Автореферат диссертации по теме "Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации"

На правах рукописи

Носов Сергей Сергеевич

Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации (на примере подростков)

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

* тг» т «/-V -»л-уч к гтп

АИ1 иГЛФЬГА 1

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2011

1 7 ЫАР 2011

4840787

Работа выполнена на кафедре общей психологии и истории психологии Негосударственного некоммерческого образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский гуманитарный

университет»

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент

Дворянчиков Николай Викторович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Березина Татьяна Николаевна

Защита состоится 29 марта 2011г. в 15.00 час. на заседании диссертационного совета Д 521.004.05 при ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет» по адресу: 111395, г. Москва, ул. Юности, 5/1, корпус 3, ауд. 511.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет».

кандидат психологических наук, доцент Бусарова Ольга Ренатовна

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарпый университет»

Автореферат разослан < > февраля 2011г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Е.В. Гурова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Вопросы изучения процессов психической адаптации и места психологического пола в ее структуре являются актуальными для решения ряда научно-практических проблем, связанных с социализацией, регуляцией поведения и психологическим здоровьем личности.

Закономерности и природа половой дифференциации, а также связанный с ней комплекс биологических, психологических, социальных различий представителей мужского и женского полов есть в сущности междисциплинарная проблема. Пол, являясь фундаментальной характеристикой, обнаруживает свои специфические особенности на всех уровнях функционирования индивида.

Начиная с 70-х годов прошлого века проблеме половых различий посвящается множество публикаций (Ю.Е. Алешина, И.Ю. Борисов, 1984; Ш. Берн, 2002; С.Н. Ениколопов, Н.В. Дворянчиков, 2001; Е.П. Ильин, 2004; В.Е. Каган, 1991; A.C. Кочарян, 1996; В.М. Русалов, 1993; Л.В. Попова, 1996; И.С. Клецина, 1998; И.С. Кон, 2000; Д.К. Саламова, 2000; W. Masters, V. Johnson, 1972; S. Nolen-Hoeksema, 1987; С.A. O'Heron, J.L. Orlofsky, 1990; R. Koestner, J. Aube, 1995 и др.).

Несмотря на нарастающие темпы исследований пола в психологии, некоторые аспекты остаются недостаточно изученными. Такое положение обстоит с проблемой изучения полоролевых особенностей в механизмах психологической защиты, которые являются важнейшим регулятором психической адаптации индивида. Механизмы психологической защиты и полоролевая идентификация прослеживают теоретическую взаимосвязь друг с другом, являются составляющими Я-концепции, оказывают влияние на процессы адаптации (P. Cramer, 2002; P. Cramer, SJ. Blatt, 1990; P. Cramer, J. Block, 1998; P. Cramer, R. Gaul, 1988).

Однако проблематика соотношения механизмов психологических защит и аспектов полоролевой идентификации в процессе становления Я-концепции

ребёнка при всей своей теоретической согласованности еще не подвергалась эмпирической проверке. Этот пробел мы стремимся восполнить, выбрав для изучения половозрастные особенности механизмов психологических защит у подростков.

В научной литературе ещё можно встретить исследования половых различий механизмов психологических защит в младшем школьном (А.П. Королева, 2007), старшем подростковом и раннем юношеском возрастах (Т.В. Тулупьева, 2001; А.Б. Карпов, 2007), но исследования особенностей защитного поведения в младшем подростковом возрасте только начинают проводиться (A.B. Соловьева, 2009). Поэтому младший подростковый возраст является особенно актуальным для изучения половозрастных особенностей защит.

Цель исследования: выявление половозрастных особенностей механизмов психологических защит в подростковом возрасте.

Объект исследования: психологические защиты у подростков разного пола.

Предмет исследования: взаимосвязь психологических защит и аспектов полоролевой идентификации как важнейших составляющих Я-концепции подростков.

Гипотезы исследования:

1) Существуют половые различия в использовании защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах.

2) Существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями мужского и женского полов, независимо от их возраста. Они связаны с усвоением аспектов полоролевой идентификации.

Для достижения поставленной в исследовании цели и проверки выдвинутых гипотез необходимо решить следующие задачи:

1. Проанализировать основные источники по проблеме половозрастных особенностей психологических защит.

2. Подобрать методики исследования.

3. Выявить особенности функционирования психологических защит в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах в соответствии с половыми различиями.

4. Выделить полотипические виды защит на всех исследуемых возрастных этапах.

5. Проследить взаимосвязь усвоения характеристик полоролевой идентификации и особенностей функционирования различных защитных механизмов.

Методологическими и теоретическими предпосылками исследования

послужили принципы системного подхода к изучению целостности личности и индивидуальности (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова, JI.C. Выготский, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, A.B. Петровский, С.Л. Рубинштейн, В.Д. Шадриков и др.); детерминизма (А.Г. Асмолов, Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн); интеграции социальных и биологических факторов в развитии.

В исследовании мы основывались на системе психической адаптации (П.К. Анохин, Ю.А. Александровский), на теории половой дифференциации (В.А. Геодакян), использовали результаты практических исследований полового диморфизма (В.П. Багрунов, Г.В. Залевский, Е.П. Ильин, В.М. Русалов), полоролевой идентификации в отечественной (Н.В. Дворянчиков, В.Е. Каган, A.C. Кочарян и др.) и зарубежной (A.L. Carsrud, R.E. Ingram, С.А. O'Heron, J.L. Orlofsky M.P. Sanfilipo, A. Heilbrun) психологии.

В основе работы лежат фундаментальные положения о феномене психологической защиты (P.M. Грановская, И.М. Никольская, Л.Р. Гребенников, Е.Л. Доценко, Е.С. Романова, R. Plutchik, H. Kellerman, H.R. Conte, A. Freud, S. Freud и др.), a также исследования половых различий в механизмах психологической защиты в отечественных (Т.В. Тулупьева, А.Б.

Карпов, A.B. Соловьева) и в зарубежных исследованиях (D. Bramel, L. Brody, P. Cramer, К. Parkes).

Кроме того, учитывались теоретико-методологические и методические требования к проведению и оформлению психологических исследований (А.Ф. Ануфриев, A.A. Бодалев, K.M. Гуревич, В.В. Столин и др.).

Методы исследования: теоретический анализ отечественной и зарубежной литературы, метод «поперечных» и «продольных» срезов, методы статистической обработки данных с использованием программного пакета SPSS for Windows vi 1.5. Метод тестирования включал в себя использование психодиагностических методик: тест-опросник механизмов психологической защиты «Индекс Жизненного Стиля» Келлермана-Плутчика-Конте (адаптация JI.P. Гребенникова), методика «МиФ» (маскулинность и фемининность) (Н.В. Дворянчиков), методика «ФПО» (фигура-поза-одежда) (Д.К. Саламова), опросник формально-динамических свойств индивидуальности (ОФДСИ-26) (В.М. Русалов), опросник «Большая пятерка» (Big 5) Р. Мак-Крея и П. Коста (адаптация М.В. Бодунова и С.Д. Бирюкова).

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечивается методологической и теоретической обоснованностью исходных позиций; применением методов, адекватных цели и задачам исследования; корректным использованием статистического аппарата для обработки полученных данных; достаточным объемом выборки испытуемых; содержательным анализом диагностических процедур; согласованностью теоретических положений с результатами эмпирического исследования.

Эмпирической базой исследования являются результаты обследований 247 человек, среди которых были учащиеся шестых классов средних общеобразовательных школ (№№1, 13, 15) и воспитанники муниципального учреждения дополнительного образования детей «Станция юных техников» г. Электростали, всего 147 человек. Испытуемые обследовались каждый год в течение 2-х лет: с 2007 по 2008 гг. Кроме того, на начальном этапе

исследования в качестве групп сравнения были привлечены 50 учащихся девятых классов и 50 учащихся одиннадцатых классов.

Научная новизна исследования определяется тем, что была выявлена половозрастная специфика функционирования психологической защиты на нескольких возрастных этапах: в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах. Исследовано соотношение формально-динамических и личностных особенностей с функционированием механизмов психологической защиты и рассмотрена взаимосвязь усвоения характеристик полоролевой идентификации с особенностями функционирования защитных механизмов. Кроме того, выполнена половая типологизация видов психологической защиты.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что изучение связи между характеристиками полоролевой идентификации и защитными механизмами дает возможность по-новому и более тонко взглянуть на механизмы онтогенеза и полового диморфизма защит. Динамика защитных механизмов в онтогенезе обнаруживает их тесную связь с усвоением социальных эталонов и стереотипов полоролевого поведения. Подобная постановка вопроса позволяет значительно расширить теоретические познания о роли защитных механизмов в поддержании позитивной Я-концепции, обеспечении и регуляции адаптационных процессов. Дальнейшие исследования особенностей механизмов психологической защиты у представителей обоих биологических полов должны вестись в направлении системного и интегративного изучения тендерных особенностей самосознания.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные данные могут иметь выраженное практическое значение для работы школьных психологов с детьми и подростками. Теоретические и эмпирические данные, полученные в процессе исследования, позволяют расширить и углубить содержание соответствующих разделов в учебных курсах по общей психологии и психологии личности, могут быть использованы в преподавательской

деятельности. Полученные статистические данные могут служить основой для дальнейшего расширенного исследования по рассматриваемой проблеме.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Существуют половые и возрастные различия в использовании защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах. Наибольшая интенсивность и репертуар использования психологических защит отмечаются в младшем подростковом возрасте и больше выражены у девочек.

2. Существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями мужского (подавление и интеллектуализация) и женского (регрессия, реактивное образование, компенсация) полов, независимо от их возраста. Использование полотипических видов психологических защит связано с особенностями характеристик полоролевой идентификации (маскулинностью у мальчиков и фемининностью у девочек).

3. На протяжении подросткового возраста интенсивность полотипических психологических защит у подростков мужского пола (подавление и интеллектуализация) имеет тенденцию к повышению, а выраженность полотипических защит у подростков женского пола (регрессия, компенсация, реактивное образование) снижается с возрастом.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования представлены на конференциях и конгрессах: X Всероссийская научно-практическая конференция «Образование в России: медико-психологический аспект» (Калуга, 2005); XVII Мировой Конгресс по Сексологии (Монреаль, Канада, 2005); XII Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2005» (Москва, 2005); Российская научно-практическая конференция «Бехтерев В.М. и современная психология» (Казань, 2005); I Общероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Исследовательская деятельность учащихся в современном образовательном пространстве» (Москва, 2006);

Международная научно-практическая конференция молодых ученых «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2009); II Международная научно-практическая конференция «Психология совладающего поведения» (Кострома, 2010).

Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседании кафедры общей психологии и истории психологии Московского гуманитарного университета.

Результаты и выводы настоящей работы внедрены в программу консультативной и исследовательской работы психологов средней общеобразовательной школы № 15 г. Электростали. Результаты исследования вошли в состав учебно-методического комплекса по дисциплине «Психология личности» для студентов, обучающихся по специальности 020400 (030301.65) «Психология» в Московском экономическом институте и используются в преподавании.

По материалам исследования опубликовано 18 научных работ, 2 из которых в перечне журналов, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура диссертации отражает общую логику исследования, состоит из введения, двух глав, восьми параграфов, выводов, заключения, списка использованной литературы включающей 167 наименований, (из них 65 на иностранных языках), и приложения. Текст диссертации изложен на 154 страницах машинописного текста. Работа содержит 20 таблиц, 9 рисунков.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении к диссертации обоснован выбор темы исследования, ее актуальность, сформулированы цель и задачи, обозначаются объект и предмет, указаны теоретико-методологические основы и методы, раскрывается научная новизна и теоретическая значимость работы, ее практическая ценность,

формулируются положения, выносимые на защиту, представлены данные об апробации и внедрении полученных результатов.

Первая глава «Теоретические аспекты изучения половозрастных особенностей психологических защит» содержит четыре параграфа и является теоретическим обоснованием диссертационного исследования. В ней представлен аналитический обзор научных и экспериментальных данных по теме исследования.

В первом параграфе «Понятие о механизмах психологической загциты, их виды» даются дефиниции, излагаются теории психологической защиты и описываются основные виды защитных механизмов, исследуемых в диссертации. Психологическая защита определяется как система регуляторных механизмов, которые направлены на устранение или сведение к минимуму негативных, травмирующих личность переживаний, сопряженных с внутренними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта (В.В. Деларю, 2004). Описывается эволюция взглядов на исследуемую проблему, начиная с работ 3. Фрейда и его последователей (М. Клейн, А. Фрейд), а также различных течений неофрейдизма (А. Адлер, Э. Берн, К. Хорни, В. Райх, Г. Салливан, Э. Фромм, Э. Эриксон и др.). Упоминается отражение проблемы психологической защиты в концепции стресса (Г. Селье) и среди сторонников подхода «психосоматической медицины» (Ф. Александер, Ф. Дунбар). Рассматриваются взгляды отечественных исследователей на «нормальность» психологической защиты (Ф.Е. Василюк, P.M. Грановская, И.М. Никольская, Б.В. Зейгарник, В.К. Мягер, Е.С. Романова, B.C. Ротгенберг, И.Д. Стоиков, Е.Т. Соколова В.А. Ташлыков и др.). Данная проблема освещается в аспекте её генезиса и детско-родительских отношений (Е.Т. Соколова, 1989). Подробно рассматриваются восемь наиболее крупных психологических защит (Е.С. Романова, 2002), связанных с основными эмоциями (R. Plutchik, H. Kellerman, H.R. Conte, 1979). В диссертации приводится подробное описание механизмов психологической

защиты, среди которых есть отрицание, компенсация, регрессия, проекция, реактивное образование, интеллектуализация, подавление, замещение.

Второй параграф «Психологическая защита как регулятор адаптации» посвящен рассмотрению проблем адаптации и адаптивного поведения. Психологические защиты имеют важное адаптивное значение и имеют характерные проявления как на биологическом (ЭЛ. Костандов, 1977), так и на социальном (Е.Т. Соколова, 1989; Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкий, 1998) уровнях функционирования индивида. Показано, что психологические защиты и характеристики полового самосознания, имея адаптивное значение, до настоящего времени рассматривались изолированно.

В третьем параграфе «Возрастные особенности психологических защит» говорится о том, что в отечественной психологии практические исследования возрастных особенностей защит обычно начинаются с младшего школьного возраста (И.М. Никольская, 2000; А.П. Королева, 2007), исследования младших подростков только начинают проводиться (A.B. Соловьева, 2009). Основная же масса всех исследований приходится на более взрослые периоды, начиная со старшего подросткового возраста. Эти современные исследования доказывают существование возрастных различий в интенсивности использования видов психологической защиты (Т.В. Тулупьева, 2001; А.Б. Карпов, 2007; A.B. Соловьева, 2009). В целом проблема возрастной хронологии защитных механизмов в онтогенезе остается на сегодняшний день сравнительно невыясненной. Несомненным является лишь существование некоторых возрастных закономерностей в процессе образования защит. Существует необходимость эмпирического исследования возрастных различий в доминировании видов психологических защит.

В четвертом параграфе «Половые особенности психологических защит» указывается на то, что в отечественной психологии лишь недавно появились исследования, доказывающие присутствие различий в использовании механизмов психологической защиты представителями разного биологического

пола. В одних из них утверждается, что у девушек больше выражен защитный механизм по типу компенсации, реактивного образования, регрессии и проекции, у юношей - вытеснение и отрицание (Е.Ф. Рыбалко, Т.В. Тулупьева, 1999). В других исследованиях, проведенных на взрослых испытуемых, говорится о том, что женщины чаще, чем мужчины, предпочитают защищаться проекцией, регрессией, реактивным образованием, у мужчин же доминируют вытеснение и интеллектуализация (Е.П. Ильин, 2004).

В зарубежных исследованиях половые различия в защитных механизмах рассматриваются на основании направления действия защиты (вовне или вовнутрь). Защиты, направленные на других людей, более характерны для мужчин, чем для женщин. И наоборот: те защиты, которые подразумевают изменения во внутреннем восприятии происходящих событий (избегание, реактивное образование), более характерны для женщин, чем для мужчин. Обобщив результаты многих исследований, P. Cramer (2002) выделила типично мужские и женские защитные механизмы.

Было показано, что данные, получаемые в результате изучения проблемы полового диморфизма защит, противоречивы у многих исследователей. По нашему мнению, подобная неоднозначность вызвана преобладанием биологических концепций объяснений половых различий психологических защит и неизбежно приводит к ограниченности и односторонности получаемой информации. Теоретические исследования, посвященные защитным механизмам, в целом не рассматривают возможность того, что тендерные различия в свойствах личности могут привести к возникновению тендерных различий в использовании защит (P. Cramer, 2002). Эти пробелы свойственны как классическим трудам, посвященным психоаналитической теории (О. Fenichel, 1945; A. Freud, 1946), так и современным исследованиям в этой области (S.H. Cooper, 1998; P. Cramer, 1991; G.E. Vaillant, 1976).

Существуют любопытные исследования, выводящие проблему полового диморфизма защит на новый теоретический и эмпирический уровень. В них

проводятся параллели между полоролевой идентификацией и защитными механизмами. Например, сравнивая показатели использования защитных механизмов с показателями полоролевой идентификации, было обнаружено, что мужчины с высоким уровнем маскулинности чаще использовали защиту, направленную tía другого, чем высокофемишганые мужчины, которые использовали защиту, направленную на себя. Мужчины, использующие типичные для женщин защитные механизмы, характеризуются более низким уровнем адаптации (P. Cramer, S.J. Blatt, 1990).

Таким образом, в работе делается вывод о том, что данные о связи механизмов психологической защиты с биологическим полом индивида имеются как в отечественной, так и в зарубежной психологии. При этом проблема связи характеристик полоролевой идентификации с механизмами психологической защиты является очень перспективной для научных исследований, поскольку в отечественной психологии подобных работ исследований нам обнаружить не удалось, а в зарубежной психологии они немногочисленные и зачастую односторонние.

Вторая глава «Эмпирическое исследование половозрастных и полотипических особенностей психологических защит» посвящена вопросам методического обеспечения, организации эмпирического исследования, полученным результатам и их обсуждению. Глава состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Цель, гипотезы и задачи исследования» представлены теоретические положения, на которые опирается эмпирическое исследование, выделены: цель, гипотезы, задачи исследования. Было показано, что психологическая защита является системой стабилизации личности, ограждающей Я-концепцию от неприятных переживаний, сопряжённых с внутренними и внешними конфликтами, состояниями тревоги и дискомфорта. Внутренние и внешние конфликты, изменения Я-концепции актуализируются в кризисные периоды развития ребёнка. Подростковый возраст связан, прежде

всего, с пубертатным кризисом, с перестройкой организма - половым созреванием. Центральной гранью идентичности подростка является полоролевая идентификация. Из этого следует, что механизмы психологической защиты и полоролевая идентификация являются составляющими Я-концепции, прослеживают теоретическую взаимосвязь друг с другом, которая нуждается в эмпирической проверке.

Во втором параграфе «Методика исследования» дано описание исследуемой выборки, этапов и процедуры эмпирического исследования, диагностических средств, с помощью которых были собраны эмпирические данные, методов математической обработки полученных результатов.

Всего в исследовании приняло участие 247 испытуемых (54% мужского пола - 134 человека, 46% женского - 113 человек). Средний возраст испытуемых составил 13 лет, возрастной диапазон от 11 до 17 лет. Основную группу составили учащиеся шестых классов, всего 147 человек, средний возраст 12 лет (60% мужского и 40% женского пола). Испытуемые обследовались каждый год, в течение 2-х лет. На начальном этапе исследования в качестве групп сравнения были привлечены 50 учащихся девятых классов, средний возраст 14,5 лет (50% мужского и 50% женского пола) и 50 учащихся одиннадцатых классов, средний возраст 16,5 лет (50% мужского и 50% женского пола).

Исследование строилось на основе метода «поперечных срезов» (проводился на всех испытуемых) и метода «продольных срезов», в котором принимали участие только учащиеся шестых классов (обследовались на протяжении двух лет),

На начальном этапе исследования все испытуемые в количестве 247 человек были обследованы с помощью опросника «Индекс Жизненного Стиля» для определения особенностей функционирования защитных механизмов. Из них 147 учащимся шестых классов были предложены методики: «МиФ», «ФПО», «Большая пятерка», «ОФДСИ-26». В следующем году испытуемые

основной группы были повторно исследованы с целью установления возрастной динамики и взаимосвязи механизмов психологических защит и характеристик полоролсвой идентификации.

Третий параграф «Результаты исследования» посвящен описанию результатов эмпирического исследования половозрастных особенностей защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах.

В результате применения методики «Индекс Жизненного Стиля» было установлено, что на всех исследуемых возрастах используются все виды защиты, однако их интенсивность неодинакова. Младшие подростки активно используют механизмы отрицания, проекции, интеллектуализации, компенсации, реактивного образования. Старшие подростки активно применяют проекцию и замещение. В ранней юности более активно используется проекция. На всех исследуемых возрастных этапах высока интенсивность использования защитного механизма проекции. Наибольшая активность защитного поведения наблюдается в младшем подростковом возрасте, далее она снижается.

Выявлены различия между подростками мужского и женского полов по выраженности основных видов защиты. В младшем подростковом возрасте представители мужского пола больше используют интеллектуализацию (р<0,01), чем подростки женского пола. Девочки активнее прибегают к регресига (р<0,001), компенсации (р<0,001) и реактивному образованию (р<0,01). Старшие подростки женского пола используют регрессию (р<0,001), реактивное образование (р<0,05) и проекцию (р<0,05) чаще, чем старшие подростки мужского пола. В раннем юношеском возрасте юноши в большей степени, чем девушки, используют для защиты подавление (р<0,001). Девушки активнее пользуются регрессией (р<0,01), реактивным образованием (р<0,01), отрицанием (р<0,01) и компенсацией (р<0,05).

Таблица 1. Половые различия в механизмах психологических защит в группе младших подростков по методике «Индекс Жизненного Стиля»

Механизм защиты Мальчики Девочки 1

среднее ст. откл. среднее ст. откл.

Отрицание 8 2,13 8,55 2,62 1,18

Проекция 9,3 1,98 9,55 2,54 0,67

Замещение 6,9 3,28 7,03 2,7 0,24

Подавление 5,57 1,98 5 2,38 1,28

Интеллектуализация 8,7 1,53 7,72 1,61 3,19**

Регрессия 5,21 2,27 7,16 2,13 4,67***

Компенсация 5,81 2,09 6,9 1,84 3,63***

Реактивное образование 6 1,88 6,86 1,41 3,06**

* р < 0,05 ** р <0,01 ***р< 0,001

Обобщив данные по всем трём возрастам, было доказано, что существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями мужского и женского полов, независимо от их возраста. К типичным женским формам защитного поведения относятся регрессия, компенсация и реактивное образование. Типичными мужскими защитами являются подавление и интеллектуализация. Репертуар и интенсивность использования психологических защит больше у женского пола.

Результаты лонгитюдного изучения психологических защит у подростков мужского и женского полов в основной выборке через год показали, что существуют выраженные половые различия в использовании некоторых защитных механизмов. Половые различия наблюдались в механизме подавления (р<0,001) и интеллектуализации (р<0,001) (выше у мужского пола) и в психологических защитах по типу регрессии (р<0,001), компенсации (р<0,01) и реактивного образования (р<0,001) (выше у женского пола).

90 80 70 60 50 40 30 20 10 0

Рисунок 1. Паю типические психологические защиты у подростков мужского

На протяжении всего периода подросткового возраста мальчики используют защитный механизм подавления, интенсивность использования которого плавно увеличивается с возрастом и достигает своего пика в раннем юношеском возрасте. Защитный механизм интеллектуализации начинает также плавно и без колебаний повышается в младшем, среднем и старшем подростковом возрастах, достигая свое наиболее выраженное значение в раннем юношеском возрасте.

У подростков женского пола наблюдается совершенно иная картина, которая касается интенсивности использования, динамики и репертуара психологических защит.

г> -......... - --о—=— С)

— ___ _

11-12 лет 12-13 лет 14-15 лет 16-17 лет

-а- подавление -о- интеллектуализация

регрессия =©= реактивное образование компенсация

Рисунок 2. Полотипические психологические защиты у подростков женского

На протяжении всего периода подросткового возраста девочки активно используют защитный механизм реактивное образование, который является доминирующим в 11-12 лет, после чего интенсивность его использования снижается с каждым годом. Защита компенсацией также имеет наиболее выраженные показатели именно в младшем подростковом возрасте; вскоре ока начинает снижаться, достигая самых низких показателей в раннем юношеском возрасте. Использование защиты регрессией плавно увеличивается со старшего подросткового возраста, достигает пика в 14-15 лет и к началу юношеского возраста снижается.

Таким образом, на протяжении всего периода подросткового возраста (от младшего подросткового к юношескому) интенсивность полотипических психологических защит представителей мужского пола имеет тенденцию к повышению. У представительниц женского пола интенсивность использования полотипических защит снижается к старшим классам.

При проведении сравнения формально-динамических свойств индивидуальности (методика ОФДСИ) мальчиков и девочек выяснилось, что статистически значимые различия присутствуют лишь в индексе общей эмоциональности (р<0,001), который выше у подростков женского пола. По остальным параметрам значимых половых различий не обнаруживается.

При изучении личностных особенностей с помощью «Пятифакторпого опросника» было установлено, что значимые различия между мальчиками и девочками касаются показателей экстраверсии (р<0,01) и открытости опыту (р<0,001), которые выше у девочек. Все младшие подростки независимо от половой принадлежности имеют очень высокие значения по фактору нейротизма, что отражает характерную для периода полового созревания эмоциональную нестабильность.

Результаты исследования особенностей полоролевой идентификации показали, что у мальчиков преобладает маскулинный тип (<сЯ-реальное»). Образ мужчины характеризуется андрогинностью и соответствует полоролевым предпочтениям (близость «Я-идеального» и «Мужчина должен быть..»). Образ женщины характеризуется выраженными андрогинными чертами, с большим удельным весом фемининных качеств, причём стереотипы и эталоны поведения, свойственные для противоположного пола, практически совпадают (близость «Женщина должна быть...» и «Обычно девочки...»). «Я-реальное» соотносится с образом «Девочки считают, что я...», что может отражать значимость для образа «Я» оценок женской референтной группы.

В группе девочек преобладает фемининный тип полоролевой идентификации («Я-реальное»). Образ женщины характеризуется преобладанием андрогинных качеств, причём эталонное восприятие женского поведения также соответствует андрогинии («Женщина должна быть...» и «Обычно девочки...»). Полоролевые предпочтения характеризуются тенденцией к накоплению маскулинных черт и содержатся в андрогинном секторе («Я-идеальное» и «Мужчина должен быть...»). «Я-реальное»

соотносится с образом «Мужчины считают, что я...», что может отражать значимость для образа «Я» оценок мужской референтной группы.

Мальчики и девочки достаточно четко определяют полоролевые качества, заданные в картинках теста «ФПО». Представления о мужских и женских качествах взаимоисключают друг друга. В мужской выборке собственные представления о мужских качествах в большей степени определяют идентификацию индивида и полоролевые предпочтения, чем женские качества. В выборке девочек собственные представления о женских качествах в большей степени определяют идентификацию индивида и полоролевые предпочтения, чем мужские качества.

В результате исследования взаимосвязи механизмов психологической защиты с формально-динамическими свойствами и личностными особенностями было установлено, что использование мальчиками и девочками типичных для своего пола психологических защит увеличивает показатели адаптивности и активности, повышает эмоциональную устойчивость, и наоборот, применение психологические защит, свойственных противоположному полу снижает эти показатели.

Кроме того, с видами психологических защит сопоставлялись и показатели полоролевой идентификации. В результате вычислений выяснилось, что у младших подростков мужского пола высокая маскулинность взаимосвязана с использованием полотипичного защитного механизма интеллектуализации (г=0,389 при р<0,001) и слабо связана с подавлением (г=0,254 при р<0,05). Фемининность мальчиков положительно коррелирует с полонетипичной для них регрессией (г=0,349 при р<0,001) и реактивным образованием (г=0,236 при р<0,05).

В группе девочек маскулинность образует умеренную связь с нетипичной для женского пола интеллектуализацией (г=0,369 при р<0,01), а с регрессией наличие слабой связи носит отрицательный характер (г=-0,27 при р<0,05). Фемининность девочек, напротив, положительно связана с регрессией (г=0,306

при р<0,05). Подавление (г=-0,378 при р<0,01) и интеллектуализация (г=-0,338 при р<0,01) предполагают наличие отрицательной взаимосвязи с фемининностыо девочек.

Лонгитюднос исследование возрастных изменений характеристик полоролевой идентификации показало, что у мальчиков-подростков при переходе из шестого в седьмой класс отмечается значимое изменение маскулинности в сторону ее увеличения (р<0,001), т.е. мальчики с возрастом стараются нарастить мужские качества. Фемининность подростков остается без изменений.

У девочек-подростков при переходе из шестого в седьмой класс не отмечается значимых изменений характеристик полоролевой идентификации, маскулинность и фемининность образа «Я-реальное» остаются без изменений.

Проведя процедуру кластеризации и выделения групп, характеризующих особенности динамики полоролевой идентификации подростков, были проанализированы особенности использования ими полотипических психологических защит.

В результате вычислений выяснись, что при отсутствии изменений полоролевых качеств у подростков мужского пола с возрастом увеличивается использование полотипического защитного механизма интеллектуализации. При увеличении маскулинности и снижении фемининности у мальчиков-подростков происходит увеличение интенсивности использования мужских полотипических защитных механизмов (подавления и интеллектуализации) и происходит снижение женского защитного репертуара (регрессии, компенсации, реактивного образования). Накопление фемининных качеств и снижение маскулинности в структуре «Я-реальное» увеличивает использование регрессии, компенсации и реактивного образования.

У подростков женского пола вне зависимости от динамики изменений полоролевых качеств с возрастом снижается использование как мужских (подавление) так и женских полотипических защитных механизмов (регрессия,

компенсация, реактивное образование). При нарастании фемининных качеств и снижении маскулинности у девочек происходит увеличение интенсивности использования регрессии и реактивного образования, а подавление и интеллектуализация снижается. И наоборот, накопление маскулинных качеств и снижение фемининности в структуре «Я-реальное» увеличивает использование интеллектуализации и снижает использование женского защитного репертуара.

Таким образом, было показано, что изменения характеристик полоролевой идентификации связаны с изменениями в использовании полотипических видов психологических защит и имеют разную половозрастную динамику.

Четвертый параграф «Обсуждение результатов» посвящен анализу и обсуждению полученных результатов.

Наибольшая интенсивность психологической защиты отмечается в младшем подростковом возрасте. В этот период подросток оказывается на пороге пубертатного кризиса, начинает ощущать на себе стремительные физиологические и психологические трансформации, которые сказываются на общей для подростков эмоциональной нестабильности. Темп полового созревания оказывает сильное влияние на самосознание и образ физического Я, который становится гипертрофированным. Подросток вынужден постоянно приспосабливаться к физическим, физиологическим, психологическим, социальным изменениям, искать пути стабилизации и регуляции своего психологического состояния, прибегая к активному использованию механизмов психологических защит, снижающих интенсивность внутренних переживаний и противоречий.

Интенсивность и разнообразие репертуара использования психологических защит постепенно снижается с возрастом, поскольку это обусловлено стабилизацией эмоционально-личностной сферы, постепенным преодолением пубертатного кризиса, адаптационным переходом «от неустойчивости к стабильности», «от пубертата к взрослости».

Во всех возрастных группах репертуар n интенсивность использования защитных механизмов выше у девушек, что может быть связано со спецификой их эмоциональной сферы. Как показали результаты нашего исследования, индекс общей эмоциональности выше у девочек, они сенситивнее и уязвимее, а значит, острее реагируют на тревогу и дискомфорт и активнее от неё защищаются. Для девочек социальная среда является более насыщенной эмоциональными событиями, имеющими стрессогенное значение, чем для мальчиков. Активное использование разнообразного набора защитных механизмов и широкая индивидуальная норма реакции обеспечивают женскому полу повышенную адаптивность, что на поведенческом уровне проявляется в большей восприимчивости к обучению и воспитанию.

Половые различия в использовании механизмов психологической защиты представляют особый интерес для обсуждения. Анализируя особенности психологических защит у мальчиков и девочек, в целом можно отметить, что в их использовании существует выраженная половая дифференциация. Это во многом согласуется с уже имеющимися данными исследований Т.В. Тулупьевой (2001), А,Б. Карпова (2007), А.П. Королевой (2007), A.B. Соловьевой (2009).

Главной особенностью полученных результатов следует считать типичность использования некоторых видов защиты для женского и мужского полов на всех исследуемых возрастах.

Подростки женского пола достоверно чаще используют защитный механизм регрессии, компенсации и реактивного образования. Девушек с самого раннего детства больше осуждают за проявление каких-либо негативных чувств по отношению к другим людям, поэтому они учатся скрывать осуждаемые обществом эмоции, заменяя их на противоположные, проявляя тем самым реактивное образование - подмену негативного чувства на социально одобряемое. Кроме того, в нашей культуре и обществе некоторые аспекты проявления регрессивного, «детского» поведения (плаксивость,

сензитивность, внушаемость, зависимость, эмотивность, экзальтированность, демонстративность и т.п.) соответствует фемининным полоролевым стереотипам и эталонам, что совершенно неприемлемо для мужчин, так как не соответствует образу типичной маскулинности. Возможно, именно поэтому для мальчиков полотипичным является защитный механизм подавление, который помогает выключать из сферы сознания неприемлемые эмоции и побуждения. Характерным для мужского пола является также механизм интеллектуализации, который дает иллюзию когнитивного контроля над ситуацией с проявлением признаков внешней самодостаточности и независимости.

Кроме того, адекватное полу усвоение аспектов полоролевой идентификации демонстрирует снижение свойственного противоположному полу защитного репертуара и повышает активность использования полотипических защитных механизмов. Использование мальчиками и девочками типичных для своего пола психологических защит увеличивает показатели адаптивности и активности, повышает эмоциональную устойчивость, и наоборот, применение психологические защит, свойственных противоположному полу, снижает эти показатели.

Было также установлено, что по мере взросления интенсивность полотипических психологических защит мальчиков имеет тенденцию к повышению, а выраженность полотипических защит девочек снижается. По всей вероятности, это может быть связано с более ранним прохождением девочками пубертатного кризиса.

Таким образом, в период полового созревания психологическая защита определяется комплексным воздействием как внутренних (биологических), так и внешних (социально-психологических) стимулов, имеющих взаимосвязи с системой пола.

На основании проведенного эмпирического исследования делаются следующие выводы:

1. Показано, что репертуар и интенсивность использования психологических защит у подростков женского пола больше, чем у подростков мужского пола.

2. Было установлено, что в использовании механизмов психологических защит существуют возрастные различия. Наибольшая интенсивность психологических защит отмечается в младшем подростковом возрасте, далее с возрастом происходит снижение интенсивности использования защитных механизмов.

3. Установлено, что существуют полотипические виды механизмов психологических защит, которые чаще и интенсивнее всего используются представителями мужского и женского полов, независимо от их возраста. К типичным женским механизмам психологических защит относятся регрессия, реактивное образование и компенсация. К типичным мужским механизмам психологических защит относятся подавление и интеллектуализация.

4. Выявлено, что интенсивность полотипических психологических защит у подростков мужского пола к началу юношеского возраста возрастает, а интенсивность использования полотипических защит у подростков женского пола снижается с возрастом.

5. Изучение взаимосвязи полотипических видов психологических защит с усвоением аспектов полоролевой идентификации показало, что адекватное полу усвоение характеристик маскулинности и фемининности демонстрирует повышение активности использования полотипических защитных механизмов и снижает защитный репертуар, свойственный противоположному полу.

В заключении дается краткая характеристика основных положений и результатов работы. Намечаются возможные направления и перспективы дальнейшего анализа исследуемой проблемы.

В приложении находятся образцы психодиагностических методик исследования и основные данные математического анализа полученных результатов.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях:

1. Носов С. С. Теоретико-экспериментальные аспекты изучения тендерных особенностей защитных механизмов // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2010. № 125. С. 58-69. (0,85 пл.).

2. Дворянчиков Н. В., Носов С. С. Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации в пубертатном периоде // Психологическая наука и образование (электронный журнал). 2010. № 4. (0,7/0,35 п.л.).

3. Носов С. С., Дворянчиков Н. В. Особенности полового самосознания у мужчин, больных шизофренией // Сексология и сексопатология. 2003. №11. С. 24-31. (0,8/0,4 п.л.).

4. Носов С. С., Дворянчиков Н. В. Психологический пол в динамической системе психической адаптации // Сексология и сексопатология. 2004. № 1.С. 19-26. (0,8/0,4 пл.).

5. Носов С. С., Дворянчиков Н. В. Особенности полового самосознания старшеклассниц и склонность к депрессии // Сексология и сексопатология. 2004. № 2. С. 30-34. (0,6/0,3 пл.).

6. Носов С. С. Методические проблемы изучения половой идентичности ребёнка // Семья XXI века: Сб. материалов Международной научно-практической конференции. Калининград: Янтарный сказ, 2004. С. 344346. (0,1 пл.).

7. Носов С. С. Перспективы исследования механизмов психологических защит в онтогенезе // Ломоносов-2005: Сб. материалов XII международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Секция «Психология». Т.2. М.: МГУ, 2005. С. 277-279. (0,1 пл.).

8. Носов С. С. Психологические защиты как стабилизаторы половозрастных кризисов // Образование в России: медико-психологический аспект: Сб.

материалов X Всероссийской научно-практической конференции. Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2005. Т.2. С.92-94. (0,1 пл.).

9. Dvoriantchikov N., Nosov S. Gender Aspects of Psychological Defences of Adolescents. Book of Absracts of XVII World Congress of Sexology, July 1015, 2005, Montreal, Canada, p. 2607. (0,1/0,05 пл.).

Ю.Носов С. С. Адаптация, пол и психологические защиты в онтогенезе // Бехтерев В.М. и современная психология: Сб. материалов докладов на Российской научно-практической конференции. Казань: КГУ, 2005. Т.2. С. 255-259. (0,2 пл.).

П.Носов С. С., Абдукаримов М. Ж. Полодиморфические особенности поисковой (исследовательской) активности в процессах адаптации // Исследовательская деятельность учащихся в современном образовательном пространстве: Сб. материалов I Общероссийской научно-практической конференции с международным участием. М.: НИИ школьных технологий, 2006. С. 101-104. (0,2/0,1 пл.).

12.Носов С. С. Использование «Big 5» для диагностики полоролевой идентичности // Вестник Российского государственного медицинского университета. Периодический медицинский журнал. 2006. №2 (49). С. 92. (0,05 пл.).

13.Дворянчиков Н. В., Носов С. С. Половозрастные и полотипические особенности механизмов психологических защит // Вестник Санкт-Петербургского Университета. Серия 6. 2007. Выпуск 4. С. 261-266. (0,4/0,2 пл.).

14.Носов С. С. Психология личности. Учебно-методический комплекс для студентов, обучающихся по специальности 020400 (030301.65) «Психология» / Под науч. ред. проф. А. Ф. Михайловой. М.: МЭИ, 2008. 50 с. (1,1 пл.).

15.Носов С. С. Проблемы диагностики половозрастной идентификации ребенка // Психология XXI века: Сб. материалов международной научно-

практической конференции молодых ученых 23—25 апреля 2009 года, Санкт-Петербург / Под науч. ред. Н.В. Гришиной. СПб.: Издательство СПбГУ, 2009. С. 242. (ОД пл.).

16.Носов С. С. Тендер и психологическая защита // Психология совладающего поведения: Сб. материалов II Международной научно-практической конференции, Кострома, 23-25 сентября 2010 г. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред.: Т. Л. Крюкова, М. В. Сапоровская, С. А. Хазова. Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2010. С. 163-165. (0,15 пл.).

17.Носов С. С. Половая идентификация ребенка в кинетическом рисунке семьи: психодиагностическое пособие. М.: Флинта, НОУ ВПО «МПСИ», 2010. 104 с. (2,5 пл.).

18.Носов С. С., Абдукаримов М. Ж. Диагностика защитных механизмов: подход Фиби Крамер: учебное пособие. М.: Флинта, Наука, 2011. 112 с. (3,8/1,9 пл.).

Подписано в печать 15.02.2011 г. Заказ № Í30 Формат 60x84 1/16. Объем 1,5 пл. Тираж 100 экз. Издательство ННОУ ВПО «Московский гуманитарный университет» 111395, г. Москва, ул. Юности, 5/1.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Носов, Сергей Сергеевич, 2011 год

Введение.

Глава 1. Теоретические аспекты изучения половозрастных особенностей психологических защит.

1.1. Понятие о механизмах психологической защиты, их виды.

1.2. Психологическая защита как регулятор адаптации.

1.3. Возрастные особенности психологических защит.

1.4. Половые особенности психологических защит.

Глава 2. Эмпирическое исследование половозрастных и полотипических особенностей психологических защит.

2.1. Цель, гипотезы и задачи исследования.

2.2. Методика исследования.

2.3. Результаты исследования.

2.4. Обсуждение результатов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Взаимосвязь психологических защит и полоролевой идентификации"

Актуальность работы^ Вопросы изучения процессов психической адаптации и места психологического- пола в: ее структуре являются актуальными для/ решения ряда научно-практических проблему связанных с социализацией, регуляцией поведения и психологическим, здоровьем личности.

Закономерности и природа половой дифференциации^ а также связанный с ней комплекс биологических, психологических, социальных^ различий представителей мужского и женского полов есть в сущности междисциплинарная проблема. Пол, являясь фундаментальной характеристикой, обнаруживает свои специфические особенности на всех уровнях функционирования индивида.

Начиная с 70-х годов прошлого века проблеме половых различий посвящается множество публикаций (Ю.Е. Алешина, И.Ю. Борисов, 1984; Ш. Берн, 2002; G.H. Ениколопов, Н.В. Дворянчиков; 2001; Е.П. Ильин, 2004; В.Е. Каган, 1991; A.C. Кочарян, Ï996; В.М., Русалов, 1993; Л.В: Попова, 1996; И:С. Клецина, 1998; И.С. Кон, 2000; Д.К, Саламова, 2000; W. Masters, V. Johnson, 1972; S. Nolen-Hoeksema, 1987; С.A. O'Heron, J.L. Orlofsky, 1990; R. Koestner, J. Aube, 1995 и др.).

Несмотря на: нарастающие темпы исследований пола в психологии, некоторые аспекты остаются недостаточно изученными. Такое положение обстоит с проблемой изучения полоролевых особенностей в механизмах психологической защиты, которые являются важнейшим регулятором психической адаптации индивида. Механизмы психологической защиты и полоролевая идентификация прослеживают теоретическую взаимосвязь друг с другом, являются составляющими Я-концепции, оказывают влияние на процессы адаптации (P. Cramer, 2002; P. Cramer, S.L Blatt, 1990; РГ Cramer, J. Block, 1998; P. Cramer, R. Gaul, 1988).

Однако проблематика соотношения механизмов психологических защит и аспектов полоролевой идентификации в процессе, становления Я-концепции ребёнка при всей своей теоретической согласованности еще не подвергалась эмпирической! проверке. Этот пробел мы стремимся восполнить, выбрав для изучения половозрастные особенности механизмов, психологических, защит у подростков.

В научной литературе ещё можно встретить, исследования половых различий механизмов психологических защит в младшем школьном (А.П. Королева, 2007), старшем подростковом и раннем юношеском возрастах (Т.В. Тулупьева, 2001; А.Б. Карпов, 2007), но исследования особенностей защитного поведения в младшем подростковом возрасте только начинают проводиться (A.B. Соловьева, 2009). Поэтому младший подростковый возраст является особенно актуальным для изучения половозрастных особенностей защит.

Цель исследования: выявление половозрастных особенностей механизмов психологических защит в подростковом возрасте.

Объект исследования: психологические защиты у подростков, разного пола.

Предмет исследования: взаимосвязь психологических защит и аспектов полоролевой идентификации как важнейших составляющих Я-концепции подростков.

Гипотезы исследования:

1) Существуют половые различия в использовании защитных механизмов в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах.

2) Существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями мужского и женского полов, независимо от их возраста. Они связаны с усвоением аспектов полоролевой идентификации.

Для достижения поставленной в исследовании цёли и проверки выдвинутых гипотез необходимо решить следующие задачи:.

1. Проанализировать основные источники по проблеме половозрастных особенностей психологических защит.

2. Подобрать методики исследования.

31. Выявить особенности- функционирования психологических затцит в младшем подростковом- старшем подростковом; и раннем . юношеском возрастах в соответствии с половыми?различиями.

4. Выделить полотипические виды защит на всех исследуемых возрастных этапах.

5. Проследить взаимосвязь усвоения характеристик полоролевой идентификации и особенностей функционирования различных защитных механизмов. .

Методологическими и теоретическими предпосылками исследования послужили принципы системного подхода к изучению целостности личности и индивидуальности, (К. А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев^. Л.И. Анцыферова, JI.C. Выготский, А.Н. Леонтьев; Б.Ф. Ломов, A.B. Петровский, СЛ. Рубинштейн, В.Д. Шадриков и др.); детерминизма (А.Г. Асмолов, Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн); интеграции социальных и биологических факторов в развитии.

В исследовании мы основывались на системе психической адаптации (1Т.К. Анохин, Ю:А. Александровский), на теории половой дифференциации (В-А. Геодакян), использовали результаты практических исследований полового диморфизма (В.П. Багрунов, Г.В. Залевский, Е.П. Ильин, В.М. Русалов), полоролевой идентификации в отечественной (Н.В. Дворянчиков, В.Е. Каган, A.C. Кочарян и др.) и зарубежной (A.L. Carsrud, R.E. Ingram, С.А. O'Heron, J.L. Orlofsky М.Р. Sanfllipo, A. Heilbrun) психологии.

В основе работы лежат фундаментальные положения о феномене психологической защиты (P.M. Грановская, И.М. Никольская^ Л.Р. Гребенников, Е.Л. Доценко; Е.С. Романова, R. Plutchik, H. Kellerman, H.R. Conte, A. Freud, S. Freud и др.), a также исследования половых различий в механизмах психологической защиты в отечественных (Т.В. Тулупьева, А.Б. Карпов; A.B. Соловьева) и взарубежных исследованиях (D; Bramel, L. Brody, P. Cramer, К. Parkes).

Кроме того, учитывались теоретико-методологические и* методические требования к проведению и оформлению психологических исследований (А.Ф. Ануфриев, A.A. Бодалев, K.M. Гуревич, В.В. Столин и др.).

Методы исследования: теоретический анализ отечественной и зарубежной литературы, метод «поперечных» и «продольных» срезов, методы статистической обработки данных с использованием программного пакета SPSS for Windows vi 1.5. Метод тестирования! включал в себя использование психодиагностических методик: тест-опросник механизмов психологической защиты «Индекс Жизненного Стиля» Келлермана-Плутчика-Конте (адаптация Л.Р. Гребенникова), методика «МиФ» (маскулинность и фемининность) (Н.В. Дворянчиков), методика «ФПО» (фигура-поза-одежда) (Д.К. Саламова), опросник формально-динамических свойств индивидуальности (ОФДСИ-26) (В.М. Русалов), опросник «Большая пятерка» (Big 5) Р. Мак-Крея и П. Коста (адаптация М.В. Бодунова и С.Д. Бирюкова).

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечивается методологической и теоретической обоснованностью исходных позиций; применением методов, адекватных цели и задачам исследования; корректным использованием статистического аппарата для обработки полученных данных; достаточным объемом выборки испытуемых; содержательным анализом диагностических процедур; согласованностью теоретических положений с результатами эмпирического исследования.

Эмпирической базой исследования являются результаты обследований 247 человек, среди которых были учащиеся шестых классов средних общеобразовательных школ (№№1, 13, 15) и воспитанники муниципального учреждения дополнительного образования детей «Станция* юных техников» г. Электростали, всего 147 человек. Испытуемые обследовались каждый год в течение 2-х лет: с 2007 по 2008 гг. Кроме того, на начальном этапе исследования: в» качестве групп сравнения были привлечены, 50 учащихся девятых классов и 50 учащихся одиннадцатых классов.

Научная новизна исследования- определяется! тем, что была выявлена половозрастная; специфика: функционирования психологической защиты- на нескольких возрастных этапах: в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем; юношеском- возрастах. Исследовано соотношение формально-динамических и личностных особенностей' с функционированием механизмов психологической защиты и рассмотрена взаимосвязь усвоения характеристик полоролевой идентификации с особенностями функционирования защитных механизмов. Кроме того, выполнена половая типолошзация видов психологической защиты.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что изучение связи между характеристиками полоролевой идентификации и защитными механизмами дает возможность по-новому и более тонко взглянуть на механизмы онтогенеза и полового диморфизма защит. Динамика защитных механизмов в онтогенезе обнаруживает их тесную связь с усвоением социальных эталонов и стереотипов полоролевого поведения: Подобная постановка вопроса позволяет значительно расширить теоретические познания о роли защитных механизмов в поддержании позитивной Я-концепции, обеспечении и регуляции адаптационных процессов: Дальнейшие исследования особенностей механизмов психологической защиты у представителей обоих биологических полов должны вестись в направлении системного и интегративного изучения тендерных особенностей самосознания;

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные данные могут иметь выраженное практическое значение для работы школьных психологов с детьми и подростками. Теоретические и эмпирические данные, полученные в процессе исследования, позволяют расширить^ и- углубить содержание соответствующих разделов в учебных курсах по общей психологии и психологии^ личности, могут быть, использованы в преподавательской деятельности. Полученные статистические данные могут служить основой-для дальнейшего расширенного исследования по рассматриваемой проблеме.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Существуют половые и возрастные различия в< использовании защитных механизмов^ в младшем подростковом, старшем подростковом и раннем юношеском возрастах. Наибольшая, интенсивность и репертуар использования психологических защит отмечаются в младшем подростковом возрасте и больше выражены у девочек.

2. Существуют полотипические виды защит, которые чаще всего используются представителями мужского (подавление и интеллектуализация) и женского (регрессия, реактивное образование, компенсация) полов, независимо от их возраста. Использование полотипических видов психологических защит связано с особенностями характеристик полоролевой идентификации (маскулинностью у мальчиков и фемининностью у девочек).

3. На протяжении подросткового возраста интенсивность полотипических психологических защит у подростков мужского пола (подавление и интеллектуализация) имеет тенденцию к повышению, а выраженность полотипических защит у подростков женского пола (регрессия, компенсация, реактивное образование) снижается с возрастом.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования представлены на конференциях и конгрессах: X Всероссийская научно-практическая конференция «Образование в России: медико-психологический аспект» (Калуга, 2005); XVII Мировой Конгресс по Сексологии (Монреаль, Канада, 2005); XII Международная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2005» (Москва, 2005); Российская научно-практическая конференция «Бехтерев В.М. и современная психология» (Казань, 2005); I Общероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Исследовательская деятельность учащихся в современном образовательном пространстве» (Москва, 2006); Международная научно-практическая конференция молодых ученых «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2009); II Международная научно-практическая конференция «Психология совпадающего поведения» (Кострома, 2010).

Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседании кафедры общей психологии и истории психологии Московского гуманитарного университета.

Результаты и выводы настоящей работы внедрены в программу консультативной и исследовательской работы психологов средней общеобразовательной школы № 15 г. Электростали. Результаты исследования вошли в состав учебно-методического комплекса по дисциплине «Психология личности» для студентов, обучающихся по специальности 020400 (030301.65) «Психология» в Московском экономическом институте и используются в преподавании.

По материалам исследования опубликовано 18 научных работ, 2 из которых в перечне журналов, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура диссертации отражает общую логику исследования, состоит из введения, двух глав, восьми параграфов, выводов, заключения, списка использованной литературы включающей 167 наименований, (из них 65 на иностранных языках), и приложения. Текст диссертации изложен на 154 страницах машинописного текста. Работа содержит 20 таблиц, 9 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Носов, Сергей Сергеевич, Москва