Автореферат диссертации по теме "Воспринятие и оценивание ситуаций межличностного взаимодействия"

Санкт-Петербургский Государственный университет

На правах рукописи

ЯНИЧЕВА Татьяна Гелиевна

УДК 301.085:15.052

ВОСПРИЯТИЕ И ОЦЕНИВАНИЕ СИТУАЦИЙ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Специальность 19.00.05 - социальная психология,

социология и психология личности

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург 1991

Расота выполнена на кафедре социальной психологии Санкт-Петероургского Государственного университета

Научный руководитель - доктор психологических наук,

нро^ссор ТРУСОВ В.П.

Официальные оппоненты - доктор психологических шук,

профессор СУХОЮКАН Г.С.

- кандидат психологических наук, допеит ШМ И.А.

Ведущая организация - Московский Государственный университет и.^. М.В.Ломоносова

Защита состоится «¿Г« ¿и*- 1091 года

в " " часов на заседании специализированного совета Д- 063.57.24 но защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петероургском хюсударственном университете по адресу: 199034, Санкт-Нетероург, нас..Макарова, д.6, факультет психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в снслиотеке имени ¡<1.Горького при Санкт-Петероургском университете по адресу: 199034, Санкт-Петероург, Университетская нас-. , д.''/9.

Автореферат разослан "

_ 1991 г.

Учений секретарь специализированного совета кандидат психологических шук,

доцент 1 Е. В. МУР ГУЛЫ!

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Проблематика данного исследования является составной частью области межличностного общения - темы, имеющей значительные перспективы, как в теоретическом так и в прикладном плане. Оптимизация межличностного взаимодействия предполагает изучение индивидуально-психологических особенностей личности, общих закономерностей процесса общения. Вшкным компонентом решения указанных задач является исследование восприятия и оценивания ситуаций взаимодействия, внеличностного контекста общения. Возможность наиболее полного и точного объяснения и прогнозирования социального поведения достигается лишь при объединении данных о диспозициях личности с параметрами конкретной ситуации взаимодействия. Сама по себе постановка вопроса таким образом встречается в работах целого ряда авторов (Рубинштейн СЛ., 1946, 1957; Узнадзе Д.Н., 1961; Кузьмин Е.С. 1977; Ядов В.А., 1975; Бодалев A.A., 1980; Ананьев Б.Г., 1949, 1980 и др.). В зарубежной психологии первой моделью поведения, в которой ситуационному компоненту отводится центральное место в регуляции поведения, является теория поля К.Левина (1935, 1936).

Несмотря на то, что проблема социальной ситуации (внешнего окружения, среды) довольно часто упоминается в литературе, самостоятельное значение экспериментальные исследования эпизодов межличностного взаимодействия приобрели лишь в последние десятилетия. В отечественной психологии экспериментальные исследования ситуаций межличностного взаимодействия не упоминаются.

Диагностика, интерпретация и прогнозирование поведения личности возможны лишь с учетом двух взаимодополняющих составляющих единой системы "личность-ситуация". Но следует отметить следующий существенный момент. Если для изучения личностных качеств существует определенный инструментарий (многочисленные опросники, личностные тесты), накоплен богатый эмпирический материал, на базе которого развиваются теории и концепции, то проблема ситуации изучена гораздо менее основательно. Основными проблемами на сегодняшний день являются:

- изучение силы влияния ситуационной составляющей на поведение. Самостоятельное значение внутри этой области исследования приобретает проблема ситуационной атрибуции, т.е. оценки влияния ситуации на собственное или наблюдаемое поведение.

- попытки построения единой классификации ситуаций, как конечная цель. На сегодняшний день более реальными и методически доступными являются поиски средыегрутшовых шш индивидуальных картин связи между отдельными эпизодами.

- поиск параметров восприятия, оценки и интерпретации ситуаций, своего рода формирование набора ситуативных "черт".

Целью исследования стало изучение особенностей субъективного восприятия факторов социальной ситуации.

Задачи исследования, направленные на реализацию сформулированной цели и конкретизирующие ее:

1. Выявление степени учета силы ситуационного давления в самооценке и оценивании личностных свойств другого человека. Иными словами, следует говорить об эмпирической проверке феномена фундаментальной ошибки оценивания.

2. Выявление влияния возрастных и субкультурных факторов на процесс оценивания силы ситуационного давления.

3. Выделение параметров оценивания и интерпретации ситуаций межличностного взаимодействия.

4. Выявление и анализ "ситуационных пространств", характерных для различных возрастных и субкультурных групп.

Предмет исследования - факторы субъективного восприятия обыденных ситуаций межличностного взаимодействия.

Объект исследования - представители различных возрастных и социальных групп, всего 206 человок, включенных в следующие экспериментальные группы:

1. Школьники 9 класса средней школы (61 человек)

2. Студенты I курса дневного отделения РГПУ им.А.И.Герцена (63 чел.)

3. Студенты 1П-1У курсов СЗПИ, совмещающие работу и учебу (52 чел.)

4. Начальники цехов промышленного предприятия (Л0М0) (42 чел.).

Ештеэн исследования:

I. Степень учета силы ситуационного влияния зависит от позиции оценивания: в самооценке наблюдается большое внимание к возможному ситуативному давлению, по сравнению о оценкой другого человека. Соответственно, прогноз устойчивости личностных черт другого человека делается более уверенно, нежели прогноз собственной личности стабильности. Кроме того, мы предполагаем

существование вариативности проявления фундаментальной ошибки оценивания в зависимости от возрастных особенностей испытуемых.

2. Существует ограниченный набор параметров восприятия и оценивания ситуаций межличностного взаимодействия. Предполагается дифференциация наборов параметров восприятия и оценки ситуаций для представителей различных возрастных и субкультурных групп. Иослоднее детерминировано степенью включенности в различные сферы жизнедеятельности, уровнем накопленного опыта межличностного взаимодействия.

3. Возможно построение для различных возрастных и субкультурных групп семантических ситуационных пространств, характеризующих среднегрупповые структуры связей и степени субъективной близости ситуаций обыденного межличностного взаимодействия.

4. Существует связь индивидуально-психологических особенностей и специфики восприятия факторов ситуаций.

Методы исследования:

- личностный опросник 16-РГ , форма А Р.Кеттелла;

- опросник "Локус контроля" Дж.Роттера в адаптации К.Муз-дыбаева;

- оригинальная методика изучения факторов восприятия социальных ситуаций на основе самооценки в конкретных ситуациях межличностного взаимодействия;

- оригинальная методика оценивания "ситуативности" самооценки и оценки другого человека;

- сортировка ситуаций.

Научная новизну проведенного исследования заключается в том, что социальная ситуация стала самостоятельным предметом эмпирического исследования. Проведённые экспериментальные серии демонстрируют подходы к различным аспектам проблемы: изучены закономерности проявления фундаментальной ошибки атрибуции - степени внимания к ситуативному компоненту в зависимости от позиции оценивания, возраста, социального статуса. Следующим шагом явилось выделение параметров самооценки релевантных конкретным ситуациям и зависящих от возраста и статуса испытуемых. Наконец, в исследовании получены картины семантических ситуационных полей, характеризующих субъективное восприятия степони сходства-различия различных ситуаций.

Практическая значимость работы заключается в возможности учета и использования полученных эмпирических данных и

теоретических обобщений о динамике проявления фундаментальной ошибки, наборах параметров восприятия ситуаций, групп ситуаций, воспринимаемых как сходные, в педагогической, психокор-рекционной деятельности, при разработке программ социально-психологического тренинга.

0<?дошне положения. внноримне, на эадщу:

1. Степень проявления фундаментальной ошибки атрибуции -асимметрия'учета силы ситуационного влияния в оценке собственного и наблюдаемого поведения, изменяется количественно и качественно с возрастом и изменением социального статуса.

2. Усредненные оценки личностных свойств, получаемые при использовании личностных опросников, подвержены значительной вариативности в конкретных ситуациях.

3. В основу характеристики ситуации может быть положен ограниченный набор параметров самооцонки поведения в конкретном эпизоде.

4. Имеются качественные изменения восприятия и оценивания параметров восприятия ситуации с возрастом и соответствующим изменением сферы жизнедеятельности.

5. Семантические ситуационные пространства, характеризующие картины субъективно воспринимаемого сходства ситуаций, дифференцируются с возрастом.

Апрдбашш работы. Основные положения и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры социальной психологии СИГУ (1991), на П и 111 семинарах-совещаниях молодых психологов "Психологические проблемы индивидуальности" (Ленинград, 1984, 19Ь5), научно-практическом семинаре "Когнитивные стили" (Таллинн, 1986), на 1У Всесоюзной школе молодых психологов (Москва, 1987), на I Международной школе психологов (Москва, 1989), на УШ съезде Общества психологов СССР (Москва, 1989).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения, общим объемом 20S стр., включает 24 уаблицы, 4 графика и 2 рисунка. Библиография содержит 206 наименований, из них 77 на английском языки.

СОДЕШНИЕ ДИССЕРТАЦИОШЮГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении обосновывается выбор теш, ее актуальность и практическая значимость, формулируются цель, задачи и гипотезы исследования, описываются•предает, объект и методы исследования.

Первая глава "Аналитический обзор по проблеме" состоит из четырех параграфов и посвящена анализу отечественных и зарубежных источников, затрагивающих проблем социальной ситуации, а также разработке на основе литературных источников программы исследования.

Первый параграф посвящен постановке проблемы социальной ситуации в отечественной психологической науке. Почти любая работа по проблеме личности - теме далеко не лишенной внимания психологов, так или иначе предполагает или упоминает существование ситуационного (внешнего, средового) компонента, однако упоминания эти очень неконкретны, дефиниции разнообразны. При этом указывается, что взаимодействие внешнего и внутреннего (личностного и ситуационного) носит сложный, неоднозначный характер (К.А.Абульханова-Славская, С.Л.Рубинштейн, Б.Ф.Ломов и др.). Наиболее явно связанными с проблемой внешней (ситуативной) детерминации поведения яшяются исследования, посвященные характеру в структуре личности (Б.Г.Ананьев, А.-^.Лазурский, А.А.Бо-далев). Уже А.^.Лазурский (1923, 1932) выделяет два компонента: эндопсихика, отвечающая за личностные, преимущественно унаследованные черты, свойства и экзопсихика, содержание которой определяется из отношения личности к внешним объектам. Б.Г.Ананьев и вслед за ним А.А.Бодалев, решая проблему трансситуационных различий в поведении, обращается к объяснению в терминах моти-вационных компонентов. Вообще, проблема характера является составной частью более общей области - соотношения вариативных и инвариантных проявлений личности. В отношении к этому вопросу довольно явно выделяются две точки зрения: с одной стороны, идея о существовании единого внутреннего "стержня", сквозного личностного постоянства (К.А.Абульханова-Славская), положение о надситуативной (собственно личностной, противостоящей обстоятельствам) активности (В.А.Петровский), уровень "индивидуальности", соответствующий проявлению своеобразия, уникальности субъекта (А.Г.Асмолов). С другой стороны, критерием уровня зрелости становится размах, диапазон изменений стилей и особенностей поведения в соответствии с ситуацией. (Эткинд А.М.). Уровень ситуативно;: регуляции поведения выделяется в диспозиционной концепции регуляции социального поведения В.А.Ядова.

В последние годы в отечествешшх исследованиях внимание к изучению ситуативных факторов усиливается и конкретизируется

(К.Муздабаев, Ю.Н.Емельянов, А.В.Филиппов, С.В.Ковалов). Ю.Н.Емельянов выдвигает концепцию трансситуационного научения, рассматривая ситуационный тренинг в качестве одного из методов активного социально-психологического обучения. Теоретическое обоснование необходимости включения понятия "ситуадия" в психологический тезаурус предлагают А.В.^илиппов и С.В.Ковалев. Существенным моментом в этой концепции является положение о субъективной интерпретации внешних обстоятельств, генезисе социальной ситуации. Этот тезис выдвигается и обосновывается и другими авторами (Леонтьев А.Н., Ю.Н.Емельянов, И.С.Кон).

Второй патучгоао в обзоре литературных источников посвящен месту проблемы социальной ситуации в зарубежной психологии. Так или иначе, как и в отечествешшх источниках, внимание к внешним обстоятельствам и их роли в объяснении психической жизни или поведения можно отметить во всех теоретических направлениях зарубежной психологии последнего столетия. Однако следует выделить интеракционизм (Дд.Пид, Э.ГоЗДман, Г.Елумер), в недрах которого зародились ролевые теории, ориентировашше собственно на внешнюю (ситуационную) детерминацию поведения. Другим направлением, серьезно разрабатывающим проблемы соотношения личностных и ситуационных причин поведения, является когнитивная социальная психология (Г.Келли, Л.Росс, -¿.Хайдер, Р.Нисбет и др.). Важнейшие положения, связанные с исследованиями когнитивистской ориентации, это выделение общей тенденции приписывать причини явлений внешним или внутренним факторам (а.Хайдер), феномен фундаментальной ошибки атрибуции (Л.Росс), теория самовосприятия (Д.Бэм), дивергентное восприятие причин событий Наблюдателем и Деятелем (Р.Нисбет и Е.Джонс).

Третий параграЬ посвящен экспериментальным исследованиям проблемы ситуации в зарубежных исследованиях. В последние десятилетия проблема социальной ситуации выдвигается в зарубежных социально-психологических исследованиях на первое место. Внутри самой области исследований социальной ситуации выделяются различимо подходы:

- экологический (Р.Д.Баркер, Прайс, БуХфард) - изучение повседневных, реальных ситуаций в их физическом "объективном" смысле, переменными экспериментов становятся место, время, физические параметры эпизода взаимодействия;

- структурно-лингвистический подход (Н.Хомский, Леви-Стросс)

- социальная ситуация рассматривается как вариант особым образом организованной иерархической структуры, подчиняющийся определенным правилаг,I, выявление которых и становится задачей исследований;

- нормативно-ролевой (Р.Харре, П.Марш, Э.Гоффман) довольно близок к структурно-лингвистическому, основан на поиске нормативов, регулирующих поведение внутри эпизода.

- функциональная теория (М.Ардаа&ч) является синтезом экологического и норлативно-ролевого подходов, рассматривает социальную ситуацию в разнообразии ее составляющих и "объективных" и "субъективных" параметров. Ведущим компонентом, определяющим остачьные параметры, является в этом подходе целевая организация эпизода;

- концепция социальных эпизодов Дж.-Уоргаса, направленная на изучение параметров восприятия эпизодов социального взаимодействия, характерных для различных субкультурных групп или определяемых индивидуальными особеностяыи субъекта.

Многочисленные экспериментальные исследования посвящены проблеме классификации ситуации, точнее поиску релевантных критериев категоризации последних.

Б четвертом параграфе формулируется программа эмплричес-кого исследования. Наш подход к проблеме основан на следующих принципиальных положениях:

- необходимым является обращение к феномену субъективного восприятия, оценивания и интерпретации социальной ситуации;

- на сегодняшний день первоочередной задачей является рассмотрение феномена на "молярном" уровне - изучение целостной ситуации и отношений мевду отдельными эпизодами;

- представляется существенным обращение к обеденному повседневному взаимодействию, в противовес большому количеству исследований экстремальных, кризисных ситуаций;

- ограничением нашего исследования, которое мы считаем нужным оговорить, является тот факт, что предполагается обращение

к изучению "вербального" поведения, которое, как известно, связано с реальными поступками лишь вероятностно.

В основе выбора конкретных методических процедур лежит факт отсутствия отечественных экспериментальных исследований, что привело к необходимости "начать с нуля". Первым шагом становится обращение к оценке личностью соотношения внутренних

(диспозиционных, стабильных) и внешних (вариативных, ситуационных) влияний, т.е. оценки силы ситуационного влияния на поведете. Далее представляется необходимым обратиться к "качественным" аспектам восприятия ситуаций, а именно выделению параметров восприятия и оценки ситуаций ("черт"). И наконец, третья экспериментальная серия предусматривает изучение соотношении между ситуациями - поиск внутригрупповых семантических ситуационных полей.

Вторая глава "Экспериментальное исследование ситуационно-личностной атрибуции в самооценке и оценке другого." Одной из задач исследования стало изучение "количественной" стороны феномена - степень учета силы ситуационного влияния в процессах каузальной атрибуции. Предполагалась эмпирическая проверка проявления фундаментальной ошибки - асимметрии учета ситуационного влияния в самооценке и оценке личностных качеств другого человека. Кроме того, мы обратились к микровозрастной динамике проявления феномена, выбрав экспериментальные группы по близкие по возрасту, но существенно различающиеся по социальному статусу.

В экспериментальной серии участвовали 2 группы испытуемых: школьники 9 класса и студенты первого курса РГПУ им.А.И.Герцена. Испытуемым предлагался список из 17 полярных пар личностных качеств, сформированный на основе итоговых факторов опросника Кеттелла, кроме того добавлена пара качеств, характеризующих эмоциональную самооценку. Инструкция предлагала оценить в про- I

центах степень выраженности каждого из 17 качеств у себя, а затем у любого другого, но обязательно реального, человека. Для каждой пары качеств был вычислен коэффициент ситуационности ($ ), отражающий степень вариативности оцениваемого качества.

Анализу подлежит 4 группы данных: коэффициенты ситуационности в самооценках школьников, студентов, в оценках другого школьниками, студентами. Сопоставление средних данных по каждой группе коэффициентов, а также результатов по ка'кдой паре параметров оценивания позволило сделать следующие выводы;

I. Внутри каждой экспериментальной группы отмечается про-явлешю фундаментальной ошибки атрибуции, что выражается в неоднозначном учете фактора ситуации в самооценке и оценке другого. В подавляющем большинстве случаев оценки сила ситуации учитывается в большей степени при самооценке.

2. Весь диапазон оценивания, включающий и самооценки и оценки другого, у студентов "сдвинут" в сторону большего внимания к роли личности. Объяснение этого факта мы видим не столько в собственно возрастных, сколько вытекающих из ннх статусных различиях. Этот факт объясняется, на наш взгляд, расширением опыта межличностного взаимодействия студентов, резким качествашшм скачком социального статуса и смягчением ролевых предписаний. Будучи более "свободной" группой, студенты, осознавая возможности личности в выборе той или иной поведенческой стратегии, полагают наличие личностной стабильности более вероятным, нежели школьники.

3. Проявление фундаментальной ошибки, как внутри каждой группы, так и при межгрупповом анализе, зависит от содержания конкретной характеристики. Так из общей картины "выпадают" качества "ответственность-безответственность" и "самостоятельность-несамостоятельность", где обнаруживается результат обратный общей тенденции. Здесь мы предполагаем объяснительный механизм, связанный с однозначны:.! одобрением одного из полюсов выраженности качества (ответственный - всегда положительная характеристика). Школьники формируют оценку таких "нормативных" качеств, опираясь на внешние оценки, нежели собственное понимание. Отсюда вариативность проявления таких качеств прогнозируется менее уверенно. Студенты же здесь, в большой стопеш! склонны учитывать ситуацию. Представляется, что "сптуативность" студентов здесь ¡того уровня, нежели у школьников.

В третьей главе "Экспериментальное исследование параметров восприятия и оценивания ситуаций межличностного взаимодействия" рассматриваются и анализируются данные, полученные в двух экспериментальных сериях, посвященных изучению "качественных" аспектов проблемы, содержательных сторон восприятия конкретных ситуаций.

Первый параграф главы посвящен анализу эмпирических данных по выявлению параметров субъективного восприятия и оценивания конкретных ситуаций испытуемых различных возрастных и субкультурных груш. Выделение наборов параметров, характерных для различных групп, по нашему мнению, является первым шагом при достижении основной цели, решении "сверхзадачи" - нахождении параметров классификации ситуаций. Выделение параметров происходило па основе изучения самооценок испытуемых по 17 биполяр-

ним шкалам в конкретных ситуациях. В экспериментальной серии участвовали 4 группы испытуемых, различных по возрасту и виду ведущей деятельности, (школьники 9 класса, студенты дневного отделения, студенты-заочники, руководители). Испытуемым предлагалось оценить себя в 20 ситуациях по 17 параметрам, для анализа были отобраны 14 ситуаций, одинаковых для испытуемых всех групп.

Полученные на основе самооценок испытуемых по 17 параметрам в различных ситуациях социального взаимодействия данные, а также дшшые, полученные на основе использования 16-факторно-го опросника, были обработаны статистически с использованием процодуры факторного анализа. Анализ полученных факторных структур позволил выделить 7 параметров, каждый из которых представлен двумя противоположными полюсами. Эти параметры могут быть обозначены следующим образом: автономность-зависимость, уверенность-неуверенность, напряженность-расслабленность, практичность-мечтательность, дипломатичность-прямолинейность, нормативность-новаторство, ответственность-безответственность. Факторная структура каждой ситуации для каждой из экспериментальных групп образована различным сочетанием перечисленных параметров.

Основные выводи по данной экспериментальной серии:

I. Выделенные эмпирически 7 факторов самооценки в конкретных ситуациях могут быть проинтерпретированы теоретически следующим образом:

- "дипломатичность-прямолинейность", "нормативность-новаторство" - параметры, отражающие собственные ситуационные, внешние детерминанты. Они обозначены нами как ентуаташшо факторы.

- "напряженность-расслабленность", "уверешюсть-ноуверен-ность" отражают субъективное переживание ситуации, самоощущение в ней, связаны с эмоционально-регулятивным компонентом поведения. Эта группа обозначена нами как эмоционально-регулятивные факторы.

- "автономность-зависимость", "ответственность-безответственность" - параметры, объединяющие внешнее (ситуационное) и внутреннее (личностное) начало. Оценки испытуемых по этому параметру характеризуют внешнюю или внутреннюю локализацию ответственности и степени причастности к эпизоду. Обозначена эта пара факторов как параметры локализации.

- "практичность-мечтательность" - фактор, отражающий

фу}: циональную организацию оцениваемой ситуации. Обозначен нами как целевой фактор.

Таким образом, выделенные эмпирически на основе факторных структур различных групп, параметры оказались отражающими существенные стороны исследуемой проблемы: внешнее-внутреннее (ситуационное-личностное), а также вютачачт функциональный (целевой) параметр.

Отмечен низкий уровень корреляции "целостной" личностной оценки (на основе опросников 16-/-Р и Локус контроля) и самооценки испытуемых по тем же параметрам в конкретных ситуациях.

3. Наиболее часто используется при оценке конкретных ситуаций параметр "дипломатичность-прямолинейность", отражающий естественность-искусственность поведения в той или иной ситуации, оценку по оси: непосредственно-личностное или социально-ролевое взаимодействие в конкретном эпизоде. Существенны;.! фактом является определенная динамика по оси параметров локализации: если для школьников наиболее часто встречающимся параметром является фактор "автономность-зависимость", а параметр "ответственность-безответственность" не встречается ни в одной факторной структуре, то в остальных группах можно увидеть увеличение "доли" фактора "ответственности" при достижении максимума в группе руководителей.

4. Факторные структуры, полученные для каждой экспериментальной группы, свидетельствуют о тенденции усиления "личностной " составляющей в оценивании ситуаций на основе самовосприятия при движении от группы школьников к группе руководителей, т.е. увеличение "доли" факторов эмоционально-регулятивной группы.

Во втором параграфе, обозначенном как "Опыт построения ситуационного пространства" отдельных субкультурных групп анализируются данные, полученные в результате сортировки испытуемыми перечня из 20 ситуаций, что позволило получить средне-групповые картины межситуационных связей.

В экспериментальной серии испытуемым было предложено сортировать 20 ситуаций по любому критерию на любое количество групп, затем "назвать" группы, т.е. обозначить критерии субъективной классификации. В исследовании участвовали 2 группы испытуемых: школьники 9 класса, студенты-заочники политехнического института. Экспериментальные группы, участвующие в этой

серии существенно различаются по возрасту, социальному статусу и степени вовлеченности в деятельность. Однако существенно, что они имеют "единую" область деятельности, которой является учение.

Основные результаты экспериментальной серии получены при обработке данных методом кластерного анализа, позволяющего построить картину связей между отд&ьными ситуациями. Число классов, на которые испытуемые разбивают предложенный перечень из 20 ситуаций, колеблется от 3 до 13 в группе студентов и от 2 до 10 в группе школьников. Объяснение этому факту мы видим в когнитивно-стилевых особенностях испытуемых - тенденции людей с различным "диапазоном эквивалентности" (по Гарднеру) выделять в сортировке любых объектов большее или меньшое количество групп.

Уежгрупповые различия наблюдаются при содержательном анализе критериев сортировки. Б группе школьников их всего 10, а в группе студентов 29. 13с е названные испытуемыми критерии нагл удалось сгруппировать в 3 группы для испытуемых студентов и в 2 группы для школьников. Эти группы критериев в выборке студентов:

1) (Ьопмальные. связанные с физическими параметрами ситуации (работа, учеба, отдых и т.д:);

2) эмоциональные (приятные, неприятные);

3) обыденность-экстремальность ситуации (ответственные-спокойные) .

В группе школьников выделено всего 2 критерия: Формальные и эмоциональные.

Анализ полученных в результате кластерного анализа денд-рограмм свидетельствует о большей дифференцированности восприятия ситуации межличностного взаимодействия студентами-заочниками, т.е. более старшей и более активно включенной в разнообразные виды деятельности группой, нежели школьники.

В целом отмечается тенденция к усложнению и дифференциации восприятия ситуаций с возрастом и расширением сферы жизнедеятельности.

В заключении формулируются выводы по всему проведенному эмпирическому исследованию:

I. Для испытуемых двух экспериментальных групп (ежольнпки и студенты педагогического института) экспериментально подтер;-::-

дено проявление фундаментальной ошибки атрибуции - вариативности учета силы ситуативного влияния в самооценке и оценке другого.

Отмечена динамика проявления феномена в микровозрастном интервале. В самом общем вэде, школьники более склонны опираться на ситуационные детерминанты, нежели студенты.

2. Проявление вышеописанной тенденции к большей "ситуатив-ности" оценок школышков нарушается в оценках частоты проявления качеств "ответственность-безответственность" и "самостоятельность-несамостоятельность". Это свидетельствует о содержательной значимости конкретного параметра при оценке. Оценочный характер свойств "ответственность" и "самостоятельность" приводит к ориентации школышков на однозначные внешние оценки, которые формируют как самооценку, так и образ другого и создают впечатление стабильной личностной черты.

3. Существуют расхождения между оценкой личностных черт на основе 16-факторного личностного опросника и самооценкой личностных характеристик в конкретных ситуациях межличностного взаимодействия. "Опросниковые" черты следует рассматривать, на наш взгляд, как некие средние значения, которые складываются из ситуативной вариативности поведения.

4. Выделено 7 параметров восприятия и оценки ситуаций межличностного взаимодействия. Эти параметры сгруппированы нами в 4 класса: ситуативные, эмоционально-регулятивные, параметры локализации, целевой параметр.

5. Имеются содержательные различия факторных структур, отражающих восприятие конкретных ситуаций взаимодействия испытуемыми разного возраста и уровня включенности в жизнедеятельность.

6. Наиболее часто включенным в факторные структуры восприятия и оценки ситуаций является параметр "дипломатичность-прямолинейность", отражающий диапазон естественности поведения, оценки уровня общения, приемлемого в данной ситуации.

Возрастная межгрупповая динамика факторных структур восприятия конкретных ситуаций связана в основном с изменением по оси параметров локализации: в группе школьников больший вес имеет фактор "автономность-зависимость" и вовсе отсутствует параметр "ответственность-безответственность", доля последнего возрастает в факторных структурах ситуаций, характерных для остальных групп. Происходит переход от субъективного оценивания собствен-

ной позиции в межличностном взаимодействии, в известном смысле, силы ситуационного давления, к осознанному переживают личного контроля (ответственность-безответственность) над ситуацией с учетом ее социальной и личностной значимости.

7. На основе субъективной сортировки испытуемыми друх групп перечня ситуаций обыденного взаимодействия построены "ситуационные поля", отражающие картину восприятие сходства между эпизодами. Число групп, выделяемых испытуемыми, показало существование значимой индивидуальной вариативности, обусловленной особенностями индивидуального когнитивного стиля.

С возрастом и расширением сферы деятельности картина межситуационных связей усложняется и дифференцируется, возрастает число критерием субъективной сортировки. В младшей группе (школьники) все варианты субъективных критериев сортировки удалось свести к двум группам: формальные и эмоциональные, в группе студентов добавляется третья группа критериев - критерий экстремальности ситуации, предполагающий переживание социальной или личностной значимости ситуации, ответственности за свое поведение в ней.

Разнообразные эмпирические данные полученные в нашем исследовании свидетельствуют о примате субъективного восприятия внешних обстоятельст. Представляется -возможным предложить следующее определение ситуации. Мы понимаем под социальной ситуацией динамическую субъективную модель эпизода межличностного взшыо-действия, детерминирующую вариативность поведения личности.

Следующие теоретические замечания, приводимые в заключении нашего исследования, связаны с возрастным аспектом проблемы, которому мы уделили внимание. Традиционная точка зрения предполагает непрерывное развитие личности, т.е. динамику функционирования и проявления личностных свойств (качеств, характеристик). Однако рассмотрение проблемы с точки зрения учета фактора ситуации: и полученные нами факты о ситуационной вариативности "стабильных" личностных параметров (по данным опросника 16-РГ), и разнообразие факторных структур самооценок в конкрот-ных ситуациях, и возрастная динамика ситуационно-личностных атрибуций позволяют поставить вопрос следующим образом. Возможно, значительная доля процессов, которые в теории связываются с формированием а развитием личности, являются процессами стуктур;;-рогш^:я когнитивного опыта, в частности, ситуативного разнообра-

зия. Структурирование когнитивной картины мира естественно основано на накоплении знаний о различных ситуациях, способах приемлемого поведения в них, актуализации личностных характеристик, которые значимы в том или ином эпизоде. Накопление и, что особенно существенно, субъективная (личностная) переработка данных о поведении в конкретной ситуации связаны именно с расширением степени включенности в разнообразные сферы жизнедеятельности.

И наконец, о проблеме социальной регуляции поведения. Наше исследование касалось одного "слоя"функционирования личности, а именно повседневного, обыденного взаимодействия. Поведение на уровне конкретных ситуаций, возможно, гораздо в большей степени, нежели принято считать, обусловлено ситуативными предписаниями, усвоение которых составляет значительную долю процесса социализации. Однако такая постановка проблемы относится лишь к одному слою, уровню, как теоретического анализа, так и реальной жизни. Логично предположить существование иных слоев регуляции личностной активности. Нам представляется, что таких уровней, как минимум, три:

- психофизиологический, преимущественно врожденный, выраженный прежде всего в темпераментологических характеристиках личности. Регуляция поведенческих реакций предполагает на этом уровне наличие стабильных индивидуальных характеристик;

- собственно ситуативный, столь же вариативный, сколь широк диапазон актуальных или закрепленных в индивидуальном социальном опыте взаимодействий. Однако простой опыт накопления явно недостаточен, существенна степень индивидуальной адаптирован-ности, выражающейся прежде всего в широте диапазона вариативности шаблонов поведения и адекватности их использования;

- уровень надситуативной активности, исключительно социальный, включающий регуляцию поведения на уровне ценностных ориентации, идеалов, мировоззренческих категорий. Здесь также можно говорить о стабильности, однако гораздо более гипотетической, возможно иллюзорной и уже, очевидно, не проявляемой в конкретных поведенческих паттернах.

Рискнем предположить существование значительного перевеса доли ситуативной регуляции, следования за субъективно проинтерпретированной ситуацией, выполнения предписаний и требований эпизода взаимодействия в реальной повседневной жизни человека.

Причем ситуационное научение происходит в виде расширения и переструктурирования имеющихся на том или ином этапе развития личности когнитивных ситуационных конструктов. Однако индивидуальная коммуникативная вариативность как бы ограничена нижним "психофизиологическим" и верхним "социальным" порогами. Можно не выполнить ситуационные требования как в силу психофизиологических (темпераментных) особенностей (вспылил при общении с малознакомым человеком), так и при невозможности поступиться принципами". Вышесказанное во многом перекликается с положениями, как отечественных, так и зарубежных авторов. Однако наши теоретические построения основаны на собственных экспериментальных данных, хотя возможно и выходят за пределы их непосредственной интерпретации.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. О возрастных особенностях оценочной деятельности (по материалам зарубежных экспериментальных исследований) //Психологические проблемы индивидуальности. -1,1.;1984. -вып.II, - С.99-101.

2. О ситуационном компоненте детерминации поведения //Психологические проблемы индивидуальности. - М.; 1985. - вып. Ш, - С.43-47.

3. Влияние когнитивно-стилевых особенностей на восприятие и оценку конкретных социальных ситуаций //Когнитивные стили Под ред.В.Колги. - Таллин.1986. - С.163-166.

4. Особенности диспозиционно-ситуационной атрибуции в самооценке и оценке другого //Психологическая наука и общественная практика. Тезисы докладов 1У Всесоюзной школы-семинара молодых психологов. - М.,1987. - С.230-232.

5. Самовосприятие личности в различных ситуациях социального взаимодействия (совм. с В.П.Трусовым) //Тезисы докладов к УП съезду Общества психологов СССР. - М.,1988. - С.29-30.

6. К проблеме социально-психологической адаптации студента к процессу обучения в заочном вузе //Актуальные проблемы повышения эффективности учебно-воспитательного процесса в высшей школе. -Л.,1987. - С.101-107.

7. Исследование субъективного восприятия конкрет}шх социальных ситуации //Психологическая наука: состояние и перспективы исследовать!, Тезисы докладов I Международной молодежной школы психологов социалистических стран. 4.1.,1969. -С.107-109.