Автореферат диссертации по теме "Взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению"

СМОТРОВА Татьяна Николаевна

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИИ И СКЛОННОСТИ К ДЕВИАНТНОМУ ПОВЕДЕНИЮ (на примере этнических мигрантов и коренного населения Саратовской области)

Специальность 19.00.05 - социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Саратов - 2005

Работа выполнена на кафедре общей и социальной психологии Балашовского филиала Саратовского государственного университета им. Н.Г.Чернышевского

Научный руководитель: - доктор психологических

наук, доцент ГРИЦЕНКО Валентина Васильевна

Официальные оппоненты: - доктор психологических

наук, профессор ЛЕБЕДЕВА Надежда Михайловна

кандидат психологических наук, доцент ОРЛОВА

Мария Михайловна

Ведущая организация: Институт психологии РАН

Защита диссертации состоится »МвЛ 2005 года в /3 часов

на заседании диссертационного совета КР 212.243.07 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук в Саратовском государственном университете по адресу: 410026, г.Саратов, ул. Астраханская, 83, корпус 5, ауд. 15.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Саратовского государственного университета.

Автореферат разослан апреля 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук

А.А.Голованова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема, ценностных ориента-ций личности занимает одно из центральных мест в философии, социологии, психологии. Многие авторы, изучавшие проблематику ценностей и ценностных ориентаций с точки зрения их места и роли в жизнедеятельности человека, указывают на их социальную природу и функцию регуляции поведения и деятельности.

Актуальность настоящего исследования задается двумя феноменами социально-психологического и социокультурного характера.

Первый - обусловлен общественной трансформацией российского государства и ценностных ориентаций его населения. На фоне проводимых в России социально-экономических и политических реформ внедряемые в массовое сознание западные аксиологические модели как социально одобряемые поведенческие стандарты накладываются на традиционные ценности россиян и принимают подчас отрицательные формы. В результате происходит нивелирование традиционных нравственных ориентиров, типичным для большинства граждан становится появление различных типов отклонения в поведении, наблюдается увеличение масштабов криминализации населения.

Второй феномен связан с усилением миграционных процессов. Из бывших союзных республик на территорию России переселяются как этнические русские, так и представители других этносов. Негативные оценки и порой враждебное отношение к ним со стороны коренного населения довольно часто отражают общее депрессивное состояние общественного сознания и соответствующие представления, образы и стереотипы.

В связи с усилением кавказофобии, которую сильно стимулировал чеченский конфликт, в сознании россиян широко распространилось представление о «лицах кавказской национальности» - выходцах из Кавказа, проживающих на территории России, как о людях, склонных к девиантному поведению. Наличие подобных представлений и обвинений неминуемо приводит к росту межэтнической напряженности и интолерантности в местном сообществе, что проявляется во взаимных обидах, столкновениях и претензиях между русскими и «кавказцами» в процессе межэтнического взаимодействия.

Исследование взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению на примере этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья, а также коренного русского населения Саратовской области, позволит нам ответить на вопрос, имеются ли различия в степени предрасположенности к нарушению социальных норм между представителями разных этнических групп.

Целью исследования является изучение взаимосвязи ценностных ори-ентаций и склонности (предрасположенности) к девиантному поведению у этнических мигрантов и коренных жителей.

Объектом исследования выступили жители Саратовской области, принадлежащие к четырем этническим группам. Три из них представлены мигрантами из Кавказского региона, четвертая - русским местным населением.

Предметом исследования является взаимосвязь ценностных ориента-ций и склонности к девиантному поведению в условиях трансформации российского общества.

Основная гипотеза исследования: склонность к девиантному поведению как у этнических мигрантов, так и у коренного населения в современных социально-экономических условиях взаимосвязана с определенными ценностными ориентациями.

Частные гипотезы:

1. В современном российском обществе ориентация на коллективистские ценности будет сочетаться с более низким уровнем склонности к деви-антному поведению, ориентация на индивидуалистические ценности, напротив, будет связана с более высокими показателями склонности к нарушению социальных норм и правил.

2. Между этническими мигрантами и коренным населением не будет значимых различий в степени предрасположенности к девиантному поведению.

3. Различия в структуре ценностных ориентаций выходцев из Кавказа и русских в большей степени будут выражены на декларируемом, нежели на скрытом уровне, определяющем реальное поведение.

Задачи исследования:

1. Провести анализ теоретических подходов к изучаемой проблеме и выделить теоретические и методологические основания для эмпирического исследования взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиант-ному поведению.

2. Выявить ценностные ориентации этнических мигрантов и коренных жителей на декларируемом и скрытом уровнях и провести их сравнительный анализ.

3. Определить степень предрасположенности к девиантному поведению респондентов, принадлежащих к разным этносам.

4. Изучить взаимосвязь ценностных ориентаций и степень склонности к девиантному поведению, а именно - вычленить совокупность ценностей, ориентация на которые связана со склонностью либо устойчивостью человека к нарушению социальных норм и правил.

Теоретико-методологическая основа исследования представлена работами отечественных и зарубежных специалистов в области социальной и кросс-культурной психологии. Базовыми концептуальными основаниями диссертации послужили:

- системный подход, обоснованный в трудах Б. Г. Ананьева,

A.В.Брушлинского, Б.Ф. Ломова, а также в диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности В.А. Ядова;

- социокультурный подход, изложенный в общетеоретических трудах М. Вебера, У. Миллера и Т. Селлина, Т. Парсонса, в теориях аномии Э.Дюркгейма и Р. Мертона;

- кросс-культурный подход и разработанные в его рамках теории культурной обусловленности ценностных ориентаций Ф. Клакхона и Ф. Стродбе-ка, концепции культурных синдромов Г. Триандиса и Дж. Ховстеда, теория ценностно-мотивационных типов С. Шварца и У. Билски;

- концепции девиантного поведения Е.В. Змановской, Ю.А. Клейберга,

B.Д. Менделевича.

Важное значение при построении теоретических оснований диссертационного исследования имели также работы, выполненные в отечественной социальной психологии (B.C. Агеев, T.M. Андреева, А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, Л.В. Ключникова, В.П. Позняков, И.Р. Сушков, П.Н. Шихирев, Е.В.Шорохова и др.), этнопсихологии (В.В. Гриценко, Н.И. Иванова, Н.М.Лебедева, Л.И. Науменко, В.Н. Павленко, Е.Н. Резников, С.В. Рыжова, Г.У.Солдатова, Т.Г. Стефаненко, В.Ю. Хотинец,), этносоциологии (Ю.В.Арутюнян, Л.М. Дробижева, B.C. Попков, М.В. Савва, А.А. Сусоколов и др.) и этнологии (С.А. Арутюнов, В.А. Тишков и др).

Методы исследования. В качестве методов исследования были использованы общенаучные принципы познания социальных явлений, теоретический анализ литературных источников, обобщение и интерпретация научных данных. В эмпирическом исследовании основным методом получения данных являлся опрос, в ходе которого применялись социально-психологические методики, предназначенные для изучения ценностных ори-ентаций и склонности к девиантному поведению. Для изучения ценностных ориентаций были использованы методика ранжирования ценностных ориентаций, разработанная Н.М. Лебедевой, модификация Цветового теста отношений и опросник исследования ценностей на личностном уровне

C.Шварца.

Изучение уровня предрасположенности к девиантному поведению осуществлялось с помощью шкалы склонности к нарушению социальных норм и правил А.Н. Орла и авторского опросника.

Математико-статистическая обработка данных. Полученные результаты эмпирического исследования обрабатывались с помощью методов описательной статистики. Достоверность различий между группами респондентов определялась с помощью критерия согласия Пирсона (х2). Для подсчета статистической значимости средних величин применялся t- критерий Стьюдента (ts). Достоверность ранговых различий ценностных структур проверялась методом ранговой корреляции Спирмена.

Данные исследования были также подвергнуты корреляционному и факторному анализу. Корреляционный анализ был выполнен с помощью метода линейной корреляции Спирмена. Факторный анализ осуществлялся по методу главных компонент путем вращения корреляционной матрицы по типу varimax. При обработке данных использовался статистический пакет Statistica 5.1.

Эмпирическую базу исследования составил социально-психологический опрос представителей трех этносов из Кавказского региона, проживающих и имеющих крупные диаспоры на территории Саратовской области (азербайджанцы, армяне и чеченцы), а также представителей русского этноса - коренных жителей области. Выборка представителей четырех исследуемых групп уравновешена по основным социально-демографическим показателям: полу, возрасту, типу поселения. Общее число опрошенных составило 263 человека. Из них 67 человек азербайджанцев, 71 - армян, 58 -чгченцев и 67-русских.

Исследование проводилось в населенных пунктах Саратовской области, отличающихся компактным и дисперсным поселением выходцев из Кавказа: в г.Аркадак и селах Софьино, Натальино Аркадакского района, г.Балашов и селах Пинеровка, Тростянка Балашовского района, селах Свято-славка, Краснознаменское Самойловского района, г.Калининск и г.Романовка. Социально-психологический опрос осуществлялся в ходе полевых экспедиций в течение 2002-2003 гг.

Научная новизна исследования.

- Впервые проведено сравнительное изучение ценностных ориентаций на декларируемом и скрытом уровнях у представителей исследуемых этносов.

- Обнаружено отсутствие зависимости между показателями склонности к девиантному поведению и этнической принадлежностью респондентов.

- Выявлена взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к нарушению норм и правил поведения.

- Эмпирическим путем установлено содержание ценностей, ориентация на которые предрасполагает к девиантному поведению, или сдерживает от него в конкретных социально-экономических условиях.

Теоретическая значимость исследования. В настоящее время отсутствуют работы, в которых бы изучалась взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению. В своем исследовании мы акцентируем внимание на выявлении характера взаимосвязи как отдельных ценностей, так и совокупности ценностных ориентаций со склонностью к девиант-ному поведению.

Практическая значимость. Результаты и выводы настоящего исследования могут быть использованы в следующих областях практики:

- при подготовке рекомендаций по формированию национальной и миграционной политики Российской Федерации на региональном и государственном уровнях;

- при разработке программ психологической поддержки мигрантов и профилактики девиантного поведения;

- при разработке тренингов и коррекционных программ отклоняющегося поведения у малолетних правонарушителей;

- при разработке превентивных мер и реализации мероприятий, направленных на борьбу с распространением наркотиков и наркомании;

- при разработке воспитательно-образовательных программ учреждениями образования разных уровней;

- выводы исследования могут быть включены в соответствующие разделы курсов по социальной и этнической психологии

Положения, выносимые на защиту:

1. Ценностное сознание этнических мигрантов и коренных жителей представлено системами декларируемых и скрытых ценностей. Между структурами ценностей представителей исследуемых групп существуют как сходства, так и различия. Различия более выражены на декларируемом уровне и связаны с повышенной значимостью для этнических мигрантов ценностей, выступающих показателями усиления этнической и личностной идентичности в процессе адаптации к новым условиям жизни В меньшей степени различия проявляются на скрытом, частично неосознаваемом уровне, что связано с тенденцией изменения ценностного сознания представителей всех этнических групп под влиянием единых общественно-политических и экономических условий существования в сторону унификации ценностей.

2. Отсутствуют значимые различия в степени склонности к девиантному поведению между этническими мигрантами и коренными жителями Одна треть представителей всех исследуемых групп, независимо от этнической дифференциации, демонстрирует устойчивость к нарушению социальных норм и правил, в то время как остальное большинство либо не имеет четко выраженной позиции по отношению к соблюдению социальных норм и правил, либо склонно к их нарушению

3. В современных условиях существует взаимосвязь между склонностью к девиантному поведению и системой ценностных ориентаций, в которой сочетаются одновременное предпочтение ценностей «богатство», «независимость» и отвержение ценностей «жить по совести», «знания, образование»; ориентация на индивидуалистические ценности самовозвышения (власть, гедонизм, достижения, стимулирование) и отрицание мотиваций коллективизма (конформность, традиция, благосклонность, универсализм)

Достоверность и обоснованность выводов исследования обеспечивается обширной теоретической базой, представленной работами зарубежных и отечественных специалистов, использованием апробированных и валидизи-рованных методик, репрезентативной выборкой; корректным применением математико-статистического аппарата при обработке и анализе эмпирических данных.

Апробация работы. Результаты и выводы исследования излагались и обсуждались на научных конгрессах: IV конгресс этнографов и антропологов России, 20-23 сентября 2001г. (Нальчик), V конгресс этнографов и антропологов России, 9-12 июня 2003 г. (Омск); Международных научно-практических конференциях: «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» 18-20 сентября 2003 г. (Балашов), «Управление системой социальных ценностей личности и общества в мире изменений» 23-24 октября 2003 г. (Кострома), «Этническое самосознание и кросскультурное взаимодействие народов Поволжья» 13-15 ноября 2003г. (Казань), «(Образование и религия в предотвращении экстремизма в современном мире» 9-11 декабря 2003 г. (Воронеж), «Индивидуальные исследования в МИОНах: проблемы и перспективы» 2-3 марта 2004 г. (Московская область, УМЦ «Голицино»), «Психология системного функционирования личности» 28-30 июня 2004г. (Саратов), «Ментальность российской провинции в настоящем и будущем» 1-2 июля 2004г. (Самара), «Проблемы морально-нравственного развития личности» 4-9 октября 2004г. (Кемерово).

Внедрение результатов исследования. Результаты исследования используются для профилактики отклоняющегося поведения среди молодых людей, включая этнических мигрантов, в ходе реализации Программы социально-психологической поддержки «Новые ориентиры на новом месте». Данная программа внедряется в рамках одного из направлений деятельности Центра «Альтернатива», созданного при Балашовском городском отделении Российского благотворительного Фонда «НАН». Материалы исследования включены в информационную базу Балашовского филиала Саратовского государственного университета в форме научных публикаций, а также учебно-методических материалов по дисциплинам «Социальная психология», «Этнопсихология», «Психология девиантного поведения».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во Введении показана актуальность проблемы, определены цель, объект и предмет исследования. Сформулированы гипотезы и задачи исследования, перечислены используемые методы и методики, представлены основные положения, выносимые на защиту, раскрыты новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе «Теоретические подходы к исследованию ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению» выделены методологические и теоретические основания для эмпирического исследования проблемы взаимосвязи ценностных предпочтений и предрасположенности к девиантному поведению.

Первый параграф «Определение ценностей и ценностных ориентации» посвящен раскрытию содержания данных понятий. В нем анализируются и соотносятся различные подходы к определению названных категорий в социально-философской и психологической литературе.

В отечественной социально-философской литературе Е.В. Боголюбова, Р.Г. Кетхудов, В.П. Тугаринов отождествляют ценность с понятием «благо», относя ее к объективной категории. О.М. Бакурадзе, И. С. Нарский рассматривают ценность как субъективное явление, сводимое к оценке объектов, соотнесения их с некими идеалами. В.А. Василенко, О.Г. Дробницкий, М.С.Каган считают ценность субъективно-объективной категорией, в которой проявляется отношение значимости объектов социального и природного мира для человека.

В зарубежной социальной психологии ценностные ориентации чаще всего рассматриваются в качестве социальной установки. Эти взгляды разделяют западные ученые Ф. Знанецкий, У. Томас, Лапьер, Т. Олпорт, Т. Парсонс и отечественные исследователи В.В. Давыдов, А.Г. Здравомыслов, Д.Н. Узнадзе,

B.А.Ядов. Как систему личностных смыслов определяют ценности А.Г. Асмолов. А.Н. Леонтьев, В. Франкл, Э. Фромм. С системой отношений и направленностью личности отождествляют ценностные ориентации М.И. Бобнева, Л.И.Божович,

C.С. Бубнова, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев, А.Б. Ольшанский, С.Л.Рубинштейн и др.

Отсутствие в современной психологической науке твердо фиксированного содержания и четких критериев дифференциации понятий «ценности» и «ценностные ориентации» порождает многочисленные споры непосредственно в трактовке ценностных ориентаций и их сущности. На наш взгляд, представляется наиболее точным рассматривать ценности как значимость явлений и предметов реальной действительности с точки зрения их соответствия или несоответствия потребностям личности, а ценностные ориентации - как системы фиксированных установок личности, характеризующихся избирательным отношением личности к ценностям, как направленность на те или иные ценности, цели и средства.

Второй параграф «Ценности как регуляторы деятельности и поведения» посвящен анализу психологической природы ценностей и ценностных ориентаций как регуляторов поведения и деятельности с точки зрения их места и роли в структуре мотивации личности. Д.А. Леонтьев предлагает осуществлять данный анализ с позиций двух подходов, сближая в первом случае ценностные ориентации с понятием социальных установок, а во втором случае - с понятием потребности и мотива, подчеркивая их побудительную силу.

Постоянно фиксируемое в отечественных исследованиях несовпадение между декларируемыми респондентами приоритетными ценностями и их реальным поведением является свидетельством отсутствия прямых и однозначных связей между ценностями и поведением (B.C. Бакиров, Г.С. Батыгин, Л.М. Дро-

бижева, И.Г. Дубов и др.). Поэтому изучать ценностные ориентации и их взаимосвязь с поведением и деятельностью следует как на декларируемом, так и на скрытом (реальном) уровнях.

Под декларируемыми ценностями мы понимаем социально одобряемые основания оценок окружающей действительности и ориентации в ней. Под скрытыми ценностями подразумеваются регулирующие поведение и деятельность людей ценности, которые не артикулируются либо преднамеренно - из-за расхождения их с социально одобряемыми эталонами, либо непреднамеренно - из-за низкой степени их осознания.

В ходе теоретического анализа места и роли ценностей в регуляции поведения и деятельности было выявлено, что на определенных этапах развития социума и личности претерпевают изменения сами ценности, меняется их место в структуре мотивации, а также существуют различные уровни детерминации ценностей, среди которых наиболее значимыми признаются личностный, социальный, экономический и культурный уровни. На уровне личности в изменении системы ценностных ориентаций наибольшее значение имеет доминирующий на данной стадии процесс личностной динамики, обусловленный актуализацией тех или иных потребностей (А. Маслоу, В.А Петровский, С. Шварц и У. Билски, М.С. Яницкий). В свою очередь актуализация потребностей, влияющих на процесс ценностной динамики в конкретном обществе, определяется комплексом историко-культурных условий, который складывается из социальных, экономических (Э.А. Ару-тюнян, А.Г. Здравомыслов, Р. Инглехарт, X. Клагес, Н.А. Лапин,), политических, социокультурных (Г.Л. Ионин, Н.Б. Крылова, Н.М. Лебедева, Ф. Стродбек, Ф. Клакхон, А.Г. Эфендиев, и др.) и других показателей.

Изменение комплекса историко-культурных условий существования группы, например, в результате миграции, приводит к преобразованию совокупности культурных характеристик (набора ценностей, установок, верований, норм и моделей поведения), образующих так называемые «культурные синдромы», которыми одна группа отличается от другой (У. и К. Стефаны, Г. Триандис, Дж. Ховстед, и др.). Изменение ценностей на культурном уровне определяется положением ценностных предпочтений в системе бинарных оппозиций различных культурных синдромов, главным среди которых признается синдром индивидуализма-коллективизма.

Таким образом, эволюция ценностных систем (соответствующая переоценка ценностей, переструктурирование всей системы ценностей), исполняя роль регуляции поведения и деятельности, усиливает шансы группы успешно адаптироваться к изменившейся среде и выжить в ней. Следующий за появлением новых ценностей этап - формирование новых норм и эталонов.

В конце второго параграфа рассматривается системный подход к исследованию ценностных ориентаций, являющийся общепризнанным в психологической науке, а также представления о типологии ценностей, их класси-

фикации с точки зрения содержания, структуры, динамики (Л.А. Беляева, Л.М. Дробижева, Н.А. Журавлева, А.Г. Здравомыслов, Л.В .Карпушина, Н.И.Лапин, Н.Ф. Наумова, Г.В. Осипов, И.Л. Сурина, В.П. Тугаринов, и др.), подробно излагается ценностная концепция С. Шварца и В. Билски, которая легла в основу теоретической парадигмы исследования.

В третьем параграфе «Взаимосвязь ценностей и девиации» рассматривается содержание понятий «девиантное поведение», «социальная норма», анализируются теоретические концепции, раскрывающие роль ценностей в возникновении девиации поведения.

Большинством авторов (В.И. Добреньков, Е.В. Змановская, Ю.А.Клейберг, А.И. Кравченко, В.Д. Менделевич и др.) девиантное поведение расценивается как поведение личности, которое не соответствует общепринятым или официально установленным социальным нормам и ценностям. Оно детерминировано системой взаимосвязанных факторов как внешних (общественно-политических, социально-экономических), так и внутренних (индивидуально-личностных).

Социальная норма определяется как обусловленный социальной практикой социокультурный инструмент регулирования отношений в конкретно-исторических усовиях жизни общества.

В параграфе систематизированы основные подходы к оценке поведенческой нормы и девиации, среди которых особо выделены социальный, психологический и этнокультурный подходы.

С позиций социального подхода анализ отклоняющегося поведения ориентирован на внешние формы адаптации. Как общественное явление раз* личные формы социальных отклонений возникают и широко распространяются во время общественных кризисов или радикальных социальных перемен вследствие нормативно-ценностной дезинтеграции общества, которая объясняется рассогласованием между определяемыми культурой целями и социально одобряемыми средствами их достижения (Э. Дюркгейм, Р. Мертон, У. Миллер, Т. Селлин, и др.).

С позиций психологического подхода девиации связаны с внутрилич-ностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности вследствие нарушения высших духовных ценностно-смысловых сфер, рассматриваемых в рамках экзистенциально-гуманистических психологических теорий (А.Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Э. Фромм).

С позиций этнокультурного подхода (А.К. Байбурин, З.В. Сикевич) девиации рассматриваются сквозь призму традиций того или иного сообщества людей. Например, в случаях миграции поведение человека, не соответствующее нормам принимающей культуры, может расцениваться как девиантное. Анализируя различные авторские подходы к проблеме деви-антного поведения мигрантов, подчеркнем отсутствие в среде ученых единства взглядов. Одни исследователи считают, что в силу «размытой»

этнической идентичности мигрантов их сознание является благоприятной почвой для распространения асоциальных и ненормативных установок (Н.М. Лебедева, Л.И. Науменко, М.А. Тимофеева). Другие - доказывают, что в современном мире наблюдается всеобщий рост маргинализации населения, который возникает вследствие разрушения традиций, информационных перегрузок, под влиянием технократической культуры (Е.А. Брюн; А.В.Сухарев). Наконец, третья группа ученых, взгляды которых мы разделяем, отвергает мнение о мигрантах как о группе, повышающей уровень девиации общества (А.В. Алексеев, Г.С. Витковская, В.В. Гриценко, Г.А.Пя-духов).

В выводах по первой главе подводятся итоги теоретического анализа исследований по проблеме ценностных ориентаций и девиантного поведения, выделяются концептуальные основания для эмпирического исследования.

Вторая глава «Эмпирическое исследование взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению» посвящена анализу эмпирических результатов изучения ценностных предпочтений этнических мигрантов и коренного населения и степени предрасположенности к нарушению социальных норм и правил.

В первом параграфе «Описание выборки и методов исследования ценностных ориентации и склонности к девиантному поведению» представлено обоснование выбора Саратовской области в качестве региона исследования, охарактеризована выборочная совокупность, соответствующая по основным параметрам генеральной совокупности. Описана структура и содержание методического инструментария, использовавшегося в исследовании, а также указаны особенности применения психодиагностических методик и методов математической статистики в зависимости от поставленных в исследовании задач.

Во втором параграфе «Анализ ценностных предпочтений представителей исследуемых этнических групп» дается сравнительная характеристика структур ценностных ориентаций этнических мигрантов и принимающего русского населения.

Опираясь на результаты исследования, полученные с помощью опросника С. Шварца, было установлено, что наиболее значимыми ценностно-мотивационными типами для представителей кавказских этносов являются безопасность (1,63), благожелательность (1,82), конформность (2,12); для представителей русского этноса - безопасность (1,78), благожелательность (1,94), универсализм (2,16). Наименее предпочитаемыми как для выходцев из Кавказа, так и для русских оказались типы власть (соответственно 3,01 и 3,81) стимулирование (2,93 и 3,29) и гедонизм (2,76 и 3,48).

При почти полном ранговом совпадении мотивационных типов в структурах предпочтений обнаружены различия (по среднегрупповым показателям) в оценке значимости конкретных мотиваций как между этнически-

ми мигрантами и коренными жителями, так и между представителями этнических групп мигрантов.

Например, этнические мигранты набирают более высокие показатели по таким типам мотивации, как традиция, стимулирование, достижения, гедонизм и власть.

Мотивационная цель традиции - уважение и поддержание обычаев, принятие и признание идей, существующих в определенной культуре и религии. Традиционное поведение становится символом солидарности группы, выражением уникальности ее картины мира. Для выходцев из Кавказа более высокие показатели приверженности этому типу мотивации свидетельствуют об усилении этнокультурной идентичности в условиях миграции.

Среди представителей трех этносов, включенных в группу мигрантов, ценности традиции наряду с ценностями конформности более предпочитаемы армянами и чеченцами. Согласно теории динамических отношений между ведущими типами человеческой мотивации С. Шварца и У. Билски, ценности конформности и традиции находятся в непротиворечивых отношениях между собой и в совокупности подчеркивают возможность самосохранения и выживания группы за счет добровольного самоограничения, подчинения и солидарности. Особая актуальность ценностей традиции и конформности для армян и чеченцев, на наш взгляд, не случайна. Согласно данным интервьюирования, чеченцы демонстрируют выраженную установку на возвращение в Чечню, а свое пребывание в Саратовской области считают вынужденным и временным, тогда как армяне в меньшей степени связывают свое будущее с возвращением на родину. Для первых приверженность групповым ценностям традиции и конформности обусловлена равнением на идеал, искренним желанием скорейшего воссоединения со своим народом; для вторых - стремлением к сохранению своего этноса, его самобытности и уникальности в условиях длительного пребывания в среде инокультурного окружения.

Среди этнических мигрантов ценности самопреодоления универсализм и благожелательность наряду с ценностью саморегуляции более выражены у армян и в совокупности могут рассматриваться как хорошая основа для интеграции их в российское общество.

Кроме того, все этнические мигранты обнаруживают более выраженную, по сравнению с русскими, ориентацию на индивидуалистические ценности самовозвышения - власть, достижение, гедонизм. Повышенная значимость указанных ценностей, с одной стороны, вероятно, послужила причиной вовлечения армян, азербайджанцев и чеченцев в миграционные процессы из-за невозможности их реализации на родине, с другой стороны, может являться показателем усиления личностной идентичности, как важнейшего фактора, обеспечивающего адаптацию к изменившимся социокультурным условиям существования. Такое самовозвышение может приобретать разные формы: от

профессионально-трудовой самоактуализации и личностной самореализации, до различных проявлений девиантного поведения.

В ходе сравнительного анализа структуры декларируемых и скрытых ценностей представителей исследуемых этнических групп было установлено, что на декларируемомуровне:

- вершины ценностных структур всех изучаемых групп занимают непреходящие общечеловеческие ценности «здоровье» и «крепкая семья»;

- выходцы из Кавказа более высоко, по сравнению с русскими, оценивают значимость для себя таких ориентаций, как «уважение близких» и «жить со своим народом», что обусловлено актуализацией этнических связей в ситуации иноэтничного окружения;

- русские более высоко, по сравнению с этническими мигрантами, оценивают важность ценностей «знания, образование», «интересная работа», что возможно, связано с недостаточной их реализованностью.

На скрытом уровне для всех мигрантов повышается значимость ценностей «знания, образование» и «интересная работа», для русских их значимость, напротив, снижается. Важность ценности «уважение близких» для русских существенно возрастает. Как среди русских, так и среди выходцев из Кавказа наблюдается снижение значимости понятия «совесть» и повышение значимости «богатства». Обнаруженные на скрытом уровне тенденции уменьшают разрыв между ценностными структурами этнических мигрантов и коренных жителей, выявленный на декларируемом уровне.

Таким образом, сравнительный анализ декларируемых и скрытых ценностей показал, что на частично неосознаваемом, скрытом уровне менее выражены различия между структурами ценностей выходцев из Кавказа и русских, чем на декларируемом уровне, что обусловлено, с одной стороны, заложенной на глубинных пластах подсознания ориентацией на общечеловеческие ценно -сти, с другой - трансформацией ценностного сознания всех этнических групп в сторону сближения ценностей под влиянием единых общественно-политических и экономических условий существования.

Для определения места той или иной ценности в континууме психологического измерения культур «коллективизм-индивидуализм» изучалось содержательное наполнение ценностных ориентаций с точки зрения их мотива-ционной обусловленности. В ходе анализа корреляционных связей между отдельными ценностями и ценностно-мотивационными типами было выявлено, что предпочтение респондентами некоторых ценностей полимотивирова-но, т.е. обусловлено необходимостью удовлетворения сразу нескольких потребностей, которые достаточно легко вписываются в мотивационные блоки, представленные в теории динамических отношений между типами человеческой мотивации У. Билски и С. Шварца.

Из анализа положительных корреляций заключаем, что ценность семьи перекликается с мотивом безопасности, ценности «богатство» и «жить со

своим народом» согласуются с мотивацией самовозвышения, ценность «жить по совести» - с мотивами самопреодоления и коллективизма, ценность «здоровье» - с мотивацией бесконфликтного существования во внешнем мире. Анализ отрицательных корреляций позволяет говорить о том, что ценности «жить по совести» и «спасение души» не совместимы с содержанием индивидуалистических мотивационных типов самовозвышения - власть, гедонизм, достижения. Ценности «богатство», «независимость» и «интересная работа» не совместимы с мотивацией коллективизма и самоограничения. Ценность «знания, образование» не согласуется со стремлением к власти.

На основе полученных данных с определенной долей вероятности мы можем обозначить ценность «богатство», как индивидуалистическую, связанную с самовозвышением, а ценность «жить по совести» - как коллективистскую, направленную на поддержание благополучия окружающих. Ценности «независимость» и «интересная работа» нельзя отнести к коллективистским, но и индивидуалистическими в строгом смысле этого слова их назвать тоже нельзя. То же самое относится и к ценности «спасение души», которую мы назовем скорее неиндивидуалистической, чем коллективистской. Для соотнесения с мотивационными блоками других ценностей выявленных корреляционных связей недостаточно.

В третьем, параграфе «Анализ психологической предрасположенности представителей различных этносов к нарушению норм и правил» дается сравнительная характеристика уровня склонности мигрантов и коренных жителей Саратовской области к нарушению социальных норм и правил (табл. 1).

Таблица 1

Распределение этнических мигрантов и коренных жителей по степени предрасположенности к девиантному поведению*

Уровни склонности к девиациям Коренные жители Этнические мигранты

чел. % чел. %

очень низкий 0 0 2 1,0

низкий 14 20,9 55 28,1

средний 43 64,2 95 48,5

высокий 10 14,9 42 21,4

очень высокий 0 0 2 1,0

Итого 67 100 196 100

Среднегрупповые показатели 2,94 2,92

* - Различия между распределением представителей исследуемых групп в соответствии с показателями склонности к девиантному поведению статистически не подтверждаются по критерию-х2Пирсона

Как показывают данные таблицы, высокий уровень склонности к нарушению норм и правил демонстрируют от 15 до 25% респондентов в зависимости от этнической принадлежности. В пределах 50% опрашиваемых имеют средний уровень предрасположенности к девиациям, и 20-35% обнаруживают нормативную устойчивость. Наиболее поляризованы по выраженности склонности к девиантному поведению представители азербайджанской этнической группы. Среди них выявлено максимальное количество респондентов как с высокими (25,4%), так и с низкими (34,3%) значениями по шкале А.Н.Орла. Меньшую определенность позиций мы обнаруживаем на выборке русских: 64,2% из них занимают достаточно неустойчивое среднее положение в таблице распределения уровней склонности к девиациям, которое при определенных условиях может «качнуться» как в сторону снижения, так и в сторону повышения предрасположенности к нарушению социальных норм и правил.

В целом значимых различий в общих показателях склонности к нарушению норм и правил между выходцами из Кавказа и русскими не обнаружено. Однако существуют различия в степени выраженности отдельных установок, отражающих отношение к нарушению социальных норм и правил между представителями изучаемых этнических групп:

- в установках по отношению к законопослушным людям армяне и чеченцы обнаруживают более негативные оценки;

- обусловленность разрешающего отступление от норм и правил поведения более выражена у армян и азербайджанцев и связана с гедонистическими установками;

- при выявлении отношения к ненормативным способам обеспечения материального благосостояния обнаружено, что выходцы из Кавказа чаще признают наличие в России возможностей для легкого и быстрого заработка;

- неопределенную позицию по отношению к той или иной установке чаще занимают русские, что повышает риск ситуативного поведения, при котором велика вероятность отступления от социальных норм и правил.

В четвертом параграфе «Анализ взаимосвязи ценностных ориентации,личностныхмотивационных типов и склонности к девиантному поведению» дана интерпретация значимых корреляционных связей между переменными, характеризующими ценностные предпочтения, и переменными, измеряющими склонность этнических мигрантов к проявлению девиант-ного поведения.

Предпочтение респондентами, независимо от их этнической принадлежности, ценности «богатство» положительно коррелирует с высокими показателями склонности к девиации. Чаще эту ценность предпочитают те, кто отвергает такие ценности, как «жить по совести», «спасение души», «уважение близких и знакомых». Обнаружены также положительные корреляции между выбором ценности «богатство» и низким уровнем образования, меньшей степенью религиозности.

Предпочтение ценности «независимость» положительно коррелирует со склонностью к девиантному поведению и малой степенью религиозности и отрицательно коррелирует с ценностью «жить по совести».

Чем выше оценивается респондентами, независимо от этнической принадлежности, значимость ценности «знания, образование», тем в меньшей степени обнаруживают они склонность к девиантному поведению. Те из числа опрошенных, кто отмечает высокую значимость для себя ценности «жить по совести», обнаруживают низкий уровень девиации.

При проведении корреляционного анализа на данных всей выборки вы-, ходцев из Кавказа были выявлены значимые на уровне р<0,05 положительные корреляционные связи между склонностью к девиантному поведению и ценностями, выражающими интересы индивида. Так, респонденты с высокой склонностью к отклоняющемуся поведению демонстрируют приверженность мотивационным типам достижение (к=0,14), гедонизм (к=0,19), стимулирование (к=0,22), власть (к=0,31).

Для сравнения на выборке русских получены аналогичные связи с мо-тивационными типами достижение (к=0,18), стимулирование (к=0,42) и власть (к=0,14).

Те из этнических мигрантов, кто в большей степени ориентирован на групповые ценности конформность (к=0,18), благожелательность (к=0,16) и традиция (к=0,14), чаще обнаруживают низкие показатели по шкале склонности к девиациям. Кроме того, приверженность ценности универсализм (к=0,17), которая одновременно является и индивидуальной, и групповой, также отрицательно коррелирует со склонностью к девиантному поведению.

На выборке русских устойчивость к нарушению норм и правил дает аналогичные корреляции с выше названными ценностями: конформность (к=0,16), благожелательность (к=0,39), традиция (к=0,17) и универсализм (к=0,26).

В результате факторного анализа выделилось два наиболее значимых фактора.

Первый фактор - вклад 4,20, получил название «Устойчивость к нарушению социальных норм и правил». В него вошли с положительным весом такие ценностно-мотивационные типы, как традиция (0,660), конформность (0,725), благосклонность (0,727), универсализм (0,810), безопасность (0,801), саморегуляция (0,695), низкий уровень склонности к девиации (0,279) и ценность «жить по совести» (0,203). С отрицательным весом в него вошли ценности «богатство» (0,400), «независимость» (0,293), а также установки на «использование наивности других в своих целях» (0,252) и «оправдание продажи наркотиков» (0,190).

Второй фактор - вклад 5,59, получил название «Предрасположенность к девиантному поведению». В него вошли с положительным весом такие ценностно-мотивационные типы, как власть (0,600), гедонизм (0,507), стиму-

лироваиие (0,471); достижения (0,426); ценность «богатство» (0,567), а также такие показатели склонности к девиантному поведению, как «стремление взяться за опасную работу» (0,543), «установка на легкий заработок» (0,339), «склонность использовать наивность других в своих целях» (0,376), «оправдание продажи наркотиков» (0,476), высокий уровень интроекции наркогенных мифов (0,308). В этот же фактор с отрицательным весом вошли ценности «жить по совести» (0,485), «знания, образование» (0,361), степень религиозности (0,384) и низкий уровень девиации (0,776), а также ценностно-мотивационные типы универсализм, конформность, традиция, благосклонность с весами от 0,120 до 0,160.

Картина, близкая к полученной на выборке этнических мигрантов, вырисовывается при факторном анализе данных группы русского коренного населения. Два выделенных фактора получили аналогичные названия.

Первый фактор - вклад 3,11, «Устойчивость к нарушению социальных норм и правил». В него вошли с положительным весом такие ценностно-мотивационные типы, как традиция (0,409), конформность (0,702), благосклонность (0,560), универсализм (0.501), безопасность (0,228). саморегуляция (0,695), низкий уровень склонности к девиации (0,563). С отрицательным весом в него вошли ценности «независимость» (0,290), а также установки на «использование наивности других в своих целях» (0,252) и «стремление взяться за опасную работу ради хорошего заработка» (0,430).

Второй фактор - вклад 5,59, «Предрасположенность к девиантному поведению». В него вошли с положительным весом такие ценностно-мотивационные типы, как власть (0,629), гедонизм (0,534), стимулирование (0,736), достижения (0,644); ценности «богатство» (0,482) и «независимость» (0,326), а также такие показатели склонности к девиантному поведению, как «стремление взяться за опасную работу» (0,501), «установка на легкий заработок» (0,310). С отрицательным весом в этот фактор вошли ценность «жить по совести» (0,377) и низкий уровень девиации (0,568).

Выделение данных факторов демонстрирует, что предрасположенность или устойчивость к нарушению социальных норм и правил согласована с системой взаимосвязанных показателей, сходных для русской и «кавказской» выборок. Склонность к девиантному поведению связана не просто с какой-то ценностью, а с системой ценностных ориентаций, в которой сочетаются одновременное предпочтение ценностей «богатство», «независимость» и отвержение ценностей «жить по совести» и «знания, образование», ориентация на индивидуалистические ценности самовозвышения (власть, гедонизм, достижения, стимулирование) и отрицание мотиваций коллективизма (конформность, традиция, благосклонность, универсализм). Система ценностей, связанная с устойчивостью к нарушению социальных норм и правил, включает в себя практически те же самые показатели, которые связаны со склонностью к девиантному поведению, но с обратными знаками.

Таким образом, данные корреляционного и факторного анализа позволяют сделать вывод о существовании взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению, верной как для этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья, так и для местного русского населения. Предрасположенность к нарушению социальных норм и правил в сложившихся на сегодняшний день условиях связана с ценностями, содержание которых отражает направление динамики ценностного сознания населения, не вполне соответствующей заявленному вектору движения государства к либеральному, демократическому обществу.

В Заключении подводятся итоги исследования, обобщаются результаты, намечаются перспективы дальнейших исследований в данном направлении.

Общие выводы по результатам исследования

1. Выявлены структуры ценностных ориентаций этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья и коренного населения на декларируемом и скрытом уровнях. Между структурами ценностей этнических мигрантов и русских существуют как сходства, так и различия.

а) На декларируемом уровне вершину ценностных структур представителей всех этнических групп занимают базовые общечеловеческие ценности «крепкая семья» и «здоровье», а также ценностно-мотивационные типы безопасность и благожелательность. На декларируемом уровне выходцы из Кавказа более высоко, по сравнению с местным населением, оценивают значимость для себя таких ориентаций, как «уважение близких», «жить со своим народом», ценность традиции, что обусловлено актуализацией значимости этнических связей в ситуации инокультурного окружения. Все выходцы из Кавказа обнаруживают более выраженную, по сравнению с русскими, ориентацию на индивидуалистические ценности самовозвышения - власть, достижение, гедонизм, которые служат показателем усиления личностной идентичности как ведущего фактора, обеспечивающего адаптацию к изменившимся условиям существования и социальной нестабильности. В то же время в ценностных структурах этнических мигрантов также как и русских, эти ценности занимают последние ранговые позиции.

б) На скрытом уровне нивелируются различия между отдельными ценностями этнических мигрантов и русских. Для всех мигрантов на скрытом уровне повышается значимость ценностей «знания, образование» и «интересная работа», для русских их значимость, напротив, снижается. Обнаружена тенденция подсознательного повышения значимости ценности «богатство» и снижения значимости понятия «совесть», характерная как для выходцев из Кавказа, так и для русских.

В целом, различия более выражены на декларируемом уровне, когда представители каждой этнической группы презентируют себя в соответствии

с нормами и традициями своего народа, актуализируя значимость этнических связей. В меньшей степени различия проявляются на скрытом, частично неосознаваемом уровне, что обусловлено, с одной стороны, заложенной на глубинных пластах подсознания ориентацией на общечеловеческие ценности, с другой - трансформацией ценностного сознания всего населения в соответствии с направлением перемен социально-экономической, политической, морально-нравственной сфер жизни нашего общества.

2. Выявлены значения степени предрасположенности к девиантному поведению этнических мигрантов и коренного населения, различий между которыми не обнаружено. В то же время в каждой этнической группе получена высокая доля лиц, имеющих средние и высокие показатели склонности к девиантному поведению, что свидетельствует о неустойчивости большинства населения к соблюдению социальных норм и правил, независимо от этнической принадлежности. Выходцы из Кавказа обнаруживают более четкую дифференциацию позиций в оценках установок, определяющих отношение к социальным нормам и правилам, в отличие от коренных жителей, позиции которых характеризуются большей неопределенностью.

3. Выявлена взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению. Склонность к девиантному поведению связана с системой ценностных ориентаций, содержание которой представлено одновременным предпочтением ценностей «богатство», «независимость» и отвержением ценностей «жить по совести» и «знания, образование», ориентацией на индивидуалистические ценности самовозвышения (власть, гедонизм, достижения, стимулирование) и отрицанием мотиваций коллективизма (конформность, традиция, благосклонность, универсализм). Устойчивость к нарушению социальных норм и правил связана с системой ценностных ориентаций, включающей в себя те же показатели, но с противоположными знаками.

Результаты сравнительного изучения ценностных ориентаций и социальных установок в отношении социальных норм и правил этнических мигрантов, в нашем случае выходцев из Кавказа, и коренных жителей Саратовской области дают основания для ответа на вопрос, является ли сознание первых более предрасположенным к нарушению социальных норм и правил. Наш ответ - нет, не более чем сознание коренных жителей - представителей русского этноса.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Смотрова Т.Н. Динамика соотношения «скрытых» и «декларируемых» ценностей в российском обществе / Т.Н. Смотрова // IV конгресс этнографов и антропологов России. Нальчик, 20-23 сентября, 2001 г.: тезисы докладов / отв. редактор М.Н. Губогло. - М - 2001. - С. 183-184.

2. Смотрова Т.Н. Социальные механизмы динамики ценностей россиян в условиях общественно-экономических трансформаций / Т.Н. Смотрова // V конгресс этнографов и антропологов России. Омск. 9-12 июня 2003 г.: тезисы докладов / отв. редактор В.А Тишков. - М. - 2003. - С.335.

3. Смотрова Т.Н. Динамика ценностей в процессе межэтнической интеграции / Т.Н. Смотрова //Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе: материалы Международной научной конференции 18-20 сент.2003г. / отв. ред. В.В. Гриценко. - Балашов: Изд-во Николаев.-2003.-С.316-317.

4. Смотрова Т.Н. Структура ценностных ориентаций представителей азербайджанского и чеченского этносов / Т.Н. Смотрова // Управление системой социальных ценностей личности и общества в мире изменений (Краткосрочные и долговременные горизонты). - Т.2. / отв. ред. А.Л. Журавлев, Н.П.Фетискин - М, Кострома, КГУ им. Н. А. Некрасова. - 2003. - С. 143-145.

5. Смотрова Т.Н. Выходцы из Кавказа в Поволжье: сравнительный анализ структуры ценностных ориентаций / Т.Н. Смотрова // Этническое самосознание и кросс-культурное взаимодействие народов Поволжья: сборник материалов Международной научно-практической конференции. Казань, 1315 ноября 2003 г./ отв. ред. М.Г. Рогов - Казань: ЗАО Новое знание. - 2003. -С. 142-144.

6. Смотрова Т.Н. Проблемы этнических миграций и межэтнического взаимодействия в поликультурных регионах России / Т.Н. Смотрова, В.В.Гриценко, Е.В. Земскова // Образование и религия в предотвращении экстремизма в современном мире: материалы международной научно-практической конференции 9-11 декабря 2003г. / отв. ред О.Я. Емельянова. -Воронеж: Изд-во Воронежский гос. пед. ун-т. - 2004. - С.47-52.

7. Смотрова Т.Н. Структура ценностных ориентаций и предрасположенность к воздействию наркогенной среды / Т.Н. Смотрова // Психология системного функционирования личности: материалы международной науч. конф./ отв. ред. Р.Х. Тугушев. - Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. - 2004. - С. 271-274.

8. Смотрова Т.Н. Индивидуальные ценности и склонность к девиант-ному поведению / Т.Н. Смотрова // Проблемы морально-нравственного развития личности и общества: сб. науч. тр. Кемеровского гос. ун-та / отв. ред. Н.И. Корытченкова. - Кемерово: ООО Фирма Полиграф. - 2004. - С.227-230.

9. Смотрова Т.Н. Степень подверженности сознания этнических мигрантов к воздействию наркогенной и криминальной среды / Т.Н. Смотрова, В.В. Гриценко // Ментальность российской провинции в настоящем и будущем: материалы ГУ-й Всероссийской конференции по исторической психологии российского сознания. - Самара: Изд-во Самар.гос. ун-та. - 2004. (В печати).

Типография «Арья» ИП Николаев О.А. Лиц ПЛД№ 68-52 г. Балашов, Саратовская область, ул. К. Маркса, 43 тел.: 4-87-57 Заказ №58. Тираж 100.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Смотрова, Татьяна Николаевна, 2005 год

Введение.

Глава 1. Теоретические подходы к исследованию ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению.

1.1 Определение ценностей и ценностных ориентаций.

1.2 Ценности как регуляторы деятельности и поведения.

1.2.1 Место и роль ценностей в жизнедеятельности личности.

1.2.2 Формирование и изменение ценностных ориентаций.

1.2.3 Культурная обусловленность ценностей.

1.2.4 Классификации ценностей.

1.3 Взаимосвязь ценностей и девиации.

Глава 2. Эмпирическое исследование взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению.

2.1 Описание выборки и методов исследования ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению.

2.2 Анализ ценностных предпочтений выходцев из Северного Кавказа и Закавказья.

2.2.1 Исследование личностных ценностно-мотивационных типов.

2.2.2 Выявление ценностных ориентаций (декларируемых и скрытых).

2.2.3 Сравнительный анализ структуры декларируемых и скрытых ценностей.

2.2.4 Анализ взаимосвязи ценностных ориентаций и ценностно-мотивационных типов.

2.3 Изучение психологической предрасположенности представителей различных этносов к нарушению норм и правил.

2.4 Анализ взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению.

Общие результаты и выводы исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению"

Проблема ценностных ориентаций личности занимает одно из центральных мест в философии, социологии, психологии. Многие авторы, изучавшие проблематику ценностей и ценностных ориентаций с точки зрения их места и роли в жизнедеятельности человека, указывают на их социальную природу и функцию регуляции поведения и деятельности.

Интерес к регулятивной функции ценностей особую значимость приобретает в период кардинальных перемен, сутью которых является переустройство всей системы общественных отношений. Современный этап развития российского общества характеризуется социальным расслоением, обострением межнациональных конфликтов, ростом преступности, внедрением в массовое сознание культа силы и насилия, эгоизма и эгоцентризма. Пропаганда духовных ценностей западного образа жизни изменила духовную атмосферу российского общества, оказав существенное влияние на массовое сознание и общественное мнение различных групп населения.

Актуальность настоящего исследования, посвященного изучению взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению у населения современной России, задается двумя феноменами социально-психологического и социокультурного характера.

Первый - обусловлен общественной трансформацией российского государства и ценностных ориентаций его населения. На фоне проводимых в России социально-экономических и политических реформ внедряемые в массовое сознание западные аксиологические модели, как социально одобряемые поведенческие стандарты, накладываются на традиционные ценности россиян и принимают подчас отрицательные формы. В результате происходит нивелирование традиционных нравственных ориентиров, типичным для большинства граждан становится появление различных типов отклонения в поведении, наблюдается увеличение масштабов криминализации населения.

Второй феномен связан с усилением миграционных процессов. Из бывших союзных республик на территорию России переселяются как этнические русские, так и представители других этносов. Негативные оценки и порой враждебное отношение к ним со стороны коренного населения довольно часто отражают общее депрессивное состояние общественного сознания и соответствующие представления, образы и стереотипы. Считается, что мигранты и без того усугубляют сложную социально-психологическую ситуацию в регионах их вселения, обостряют социальную конкуренцию на рынках труда и жилья. Среди имеющихся мифологем распространены представления о мигрантах, как о людях, легко вовлекающихся в теневую экономику и криминальный бизнес.

Обеспокоенность общества ростом безработицы и инфляции, продолжающимся снижением жизненного уровня большей части населения, особенно в малых провинциальных российских городах и селах, вызывает известный синдром поиска «козла отпущения» чаще всего среди представителей других этнических групп. При этом нередко называются выходцы из Северного Кавказа и Закавказья или так называемые «лица кавказской национальности»: чеченцы, армяне, азербайджанцы и др.

В связи с усилением кавказофобии, которую сильно стимулировал чеченский конфликт, в сознании россиян широко распространилось представление о «лицах кавказской национальности» - выходцах из Кавказа, проживающих на территории России, как о людях, с преступной сущностью. Наличие подобных представлений и обвинений неминуемо приводит к росту межэтнической напряженности и интолерантности в местном сообществе, что проявляется во взаимных обидах, столкновениях и претензиях между русскими и «кавказцами» в процессе межэтнического взаимодействия.

Исследование взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к деви-антному поведению на примере этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья, а также коренного русского населения Саратовской области, позволит нам ответить на вопрос, имеются ли различия в степени предрасположенности к нарушению социальных норм между представителями разных этнических групп.

Степень разработанности проблемы. Проблема ценностных ориентаций изучается различными областями научного знания (философией, социологией, психологией) и характеризуется множественностью подходов к ее рассмотрению.

В отечественной социально-философской литературе ценности изучали О.М. Бакурадзе, Е.В. Боголюбова, В.А. Василенко, О.Г. Дробницкий, М.С.Каган, Р.Г. Кетхудов, И.С. Нарский, В.П. Тугаринов и др., которые отождествляли ценность с понятиями «благо», «идеал», «оценка», «значимость», относя ее к субъективной, объективной и двойственной категории.

В зарубежной социальной психологии ценностные ориентации чаще всего рассматриваются в качестве социальной установки. Эти взгляды разделяют Ф.Знанецкий, Р. Лапьер, Т. Олпорт, Т. Парсонс, У. Томас. К ним присоединяются отечественные ученые А.Г. Здравомыслов, В.В. Давыдов, Д.Н. Узнадзе,

B.А.Ядов, Как систему личностных смыслов определяют ценности А.Г. Асмо-лов, А.Н. Леонтьев, В. Франкл, Э. Фромм. С системой отношений и направленностью личности отождествляют ценностные ориентации М.И. Бобнева, Л.И.Божович, С.С. Бубнова, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев, А.Б. Ольшанский,

C.Л.Рубинштейн и др.

Возросший в последние годы интерес к проблеме ценностных ориентаций связан, прежде всего, с их динамикой, обусловленной кардинальными переменами практически всех сфер жизни нашего общества. Это фундаментальные исследования динамики ценностных ориентаций населения реформируемой России, проведенные под руководством Н.И.Лапина и исследование базовых ценностей россиян в рамках проекта «Томская инициатива» 2001-2002 года (И.Г. Дубов, Е.Ш. Курбангалеева, Л.М. Смирнов и др.). Достаточно много работ посвящено изучению различных аспектов ценностных ориентаций (тендерных, экономических, профессиональных) у представителей самых разных социальных групп (Е.А. Гришина, H.A. Журавлева, С.О. Зуева, И.М. Ильинский, В.Г. Калашников, JI.B. Карпушина, A.A. Козлов, В.И. Кузнецов, A.A. Мальцев, И.В.Попова, М.С. Яницкий и др.).

Среди факторов обусловливающих содержание и динамику ценностных ори-ентаций личности наиболее значимыми признают потребностно-личностные (А. Маслоу, В.А. Петровский, М.С. Яницкий, С. Шварц и У. Билски,), социальные (Э.А. Арутюнян, А.Г. Здравомыслов), экономические (Р.Инглехарт, Х.Клагес) и культурные (Ф.Клакхон, Ф.Стродбек, Г.Триандис и др) детерминанты.

В определенной мере с проблемой ценностей и ценностных ориентаций соприкасаются социально-психологические исследования межэтнических отношений, этнической идентичности и толерантности, в том числе и в контексте миграционных процессов. В этой связи при построении теоретических оснований данной диссертационной работы особое значение имели работы В.В. Гриценко, Н.М. Лебедевой, Л.И. Науменко, Г.У. Солдатовой, Т.Г. Стефаненко, В.Н. Павленко, В.Ю. Хотинец, а также исследования мигрантов из Кавказа в России Г.С. Витковской, Д. Полетаева, Г.А. Пядухова.

Поскольку в диссертационной работе рассматривается взаимосвязь ценностных ориентаций со склонностью к девиантному поведению, то для автора серьезное значение имели исследования, посвященные изучению девиантного поведения. К их числу относятся ставшие классическими исследования Э.Дюркгейма, Р.Мертона, Т.Селлина, а также аналитические и эмпирические работы Е.В.Змановской, Ю.А.Клейберга, В.Д.Менделевича и др.

Таким образом, анализ литературы по проблеме демонстрирует внушительный потенциал научной информации по разработке тематики ценностных ориентаций.

Вместе с тем следует отметить, что в науке нет специальных исследований, посвященных проблеме взаимосвязи содержания ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению. С учетом актуальности и недостаточной разработанности данной проблемы была выбрана тема исследования.

Цель исследования. Целью данного диссертационного исследования является изучение взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности (предрасположенности) к девиантному поведению у этнических мигрантов и коренных жителей.

Объектом исследования выступили жители Саратовской области, принадлежащие к четырем этническим группам. Три из них представлены мигрантами из Кавказского региона, четвертая - русским местным населением. Общий объем выборки составил 263 человека.

Предметом исследования являлась взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению в условиях трансформации российского общества.

Основная гипотеза исследования: склонность к девиантному поведению как у этнических мигрантов, так и у коренного населения в современных социально-экономических условиях взаимосвязана с определенными ценностными ориентациями.

Частные гипотезы:

1. В современном российском обществе ориентация на коллективистские ценности будет сочетаться с более низким уровнем склонности к девиантному поведению, ориентация на индивидуалистические ценности, напротив, будет связана с более высокими показателями склонности к нарушению социальных норм и правил.

2. Между этническими мигрантами и коренным населением не будет значимых различий в степени предрасположенности к девиантному поведению.

3. Различия в структуре ценностных ориентаций выходцев из Кавказа и русских в большей степени будут выражены на декларируемом, нежели на скрытом уровне, определяющем реальное поведение.

Задачи исследования:

1. Провести анализ теоретических подходов к изучаемой проблеме и выделить теоретические и методологические основания для эмпирического исследования взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению.

2. Выявить ценностные ориентации этнических мигрантов и коренных жителей на декларируемом и скрытом уровнях и провести их сравнительный анализ.

3. Определить степень предрасположенности к девиантному поведению респондентов, принадлежащих к разным этносам.

4. Изучить взаимосвязь ценностных ориентаций и степень склонности к девиантному поведению, а именно - вычленить совокупность ценностей, ориентация на которые связана со склонностью либо устойчивостью человека к нарушению социальных норм и правил.

Теоретико-методологическая основа исследования представлена работами отечественных и зарубежных специалистов в области социальной и кросс-культурной психологии. Базовыми концептуальными основаниями диссертации послужили:

- системный подход, обоснованный в трудах Б.Г. Ананьева,

A.В.Брушлинского, Б.Ф. Ломова, а также в диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности В.А. Ядова;

- социокультурный подход, изложенный в общетеоретических трудах М. Вебера, У. Миллера и Т. Селлина, Т. Парсонса, в теориях аномии Э.Дюркгейма и Р. Мертона;

- кросс-культурный подход и разработанные в его рамках теории культурной обусловленности ценностных ориентаций Ф. Клакхона и Ф. Стродбека, концепции культурных синдромов Г. Триандиса и Дж. Ховстеда, теория цен-ностно-мотивационных типов С. Шварца и У. Билски;

- концепции девиантного поведения Е.В. Змановской, Ю.А. Клейберга,

B.Д. Менделевича.

Важное значение при построении теоретических оснований диссертационного исследования имели также работы, выполненные в отечественной социальной психологии (B.C. Агеев, Г.М. Андреева, А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, J1.B. Ключникова, В.П. Позняков, И.Р. Сушков, П.Н. Шихирев, Е.В.Шорохова и др.), этнопсихологии (В.В. Гриценко, Н.И. Иванова, Н.М.Лебедева, Л.И.Науменко, В.Н. Павленко, E.H. Резников, С В. Рыжова, Г У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, В.Ю. Хотинец,), этносоциологии (Ю.В.Арутюнян, Л.М. Дро-бижева, B.C. Попков, М.В. Савва, A.A. Сусоколов и др.) и этнологии (С.А.Арутюнов, В.А. Тишков и др).

Методы исследования. В качестве методов исследования были использованы общенаучные принципы познания социальных явлений, теоретический анализ литературных источников, обобщение и интерпретация научных данных. В эмпирическом исследовании основным методом получения данных являлся опрос, в ходе которого применялись социально-психологические методики, предназначенные для изучения ценностных ориентаций и склонности к деви-антному поведению. Для изучения структуры ценностных ориентаций на декларируемом уровне мы воспользовались методикой ранжирования ценностных ориентаций, разработанной Н.М.Лебедевой, на скрытом уровне - модификацию краткого варианта Цветового теста отношений. Для изучения ценностно-мотивационных типов личности был использован опросник С.Шварца.

Изучение уровня предрасположенности к девиантному поведению осуществлялось с помощью модифицированного варианта шкалы склонности к нарушению социальных норм и правил А.Н.Орла, опросника Г.Н. Малюченко на выявление степени интроекции наркогенной субкультуры и авторского опросника.

Математико-статистическая обработка данных. Полученные результаты эмпирического исследования обрабатывались с помощью методов описательной статистики. Достоверность различий между группами респондентов У определялась с помощью критерия согласия Пирсона (х ). Для подсчета статистической значимости средних величин применялся t- критерий Стьюдента (ts). Достоверность ранговых различий ценностных структур проверялась методом ранговой корреляции Спирмена.

Данные исследования были также подвергнуты корреляционному и факторному анализу. Корреляционный анализ был выполнен с помощью метода линейной корреляции Спирмена. Факторный анализ осуществлялся по методу главных компонент путем вращения корреляционной матрицы по типу уапшах. При обработке данных использовался статистический пакет 81аизиса 5.1.

Эмпирическую базу исследования составил социально-психологический опрос представителей трех этносов из Кавказского региона, проживающих и имеющих крупные диаспоры на территории Саратовской области: азербайджанцы, армяне и чеченцы, а также представители русского этноса - коренные жители области. Выборка представителей четырех исследуемых групп уравновешена по основным социально-демографическим показателям: полу, возрасту, типу поселения. Общее число опрошенных составило 263 человека. Из них 67 человек азербайджанцев, 71 - армян, 58 - чеченцев и 67 - русских.

Исследование проводилось в населенных пунктах, отличающихся компактным и дисперсным поселением выходцев из Кавказа: в г.Аркадак и селах Софьино, Натальино Аркадакского района, г.Балашов и селах Пинеровка, Тростянка Балашовского района, селах Святославка, Краснознаменское Самойлов-ского района, городах Калининск и Романовка. Социально-психологический опрос осуществлялся в ходе полевых экспедиций в течение 2002-2003 гг.

Основные научные результаты, их новизна. Проведено кросс-культурное исследование ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению представителей различных этнических групп, проживающих на территории Поволжского региона (Саратовской области), в результате которого:

- впервые проведено сравнительное изучение ценностных ориентаций на декларируемом и скрытом уровнях у представителей исследуемых этносов;

- обнаружено отсутствие зависимости между показателями склонности к девиантному поведению и этнической принадлежностью респондентов;

- выявлена взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к нарушению норм и правил поведения;

- эмпирическим путем установлено содержание ценностей, ориентация на которые предрасполагает к девиантному поведению, или сдерживает от него в конкретных социально-экономических условиях.

Теоретическая значимость исследования. В настоящее время отсутствуют работы, в которых бы изучалась взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению. В своем исследовании мы акцентируем внимание на выявлении характера взаимосвязи как отдельных ценностей, так и совокупности ценностных ориентаций со склонностью к девиантному поведению.

Практическая значимость. Результаты и выводы настоящего исследования могут быть использованы в следующих областях практики:

- при подготовке рекомендаций по формированию национальной и миграционной политики Российской Федерации на региональном и государственном уровнях;

- при разработке программ психологической поддержки мигрантов и профилактики девиантного поведения;

- при разработке тренингов и коррекционных программ отклоняющегося поведения у малолетних правонарушителей;

- при разработке превентивных мер и реализации мероприятий, направленных на борьбу с распространением наркотиков и наркомании;

- при разработке воспитательно-образовательных программ учреждениями образования разных уровней;

- выводы исследования могут быть включены в соответствующие разделы курсов по социальной и этнической психологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Ценностное сознание этнических мигрантов и коренных жителей представлено системами декларируемых и скрытых ценностей. Между структурами ценностей представителей исследуемых групп существуют как сходства, так и различия. Различия более выражены на декларируемом уровне и связаны с повышенной значимостью для этнических мигрантов ценностей, выступающих показателями усиления этнической и личностной идентичности в процессе адаптации к новым условиям жизни. В меньшей степени различия проявляются на скрытом, частично неосознаваемом уровне, что связано с тенденцией изменения ценностного сознания представителей всех этнических групп под влиянием единых общественно-политических и экономических условий существования в сторону унификации ценностей.

2. Отсутствуют значимые различия в степени склонности к девиантному поведению между этническими мигрантами и коренными жителями. Одна треть представителей всех исследуемых групп, независимо от этнической дифференциации, демонстрирует устойчивость к нарушению социальных норм и правил, в то время как остальное большинство либо не имеет четко выраженной позиции по отношению к соблюдению социальных норм и правил, либо склонно к их нарушению.

3. В современных условиях существует взаимосвязь между склонностью к девиантному поведению и системой ценностных ориентаций, в которой сочетаются одновременное предпочтение ценностей «богатство», «независимость» и отвержение ценностей «жить по совести», «знания, образование»; ориентация на индивидуалистические ценности самовозвышения (власть, гедонизм, достижения, стимулирование) и отрицание мотиваций коллективизма (конформность, традиция, благосклонность, универсализм).

Достоверность и обоснованность выводов исследования обеспечивается обширной теоретической базой, представленной работами зарубежных и отечественных специалистов; использованием апробированных и валидизирован-ных методик; репрезентативной выборкой; корректным применением матема-тико-статистического аппарата при обработке и анализе эмпирических данных.

Апробация работы. Результаты и выводы исследования излагались и обсуждались на научных конгрессах: IV конгресс этнографов и антропологов России, 20-23 сентября 2001г. (Нальчик), V конгресс этнографов и антропологов России, 9-12 июня 2003 г. (Омск); Международных научно-практических конференциях: «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» 18-20 сентября 2003 г. (Балашов), «Управление системой социальных ценностей личности и общества в мире изменений» 2324 октября 2003 г. (Кострома), «Этническое самосознание и кросскультурное взаимодействие народов Поволжья» 13-15 ноября 2003г. (Казань), «Образование и религия в предотвращении экстремизма в современном мире» 9-11 декабря 2003г. (Воронеж), «Индивидуальные исследования в МИОНах: проблемы и перспективы» 2-3 марта 2004 г. (Московская область, УМЦ «Голицино»), «Психология системного функционирования личности» 28-30 июня 2004г. (Саратов), «Ментальность российской провинции в настоящем и будущем» 1-2 июля 2004г. (Самара), «Проблемы морально-нравственного развития личности» 4-9 октября 2004г. (Кемерово). Материалы исследования включены в информационную базу Балашовского филиала Саратовского государственного университета в форме научных публикаций, а также учебно-методических материалов по дисциплинам «Социальная психология», «Этнопсихология», «Психология девиантного поведения».

Основные положения диссертационного исследования отражены в девяти публикациях автора общим объемом более 2,0 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИССЛЕДОВАНИЯ

С помощью выбранного автором социально-психологического подхода достигнута основная цель диссертационного исследования: выявлена взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья и коренного населения Саратовской области.

В ходе реализации основной цели исследования были решены намеченные в данной работе задачи и получены следующие результаты.

1. Выявлены структуры ценностных ориентаций этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья и коренного населения на декларируемом и скрытом уровнях. Между структурами ценностей этнических мигрантов и русских местных жителей существуют как сходства, так и различия. а) На декларируемом уровне:

- вершину ценностных структур представителей всех этнических групп занимают базовые общечеловеческие ценности «крепкая семья» и «здоровье», а также ценностно-мотивационные типы безопасность и благожелательность',

- выходцы из Кавказа более высоко, по сравнению с местным населением, оценивают значимость для себя таких ориентаций, как «уважение близких», «жить со своим народом», ценность традиции, что обусловлено актуализацией значимости этнических связей в ситуации инокультурного окружения;

- выходцы из Кавказа обнаруживают более выраженную, по сравнению с русскими, ориентацию на индивидуалистические ценности самовозвышения -власть, достижение, гедонизм, которые служат показателем усиления личностной идентичности как ведущего фактора, обеспечивающего адаптацию к изменившимся условиям существования и социальной нестабильности. В то же время в ценностных структурах этнических мигрантов также как и русских, эти ценности занимают последние ранговые позиции. б) На скрытом уровне нивелируются различия между отдельными ценностями этнических мигрантов и русских:

- для всех мигрантов на скрытом уровне повышается значимость ценностей «знания, образование» и «интересная работа», для русских их значимость, напротив, снижается;

- обнаружена тенденция подсознательного повышения значимости ценности «богатство» и снижения значимости понятия «совесть», характерная как для выходцев из Кавказа, так и для русских. в) при внутригрупповых и межгрупповых сравнениях структур декларируемых и скрытых ценностей обнаружено:

- внутригрупповые рассогласования между структурами декларируемых и скрытых ценностей более выражены у русских и чеченцев; менее противоречиво ценностное сознание азербайджанцев и армян;

- межгрупповые различия ценностных структур более выражены на декларируемом уровне и связаны с повышенной значимостью для этнических мигрантов ценностей, выступающих показателями усиления этнической и личностной идентичности в процессе адаптации к новым условиям жизни. В меньшей степени различия проявляются на скрытом, частично неосознаваемом уровне, что обусловлено, с одной стороны, заложенной на глубинных пластах подсознания ориентацией на общечеловеческие ценности, с другой - связано с тенденцией изменения ценностного сознания представителей всех этнических групп под влиянием единых общественно-политических и социально-экономических условий существования в сторону унификации ценностей.

2. Выявлены значения степени предрасположенности к девиантному поведению этнических мигрантов и коренного населения, различий между которыми не обнаружено. В то же время в каждой этнической группе получена высокая доля лиц, имеющих средние и высокие показатели склонности к девиантному поведению, что свидетельствует о неустойчивости большинства населения к соблюдению социальных норм и правил, независимо от этнической принадлежности. Выходцы из Кавказа обнаруживают более четкую дифференциацию позиций в оценках установок, определяющих отношение к социальным нормам и правилам, в отличие от коренных жителей, позиции которых характеризуются большей неопределенностью.

3. Выявлена взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиант-ному поведению. Склонность к девиантному поведению связана с системой ценностных ориентаций, содержание которой представлено одновременным предпочтением ценностей «богатство», «независимость» и отвержением ценностей «жить по совести» и «знания, образование», ориентацией на индивидуалистические ценности самовозвышения (власть, гедонизм, достижения, стимулирование) и отрицанием мотиваций коллективизма (конформность, традиция, благосклонность, универсализм). Устойчивость к нарушению социальных норм и правил связана с системой ценностных ориентаций, включающей в себя те же показатели, но с противоположными знаками.

Результаты сравнительного изучения ценностных ориентаций и степени выраженности установок, отражающих склонность к девиантному поведению у этнических мигрантов, в нашем случае выходцев из Кавказа, и коренных жителей Саратовской области дают основания для ответа на вопрос, является ли сознание первых более предрасположенным к нарушению социальных норм и правил. Наш ответ - нет, не более чем сознание коренных жителей - представителей русского этноса.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате эмпирического исследования, выполненного в предложенной автором социально-психологической парадигме изучения взаимосвязи ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению на примере этнических мигрантов из Северного Кавказа и Закавказья, проживающих на территории Саратовской области и последующего теоретического осмысления его результатов можно подвести общие итоги.

Данное исследование предлагает свой взгляд на проблему девиантного поведения выходцев из Кавказа в России, суть которого сводится к следующему.

Усиление этнических миграционных потоков из бывших союзных республик на территорию России после распада СССР вызвано явлениями социально-политического и социально-экономического порядка.

В условиях системного кризиса последних лет опыт большинства граждан, как из числа коренных жителей, так и этнических мигрантов, построен на стратегии выживания. Населению приходится выживать и приспосабливаться к ситуации, в которой государство постепенно снимает с себя полномочия регуляции в социальной сфере жизни, предлагая каждому жителю страны, заботиться о самом себе в меру собственных сил; экономические и политические преобразования противоречат существующим в массовом сознании традиционным культурным образцам сознания и поведения, а современная российская демократия все больше становится правом власть имущих, превращаясь на практике во вседозволенность и право сильного. В этих условиях для большинства граждан перестает быть типичной ориентация на социально одобряемое, ориентированное на моральные нормы поведение, т.к. в сложившейся ситуации она, по существу, не соответствует стратегии выживания. И тогда у населения повышается готовность к поиску и использованию любых доступных, в том числе и ненормативных способов удовлетворения насущных потребностей.

Данное обстоятельство делает представителей указанных этносов в равной степени подверженными негативному воздействию условий, сложившихся в результате преобразований различных сфер жизни, и обусловливающих повышение склонности к проявлению девиантности, которая сама по себе становится скорее нормой, чем отклонением. Находясь в среде, постоянно актуализирующей в сознании установки на нарушение норм и правил, и приобретая опыт, свидетельствующий не только о целесообразности, но и жизненной необходимости таких нарушений, люди в конечном итоге будут все более активно реализовывать девиантные способы поведения на практике.

Для этнических мигрантов проблема выживания, обеспечения благосостояния осложняется рядом обстоятельств и ситуаций, связанных с их адаптацией к новой социокультурной среде и в еще большей степени предрасполагающих к девиациям.

В условиях, когда большинство доводов свидетельствуют в пользу нарушения норм и правил, т.е. ориентации в современных условиях на систему нарождающихся новых норм и стандартов, пожалуй, единственным и самым важным аргументом «за» или «против» таких ориентаций становится внутренний голос - голос совести, голос ответственности перед личными и общественными ценностями.

Но если учитывать тот факт, что на скрытом уровне понятие «жить по совести» оценивается крайне низко, занимая последнюю позицию в ценностных структурах большинства респондентов, независимо от их этнической принадлежности, то существующую ситуацию можно описать как кризисную. Стремление к богатству, материальному благополучию и невозможность достижения его социально приемлемыми способами (действуя «по совести»), указывает на общую высокую склонность к нарушению социальных норм и правил. Богатство, которое призвано служить достижению каких-то важных целей, становится для многих самоцелью. Обозначенная проблема заслуживает пристального внимания государственной власти, тех ее представителей, кто занимается разработкой и реализацией экономических программ движения к демократическому, либеральному обществу. Стремление делать людей богатыми в отрыве от нравственного воспитания автоматически не приведет к развитию общества.

На наш взгляд, в коллективистских культурах, к которым принадлежат представители всех исследуемых нами этнических групп, в том числе и русские, нет такого уважения к закону, как в культурах индивидуалистических. Вековыми регуляторами поведения в коллективистических культурах были и остаются моральные нормы, а отнюдь не законы. Роль закона как регулятора поведения в коллективистических культурах вторична. Последствия прозападного курса, навязывание либеральных ценностей Запада - ценностей изначально не присущих культурам коллективистского толка - ведет к размыванию и распаду традиционных культурных ценностей, к трансформации норм и правил, исчезновению привычных регуляторов поведения и, как следствие, - к девиациям.

Выход из создавшейся ситуации, нам видится, в возврате к традиционным культурным ценностям и ориентации на внутренние регуляторы поведения, что должно стать центральной линией в воспитании новых поколений.

Говоря о дальнейших перспективах исследования в данном направлении, можно обозначить два следующих аспекта. Во-первых, выявленная взаимосвязь ценностных ориентаций и склонности к девиантному поведению должна быть проверена на как можно большем количестве этнических и социальных групп, что позволит изучить ее этнокультурную и социально-статусную специфику, определить степень ее универсальности и прогностичности. Во-вторых, выявленные взаимосвязи ценностных ориентаций и социальных установок, определяющих склонность к девиантному поведению, не могут характеризоваться как прямые и однозначные. Поэтому в перспективе важно изучить влияние конкретных социально-психологических факторов на взаимосвязь ценностных ориентаций и поведенческих установок, ситуационную обусловленность этой связи и ее воплощение в реальное поведение.

Таким образом, на наш взгляд, данное исследовательское направление перспективно с теоретической и практической точек зрения, и требует своего дальнейшего развития.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Смотрова, Татьяна Николаевна, Саратов

1. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. - М., Изд-во МГУ, 1990. - 240с.

2. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М., Изд-во МГУ, 1983. -144 с.

3. Алексеева В.Г. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности// Психол. Журн. 1984. -Т.5. - №5. - С. 63-70.

4. Алексеев А. Адаптация и безопасность: опыт вынужденных переселенцев и принимающего общества в Тверской области / А.Алексеев, С.Панарин; Под ред. Г.Витковской и С.Панарина // Миграция и безопасность в России. М.: Ин-тердиалект+, 2000. 194 с.

5. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977. - 256 с.

6. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания JL: Изд-во ЛГУ, 1968. - 338 с.

7. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., Аспект Пресс, 1997.

8. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект -Пресс, 1996. - 376 с.

9. Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М., 1990. -358 с.

10. Арутюнян Э. А. Микросреда и трансформация общественных ценностей в ценностную ориентацию личности // Образ жизни и ценностные ориентации личности. Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1979. - С. 49-61.

11. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М.: Изд-во Моск.ун-та, 1979. -150с.

12. Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стратегии. Символы. Мифы / Отв.ред. Рябов A.B., Курбангалеева Е.Ш. М.: Дом интеллектуальной книги, 2003 - 448с.

13. Бакурадзе О.М. Истина и ценность// Вопросы философии. 1966. - №7. - С.45-48.

14. Башкирова Е.И. Трансформация ценностей российского общества // Полис. 2000.- № 6. - С. 51-65.

15. Белинская Е.П., Тихомандрицкая O.A. Социальная психология личности. -М„ 2001.-301 с.

16. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986. 315 с.

17. Боголюбова Е.В. Ценность и оценка// Исторический материализм как наука/ Под ред. Е.В.Шороховой. М.: Наука, 1974. - С. 133-146.

18. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968. - 464с.

19. Брушлинский A.B. Субъект: мышление, учение, воображение. М., 1995.

20. Бубнова С.С. Системный подход к исследованию психологии индивидуальности. М.: Янус-К, 2002. - 52 с.

21. Василенко В.А. Ценность и ценностное отношение// Проблема ценности в Философии. M.-JL: Знание, 1966. - С.46-47.

22. Вебер М. Избранные произведения. Пер. с нем. / Сост., общ. Ред. И по-слесл. Ю.Н.Давыдова; Предисловие П.П.Гайденко М., Прогресс, 1990. - 808с.

23. Витковская Г.С. Вынужденная миграция и мигрантофобия в России. // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А.Малашенко; Моск. Центр Карнеги. -М., 1999. С. 151-192

24. Гаврилюк В.В., Трикоз H.A. Динамика ценностных ориентаций в период социальной трансформации (поколенный подход) // Социол. исслед. 2002-№1.-С. 96-105.

25. Гарбузов В.И. Практическая психотерапия, или как вернуть ребенку и подростку уверенность в себе, истинное достоинство и здоровье. С-Пб, 1994.

26. Гончаров Н.В. Ценностные ориентации в системе противоправного поведения подростка. Автореф. дис. .канд. социол. наук. М., 1998. - 24 с.

27. Гордон Л.А. Потребности и интересы.// Советская педагогика. 1939. -№ 8-9

28. Гриценко В.В. Вынужденные переселенцы и наркогенная субкультура: мифы и реальность / В.В.Гриценко. Балашов: Изд-во «Николаев», 2002. -120 с.

29. Гриценко B.B. Русские среди русских: проблемы адаптации вынужденных мигрантов и беженцев из ближнего зарубежья в России: Монография. -М.: ИЭА РАН, 1999. 189 с.

30. Гриценко В.В. Социально-психологическая адаптация переселенцев в России. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2002. - 252 с.

31. Гудечек Я. Ценностная ориентация личности // Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. М., 1989. С. 107

32. Дейнека О.С. Человек в экономике // Психология: Учебник / Под ред. А.А.Крылова. М: Проспект, 1998. - С. 547-562.

33. Денисова Г.С., Уланов В.П. Русские на Северном Кавказе: анализ трансформации социокультурного статуса. Ростов-на-Дону. 2003. - 352с.

34. Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. ред. Н.И.Лапин и А.А.Беляева. Эдиториал УРСС, М., 1996. - С.47-54.

35. Добренькое В.И., Кравченко А.И. Социология. М., 2000. - 497 с

36. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М.: Политиздат, 1978. - 272с.

37. Донцов А.И. О ценностных отношениях личности // Сов.педагогика. -1974. -№5.-С. 70

38. Дробижева Л.М. Этническое и историческое самосознание народов СССР на рубеже последнего десятилетия XX в.//Духовная культура и этническое самосознание. Вып. 2. -М., 1991. 315 с.

39. Дробницкий О.Г. Мир оживших предметов: Проблема ценности и марксистская философия. М.: Политиздат, 1967. - С. 18.

40. Дубов И.Г. Ценности и поведение: анализ взаимосвязи.//Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стратегии. Символы. Мифы. -М.: Дом интеллектуальной книги, 2003. С. 182-204.

41. Дюргкейм Э. Социология. М., 1995. - 368 с.

42. Дюркгейм Э. Социология и теория познания // История психологии: Тексты. М.: Изд-во МГУ, 1992. - С. 272-296.

43. Дюркгейм Э. Социология. Её предмет, метод, предназначение. 1995. -С.286

44. Дюркгейм Э. Ценностные и "реальные" суждения. // Социол. исслед. -1991. -№2. С.106-114.

45. Дятлов В.И. Кавазцы в Иркутске: конфликтогенная диаспора. // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А.Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. - С.113-136

46. Елизаров В.В. Ценностные ориентации неблагополучных семей // Социол. исслед. 1995. - №7. - С.23-27.

47. Журавлев А.Л. Предмет и структура социальной психологии // Социальная психология. М., 2002. - 315 с.

48. Здравомыслов Л.Г. Потребности, интересы, ценности. М., 1986. - С. 120

49. Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения). М., 2003. - 288 с.

50. Зотова О. И. Бобнева М.И. Ценностные ориентации и механизм социальной регуляции поведения // Методологические проблемы социальной психологии/ Под ред. Е.В.Шороховой. М.: Наука,1975. - С.247.

51. Зуева С.О. Ценностные ориентации как фактор профессионального самоопределения учащихся педагогического лицея. Автореф. дисс. .канд. психол. наук. Иркутск, 2000. - 19 с.

52. Ионин Г.Л. Основания социокультурного анализа. М., 1996 - 189 с.

53. Кавказ Россия: миграция легальная и нелегальная / Ред. А.Искандерян -Ереван, КИСМИ, 2004 - 160с.

54. Калашников В.Г. Динамика взаимосвязи самосознания, профессиональной направленности и ценностных ориентаций студентов педагогического вуза. На материале факультета начальных классов. Автореф. дисс. . .канд. психол. наук. -М., 1998.-22 с.

55. Капитонов Э.А. Социология XX века. Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1996 г. - 512с.

56. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М., 2000. - 264 с.

57. Карпушина Л.В. Структура жизненных ценностей различных социальных групп студентов вузов. Автореф. дисс. канд. психол. наук. Самара, 2003. -20 с.

58. Кетхудов Р. Г. Путь к духовности: ценности подлинные и мнимые // Философские науки. 1978. - №5. - С. 71

59. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. Учебное пособие для вузов.-М., 2001.-160с.

60. Клейберг Ю.А. Социальные нормы и отклонения. 2-е изд., доп. М.,: Ви-та-Пресс 1997. 140 с.

61. Климов Е.А. Общечеловеческие ценности глазами психолога-профессиоведа // Психологический журнал. 1994. - Том 14. - №4. - С. 130-13

62. Климова С.Г. Изменение ценностных оснований идентификации (80-90 годы) // Социол. исслед. 1995. - №1. - С.59-72.

63. Козлов A.A., Гришина Е.А., Ильинский И.М. Ценностные ориентации молодежи // Молодежь России: тенденции, перспективы. М.: Молодая гвардия, 1993.-С. 167-189.

64. Костенко Н.В. Ценности и символы в массовой коммуникации. Киев: Наук, думка, 1993 - 158 с.

65. Кросс-культурное исследование // Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. СПб., изд-во Питер, 2001. - 394 с.

66. Крылова Н.Б. Культурология образования. М., 2000. - 326 с.

67. Крысъко В.Г., Деркач A.A. Этнопсихология. 4.1. Теория и методология. -М., 1992.- 142 с.

68. Кузнецов А.Г. Ценностные ориентации современной молодежи. Саратов: СВШ МВД РФ, 1995,- 138с.

69. Кузнецов В.И. Эволюция ценностных ориентаций российской молодежи в условиях социальной трансформации общества. Автореф. дисс. .докт. со-циол. Наук. М., 2000. - 44с.

70. Лазурский А. Ф. Классификация личностей. Л., 1924. - 260 с.

71. Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социол. исслед. 1996. - №5. - С.5-9.

72. Лапин Н.И. Социальные ценности и реформы в кризисной России // Социол. исслед. 1993,-№9,- С. 17-28.

73. Лапин Н.И. Ценности как компоненты социокультурной эволюции в современной России // Социол. исслед. 1994. - №5. - С. 3-8.

74. Лебедева Н.М. Базовые ценности русской культуры на рубеже XXI века. //Психологический журнал. Т.21. - № 3. - 2000. - С. 73-87.

75. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. Учеб. Пособие М., Старый сад, 1998. - 316с.

76. Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от посисков самоуважения к поискам смысла. // Психологический журнал. -1999 Т.20 - №3.

77. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М., 1993.

78. Лебедева Н.М. Ценностно-мотивационная структура личности в русской культуре.// Психологический журнал. 2001. - Т.22 - №3 - С. 26-36.

79. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.-304 с.

80. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х тт.- Т.2. -М.: Педагогика, 1983. 320с.

81. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. М.: Смысл, 1992,- 18с.

82. Леонтьев ДА. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М.:Смысл, 2003. - 487 с.

83. Леонтьев ДА. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопр. философии.-1996. №4. - С. 15-26.

84. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М., 1984

85. Лотар Л.О. О ценностях и ценностных ориентациях в системе идейно-воспитательной работы ССНМ // Молодежь в условиях радикальных перемен современного общества. М., 1990. - С. 148-155.

86. Лосский Н.О. Характер русского народа. М., Изд. Посев, 1957 - 260с.

87. Малашенко А.В. Ксенофобии в постсоветском обществе. // Нетерпимость в России: старые и новые фобии / Под ред. Г.Витковской и А.Малашенко; Моск. Центр Карнеги. М., 1999. - С.6-19.

88. Мальцев А. А. Трансформация ценностей военнослужащих в переходном российском обществе. Пермь, 1997. - 263с.

89. Малюченко Г.Н. Профилактика наркомании в образовательнойсреде: проблемно-ориентированный подход. Уч. пособие / Г.Н.Малюченко. Балашов: Изд-во БГПИ, 2001.- 154 с.

90. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. СПб., 2001. - С. 77

91. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения: Учебн. пособ. М.: МЕДпресс, 2001. - 432с.

92. Митина О.В. Михайловская И.Б. Факторный анализ для психологов. -М.: Учебно-методический коллектор «Психология». 2001. 169 с.

93. Мулдашева А.Б. Роль этнопсихологической двойственности в межэтническом взаимодействии. Автореф. дисс. канд. псих.наук. М., 1991. - 24 с.

94. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Лениздат,1960. - 182с

95. Нарский И.С. Диалектическое противоречие и логика познания. М.: Наука, 1969.-246 с.

96. Наумова Н.Ф. Социологические и психологические аспекты целенаправленного поведения М. 1988. - С.129-134

97. Науменко Л.Н. Этническая идентичность. Проблемы трансформаций в постсоветский период / Л.И.Науменко // Журн. Прикл. психол. 1999. - №1. -С. 14-26.

98. Национальные меньшинства. / Под ред. В.И.Мукомеля // Центр этнопо-литических и региональных исследований. М.,2003. - 292с.

99. Общая психодиагностика. Учеб. Пособие / Под ред. А.А.Бодалева и В.В.Столина. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. - С. 221-227.

100. Ольшанский В.Б. Личности и социальные ценности // Социология в СССР / Гл. ред. социально-эконом. Л-ры. М.: Мысль, 1966. - Т.1. - С.470-530

101. Осипкин А.А Современные социокультурные процесы и девиантное поведение молодых россиян. Автореф.дис. .канд.социол.наук. М., 2001. - 25 с

102. Павленко В.Н., Таглин С.А. Этнопсихология. Учебное пособие. Киев, 1999.

103. Пальцев А.И. Менталитет и ценностные ориентации этнических общностей (на примере субэтноса сибиряков): Монография,- Новосибирск: Сибирское таможенное управление,2001. -140с

104. Патяева Е.Ю. Ситуативное развитие и уровни мотивации // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1983. - С. 23-33.

105. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности М., 1992, - 224 с.

106. Попков В.Д. Конфликтность групп этнических мигрантов и ее влияние на процесс социокультурной адаптации // Социальный конфликт. 1997. - №1. -С. 3-23.

107. Попков В.Д. Феномен этнических диаспор. М. 2003, - 337с.

108. Попова И.В. Тенденции изменений ценностных ориентаций старшеклассников в условиях реформ 1990-1993гг. (на примере Костром, обл.) Дисс. .канд социол. наук. -М., 1994. 157с.

109. Пригожим И. Порядок и хаос. М., 1988. - 315 с.

110. Психологические механизмы регуляции социального поведения // Под ред. Бобневой М.И. и Шороховой Е.В. М., Наука 1979. - 330 с.

111. Пядухов Г.А. Этнические группы мигрантов: тенденции притока, стратегии поведения. Пенза, 2003.- 394 с.

112. Рисмен Д. Некоторые типы характера и общество // Социологические исследования. 1993. -№5,7. - С. 144-151.

113. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер с англ. -М.: 1994

114. Российская социологическая энциклопедия / РАН; Ин-т сц.-политич. Ис-след.; общ. ред. Г.В.Осипова. М.: Изд. группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. -672с.

115. Рубинштейн C.JI. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973. -416с. С.365

116. Рыжова C.B. Психологическая составляющая этнонационализма (опыт эмпирического исследования. Этническая психология и общество. - М.: Старый сад,1997.-С.173-182.

117. Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, изд-во КубГУ, 1997. - 172 с.

118. Садовский В.Н. Основание общей теории систем. М., 1974. - 324 с.

119. Свенцицкий A.JI. Социальная психология: Учебник. М.:ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. - 336 с.

120. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. -СПб.: Социально-психологический центр, 1996. 349 с.

121. Смелзер Н. Социология. М., Феникс, 1994. - 688 с.

122. Смирнов П.И. Социология личности: Уч. Пособие. СПб.: Соц. общ-во им. М.М.Ковалевского, 2001. - 380 с.

123. Смотрова Т.Н. Профессиональная самоактуализация как способ преодоления жизненных кризисов // Развитие самоценных форм активности учащихся. Балашов, 1998. - С.36-37

124. Соколов A.B., Щербакова И.О. Ценностные ориентации постсоветского гуманитарного студенчества // Социол. исслед. 2003,- №1.- С.115-123.

125. Солдатова Г. У. Межэтническая напряженность как объект этнопсихологии // Этническая психология и общество. М., 1997,- С. 44-53.

126. Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М., Смысл, 1998. - 387 с.

127. Сонин В.А. Шпионский Л.В. Классики мировой психологии. СПб., 2001

128. Социальная и культурная дистанции. Опыт многонациональной России / Под ред. Дробижевой JIM. М., изд-во ин-та социологии РАН. 1998. - 386 с.

129. Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений. Отв.ред. А.Л.Журавлев, Е.В.Шорохова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1998. - 295 с.

130. Социально-психологические исследования межнациональных отношений. / Под ред. Шихирева П.Н. М„ РАН, 1993. - 488 с.

131. Социальные отклонения / Под ред В.Н.Кудрявцева. М., 1989. - 324с.

132. Стефаиенко Т. Г. Этнопсихология. М., 1999 - 115 с.

133. Стефаиенко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. М., изд-во МГУ, 1993. - 79 с.

134. Суптеля A.B., Ерина С.И. Исследование нормативно-ценностных ориен-таций россиян и их отношения к деньгам в период формирования российского общества.// Социальная психология XXI столетия Т.З / Под ред. В.В.Козлова,-Ярославль, 2002. С. 178-180

135. Сурина И.Л. Ценности. Ценностные ориентации. Ценностное пространство. -М., 1999. С.15.

136. Сусоколов A.A. Непосредственное межэтническое общение и установки на межличностные контакты // Советская этнография. 1972. - N 5. - С. 73-78.

137. Сусоколов A.A. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып.20. М., 1990. - С. 5-40.

138. Сухарев А.В. Введение в этнофункциональную психологию и психотерапию. Учебное пособие. - М.: ГАСК, 2002. - 240с.

139. Табунас A.A. Роль ценностей в регуляции поведения индивида // Социологические исследования жизненного пути молодежи. Вильнюс, 1988. - С. 14-28

140. Тимофеева М. Некоторые этнопсихологические аспекты психотерапии / М.Тимофеева // Журн. Прикл. Психол. 1999. - №1. - С.14-26

141. Тихомандрицкая O.A., Дубовская ЕМ. Особенности социально-психологического изучения ценностей как элементов когнитивной и мотива-ционно-потребностной сферы. (Методические аспекты) // Вопросы психологии- 1999.-№3.

142. Тишков В.А. Культурная мозаика и этническая политика в России //Межкультурный диалог: Лекции по проблемам межэтнического и межконфессионального взаимодействия /Под ред. М.Ю. Мартыновой, В.А.Тишкова, Н.М.Лебедевой. М, 2003.

143. Тишков В.А. Новые подходы в теории и практике межнациональных отношений // Советская этнография. 1989, № 5.

144. Тишков В.А. Этнология и политика. М., Наука, 2001. - 239 с.

145. Трофимова Н.М., Поленякина Е.В. Формирование ценностных ориентаций учащихся начальных классов в условиях школьной жизни: Учебно-методическое пособие. Воронеж: Воронежский гос.пед.ун-т, 2001. - 73с.

146. Тугаринов В.П. Марксистская философия и проблема ценности // Проблема ценности в философии. М.-Л.: Знание, 1966 - С. 16-24

147. Тугаринов В.П. О ценностях жизни и культуры. Л.: Лениздат, 1960.

148. Тугаринов В.П. Теория ценностей в марксизме Л.:Лениздат,1968. -С.11

149. Узнадзе Д.H. Психология установки. СПб.: Питер, 2001. - 416с.

150. Фетискин Н.П., Миронова Т.Н. Социально-психологическая диагностика личности и группы: Психодиагностический практикум. Кострома, 2001.

151. Философская энциклопедия / Гл.ред. Ф.В.Константинов. М., «Сов. энциклопедия», - Т.4. - 592 с. с илл.

152. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

153. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994.

154. Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993.

155. Фромм Э. Бегство от свободы. М.,1990.

156. Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990.

157. Ценности в кризисном социуме (заседание «круглого стола» в Институте психологии АН СССР)// Психол. журн. 1991,- Т.12. - №6. - С. 154-167.

158. Ценности и символы национального самосознания в условиях изменяющегося общества / Под ред. Л.М.Дробижевой, РАН, Институт этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая. М., 1994. - 236с.

159. Шадриков В.Д. Проблема системогенеза профессиональной деятельности. -М., 1982. -394 с.

160. Шестопалова Л.Ф., Перевозная ТА. Ценностно-смысловая сфера личности со специфическими расстройствами и склонностью к противоправному поведению. \ Психологический журнал Т.24 - №3. - 2003. - С.66-72.

161. Шихирев П.П. Современная социальная психология в Западной Европе. Проблемы методологии и теории. М., Наука, 1985. - 175 с.

162. Шихирев П.П. Современная социальная психология США. М., Наука, 1979.-229 с.

163. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М., 2000.

164. Шледер Б. Структура ценностных ориентаций. Эмпирическое исследование. //Иностранная психология. Том 2, -№2(4). 1994.-С. 47-57

165. Щепанъский Я. Элементарные понятия социологии. М.:Прогресс, 1969

166. Энциклопедический социологический словарь / Общ. ред. Г.В. Осипова. М., РАН. Ин-т соц.-политич. исслед.,1995. - 938с.

167. Эфендиев А.Г. Ценности //Основы социологии.4.1 М.,1994

168. Ядов В А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Е.В.Шороховой. -М.: Наука, 1975. С.89-105.

169. Яницкий hi.С. Ценностная структура массового сознания современной России. // Политико-психологические проблемы исследования массового сознания/ Под ред. Е.Б.Шестопал. М.: Аспект Пресс, 2002. - 203с.

170. Яницкий Ы.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово, 2000 - 180 с.

171. Allport G. W. The historical background of modern social psychology // Handbook of Social Psychology. N.Y., 1959.

172. Bochner S. The social psychology of cross-cultural relations // Cultures in Contct: Studies in Cross-Cultural Interaction / Oxford, Pergamon. 1982.

173. Bogardus E.S. Social Distance. Ohio, 1959.

174. Cochrane R. Mental illness in England, in Scotland and in Scots living in England // The Social Psychiatri. 1980. V.15. P.9-15.

175. Hofstede G. Value system in forty countries // Explications in cross-cultural psychology / J. Deregowsky, S. Dzuirawiec, R. Annis (Eds.). Lisse, Netherlands: Swets and Zeitlinger. pp. 389-407.

176. Hofstede G. Culture's Consequences: International Differences in Work-related Values. Beverly Hills, CA: Sage. 1984.

177. Inglehart R. The Silent Revolution. Changing Values and Political Styles Among Western Publics. Princeton Universiti Press. 1977.

178. Klakhohn F., Stodtbeck F. Variation in value orientation. Evanston, IL: Row Peterson, 1961.

179. Parsons T. The social system. Glencol, Ilinois, 1952.

180. Rokeach, M. The nature of human values. New York, 1973.

181. Schwartz, S. H. Universale in the structure and content of values: Theoretical advances and empirical tests in 20 countries. In M. P. Zanna (Ed.), Advances in experimental social psychology, Orlando, FL: Academic ,1992, Vol.25, pp. 1-65.

182. Schwartz, S.H. Are there universal aspects in the structure and contents of human values? Journal of Social Issues, 1994 50, 19-45.

183. Schwartz, S.H. & Bilsky, W. Towards a psychological structure of human values. Journal of Personality and Social Psycology, 1987, 53,550-562.

184. Schwartz, S.H. & Bilsky, W. Toward a theory of the universal structure and content of values: Extentions and cross-cultural replications. Journal of Personality and Social Psychology, 1990, 58, 878-891.

185. Triandis, H. C. Culture and Social Behavior. New York: McGraw- Hill, Inc., 1994.