных персонажей, производя эффекты на переменные «Включение Другого в Я», «Расстояние» и «Персонаж». Эмпатия, напротив, не влияла на пространственные параметры слияния - обособления. Но эмпатия опосредовала (по результатам взаимодействий) эффект близости на пространственные параметры слияния - обособления по переменным «Включение Другого в Я», «Расстояние» и «Персонаж». На переменную «Читательница» эмпатия и близость эффектов не оказали.

В порядке иллюстрации в табл. 2 приведены эффекты эмлатии и близости на переменную «Расстояние».

Таблица 2. Эффекты факторов «Эмпатия» и «Близость» на переменную «Расстояние» (средние и стандартные отклонения, внутригрупповой 2-х факторный дизайн)

Уровни эмпатии Персонажи (уровни)

Близкие Далекие

Эмпатия к персонажам 9'51 (31) 10.7Ц37)

Объективное описание 6.12 (.37) 14.10 (.40)

персонажей

Примечания: п - 104; главный эффект фактора «Близость», Р (1, 103) = 167.56, р < .001; взаимодействия факторов «Эмпатия» и «Близость», р (1,103) 79.53, р < .001.

Главный эффект фактора «Эмпатия» на переменную «Расстояние» был незначим. Главный эффект фактора «Близость» на переменную «Расстояние» был значим, Б (1,103) - 167.56, р < .001. Показатель дистанции был выше по далеким персонажам, чем по близким персонажам. Это значит, что читательницы отстояли от далеких персонажей дальше, чем от близких персонажей. Иначе говоря, читательницы обособлялись от далеких персонажей и сливались с близкими персонажами. Факторы «Эмпатия» и «Близость» взаимодействовали по переменной «Расстояние», Б(1, 103) = 79.53, р< .001.

В диссертации приведены полные результаты дисперсионного анализа ЛЫОУЛ по эффектам эмпатии и близости на пространственные параметры слияния — обособления.

В четвертой главе «Я-концепция, эмпатия читательниц и близость сказочных персонажей» излагаются результаты решения третьей и четвертой задач исследования. Приводятся эффекты полимодального Я (ПЯ) на пространственные параметры слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей. Затем рассматриваются взаимодействия ПЯ с эмпатией и психологической близостью по пространственным параметрам слияния - обособления. Исследовательские задачи изучались средствами дисперсионного анализа ЛЫОУЛ

В первом параграфе излагаются результаты исследования эффектов ПЯ на пространственные параметры слияния - обособления. Слияние и обособление (диспозиции ПЯ) произвели эффекты на пространственные параметры слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей. Слияние в ПЯ приводило к пространственному слиянию читательниц и персонажей по переменной расстояния (она сокращалась). Обособление в ПЯ, в свою очередь, приводило к пространственному обособлению читательниц и персонажей по переменной пространства персонажа (она сокращалась).

В порядке иллюстрации в табл. 3 приведены эффекты слияния как диспозиции ПЯ на пространственную переменную «Расстояние».

Таблица 3. Эффекты фактора «Слияние в полимодальном Я» на переменную «Расстояние» (средние и стандартные отклонения, межгрупповой 1-факторный дизайн)

Уровни п Дистанция

слияния в ПЯ

Высокий 34 9.77 (2.43)

Средний 35 9.50 (2.34)

Низкий 35 11.05(2.83)

Примечания: n = 104; главный эффект фактора «Слияние в полимодальном Я» на показатель дисганпки, F (2,101) = 3.69, р < .03.

Из табл. 3 видно, что главный эффект фактора «Слияние в ПЯ» на переменную «Расстояние» был значим, F (2,101) = 3.69, р < .03. Post hoc сравнения свидетельствовали о том, что показатель дистанции был выше у участниц с низким уровнем слияния в ПЯ, чем у участниц с высоким и средним уровнями слияния в ПЯ (р < .04). То есть читательницы с высоким уровнем слияния в ПЯ также пространственно сливались с персонажами, а читательницы с пониженными уровнями слияния, напротив, обособлялись от них.

В табл. 4 приведены эффекты обособления в ПЯ на пространственную переменную «Персонаж».

Таблица 4. Эффекты фактора «Обособление в полимодальном Я» на переменную «Персонаж» (средние и стандартные отклонения, межгрупповой 1-факторный дизайн)

Уровни п Пространство персонажа

обособления в ПЯ

Высокий 34 6.53(2.31)

Средний 36 7.03 (1.43)

Низкий 34 8.00 (2.84)

Примечания: п = 104; главный эффект фактора «Обособление в полимодальном Я», F (2,101) = 3.74, р<.03.

Из табл. 4 видно, что главный эффект фактора «Обособление в ПЯ» на переменную «Персонаж» был значим. F (2, 101) = 3,73, р < .03. Post hoc сравнения свидетельствовали о том, что показатель пространства персонажа был выше у участниц с низким уровнем обособления в ПЯ, чем у участниц с повышенными уровнями обособления в ПЯ (р < .01). То есть читательницы с повышенными уровнями обособления в ПЯ также пространственно обособлялись от персонажей, а читательницы с низким уровнем обособления в ПЯ, напротив, сливались с персонажами.

Что касается субмодальностей ПЯ, только Я-Авторское оказало эффект на пространственные параметры слияния - обособления. Главный эффект фактора «Я-Авторское» на переменную «Персонаж» был значим, F (2, 101) = 3.21, р < .05. Post hoc сравнения свидетельствовали о том, что показатель пространства персонажа был выше у участниц с низким уровнем Я-Авторского, чем у участниц с высоким уровнем Я-Авторского (р < .02). То есть читательницы с высоким уровнем Я-Авторского пространственно обособлялись от персонажей, а читательницы с низким уровнем Я-Авторского, напротив, сливались с персонажами.

В диссертации приведены полные результаты дисперсионного анализа ANOVA по эффектам ПЯ на пространственные параметры слияния—обособления.

Во втором параграфе излагаются результаты исследования взаимодействий ПЯ с эмпатией и близостью по пространственным параметрам слияния - обособления. Эффект слияния в ПЯ на пространство персонажа был опосредован эмпатией и близостью. Эффект обособления в ПЯ также опосредовался эмпатией и близостью, но по другим переменным - «Включению Другого в Я» и «Расстоянию». Кроме того, переменные Я-Превращенного, эмпатии и близости взаимодействовали по переменным «Включение Другого в Я» и «Расстояние».

В диссертации приведены полные результаты взаимодействий ПЯ с эмпатией и близостью по пространственным параметрам слияния—обособления.

При обсуждении полученных результатов акцент был сделан на нескольких вопросах. Результаты обсуждаются, во-первых, в части пространственных переменных слияния — обособления, во-вторых, в части эффектов эмпатии и психологической близости на пространственные переменные, в-третьих, в части взаимодействий эмпатии и психологической близости, в-четвертых, в части эффектов полимодального Я на пространственные переменные, в-пятых, в части взаимодействий полимодального Я, эмпатии и психологической близости. Обсуждение завершается попыткой создания общей концептуальной модели отношений читательниц к сказочным персонажам

Как объяснить полученные результаты в части пространственных переменных слияния - обособления?

Можно предположить, что существует некий латентный пространственный фактор, общий для дистанции, пространства читательниц и пространства персонажей. Существенный вклад в этот латентный фактор вносят параметры дистанции и пространства персонажей. Параметр пространства читательниц вносит определенный вклад в общий латентный пространственный фактор, но сам по себе не может характеризовать слияние - обособление. О вкладе параметра пространства читательниц в этот общий (латентный) пространственный фактор можно судить по совместным с пространством персонажа и дистанцией изменениям. Так, увеличение пространства читательниц сопрягалось с увеличением пространства персонажей и сокращением дистанции между ними. Уменьшение пространства читательниц, напротив, сопрягалось с уменьшением пространства персонажей и увеличением дистанции между ними.

Эти результаты указывают на то, что слияние - обособление в отношениях читательниц и сказочных персонажей обеспечивается в большей степени за счет объектного (сказочных персонажей), чем субъектного (читательниц) компонента

Как объяснить полученные результаты в части эффектов эмпатии и психологической близости на пространственные переменные?

Полученные на материале сказочных персонажей результаты, усилили сомнения о том. что эмпатия основана на слиянии «Я» и «Другого» (С. Batson et al., 1997): изменения пространственных переменных не свидетельствовали о слиянии читательниц и сказочных персонажей. В то же время полученные результаты не поддержали гипотезу этих авторов и о том, что для эмпатии необходимо обособление. Изменения пространственных переменных не свидетельствовали в пользу обособления читательниц и сказочных персонажей. Высказывается предположение, что напрямую эмпатия не обусловлена ни слиянием, ни обособлением.

Судя по полученным результатам, пространственными референтами близости и слияния являются сокращение дистанции и увеличение пространства персонажа Сокращение дистанции позволяет трактовать психологическую близость и слияние просто и буквально: ближе персонаж (психологически) - меньше дистанция и больше слияние. И наоборот, отдаленнее персонаж (психологически) - больше дистанция и больше обособление.

Сопряженность близости и слияния с увеличением пространства персонажа представляется более сложной и опосредованной, но все же этот факт поддается объяснению. Вспомним некоторые эффекты установок. Имеются данные о том, что дети воспринимают одинаковые по размеру, но с разным номиналом монеты дифференцированно. Монета с высоким номиналом воспринимается более крупной, чем монета с низким номиналом (цит. по: А. Г. Асмолов, 1979). Иначе говоря, значимость номинала монеты влияет на восприятие ее размера Возможно, нечто подобное наблюдается во взаимоотношениях читательниц и сказочных персонажей. Согласно градиенту текстуры, одному из принципов зрительного восприятия, элементы восприятия кажутся тем ближе, чем больше их размер (Дж. Андерсон, 2002; J. Gibson. 1950). Может быть, представления о сказочных персонажах имеют сходную закономерность: чем они ближе, тем больше их пространство.

Как объяснить полученные результаты в части взаимодействий эмпатии и психологической близости?

Если межличностные отношения слишком связанные, один партнер может чувствовать, что он находится под контролем другого партнера и теряет свою идентичность. Имеются также эмпирические данные о том, что люди стремятся к оптимальному уровню обособления от других людей (О. Р. Валединская, 2001; А. Агоп, 2003; М. Mikulincer et ai., 1998). Не исключено, что эмпатия читательниц к близким персонажам и в то же время обособление от них имеют те же корки.

Как объяснить полученные результаты в части эффектов полимодального Я на пространственные переменные?

Исходя из полученных данных, можно предположить отношения подобия между слиянием - обособлением в полимодальном Я читательниц и слиянием - обособлением в их отношениях к персонажам. Можно также полагать, что здесь имеет место некий феномен типа ассимиляции сказочных персонажей читательницами — в духе представлений Ж. Пиаже (J. Piaget, 1975/1985) об ассимиляции сознанием ребенка реальности (в оппозиции к аккомодации).

Об эффектах полимодального Я читательниц на их слияние и обособление с персонажами свидетельствовати разные пространственные параметры: сокращение

дистанции (слияние) и уменьшение пространства персонажей (обособление). В связи с этим можно предположить, что в основе слияния и обособления лежат разные, так сказать, психологические стратегии. Первая стратегия — сближение. Возможно, сближение служит общим корнем слияния и в полимодальном Я читательниц, и в их отношениях к персонажам. Стратегию сближения можно обозначить как «контактную». Вторая стратегия — уменьшение образа персонажа. Возможно, уменьшение образа персонажа служит общим корнем обособления и в полимодальном Я читательниц, и в их отношениях к персонажам. Стратегию уменьшения образа персонажа можно обозначить как «предметную».

Эффект Я-Авторского на пространственные параметры можно понять, обратившись к следующим фактам. Я-Авторское положительно связано с доминированием и авторитарным типом межличностных отношений (Л. Я. Дорфман, А. И. Зво-рыгина, Н. В. Калинина, 2000) и усиливает силу эго (Л. Я. Дорфмак, Г. В. Ковалева, 2000). Возможно, в основе увеличения выраженности Я-Авторского и уменьшения пространства персонажей лежат компенсаторные отношения. Иначе говоря, читательницы усиливают свое Я-Авторское за счет персонажей, т.е. в некотором роде обесценивают их. Что и проявляется в уменьшении пространства персонажей.

Как объяснить полученные результаты в части взаимодействий полимодального Я, эмпатии и психологической близости?

Еще раз обратимся к данным о том, что люди стремятся к оптимальному уровню обособления от других людей (см.: А. Агоп, 2003). Не исключено, что эмпатия и психологическая близость исполняют роль регуляторов отношений между читательницами и персонажами. Речь идет о том, что благодаря эмпатии и психологической близости обособление в полимодальном Я читательниц может как бы уравновешиваться слиянием в их отношениях к персонажам.

Полученные результаты, их анализ и обсуждение, позволяют наметить контуры общей концептуальной модели отношений читательниц к сказочным персонажам.

Структурными компонентами данной модели выступают полимодальное Я читательниц, их отношения к персонажам в формах слияния — обособления, эмпатии и психологической близости. При этом слияние - обособление, с одной стороны, служит общим основанием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я, а с другой, выражается в пространственных параметрах. Пространственные параметры образуют единое поле слияния — обособления читательниц и персонажей. Но это пространственное поле является разнокачественным и разномерным. Во-первых, пространственное поле дифференцирует тенденции слияния и обособления. Во-вторых, пространственное поле включает пространственные параметры эмпатии и психологической близости, их субъекта (читательниц) и предмета (сказочных персонажей).

Психологическая близость приводит к слиянию читательниц и персонажей. Эм-патия опосредует изменения пространственных параметров слияния - обособления, вызванных психологической близостью. В изменениях пространственных параметров слияния - обособления и персонажей проявляется также роль полимодального Я читательниц, в том числе слияния — обособления в полимодальном Я и его отдельных субмодальностей.

Слияние - обособление читательниц и персонажей является результатом двух стратегий. «Контактная» стратегия выражается в изменении расстояния между чи-

тательницами и персонажами (сближение - отдаление). «Предметная» стратегия выражается в изменении пространств собственно читательниц и сказочных персонажей (расширение - сужение).

Полученные результаты позволили сформулировать следующие основные выводы.

1. Слияние - обособление читательниц и сказочных персонажей служит общим основанием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я.

2. Эмпирическими референтами слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей могут быть пространственные параметры. Они позволяют дифференцировать тенденции слияния и обособления по пространственным характеристикам самовосприятия читательниц, восприятия сказочных персонажей, отношений между ними.

3. Следующие пространственные характеристики выражают слияние — обособление читательниц и сказочных персонажей: (а) дистанция между читательницами и сказочными персонажами, (б) пространство читательниц, (в) пространство сказочных персонажей. Слияние читательниц и сказочных персонажей выражается в сокращении дистанции, увеличении пространств читательниц и сказочных персонажей. Обособление читательниц и сказочных персонажей, напротив, выражается в увеличении дистанции, сокращении пространств читательниц и сказочных персонажей.

4. Психологическая близость приводит к слиянию читательниц и персонажей. Пространственными референтами близости являются сокращение дистанции и увеличение пространства персонажа.

5. Эмпатия опосредует изменения пространственных параметров слияния - обособления, вызванных психологической близостью. При эмпатии читательницы проявляют тенденцию к обособлению от близких персонажей и к слиянию с далекими персонажами.

6. В изменениях пространственных параметров слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей проявляется роль полимодального Я читательниц, в том числе слияния — обособления в полимодальном Я и его отдельных субмодальностей. Слияние в полимодальном Я приводит к сокращению дистанции с персонажем. Обособление в полимодальном Я приводит к уменьшению пространства персонажа

7. Полимодальное Я, эмпатия и близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления.

8. Слияние - обособление читательниц и сказочных персонажей является результатом двух стратегий. «Контактная» стратегия выражается в изменении расстояния между читательницами и сказочными персонажами (сближение - отдаление). «Предметная» стратегия выражается в изменении пространств собственно читательниц и сказочных персонажей (расширение - сужение).

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора Главы в коллективных монографиях

Щебетенко С. А. Сказочные персонажи в метаиндивидуалыюм мире читательниц: пространственные параметры слияния - обособления // Метаиндивидуальный мир и полимодальное Я: креативность, искусство, этнос / Под ред. Л. Я. Дорфмана, Е. А. Малянова, Е. М. Березиной. - Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2004. - С. 51-61.

Щебетенко С. А. Читательницы и сказочные персонажи: эмпатия и близость // Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. - М.: Смысл, 2004. - С. 223-247.

Щебетенко С. А. Я-концепция, эмпатия читательниц и близость сказочных персонажей // Интегральная индивидуальность. Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана - М.: Смысл, 2004. - С. 248-278.

Дорфман Л. Я., Щебетенко С. А. Трехфакторная модель эмпатии читателя к сказочным персонажам // Образование в культуре и культура образования / Отв. ред. Е. А. Малянов. - Пермь: Пермский государственный институт искусства, и культуры, 2003. - Ч. 1 - С. 368-369.

Дорфман Л. Я., Щебетенко С. А., Князев Н. А. Геометрический тест отношений // Учебный процесс в вузе искусства и культуры: организационные и научно-методические проблемы / Ред. колл. Е. А. Малянов и Е. М. Березина. - Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2004. — Ч. 2. — С. 102— 104.

Щебетенко С. А. Пространство и эмпатия читателя к сказочным персонажам // Молодежная наука Прикамья - 2002. / Под ред. Н. В. Бабиновой. - Пермь: Пермский государственный технический университет, 2002. - С. 114.

Щебетенко С. А. Эмпатия к персонажам сказок как феномен полимодального Я читателя // 85 лет высшему профессиональному образованию на Урале. / Отв. ред. Е. М. Березина. - Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2002. - С. 109-112.

Щебетенко С. А. Изучение эмпатии читателя к сказочным персонажам: процедура и дизайн // Образование в культуре и культура образования / Отв. ред. Е. А. Малянов. - Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2003.-Ч. 1 - С. 370-372.

Щебетенко С. А. Эмпатия и близость во взаимодействии читателя и сказочного персонажа // Ежегодник Российского психологического общества / Ред. кол. В. А. Аверин и др. - СПб.: С.-Петербургский государственный университет, 2003. -Т. 8.-С. 544-547.

Подписано к печати 15.11.04. Усл. печ. л. 1,39. Тираж 150 экз. Типография РИО ПГИИК. 614600, г Пермь, ул Советская, 102

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Щебетенко, Сергей Александрович, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. Я-КОНЦЕПЦИЯ И МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

1.1. Я—концепция и метаиндивидуальный мир

1.1.1. Я-концепция: унитарность и многоаспектность

1.1.2. Метаиндивидуальный мир: множественность и 19 многомерность

1.1.3. Я-концепция как полимодальное Я: ментальные 22 репрезентации метаиндивидуального мира

1.2. Эмпатия и психологическая близость

1.2.1. Понятие эмпатии: история и современное состояние

1.2.2. Понятие психологической близости

1.2.3. Слияние - обособление как фактор эмпатии и близости

1.3. Сказочные персонажи в метаиндивидуальном мире читателей

1.3.1. Метаиндивидуальная психология искусства и 57 литературы

1.3.2. Сферы метаиндивидуального мира литературы

1.3.3. Читатель и сказочные персонажи как сфера ^ метаиндивидуального мира литературы

1.4. Проблема, задачи и предпосылки исследования

1.4.1. Проблема

1.4.2. Объект, предмет и задачи исследования

1.4.3. Предпосылки и исследовательские гипотезы

ГЛАВА II. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Общая схема исследования

2.2. Участницы

2.3. Отбор сказочных персонажей

2.4. Квазиэксперимент

2.4.1. Основные признаки квазиэксперимента

2.4.2. Психологическая близость

2.4.3. Эмпатия

2.5. Измерения

2.5.1. Пространственные параметры слияния - обособления

2.5.2. Полимодальное Я

2.6. Процедура, исследовательский дизайн и статистический анализ данных

2.6.1. Процедура

2.6.2. Исследовательский дизайн

2.6.3. Статистический анализ данных

ГЛАВА III. ЧИТАТЕЛЬНИЦЫ И СКАЗОЧНЫЕ ПЕРСОНАЖИ: 89 ЭМПАТИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БЛИЗОСТЬ

3.1. Пространственные . переменные слияния - обособления 90 ф читательниц и сказочных персонажей

3.1.1. Корреляционный анализ

3.1.2. Попарный регрессионный анализ

3.1.3. Множественный регрессионный анализ

3.2. Эмпатия читательниц и близость персонажей в терминах 97 пространства отношений

3.2.1. Включение Другого в Я

3.2.2. Расстояние 100 ф 3.2.3. Читательница

3.2.4. Персонаж

ГЛАВА IV. Я-КОНЦЕПЦИЯ, ЭМПАТИЯ ЧИТАТЕЛЬНИЦ И БЛИЗОСТЬ СКАЗОЧНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ

4.1. Эффекты полимодального Я на пространственные переменные 108 слияния - обособления читательниц и персонажей

4.1.1. Раздельные эффекты факторов «Слияние в Ю8 полимодальном Я» и «Обособление в полимодальном

4.1.2. Раздельные эффекты субмодальностей Я

Введение диссертации по психологии, на тему "Я-концепция, эмпатия и психологическая близость в отношениях читателя к литературным персонажам"

Диалогическая природа самосознания - фундаментальное условие и предпосылка функционирования человеческого «Я». Исследования взаимоотношений «Я» и «Другого» в самосознании представляют собой влиятельную традицию в современных работах по Я-концепции (Л. Я. Дорфман, 20026; Д. И. Дубровский, 1983; А. Ш. Тхостов, 1994а, 19946). Дальнейшее изучение Я-концепции под этим углом зрения является фундаментальной проблемой общей психологии, психологии личности и сознания. Исследования в этом русле направлены на решение также ряда прикладных задач, придавая им при этом фундаментальный характер. Одной из пока слабо разработанных проблем, несмотря на острые запросы социально-культурной практики в области образования, художественного воспитания и личностного развития, является изучение вкладов Я-концепции читателей в их взаимоотношения с литературными персонажами.

Актуальность проблемы. За последние примерно 30 лет в психологической науке сложилась определенная традиция исследований взаимоотношений «Я» и «Другого» - как в межличностных отношениях, так и в Я-концепции. Большое внимание уделялось условиям, при которых «Я» и «Другой» сближаются (сливаются) или напротив, отдаляются (обособляются). Важнейшими условиями слияния - обособления являются эмпатия и психологическая близость. Они являются фундаментальными понятиями общей и социальной психологии и характеризуют социальную сущность бытия человека. Вопросы эмпатии и психологической близости, а также лежащих в их основе слияния - обособления играют важную роль для понимания как диалогической природы сознания и межличностных отношений, так и взаимодействий человека с вещами, идеями, образами, в том числе в ситуациях коммуникации с литературными персонажами.

В рамках социально-психологического подхода и в терминах слияния -обособления эмпатию исследовали С. Batson (1997), J. Dovídio, J. Allen, and D. Schroeder (1990), M. Hoffman (1984), D. Houston (1990), S. Levy, A. Freitas, and P. Salovey (2002). Психологическую близость изучали J. Holmes (2000), С. Sedikides, W. Campbell, G. Reeder, and A. Elliot (2002), E. Smith, S. Coats, and D. Walling (1999). Вместе с тем представления об эмпатии и психологической близости разрабатывались до сих пор безотносительно к Я-концепции. В рамках метаиндивидуального подхода (Л. Я. Дорфман, 2002а, 2004а; Л. Я. Дорфман, Г. В. Ковалева, 2000; М. В. Рябикова, Л. Я. Дорфман, 2002), напротив, изучались слияние и обособление применительно к Я-концепции, но безотносительно к вкладам в эти процессы эмпатии и близости.

Объединение этих двух традиций - до сих пор нерешенная проблема. Ее актуальность обусловлена необходимостью дальнейших поисков условий, при которых происходят сближение или отдаление «Я» и «Другого» как в Я-концепции, так и в межличностных отношениях. Данная проблема является актуальной для дальнейшего развития концепции метаиндивидуального мира (Л. Я. Дорфман, 1993, 1997а). В русле этой концепции не соотносились социально-психологические условия слияния - обособления «Я» и «Другого» и их ментальные репрезентации в Я-концепции.

Актуальность проблемы обусловлена также тем, что литературные данные о взаимосвязях слияния - обособления с эмпатией и близостью являются противоречивыми (С. Batson, К. Sager, Е. Garst, М. Kang, К. Rubchinsky, & К. Dawson, 1997; R. Cialdini, S. Brown, В. Lewis, С. Luce, & S. Neuberg, 1997; M. Davis, L. Conklin, A. Smith, & C. Luce, 1996).

Слияние — обособление, эмцатия и близость имеют место не только в межличностных отношениях, но и в том, как люди относятся к вещам, предметам, образам. Последние являются неотъемлемым атрибутом метаиндивидуального мира человека (Л. Я. Дорфман, 1993, 1997а). Люди испытывают близость к вещам, предметам, животным (С. Д. Дерябо, 1995, 1997), выражают эмпатию к произведениям искусства и художественным образам (Т. Lipps, 1900; Н. Höge, 1991). Литературные образы - это область культуры (искусства, литературы, фольклора), но также часть метаиндивидуального мира человека. Однако исследования эффектов эмпатии и близости на слияние - обособление слушателей, зрителей, читателей с художественными и литературными образами (в том числе с персонажами) до сих пор не проводились.

Таким образом, актуальность диссертационного исследования заключается в том, что в нем в значительной степени разрешается проблема разобщенности исследований слияния и обособления применительно к Я-концепции и межличностным отношениям.'Причем область исследований расширяется и затрагивает сферу отношений людей к литературным персонажам.

Целью исследования является изучение вкладов Я-концепции в отношения человека с литературными образами.

Объектом исследования являются взаимоотношения «Я» и «Другого» в Я-концепции в условиях взаимодействия человека с литературными (фольклорными) персонажами.

Предметом исследования являются взаимосвязи полимодального Я, эмпатии и психологической близости с пространственными параметрами слияния — обособления читателя и сказочных персонажей.

Методологической и теоретической основой исследования являются концепции метаиндивидуального мира, полимодального Я и метаиндивиду-альной психологии искусства (J1. Я. Дорфман, 1993, 2002а, 2004а).

Теоретическое значение диссертационного исследования выражается в том, что в нем представлена концептуальная модель пространственных параметров слияния - обособления человека со сказочными персонажами. Полимодальное Я, эмпатия и близость придают психологическому пространству слияния - обособления динамичность (изменчивость) и многомерность (разнокачественность). Обозначены основные стратегии взаимодействий читателя со сказочными персонажами: контактная и предметная. Показана роль эмпатии, близости и полимодального Я как условий слияния - обособления читателя со сказочными персонажами. Эмпатия и психологическая близость - родственные (они восходят к процессам слияния - обособления), но не тождественные (их пространственные параметры не сводятся друг к другу) теоретические конструкты.

Научная новизна работы выражается в том, что впервые теоретически и эмпирически разработана пространственная модель слияния - обособления читателя и сказочных персонажей. Впервые получены данные о том, что психологическая близость может служить условием слияния читателя со сказочными персонажами. Эмпатия также может служить условием слияния, но косвенно -через психологическую близость. Обнаружены взаимодействия полимодального Я, эмпатии и психологической близости по пространственным параметрам слияния - обособления.

Были поставлены четыре задачи исследования:

1. Выяснить, можно ли по изменениям пространственных параметров судить о слиянии - обособлении читателя и сказочных персонажей.

2. Выяснить, могут ли эмпатия и психологическая близость приводить к изменениям пространственных параметров слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

3. Выяснить, может ли полимодальное Я приводить к изменениям пространственных параметров слцяния - обособления читателя и сказочных персонажей.

4. Выяснить, могут ли полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействовать по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

Исследовательские гипотезы формулировались в терминах регрессионного (предсказаний) или дисперсионного (эффектов и взаимодействий) анализов. Эмпатия и психологическая близость, субмодальности и диспозиции (слияние и обособление) полимодального Я рассматривались как независимые факторы, пространственные параметры слияния - обособления - как зависимые переменные.

На основании анализа литературы и в терминах регрессионного или дисперсионного анализа были выдвинуты 12 исследовательских гипотез. Основными были следующие исследовательские гипотезы.

1. Изменения психологического пространства читателя и сказочных персонажей свидетельствуют об их слиянии — обособлении.

2. Эмпатия и психологическая близость приводят к изменениям психологического пространства читателя и сказочных персонажей

3. Эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

4. Полимодальное Я вызывает изменения психологического пространства читателя и сказочных персонажей.

5. Полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей.

Участницы. В исследовании приняли участие 104 студентки I—IV курсов факультета документально-информационных коммуникаций Пермского государственного института искусства и культуры. Их возраст был в диапазоне от 17 до 26 лет (М= 18.50, 8Б = 1.63).

Отбор сказочных персонажей. Сказочные персонажи извлекались в случайном порядке из сборника'русских народных сказок А. Н. Афанасьева (1985а, 19856, 1985в). Был составлен список из 100 сказочных персонажей (50 - мужские персонажи, 50 - женские персонажи).

Процедура. Измерения проводились в ходе индивидуальных сессий. Поставленные задачи решались, путем применения двух исследовательских процедур: квазиэксперимента и измерений.

В настоящем исследовании, квазиэксперимент отличают несколько особенностей.

Во-первых, применялся прием воображения (представления) в лабораторных условиях, но по отношению к реальной ситуации взаимодействий читателя и сказочных персонажей. Участницам исследования предлагалось представить себя в роли читательниц и отметить свое отношение к сказочным персонажам.

Во-вторых, отношение к сказочным персонажам моделировалось в терминах эмпатии и психологической близости. В ряде работ, посвященных изучению отношений, - например, в терминах эмоциональных стилей (Л. Я. Дорфман, 1994) или оценочных стилей (И. В. Выбойщик, 2003) - принято выделять субъект отношения, собственно отношение (собственно эмоция или оценка) и предмет отношения (музыка, танец или оценка педагогического общения, управления людьми, черт личности). Подобным же образом в настоящей работе эмпатия и психологическая близость включались в квазиэксперимент как факторы, пространственные параметры которых имели троякого рода значения: собственно эмпатии и психологической близости, их субъекта (читателя) и предмета (сказочных персонажей).

В-третьих, это был лабораторный квазиэксперимент (а не лабораторный эксперимент), потому что контроль над экспериментальным воздействием и побочными факторами был ограничен. Поэтому тестировались гипотезы в терминах не причинно-следственных отношений, а факторов и их эффектов на зависимые переменные.

В-четвертых, проводился 2-х факторный квазиэксперимент. Один фактор -эмпатия, другой фактор - психологическая близость. Учитывались их как раздельные, так и совместные эффекты на зависимые переменные.

Участницам следовало выбрать из списка 2 «близких» и 2 «далеких» персонажа («Выберите из списка два персонажа, которые вам близки, и два, которые Вам далеки.»). Близкие и далекие персонажи определялись как уровни независимого фактора близости.

Эмпатия участниц к персонажам также индуцировалась 2 инструкциями. Одной инструкцией индуцировалась собственно эмпатия («Поставьте себя на место персонажа: что бы Вы чувствовали на его месте.»), другой инструкцией - «объективное» описание персонажей («Дайте предельно объективную характеристику персонажу и его поведению.»). Эмпатия к персонажам и их «объективное» описание определялись как уровни независимого фактора эм-патии.

Измерениям подвергались пространственные параметры слияния — обособления читателя и сказочных персонажей. Эти параметры определялись «Геометрическим тестом отношений» (Л. Я. Дорфман, С. А. Щебетенко, Н. А. Князев, 2004). Определялись следующие переменные: включение «Другого» в «Я», расстояние, читательница, персонаж. Полимодальное Я измерялось с помощью Пермского вопросника Я (JI. Я. Дорфман, М. В. Рябикова, И. М. Гольдберг, А. Н. Быков, А. А. Ведров, 2000). Определялись переменные субмодальностей Я (авторского, воплощенного, превращенного, вторящего) и диспозиций (слияния и обособления).

Исследовательский дизайн и статистический анализ. Применялись корреляционный и ex post facto дизайны. Корреляционный дизайн использовался при изучении пространственных переменных слияния - обособления читателя и персонажей. Данные обрабатывались посредством корреляционного анализа (по Пирсону) и попарного и множественного регрессионного анализа.

Ex post facto дизайн использовался при изучении эффектов эмпатии, психологической близости и полимодального Я на пространственные переменные слияния - обособления. Эмпатия и психологическая близость были внутригрупповыми факторами. Переменные полимодального Я (по отдельности) были 3-х уровневыми межгрупповыми факторами. Зависимыми были пространственные переменные слияния - обособления читателя и персонажей. Определялись главные эффекты на пространственные переменные факторов полимодального Я (1-факторный дисперсионный анализ ANO VA), эм-патии и близости (внутригрупповой 2-х факторный ANOVA), факторов полимодального Я, эмпатии и близости (смешанный 3-х факторный ANO VA), а также взаимодействия внутригрупповых и межгрупповых факторов по пространственным переменным (смешанный 3-х факторный ANOVA).

Практическое значение и внедрение. Материалы и результаты исследования могут быть использованы при чтении курсов общей психологии и спецкурса по психологии искусства на факультетах психологии педагогических университетов, в институтах искусства и культуры. Материалы и инструментарий исследования могут быть использованы при экспертизах взаимодействий читателей (зрителей, слушателей) с ментальными образами, в том числе в сфере маркетинга и рекламы. Материалы и результаты исследования включены в лекционные и семинарские занятия по спецкурсу «Актуальные проблемы теоретической психологии» (тема «Современные Я-концепции») (2003-2004).

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на научно-практической конференции преподавателей Пермского государственного института искусства и культуры (Пермь, 2001), областной научной конференции молодых ученых, студентов и аспирантов (Пермь, 2002), XVI Мерлинских чтениях (Пермь, 2003), научно-практической конференции «Образование в культуре - культура образования» (Пермь, 2003). Материалы диссертации докладывались и обсуждались на кафедре психологии и педагогики Пермского государственного института искусства и культуры. По теме исследования опубликованы 3 главы в коллективных монографиях и 6 тезисов.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Слияние - обособление читателя и сказочных персонажей служит общим основанием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я.

2. Слияние - обособление читателя и сказочных персонажей выражаются в специфических пространственных конфигурациях. Специфика последних выражается, во-первых, в различиях пространственных характеристик слияния и обособления, во-вторых, в характере связей пространственных характеристик самовосприятия читателя, восприятия сказочных персонажей и отношений между ними.

3. В изменениях пространственных параметров слияния - обособления читателя и сказочных персонажей проявляется роль эмпатии и психологической близости.

4. В изменениях пространственных параметров слияния - обособления читателя и сказочных персонажей проявляется роль полимодального Я читателя.

5. Полимодальное Я, эмпатия и психологическая близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления читателя и сказочных персонажей. Причем эмпатия служит опосредующим звеном во взаимодействиях полимодального Я и психологической близости.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 4 глав, обсуждения, выводов, списка литературы, приложения. Работа изложена на 162 страницах, содержит 15 таблиц, 14 рисунков. Список литературы насчитывает 270 наименований, из них 166 - на иностранных языках.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Полученные результаты позволили сформулировать следующие основные выводы.

1. Слияние - обособление читательниц и сказочных персонажей служит общим основанием для эмпатии, психологической близости и полимодального Я.

2. Эмпирическими референтами слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей могут быть пространственные параметры. Они позволяют дифференцировать тенденции слияния и обособления по пространственным характеристикам самовосприятия читательниц, восприятия сказочных персонажей, отношений между ними.

3. Следующие пространственные характеристики выражают слияние -обособление читательниц и сказочных персонажей: (а) дистанция между читательницами и сказочными персонажами, (б) пространство читательниц, (в) пространство сказочных персонажей. Слияние читательниц и сказочных персонажей выражается в сокращении дистанции, увеличении пространств читательниц и сказочных персонажей. Обособление читательниц и сказочных персонажей, напротив, выражается в увеличении дистанции, сокращении пространств читательниц и сказочных персонажей.

4. Психологическая близость приводит к слиянию читательниц и персонажей. Пространственными референтами близости являются сокращение дистанции и увеличение пространства персонажа.

5. Эмпатия опосредует изменения пространственных параметров слияния обособления, вызванных психологической близостью. При эмпатии чита» тельницы проявляют тенденцию к обособлению от близких персонажей и к слиянию с далекими персонажами.

6. В изменениях пространственных параметров слияния - обособления читательниц и сказочных персонажей проявляется роль полимодального Я читательниц, в том числе слияния - обособления в полимодальном Я и его отдельных субмодальностей. Слияние в полимодальном Я приводит к сокращению дистанции с персонажем. Обособление в полимодальном Я приводит к уменьшению пространства персонажа.

7. Полимодальное Я, эмпатия и близость взаимодействуют по пространственным параметрам слияния - обособления.

8. Слияние - обособление читательниц и сказочных персонажей является результатом двух стратегий. «Контактная» стратегия выражается в изменении расстояния между читательницами и сказочными персонажами (сближение - отдаление). «Предметная» стратегия выражается в изменении пространств собственно читательниц и сказочных персонажей (расширение — сужение).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Щебетенко, Сергей Александрович, Пермь

1. Абульханова-Славская К. А., Гордиенко Е. В. Представления личности об отношении к ней значимых других // Психологический журнал, 2001. Т. 22, № 5. - С. 38-47.

2. Андерсон Дж. Когнитивная психология. СПб.: Питер, 2002. - 496 с.

3. Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Аспект-пресс, 1998. - 376 с.

4. Аникин В. П. Русская народная сказка: Пособие для учителей. М.: Художественная литература, 1984. - 200 с.

5. Асмолов А. Г. Деятельность и установка. М.: Изд-во МГУ, 1979. - 150 с.

6. Ахундов М. Д. Пространство и время в физическом познании. М.: Мысль, 1982.-251 с.

7. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Художественная литература, 1975. - 504 с.

8. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике // Литературно-критические статьи. М.: Художественная литература, 1986.-С. 121-290.

9. Бахтин М. М. Проблемы творчества Достоевского. Киев: Next, 1994. -179 с.

10. Белецкий А. И. Избранные труды по теории литературы. М.: Просвещение, 1964.-478 с.

11. Березина Т. Н. Многомерная психика. Внутренний мир личности. М.: ПЕР СЭ, 2001.-319 с.

12. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986. - 423с.

13. Бессонова С. Ю. Характеристика индивидуального стиля внутреннего диалога при чтении художественной литературы и его формирование у студентов гуманитарного вуза: Автореф. дис. .канд. психолог, наук. Ставрополь, 1998.-21 с.

14. Большакова А. Ю. Образ читателя как литературоведческая категория // Известия АН. Серия литературы и языка. 2003. - Т. 62, № 2. - С. 17-26.

15. Бубер М. Два образа веры. М.: Республика, 1995. - 464 с.

16. Валединская О. Р. Материнские возрастные кризисы: кризис «двухлетней мамы» // Сборник трудов студентов и аспирантов МОСУ. М.: МОСУ, 2001. -С. 20-25.

17. Валединская О. Р., Нартова-Бочавер С. К. Личное пространство человека и возможности его «измерения» // Психология зрелости и старения. 2002.- № 2.-С. 60-77.

18. Веккер Л. М. Психические процессы. Л.: Изд-во ЛГУ, 1981. - Т. 3.-326с.

19. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. М.: Высшая школа, 1989. - 455с.

20. Выбойщик И. В. Оценочный стиль и его психологическое содержание: Ав-тореф. канд. дисс. Екатеринбург: Уральский государственный университет, 2003.-23 с.

21. Гаврилова Т. П. Экспериментальное изучение эмпатии у детей младшего и среднего школьного возраста // Вопросы психологии, 1974. № 5. - С. 107114.

22. Гаврилова Т. П. Понятие эмпатии в зарубежной психологии // Вопросы психологии, 1975. -№ 2. С. 147-158.

23. Ганзен В. А. Системные описания в психологии. Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. -176 с.

24. Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.З. Философия духа. М.: Мысль, 1977.-471 с.

25. Гиппенрейтер Ю. Б., Карягина Т. Д., Козлова Е. Н. Феномен конгруэнтной эмпатии // Вопросы психологии, 1993. № 4. - С. 61-67.

26. Головаха Е. И., Кроник А. А. Психологическое время личности. Киев: Наукова Думка, 1984. - 207 с.

27. Гуссерль Э. Картезианские размышления. СПб.: Наука-Ювента, 1998. -315 с.

28. Дерябо С. Д. Антропоморфизация природных объектов // Психологический журнал, 1995. Т. 16., № 3. - С. 61-69.

29. Дерябо С. Д. Природный объект как отражаемый субъект // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д. А. Леонтьева, В. Г. Щур. М.: Смысл, 1997. - С. 223-230.

30. Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1991. - 368 с.

31. Дикманн X. Юнгианский анализ волшебных сказок. СПб.: Академический проект, 2000. - 256 с.

32. Дорфман Л. Я. Метаиндивидуальный мир: методологические и теоретические проблемы. М.: Смысл, 1993. - 456 с.

33. Дорфман Л. Я. Эмоциональные стили (на материале художественно-творческой деятельности): Дис. д-ра психолог, наук. М., 1994. - 354 с.

34. Дорфман Л. Я. Эмоции в искусстве: Теоретические подходы и эмпирические исследования. М.: Смысл, 1997а. — 424 с.

35. Дорфман Л. Я. От неклассической к метаиндивидуальной психологии искусства // Проблемы информационной культуры. Вып. 5. Эстетика: информационный подход / Науч. ред. Ю. С. Зубов, В. М. Петров. М.: Смысл, 19976. -С. 158-189.

36. Дорфман Л. Я. Экзистенциальное Я: теоретико-эмпирическая модель для решения экзистенциальных проблем // Психологическое обозрение, 1998. -№ 2. С. 2-14.

37. Дорфман Л. Метаиндивидуальная психология искусства: методологический аспект // Творчество в искусстве искусство творчества / Под ред. Л. Дорфмана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. - М.: Наука; Смысл, 2000. - С. 142-168.

38. Дорфман Л. Я. Личное начало в поэзии 1970-х // Художественная жизнь России 1970-х годов как системное целое / Отв. ред. Н. М. Зоркая. СПб: Алетейя, 2001. - С. 328-338.

39. Дорфман Л. Я. Полимодальное Я: эмпирическая верификация концептуальной модели // Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. М.; Смысл, 2004а (в печати).

40. Дорфман Л. Я. Я-концепция: дифференциация и интеграция // Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. -М.: Смысл, 20046 (в печати).

41. Дорфман Л. Я., Щебетенко С. А., Князев Н. А. Геометрический тест отношений // Учебный процесс в вузе искусства и культуры / Отв. ред. Е. М. Березина. Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2004 (в печати).

42. Дубровский Д. И. Проблема идеального. М.: Мысль, 1983. - 228 с.

43. Журавлев И. В., Тхостов А. III. Феномен отчуждения: стратегии концептуализации и исследования // Психологический журнал, 2002. Т. 23, № 5. -С. 42-48.

44. Журавлев И. В., Тхостов А. Ш. Субъективность как граница: топологическая и генетическая модели // Психологический журнал, 2003. Т. 24, № 3. -С. 5-12.

45. Кант И. Критика чистого разума. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. - 672 с.

46. Карамуратова Р. Б. Психологическое исследование роли оценочной эмпа-тии в педагогическом процессе: Автореф. дис. .канд. психолог, наук. Алма-Ата, 1984. - 21 с.

47. Кон И. С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984.-333 с.

48. Корнилова Т. В. Квазиэкспериментальные схемы исследования // Методы исследования в психологии: квазиэксперимент: Учебное пособие для вузов. -М.: ФОРУМ ИНФРА-М, 1998. - С. 10-26.

49. Корнилова Т. В., Тихомиров О. К. Компьютеризированный психологический эксперимент // Методы исследования в психологии: квазиэксперимент: Учебное пособие для вузов. / Под ред. Т. В. Корниловой. М.: ФОРУМ -ИНФРА-М, 1998. - С. 254-275;

50. Корнилова Т. В. Экспериментальная психология: Теория и методы. М.: Аспект Пресс, 2002. - 381 с.

51. Кун М., Макпартлэнд Т. «Кто Я?» // Психология самосознания. Хрестоматия. Самара: БАХРАХ, 2000. - С. 460-468.

52. Курбаткина Ю. В. Процесс сепарации и индивидуации с точки зрения традиции объектных отношений и Я-психологии // Психология и жизнь. — М.: МОСУ, 2001. Вып. 2. - С. 75-82.

53. Левин К. Теория поля в социальных науках. СПб.: Сенсор, 2000. - 368 с.

54. Левинас Э. Время и Другой. Гуманизм другого человека. СПб.: Высшая религиозно-философская школа, 1999. - 180 с.

55. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики СПб.: Евразия, 1997. -430 с.

56. Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1986. - 254 с.

57. Мостепаненко А. М. Пространство и время в макро-, мега- и микромире. -М.: Политиздат, 1974. 240 с.

58. Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. В 3 т. / Отв. ред. Э. В. Померанцев, К. В. Чистов. М.: Наука, 1985а. - Т. 1.-511 с.

59. Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. В 3 т. / Отв. ред. Э. В. Померанцев, К. В. Чистов. М.: Наука, 19856. - Т. 2. - 463 с.

60. Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. В 3 т. / Отв. ред. Э. В. Померанцев, К. В. Чистов. М.: Наука, 1985в. - Т. 3. - 495 с.

61. Нартова-Бочавер С. К. Понятие «психологического пространства личности»: обоснование и прикладное значение // Психологический журнал, 2003. -Т. 24, № 6. С. 27-36.

62. Орлов А. Б., Хазанова М. А. Феномен эмпатии и конгруэнтности // Вопросы психологии, 1993. № 4. - С. 68-75.

63. Петренко В. Ф. Основы психосемантики: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 1997.-400 с.

64. Прист С. Теории сознания. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000. - 288 с.

65. Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996.-365 с.

66. Рассел Б. История западной философии. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1997.-815 с.

67. Раусте фон Врихт M. JI. Образ «Я» как подструктура личности // Психология самосознания. Хрестоматия. Самара: БАХРАХ, 2000. - С. 395-397.

68. Роджерс К. Клиентоцентрированная терапия. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 1997. - 320 с.

69. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание: О месте психологического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира / АН СССР. Ин-т философии. М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 328 с.

70. Русалов В. М. Опросник структуры темперамента. М.: ИПРАН, Смысл, 1992. - 36 с.

71. Сартр Ж.П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии. М.: Республика, 2000. - 639 с.

72. Тхостов А. Ш. Топология субъекта (опыт феноменологического исследования) // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1994а. -№2.-С. 3-13.

73. Тхостов А. Ш. Топология субъекта (опыт феноменологического исследования) // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 19946. -№3,-С. 3-12.

74. Франц М.-Л. фон. Психология сказки. Толкование волшебных сказок. Психологический смысл мотива искупления в волшебной сказке. СПб.: Б.С.К, 1998.-360 с.

75. Харрис Р. Психология массовых коммуникаций. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 448 с.

76. Хорни К. Наши внутренние конфликты: конструктивная теория невроза. -СПб.: Лань, 1997.-320 с.

77. Чернец Л. В. «Как слово наше отзовется.». М.: Высшая школа, 1995. -260 с.

78. Чудова Н. В, Мифологическая составляющая образа «Я» // Психологический журнал, 1999. Т. 20, № 5. - С. 45-50.

79. Шелер М. Избранные произведения. -М.: Гнозис, 1994. 530 с.

80. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов-на-Дону: АСТ-Феникс, 1999. - 534 с.

81. Штерн В. Дифференциальная психология и ее методические основы. М.: Наука, 1998.-517 с.

82. Щебетенко С. А. Пространство и эмпатия читателя к сказочным персонажам // Молодежная наука Прикамья 2002 / Под ред. Н. В. Бабиновой. -Пермь: Пермский государственный технический университет, 2002а. - С. 114.

83. Щебетенко С. А. Эмпатия к персонажам сказок как феномен полимодального Я читателя // 85 лет высшему профессиональному образованию на Урале. / Отв. ред. Е. А. Березина. Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 20026. - С. 109-112.

84. Щебетенко С. А. Изучение эмпатии читателя к сказочным персонажам: процедура и дизайн // Образование в культуре и культура образования / Отв. ред. Е. А. Малянов. Пермь: Пермский государственный институт искусства и культуры, 2003а. - Ч. 1 - С. 370-372.

85. Щебетенко С. А. Эмпатия и близость во взаимодействии читателя и сказочного персонажа // Ежегодник Российского психологического общества. / Ред. кол. В. А. Аверин и др. СПб.: С.-Петербургский государственный университет, 20036. - Т. 8. - С. 544-547.

86. Щебетенко С. А. Читательницы и сказочные персонажи: эмпатия и близость // Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. М.: Смысл, 20046. - С. 223-247.

87. Щебетенко С. А. Я-концепция, эмпатия читательниц и близость сказочных персонажей // Интегральная индивидуальность, Я-концепция, личность / Под ред. Л. Я. Дорфмана. М.: Смысл, 2004в - С. 248-278.

88. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. - 344 с.

89. Юдин Ю. И. Русская народная бытовая сказка. М.: Академия, 1998. - 256с.

90. Ясперс К. Общая психопатология. М.: Практика, 1997. - 1056 с.

91. Aderman, D., Brehm, S., & Katz, L. (1974). Empathic observations of an innocent victim. Journal of Personality and Social Psychology, 29.

92. Agnew, C. R., Van Lange, P.'A. M., Rusbult, С. E., & Langston, C. A. (1998). Cognitive interdependence: Commitment and the mental representation of close relationships. Journal of Personality and Social Psychology, 74, 939-954.

93. Allport, G. (1961). Pattern and growth in personality. N. Y.: Holt, Rinehart & Winston.

94. Aron, A. (2003). Self and close relationships. In M. R. Leary and J. P. Tangney (Eds.), Handbook of self and identity (pp. 442-461). N. Y., London: The Guilford Press.

95. Aron, A. & Aron, E. N. (1986). Love and the expansion of self Washington, DC: Hemisphere.

96. Aron, A., , E. N., Tudor, M., & Nelson, G. (1991). Close relationships as including other in the self. Journal of Personality and Social Psychology, 60, 2, 241253.

97. Aron, A., Aron, E. N., & Smollan, D. (1992). Inclusion of other in the self scale and the structure of interpersonal closeness. Journal of Personality and Social Psychology, 63, 4, 596-612.

98. Aronfreed, J. (1970). The socialization of altruistic and sympathetic behavior: some theoretical and experimental analyses. In J. Macaulay & L. Berkowitz (Eds.), Altruism and Helping. San Diego, CA: Academic Press.

99. Asch, S. E. (1952). Social psychology. Englewood Cliffs. N. Y., Prentice Hall.

100. Aube, J., & Koestner, R. (1992). Gender characteristics and adjustment: A longitudinal study. Journal of Personality and Social Psychology, 63, 274—285.

101. Bandura, A., Ross, D., & Ross, S. A. (1961). Transmission of aggression though imitation of aggressive models. Journal of Abnormal and Social Psychology, 1, 63, 575-582

102. Bandura, A., & Walters, R. (1963). Social learning and personality development. N. Y., Holt, Rinehart & Winston.

103. Barrett-Lennard, G. T. (1962). Dimensions of therapy response as causal factors in therapeutic change. Psychological Monographs, 76, 1-33.

104. Barrett-Lennard, G. T. (1981). The empathy cycle: Refinement of a nuclear concept. Journal of Counseling Psychology, 28, 91-100.

105. Basch, M. F. (1983). Empathic understanding: A review of the concept and some theoretical considerations. Journal of the American Psychoanalytic Association, 31, 101-126.

106. Batson, C. D. (1987). Prosocial motivation: It is ever truly altruistic? In L. Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology, 20, 65-122. New York: Academic Press.

107. Batson, C. D. (1991). The altruism question: toward a social-psychological answer. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

108. Batson, C. D. (1997). Self-other merging and the empathy-altruism hypothesis. Reply to Neuberg et al. Journal of Personality and Social Psychology, 73, 3, 517— 522.

109. Batson, C. D. & Coke, J. (1981). Empathy: A source of altruistic motivation for helping. In J. Rushton & R. Sorrentino (Eds.), Altruism and Helping Behavior (pp. 167-187). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

110. Batson, C. D., Sager, K., Garst, E., Kang, M., Rubchinsky, K., & Dawson, K. (1997). Is empathy-induced helping due to self-other merging? Journal of Personality and Social Psychology, 73, 3, 495-509.

111. Batson, C. D. & Shaw, L. L. (1991). Encouraging words concerning the evidence for altruism. Psychological Inquiry, 2, 159-168.

112. Beres, D. & Arlow, J. A. (1974). Fantasy and identification in empathy. Psychoanalytic Quarterly, 43, 26—50.

113. Berger, S. M. (1962). Conditioning through vacarious instigation. Pshycological Review, 69.

114. Borke, H. (1971). Interpersonal perception of young children: Egocentrism or empathy. Developmental Psychology, 5, 263-269.

115. Borko, H. (1962). (Ed). Computer applications in the behavioral sciences. N.Y.: Englewood Gliffs.

116. Bower, G. H. (1983). Affect and cognition. Philosophical Transactions of the Royal Society of London, Series B, 302, 387—402.

117. Brems, C. (1989). Dimensionality of empathy and its correlates. Journal of Psychology, 123, 329-337.

118. Bronfenbrenner, U., Harding, J., & Gallwey, M. (1958). The measurement of skill in social perception. In: Talent and Society. Princenton, N. Y.

119. Buie, D. H. (1981). Empathy: Its nature and limitations. Journal of the American Psychoanalytic Association, 29, 281-307.

120. Campbell, J. D. (1986). Similarity and uniqueness: The effects of attribute type, relevance, and individual differences in self-esteem and depression. Journal of Personality and Social Psychology, 50, 281-294.

121. Campbell, W. K. (1999). Narcissism and romantic attraction. Journal of Personality and Social Psychology, 77, 6, 1254-1270.

122. Cialdini, R. B., Brown, S. L., Lewis, B. P., Luce, C., & Neuberg, S. L. (1997). Reinterpreting the empathy-altruism relationship. When one into one equals oneness. Journal of Personality and Social Psychology, 73, 3, 481-494.

123. Chandler, M. J. (1973). Egocentrism and antisocial behavior: The assessment and training of social perspective-taking skills. Developmental Psychology, 9, 326332.

124. Cooley, C. H. (1912). Human Nature and the Social Order. New York: Scrib-ners.

125. Cottrel, L. S., & Dymond, R. (1949). The empathic responses: a neglected field for research. Pshychiatry, 12, 75-91.

126. Crano, W. D. (1983). Assumed consensus of attitudes: The effects of vested interest. Personality and Social Psychology Bulletin, 9, 597-608.

127. Cross, S. E., Bacon, P. L., & Morris, M. L. (2000). The relational-interdependent self-construal and relationships. Journal of Personality and Social Psychology, 78, 4, 791-808.

128. Cunningham, M. R. (1986). Levites and brother's keepers: A sociobiological perspective on prosocial behavior. Humboldt Journal of Social Relations, 13, 3567.

129. Danish, S., & Kagan, N. (1971). Measurement of affective sensitivity: Toward a valid measure of interpersonal perception. Journal of Counseling Psychology, 18, 51-54.

130. Davis, M. H. (1983). Measuring individual differences in empathy: Evidence for a multidimensional approach. Journal of Personality and Social Psychology, 44, 113-126.

131. Davis, M. H. (1994). Empathy: a social psychological approach. Madison, WI: Brown & Benchmark.

132. Davis, M. H., Conklin, L., Smith, A., & Luce, C. (1996). Effect of perspective taking on the cognitive representation of persons: a merging of self and other. Journal of Personality and Social Psychology, 70, 4, 713-726.

133. Deci, E. L., & Ryan, R. M. (1985). The General causality orientations scale: Self-determination in personality. Journal of Research in Personality, 19, 109— 134.

134. Deutsch, F., & Madle, R. A. (1975). Empathy: Historic and current conceptualizations, measurement, and a cognitive theoretical perspective. Human Development, 18, 267-287.

135. Doherty, W. J., Su, S., & Needle, R. (1989). Marital disruption and psychological well-being. Journal of Family Issues, 10, 72-85.

136. Dovidio, J. F., Allen, J. & Schroeder, D. A. (1990). The specificity of empathy-induced helping: Evidence for altruism. Journal of Personality and Social Psychology, 59, 249-260.

137. Downey, J. (1929). Creative imagination. New York: Harcourt, Brace.

138. Duan, C., & Hill, C. E. (1996). The current state of empathy research. Journal of Counseling Psychology, 43, 3, 261-274.

139. Dymond, R. F. (1950). Personality and empathy. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 14, 343—350.

140. Easser, B. R. (1974). Empathic inhibition and psychoanalytic technique. Psychoanalytic Quarterly, 43, 557-580.

141. Emery, E. E. (1987). Empathy: Psychoanalytic and client centered. American Psychologist, 42,513-515.

142. Eysenck, H. J., & Eysenck, S. B. G. (1994). Manual of the Eysenck Personality Questionnaire (EPQ-R Adult) comprising the EPQ-Revised (EPQ-R) & EPQ-R Short Scale. San Diego, Ca: EdITS.

143. Feshbach, N. D. (1975). Empathy in children: Some theoretical and empirical considerations. Counseling Psychologist, 5, 25-30.

144. Fletcher, K. E. & Averill, J. R. (1984). A scale for the measurement of role-playing ability. Journal of Research in Psychology, 18, 131-149.

145. Frick, W. (1993). Subpersonalities: Who conducts the orchestra? Journal of Humanistic Psychology, 33, 2, 122-128.

146. Frick, W. (1995). The subpersonalities controversy: A reply to my critics. Journal of Humanistic Psychology, 35, 1, 97-102.

147. Fultz, J., Batson, C. D., Fortenbach, V. A., McCarthy, P. M. & Varney, L. L. (1986). Social evaluation and the empathy-altruism hypothesis. Journal of Personality and Social Psychology, 50, 761-769.

148. Gage, N. L., & Cronbach, L. (1955). Conceptual and methodogical problems in interpersonal perception. Psychological Review, 62, 117-141.

149. Gibson, J. J. (1950). Perception of the visual world. Boston: Houghton Mifflin.

150. Gladstein, G. A. (1983). Understanding empathy: Integrating counseling, developmental, and social psychology perspectives. Journal of Counseling Psychology, 30, 467-482.

151. Gough, H. G., & Heilbrun, A. B. Jr. (1983). The adjective check list (ACL): Manual. Palo Alto, CA: Consulting Psychologists Press.

152. Gould, R., & Sigall, H. (1977). The effect of empathy and outcome on attribution: An examination of the divergent-perspectives hypothesis. Journal of Experimental Social Psychology, 13, 480-^91.

153. Greenberg, L. S., Rice, L. N. & Elliott, R. (1993). Facilitating emotional change: The moment-by-moment process. New York: Gulford Press.

154. Greenson, R. R. (1960). Empathy and its vicissitudes. International Journal of Psychoanalysis, 41, 418-424.

155. Greenson, R. R. (1967). The technique and practice of psychoanalysis (Vol. 1). New York: International Universities Press.

156. Hamilton, W. D. (1964). The genetical theory of social behavior (I, II). Journal of Theoretical Biology, 7, 1-52.

157. Heatherington, T. F., & Vohs, K. D. (2000). Interpersonal evaluations following threats to self: Role of self-esteem. Journal of Personality and Social Psychology, 78, 725-736.

158. Hendrick, S. S., Hendrick, C., & Adler, N. L. (1988). Romantic relationships: Love, satisfaction, and staying together. Journal of Personality and Social Psychology, 54, 980-988.

159. Hermans, H. J. M. (1996). Voicing the self: From information processing to dia-logical interchange. Psychological Bulletin, 119, 1, 31-50.

160. Hermans, H. J. M., Kempen, H. J. G., van Loon, R. J. P. (1992). The dialogical self: beyond individualism and rationalism. American Psychologist, 47, 1, 23-33.

161. Hoffman, M. L. (1975). Developmental synthesis of affect and cognition and its implications for altruistic motivation. Developmental psychology, 11, 607-622.

162. Hoffman, M. L. (1977). Empathy, its development and prosocial implications. In H. E. Howe, Jr., & C. B. Keasey (Eds.), Nebraska Symposium on Motivation (Vol. 25, pp. 169-218). Lincoln: University of Nebraska Press.

163. Hoffman, M. L. (1984). Interaction of affect and cognition in empathy. In C. E. Izard, J. Kagan, & R. B. Zajonc (Eds.), Emotions, cognition, and behavior (pp. 103-131). Cambridge, England: Cambridge University Press.

164. Hogan, R. (1969). Development of an empathy scale. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 33, 307-316.

165. Hoge, H. (1991). Emotional effects in aestetic judments. In L. Ya. Dorfman, D. A. Leontiev, V. M. Petrov, & V. A. Sozinov (Eds). Art and emotions. Proceedings of the International symposium (pp. 6-40). Perm, Russia.

166. Holmes, J. G. (2000). Social relationships: The nature and function of relational schemas. European Journal of Social Psychology, 30, 447-455.

167. Hornstein, H. A. (1978). Promotive tension and prosocial behavior: A Lewinian analysis. In L. Wispe (Ed.), Altruism, sympathy, and helping: Psychological and sociological principles (pp. 177-207). New York: Academic Press.

168. Hornstein, H. A. (1982). Promotive tension: Theory and research. In V. Derlega & J. Grzelak (Eds.), Cooperation and helping behavior: Theories and research (pp. 229-248). New York: Academic Press.

169. James, W. (1948). Psychology. Cleveland, OH: Fine Editions Press. (Original work published 1890).

170. Kalliopuska, M. (1986). Empathy, its measures and application. British Journal of Projective Psychology, 31,10-19.

171. Karney, B. R., & Bradbury, T. N. (1995). The longitudinal course of marital quality and stability: A review of theory, method, and research. Psychological Bulletin, 118, 1, 3-34.

172. Katz, R. L. (1963). Empathy: Its nature and uses. London: Free Press of Glen-coe.

173. Kenny, D. A. (1994). Interpersonal perception: A social relations analysis. New York: Guilford Press.

174. Kestenbaum, R., Farber, E. A., & Sroufe, L. A. (1989). Individual differences in empathy among preschoolers: Relation to attachment history. New Direction for Child Development, 44, 51-64.

175. Kohut, H. (1959). Introspection, empathy, and psychoanalysis. Journal of the American Psychoanalysis Association, 7, 459-483.

176. Kohut, H. (1971). The analysis of the self New York: International Universities Press.

177. Kohut, H. (1984). How does analysis cure? Chicago: University of Chicago Press.

178. Krebs, D. L. (1975). Empathy and altruism. Journal of Personality and Social Psychology, 32,1134-1146.

179. Mahoney, S. C. (1960). The literature empathy test: development of a procedure for differentating between "good empathizers" and "poor empathizers". Dissertation Abstracts, 21.

180. Marcus, S. (1971). Empatia (cercetari experimentale). Ed. Acad. RSR, Bucur-esti.

181. Martindale, C. (1980). Subselves: The internal representation of situational and personal dispositions. In L. Wheeler (Ed.), Review of Personality and Social Psychology (Vol. 1, pp. 193-218). Beverly Hills: Sage.

182. Mashek, D. J., Aron, A., & Boncimino, M. (2002). Confusions of self and close others. Manuscript submitted for publication.

183. McDougall, W. (1950). An introduction to social psychology. London: Methien & Co.

184. Mead, G. H. (1934). Mind, Self and Society. Chicago: University of Chicago Press.

185. Mehrabian, A., & Epstein, N. (1972). A measure of emotional empathy. Journal of Personality, 40, 525-543.

186. Mikulincer, M., Orbach, I., & Iavnieli, D. (1998). Adult attachment style and affect regulation. Strategic variations in subjective self-other similarity. Journal of Personality and Social Psychology, 75, 2, 436—448.

187. Moore, B. S. (1990). The origins and development of empathy. Motivation1 and Emotion, 14, 75-80.

188. Morf, C. C., & Rhodewalt, F. (1993). Narcissism and self-evaluation maintenance: Explorations in object relations. Personality and Social Psychology Bulletin, 19, 668-676.

189. Morf, C. C., & Rhodewalt, F. (2001). Unraveling the paradoxes of narcissism: A dynamic self-regulatory processing model. Psychological Inquiry, 12, 177-196.

190. Murray, S. L., Holmes, J. G., & Griffin, D. W. (1996). The self-fulfilling nature of positive illusions in romantic relationships: Love is not blind but prescient. Journal of Personality and Social Psychology, 71, 1155-1180.

191. Murray, S. L., Holmes, J. G., & Griffin, D. W. (2000). Self-esteem and the quest for felt security: How perceived regard regulates attachment processes. Journal of Personality and Social Psychology, 78, 478-498.

192. Olinick, S. L. On empathy and regression in service of the other. British Journal of Medical Psychology, 42, 95-112.

193. Piaget, J. (1962). Plays, dreams, and imitation. New York: Norton.

194. Piaget, J. (1975/1985). The equilibration of cognitive structures. Chicago: University of Chicago Press.

195. Piliavin, J. A., Dovidio, J. F., Gaertner, S. L. & & Clark, R. D. (1981). Emergency intervention. New York: Academic Press.

196. Regan, D., & Totten, J. (1975). Empathy and attribution: Turning observers into actors. Journal of Personality and Social Psychology, 32, 850-856.

197. Reik, T. (1948). Listening with the third ear. New York: Farrar, Straus.

198. Rogers, C. R. (1949). The attitude orientation of the counselor. Journal of Counseling Psychology, 13, 82-94.

199. Rogers, C. R. (1951). Client-centered therapy. Boston: Houghton Mifflin.

200. Rogers, C. R. (1957). The necessary and sufficient conditions of therapeutic personality change. Journal of Counseling Psychology, 21, 95-103.

201. Rogers, C. R. (1975). Empathic: An unappreciated way of being. The Counseling Psychologist, 5, (2), 2—10.

202. Rogers, C. R. (1986). A client-centered/person-centered approach to therapy. In H. Kirschenbaum & V. L. Henderson (Eds.), The Carl Rogers reader (pp. 135— 152). London: Constable.

203. Rushton, J. P., Russell, R. J. H., & Wells, P. A. (1984). Genetic similarity theory: Beyond kin selection altruism. Behavioral Genetics, 14, 179-193.

204. Sawyer, F. H. (1975). A conceptual analysis of empathy. Annual of Psychoanalysis, 3, 37-47.

205. Schafer, R. (1959). Generative empathy in the treatment situation. Psychoanalytic Quarterly, 28, 342-373.

206. Schaller, M. & Cialdini, R. B. (1988). The economics of empathic helping: Support for a mood management motive. Journal of Experimental Social Psychology, 24, 163-181.

207. Schutz, A. (1998). Autobiographical narratives of good and bad needs: Defensive and favorable self-description moderated by trait self-esteem. Journal of Social and Clinical Psychology, 77, 4, 466—475.

208. Sedikides, C., Campbell, W. K., Reeder, G. D., & Elliot, A. J. (2002). The self in relationships: Whether, how and when close others put the self "in its place." European Review of Social Psychology, 12, 237-265.

209. Sexton, T. L., & Whiston, S. C. (1994). The status of the counseling relationship: An empirical review, theoretical implications, and research directions. The Counseling Psychologist, 22, (1), 6-78.

210. Shantz, C. (1975). Empathy in relation to social cognitive development. The Counseling Psychologist, 5, (2), 18-21.

211. Shelton, M. L., & Rogers, R. W. (1981). Fear-arousing and empathy-arousing appeals to help: The pathos of persuasion. Journal of Applied Social Psychology, 11,366-378.

212. Smith, A. (1853). The theory of moral sentiments. (London: Henry G. Bohn. (Original work published 1759)

213. Smith, E. R., Coats, S., & Walling, D. (1999). Overlapping mental representations of self, in-group, and partner: Further response time evidence for a connec-tionist model. Personality and Social Psychology Bulletin, 25(7), 873-882.

214. Speroff, B. J. (1953). Empathic ability and accident rate among steel workers. Personnel Psychology, 6.

215. Staines, J. W. (1958). The self picture as a factor in the classroom. British Journal of Educational Psychology, 28, 2, 97-111.

216. Steinberg, L., & Silverberg, S. B. (1987). Influences on marital satisfaction during the middle stages of the family life cycle. Journal of Marriage and the Family, 49,751-760.

217. Stinson, L., & Ickes, W. (1992). Empathic Accuracy in the Interactions of Male Friends Versus Male Strangers. Journal of Personality and Social Psychology. 62, 5, 787-797.

218. Stotland, E. (1969). Exploratory investigations of empathy. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology (Vol. 4, pp. 271-313). New York: Academic Press.

219. Stotland, E. (1971). Empathy and birth order. Some experimental explorations. Lincoln, Nebraska Press.

220. Strayer, J. (1987). Affective and cognitive perspectives on empathy. In N. Eisenberg & J. Strayer (Eds.), Empathy and its development (pp. 218-244). New York: Cambridge University Press.

221. Sullivan, H. S. (1953). The interpersonal theory of psychiatry. N. Y. Norton and Co.

222. Symons, C. S., & Johnson, B. T. (1997). The self-referee effect in memory: A meta-analysis. Psychological Bulletin, 127, 3, 371-394.

223. Tannenbaum, P. H. (1980). Entertainment as vicarious emotion experience. In: P. H. Tannenbaum (Ed.) The entertainment functions of television (pp. 107—131). Hillsdale, HJ: Lawrence Erlbaum Associates.

224. Tesser, A. (1980). Self-esteem maintenance in family dynamics. Journal of Personality and Social Psychology, 39, 77-91.

225. Tice, D. M., Butler, J. L., Muraven, M. B., & Stillwell, A. M. (1995). When modesty prevails: Differential favorability of self-presentation to friends and strangers .Journal of Personality and Social Psychology, 69, 6, 1120-1138.

226. Titchener, E. (1909). Experimental psychology of the thought processes. New York: Macmillan.

227. Titchener, E. (1924). A textbook of psychology. New York: Macmillan.

228. Toi, M., & Batson, C. D. (1982). More evidence that empathy is a source of altruistic motivation. Journal of Personality and Social Psychology, 18, 281-292.

229. Truax, C. B., & Carkhuff, R. R. (1967). Toward effective counseling and psychotherapy: Training and practice. Chicago: Aldine.

230. Vischer, R. (1846/1847). Ästhetik oder Wissenschaft des Schönen (2er Band). Reutlingen: Mäcken.

231. Wegner, D. M. (1980). The seif in prosocial action. In D. M. Wegner & R. R. Vallacher (Eds.), The seif in social psychology (pp. 131-157). New York: Oxford University Press.

232. Wells, P. A. (1987). Kin recognition in humans. In D. J. C. Fletcher & C. D. Michener (Eds.), Kin recognition in animals (pp. 395-416). New York: Wiley.

233. Wiggins, J. S. (1995). IAS: Interpersonal adjective scales. Professional manual. PAR (Psychological Assessment Resources).

234. Woodall, W., & Kogler-Hill, S. (1982). Predictive and perceived empathy as predictors of leadership style. Perceptual and Motor Skills, 54, 800-802.

235. Zajonc, R. B., Adelmann, R.-K., Murphy, S. B., & Niedenthal, R. N. (1987). Convergence in the physical appearances of spouses. Motivation and Emotion, 11, 335-346.

236. Zillmann, D. (1991). Empathy: Affect from bearing witness to the emotions of others. In: J. Bryant & D. Zillmann (Eds.) Responding to the screen: Reception and reaction processes (pp. 135-167). Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum Associates.

237. Zuckerman, M. (1994). Behavioral expressions and biological bases of sensation seeking. New York: Cambridge University Press.