Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Бурлакова, Наталья Семеновна, 1996 год

Введение

Часть I Проблема диалогической природы 'сознания и ее развитие

Глава 1. Проблема диалогической природы дознания и ее развитие

1.1. Проблема социальной природы самосознания и развитие диалогического подхода к ф исследованию самосознания в отечественной ^ психологии и смежных дисциплинах

1.1.1. Проблема д и алогичности самосознания в трудах Л.С. Выготского.

1.1.2. Концепция диалогической природы самосознания в работах М.М.Бахтина

1.1.3. Исследование диалога в структурализме и j семиотике (на примере работ Ю.М.Лотмана)

1.1.4. Разработка проблемы д и алогичности самосознания в отечественной психологии

1.2. Концепции объектных отношений и проблема диалогического описания развития сознания на ранних этапах онтогенеза 1.2.1. Концепция М.Klein и проблема развития I сознания.

1.2.2. Отношения зависимости как форма диалога (концепция Fairbairn)

1.2.3. Проблема трансформации диалога ребенка и матери и становление структуры самосознания

М. Mahler)

1.2.4. Диалогический характер базовых потребностей (концепция H.Kohut).

1.2.5. Структура и специфика отношений ребенка и матери и проблема описания структуры

Ц самосознания (теория О.Kernberg)

Глава 2. Анализ работы с диалогичностью сознания в теории и практике психотерапии

2.1. Классический психоанализ Фрейда как практика работы с внутренним диалогом пациента

Ф 2.2. Интра- и интерперсональное поведение (анализ понятия "проективная идентификация")

2.3. Теоретическое исследование структуры внутреннего диалога пациента и особенности построения терапевтического диалога в психотерапии объектных отношений

2.3.1. Контрпереносные чувства как "окно" во внутренний диалог пациента.

2.4. Проблема работы с внутренним диалогом в ^ гештальт-терапии

2.5. Диалогический подход к психотерапии в отечественной психологической практике.

2.5.1. Интегративная терапия со значимым Другим

2.5.2. Понимание диалога в отечественной практической психологии.

2.6 Проблемы исследования психотерапии и ее процесса.

2.7. Результаты теоретического анализа, формулирование основных положений диалогического подхода.

Глава 3. Объект, предмет и методы исследования.

3.1. Методология исследования

3.2. Клинико-психологические характеристики пациентов

Часть II Анализ эмпирического материала, результаты исследования.

Глава 4. Внутренний диалог как характеристика самосознания пациента и его диагностика в процессе терапии.

4.1. Внутренний диалог как характеристика самосознания пациента и его диагностика в процессе терапии.

4.2. Реконструкция структуры самосознания и его генеза через внутренний диалог

4.3. Связь внешнего и внутреннего диалогов

4.4. Результаты анализа: выделение содержательных, динамических и формальных параметров дезинтегрированного внутреннего диалога

Глава 5. Функционально-структурный анализ деятельности психотерапевта, способствующий развертыванию ф внутреннего диалога пациента.

5.1. Функционально - структурный анализ деятельности психотерапевта, способствующий развертыванию внутреннего диалога пациента

5.1.1. Психотерапевтический процесс как функциональная структура

5.1.2. Связь и взаимоперетекаемость диагностической и собственно психотерапевтической функций

5.1.3. Описание выделенных групп функций.

5.1.4. Группы функций, преимущественно характерные для последующих этапов психотерапии

5.1.5. Основные результаты анализа и размышления в их связи

Глава 6. Развертывание внутреннего диалога в психотерапевтическом процессе

6.1. Развертывание внутреннего диалога в психотерапевтическом процессе

6.2. Особенности внутреннего диалога психотерапевта

6.3. Подведение итогов анализа внутреннего диалога пациента в процессе психотерапии

Введение диссертации по психологии, на тему "Внутренний диалог в структуре самосознания и его динамика в процессе психотерапии"

Актуальность темы. Изучение структуры, происхождения самосознания, а также его изменений в процессе психологического воздействия является одной из фундаментальных проблем в психологии.

Современное развитие психологической практики в нашей стране остро нуждается в создании единой теоретико-методологической парадигмы (Ф.Е. Василюк, 1992) в едином языке описания, отражающем как структуру самосознания и ее изменения в ходе психологического воздействия, так и характер активности психолога-практика. В этом состоит теоретическая значимость работы.

Развиваемый в работе диалогический подход к самосознанию и психотерапии, отталкивающийся от идей Л.С.Выготского и М.М.Бахтина, позволяет более тонко, дифференцированно описывать, изучать особенности самосознания и его развития. В настоящее время дополнительный ракурс видения проблемы самосознания открывается при исследовании пограничных личностных расстройств, для которых "ядерным" компонентом выступают нарушения самосознания, связанные с наиболее генетически ранними формами "искаженного" общения между матерью и ребенком (Е.Т.Соколова (1981, 1989, 1991, 1995); М.МаЫег (1954); О.КегпЪег8 (1975, 1984) и др.).

В этой связи материал психопатологии ярко акцентирует структурные особенности самосознания, дает возможность проследить его генез, увидеть базовые диалогические отношения, что представляется ценным и для общепсихологического знания (Б.В.Зейгарник (1986)).

Помимо описания психопатологической организации, дезинтеграции в структуре самосознания пограничных пациентов важным является вопрос о научном исследовании психотерапии с такими пациентами, о характере процессов, протекающих в ней, о природе психопатологии, требующей психотерапевтического вмешательства, о специфике самого этого вмешательства.

Особую важность приобретают "динамические" исследования, позволяющие понять психотерапию как разворачивающийся процесс отношений, взаимодействия между пациентом и психотерапевтом, а также оттеняющие характер психотерапевтической работы, способствующей изменениям самосознания пациента. Весьма существенным моментом является проблема методического инструментария, позволяющего осуществить подобное исследование.

Проведение исследований процесса психотерапии, в отличие от констатирующих, статических, осуществленных "методом срезов", дает возможность "развернуть" во многом протекающий неосознаваемо для пациента и интуитивно для психотерапевта процесс психотерапии, увидеть его внутреннюю логику и описать ее. В этом состоит клииико-психологическая значимость работы.

Важным практическим выходом, который дает изучение психотерапевтического процесса, является описание психотерапевтических действий, стратегий, линий работы психотерапевта, что особенно важно для описания, аккумуляции, развития осознанного психотерапевтического опыта и обучения ему.

С методологической точки зрения данная работа представляет собой попытку подойти к проблеме понимания процессов, происходящих в психотерапии, их организации, с точки зрения диалогического подхода к самосознанию, а также удержания целостности психотерапии.

Предметом данного исследования являются особенности внутреннего диалога в структуре самосознания пациентов с пограничными расстройствами и его динамика, развертывание в процессе психотерапии.

В связи этим круг задач составили:

1. Теоретический анализ диалогической природы и структуры самосознания, условий и механизмов его нормального и аномального развития, а также анализ теории и практики психотерапии с диалогических позиций.

2. Разработка и апробация единой методической схемы, адекватной диалогическому исследованию самосознания и психотерапевтического процесса.

3. Проведение эмпирического исследования, направленного на: а) выявление и диагностику внутреннего диалога в структуре самосознания пациента; б) создание типологизации внутренних диалогов на основе содержательных, динамических и формальных параметров; в) изучение закономерностей генеэа и динамики внутреннего диалога в процессе психотерапии; г) функционально - структурны й анализ деятельности психотерапевта, способствующей развертыванию внутреннего диалога пациента.

Положения, выносимые на защиту:

1. Развиваемая в работе диалогическая теоретико-методологическая парадигма позволяет в теоретическом и операциональном плане описать и объяснить на взаимопереводимом языке внутреннего и внешнего диалога особенности самосознания пограничных пациентов, основные линии активности психотерапевта и терапевтические изменения в структуре самосознания, наступившие благодаря способствующим им психотерапевтическим действиям,

2. Базовые, системообразующие феномены дезинтегрирован-ности самосознания при пограничных личностных расстройствах описываются через особые типы внутреннего диалога, на основе его содержательных и детерминированных ими формально-динамических признаков.

3. Ключевым моментом динамики самосознания в исследуемом процессе психотерапии является развертывание внутреннего диалога пациента, его углубление до первичных базовых паттернов отношений со значимым Другим (матерью).

4. Предложенное описание психотерапевтической практики выявляет и систематизирует круг действий психотерапевта, способствующих развертыванию внутреннего диалога пациента.

Новизна работы состоит: в разработке диалогической теоретико-методологической парадигмы, позволяющей на едином языке описывать как структуру самосознания, ее изменения в процессе психотерапии, так и сам процесс психотерапии; на в фокусировке исследования именно* процессе психотерапии в противовес традиционным срезовым ее измерениям; в апробации современных методов гуманитарных наук, синтезированных на базе диалогического подхода, к анализу речевых текстов в психотерапии; в объединении структурного и генетического способов описания самосознания в рамках диалогического подхода; в выявлении закономерностей развертывания внутреннего диалога до генетически ранних форм "искаженного" общения между матерью и ребенком, лежащих в основе пограничных личностных расстройств; в выявлении и описании системообразующих особенностей внутреннего диалога, содержательных и детерминированных ими формально-динамических признаков, диагносцирующих расщепленность и дезинтегрированность структуры самосознания при пограничных личностных расстройствах; в создании функционально-структурной модели психотерапевтической деятельности в рамках психотерапии со значимым Другим, способствующей развертыванию внутреннего диалога пациента с пограничными расстройствами.

Практическая значимость работы обусловлена задачами психотерапевтической практики. Диссертационное исследование позволяет понять процессы, происходящие в рамках психотерапии, осознавать их, что особенно важно при обучении и исследованиях психотерапии. Предложенные методы анализа самосознания и психотерапии дают возможность тонко диагносцировать характер нарушений, а также изменений в структуре самосознания при движении терапии, описывать предпринятые психотерапевтические действия. Кроме того, работа представляет собой пример коммуникации независимого исследователя и практика - психотерапевта, которая в случае оптимальной ее организации ведет к большей осознанности во многом протекающего интуитивно психотерапевтического процесса, и к возможности проверить исследовательские результаты на практике, что взаимно обогащает деятельность обоих.

Полученные, результаты были использованы в курсе «Базовые теории и практики психотерапии», читаемом на факультете психологии МГУ им. М.В.Ломоносова.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивалась исходными методологическими позициями; независимым анализом психотерапевтического процесса, исключающим включенность исследователя во взаимодействие пациента и психотерапевта; используемыми методическими процедурами, последовательность реализации которых воспроизводима; направленность» методических процедур на неконтролируемую человеком, устойчивую речевую структуру, повторяемую в рамках отдельной встречи, в рамках нескольких встреч как у отдельного пациента, так и у группы исследуемых пациентов, что сопоставимо с текстовыми методами анализа в рамках структурализма и семиотики (К.Леви-Строе, Р.Барт и др.); построением работы на единстве 3-х измерений - содержательных, формальных и динамических признаков материала. Задача статистической верификации методов в данной работе не решалась ввиду первостепенной значимости создания методического аппарата качественного содержательного анализа психотерапевтического процесса.

Апробация работы. Основные результаты исследования докладывались на Межвузовской научно-теоретической конференции «Россия: прошлое, сегодняшние реалии и перспективы развития» (г. Новочеркасск, май 1994); на Международной межвузовской конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам (г. Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова); на Всероссийской конференции «Психология сегодня» (Москва, январь 1996); а также на заседании кафедры нейро- и патопсихологии МГУ им. М.В.Ломоносова (апрель 1996).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, списка литературы и приложения (222 страниц основного текста). В тексте диссертации приводится одна таблица. В списке использованной литературы - 134 источника, из них - 42 на иностранных языках.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Теоретико-методологическая парадигма диалогического подхода позволила в теоретическом и операциональном плане описать и и объяснить на взаимопереводимом языке внутреннего и внешнего диалога структурные особенности самосознания, его изменения в процессе психотерапии и характер психотерапевтической активности, способствующей этим изменениям.

2. Разработана система методов анализа психотерапевтического процесса на материале речевого текста (ответно-диалогический метод, метод внутридиалогического анализа высказываний, функционально-структурный метод).

3. Осуществлено исследование процесса психотерапии со значимым Другим: показаны особая структура внутреннего диалога пограничных пациентов, ее изменения в ходе психотерапии и специфика психотерапевтической активности, способствующей этим изменениям.

4. Выделены и описаны системообразующие особенности внутреннего диалога (содержательные и детерминированные ими формальные и динамические признаки), диагностирующие расщепленность и дезинтегрированность структуры самосознания.

5. На модели пограничных личностных расстройств выявлены типы системообразующих внутренних диалогов в структуре самосознания: а) диалог "слабого, неполноценного Я" и "сильного, большого Другого"; б) диалог "властного Я" и "аморфного Другого"; в) диалог "эмоционально голодного, истощенного Я" и "тайножелаемого, любящего, материнского Другого",

6. Отличительной особенностью психотерапии со значимым Другим является развертывание внутреннего диалога, в ходе которого внешне монологические образования (симптомы , высказывания) трансформируются в диалогические отношения.

7. Выделены критерии развертывания внутреннего диалога, рассматриваемые в качестве критериев динамики самосознания и психотерапии.

8. Результатом теоретического анализа и эмпирического исследования феномена проективной идентификации стало его понимание как особой формы внутреннего диалога, трансформирующегося в ходе психотерапии в реальные, "здесь и теперь" отношения между пациентом и психотерапевтом, что в свою очередь свидетельствует о позитивном изменении патологической, манипулятивнои по своей природе, структуры этого феномена.

9. Движение внутреннего диалога, углубляясь до базовых слоев сознания, актуализирует генетически исходное диалогическое отношение между матерью и ребенком, лежащее в основе последующих нарушений развития сознания.

10. В ходе психотерапии со значимым Другим обнаружилась диалогическая природа и структура зависимости, проявляющаяся в незавершенном, непрожитом характере диалога между ребенком и матерью, в отсутствии "внутренней матери" и навязчивом, сопряженном с различного рода манипуляциями, поиске ее вовне себя. Зависимость предстает как взаимоимплицированное отношение Я и определенной структуры объекта (матери), обозначающей характер этой зависимости.

11. Результатом анализа психотерапевтической деятельности, в существенной своей части понимаемой как развертывание внутреннего диалога, явилось функциональное описание круга действий психотерапевта, классификация терапевтических функций по отношению к стадиям психотерапии.

12. По сравнению с ранее описанными другими авторами функциями использования контрпереносных чувств (З.СазЬскп, Т.С^с1еп и др.) их диапазон уточнен и расширен. Использование контрпереносных чувств психотерапевтом является средством построения внешнего диалога, чтобы при помощи последнего способствовать развертыванию внутреннего диалога пациента.

13. На основании анализа выделенных функций и способов их реализации предложена функционально-структурная модель психотерапевтической деятельности, способствующей развертыванию внутреннего диалога пациента в рамках психотерапии со значимым Другим.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении подведем итоги теоретического и эмпирического анализа, а также попытаемся "высветить" проблемное содержание, требующее дальнейших разработок.

Развиваемый в данной работе диалогический подход к самосознанию и психотерапии, опирающийся на идеи Л.С.Выготского и М.М.Бахтина о диалогической природе сознания, его социальном ге-незе, позволил рассмотреть в новом ракурсе ряд современных отечественных и зарубежных концепций самосознания, обратиться к смежным гуманитарным дисциплинам (семиотике и т.п.), а также проанализировать основные теории и практики психотерапии.

В результате теоретического анализа сформулированы основные положения диалогического подхода к самосознанию в психотерапии. Перечислим их:

1. Самосознание в силу условий его развития удерживает в себе структуру диалога, внутри которого оно развивается; внешнемо-нологическое образование содержит в себе в свернутом виде диалогическую структуру.

2. Фундамент внутреннего диалога в структуре самосознания структурно тождественен внешнему диалогу между матерью и ребенком на ранних этапах онтогенеза и содержит его в себе в свернутом виде.

3. Внутренний диалог определяется как внутренняя коммуникация Я и Другого. Образ Я диалектически связан с образом Другого, характер ориентированности на Другого является определяющим моментом для структуры самосознания.

4. Диалог определяет не только содержание самосознания, форму его развития, но также характеризует и процесс психотерапии.

Разработанный диалогический подход позволяет тонко, индиви-дуализированно описывать структуру самосознания пациента, диагнос-цировать нарушения в этой структуре, возможные дезинтеграции внутри нее. Применительно к психотерапии описанная парадигма позволяет описывать ее процесс, движение, изменения, происходящие в самосознании пациента в ходе психотерапии, а также дает возможность изучать характер внешнего диалога между пациентом и психотерапевтом, включающего в себя особые психотерапевтические действия, направленности, способствующие развертыванию внутреннего диалога пациента.

На базе диалогического подхода была разработана и апробирована система методов анализа психотерапевтического процесса (ответно-диалогический метод, метод внутридиалогического анализа высказываний, функционально-структурный метод анализа психотерапевтической деятельности), опирающаяся на современные достижения в гуманитарных науках и позволяющая исследовать естественный речевой текст. Кроме того, метод внутридиалогического анализа высказываний позволяет совместить структурный и генетический анализ внутренних диалогов в структуре самосознания.

Применение данных методов позволило осуществить динамическое, процессуальное исследование психотерапии с независимой исследовательской позиции. Показана не только особая структура внутреннего диалога у пограничных пациентов и ее изменения в ходе психотерапии, но также очерчен круг психотерапевтических действий, способствующих этим изменениям.

Подведем итоги эмпирического анализа.

Исследование самосознания как диалогической структуры позволило выделить и описать системообразующие характеристики внутреннего диалога пограничных пациентов, условно названные его параметрами: среди них определяющими являются содержательные характеристики внутреннего диалога, которые в свою очередь детерминируют динамические и формальные характеристики. Данные параметры указывают на расщепленность и дезинтегрированность внутреннего диалога в структуре самосознания.

Содержательный параметр внутреннего диалога в зависимости от характера образа Другого и диалектически связанного с ним образа Я принимает следующий вид. Внутренний диалог первого типа: "слабого, неполноценного Я" - "сильного, большого Другого". Процесс разворачивается извне внутрь и содержания Другого перемещаются в Я, т.к. Я чувствует себя беспомощным и оставленным на произвол судьбы без Другого. В силу страха оставленное™ происходит засасывание" нередко противоречащих друг другу содержаний, создающих внутренний хаос, разброд и путаницу, говорение голосов "на разные лады" и "без меня". Суть этого диалога - в навязчивой, тотальной, незавершенной и перетекаемой от одного содержания к другому "другости".

Внутренний диалог второго типа - "властного Я" и "аморфного Другого". Процесс разворачивания - изнутри вовне: отвергаемая беспомощность выносится "властвующим Я" вовне и приписывается Другому. Другой - "ниже" "властвующего Я", пассивен и аморфен. Через управление Другим властвующее Я пытается справиться с внутренней тревогой.

Эти два типа внутренних диалогов носят перемежающийся характер, но на более глубоком уровне происходят из одной потребности - обрести чувство опоры, поэтому третий тип выделяемого внутреннего диалога - диалог "эмоционально голодного Я" и тайножелаемого ^материнского"'Другого. Желание кровной привязанности с "питающим" Другим приводит к навязчивому поиску его вовне себя.

Динамический параметр внутреннего диалога.

К динамическим характеристикам дезинтегрированного внутреннего диалога относятся- ригидность, "окаменелость" внутреннего диалога пограничных пациентов; истощенность в силу:

- постоянного напряжения из-за следования рациональным внешним нормам;

- разобщенности и разнонаправленности частей личности;

- постоянной борьбы с Другим, чтобы убедить его в том, что я на самом деле не тот, кого ты видишь";

- резкая колебательность ввиду отсутствия "управляющего Я", собирающего разнонаправленные Я воедино.

Формальный параметр внутреннего диалога.

К основным формальным характеристикам относятся: логическая противоречивость, нередко заключенная в одной фразе; присутствие резко противопоставленных тем и персонажей, о которых ведется рассказ с соответствующими стилистическими формами ( условно "верха" и "низа"); механически- четкие , альтернативные, дихотомичные ценностные определения; обилие чужеродных речевых вкраплений, воспринимаемых говорящим без отстранения; дисбаланс между чувственным и рациональным уровнем текста , противоречие между непосредственным желанием и формой его выражения; резкость перехода ("скачки") от одного высказывания к прямо противоположному; существование разъединенными сознательно предпринимаемых произвольных усилий, выражаемых в речевых долженствованиях - утверждениях и чувственных желаний; "расщепление" определений, касающихся образа Я и образа значимого Другого на дихотомично поляризованные части и т.п.

Выделенные параметры внутреннего диалога отсылают к более общему контексту исследований пограничной личностной организации - к феноменам "хрупкой", "повышенно уязвимой" личностной структуры пограничного пациента (Е.Т. Соколова, O.Kernberg и др.) и позволяют взглянуть на эту структуру, исходя из особенностей внутреннего диалога.

Дезинтеграция внутреннего диалога в структуре самосознания пограничных пациентов связана с нарушением общения в раннем онтогенезе, с эмоциональными нарушениями первичного базового отношения привязанности (Э.Эриксон (^£3), Fairbairn (1954), M.Mahler (1975), Е.Т.Соколова (1981, 1989, 1991, 1995 и др.)), что резко нарушает последующее развитие. Диссертационная работа, осуществленная при помощи текстовых методов анализа речевых высказываний, позволила раскрыть генез вышеописанной дезинтеграции, что подтверждается диагностическим исследованием состояния внутреннего диалога в процессе психотерапии и характером его развертывания. Исследование состояния внутреннего диалога с необходимостью является и генетическим исследованием, указывающем в общих чертах на характер, структуру общения пациента в детстве. В этом видится эвристичность диалогического подхода к исследованию самосознания, создающего условия для понимания самосознания изнутри и позволяющего вскрыть сущностную природу, происхождение сознания в определенной социальной, диалогической структуре общения ребенка и матери.

Как показал проведенный анализ, психотерапия со значимым Другим в существенной своей части предстает как процесс развертывания внутреннего диалога пациента. Для этого процесса характерна трансформация внешне монологических образований (симптома, высказывания и т.п.) в диалогические отношения и социальные контексты, внутри которых они возникли и структуру которых несут в себе. Динамика развертывания внутреннего диалога стремится к базовому исходному диалогическому отношению между матерью и ребенком, составляющему фундамент внутреннего диалога в структуре самосознания взрослого пациента.

Настоящее исследование показало, что процесс этого движения можно описывать и реконструировать, опираясь на анализ речевых актов, и позволило выделить критерии развертывания внутреннего диалога. Перечислим их.

1. Переход от констатирующего утверждения к генетическому высказыванию с опорой на личную биографию и раннее детство в ней.

2. Переход от простого описания или рассуждения о чувствах к непосредственному выражению чувств.

3. Движение от отрицательного состояния и соответственного определения себя к нахождению действительных потребностей нужд, положительно сформулированных ("я хочу,,.").

4. Наличие сдвига в сторону осознания конфликтного содержания сознания и обнаружения разнонаправленных сил.

Особым этапом в развертывании внутреннего диалога становится его превращение, благодаря терапевтической работе, в специфическое действие - отношение между психотерапевтом и пациентом, что позволяет внутреннему диалогу из скрытого стать явным, зримым. Этот этап является условием возможности появления нового опыта для пациента: движения от формально внешнего диалога, который суть тот же внутренний (т.е. разговаривая с терапевтом пациент в действительности говорит с собой, со своим образом Другого), к реалистическому диалогу с другим как с Другим, т.е. реальным человеком.

Этот процесс сопряжен с дифференциацией, "разведением" прежде слитых "голосов", выходящих наружу и находящих своего действительного адресата из прошлого или настоящего. "Голоса" обретают нюансированное звучание, становясь ясными, осознанными, "живыми", что свидетельствует об их изменении из защитнотрансформированных в чувственно-спонтанные. Многие обертоны, которые считались "плохими" и защитно оттеснялись получают право на звучание и принятие; "неживая речь", глухая и монотонная, постепенно становится авторской, "своей", пронизанной чувством, обжитой, маркируя движение к большей интеграции и осознанности себя.

В результате психотерапии раскрывается развитие пограничной личностной структуры, генетическая наслоенность более поздних диалогических отношений на более ранние, связанные с нарушением диалога между матерью и ребенком на ранних этапах онтогенеза, с первичной эмоциональной дефицитарностью пограничных пациентов (О.КегпЬе^, Н.КоЬш, Ма^егеоп, Е.Т.Соколова) Использование диалогического подхода к описанию таких нарушений позволяет значительно точнее, чем это описывается обычно, выявить структуру самосознания пограничных пациентов и увидеть генетически накладывающиеся друг на друга диалогические пласты сознания.

С точки зрения диалогического подхода интересно рассмотреть и описанный в литературе феномен проективной идентификации (Т.С^с1еп, Б.СавЬскп, Маз1ег$оп, О.КегпЬе^, О.ЗсЬагЙ, Е.Т. Соколова и др.) и его представленность в психотерапевтическом процессе.

Процесс проецирования "частей самого себя" пациентом на психотерапевта , с вытекающими отсюда манипулятивными тактиками "привязывания" терапевта к отводимой ему роли, "управления" им (Е.Т.Соколова, 1995) описывается в терминах внутреннего диалога, его динамики. Так, описываемый процесс проективной идентификации позволил сделать некоторые обобщения.

Так, мы обнаружили, что проективная идентификация власти и проективная идентификация зависимости исходят из первичного нарушения отношений с матерью, связаны с поиском поддержки и опоры вовне себя. За отношением зависимости видится отношение власти и наоборот. У пограничных пациентов эти отношения могут свободно перетекать друг в друга. И поскольку эти отношения могут переходить друг в друга, а также быть множественными, т.е. помимо выделенных типов проективной идентификации могут обнаруживаться и другие типы, часто присутствующие в одном и том же пациенте, то возникают трудности в описании патологии в терминах проективной идентификации.

Мы полагаем, что феномены проективной идентификации могут быть описаны более обобщенно в терминах динамики и структуры внутреннего диалога сознания. Для этого используется понятие отношения структуры "Я" и структуры "значимый Другой".

Кроме того, проведенное исследование динамики внутреннего диалога в процессе психотерапии дало возможность прояснить суть механизма зависимости. Данный механизм является диалогическим, связан с определенной структурой объекта (матери) и состоит в отсутствии "внутренней матери" , в навязчивом поиске ее вовне себя, выражающемся во внутренней эмоциональной неполноте, недифференцированное™ и соответственно слитности, неразличенности себя и Другого. С диалогических позиций зависимость описывается как определенная структура внутреннего диалога, и в этом смысле является разной по своему содержанию и форме.

Поскольку основным предметом исследования являлся внутренний диалог у пограничных пациентов и его изменение в процессе психотерапии со значимым Другим, то мы не могли обойти вопрос о деятельности психотерапевта, направленной на развертывание внутреннего диалога, о характере интерперсонального пространства , которое образуется в следствии этой деятельности. Эта проблема суть собственно проблема описания психотерапии как организованного процесса.

По результатам нашего исследования, деятельность психотерапевта можно описать также в рамках диалогического подхода, а именно: деятельность психотерапевта рассматривалась как диалог, который психотерапевт строит с пациентом. Причем в силу ограниченности рамок работы, нас интересовал диалог, который так или иначе направлен на развертывание внутреннего диалога пациента. Но поскольку такой терапевтический диалог организован вокруг интуитивно ощущаемой психотерапевтом задачи, направленности психотерапии, и в этом смысле этот диалог структурирован, то он может быть описан в терминах терапевтических интенций, действий, стратегий и их функциональных направленностей внутри терапии как целого. В связи с этим в исследование терапевтического процесса нами были внесены такие его измерения как "функция" терапевтического действия и способ (форма) ее реализации (речевая структура).

Среди выделенных классов функций особенно важными являются функции организации проекции; создания доверительных отношений, поддержки и понимания; функция апелляции к авторству; функции экстериоризации; функция обратной связи и функция использования контрпереносных чувств. Всего выделено 17 функций, в той или иной мере направленных на развертывание внутреннего диалога. Показана полифункциональность высказываний и шире действий психотерапевта, что создает поле выбора возможностей для ответа у пациента.

Оказалось, что в зависимости от этапа психотерапии определенные функции являлись ведущими, в большей мере способствующими развертыванию внутреннего диалога, что позволило построить функционально-структурную модель психотерапевтической деятельности в психотерапии со значимым Другим.

Особое значение имеет исследование внутреннего диалога психотерапевта, одним из существенных индикаторов которого выступают контрпереносные чувства. Внутренний диалог психотерапевта продолжается, развивается и анализируется и за пределами психотерапии, в том числе и неосознанно.

Аналогичные изменения претерпевает и внутренний диалог пациента, продолжаясь и развиваясь за пределами психотерапевтических встреч, инициирующих это развертывание наряду с разного рода жизненными обстоятельствами. При определенном продолжении такого анализа его результатом может стать описание состояний психотерапевта в психотерапевтическом процессе, а также выделение техник самоанализа, направленных на понимание себя и развития психотерапевтического процесса.

Исследование позволило сформулировать следующие выводы:

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Бурлакова, Наталья Семеновна, Москва

1. Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: познание и врачевание от древности и до наших дней. - М.: 1995.

2. Ананьев Б.Г. Избр. психол. Труды. Т. 2. М.: 1980.

3. Ахутина Т.В. Теория речевого общения в трудах М.М.Бахтина и Л.С.Выготского //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1984. № 3. С. 3-13.4. Барт Р. БД-. М.: 1994.

4. Бахтин М.М. Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве //Вопросы литературы иэстетики. М.: 1975.

5. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности //Эстетика словесного творчества. М.:1979. С. 7-162.

6. Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук / / Эстетика словесного творчества. М.:1979. С. 361-373.

7. Бахтин М.М. К философии поступка //Философия и социология науки и техники. М.: 1986. С. 82-138.

8. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М.: 1988.

9. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте.- М.: 1968.

10. Бубер М. Я и ты //Квинтэссенция. Философ, альманах, 1991.- М.: 1992.

11. Василюк Ф.Е. Уровни построения переживания и методы психологической науки //Вопр. психологии. 1988. № 5. С. 27-37.

12. Василюк Ф.Е. От психологической практики к психотехнической теории //Моск. психотер. журнал. 1992. № 1. С. 15-32.

13. Воловик В.М., Гайда В.Л., Коцюбинский А.П. Исследование семьи и семейная терапия при шизофрении //Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях. Л.:1978. С. 20-31.

14. Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка. М.: 1993 /5а. Ьоьоичлноъ 6.Н. (Ъъъын М. М.) Ч'ргицчъм. ~М : 199а

15. Ц 16. Выготский Л.С. История развития ВПФ. Собр. соч. в 6-ти т.1. Т. 3. м.: 1983. С. 5-314

16. Групповая психотерапия /Под ред. Б.Д. Карвасарского, С. Ледера. М.: 1990.

17. Гудзиков Б.М. Некоторые клинические и социально-психологические аспекты групповой психотерапии больных

18. V алкоголизмом в связи с задачами их реабилитации. В кн.:

19. Восстановительная терапия и реабилитация больных нервными и ^ психическими заболеваниями. Л.: 1982. С. 306-311.

20. Гроф С. За пределами мозга. М.: 1993.

21. Дорожевец А.Н., Соколова Е.Т. Исследование образа физического Я: некоторые результаты и размышления

22. Телесность человека: междисциплинарные исследования. М.:1991. С. 67-70.

23. Долгополов Н.Б. Гештальт "здесь и теперь" //Моск. психотер. журнал. 1994. № 3, С. 53-81.

24. Жуков Ю.М., Зинченко В.П, Социоисторические исследования труда и общения (К истории становления предметных действий) / /Человек в системе наук. М.: 1989. С. 378-388.

25. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: 1986. % 24. Иванов Вяч. Вс. Значение идей М.М.Бахтина о знаке,высказывании и диалоге для современной семиотики / /Труды по знаковым системам. Вып. 308. Тарту.: 1973. С. 5-44.

26. Кадыров И.М. Взаимодействие когнитивных и аффективных компонентов в структуре самосознания (на модели невротических расстройств). Дис. канд. психол. наук. 1990.

27. Калмыкова Е.С. Исследования психотерапии за рубежом: некоторые методологические проблемы //Психол. журнал. Т.13. № 6. 1992. С. 54-65.

28. Калмыкова Е.С. Психотерапия и личность психотерапевта

29. Гуманистические проблемы психологической теории. М.:1995. С. 96-106. ^ 28. Карвасарский Б.Д. Неврозы. М.: 1990.

30. Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. Л.: 1982.

31. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.: 1985.31.