Автореферат диссертации по теме "Возрастные особенности частотно-специфических характеристик ЭЭГ"

На правах рукописи

Фефилов Антон Валерьевич

Возрастные особенности частотно-специфических характеристик ЭЭГ

19.00.02 - Психофизиология (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2003

Диссертация выполнена на кафедре психофизиологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Аракелов Геннадий Гургенович, 4 научный консультант:

доктор биологических наук Горбачевская Наталья Леонидовна.

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Чуприкова Наталья Ивановна,

доктор биологических наук Изнак Андрей Федорович.

Ведущая организация — Институт психологии РАН.

Защита состоится 23 мая 2003 года в 15 час. на заседании диссертационного совета Д 501.001.15 в МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 103009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория 310

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького.

Автореферат разослан апреля 2003 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

Балашова Е. Ю.

' к&НО Актуальность исследования

Изучение особенностей развития психики в онтогенезе является весьма важной задачей как для общей, возрастной и педагогической психологии, так и для практической работы школьных психологов. Поскольку в основе психических явлений лежат нейрофизиологические и биохимические процессы, а формирование психики зависит от созревания структур головного мозга, решение указанной глобальной задачи связано с исследованием возрастных тенденций изменения психофизиологических показателей.

Не менее важной задачей, по крайней мере для нейро- и патопсихологии, а также для определения готовности детей к обучению в том или ином классе, является поиск надежных, независимых от социокультурных различий и степени открытости испытуемых перед экспертами критериев нормального психофизиологического развития детей. Электрофизиологические показатели в значительной степени соответствуют указанным требованиям, особенно если они анализируются в комплексе.

Любая квалифицированная психологическая помощь должна начинаться с надежной и точной диагностики индивидных свойств с учетом половых, возрастных и иных существенных факторов различий. Поскольку у детей 7-11 лет психофизиологические свойства находятся еще в стадии формирования и созревания и весьма неустойчивы, требуется значительное сужение исследуемых диапазонов возраста и видов деятельности (в момент регистрации показателей).

К настоящему времени опубликовано достаточно большое количество работ, авторы которых нашли статистически значимые корреляции между показателями умственного развития детей, с одной стороны, нейропсихологическими параметрами, с другой, возрастом и полом, с третьей, и электрофизиологическими показателями, с четвертой. ЭЭГ-параметры считаются весьма информативными, особенно это относится к амплитуде и спектральной плотности в узких поддиапазонах частот (0,5- 1,5 Гц) (Д.А. Фарбер, 1972, 1995, Н.В. Дубровинская, 2000, Н.Н. Данилова, 1985, Н.Л. Горбачевская и Л.П. Якупова, 1991, 1999, 2002, Т.А. Строганова и М.М. Цетлин, 2001).

РОС. М!' ♦'»НАЛЬНАЯ

Б г • ' 1 Е К А

С.1- ■ »»бург

Поэтому мы считаем, что с помощью анализа узких спектральных составляющих и использования адекватных способов сравнения показателей, полученных в разных сериях эксперимента и для разных возрастных групп, можно получить достаточно точную и надежную информацию о психофизиологическом развитии испытуемых.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Объект, предмет, цель и задачи исследования.

Объектом нашего исследования стали возрастные и половые особенности ЭЭГ и ЭКГ у младших школьников в возрасте 7-11 лет.

Предметом явились тенденции изменения указанных особенностей с возрастом в "фоне" и в процессе умственной активности.

Цель — исследование возрастных особенностей активности нейрофизиологических структур, реализующих процессы мышления вообще и арифметического счета в частности.

В соответствии с этим были поставлены следующие задачи:

1. Сравнить показатели ЭЭГ в различных половозрастных группах испытуемых в "фоне".

2. Проанализировать динамику показателей ЭЭГ в процессе решения арифметических задач этими группами испытуемых.

Были проанализированы возрастные особенности ЭЭГ у детей в возрасте 7-11 лет, при этом сделан упор не на самих средних значениях, которые в большой степени зависят от особенностей аппаратуры и методов исследования, а на выявлении специфических паттернов соотношений между амплитудными характеристиками в узких поддиапазонах частот.

Гипотезы исследования.

1. Процесс формирования мозга детей сопровождается перераспределением между низко- и высокочастотными ритАами ЭЭГ: в тета- и альфа- диапазонах повышается удельный вес более высокочастотных компонентов. Вместе с тем изменения этих ритмов между 7-8 и 9 годами могут свидетельствовать о больших трансформациях активности мозга у мальчиков, чем у девочек.

2. Умственная активность при счете приводит к десинхронизации ЭЭГ-составлякицих в среднечастотном диапазоне, специфическому перераспределению между низко-и высоко-частотными составляющими ритмов, а также к сдвигу функциональной межполушарной асимметрии в сторону повышения удельного веса активности левого полушария.

Методология исследования и научная новизна.

Представленная работа является одним из вариантов психофизиологических исследований нового типа, сочетающим современные возможности дифференцированной обработки ЭЭГ в узких поддиапазонах частот (1-2 Гц) тета- и альфа- составляющих со сравнением как возрастных и половых особенностей младших школьников, так и с анализом экспериментальных изменений. В том числе исследованы коэффициенты соотношений между частотными составляющими тета- (6-7 Гц к 4-5) и альфа- (10-12 Гц к 7-8) диапазонов.

Это позволило нам получить интересные факты зависимости частотных паттернов ЭЭГ от возраста, пола и наличия умственной активности детей 7-11 лет. Эти факты частью подтверждают уже известные теории, частью являются новыми и требуют объяснения. Например, такое явление: при арифметическом счете у младших школьников происходит специфическое перераспределение между низко- и высокочастотными составляющими ЭЭГ-ритмов: в тета-диапазоне — повышение удельного веса низкочастотного, а в альфа-диапазоне — наоборот, высокочастотного компонентов. Это было бы значительно труднее обнаружить обычными средствами анализа ЭЭГ, без ее обработки в узких поддиапазонах частот (1-2 Гц) и вычисления соотношений тета- и альфа- составляющих.

Обоснованность и достоверность полученных результатов.

Корректно применительно к цели и задачам исследования выбраны методы регистрации и обработки результатов. Само экспериментальное исследование проведено по детально

проработанному плану. Достоверность полученных результатов обеспечивается самим планом эксперимента, широким применением аппаратурных психофизиологических методов, специальных компьютерных программ, весьма дифференцированной схемой анализа результатов и выбором непараметрических критериев математической статистики.

Теоретическая и практическая значимость.

Уточнены возрастные особенности биоэлектрической активности мозга у мальчиков и девочек путем выявления специфических паттернов соотношений между амплитудными характеристиками ЭЭГ в узких поддиапазонах частот, что позволяет сделать предположения о факторах, приводящих к своеобразной динамике указанных показателей в первые годы обучения в школе и процессе адаптации к школьной жизни.

Сопоставлены особенности ЭЭГ-реакции на счет у мальчиков и девочек. Это позволило констатировать существование достаточно глубоких половых различий как в процессах арифметического счета и операций с числами, так и адаптации к учебной деятельности.

Важным практическим итогом работы явилось начало создания нормативной базы данных ЭЭГ- и ЭКГ- показателей детей в условиях лабораторного эксперимента. Имеющиеся среднегрупповые значения и стандартные отклонения могут быть основой для суждения о соответствии "фоновых" показателей и величин реакции типичным для соответствующих возраста и пола.

Результаты работы могут косвенно помочь при выборе того или иного критерия успешности обучения, диагностики наличия информационных стрессов и других явлений, ведущих к школьной дезадаптации и последующим затруднениям в социализации.

Положения, выносимые на защиту.

1. Тенденции изменения биоэлектрической активности мозга у мальчиков и девочек являются весьма надежными и объективными показателями формирования

нейрофизиологических механизмов мышления и других познавательных процессов. Возрастная динамика ЭЭГ-

составляющих — повышение доминирующей частоты — коррелирует с общей тенденцией уменьшения пластичности нервной системы с возрастом, что, в свою очередь, может быть связано с уменьшением объективной необходимости в адаптации к окружающим условиям.

2. В возрасте 8-9 лет указанная тенденция может на время измениться на противоположную. У мальчиков 8-9 лет с этим связано подавление мощности большинства частотных поддиапазонов, а у девочек изменяются выборочно более высокочастотные составляющие. Спектр последних смещается в сторону понижения доминирующей частоты.

3. При арифметическом счете у младших школьников происходит специфическое перераспределение между низко- и высоко-частотными составляющими ЭЭГ-рнпгмов: в тета-диапазоне — повышение удельного веса низкочастотного (4-5 Гц), а в альфа-диапазоне — наоборот, высокочастотного (10-12 Гц) компонентов.

4. Полученные результаты демонстрируют преимущества метода анализа ЭЭГ в узких поддиапазонах частот (шириной 1-1,5 Гц) и вычисления соотношений коэффициентов тета- и альфа- составляющих перед обычными методами обработки. Эти преимущества заметнее проявляются при условии использования адекватных критериев математической статистики.

Апробация работы

Материалы диссертации отражены в докладах на международной конференции "Конфликт и личность в изменяющемся мире" (Ижевск, октябрь 2000), на Пятой Российской университетско-академической конференции (Ижевск, апрель 2001), на конференции "Деструктивность человека: феноменология, динамика, коррекция" (Воткинск, ноябрь 2002), на международной конференции "Проблемы нейрокибернетики", посвященной 90-летию со дня рождения А.Б. Когана (Ростов-на-Дону, сентябрь 2002), в стендовом докладе на Второй международной конференции "А.РЛурия и психология 21 века", посвященной 100-летию со дня рождения А.Р. Лурия (Москва, сентябрь 2002 г.).

Научные публикации

По материалам диссертационного исследования опубликовано 7 работ, в том числе тезисы к международным конференциям в Москве, Ростове-на-Дону, Ижевске, и одна статья. Вторая статья принята в печать в "Психологическом журнале".

Структура и объем диссертации

Работа изложена на 154 страницах, состоит из введения, обзора литературы, описания испытуемых, методов исследования и обработки результатов, описания результатов, их обсуждения, заключения, выводов, списка цитируемой литературы. Приложение включает 19 таблиц и 16 рисунков. Описание результатов иллюстрировано 8-ю таблицами и 11-ю рисунками.

ИСПЫТУЕМЫЕ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Характеристика испытуемых

Исследованы и проанализированы показатели тета- и альфа- составляющих ЭЭГ у 152 учащихся 1-4 классов средних школ в возрасте от 7 до 11 лет. Половозрастной состав и количество детей представлены в таблице 1. Часть испытуемых послужила объектом дополнительно проведенного "лонгитюдного" анализа возрастных изменений.

Таблица 1.

Количество испытуемых по группам и видам обработки:

Возраст, лет Мальчики Девочки Всего

7-8 14 20 34

8-9 33 31 64

9-10 21 22 43

10-11 11 11

Критерии отбора испытуемых

Для обработки ЭЭГ отбирались результаты исследования детей, показавших относительно близкие к средним и выше среднего показатели выполнения модифицированного теста Тулуз-Пьерона, предназначенного для диагностики наличия

минимальных мозговых дисфункций (ММД) и, в более общем случае, степени развития когнитивной сферы школьников. Скорость должна иметь оценку не ниже "слабой" -2-5 баллов по нормам Л.А. Ясюковой.

Вторым и более жестким критерием отбора были значения амплитуды и мощности спектральных составляющих ЭЭГ в поддиапазонах между 3 и 7 Гц по всем отведениям. Они не должны были превышать уровень в 0,65 от максимальной мощности (по цветовой шкале при картировании) в программе "CONAN".

Методы исследования и обработки.

Диссертация выполнена на кафедре психофизиологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Эксперименты были проведены в 1999-2001 гг. в лаборатории психофизиологии и экспериментальной психологии факультета психологии и педагогики Удмуртского Государственного Университета (г. Ижевск).

Записи ЭЭГ и ЭКГ были получены при следующих экспериментальных условиях:

А. В "фоне", когда испытуемый сидел в кресле с закрытыми глазами.

Б. При решении арифметических заданий на сложение, в основном соответствующих по уровню сложности своей возрастной группе, также с закрытыми глазами.

Примеры отличались порядком суммы, например, испытуемые 7-8 лет складывали цифры, получая числа до 10, дети 8-9 лет — от 12 до 20, и так далее. Эти границы сумм были выбраны на основании результатов пилотажного исследования.

Аппаратурное обеспечение: 8-канальный прибор комплексного психофизиологического обследования и компьютер с пакетом программ "CONAN-2.0" А.П. Кулаичева.

Запись ЭКГ на жесткий диск производилась от трех точек: правой и левой рук и ноги, с частотой оцифровки 128 Гц, с полосой пропускания от 0,05 до 30 Гц. Анализировались безартефактные участки записи общей длиной в 32 секунды.

ЭЭГ регистрировалась от 8 симметричных отведений: лобных (F3,F4), передне-височных (F7,F8), теменных (РЗ,Р4) и

затылочных (Ol,02), с ушным референтным электродом. Электроды располагались по системе 10-20. Частота оцифровки 128 Гц, полоса пропускания от 0,5 до 30 Гц. Анализировались безартефактные участки записи общей длиной от 50 до 64 секунд.

После вырезания артефактов в ручном режиме вычислялись стандартное отклонение Р-Р интервалов ЭКГ, индексы напряжения Баевского (ИН и ИВР) по формулам, заложенным в программу CONAN, внутри каждой записи.

Обработка ЭЭГ включала следующие этапы:

1. Удаление артефактов в ручном режиме.

2. Картирование с вычислением амплитуды и спектральной плотности (СП) внутри каждой записи ЭЭГ. Границы частотных поддиапазонов: дельта-3 (3-4 Гц), тета-1 (4-5 Гц), тета-2 (5-6 Гц), тета-3 (6-7 Гц), альфа-1 (7-8 Гц), альфа-2 (8-9 Гц), альфа-3 (9-10 Гц), альфа-4 (10-12 Гц).

3. Вычисление вторичных показателей: коэффициентов соотношения СП в поддиапазонах 6-7 Гц к 4-5 Гц и 10-12 Гц к 78 Гц, а также коэффициентов асимметрии по формулам, заложенным в программу Excel.

4. Вычисление статистики в программе SPSS 10.0:

Для оценки значимости различий между показателями ЭЭГ и ЭКГ в разных сериях эксперимента был использован критерий Вилкоксона. Для оценки значимости различий между разными группами испытуемых использовался критерий Манна-Уитни.

РЕЗУЛЬТАТЫ.

А. Средние значения показателей ЭЭГ у детей различного возраста в фоне.

При сравнении среднегрупповых значений спектральной плотности (СП) ЭЭГ в узких частотных поддиапазонах прежде всего были выделены полосы, наиболее представленные в спектре. В диапазоне от 3 до 7 Гц доминировали всегда 3-4 и 4-5 Гц составляющие, причем первые были больше. В альфа-диапазоне доминирующие частоты варьировали в зависимости от возраста, пола и области мозга, в которой они регистрировались. Видно, что 7-8 Гц компонент чаще преобладает у мальчиков в лобных отделах, независимо от возраста. У девочек в этих же отведениях он сменяется

компонентом 8-9 Гц к 9-10 годам. 8-9 Гц поддиапазон (и в меньшей степени 9-10 Гц) доминирует практически во всех областях мозга (кроме лобных) у большинства испытуемых. Общая тенденция изменений — повышение доминирующей частоты с возрастом и от передних отделов мозга к задним.

То же наблюдается и при анализе коэффициентов соотношения частот ЭЭГ в тета- и альфа- диапазонах (табл. 2). Отношения компонентов 6-7 Гц к 4-5 и 10-12 Гц к 7-8 повышаются от передних областей к задним, причем вторые (в альфа-) более значительно, чем первые (в тета-). Самые низкие значения коэффициента в тета-диапазоне наблюдаются у девочек 8-9 лет, особенно в лобных областях, а самые низкие значения в альфа-диапазоне — у мальчиков 8-9 и 7-8 лет, также в лобных областях. Наиболее высокие показатели зарегистрированы у девочек 9-10 лет и мальчиков 10-11 лет в затылочных отведениях.

При сравнении средних значений коэффициентов соотношений частот по разным отведениям (табл. 2) выявляется преобладание величин в задних областях мозга, то есть в затылочных и теменных областях больше удельный вес высокочастотных составляющих, особенно в альфа-диапазоне.

Таблица 2.

Средние значения коэффициентов соотношения частот ЭЭГ (в тета- и альфа- диапазонах) у детей разного возраста в фоне.

Отведе- Возрастной диапазон

ния 7—8 лет 8—9 лет 9—10 лет 10—11 лет

Мальчики

Лобные 89,5-93 91,4-92,2 88,4-91,7 90-92,7

\65,1-69 \73,3-75 N74,7-76 N92,6-90,4

Височные 84,8-89,8 88,4-94,4 88,9-88,5 102-99,6

\853-83 N82,2-81,6 N77,3-81,8 N92,4-99,3

Теменные 93,3-96,4 93,8-95,3 95,4-96,4 99,4-97,2

\87,7-90 N86-88,6 N85-84,1 N101-104,4

Затылочн. 94,6-101,3 97,7-99,2 98,9-99,5 110-112,4

\98-101,7 N97-98,7 N104-103,7 N108,5-123.3

Девочки

Лобные 85-86,6 77,4-80,8 87,7-87,9

N77,6-79,3 N81,6-79,3 N90.1-90

Височные 91,2-87,2 \87,5-92 82,2-82,8 \86-89,6 94,4-86,4 \96-102,5

Теменные 94,3-94 N95,4-104,6 86-87,9 \91,6-87,3 95,2-96,8 \99-101

Затылочн. 95,7-99 \99,8-98,9 88-90,4 \100,8-99,5 95,8-99,2 \119-117,4

Примечания к таблицам:

85-87У77-79 (табл. 2) — средние значения коэффициентов соотношения амплитуд составляющих 6-7 Гц к 4-5 Гц и \10-12 Гц к 7-8 Гц в %, соответственно, первое и третье числа в левых, второе и четвертое в правых отведениях,

Фон — показатели во время спокойного бодрствования, Арифмет. — показатели во время арифметических операций, "Тета" и "Альфа" (табл. 3-5) — коэффициенты соотношения амплитуд составляющих 6-7 Гц к 4-5 Гц и 10-12 Гц к 7-8 Гц, соответственно.

Таблица 3.

Различия между возрастными группами по коэффициентам соотношения частот ЭЭГ (КСС).

Отведения Сравниваемые возрастные диапазоны и серии эксперимента

КСС 8-9 л./7-8 9-10 л./8-9 10-11 л./9-10

Мальчик Фон Арифм Фон Арифм Фон Арифм

Лобные, Височн. Тета — — — О — —

Альф — — 0

Темен., Зйтылоч. Тета

Альф

Девочки Фон Арифм Фон Арифм

Лобные, Височн. Тета 20 20

Альф — — 20 20

Темен., Затылоч. Тета —. 20 0

Альф — — О 20

Первое число перед стрелкой или скобками — количество значимых различий (р<0,05), стрелка указывает направление изменения:

коэффициентов соотношения спектральных составляющих (КСС) при сравнении более старших испытуемых с младшими (табл. 3) £ — уменьшение удельного веса более высокочастотного компонента,

й — увеличение удельного веса более высокочастотного компонента.

Б. Возрастные изменения параметров ЭЭГ у мальчиков и девочек.

Возрастные изменения по показателям спектральной плотности (СП) ЭЭГ указывают на то, что формирование электрической активности мозга в низко- и среднечастотных диапазонах, у мальчиков и девочек различается. Существенные изменения у мальчиков наблюдались между периодами 7-8 и 8-9 лет и были максимально выражены в теменно-затылочных отведениях, в виде уменьшения амплитуды в широком диапазоне (от 3 до 12 Гц). В лобных областях уменьшение СП отмечалось в полосе 8-10 Гц. Изменения значений СП детей 910 лет по сравнению с предыдущим возрастом проявлялись в их увеличении преимущественно в полосе 9-12 Гц в теменно-затылочных и лобных зонах коры.

У девочек между периодами 7-8 и 8-9 лет различия выражены меньше, чем у соответствующих по возрасту групп мальчиков. Зато достаточно много значимых различий между возрастами 89 и 9-10 лет. Они выражены в лобных и теменных отведениях в виде увеличения СП в диапазоне от 8 до 12 Гц. В диапазоне 3-5 Гц в лобных областях наблюдается, наоборот, уменьшение показателей. У мальчиков этого же возраста изменения напоминают то, что у девочек, но в меньшем масштабе.

У мальчиков есть тенденция уменьшения амплитуд составляющих ЭЭГ в широкой полосе к 8-9 годам по сравнению с 7-8 годами, более выраженная по теменным и затылочным областям мозга. У девочек ярче проявляются повышения компонентов 8-12 Гц к 9-10 годам по отношению к 8-9 годам в лобных и теменных областях.

Анализ собственно возрастной динамики ЭЭГ дополнительно был проведен на малом количестве детей, которые обследовались не менее двух раз. Выявленные изменения напоминали таковые между возрастами 8-9 и 9-10 лет, обсужденные выше.

Из таблицы 3 также видно, что наиболее значимые изменения коэффициента соотношения частот происходят у девочек в период между 8-9 и 9-10 лет. Во всех областях мозга повышается удельный вес более высокочастотных компонентов

ЭЭГ (в тега- и альфа- диапазонах). Общая десинхронизация ритмов, связанная с возрастом 7-8,5 лет, происходит в большей степени за счет подавления более высокочастотных компонентов и в тега, и в альфа-диапазонах.

В. Экспериментальные изменения параметров ЭЭГ и ЭКГ.

При арифметическом счете видны значимые изменения показателей ЭКГ: повышение частоты сердечных сокращений, уменьшение стандартного отклонения и вариационного размаха Р-Р интервалов, что приводит к увеличению индексов напряжения Баевского. Это говорит о том, что эксперимент значимо увеличивает психическое напряжение и влияние симпатической нервной системы на работу сердца.

Изменения СП составляющих ЭЭГ и у мальчиков и у девочек выражаются в снижении амплитуды в диапазоне от 4-5 до 11-12 Гц в теменных и затылочных и от 6-7 до 11-12 Гц в височных и лобных областях. В поддиапазонах 3-4 и в меньшей степени 4-5 Гц в лобных и височных отведениях наблюдается повышение СП, что может быть связано с активацией глазодвигательной реакции при арифметическом счете.

В возрасте 7-8, 9-10 лет у мальчиков уровень десинхронизации ЭЭГ при решении задач значительно меньше, чем у девочек аналогичных возрастных групп. У девочек 9-10 лет реакция в теменно-затылочных областях носит даже несколько более генерализованный характер, чем в младшем возрасте, задевая частоты 4-6 Гц. Исключение составляет возраст 8-9 лет, когда особых различий между полами при счете не наблюдается.

Из таблицы 4 видно, что при счете происходит перераспределение между средне- и высокочастотными ритмами. Особенно заметно оно у мальчиков 8-9 лет в тета-диапазоне: уменьшается удельный вес 6-7 Гц относительно 4-5 Гц. Все 9 значимых изменений в тета-диапазоне в сторону повышения веса 4-5 Гц составляющей, а все 8 значимых изменений в альфа-диапазоне в сторону повышения веса 10-12 Гц. Общая десинхронизация ритмов, связанная с выполнением математических операций, происходит в большей степени за

счет подавления среднечастотных компонентов и в тега, и в альфа-диапазонах, особенно 6-8 Гц.

Таблица 4.

Изменения при арифметическом счете по коэффициентам соотношения частот ЭЭГ (КСС).

Испытуемые и отведения Возрастной диапазон

КСС 7—8 лет 8—9 лет 9—10 лет

Мальчики

Лобные и Височные Тета — 24

Альфа — —

Теменные и Затылочные Тета — 20 ■0

Альфа — О

Девочки 7—8 лет 8—9 лет 9—10 лет

Лобные и Височные Тета — О —

Альфа -— ■— —

Теменные и Затылочные Тега О

Альфа 2-0 а

Таблица 5.

Изменения при арифметическом счете по коэффициентам межполушарной асимметрии (КМА).

Отведе- Возрастной диапазон

ния 7—8 лет 8—9 лет 9—10 лет 10—11 чет

Мальчики

Лобные 0 10(6-7)\1А(3-4) 1 А (8-9) 10(3-4)

Височн. 0 0 10(7-8) 10(3-4)

Темен. 0 0 1й(10-12) 30(6-7,8-10)

Загылоч. 0 0 0 10(8-9)

Все 0 10\1А 10\2<* 50\1Ф

Девочки

Лобные 1^(8-9) 10(9-10) 10(6-7)

Височн. 0 1 й(8-9) 10(4-5)

Темен. 1-0(10-12) 0 0

Загылоч. 0 14(4-5) 0

Все I -о-м -о- 20\1А 20

Примечания: первое число перед скобками — количество значимых

различий (р<0,05),

В скобках — поддиапазоны частот в Гц, где есть значимые изменения, стрелка указывает направление изменения (р<0,05)

Коэффициентов соотношения при арифметическом счете по сравнению с фоном (табл. 4):

■О- —уменьшение удельного веса более высокочастотного компонента,

tf —увеличение удельного веса более высокочастотного компонента.

коэффициентов асимметрии (КМА) при арифметическом счете по сравнению с фоном (табл. S):

-О - относительное увеличение амплитуд слева,

й - относительное увеличение амплитуд справа.

Изменения межполушарной асимметрии при счете достаточно разнонаправлены (табл. 5). В частотных диапазонах 3-8 и 9-10 Гц чаще наблюдается относительное повышение амплитуды в левом полушарии, а в полосе 8-9 Гц —наоборот, в правом.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

А. Возрастные изменения параметров ЭЭГ у мальчиков и девочек.

При анализе полученных нами данных по возрастным особенностям спектральной плотности (СП) ЭЭГ наблюдается много интересных тенденций, некоторые из которых уже известны.

Цо данным C.B. Панюшкиной и соавторов (1998), соотношение удельных весов низко- и высокочастотного компонентов альфа-ритма связано с активностью моноаминоксидазы (МАО). Преобладание низкочастотной альфа-активности - это проявление низкого уровня МАО и высокой пластичности нервных процессов. На основании этого H.JI. Горбачевская, Е.Ю. Давыдова и А.Ф. Изнак (2002) заключили, что высокие значения индекса "альфа 1 /3" отражают низкий уровень активности МАО, а пластичность является одним из факторов, который определяет успешность когнитивной деятельности.

Более "медленное созревание" (по данным частотного анализа ЭЭГ) лобных и левой височной областей в онтогенезе можно объяснить объективной потребностью в большей сложности строения указанных структур мозга в целях

обеспечения специфически человеческих функций — речевого общения, словесно-логического вида мышления и высокого уровня осознанности и произвольности поведения. В этом случае более предпочтительным является длительный процесс созревания, который в большей степени может учитывать очень разные и дифференцированные требования окружающих условий, стимулов и ситуаций.

Все это говорит в пользу того, что доминирование в ЭЭГ ребенка более низких частот (чем обычно в этом возрасте) связано не столько с задержкой формирования определенных способностей, сколько с потребностью в более длительном формировании или обучении в более трудных условиях. Последнее может иметь место в том числе при разнообразных мозговых дисфункциях, структурных или функциональных поражениях мозга.

Б. Возрастные и половые особенности ЭЭГ-реакции на счет.

В возрасте 8-9 лет испытуемые - мальчики демонстрировали самую высокую степень десинхронизации ритмов ЭЭГ и в "фоне" относительно других возрастов, и при счете. С другой стороны, различия по коэффициентам соотношения составляющих в тета- и альфа- диапазонах между испытуемыми разных возрастов больше у девочек. Если у мальчиков 8-9 лет подавляются почти в равной мере все проанализированные частоты, то у девочек средняя величина десинхронизации меньше, но изменяются выборочно более высокочастотные составляющие, поэтому соотношение частот чаще смещается в сторону понижения доминирующей частоты, особенно в тета-диапазоне.

То есть мальчики 8-9 лет, как минимум, не менее реактивны, чем девочки этого же возраста. В то время как в других возрастных группах счет у девочек вызывает большую десинхронизацию ритмов.

Только у мальчиков между 8 и 10 годами реакция на ' операции сложения проявляется более заметно в затылочных областях, чем в теменных. Это может быть связано с большей ' активацией "визуальных" зон коры, которые контролируют "пространственные" способности, помогающие эффективнее

считать (JI.C. Цветкова, 2000, с.25), и подчеркивает высокую специфичность числового мышления у мальчиков.

Мальчики, несмотря на увеличение порядка слагаемых, в возрасте старше 10 лет демонстрируют уменьшение реактивности на счет до достаточно низкого уровня, что можно объяснить автоматизацией арифметических операций, которая и снижает величину десинхронизации ритмов. С другой стороны, по данным L.P. Spear (2000) и H.JI. Горбачевской, в возрасте после 9 лет происходит резкое уменьшение количества синапсов в головном мозге, особенно у мальчиков (до 20-30%). Это, по-видимому, детерминированное на генетическом уровне явление приводит к уменьшению величины генерализованной реакции на любые стимулы.

В. Взаимосвязь между показателями частотно-специфической ЭЭГ и функциональной асимметрией мозга при счете.

Относительное повышение амплитуды альфа- и тета- волн в правом полушарии означает меньшую его активацию по сравнению с левым. Поэтому соотношение амплитуд этих ритмов в симметричных отведениях обратно пропорционально соотношению уровней функциональной активности участков мозга.

Когда испытуемый проговаривает свой ответ на числовую задачу, а затем слушает условия следующей, задействованы больше "вербальные" способности (височная область левого полушария). На активацию левого полушария указывает относительное снижение слева амплитуды компонента 8-9 Гц.

Во время самого процесса решения "в уме" испытуемый может опираться на визуальные образы, так как младшие школьники при счете часто используют наглядные схемы. Как известно, за работу со зрительными стимулами и пространственные способности "отвечают" теменно-затылочные области коры и преимущественно правое полушарие. Правое полушарие также контролирует восприятие и генерацию негативных эмоций, сопровождающих стрессовую ситуацию, поэтому лабораторный эксперимент способствует эмоциональной активации этого полушария. На активацию правого полушария указывает относительное снижение справа амплитуды компонентов 4-7,5 Гц и 9-10 Гц.

Коэффициент асимметрии у школьников при счете демонстрировал частью значимые, но разнонаправленные изменения, что подчеркивает в целом стабильность общего баланса вклада полушарий в деятельность. Таким образом, происходит компенсация левополушарного участия в "логическом и числовом" виде мышления правополушарным контролем над "пространственным и образным" мышлением, автоматизированными навыками и эмоциями.

ВЫВОДЫ.

1. Частотный поддиапазон 8-9 Гц (и в меньшей степени 910 Гц) доминирует во многих областях мозга (кроме лобных) у большинства проанализированных испытуемых.

2. Общая тенденция изменений — повышение доминирующей частоты с возрастом, и от передних отделов мозга к задним, что выражается в перераспределении между низко- и высокочастотными ритмами ЭЭГ: в тета- и альфа-диапазонах повышается удельный вес более высокочастотных компонентов (соответственно, 6-7 и 10-12 Гц).

3. В возрасте 8-9 лет указанная тенденция на время может меняться на противоположную. У мальчиков 8-9 лет это выражается в подавлении амплитуды и мощности почти в равной мере всех проанализированных частотных поддиапазонов, а у девочек изменяются выборочно более высокочастотные составляющие. Соотношение частотных поддиапазонов у последних смещается в сторону понижения доминирующей частоты, в то время как величина общей десинхронизации меньше, чем у мальчиков.

4. Умственная активность при счете приводит к десинхронизации ЭЭГ-составляющих в диапазоне от 5 до 11-12 Гц в теменных и затылочных и от 6 до 12 Гц в височных и лобных областях, а также к разнонаправленным сдвигам функциональной межполушарной асимметрии.

5. При счете происходит специфическое перераспределение между низко- и высоко-частотными составляющими ритмов: в тета-диапазоне — повышение удельного веса низкочастотного (4-5 Гц), а в альфа-диапазоне — наоборот, высокочастотного (10-12 Гц) компонентов. Генерализованное увеличение удельного веса компонентов 4-5 и

10-12 Гц демонстрирует реципрокность активности генераторов этих ритмов по отношению к таковым у ритма 6-8 Гц.

Список опубликованных работ Фефилова A.B.

1. Фефилов A.B. Психофизиологические особенности детей классов коррекционного обучения. В сбор. Конфликт и личность в изменяющемся мире. Материалы международной конференции (октябрь 2000), УдГУ. Ижевск, 2000, с. 140 -142.

2. Фефилов A.B., Емельянова О.С. Динамика психофизиологических показателей при мыслительной деятельности у младших школьников. Тезисы докладов Пятой Российской университетско-академической конференции (апрель 2001), УдГУ. Ижевск, 2001. Часть 5, с. 13-18.

3. Фефилов A.B., Чермных О.Ф., Годованная Е.А. Особенности межполушарной асимметрии у младших школьников в процессе решения арифметических задач. Тезисы докладов Пятой Российской университетско-академической конференции, УдГУ. Ижевск, 2001. Часть 5, с.31-35.

4. Фефилов A.B., Емельянова О.С. Психофизиологические особенности младших школьников и их изменение при арифметической деятельности. "Cogjto" (сборник научных статей по педагогике и психологии), вып. 4, УдГУ. Ижевск, 2001, с. 158-171.

5. Баранов A.A., Фефилов A.B. Дифференциальная психология личности. Часть 1. Учебно-методическое пособие, УдГУ. Ижевск, 2002.

6. Фефилов A.B. Возрастная динамика формирования ЭЭГ у младших школьников в фоне и при решении арифметических задач. А.Р.Лурия и психология 21 века. Вторая международная конференция, посвященная 100-летию со дня рождения А.Р. Лурия (сентябрь 2002). Тезисы докладов. Москва, МГУ, 2002, с. 142-143.

7. Фефилов A.B. Возрастные особенности ЭЭГ- активности младших школьников. Проблемы нейрокибернетики. Материалы юбилейной международной конференции по нейрокибернетике, посвященной 90-летию со дня рождения А.Б. Когана (сентябрь 2002). Ростов-на-Дону, 2002. Том 1, с. 285-288.

Фефилов Антон Валерьевич

ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЧАСТОТНО-СПЕЦИФИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ЭЭГ

Лицензия № 020411 от 16.02.97. Сдано в производство 07.04.03. Формат 60x84 Ч16. Усл. печ. л. 1. Уч.-изд. л. 0,9. Заказ № 124. Тираж 100 экз.

Издательский дом «Удмуртский университет», 426034, г. Ижевск, ул. Университетская, 1, корп. 2. Факс: 8 (3412) 75-21-55; e-mail: bus@uni.udm.ru. Internet: http://www.uni.udm.ru/pubhouse

РНБ Русский фонд

2005-4 48710

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Фефилов, Антон Валерьевич, 2003 год

Введение диссертации по психологии, на тему "Возрастные особенности частотно-специфических характеристик ЭЭГ"

Актуальность исследования. 4

Общая характеристика работы. 5

Глава 1. Обзор литературы:

1. Функциональная роль ритмов ЭЭГ и ЭКГ. 10

1.1. Электрокардиография и общая активность нервной системы. 10

1.2. Электроэнцефалография и методы анализа ЭЭГ. 13

1.3. Общие проблемы сопоставления изменений на ЭЭГ и

ССП и психических процессов и пути их решения. 17

1.4 Традиционные взгляды на функциональную роль ЭЭГ- ритмов. 24

2. Мышление, его структура и успешность решения интеллектуальных задач. 31

2.1. Природа мышления и его структура. 31

2.2. Проблемы выделения компонентов интеллекта и диагностики его уровня. 36

3. Функциональная асимметрия мозга и ее связь с особенностями мышления. 40

3.1. Исследования связи между когнитивными процессами и областями мозга. 40

3.2. Особенности арифметических операций, их нарушения и локализация этих функций в коре полушарий. 46

4. Возрастные и половые различия в когнитивных процессах и организации головного мозга. 52

4.1. Общая картина формирования познавательной сферы детей. 52

4.2. Половые различия в способностях. 59

4.3. Особенности генетической детерминации половых различий. 65

5. Возрастные и половые особенности ритмов ЭЭГ. 68

5.1. Общая картина формирования ЭЭГ детей в возрасте до 11 лет. 68

5.2. Особенности систематизации возрастных тенденций изменения ЭЭГ. 73

5.3. Половые особенности в организации ЭЭГ-активности. 74

6. Способы интерпретации связи между показателями ЭЭГ и характеристиками психических процессов. 79

6.1. Анализ изменений на ЭЭГ при осуществлении математических операций. 79

6.2. ЭЭГ как индикатор уровня стресса и продуктивности работы мозга. 87

6.3. Новые взгляды на особенности ЭЭГ у детей с трудностями обучения и интеллектуальной одаренностью. 91 Глава 2. Методы исследования и обработки результатов.

1.1. Испытуемые. 96

1.2. Методы исследования. 97 Глава 3. Результаты исследования.

A. Экспериментальные изменения по ЭКГ. 102 Б. Возрастные различия по ЭЭГ. 108

B. Экспериментальные изменения по ЭЭГ. 110 Глава 4. Обсуждение результатов исследования.

A. Возрастные изменения "фоновых" параметров ЭЭГ у мальчиков и девочек. 122

Б. Возрастные и половые особенности ЭЭГ-реакции на счет. 125

B. Взаимосвязь между показателями частотно-специфической

ЭЭГ и функциональной активностью мозга при счете. 128

Г. Соотношения активности частотных генераторов по показателям ЭЭГ при счете. 131

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 134

ВЫВОДЫ. 140

Список литературы. 141

Приложение: таблицы 1—19, 155 рисунки 1—16 198 з

ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования.

Изучение особенностей развития психики в онтогенезе является весьма важной задачей как для общей, возрастной и педагогической психологии, так и для практической работы школьных психологов. Поскольку в основе психических явлений лежат нейрофизиологические и биохимические процессы, а формирование психики зависит от созревания структур головного мозга, решение указанной глобальной задачи связано с исследованием возрастных тенденций изменения психофизиологических показателей.

Не менее важной задачей, по крайней мере для нейро- и патопсихологии, а также для определения готовности детей к обучению в том или ином классе, является поиск надежных, независимых от социокультурных различий и степени открытости испытуемых перед экспертами критериев нормального психофизиологического развития детей. Электрофизиологические показатели в значительной степени соответствуют указанным требованиям, особенно если они анализируются в комплексе.

Любая квалифицированная психологическая помощь должна начинаться с надежной и точной диагностики индивидных свойств с учетом половых, возрастных и иных существенных факторов различий. Поскольку у детей 7-11 лет психофизиологические свойства находятся еще в стадии формирования и созревания и весьма неустойчивы, требуется значительное сужение исследуемых диапазонов возраста и видов деятельности (в момент регистрации показателей).

К настоящему времени опубликовано достаточно большое количество работ, авторы которых нашли статистически значимые корреляции между показателями умственного развития детей, с одной стороны, нейропсихологическими параметрами, с другой, возрастом и полом, с третьей, и электрофизиологическими показателями, с четвертой. ЭЭГ-параметры считаются весьма информативными, особенно это относится к амплитуде и спектральной плотности в узких поддиапазонах частот (0,5- 1,5 Гц) (Д.А. Фарбер, 1972, 1995, Н.В. Дубровинская, 2000, H.H. Данилова, 1985, 1998, Н.Л. Горбачевская и Л.П. Якупова, 1991, 1999, 2002, Т.А. Строганова и М.М. Цетлин, 2001).

Поэтому мы считаем, что с помощью анализа узких спектральных составляющих и использования адекватных способов сравнения показателей, полученных в разных сериях эксперимента и для разных возрастных групп, можно получить достаточно точную и надежную информацию о психофизиологическом развитии испытуемых.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Объект, предмет, цель и задачи исследования.

Объектом нашего исследования стали возрастные и половые особенности ЭЭГ и ЭКГ у младших школьников в возрасте 7-11 лет.

Предметом явилось изучение тенденций изменения указанных параметров с возрастом в "фоне", а также в процессе умственной активности.

Цель — исследование возрастной динамики активности нейрофизиологических структур, реализующих процессы мышления вообще и арифметического счета в частности.

В соответствии с этим были поставлены следующие задачи:

1. Сравнить показатели ЭЭГ в различных половозрастных группах испытуемых в "фоне".

2. Проанализировать динамику показателей ЭЭГ и ЭКГ в процессе решения арифметических задач этими группами испытуемых.

Гипотезы исследования.

1. Процесс формирования мозга детей сопровождается перераспределением между низко- и высокочастотными ритмами ЭЭГ: в тета- и альфа- диапазонах повышается удельный вес более высокочастотных компонентов (соответственно, 6-7 и 10-12 Гц). Вместе с тем изменения этих ритмов между 7-8 и 9 годами отражают большие трансформации активности мозга у мальчиков, чем у девочек.

2. Умственная активность при счете приводит к десинхронизации ЭЭГ-составляющих в среднечастотном диапазоне, специфическому • перераспределению между низко- и высоко-частотными составляющими ритмов (больше подавляется компонент 6-8 Гц), а также к сдвигу функциональной межполушарной асимметрии в сторону повышения удельного веса левого полушария.

Научная новизна.

Представленная работа является одним из вариантов психофизиологических исследований нового типа, сочетающим современные возможности дифференцированной обработки ЭЭГ в узких поддиапазонах частот (1-2 Гц) тета- и альфа- составляющих со сравнением как возрастных и половых особенностей младших школьников, так и с анализом экспериментальных изменений. Проанализированы возрастные особенности ЭЭГ у детей в возрасте 7-11 лет, при этом сделан упор не на самих средних значениях, которые в большой степени зависят от особенностей аппаратуры и методов исследования, а на выявлении специфических паттернов соотношений между амплитудными характеристиками в узких поддиапазонах частот.

В том числе исследованы коэффициенты отношений между частотными составляющими тета- (6-7 Гц к 4-5) и альфа- (10-12 Гц к 7-8) диапазонов. Это позволило нам получить интересные факты зависимости , частотных паттернов ЭЭГ от возраста, пола и наличия умственной активности детей 7-11 лет. Эти факты частью подтверждают уже известные теории, частью являются новыми и требуют объяснения. Например, такое явление: при арифметическом счете у младших школьников происходит специфическое перераспределение между низко- и высоко-частотными составляющими ЭЭГ-ритмов: в тета-диапазоне — повышение удельного веса низкочастотного, а в альфа-диапазоне — наоборот, высокочастотного компонентов. Это было бы значительно труднее обнаружить обычными средствами анализа ЭЭГ, без ее обработки в узких поддиапазонах частот (1-2 Гц) и вычисления соотношений тета- и альфа- составляющих.

Теоретическая и практическая значимость.

Уточнены тенденции изменения биоэлектрической активности мозга у мальчиков и девочек, что позволяет сделать предположения о факторах, приводящих к своеобразной динамике психофизиологических показателей в первые годы обучения в школе и процессе адаптации к школьной жизни.

Сопоставлены особенности ЭЭГ-реакции на счет у мальчиков и девочек. Это позволило констатировать существование достаточно глубоких половых различий как в процессах арифметического счета и операций с числами, так и адаптации к учебной деятельности.

Важным практическим итогом работы явилось начало создания нормативной базы данных ЭЭГ- и ЭКГ- показателей детей в условиях лабораторного эксперимента. Имеющиеся среднегрупповые значения и стандартные отклонения могут быть основой для суждения о соответствии «фоновых» показателей и величин реакции типичным для соответствующих возраста и пола.

Результаты работы могут косвенно помочь при выборе того или иного критерия успешности обучения, диагностики наличия информационных стрессов и других явлений, ведущих к школьной дезадаптации и последующим затруднениям в социализации.

Положения, выносимые на защиту.

1. Тенденции изменения биоэлектрической активности мозга у мальчиков и девочек являются весьма надежными и объективными показателями формирования нейрофизиологических механизмов мышления и других познавательных процессов. Возрастная динамика ЭЭГ-составляющих — повышение доминирующей частоты — коррелирует с общей тенденцией уменьшения пластичности нервной системы с возрастом, что, в свою очередь, может быть связано с уменьшением объективной необходимости в адаптации к окружающим условиям.

2. Но в возрасте 8-9 лет указанная тенденция на время может меняться на противоположную. У мальчиков 8-9 лет это выражается в подавлении мощности большинства частотных поддиапазонов, а у девочек изменяются выборочно более высокочастотные составляющие. Спектр последних смещается в сторону понижения доминирующей частоты.

3. При арифметическом счете у младших школьников происходит специфическое перераспределение между низко- и высоко-частотными составляющими ЭЭГ-ритмов: в тета-диапазоне — повышение удельного веса низкочастотного (4-5 Гц), а в альфа-диапазоне — наоборот, высокочастотного (10-12 Гц) компонентов. Увеличение удельного веса компонентов 4-5 Гц и 10-12 Гц демонстрирует реципрокность активности генераторов этих ритмов по отношению к таковым у ритма 6-8 Гц.

4. Полученные результаты демонстрируют преимущества метода анализа ЭЭГ в узких поддиапазонах частот (шириной 1-1,5 Гц) и вычисления соотношений коэффициентов тета- и альфа- составляющих перед обычными методами обработки. Эти преимущества заметнее проявляются при условии использования адекватных критериев математической статистики.

Апробация работы Материалы диссертации отражены в докладах на международной конференции «Конфликт и личность в изменяющемся мире» (Ижевск, октябрь 2000 г.), на Пятой Российской университетско-академической конференции

Ижевск, апрель 2001), на Второй конференции «Агрессивность и деструктивность личности» (Воткинск, ноябрь 2002), на международной конференции к 90-летию А.Б. Когана (Ростов-на-Дону, сентябрь 2002), в стендовом докладе на Второй международной конференции «А.Р.Лурия и психология 21 века» (Москва, 24-27 сентября 2002 г.).

Научные публикации.

По материалам диссертационного исследования опубликовано 7 работ, в том числе тезисы к международным конференциям в Москве, Ростове-на-Дону, Ижевске, и одна статья (в журнале УдГУ). Вторая статья принята в печать в "Психологический журнал".

Структура и объем диссертации.

Работа изложена на 154 страницах, состоит из введения, обзора литературы, описания испытуемых, методов исследования и обработки результатов, описания результатов, их обсуждения и выводов, списка цитируемой литературы. Приложение включает 19 таблиц (в т. ч. 10 "вторичных интегральных") и 16 рисунков. Описание результатов иллюстрировано 8-ю "третичными интегральными" таблицами (4-11) и 11-ю рисунками.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психофизиология"

1. Частотный поддиапазон 8-9 Гц (и в меньшей степени 9-10 Гц) доминирует во многих областях мозга (кроме лобных) у большинства проанализированных испытуемых.

2. Общая тенденция изменений — повышение доминирующей частоты с возрастом, и от передних отделов мозга к задним, что выражается в перераспределении между низко- и высокочастотными ритмами ЭЭГ: в тета- и альфа- диапазонах повышается удельный вес более высокочастотных компонентов (соответственно, 6-7 и 10-12 Гц).

3. Но в возрасте 8-9 лет указанная тенденция на время может меняться на противоположную. У мальчиков 8-9 лет это выражается в подавлении амплитуды и мощности почти в равной мере всех проанализированных частотных поддиапазонов, а у девочек изменяются выборочно более высокочастотные составляющие. Соотношение частотных поддиапазонов у последних смещается в сторону понижения доминирующей частоты, в то время как величина общей десинхронизации меньше, чем у мальчиков.

4. Умственная активность при счете приводит к десинхронизации ЭЭГ-составляющих в диапазоне от 5 до 11-12 Гц в теменных и затылочных и от 6 до 12 Гц в височных и лобных областях, а также к разнонаправленным сдвигам функциональной межполушарной асимметрии.

5. При счете происходит специфическое перераспределение между низко- и высоко-частотными составляющими ритмов: в тета-диапазоне — повышение удельного веса низкочастотного (4-5 Гц), а в альфа-диапазоне —наоборот, высокочастотного (10-12 Гц) компонентов. Генерализованное увеличение удельного веса компонентов 4-5 Гц и 10-12 Гц демонстрирует реципрокность активности генераторов этих ритмов по отношению к таковым у ритма 6-8 Гц.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

ЭЭГ как один из объективных методов исследования "динамики процесса мышления" и уровня развития различных компонентов интеллекта. Рассмотрев различные определения общего и некоторых специальных видов интеллекта (поскольку именно интеллектуальные способности в большой степени и влияют на изменения активности мозга, и зависят от нее), подобно М.А. Холодной [116], мы приходим к выводу, что многие из популярных дефиниций не удовлетворяют требованиям выделения существенных особенностей процесса мышления. Как уже упоминалось в литературном обзоре, некоторые из определений ставят на первое место связь между "уровнем интеллекта" и способностью индивида к приспособлению к требованиям действительности. Нам кажется, что это весьма "узкое" видение когнитивных функций, если понимать "требования действительности" в обычном ключе. Поэтому мы взяли на себя смелость предложить еще один вариант количественного определения "уровня интеллекта", который, возможно на первый взгляд, звучит несколько "абстрактно-кибернетически". Следует оговориться, что даже эта дефиниция не в полной мере учитывает психофизиологические аспекты диагностики способностей, которые нас интересовали в ходе настоящего исследования, например, уровень напряжения систем мозга и количество энергозатрат при реализации мышления.

Тем не менее, "уровень интеллекта" —это выраженная в объективной (возможно, числовой) форме характеристика (уровень) способности индивида за минимально возможное время находить такое решение, которое удовлетворяет максимально возможному количеству требований или условий задачи, с учетом их важности и очередности. То есть, говоря языком математики, способность к достаточно быстрому и "правильному" решению такой системы уравнений, в которой в отношении некоторых из переменных может быть заранее неизвестное и даже непостоянное количество правильных ответов.

Отсюда следует, во-первых, что "правильных" решений может быть несколько. Они могут в различной степени, "градуированно" удовлетворять условиям задачи. Кроме того, такое определение учитывает возможность проявления как репродуктивного, так и творческого мышления, и их соотношение. В любом случае, это значит, что существующие в настоящее время тестовые задания имеют крупный недостаток —только один ответ, "правильный" с точки зрения автора теста. Мы пришли к такому выводу, проверяя ответы взрослых испытуемых по ключам к тестам Айзенка и Амтхауэра (и даже ответы детей при диагностике выраженности ММД). Ведь по сути в этом случае диагносцируется способность испытуемого воспроизводить стиль мышления автора теста, а это хорошо только в случае определения математических способностей и проверки точных знаний, например, на экзаменах.

Поэтому мы считаем, что большинство используемых ныне тестов мало пригодно для диагностики нематематических специальных видов интеллекта и, тем более, они не подходят для выявления уровня "general intellect". Это относится к тестам, проводящимся за ограниченное время и имеющим "нормы" —таблицы для перевода "сырых баллов" в стандартизированные. Если же задания не имеют указанного, то они не более чем полуфабрикат для лабораторного исследования (кстати, тоже несовершенный), или, в качестве самостоятельного инструмента, —жалкая пародия на "объективный интеллектуальный тест".

Другие недостатки существующих способов определения способностей будут видны, когда мы зададимся вопросом: "от чего могут зависеть успешность решения интеллектуальных задач и уровень "общего интеллекта"?

С точки зрения "когнитивной психологии" и психофизиологии, в первую очередь, от скорости переработки информации (параметров стимулов) в психике и нервной системе (исследования уровня интеллекта и его возрастной динамики Г.Айзенка).

Кроме того, в процесс поиска правильного решения задачи у человека, как и у всякого существа, обладающего психикой, включены чувства и эмоции. O.K. Тихомиров [107] отмечает, что "состояния эмоциональной активности включены в самый процесс поиска принципа решения, подготавливают нахождение еще "невербализованного" правильного ответа. Эмоциональная активность является необходимой для продуктивной деятельности". В этом, собственно, и состоит "эвристическая" функция эмоций.

Еще нам известно, что эффективность мышления, как и всякой другой деятельности, зависит от взаимосвязи уровней эмоций и мотивации и сложности задачи (эксперименты Р. Йеркса и А. Додсона). В исследованиях И.М. Палея [1974] была получена криволинейная (колоколообразная) зависимость между уровнем активации, тревожности, нейротизма и продуктивностью мышления по тесту Кэттелла.

После более обстоятельного размышления видно, что эффективность интеллектуальных действий зависит также от точности процессов различения и сравнения параметров стимулов при их идентификации (исследования ориентировочного рефлекса E.H. Соколова, H.H. Даниловой, Р.Наатанена и др.) и от упорядоченности (организованности в блоки, наличия многомерных классификаций) информации в долговременной и оперативной памяти.

Если проанализировать причины изменения эффективности решения интеллектуальных задач, то следует выделить следующие факторы, от которых будет зависеть возможность достижения успеха в умственной деятельности: a. Уровень развития мышления, или "коэффициент интеллекта", который может быть косвенно определен с помощью выполнения комплекса разнотипных тестовых задач за ограниченное время (например, уже упоминавшиеся методики ТСИ Амтхауэра, КОТ Вандерлика, разные субтесты Айзенка). b. Наличие и доступность знаний и умений для использования, зависящая от их упорядоченности в памяти, соответствие видов информации тем, которые требуются для решения задачи. с. Количество времени, имеющееся для решения задачи в реальной ситуации. Чем больше время, тем больше вариантов решения может перебрать и проанализировать субъект мышления.

1. Соответствие ситуативного уровня мотивации (и эмоциональной активации) уровню, оптимальному для решения задачи (законы оптимума мотивации). е. Благоприятность для деятельности ситуативного психофизического состояния. Могут иметь место временные усталость, "замутнение или спутанность сознания", а также другие измененные состояния сознания или психики в целом. Наличие резервов "ментальной энергии" помогает индивиду быстрее сосредоточиться и продуктивнее решить задачу. Наличие или отсутствие внешних помех, препятствий или подсказок, благоприятность для концентрации внимания на сути задачи. g. Наличие опыта решения сложных или незнакомых задач, знание определенных алгоритмов решения, умение освобождать от стереотипов и ограничений течение мысли.

Ь. Наличие умений и навыков продуктивного, творческого мышления, опыта активации творческого вдохновения, анализа "подсказок интуиции".

1. Везение —невезение в конкретной ситуации, влияющее на "удачность выбора" стратегии или последовательности перебора субъектом мышления разных путей и методов решения задачи.

Следует оговориться, что автор не претендует на полноту изложения всех факторов, влияющих на продуктивность мышления. Но основные, мы надеемся, названы.

Что еще более важно, все выше перечисленные факторы в разной степени могут опосредовать связь (быть "промежуточными переменными" в терминологии Э. Толмена) между выполнением арифметических операций и особенностями активности областей мозга, отражающимися в спектре электроэнцефалограмм (ЭЭГ) или параметрах вызванных потенциалов (ВП). Подобный вопрос с некоторым пессимизмом обсуждают Т.АШэоп, С.С.\¥оос1,

О.МсСайЬу [130, р.21-23]. Им "кажется маловероятным, что мы когда-либо узнаем точно, какая именно пропорция нервных импульсов и активности, влияющих на данный психологический процесс, может регистрироваться через поверхностные электрические потенциалы".

Выход из этой ситуации, как нам представляется, может находиться прежде всего в том, что при проведении лабораторного эксперимента нужно контролировать большинство психологических факторов или хотя бы точно учитывать возрастные, половые и "образовательные" особенности испытуемых. При правильном построении плана эксперимента и адекватных критериях анализа результатов, как мы считаем, более объективные по сути ЭЭГ-показатели способны в большей степени представлять "динамику процесса мышления" и "энергетическую составляющую" разных компонентов интеллекта испытуемых, чем существующие на сегодняшний день критерии оценки по психологическим тестам. По крайней мере, исследователь будет знать, насколько трудным по комплексу показателей для испытуемого является решение той или иной интеллектуальной задачи. А с помощью этого уже намного уместнее будет выйти на суждение о структуре интеллекта, когнитивных способностей, вероятных профессиональных предпочтениях и достижениях.

Преимущества анализа ЭЭГ в узких поддиапазонах частот перед обычным методом обработки можно сравнить с достоинствами использования комплекса психологических тестов, определяющих уровень различных специальных знаний, умений и способностей, перед тестами, определяющими менее дифференцированные «общие способности». Следует вспомнить, что и отдельные нейроны-детекторы, и комплексы нейронов в мозге человека обладают очень высокой специфичностью [32, 34, 100], отвечая только на узко заданный набор параметров стимула, что повышает точность и надежность определения стимула. Подобно этому и перспективы развития видео- и аудио-техники (извините за такое «бытовое» сравнение) связаны с развитием цифровых УКВ-систем с высокой точностью настройки на заданные частотные каналы, способных обеспечить более чистый и надежный прием и передачу информации. Поэтому мы считаем, что будущее методов электроэнцефалографии и его аналогов связано с анализом спектральной мощности комплекса узкочастотных составляющих с последующим вычислением коэффициентов их соотношения и дифференцированным их сравнением. А будущее диагностики способностей, как нам представляется, -за методами исследования уровней развития совокупности специальных умений и навыков и анализа их соотношения.

Именно эти практические и теоретические преимущества указанных методов обработки и анализа результатов мы хотели бы использовать для реализации нашей программы научных исследований.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Фефилов, Антон Валерьевич, Москва

1. Айрапетянц В. А. Сравнительная оценка функционального состояния высших отделов систем детей 5, 6 и 7 лет (ЭЭГ исследования). В кн.: Гигиенические вопросы начального обучения в школе (сборник трудов), М., 1978, в. 5, с. 51-60.

2. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М., 1968. С. 547.

3. Аракелов Г.Г. Стресс и его механизмы. Вестник МГУ. Серия 14, "Психология", т. 23, 1995, №4, с.45-54.

4. Аракелов Г.Г., Лысенко Н.Е., Шотт Е.К. Психофизиологический метод оценки тревожности. Психологический журнал. Т. 18, 1997, № 2, С. 102-103.

5. Аракелов Г.Г., Шотт Е.К., Лысенко Н.Е. ЭЭГ в стрессе у правшей и левшей. Вестник МГУ, сер. "Психология", в печати (2003).

6. Бадалян Л. О., Журба Л. Т., Мастюкова Е. М. Минимальная мозговая дисфункция у детей. Журн. невропатологии и психиатрии им. Корсакова, 1978, № 10, с. 1441-1449.

7. Баевский P.M. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. М.: Медицина, 1979.

8. Балунова A.A. ЭЭГ в детском возрасте: Обзор литературы. Вопр. Охраны материнства, 1964, т. 9, №11, с. 68-73.

9. Батуев A.C. Высшие интегративные системы мозга. Л.: Наука, 1981.-255 с.

10. Белый Б. И., Фрид Г. М. Анализ функциональной зрелости мозга детей по данным ЭЭГ и методике Роршаха. В кн.: Новые исследования по возрастной физиологии, М., 1981, №2, с.3-6.

11. Бияшева 3. Г., Швецова Е. В. Информационный анализ электроэнцефалограмм детей в возрасте 10-11 лет при решенииарифметических задач. В кн.: Возрастные особенности физиологических систем детей и подростков. М., 1981, с18.

12. Бодалев A.A., Столин В.В. Общая психодиагностика. С.-Петерб.,2000.

13. Борбели А. Тайна сна. М., "Знание", 1989, стр. 22-24, 68-70, 143177.

14. Брагина H.H., Доброхотова Т.А. Функциональная асимметрия человека. М.,1981.

15. Варшавская Л.В. Биоэлектрическая активность мозга человека в динамике непрерывной, длительной и напряжённой умственной деятельности. Автореф. дисс. канд. биол. наук. Ростов-на-Дону, 1996.

16. Вильдавский В.Ю. Спектральные компоненты ЭЭГ и их функциональная роль в системной организации пространственно-гностической деятельности детей школьного возраста. Автореф. дисс. канд. биол. наук. М., 1996.

17. Власкин Л.А., Думбай В.Н., Медведев С.Д., Фельдман Г.Л. Изменения альфа—активности при снижении работоспособности человека-оператора// Физиология человека. 1980.- Т.6, №4.- С.672-673.

18. Галажинский Э. В. Психическая ригидность как индивидуально-психологический фактор школьной дезадаптации. Автореф. дисс. канд. психол. наук. Томск, 1996.

19. Гальперин П.Я. Введение в психологию. М.: Кн. Дом «Ун-т», Юрайт, 2000.

20. Глумов А.Г. Особенности ЭЭГ-активности испытуемых с разным латеральным профилем функциональной межполушарной ассиметрией мозга в фоне и при умственной нагрузке. Автореф. дисс. канд. биол. наук. Ростов-на-Дону, 1998.

21. Голубева Э.А. Индивидуальный уровень активации-инактивации и успешной деятельности. Функциональные состояния: Материалы международного симпозиума, 25-28 окт. 1976.- М.: МГУ, 1978.- С. 12.

22. Горбачевская Н. JI. Сравнительный анализ ЭЭГ у детей младшего школьного возраста в норме и при различных вариантах задержки психического развития. Автореф. дисс. канд. биол. наук. М.,1982.

23. Горбачевская H.JL, Якупова Л.П., Кожушко Л.Ф., Симерницкая Э.Г. Нейробиологические причины школьной дезадаптации. Физиология человека, т. 17, 1991, №5, с. 72.

24. Горбачевская Н.Л., Якупова Л.П., Кожушко Л.Ф. Формирование корковой ритмики у детей 3-10 лет (по данным ЭЭГ-картирования). В сб.: Ритмы, синхронизация и хаос в ЭЭГ. М., 1992, с. 19.

25. Горбачевская Н.Л., Якупова Л.П., Кожушко Л.Ф. Электроэнцефалографическое исследование детской гиперактивности. Физиология человека, 1996, т. 22, № 5, с. 49.

26. Горбачевская Н.Л., Якупова Л.П. Особенности картины ЭЭГ у детей с разными типами аутистических расстройств. В. кн.: Аутизм в детстве. БашинаВ. М., М., 1999, с. 131-170.

27. Горбачевская Н.Л., Давыдова Е.Ю., Изнак А.Ф. Особенности спектральных характеристик ЭЭГ и нейропсихологических показателей памяти у детей с признаками интеллектуальной одаренности. Физиология человека, в печати (2002).

28. Гриндель О.М. Оптимальный уровень когерентности ЭЭГ и его значение в оценке функционального состояния мозга человека. Журн. высш. нерв, деят.- 1980,- Т.30, №1.- С.62-70.

29. Гриндель О.М., Вакар Е.М. Анализ спектров ЭЭГ человека в состоянии относительного и "оперативного покоя" по A.A. Ухтомскому. Журн. высш. нерв, деят.- 1980,- Т.30, №6.- С.1221-1229.

30. Гусельников В.И. Электрофизиология головного мозга. М.: Высшая школа, 1976. —423 стр.

31. Данилова H.H. Функциональные состояния: механизмы и диагностика. М.: Изд-во МГУ, 1985. —287 стр.

32. Данилова H.H., Крылова А.Л., Физиология высшей нервной деятельности. М.: Изд-во МГУ, 1989. —398 стр.

33. Данилова H.H. Психофизиологическая диагностика функциональных состояний. М.: Изд-во МГУ, 1992. —191 стр.

34. Данилова H.H. Психофизиология. М.: "Аспект Пресс", 1998, 1999. —373 стр.

35. Дубровинская Н. В., Фарбер Д. А., Безруких М.М. Психофизиология ребенка. М.: "Владос", 2000.

36. Еремеева В.Д., Хризман Т.П. Мальчики и девочки — два разных мира. М.: "Линка-Пресс", 1998, стр. 69-76.

37. Ефремов К. Д. Сравнительные электрофизиологические особенности олигофренов 6-7 лет и здоровых детей того же возраста. В кн.: Алкогольные и экзогенные органические психозы, Л., 1978, с. 241-245.

38. Жеребцова В.А. Исследование функциональной межполушарной асимметрии мозга детей при сенсорной депривации (при нарушениях слуха). Автореф. дисс. канд. биол. наук. Ростов-на-Дону, 1998.

39. Жирмунская Е.К., Лосев B.C., Маслов В.К. Математический анализ типа ЭЭГ и межполушарной асимметрии ЭЭГ. Физиология человека.- 1978.- Т. №5.- С.791-799.

40. Жирмунская Е.А., Лосев B.C. Системы описания и классификация электроэнцефалограмм человека. М.: Наука, 1984. 81 с.

41. Журба Л. Т., Мастюкова Е. М. Клинико-электрофизиологические сопоставления минимальной дисфункции у детей школьного возраста. -Журн. невропатологии и психиатрии им. Корсакова, 1977, т. 77, №10, с. 1494-1497.

42. Журба Л. Т., Мастюкова Е. М. Минимальная мозговая дисфункция у детей: Научный обзор. М., 1978. - с.50.

43. Зак А.З. Различия в мышлении детей. М., 1992.

44. Зислина Н. Н. Особенности электрической активности мозга у детей с задержкой развития и церебрастеническим синдромом. В кн.: Дети с временными задержками развития. М., 1971, см. 109-121.

45. Зислина Н. Н., Ополинский Э. С., Рейдибойм М. Г. Исследование функционального состояния мозга по данным электроэнцефалографии у детей с задержкой развития. Дефектология, 1972, №3, с. 9-15.

46. Зыбковец Л.Я., Соловьёва В.П. Влияние напряжённой умственной работы на основные ритмы ЭЭГ (дельта, тета, альфа, бета-1 и бета-2 ритмы). Физиологическая характеристика умственного и творческого труда (материалы симпозиума).- М., 1969.- С.58-59.

47. Иваницкий A.M., Подклетнова И.М., Таратынов Г.В. Исследование динамики внутрикоркового взаимодействия в процессе мыслительной деятельности. Журн.высш.нерв.деят.- 1990.- Т.40,№2.- С.230-237.

48. Иванов Э.В., Малофеева С.Н., Пашковская З.В. ЭЭГ при умственной деятельности. XIII съезд всесоюзного физиологического общества им. И.П.Павлова.- Л., 1979,- Вып.2.- С.310-311.

49. Измайлов Ч.А., Соколов E.H., Черноризов A.M. Психофизиология цветового зрения. М., Изд. МГУ, 1989, 206 стр.

50. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология. С.-Петерб., "Питер", 2001, стр. 327-392.

51. Казин Э.М., Блинова Н.Г., Литвинова H.A. Основы индивидуального здоровья человека. М., 2000.

52. Кайгородова Н.З. ЭЭГ исследование умственной работоспособности в условиях дефицита времени: Автореф.дисс. канд.биол.наук. Л., 1984.

53. Каминская Г.Т. Основы элекроэнцефалографии. М.: Изд-во МГУ, 1984.-87с.

54. Кирой В.Н. О некоторых нейрофизиологических проявлениях процесса решения человеком мыслительных задач. Автореф.дис. . канд.биол.наук. Ростов-на-Дону, 1979.- С. 26.

55. Кирой В.Н. Пространственно-временная организация электрической активности мозга человека в состоянии спокойного бодрствования и при решении мыслительных задач. ЖВНД.- 1987.- Т.37, №6.- С. 1025-1033.

56. Кирой В.Н. Функциональное состояние мозга человека в динамике интеллектуальной деятельности.- Автореф. дисс. докт.биол.наук. Ростов-на-Дону, 1990.-С. 381

57. Кирой В.Н., Ермаков П.Н., Белова Е.И., Самойлина Т.Г. Спектральные характеристики ЭЭГ детей младшего школьного возраста с трудностями обучения. Физиология человека, том 28, 2002, № 2, стр.20-30.

58. Китаев-Смык JI.A. Психология стресса. М.: Наука, 1983. 368 с.

59. Князев Г.Г., Слободская Е.Р., Афтанас Л.И., Савина H.H. ЭЭГ-корреляты эмоциональных расстройств и отклонений в поведении у школьников. Физиология человека, том 28, 2002, № 3, стр.20.

60. Колесов Д.В. Биология и психология пола. М., 2000.

61. Костандов Э.А., Иващенко О.И., Важнова Т.Н. О полушарной латерализации зрительно—пространственной функции у человека. ЖВНД.-1985.- Т. 35, №6.- С.1030.

62. Лазарев В.В., Свидерская Н.Е., Хомская Е.Д. Изменения пространственной синхронизации биопотенциалов при разных видах интеллектуальной деятельности. Физиология человека.- 1977.- Т.З, №2.- С. 92-109.

63. Лазарев В.В. Информативность разных подходов к картированию ЭЭГ при исследовании психической деятельности. Физиология человека.-1992.- Т. 18, №6.- С. 49-57.

64. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования. В кн.: Эмоциональный стресс. Л.: Медицина, 1970.

65. Либин A.B. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. М., "Смысл", 1999,2000, стр. 277-285.

66. Ливанов М.Н., Хризман Т.П. Пространственно-временная организация биопотенциалов мозга у человека. Естественные основы психологии.- М., 1978.- С. 206-233.

67. Ливанов М.Н., Свидерская Н.Е. Психологические аспекты феномена пространственной синхронизации потенциалов. Психологический журнал.- 1984.- Т. 5, №5.- С. 71-83.

68. Лурия А.Р., Цветкова Л.С. Нейропсихологический анализ решения задач. М.: Просвещение, 1966. 291 с.

69. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: Изд-во МГУ, 1973. 374с.

70. Мачинская Р.И., Дубровинская Н.В. Онтогенетические особенности функциональной организации полушарий мозга при направленном внимании: ожидание перцептивной задачи. ЖВНД.- 1994- Т. 44, №3.-С. 448-456.

71. Микадзе Ю.В. Особенности нарушения вербальной памяти при локальных поражениях правого и левого полушарий мозга. Журнал невропатологии и психиатрии.- 1981.- Т.81, №12.- С. 1847-1850.

72. Московичюте Л.И., Орк Э.Г., Смирнова H.A. Нарушение счёта в клинике очаговых поражений мозга. Журнал невропатологии и психиатрии.-1981.-Т. 81, №4.-С. 585-597.

73. Мухина B.C. Возрастная психология. М., Академия 2000.

74. Наенко Н.И. Психическая напряженность. М.: Изд-во MTV, 1976. -112 с.

75. Немчин Т.А. Состояние нервно-психического напряжения. JL: Изд-во ЛГУ, 1983.-167с.

76. Нечаев A.B. Электроэнцефалографические проявления функциональных состояний человека при информационных нагрузках монотонного типа. Диагностика здоровья.- Воронеж, 1990.- С. 99-107.

77. Новикова Л.А. ЭЭГ и ее использование для изучения функционального состояния мозга. В кн.: Естественнонаучные основы психологии. М.: Педагогика, 1978. 368 с.

78. Обухова Л.Ф. Детская возрастная психология. М., 1999.

79. Общая психология. Под ред. Петровского A.B. М., Просвещение,1986.

80. Панюшкина С.В., Курова Н.С., Коган Б.М., Даровская Н.Д. Холинолитическое и холиномиметическое воздействие на некоторые нейро-, психофизиологические и биохимические показатели. Российский психиатрический журнал, 1998, №3, стр. 42.

81. Погосян А. А. О становлении пространственной организованности биопотенциального поля мозга у детей по мере возрастного развития. Автореф. Дисс. канд. биол. наук. С.-Петербург, 1995.

82. Полянская Е.А. Возрастные особенности функциональной межполушарной асимметрии в динамике психомоторной активности. Автореф. дисс. канд. биол. наук. Ростов-на-Дону, 1998.

83. Пратусевич Ю.М. Определение работоспособности учащихся. М.: Медицина, 1985.-127 с.

84. Психология. Словарь. Под ред. А.В.Петровского и М.Г.Ярошевского. М., Политиздат. 1990, 494 стр.

85. Рождественская В.И. Индивидуальные различия работоспособности. М.: Педагогика, 1980. 151 стр.

86. Ротенберг В. Парадоксы творчества. Интернет, сайт http:// www, phi ogiston.ru

87. Руденко З.Я. Нарушение числа и счета при очаговых повреждениях мозга (акалькулия). М., 1967.

88. Русалов В.М., Кошман С.А. Дифференциально-психофизиологический анализ интеллектуального поведения человека в вероятностной среде. Психофизиологические исследования интеллектуальной саморегуляции и активности.- М.:Наука,1980.- С.7-56.

89. Русалов В.М., Русалова М.Н., Калашникова И.Г. и др. Биоэлектрическая активность мозга человека у представителей различных типов темперамента. ЖВНД,- 1993.- Т. 43, №3.- С. 530.

90. Русинов B.C., Гриндель О.М., Болдырева Г.Н., Вакар Е.М. Биопотенциалы мозга человека. Математический анализ.- М.: Медицина, 1987.- С. 256.

91. Сандомирский М.Е., Белогородский JI.C., Еникеев Д.А. Периодизация психического развития с точки зрения онтогенеза функциональной асимметрии полушарий. Интернет, сайт http://www.psvchologv.ru/Librarv

92. Свидерская Н.Е., Королькова Т.А., Николаева Н.О. Пространственно-частотная структура электрических корковых процессов при различных интеллектуальных действиях человека. Физиология человека,- 1990.- Т. 16, №5,- С. 5-12.

93. Селье Г. Стресс без дистресса. М.: Прогресс, 1982. 124 с.

94. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб., "Речь", 2000, стр. 34-94.

95. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. М.: Наука, 1981. 215 с.

96. Славуцкая М.В., Киренская А.Б. Электрофизиологические корреляты функционального состояния нервной системы при монотонной работе. Физиология человека.- 1981, №1.- С.55-60.

97. Соколов А.Н., Щебланова Е.И. Изменение в суммарной энергии ритмов ЭЭГ при некоторых видах умственной деятельности. Новые исследования в психологии.- М.: Педагогика, 1974.- Т.З.- С. 52.

98. Соколов Е.И. Эмоциональное напряжение и реакции сердечнососудистой системы. М.: Наука, 1975. 240 с.

99. Соколов E.H. Теоретическая психофизиология. М., 1985.

100. Способности. К 100-летию со дня рожд. Б.М.Теплова. Ред. Э.А.Голубева. Дубна, 1997.

101. Спрингер С., Дейч Г. Левый мозг, правый мозг. М.,1983. ЮЗ.Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М.,1. Прогресс", 1982.

102. Структурно-функциональная организация развивающегося мозга. Л.: Наука, 1990. 197 с.

103. Суворова В.В. Психофизиология стресса. М.: Педагогика, 1975.208 с.

104. Юб.Сухо дольский Г.В. Основы математической статистики для психологов. Л.: Изд-во ЛГУ, 1972. 429 с.

105. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности человека. МГУ, 1969.

106. Тихомирова Л.Ф. Развитие интеллектуальных способностей школьников. Ярославль, Академия развития. 1996 г.

107. Фарбер Д.А., Алферова В.В. Электроэнцефалограмма детей и подростков. М.: Педагогика, 1972. 215 с.

108. ПО.Фарбер Д.А. Психофизиологические основы дифференциальной диагностики и коррекционного обучения детей с нарушениями познавательной деятельности. М., 1995.

109. Ш.Фарбер Д.А., Бетелева Т.Г., Дубровинская Н.В., Мачинская Р.Н. Нейрофизиологические основы динамической локализации функций в онтогенезе. Первая международная конференция памяти А.Р. Лурии. Сб. докладов. М., 1998.

110. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе. М. Педагогика , 1989.

111. ПЗ.Фефилов A.B., Емельянова О.С. Психофизиологические особенности младших школьников и их изменение при арифметической деятельности. Сборник "Cogito", выпуск 4. Ижевск, Издат. УдГУ, 2001. Стр. 158-171.

112. Хананашвили М.М. Информационные неврозы. JL: Медицина, 1978.- 143 с.11 б.Холодная М.А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. С.-Петерб.: "Питер", 2002, 272 стр.

113. Хомская Е.Д. Общие и локальные изменения биоэлектрической активности мозга во время психической деятельности. Физиология человека.- 1976.- Т. 2,№3.- С.372-384.

114. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М.: Изд-во МГУ, 1987. 288 с.

115. Хомская Е.Д. Мозг и эмоции: Нейропсихологические исследования. М.: Изд-во МГУ, 1992. 179 с.

116. Хрестоматия по общей психологии: Психология мышления. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В.Петухова. М., МГУ, 1981.

117. Хризман Т.П., Еремеева В.Д., Лоскутова Т.Д. Эмоции, речь и активность мозга ребёнка. М.: Педагогика, 1991.

118. Цветкова Л.С. Нарушение и восстановление счета при локальных поражениях мозга. М.: Изд-во МГУ, 1972. 88 с.

119. Цветкова Л.С. Нейропсихология счета, письма и чтения: нарушение и восстановление. М.: Московский ПСИ, 2000. 304 с.

120. Шеповальников А.Н., Цицерошин М.Н., Апанасионок B.C. Формирование биопотенциального поля мозга человека. Д.: Наука, 1979. -163 с.

121. Шеповальников А.Н., Цицерошин М.Н., Левинченко Н.В. "Возрастная минимизация" областей мозга, участвующих в системном обеспечении психических функций: аргументы за и против. Физиология человека,- 1991.- Т. 17, №5. С.28-49.

122. Шурдукалов В.Н. Оценка продуктивности психометрического и качественно-уровневого подходов в психодиагностике нарушений развития у младших школьников. Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Иркутск, 1998.

123. Ясюкова Л.А. Оптимизация обучения и развития детей с ММД. СПб, "ИМАТОН", 1997, стр. 18-34, 74-75.

124. Adey W.R, Kado R.T. and Walter D.O. Computer analysis of EEG data from Gemini Flight GT—7. Aerospace Medicine. 1967. Vol. 38. P. 345— 359.

125. Andersen P, Andersson S.A. Physiological basis of the alpha rhythm. N. Y„ 1968.

126. Armington J.C. and Mitnick L.L. Electroencephalogram and sleep deprivation. J. Of Applied Psychol. 1959. Vol. 14. P. 247—250.

127. Chabot R, Serfontein G. Quantitative electroencephalographic profiles of chidren with attention deficit disorder // Biol. Psychiatry.—1996.—Vol. 40.— P. 951—963.

128. Dolce G., Waldeier H. Spectral and multivariate analysis of EEG changes during mental activity in man // EEG and Clin. Neurophysiol. 1974. Vol. 36. P. 577.

129. Farah M.J. the neural basis of mental image // Trends in Neuroscience. 1989. Vol. 12. P. 395—399.

130. Fernandes T., Harmony T., Rodrigues M. et al. EEG activation patternsduring the performance of tasks involving different components of mental calculation // EEG and Clin. Neurophysiol. 1995. Vol. 94. № 3 P. 175.

131. Giannitrapani D. Electroencephalographic differences between resting and mental multiplication // Percept. And Motor Skill. 1966. Vol. 7. № 3. P. 480.

132. Harmony T., Hinojosa G., Marosi E. et al. Correlation between EEG spectral parameters and an educational evaluation // Int. J. Neurosci. 1990. Vol. 54. № 1—2. P. 147.

133. Hughes J. A review of the usefulness of the standart EEG in psychiatry // Clin. Electroencephalography.—1996.—Vol. 27,—P. 35—39.

134. Lynn R. Attention, Arousal and the orientation reaction // International series of monographs in Experimental Psychology / Ed. H.J. Eysenk. Oxford: Pergamon Press Ltd. 1966. Vol. 3.

135. Kosslyn S.M., Berndt R.S., Doyle T.J. Imagery and language processing: A Neurophysiological approach / Eds. M.I. Posner, O.S.M. Marin. Attention and Performance XI, Hillsdale. N.J., 1985. P. 319—334.

136. Niedermeyr E., Naidu S. Attention—dificit hyperactivity disorder (ADHD) and frontal—motor cortex disconnection // Clinicial electroencephalography.—1997.—Vol. 28.—P. 130—134.

137. Niedermeyr E., Lopes de Silva F. Electroencephalography: basic principles, clonical applications, and related fields.—4th ed.—Baltimore, Maryland, USA, 1998.—1258 p.

138. Niedermeyer E. Alpha rhythms as physiological and abnormal phenomena. International Journal of Psychophysiology. 1997, vol.26, p.31-49.

139. Posner M.I., Petersen S.E., Fox P.T., Raichle M.E. Localization of cognitive operations in the human brain // Science. 1988. Vol. 240. P. 1627— 1631.

140. Porges S.W. Vagal mediation of respiratory sinus arrhythmia. From Temporal control of drug delivery, volume 618 of the Annals of the New York Academy of Sciences. The USA, 1991, p. 57-65.

141. Pribram K.H., MeGuinness D. Arousal, activation and effort in the control of attention // Psychological Review. 1975. Vol. 82. P. 116—149.

142. Spear L.P. The adolescent brain and age-related behavioral manifestations. Neuroscience and Biobehavioral Reviews, 2000, v.24, p.417-463.

143. Мальчики Лобные области. Возрастной диапазон:

144. К.С.Тета Фон 89,5 91,4 88,4 90,019 92,9 92,2 91,7 92,7

145. К.С.Альфа 65,1 73,3 74,7 92,619 68,9 74,9 76,2 90,4

146. К.С.Тета Арифм. Счет 84,9 84,8 82,8 89,221 88,6 80,8 82,2 87,7

147. К.С.Альфа 74,4 77,7 76,3 97,621 78,5 76,3 78,6 91,7

148. Мальчики Височные области. Возрастной диапазон:

149. К.С.Тета Фон 84,8 88,4 88,9 102,319 89,8 94,4 88,5 99,6

150. К.С.Альфа 85,3 82,2 77,3 92,419 82,9 81,6 81,8 99,3

151. К.С.Тета Арифм. Счет 81,0 79,7 89,6 94,621 85,4 88,3 86,8 93,1

152. К.С.Альфа 91,0 80,7 81,0 89,421 96,4 85,0 88,5 101,0