Автореферат диссертации по теме "Взаимосвязь социально-психологических и индивидуально-психологических факторов девиантного поведения"

Краснощекое Александр Сергеевич

ВЗАИМОСВЯЗЬ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Специальность: 19.00.05 - социальная психология

2 9 :1'.Р 2612

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Саратов-2012

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический

университет»

Научный руководитель: доктор психологических наук, доцент

Печерский Владимир Григорьевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Елизаров Сергей Геннадьевич, профессор

кафедры психологии ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет»

кандидат психологических наук, доцент

Южанинова Алла Леонидовна, доцент кафедры правовой психологии и

судебной экспертизы ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Мордовский

государственный университет имени Н.П. Огарева»

Защита состоится «12» апреля 2012 г. в 12 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.243.14 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского» по адресу: 410028, г. Саратов, ул. Вольская 10а, XII корпус СГУ, ауд. 329.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Зональной научной библиотеки им. В.А. Артисевич ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет им. Н.Г.Чернышевского».

Автореферат разослан « /¡' » МЯРТд ? С 1\. года

Ученый секретарь

диссертационного совета ДМ 212.243.14. кандидат психологических наук, доцент

Е.В.Рягузова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современная ситуация в стране, сложившаяся в связи с противоречиями современных политических, экономических и социальных преобразований обусловила усиление таких негативных тенденций, как имущественное неравенство, осложнение криминогенной обстановки, усиление психологической дезадаптации молодёжи, снижение востребованности традиционных духовных ценностей, деформация семьи, беспризорность среди несовершеннолетних, алкоголизация и наркотизация подростков. Отклоняющееся поведение становится одной из актуальных проблем современного общества.

В январе - октябре 2011 года в Российской Федерации зарегистрировано 2052,5 тыс. преступлений, возбуждено 1683,3 тыс. уголовных дел. В результате преступных посягательств погибло 32,9 тыс. человек, здоровью 40,5 тыс. человек причинен тяжкий вред. Ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) составил 188,29 миллиардов рублей. Четверть от всех преступлений (25,7%) составляют тяжкие и особо тяжкие преступления. В насильственной преступности наметилась совершенно определенная линия на сращивание с экономической преступностью. Набирает силу тенденция усиления внешнеэкономического, межнационального и межрегионального характера преступной деятельности. Более трети (39,9%) оконченных расследованием преступлений совершено лицами, ранее совершавшими преступления, почти каждое пятое (19,4%) - в состоянии алкогольного опьянения, каждое девятнадцатое (5,2%) - несовершеннолетними или при их соучастии. Остались нераскрытыми 1,4 тыс. убийств и покушений на убийство (7,1%), 4,5 тыс. фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (5,3%), 525,4 тыс. краж (8,2%), 55,9 тыс. грабежей (28,8%), 5,8 тыс. разбойных нападений (19,4%). 846,2 тыс. преступлений (9,7%) остались нераскрытыми в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. При этом, за рубежом также отмечается довольно сложная ситуация: более 40% всех арестов по восьми наиболее тяжким преступлениям (убийство, изнасилование, грабеж, нападение при отягчающих обстоятельствах, кража со взломом, кража, поджог) совершаются несовершеннолетними.

Профилактика девиантного поведения молодых людей и приведение его в соответствие с требованиями социальных систем всегда были в центре внимания государства. В.М. Поздняков, анализируя причины недостаточной эффективности мер профилактики правонарушений несовершеннолетних, отмечает, что хотя еще в Федеральном законе от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» поставлена задача реализации комплексного подхода, причем на основе координирующего влияния специально создаваемых на государственном, региональном и муниципальном уровнях межведомственных комиссий, достигнуть ее до настоящего времени не удалось. В силу действия Постановления Правительства Российской Федерации от 5 июня 1999 г. (п. 8) на федеральном уровне организационно-техническое обеспечение системы

профилактики возложена на Министерство здравоохранения и социального развития. Однако для данного ведомства деятельность по превенции девиантного поведения несовершеннолетних является лишь одним из направлений, причем поручением, реализуемым без специального финансирования. Несмотря на регулярное проведение заседаний межведомственной комиссии, из-за функционально-отраслевой специализации существует не только параллелизм, но и разрыв в работе с различными группами несовершеннолетних-девиантов. Теми, кто не достиг возраста уголовной ответственности, преимущественно занимаются подразделения Министерства образования, здравоохранения и социальной защиты, а с несовершеннолетними, достигшими такого возраста, - в большей мере правоохранительные органы. Кроме того, существуют другие трудности, не позволяющие эффективно вести профилактическую работу. Так, например, до сих пор существуют проблемы ранней диагностики и выявления групп риска возникновения девиантного поведения, решение которых позволило бы обеспечить большую эффективность профилактической деятельности.

Чтобы несовершеннолетний совершил асоциальный поступок, необходимо, с одной стороны, наличие у него определенной готовности (диспозиции) к асоциальному поведению, а с другой - нахождение или создание им ситуации, обеспечивающей своеобразный резонанс с его диспозицией. В этой связи при разработке новой модели психологического обеспечения профилактики правонарушений несовершеннолетних актуальным является изучение взаимосвязи факторов, детерминирующих возникновение девиантного поведения: с одной стороны, социальных ситуаций жизнедеятельности несовершеннолетних, которые могут содержать факторы, не только предрасполагающие к девиантному поведению, но и формирующими делинквентную личность, а с другой - индивидуально-психологических особенностей личности, которые выступают в качестве внутренних детерминант девиантного поведения.

Изучение проблемы девиантного поведения ведётся с давних времён. Изучаются генезисные аспекты этой проблемы, связанные с выявлением личностных и социальных, социально-психологических детерминант этого явления (Г. Айзенк, А. Бандура, И. Гофман, Дж. Мак-Корд, Р. Мертон, М. Раттер, Г. Тард, Р. Уолтере, Э. Фромм, Т. Хирши, Э. Сазерленд, В.М. Бехтерев, Ю.А. Антонян, И.П.Башкатов, А.А.Вдовиченко, Я.И. Гилинский, Ю.Б. Гиппенрейтер, Ю.А. Клейберг А.Е. Личко, A.A. Реан, Ю.В. Чуфаровский); рассматриваются вопросы классификации различных форм поведенческих девиаций (Я.И. Гилинский, А.И. Долгова, М.И. Еникеев, Е.В. Змановская, Ю.А. Клейберг, Ц.П. Короленко, В.Д. Менделевич, В.М. Поздняков, Л.И. Спиридонов, В.М. Шумаков), изучаются различные подходы к реализации психокоррекционной, воспитательной и профилактической работы с девиантами (Г.А. Аванесов, Н.Б. Акбаров, С.А. Беличева, Ю.Д. Блувштвейн, Г.О. Галич, О.Н. Гречишкин, М.Г. Дебольский, В.М. Поздняков, A.A. Реан). В соответствии с целями нашего исследования наибольший интерес у нас вызывают работы по изучению факторов риска девиантного поведения Г. Айзенка, А. Бандуры, И. Гофмана, Э. Дюркгейма, Ч. Кули, Дж. Мак-Корда, М.

Раттера, Г. Тарда, Р. Уолтерса, Т. Хирши. Среди отечественных ученых данная проблема изучалась А.Г. Амбрумовой, Ю.А. Антоняном, И.П.Башкатовым, А.А.Вдовиченко, Я.И. Гилинским, Ю.Б. Гиппенрейтер, Е.В. Змановской, Т. В. Ивановой, Ю.А.Клейбергом, В.Н. Кудрявцевым, А.Е. Личко, A.A. Реаном, А.Н. Пастушеней, В.Ф.Пирожковым.

Представляется, что в настоящее время при наличии значительного числа работ по проблеме девиантного поведения имеются определенные проблемы связанные, прежде всего с тем, что эти исследования, имея приблизительно общий предмет, проведены в различных отраслях науки и имеют зачастую специфичный характер и узкую направленность. При этом дополнительную трудность создает отсутствие единства в терминологии. Кроме того, явно недостаточно комплексных, междисциплинарных исследований в данной области.

Таким образом, необходимость исследования взаимосвязи социально-психологических и индивиудально-психологических факторов, определяющих риск возникновения девиантного поведения молодёжи определяется тем, что в настоящее время существует ряд противоречий между:

- значимостью понимания взаимосвязи индивидуальных свойств с социально-психологического факторами в генезисе девиантного поведения личности для повышения эффективности профилактической и психокоррекционной практики и недостаточной изученностью этой проблемы в психологической науке;

- необходимостью ранней диагностики девиантного поведения, выявления групп риска и недостаточностью теоретического и эмпирического обоснования взаимосвязи индивидуально-психологических и социально-психологических факторов, обусловливающих поведенческие девиации.

Данные противоречия актуализируют проблему исследования, которая заключается в выявлении взаимосвязи индивидуально-психологических и социально-психологических факторов, обусловливающих риск развития девиантной личности.

Указанные противоречия и проблема дали основания для определения цели, объекта и предмета исследования.

Цель исследования: выявить взаимосвязи социально-психологических и индивидуально-психологических факторов, обусловливающие риск возникновения девиантного поведения у лиц мужского пола.

Объект исследования: девиантное поведение личности.

Предмет исследования: взаимосвязь социально-психологических и индивидуально-психологических факторов девиантного поведения у лиц мужского пола.

Гипотеза исследования

Общая гипотеза: риск возникновения девиантного поведения определяется наличием взаимосвязанных факторов многоуровневой организации личности, выявление которых обеспечивает возможность его прогноза и превенции.

Частные гипотезы:

1. Риск возникновения девиантного поведения личности обусловлен не столько наличием отдельных социально-психологических факторов её развития, сколько их сочетанным влиянием, обусловливающим стратификацию личности в социуме и специфичность взаимодействия с ближайшим окружением.

2. Существуют определённые сочетания индивидуально-психологических свойств личности, повышающие риск возникновения девиантного поведения в ситуациях сочетанного дезадаптирующего влияния социально-психологических факторов.

В соответствии с поставленной целью и сформулированной гипотезой исследования решались следующие задачи:

1. На основе теоретического анализа проблемы девиантного поведения личности уточнить психологическую сущность этого социально-психологического феномена и его факторную обусловленность.

2. Исследовать социально-психологические факторы генезиса девиантного поведения личности.

3. Изучить роль индивидуально-психологических факторов в генезисе девиантного поведения личности

4. Определить интегративные показатели взаимосвязи социально-психологических и индивидуально-психологических факторов в генезисе девиантного поведения личности.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

комплексный подход (Б.Г. Ананьев, В.М. Бехтерев) и системно-структурный подход (Б.Ф. Ломов, В.П. Кузьмин, Э.Г. Юдин, И.А. Невский);

фундаментальные принципы психологической науки: детерминизма, системности, единства сознания и деятельности, единства внешнего и внутреннего (В.М. Аллахвердов, Л.С. Выготский, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Д.Н. Узнадзе и др.);

концепции социальной обусловленности развития личности (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Г.М. Андреева, A.A. Бодалев, Л.С. Выготский, И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн и др.)

теории социализации (Б.Г. Ананьев, Г.М. Андреева, Л.С. Выготский, И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, B.C. Мерлин, Б.Д. Парыгин, С.Л. Рубинштейн).

концепции и теории развития индивидуальности человека (А.Н. Леонтьев, B.C. Мерлин, В.М. Русалов), а также концептуальные основы теории развития социальных и психических явлений, нашедшие отражение в научных трудах российской и зарубежной психологии по следующим направлениям: нарушения в становлении, формировании и развитии личности (А.Е.Личко, В.С.Мухина, А.В.Петровский, Л.Пожар, Т.П.Шилова); закономерностям онтогенеза (М.Ю.Кондратьев, Д.Б.Эльконин); влияние социокультурных особенностей (Л.Б.Филонов); образа жизни семьи и семейных отношений, характерологических изменений, обусловленных взаимодействием с окружением (А.Бандура, В.И.Буянов, А.В.Гоголева, А.И.Захаров, М.И.Лисина, Г.М.Миньковский, В.А.Петровский, Л.Б.Шнейдер); выраженности протекания подросткового кризиса (А.М.Прихожан, Л.Б.Филонов, Э.Эриксон); членство в

неформальных подростковых асоциальных группах (И.П. Башкатов, М.В. Розин, В.Ф. Пирожков); нарушение социального контроля (Я.И. Гилинский, В. Честнокова); асоциальность подростков, совершивших правонарушения (Ю.М. Антонян, Я.И. Гилинский, И.Н. Гусейнов, А.Е. Личко).

Методы исследования:

1. Методы теоретического анализа, синтеза и обобщения социально-психологической литературы по проблеме исследования.

2. Методы эмпирического исследования - анализ материалов личных дел, анкетирование, психодиагностическое тестирование.

3. Методы математической статистики: первичная описательная статистика; метод оценки значимости различий по критерию Ютьюдента, и-критерий Манна-Уитни; коэффициент корреляции г-Пирсона. Проведен однофакторный дисперсионный анализ и пошаговый априорный и апостериорный дискриминантный анализ.

Эмпирическую базу исследования составили 400 мужчин 27-28 лет осужденные за насильственные преступления и ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности. А именно:

Группа мужчин, не привлекавшихся ранее к уголовной ответственности: 200 мужчин 27,08±0,37 лет (курсанты Учебного центра УФСИН России по Саратовской области)

Группа мужчин осужденных за насильственные преступления: 200 мужчин 28,46+0,70 лет, осужденные за насильственные преступления (исправительные колонии №2, №17, №23 строгого режима; №4, №33 общего режима; №6 особого режима).

Достоверность и обоснованность выводов и результатов исследования обеспечиваются: широким использованием данных современной психологической науки, связанных с исследуемой проблемой; репрезентативностью выборки; использованием современных методов теоретико-экспериментального исследования, соответствующих поставленным задачам; применением методов математической статистики; комплексным подходом к исследованию изучаемого феномена; сочетанием количественного и качественного анализа; апробацией полученных результатов в научной среде.

Положения, выносимые на защиту:

1. Девиантным является устойчивое дезадаптивное поведение патологического или непатологического характера, детерминированное как специфическими факторами индивидуально-психологического и социально-психологического уровней, так и неспецифическими факторами макро- и микросреды, которое не согласуется с наиболее важными социальными и нравственными нормами, имеет деструктивный характер и причиняет реальный ущерб обществу или самой личности.

2. Социально-психологические детерминанты девиантного поведения имеют многосложную и взаимосвязанную (сочетанную) природу. Наиболее значимыми социально-психологическими факторами риска возникновения девиантного поведения являются: а) асоциальная, конфликтная, агрессивная и дисгармоничная модальность семейных отношений в родительской семье, дефицит общения ребёнка с одним или обоими родителями, дефицит внимания

к ребёнку со стороны родителей, эмоциональная, интеллектуальная и социально-экономическая депривация; б) школьная дезадаптация субъекта, включающая депривацию образовательных потребностей, специфичность статуса в группе, конфликтность отношений со сверстниками и/или учителями; в) асоциальная модальность референтной группы сверстников. Сочетанность факторов становится основой стигматизации личности, усиливает их детерминирующее влияние и риск возникновения девиантного поведения.

3. Индивидуально-психологические факторы риска возникновения девиантного поведения определены сочетанием высоких значений нейротизма, открытости опыту с низкими значениями уживчивости и сознательности; высокого уровня агрессивности, внутренней конфликтности личности с низким уровнем уверенности в себе; сочетанием таких характерологических черт как выраженные дистимность, циклотимность, возбудимость, застревание, педантичность, тревожность, эмотивность, демонстративность, экзальтированность.

4. Взаимосвязь социально-психологических факторов и индивидуально-психологических характеристик личности оказывает детерминирующее влияние на процессы её развития. Это влияние проявляется в формировании констелляции личностных качеств, обусловливающих характер интерпретации элементов окружающего мира, причинность поведения личности и риск возникновения поведенческих девиаций.

Научная новизна исследования.

Уточняется понятие «девиантное поведение», смысловое значение которого получило новую интерпретацию путём интеграции, реконструкции и существенного дополнения имеющихся в психологической литературе определений.

Выявлены взаимосвязи социально-психологических факторов, обусловливающих риск возникновения девиантного поведения, которые определяются сочетанностью низкого социально-психологического статуса семьи, модальности семейных отношений и типологии воспитания в семье с дезадаптивными параметрами образовательной среды и неформальных референтных групп.

Установлена прогностически значимая взаимосвязь индивидуально-психологических факторов в генезисе девиантного поведения личности, которая определяется сочетанностью уровневых значений нейротизма, уживчивости, сознательности, агрессивности, внутренней конфликтности с выраженной дистимностью, циклотимностью, застреванием, эмотивностью, тревожностью, демонстративностью, экзальтированностью.

Определены интегративные показатели взаимосвязи социально-психологических и индивидуально-психологических факторов в генезисе девиантного поведения. Эта взаимосвязь проявляется в формирующейся констелляции личностных качеств, сложность и модальность которой обусловливают степень риска возникновения девиантного поведения.

Теоретическая значимость исследования.

1. Результаты исследования дополняют теоретические представления об интегративном характере каузальных характеристик девиантного поведения, обусловленном специфичностью связи индивидуально-психологических характеристик личности и социально-психологических факторов социальной ситуации её развития.

2. Выявленные взаимосвязи индивидуально-психологических факторов генезиса девиантного поведения личности углубляют теоретические представления о роли интегральных образований личности в системной детерминации её поведения.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования полученных данных при определении содержания и методического обеспечения ранней прогностической и профилактической работы с лицами группы риска девиантного поведения. Разработанный алгоритм прогноза девиантного поведения может быть рекомендован к использованию в работе различных учреждений, осуществляющих образовательные, консультативных, профилактические функции, в качестве инструмента для выделения групп риска возникновения девиантного поведения с дальнейшим мониторингом этих групп и фокусированием в них экспресс-диагностических и профилактических программ. Эмпирические данные могут быть использованы при осуществлении ранней диагностики предрасположенности к девиантному поведению, а также при разработке содержания учебных курсов «Психологии девиантного поведения», «Юридическая психология», «Пенитенциарная психология».

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические и практические положения диссертации были представлены и обсуждены на заседаниях кафедры педагогики и психологии Саратовского государственного социально-экономического университета, представлялись и обсуждались на 67-й весенней научно-практической конференции студентов и молодых специалистов «Молодые ученые - здравоохранению региона», Саратов, 2005; межрегиональной научно-практической конференции студентов и молодых ученых с международным участием «Молодежь и наука: итоги и перспективы», Саратов, 2006.; региональной научно-практической конференции «Проблемы региональной психологии: теория, практика, эксперимент», Саратов, 2007; международной конференции молодых ученых «Перспективы развития системного подхода в психологии», Саратов, 2008; всероссийской конференции с международным участием «Современные подходы в биомедицинской, клинической и психологической антропологии», Томск, 2008; XLVII Congress of Anthropological Society of Serbia with international participation, Krusevac, 2008; всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Девиантное поведение: проблемы профилактики, диагностики и коррекции», Саратов, 2008; всероссийской научной конференции «Актуальные вопросы и достижения современной антропологии», Новосибирск, 2008; II международной конференции молодых ученых «Психология - наука будущего», Москва "Институт психологии РАН", 2008; девятой международной ежегодной научно-практической конференции

преподавателей, студентов и аспирантов, Новосибирск, 2009; XLVIII Congress of Anthropological Society of Serbia with international participation, Prolom Bania, 2009; XI региональной научно-практической конференции студентов и аспирантов, Екатеринбург, 2009; всероссийской научно-практической конференции «Проблема индивидуальности в современной психологии», Владивосток, 2009; 2-й международной научно-практической конференции «Психология телесности: теоретические и практические исследования», Пенза, 2009; III Международной научно-практической конференции «Молодежь и наука: реальность и будущее», Невинномысск, 2010; XII всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология сегодня», Екатеринбург, 2010; всероссийской научно-практической конференции «Клиническая психология: итоги, проблемы, перспективы», Санкт-Петербург, 2010; всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Юридическая психология: стратегии современного развития», Саратов, 2010.

Результаты диссертационного исследования использовались автором при проведении лекционных и практических занятий по дисциплинам «Психология девиантного поведения подростков», «Превентивная психология», «Пенитенциарная психология» на гуманитарном факультете Саратовского государственного социально-экономического университета, что подтверждено справкой о внедрении результатов исследования.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, 2 глав, выводов и заключения, содержит 170 страницы машинописного текста, 10 таблиц, 10 рисунков, 5 приложений. Библиографический список включает 361 источник.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цель, объект, предмет, гипотеза, теоретико-методологические основы, методы исследования, достоверность результатов и выводов, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Теоретические подходы к изучению детерминант девиантного поведения личности» посвящена анализу теоретико-методологических подходов к изучению данной проблемы в психологической науке. Рассматривается система научных представлений о девиантном поведении с позиций общеметодологических принципов единства, взаимосвязанности и взаимообусловленности социального и индивидуального в личности, исследуются социально-психологические и индивидуальные факторы проявления делинквентного поведения.

В первом параграфе «Характеристика феномена девиантного поведения» рассматриваются проблемы в описании отклоняющегося поведения: многозначность понятия «девиантное поведение», отсутствие единой терминологии; междисциплинарность понятия; проблема качества (узко специальный, либо популярный характер литературы по проблеме отклоняющегося поведения) и количества (недостаток литературы по психологии девиантного поведения, технологий его прогноза и превенции)

источников. Рассматривается проблема сопряженности термина с понятием «социальная норма» в рамках исследования статистического, психопатологического, социально-нормативного и индивидуально-психологического критерия нормы.

В параграфе рассматриваются позиции различных исследователей к определению понятия девиантное и делинквентное поведение. Исследуется междисциплинарное понимание отклоняющегося поведения, а также различные традиции его рассмотрения. За рубежом термин «делинквентное поведение» применяется лишь при определенной стойкости поведенческих расстройств. Также различается «оппозиционное поведение» от асоциальной агрессии личности и ее деструктивной направленности. В отечественной литературе этому термину соответствует «протестное поведение». А также используется термин «допреступное поведение», когда собственно противоправных поступков еще не было, но совершенные действия свидетельствуют не только об асоциальных намерениях, но и о готовности перейти нормы закона.

Рассматриваются различные подходы к проблеме классификации поведенческих отклонений: социально-правовой, клинический и психологический (Ю.А.Клейберг, Ц.П. Короленко, Т.А.Донских, Е.В. Змановская, С.А. Беличева). Проводится разграничение понятий агрессия и агрессивность, как наиболее яркого проявления делинквентного поведения.

Делается акцент на том, что организация практической деятельности по прогнозированию и дальнейшему предупреждению делинквентного поведения, предполагает изучение причин отклоняющегося противоправного поведения.

Во втором параграфе «Социально-психологические факторы, определяющие риск возникновения девиантного поведения» рассматриваются основные школы и концепции в рамках социологического осмысления девиантности: функционализм (Э. Дюркгейм); аномия (Э. Дюргейм, Р. Мертон, Р. Клоуард, Л. Оулин); социальная дезорганизация (У. Томас, Ф. Знанецкий, Р. Парк); конфликт культур и девиантных субкультур; социальное научение (Г. Беккер, Э. Сатерленд, Д. Кресси, Г. Сайке, Д. Матза); теория контроля (Т. Хирши); теория стигматизации (Ч. Кули, И. Гоффман, Ф. Танненбаум, Е. Лемерт); теории конфликта (К. Маркс, Р. Кини, А. Лиазос); «современные» («радикальные», феминизм, постмодернизм).

Кроме того, исследуются походы отечественных исследователей к проблеме отклоняющегося поведения: К. Германа, В.М. Бехтерева, М.Н. Гернета, Х.М. Чарыхова, А.Б. Сахарова, Ю.А. Клейберга, Ю.А. Антоняна, Г.А. Аванесова, Ю.Д. Блувштвейна, С.Е. Вицина, Я.И. Гилинского и др.

Анализируются исследования конкретных социально-психологических факторов делинквентного поведения: семейного воспитания, конфликтов в семье, полноты семьи, криминальности родителей, размера семьи, социально-экономической депривации, особенностей образовательного процесса, конфликтов со сверстниками, брака, профессионального становления и др. Рассмотрены исследования особенностей характера и ценностно-мотивационной сферы лиц с делинквентным поведением.

В параграфе показано, что социологические и близкие к ним социально-психологические теории рассматривают девиантное поведение как результат

социальных процессов, сложных взаимоотношений между обществом и конкретной личностью. Делается вывод о том, что для девиантного поведения с одной стороны в самом обществе имеются серьезные причины, такие как социальная дезорганизация и социальное неравенство, с другой стороны, необходим учет роли личности в процессе ее социализации, т.к. социологические теории не дают объяснения, почему различные люди в одних и тех же социальных условиях демонстрируют принципиально разное поведение. Обосновывается, что социальные условия действительно определяют характер социальных девиаций, но их оказывается недостаточно для объяснения причин и механизмов отклоняющегося поведения конкретной личности.

В третьем параграфе «Индивидуально-психологические факторы, определяющие риск возникновения девиантного поведения личности» анализируются исследования интраиндивидуальных детерминант девиантного поведения. Рассматриваются подходы таких зарубежных исследователей как У. Шелдон, К. Лоренц, Ф. Гальтон, Н. Джекуин, В. Комптон, Б. Хатчинсон, К. Юнг, Г. Айзенк и др., и отечественных как А.Е. Личко, A.A. Реан, Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Л. Васильева, Л.А. Рудкевич, Л.И. Тегако, H.H. Богданов и др.

Проведен анализ исследований особенностей темперамента и характера у лиц с девиантным поведением. Определено, что на возможность проявления отклоняющегося поведения оказывают влияние все факторы как «Большой тройки», так и «Большой пятерки». В параграфе представлены различные современные подходы к изучению причин девиантного поведения: исследования акцентуаций характера, темпераментальных особенностей, семейные исследования, исследования влияния гормонов, психофизиологических переменных.

Предлагается вывод о том, что внутренние биологические факторы, а также индивидуальные особенности личности играют определенную роль в формировании отклоняющегося поведения: они определяют силу и характер реакций на средовые воздействия. При этом, индивидуально-личностные основы отклоняющегося поведения действуют только в контексте определенного социального окружения.

Представляется, что каждая из теоретических точек зрения вносит вклад в понимание определенных аспектов генезиса поведенческих девиаций. Биологические и психологические подходы могут служить для того, чтобы идентифицировать личностные характеристики, которые — при заданных особых условиях социального воспитания и опыта значительно увеличивают риск возникновения девиантного поведения.

Социологические теории преступности с одной стороны правильно подчеркивают непрерывность между социальным и антисоциальным поведением. С другой, почти во всех подходах особо отмечается «контекстуальность» совершения противоправного деяния. На вероятность совершения преступления и приобретения репутации преступника фундаментальным образом воздействуют социальные нормы и социальная ситуация, в которых находится индивид.

Таким образом, ни одна из теорий не дает исчерпывающего объяснения девиантному поведению, однако они пересекаются в понимании некоторых

вопросов, и могут быть объединены для объяснения других. В целом является результатом сложного взаимодействия социальных и индивидуальных факторов, действие которых, в свою очередь, преломляется через систему ценностных ориентаций и отношений конкретной личности.

В главе 2 «Исследование взаимосвязи социально-психологических и индивидуально-психологических факторов, обусловливающих риск возникновения девиаитного поведения личности» изложены результаты эмпирического исследования.

В первом параграфе раскрываются методология и организация исследования факторов риска возникновения девиантного поведения, значимых в плане прогноза и профилактики. Описываются использованные методы и методики сбора и обработки эмпирических данных.

Во втором параграфе «Исследование социально-психологических факторов риска возникновения девиантного поведения личности» проведено изучение особенностей социальной ситуации развития осужденных за насильственные преступления, а установлена степень влияния каждого из факторов в отдельности и во взаимосвязи. Таким образом, для осуществления комплексного изучения социально-психологических факторов девиантного поведения нами были включены в анализ также и наиболее значимые социально-демографические факторы.

Установлено, что криминальному поведению осужденных предшествовали многочисленные проступки, которые влекли за собой привод в милицию (ро=0,54±0,04; рс=0,04±0,01; 1=13,03; р<0,001), которые обычно не несли ни воспитательной, ни дисциплинирующей функции. Кроме того, возникающая стигматизация подростков как будущих преступников оказала значительное влияние на возможность делинквентного поведения в дальнейшем. В момент прохождения военной службы в армии обычно «неблагополучные» в плане риска делинквентного поведения подростки часто оказывались на гауптвахте за нарушения устава (ро=0,69±0,05; рс=0,02±0,01; 1=12,13; р<0,001), что еще больше усиливало их стигматизацию как преступников. На риск отклоняющегося поведения значительное влияние оказывает родительская семья. Она выступает в качестве образца дальнейшего поведения делинквентов. При этом, фактор риска выше в случае неспособности родителей предоставить своим детям образцы нормативного и просоциалыюго поведения (конфликты и скандалы чаще возникали в семьях осужденных (ро=0,23±0,03; рс=0,06±0,02; 1=4,46; р<0,001), осужденные подвергались насилию в семье (ро=0,38±0,04; рс=0,22±0,03; 1=3,44; р<0,001), в семьях осужденных родители чаще злоупотребляли алкоголем (ро=0,25±0,03; рс=0,03±0,01; 1=6,79; р<0,001)). Данное обстоятельство усугубляется отсутствием одного родителя по причине развода (ро=0,35±0,04; рс=0,22±0,03; 1=2,83; р<0,01) и/или наличием в семье нескольких детей (ро=0,19±0,03; рс=0,07±0,02; 1=3,31; р<0,001). Этот фактор выступает в тесной связи с социально-экономической депривацией, вызванной тем, что большие семьи чаще проживают в бедных районах и их общий доход невысок. В плане воспитания в таких семьях труднее установить и поддерживать дисциплину, быть внимательным ко всем членам семьи. Что также сочетается с

эмоциональной депривацией детей. Наряду с этим в подобных ситуациях зачастую среди воспитательных методов преобладают более частое применение силы как меры дисциплинарного воздействия, использованием «ограниченного» стиля коммуникации. Дети этих семей вымещали агрессию притесняя сверстников, а также калеча и убивая животных (ро=0,31±0,03; рс=0,07±0,02; 1=3,44; р<0,001). Вместе с тем благоприятными факторами могут выступать любые, которые будут ограничивать влияние родительской семьи: начало трудовой жизни, служба в армии (ро=0,48±0,04; рс=0,86±0,03; 1=8,55; р<0,001), вступление в брак (ро=0,20±0,03; рс=0,33±0,03; 1=3,00; р<0,01).

Показано, что возможность проявления криминального поведения в максимальной степени зависит от факторов «приводы в милицию» (30,3±0,2%; р<0,000 и «возраст начала употребления алкоголя» (22,0±0,6%; р<0,000). Значительное влияние оказывает фактор «служба в армии» (20,4±0,2%; р<0,000). При этом, высоко влияние фактора «нахождение на гауптвахте» (10,1±0,2%; р<0,000), в то время как участие в боевых операциях влияния на возможность проявления делинквентного поведения не оказывает (0,2±0,3%; р<0,320). В значительной степени делинквентное поведение зависело от полноты семьи испытуемых (12,5±0,4%; р<0,000), при этом в меньшей степени от факта развода родителей (2,1±0,2%; р<0,003). Высоко влияние фактора «местность проживания в детстве» (10,6±0,5%; р<0,000). Также влияние оказывают факторы «нереализованность потребностей» (8,0±0,5%; р<0,000), алкоголизм родителей (6,3±0,2%; р<0,000), «наличие сиблингов» (5,0±1,0%; р<0,000), «убийства животных» (3,9±0,2%; р<0,000), «подвергание побоям в детстве» (3,8±0,2%; р<0,000), «конфликты в семье» (2,8±0,2%; р<0,001). Делинквентное поведение в большей степени зависит от возраста матери на момент рождения (8,7±1,3%; р<0,000), чем от возраста отца (6,3±1,3%; р<0,001). Высоко влияние уровня образования, причем как самих делинквентов (19,8±0,4%; р<0,000), так и их матери (10,5±0,5%; р<0,000) и отца (13,6±0,6%; р<0,000). Делинквентное поведение зависит от фактора «притеснения со стороны одноклассников» (8,7±0,2%; р<0,000), при этом значение факторов «притеснения одноклассников» (1,0±0,2%; р<0,045), «конфликты с одноклассниками» (0,7±0,2%; р<0,084) не очень велико и находится на грани с достоверным. Оказывают влияние факторы «успеваемость в школе» (6,7±0,5%; р<0,000), «повторное обучение в одном классе» (6,5±0,2%; р<0,000), «конфликты с учителями» (6,1 ±0,2%; р<0,000), а также «прогулы уроков» (5,6±0,2%; р<0,000). Возможность проявления делинквентного поведения в большей степени зависит от наличия и количества детей (11,1±0,7%; р<0,000), чем от семейного положения (6,5±0,7%; р<0,000).

Установлено, что учет во взаимосвязи факторов приводы в милицию, гауптвахта и служба в армии, образование родителей, конфликты с одноклассниками и притеснения с их стороны, возраст родителей, семейное положение, образование, местность проживания в детстве, конфликты в семье, наличие алкоголизма родителей, убийства животных, полнота семьи и развод родителей, побои в детстве, прогулы уроков, конфликты с учителями, успеваемость в школе, наличие детей делает возможным отнесение испытуемого к группе лиц с делинквентным поведением или к группе

законопослушных с 95,5% достоверности (96,1% - для группы осужденных за насильственные преступления, 94,9% - для контрольной группы). Дополнительное проведение априорного дискриминантного анализа показало возможность разделения групп с погрешностью 3% для группы осужденных и 3% - для контрольной группы и общей точностью прогноза 97%. Предложены классификационные функции:

у1 = -369,823 + 18,233(1) + 57,207(2) + 24,428(3) + 29,215(4>-23,978(5)-70,167(6) + 21,627(7) + 25,043(8) + 27,115(9)4689(10) + 17,222(11) + 22,428(12) + 29,280(13) + 190,010(14)-22,621(15) + 31,492(16) + 43,844(17) + 0,351(18) + 38,874(19>-26,997(20) + 32,562(21) + 7,047(22),

у2 = -350,729 + 13,898(1) + 45,663(2) + 34,740(3) + 19,145(4)-19,322(5>-91,128(6) + 21,562(7) + 22,702(8) + 34,922(9)-6,585(10) + 15,898(11) + 21,970(12) + 18,637(13) + 224,35б(14)-32,619(15) + 35,250(16) + 47,133(17) - 1,221(18) + 43,925(19)- 30,929(20) + 25,969(21) + 8,427(22).

В скобках числами обозначены: 1 - приводы в милицию, 2 - гауптвахта в армии, 3 - служба в армии, 4 - образование матери, 5 - образование отца, 6 -притеснения со стороны одноклассников, 7 - возраст отца, 8 - семейное положение, 9 - образование, 10 - возраст матери, 11 - конфликты с одноклассниками, 12 - местность проживания в детстве, 13 - конфликты в семье, 14 - наличие алкоголизма родителей, 15 - убийства животных, 16 -полнота семьи, 17 - развод родителей, 18 - побои в детстве, 19 - прогулы уроков, 20 - конфликты с учителями, 21 - успеваемость в школе, 22 - наличие детей.

При практическим применении данных формул в прогностической работе классификационное значение рассчитывается по предложенным функциям путем подстановки в формулы соответствующих значений анкетирования. Для классификации новых испытуемых они будут относится к группе риска (осужденных) или благополучия (контрольной), классифицированное значение которой будет большим.

В третьем параграфе «Исследование интраиндивидуальных факторов, обусловливающих риск возникновения девиантного поведения личности» проведено изучение особенностей темперамента, характера, агрессии, ценностной сферы осужденных за насильственные преступления, оценено влияние каждого выделенного фактора в отдельности и взаимосвязи.

Установлено, что на уровне индивидуально-личностных особенностей осужденные отличаются повышенным уровнем нейротизма и открытости опыту и пониженной экстраверсией, уживчивостью и сознательностью. У лиц с делинквентным поведением выше все компоненты агрессивности (поведенческий, эмоциональный и когнитивный), как и агрессивность в целом. При этом, агрессивность увеличивается при росте «нейротизма» и снижается при увеличении уживчивости и сознательности - факторах, совокупность которых рассматривается как фактор личности, «обратный» психотизму.

В группе осужденных более выражены такие характерологические черты как дистимность, циклотимность, возбудимость, застревание, педантичность, тревожность, эмотивность, демонстративность, экзальтированность.

Обнаружены особенности ценностных ориентации лиц с делинквентным поведением. В группе осужденных выше уровень общей внутренней конфликтности ценностных ориентаций и ниже уровень запаса уверенности в себе. Адаптационный потенциал существенно снижен: обладает высокой агрессивностью, депрессивностью, раздражительностью, эмоциональной неуравновешенностью и низкой реактивной агрессивностью, уверенностью в себе. Лица ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности характеризуются сочетанием низкой общей конфликтности (ОВК) и высоким запасом уверенности в себе. Обладают высоким адаптационным потенциалом: низкой спонтанной агрессивностью, депрессивностью, раздражительностью, в сочетании с высокой эмоциональной уравновешенностью, реактивной агрессивностью, уверенностью в себе.

Доказано, что наибольшее влияние на возможность девиантного поведения оказывает интегральный показатель агрессии, когнитивный компонент агрессии. Влияние эмоционального и физического компонентов ниже, хотя так же велико. Из темпераментальных факторов наибольшее влияние оказывает нейротизм, экстраверсия и открытость опыту. Влияние сознательности невелико, хотя достоверно. Во влиянии характерологических особенностей наибольшую роль играет эмотивность. Существенно влияние педантичности, возбудимости, экзальтированности, демонстративности, застревания. Также достоверно высоко влияние личностных особенностей: «Запаса уверенности в себе» и «Общей внутренней конфликтности личности».

Таблица 1

Оценка влияния интраиндивидуальных факторов на возможность

проявления девиантного поведения (р<0,05)

Интраиндивидуальные факторы Сила влияния и ее ошибка

Интегральная шкала агрессии 22,1±0,4%

Враждебность 20,4±0,4%

Экстраверсия 15,7±0,5%

Эмотивность 15,7±0,5%

Нейротизм 12,1±0,5%

Гнев 9,9±0,5%,

Физическая агрессия 8,9±0,5%

Открытость опыту 7,5±0,5%,

Педантичность 7,0±0,5%

Возбудимость 6,5±0,5%

Запас уверенности в себе 5,5±0,7%

Экзальтированность 5,3±0,5%

Общая внутренняя конфликтность личности 4,6±0,7%

Демонстративность 4,5±0,5%

Застревание 3,2±0,6%

Сознательность 2,1±0,5%

Дистимность 1,5±0,6%

Тревожность 1,5±0,6%

Применение дискриминантного анализа темпераментальных особенностей и особенностей агрессии позволило классифицировать исследуемых в плане принадлежности к группе осужденных или законопослушных с общим уровнем достоверности разделения групп по выделенным переменным 78,5% (77,0% - для группы осужденных за насильственные преступления, 80,0% - для контрольной группы). А дискриминантный анализ характерологических переменных демонстрирует достоверность разделения групп в 73,3% (74,6% - для группы осужденных за насильственные преступления, 72,0% - для контрольной группы).

Использование всех личностных факторов в совокупности для отнесения того или иного лица к группе риска возникновения девиантного поведения дает 83,7% точности прогноза. При этом важно заметить, что необходим учет уживчивости и гипертимности, чье влияние в отдельности достоверно не значимо. Таким образом, прогностически значимыми являются интегральная шкала агрессии и враждебность; эмотивность, возбудимость, гипертимность, педантичность, экзальтированность и застревание; экстраверсия, открытость опыту, сознательность, нейротизм, уживчивость; а также показатель общей внутренней конфликтности.

Определены классификационные функции для группы осужденных и конторольной группы, при использовании которых при классификации новых испытуемых они будут относиться к группе риска или просоциальной группе, классифицированное значение которой будет большим:

yl= -38,8044 + 4,5990(isa) - 0,0006(Эм) + 2,6541(Е) + 1,1992(Воз) + 1,9904(Гип) + 3,7843(0) + 3,4918(ОВК) + 3,8250(С) + 4,1126(N) + 1,0525(Пед) + 2,9335(hst) + 3,1454(А) + 0,6888(Экз) + 1,9123(3аст),

у2= -31,6497 + 3,2402(isa) - 0,6699(Эм) + 3,8005(Е) + 0,4743(Воз) + 2,4828(Гип) + 3,1593(0) + 2,7253(ОВК) + 3,3282(С) + 3,7953(N) + 0,7324(Пед) + 2,5454(hst) + 2,9017(А) + 1,0575(Экз) + 1,6820(3аст).

Где isa - интегральная шкала агрессии, Эм - эмотивность, Е -экстраверсия, Воз - возбудимость, Гип - гипертимность, О - открытость опыту, ОВК - общая внутренняя конфликтность, С - сознательность, N - нейротизм, Пед - педантичность, hst - враждебность, А - уживчивость, Экз -экзальтированность, Заст - застревание.

В четвертом параграфе «Прогностические маркёры риска возникновения девиантного поведения» разрабатывается комплексный и системный подход к прогнозированию риска и превенции возникновения девиантного поведения.

С позиций комплексного и системного подхода к прогнозированию риска делинквентного поведения исследуются разноуровневые факторы личности, обусловливающие риск возникновения девиантного поведения во взаимосвязи. Определено, что в систему прогностически значимых параметров входят (в порядке убывания значимости): наличие приводов в милицию (1); враждебность (hst); нахождение на гауптвахте (2); служба в армии (3); образование матери (4); образование отца (5); факты притеснения одноклассниками (6); возраст матери (7); семейное положение (8); образование (9); конфликты с одноклассниками (10); местность, в которой прошло детство

(11); интегральная шкала агрессии (isa); циклотимность (Цик); прогулы уроков в школе (12); конфликты с учителями (13); алкоголизм родителей (14); эмотивность (Эм); конфликты в семье (15); возраст отца (16); наличие и количество детей в семье (17); дистимность (Дис); полная-неполная семья (18); развод родителей (19); истязания и убийства животных в детстве (20); успеваемость в школе (21).

Рассчитаны классификационные функции для каждой группы (yl -классифицированное значение для группы осужденных у2 -классифицированное значение для контрольной группы):

yl= - 424,955 + 31,451(1) + 2,971(hst) + 61,765(2) + 33,308(3) + 30,267(4) -23,825(5) - 78,189(6) - 7,569(7) + 28,278(8) + 35,771(9) + 19,996(10) + 25,726(11) + 3,789(isa) + 6,322(Цик) + 32,777(12) - 30,695(13) + 237,374(14) + 5,711(Эм) + 18,782(15) + 23,070(16) + 5,293(17) + 6,588(Дис) + 37,954(18) + 52,025(19) -39,112(20)+ 14,521(21),

у2= - 393,281 + 24,506(1) + 2,150(hst) + 48,877(2) + 43,430(3) + 20,570(4) -19,266(5) - 98,887(6) - 9,169(7) + 25,378(8) + 42,944(9) + 18,538(10) + 24,448(11) + 1,241 (isa) + 5,868(Цик) + 39,716(12) - 34,424(13) + 266,875(14) + 4,572(Эм) + 7,690(15) + 22,821(16) + 7,469(17) + 5,628(Дис) + 40,968(18) + 55,521(19) -46,789(20)+ 10,796(21).

Классификационная матрица демонстрирует, что общий уровень достоверности разделения групп по выделенным переменным составляет 95,7% (95,6% - для группы осужденных за насильственные преступления, 95,8% - для контрольной группы). Дополнительно проводился априорный дискриминантный анализ объединенная группа осужденных и контрольная группа сравнения были поделены пополам случайным образом. В одной из случайно выделенных групп проводили дискриминантный анализ, который сделал возможным разделение групп с точностью 93,4%. Затем полученные формулы применили для разделения испытуемых, не участвовавших в дискриминантном анализе. Общая точность прогноза составила 94%.

Таким образом, было показано, что учет факторов разноуровневой организации личности во взаимосвязи обеспечивает достаточно высокую вероятность прогноза делинквентного поведения. Определены способы повышения эффективность профилактической работы на всех ее уровнях с учетом выделенных факторов риска.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются полученные результаты, высказываются предложения о возможности их использования в практике, а также обозначаются перспективы дальнейших исследований и формулируются следующие выводы:

Дефиниции социально-психологической категории «девиантное поведение» в психологических исследованиях содержат разные смысловые значения. Теоретический анализ проблемы девиантного поведения личности, обобщение и дополнение дефиниций этого социально-психологического феномена способствовали уточнению • его смыслового содержания, которое включает в себя следующие признаки: устойчивое дезадаптивное поведение патологического или непатологического характера, детерминированное как специфическими факторами индивидуально-психологического и социально-

психологического уровней, так и неспецифическими факторами макро- и микросреды, которое не согласуется с наиболее важными социальными и нравственными нормами, имеет деструктивный характер и причиняет реальный ущерб обществу или самой личности.

Возникновение девиантного поведения обусловлено сочетанностью социально-психологических факторов социальной ситуации развития индивида, среди которых наиболее значимыми являются асоциальная, конфликтная, агрессивная и дисгармоничная модальность семейных отношений в родительской семье, дефицит общения ребёнка с одним или обоими родителями, дефицит внимания к ребёнку со стороны родителей, эмоциональная, интеллектуальная и социально-экономическая депривация; школьная дезадаптация субъекта, включающая депривацию образовательных потребностей, специфичность статуса в группе, конфликтность отношений со сверстниками и/или учителями. Чем больше этих факторов в сложившейся ситуации социального развития индивида, тем выше их деформирующее влияние на личность.

Индивидуально-психологическими факторами, обусловливающими риск возникновения девиантного поведения личности являются сочетанность высоких значений выраженности таких свойств как нейротизм и открытость опыту и низких значений экстраверсии, уживчивости и сознательности; высокого уровня агрессивности, выраженности акцентуации и внутренней конфликтности личности в сочетании с низким уровнем уверенности в себе. Установлено, что больше других личностных факторов возможность проявления девиантного поведения определяет показатель по «интегральнй шкале агрессии», при этом из трех компонентов агрессии наибольшее влияние оказывает когнитивный компонент - «враждебность». Из темпераментальных особенностей наибольший риск возникновения девиантного поведения связан с высокими показателями экстраверсии и нейротизма. Среди особенностей характера, увеличивающих риск возникновения девиантного поведения личности, необходимо отметить сочетанность высоких значений эмотивности, педантичности, возбудимости, экзальтированности, демонстративности, застревания.

Взаимосвязь обозначенных выше социально-психологических и индивидуально-психологических факторов обусловливает специфичность социальной ситуации развития индивида, определяющей его место в системе социальных отношений, особенности понимания своих взаимоотношений с ближайшим окружением, их оценку, принятие или непринятие этих отношений, способы поведения и образ жизни. Количество сочетанных факторов социально-психологического и индивидуально-психологического ряда, а также их индексы влияния определяют интегральные (взаимосвязанные) показатели риска возникновения девиантного поведения.

Наибольшее влияние на возможность возникновения девиантного поведения оказывают фактор нарушения контроля поведения, а также эмоциональной незрелости, фактор школьной дезадаптации, деморализации в учебе и академической неуспеваемости, фактор семейного конфликта, а также фактор дефицита социального внимания и заброшенности ребенка во

взаимосвязи с такими личностными особенностями как выраженная эмотивность, циклотимность и дистимность и повышенная агрессивность в общем и когнитивный ее компонент в частности. При этом данный набор факторов (дискриминантных переменных) позволил разделить исследуемых по возможности проявления девиантного поведения на самом высоком уровне статистической значимости (А.-Вилкса=0,15371; р<0,000). Определен вклад каждого фактора.

Материалы исследования отражены в следующих научных публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК министерства образования и науки РФ

1. Краснощекое A.C., Печерский A.B. Эмоциональные факторы в системе личностных детерминант девиантного поведения подростков и юношей // Вестник Тамбовского государственного университета, гуманитарные науки. Тамбов, 2010. №10 (90). С. 80 — 84.

2. Краснощекое A.C. Социально-психологические и личностные детерминанты делинквентного поведения осужденных за насильственные преступления // Прикладная юридическая психология. Рязань, 2011. №1. С. 107—114.

3. Краснощёков A.C. Системный подход к прогнозированию риска и превенции возникновения делинквентного поведения // Изв. Сарат. ун-та. Новая сер. Сер. Философия. Психология. Педагогика. 2011. Т. 11, вып. 3. С. 77 — 80

Другие научные публикации:

4. Краснощёков A.C. Особенности темперамента осужденных за насильственные преступления // Проблемы региональной психологии: теория, практика, эксперимент: Материалы региональной научно-практической конференции 5 апреля 2007 - Саратов: Изд-во «Научная книга», 2007. - С. 275278.

5. Краснощёков A.C., Спицына Е.Д. Особенности темперамента у осужденных за насильственные преступления и подростков с делинквентным поведением // Актуальные проблемы морфологии: Сборник научных трудов / Под редакцией профессора В.Г. Николаева и профессора Н.С. Горбунова. -Красноярск: Изд-во КрасГМА, 2008. - С. 53-56.

6. Краснощёков A.C. Особенности проявления лидерства в среде осужденных // Непрерывное профессиональное образование: проблемы, инновации, образовательные технологии: Международный сборник научных трудов. Саратов: Издательский центр «Наука», 2008. - С. 80-84.

7. Краснощёков А. С. Особенности темперамента и агрессии осужденных за насильственные преступления // Психология - наука будущего: Материалы II международной конференции молодых ученых: Под редакцией:

АЛ. Журавлева, Е.А. Сергиенко, A.C. Обухова: 30-31 октября 2008 г. Москва: Издательство "Институт психологии РАН" Москва - 2008 - с. 214.

8. Краснощекое А. С. Конституциональная психология мужчин, осужденных за насильственные преступления // Наука. Университет. 2009: Материалы девятой международной ежегодной научно-практической конференции преподавателей, студентов и аспирантов. Новосибирск, 26-27 марта 2009 г. - Новосибирск, 2009. - С. 38-40.

9. Зайченко A.A., Краснощеков A.C. Конституциональная психология осужденных за насильственные преступления / Тезисы докладов 6-го съезда анатомов, гистологов и эмбриологов России. Саратов, 23-25 сентября 2009 г. // Морфология. - 2009. - Т. 136, № 4. - С.60. (Зайченко A.A., Краснощеков A.C. Конституциональная психология осужденных за насильственные преступления // Морфология. - 2009. - Т. 136, № 4. - С.60.)

10. Зайченко A.A., Краснощеков A.C., Баранова М.В., Синицина Е.С. Конститциональная психология мужчин с синдромом зависимости от алкоголя // Актуальные вопросы антропологии (Минск). - 2009. - Вып. 4. - С. 393-407.

11. Берлейн Е.В., Краснощеков A.C. Социально-психологические особенности проявления официального и неофициального лидерства в среде осужденных // Прикладная юридическая психология. - 2009. - №3. - С. 116-124.

12. Краснощеков A.C. Конституциональная психология подростков с делинквентным поведением и мужчин, осужденных за насильственные преступления // Социально-экономическое развитие России. Проблемы, поиски, решения: Сб. науч. тр. по итогам научно-исследовательской работы СГСЭУ в 2008 г. Ч. 1. - Саратов: Изд. Центр СГСЭУ, 2009. - С. 70-72.

13. Краснощеков A.C. Социально-психологические и индивидуально-личностные особенности мужчин, осужденных за насильственные преступления // Социальные проблемы медицины и экологии человека: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Саратов, 24 декабря 2009 г. - Саратов: Изд-во СМУ, 2009. - С. 423-425.

14. Краснощеков A.C. Социально-психологические и индивидуально-личностные детерминанты делинквентного поведения мужчин, осужденных за насильственные преступления // Проблема индивидуальности в современной психологии: Материалы всероссийской научно-практической конференции 19 ноября 2009 г. - Владивосток: Мор. гос. ун-т, 2009. - С. 128-131.

15. Краснощеков A.C. Социально-психологические и индивидуально-личностные детерминанты делинквентного поведения мужчин // Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы III Международной научно-практической конференции/Редкол.: В. А. Кузьмищев, O.A. Мазур, Т.Н. Рябченко, A.A. Шатохин: в 6 томах. - Невинномысск: НИЭУП, 2010. С. 289291.

16. Краснощеков A.C. Социально-психологические предикторы делинквентного поведения мужчин, осужденных за насильственные преступления // Психология сегодня - 2010: материалы XII всерос. науч.-практ. конф. студентов и аспирантов, Екатеринбург, 15-16 апр. 2010/ С. 126-130.

17. Краснощеков A.C., Берлейн Е.В. Особенности социально-психологической работы с осуждеными - лидерами положительной и

отрицательной направленности // Ведомости уголовно-исполнительной системы. - М„ №5., 2010. - С. 27-30.

18. Краснощекое A.C. Социально-психологические прогностические параметры определения риска развития делинквентного поведения мужчин // Юридическая психология: стратегии современного развития: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (27-28 сентября 2010 г.) - Саратов: ИЦ «Наука», 2010. - С. 98-105.

Подписано в печать 07.03.2012 Формат 60x48 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Times. Печать цифровая. Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ № 64-Т

Типография Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского

410012 г. Саратов, ул. Большая Казачья, д. 112 а Тел.: (8452) 27-33-85