Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Дубинина, Наталья Александровна, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОБЗОР КОНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К БЫВШИМ УЧАСТНИКАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ, АДАПТИРОВАННЫХ К УСЛОВИЯМ

МИРНОГО ВРЕМЕНИ.

1.1. Конституционально-континуальное пространство личности как основа для социально-психологической адаптации к условиям мирного времени бывших участников боевых действий.

1.2 Социально-стрессовые расстройства у сотрудников ЧОА - бывших участников боевых действий.

1.3 Посттравматические стрессовые расстройства: дефиниция, прогноз, психологические и клинические проявления.

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОТРУДНИКОВ ЧАСТНЫХ ОХРАННЫХ АГЕНТСТВ.

2.1 Материал исследования.

2.2 Методики экспериментально-психологического исследования сотрудников ЧОА.

ГЛАВА 3. СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕМПЕРАМЕНТАЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОТРУДНИКОВ ОХРАННЫХ АГЕНТСТВ С ИСТЕРОИДНЫМ И ЭПИЛЕПТОИДНЫМ ПСИХОТИПОМ ЛИЧНОСТИ.

3.1. Патопсихолого-математическая дифференциальная диагностика сотрудников ЧОА в конституционально-континуальном пространстве личности.

3.2. Патопсихолого-математические модели дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА с истероидной и эпилептоидной структурами личностного психотипа.

3.3 Статистические данные дифференциальной диагностики типов темперамента у представителей истероидного и эпилептоидного

3.3.1. Испытуемые с истероидной и эпилептоидной структурами психотипов, сочетающихся с сангвиническим типом темперамента.

3.3.2. Испытуемые с истероидной и эпилептоидной структурами психотипов, сочетающихся с флегматическим типом темперамента.

3.3.3 Сотрудники ЧОА с истероидной и эпилептоидной структурами психотипов, сочетающихся с холерическим типом темперамента.

3.3.4 Сотрудники ЧОА с истероидной и эпилептоидной структурами психотипов, сочетающихся с меланхолическим типом темперамента. психотипов

Введение диссертации по психологии, на тему "Влияние индивидуально-типологических характеристик сотрудников частных охранных агентств на устойчивость к социально-информационным стрессорам"

В современной России деятельность частных охранных агенств приобретает все большую значимость из-за того, что многие малые и средние предприятия находятся под криминальным контролем. Реализация политики обеспечения национальной безопасности путем охраны различных видов собственности подразумевает распространение частных охранных агенств (ЧОА), которые, тем не менее, с трудом достигают высокого профессионального уровня (Бородин И.А., Бузакина Ю.Ю., Ермаков П.Н., Попов С.В., Мягких Н.И.). Многие сотрудники ЧОА являются бывшими военнослужащими, которые участвовали в боевых действиях, пережили боевой стресс с последующим развитием аномальных личностных и поведенческих нарушений в структуре посттравматических стрессовых расстройств - ПТСР (Б.Д. Цыганков, А.И. Белкин ссоавт., 1992; В.В. Нечипоренко, 1995; И.А. Кудрявцев, 1998; М.Г. Григорьев, 2002; Н.А. Куксова, 2002; О.И. Боев, 2003).

У бывших участников боевых действий вырабатываются «свои извращенные взгляды на запрет убийства, грабеж, насилие. Они пополняют не только ряды воинов в разных странах мира, но и криминальные структуры» (Ю.А. Александровский, 1995), что в целом подтверждает значительные трудности социальной реадаптации конкретной личности и неготовность социальных институтов к реабилитации ветеранов боевых действий. Возвращение значительных контингентов участников боевых действий, не прошедших медико-психологическую реабилитацию, в макросоциум, в особенности, в частные охранные агенства (ЧОА), накладывает существенный отпечаток на социально-психологическую атмосферу, на межличностные и межэтнические отношения в Южном Федеральном Округе.

Нельзя забывать, что распространенность расстройств адаптации достигает 1,1-2,6 случая на 1000 человек населения (Ю.В. Попов, В.Д. Вид, 1998). В мирное время клинические признаки ПТСР обнаруживаются в общей популяции у 5% мужчин и у 12% женщин (Solomon S. et al., 1997), что указывает не только на деструктивные последствия боевого стресса, но отражает неблагоприятное воздействие современных социально-информационных стрессоров (О.А. Ахвердова с соавт., 2002; И.В.Боев, 2002). Кризис духовных и социальных ценностей, падение материального уровня жизни, бытовая неустроенность, неуверенность в завтрашнем дне, высокая криминогенная активность способствует увеличению личностных и поведенческих, невротических и психосоматических расстройств социально-стрессового происхождения у бывших участников боевых действий.

Адаптация к условиям мирного времени требует изменения прежних стереотипов в сознании и поведении, без чего невозможно адекватно адаптироваться. Вероятнее всего, бывшие участники боевых действий выбирают работу в ЧОА как наиболее напоминающую условия боевых действий, а не только потому, что не имеют иных профессий. Реадаптация к мирной жизни не менее сложный процесс, подразумевающий надежность индивидуальных конституционально-типологических механизмов компенсации и адаптации, но уже в условиях мирного времени.

К проблемам национальной безопасности следует отнести разработку вопросов прогнозирования адекватного или деструктивного поведения у сотрудников охранных структур, дифференциальной психологической диагностики индивидуально-типологических особенностей личности, которые обусловливают успешную или аномальную адаптацию к социально-информационным стрессорам мирного времени.

Цель работы: изучение влияния структуры личностного психотипа и черт темперамента на устойчивость к социально-информационным стрессорам.

Задачи исследования.

1. Изучить деструктивное влияние банальных и значимых информационно-стрессовых факторов на сотрудников ЧОА с истероид-ной и эпилептоидной структурами психотипа.

2. Исследовать деструктивное влияние социальных стрессоров на динамико-энергетические характеристики темперамента у сотрудников ЧОА с эпилептоидным и истероидным психотипом личности.

3. Разработать патопсихолого-математические модели дифференциальной диагностики испытуемых, относящихся к различным диапазонам конституционально-континуального пространства.

4. Создать патопсихолого-математические модели дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА с разными личностными психотипами, располагающимися в диапазонах психологической нормы-акцентуации и пограничной аномальной личности (ПАЛ).

Объект исследования: сотрудники частных охранных агенств.

Предмет исследования: взаимодействие конституционально-типологических особенностей личности и темперамента с социально-информационными стрессовыми факторами современной российской действительности.

Эмпирическая гипотеза исследования. В одинаковых социальных условиях каждый индивид, обладающий особой конституционально-типологической палитрой, демонстрирует индивидуальные и конституциональные закономерности реагирования в ответ на социальные информационно-стрессовые воздействия. Лица, пережившие боевой стресс и адаптирующиеся в мирных условиях, отличаются своими особенностями реагирования на бытовые и значимые для личности социальные стрессоры. Правомерно предположить, что успешность адаптации и компенсации зависят от взаимодействия черт темперамента и структуры личностного психотипа.

Теоретическая гипотеза исследования основана на эволюционно-конституциональном и континуально-генетическом подходе к личностной индивидуальности, предполагающем, что конституционально-типологические основы индивида детерминируют психологическую и психическую, личностную и поведенческую формы реагирования в ответ на социальнострессовые условия. Необходимо учитывать особенности личностной и поведенческой изменчивости, обусловленные предшествующим взаимодействием конституциональных основ личности с боевым стрессом.

Теоретические и методологические предпосылки исследования: основополагающие методологические принципы и концепции отечественной психологии о сущности личности и ее психологической структуре, генетической разноплановости личности, преемственности между биологическим и социальным в психическом развитии, о психическом «как процессе» (Б.Г. Ананьев, JI.C. Выготский, А.И. Донцов, В.П. Зинченко, К.К. Платонов, C.JI. Рубинштейн, Д.И. Фельдштейн); материалистическая концепция личности с позиции психологии отношений (А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев); специальная теория индивидуальности человека (В.М. Русалов); континуально-генетическая концепция (А.В. Брушлинский); представления об индивидуальных поведенческих стереотипах, зависящих от врожденных или наследственных конституциональных психических особенностей (Б.М. Теплов, В.Д. Небылицин, О.А. Ахвердова, Б.С. Братусь, В.Н. Дружинин, Е.А.Климов, К.С. Гюлушанян); концепция пограничной аномальной личности (И.В. Боев, О.А. Ахвердова, Н.Н. Волоскова); концепция интегральной индивидуальности (B.C. Мерлин, В.В.Белоус).

Положения, выносимые на защиту.

1. Срыв психологических механизмов компенсации адаптации в ответ на социальное стрессирование наиболее вероятен у сотрудников ЧОА, бывших участников боевых действий, при искажении содержания психической деятельности, детерминированного конституционально-психотипологической и темперамен-тальной предиспозициями.

2. Успешность адаптации бывших участников боевых действий в качестве сотрудников ЧОА в мирное время зависит от структуры психотипа, сочетающихся с преобладающими чертами темперамента.

3. Социально-стрессовые расстройства (ССР) и посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР) у сотрудников ЧОА, провоцируются банальными или значимыми для личности социальными стрессорами, обусловленными взаимодействием со структурой психотипа и характеристиками темперамента.

4. Содержанием патопсихолого-математической модели дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА являются дискрими-нантная функция, проекция средних значений изучаемых показателей в трехмерное пространство (квадрат Махаланобиса), взаимосочетание патопсихологических маркеров дифференциации испытуемых двух психотипов - эпилептоидного и истероидного, располагающихся в конституционально-континуальном пространстве личности.

Научная новизна исследования.

Впервые на достоверном уровне доказано, что обобщенные энергодинамические характеристики сангвинического или флегматического типов темперамента оказывают стабилизирующее влияние на структуру истероидного и эпилептоидного психотипов у сотрудников ЧОА.

Холерические и меланхолические черты темперамента у сотрудников ЧОА дестабилизируют личностную структуру истероидного и эпилептоидного психотипов, увеличивая риск рецидивов ПТСР и социально-стрессовых расстройств, что имеет существенное значение для теории личности.

Патопсихолого-математическая модель дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА дает основание для отнесения испытуемых к диапазонам психологической нормы-акцентуации или к пограничной аномальной личности. Полученные данные представляют собой научную и теоретическую ценность для общей психологии, для психологии личности.

Теоретическая значимость работы.

Впервые доказано, что обобщенная интеграция формально-динамических свойств темперамента оказывает негативное или позитивное влияние на личностные переживания и поведенческий стереотип в условиях социального стрессирования.

Результаты экспериментально-психологических исследований доказали необходимость психологической дифференциации на психотипы бывших участников боевых действий, адаптированных в мирное время. С целью оптимального прогнозирования успешности адаптации личности в социальной среде важно определить место расположения испытуемых в конституционально-континуальном пространстве: в диапазонах психологической нормы-акцентуации или пограничной аномальной личности.

Практическая значимость исследования

Результаты настоящего исследования имеют существенное значение для успешной социально-психологической адаптации бывших участников боевых действий к работе в условиях ЧОА. Получены новые комплексные сведения (эмпирические, экспериментально-психологические) о конституционально-психотипологических и темпераментальных характеристиках, лежащих в основе формирования социально-стрессовых расстройств под влиянием информационно-стрессовых факторов мирного времени и возникновения рецидивов ПТСР.

Обобщенные энергодинамические характеристики холерического и меланхолического темпераментов при условии их сочетания с истероидной или эпилептоидной структурами психотипов у испытуемых, располагающихся в диапазоне ПАЛ, обуславливают рецидивы ПТСР под влиянием банальных социально-информационных стрессоров. В тоже время, сангвинические и холерические черты темперамента в сочетании с теми же личностными структурами обуславливают формирование социально-стрессовых расстройств лишь при воздействии значимых психотравмирующих факторов.

Знание настоящих результатов позволяет психологической службе ЧОА осуществлять оптимальное прогнозирование социальной адаптации частных охраников и вовремя рекомендовать проведение медико-психологической реабилитации бывших участников боевых действий.

Достоверность и надежность полученных результатов обеспечивалась методологической обоснованностью исходных позиций, репрезентативностью выборки, использованием надежных и валидных методов, адекватных цели и задачам исследования, сравнительным математическим анализом с применением непараметрической статистики.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. Результаты экспериментально-психологических исследований бывших участников боевых действий, адаптированных в мирное время в качестве сотрудников ЧОА, привели к выявлению у всех испытуемых психологических и/или патопсихологических и/или психопатологических признаков в структуре социально-стрессовых расстройств или рецидивов ПТСР.

2. Психолого-математический и многовекторный анализы позволили верифицировать сотрудников ЧОА с истероидной и эпилептоидной структурами личностного психотипа и с преобладающими чертами темперамента, которые демонстрировали индивидуально-типологическое реагирование на социально-информационные стрессоры мирного времени.

3. Сотрудники ЧОА с истероидным или эпилептоидным психотипом, располагающиеся в конституционально-континуальном пространстве в диапазоне пограничной аномальной личности, взаимодействуя с банальными социально-информационными стрессорами, обнаруживают признаки рецидивов ПТСР в виде аномальных личностных и поведенческих, невротических и психосоматических нарушений.

4. В случае места расположения сотрудников ЧОА с эпилептоидным психотипом в диапазоне психологической нормы-акцентуации конституционально-континуального пространства личности у них не отмечаются признаки ПТСР, но при взаимодействии со значимыми для личности информационными стрессорами наблюдается формирование социально-стрессовых расстройств.

5. Среди сотрудников ЧОА не было обнаружено лиц с истероидной структурой психотипа в диапазоне психологической нормы-акцентуации. При наличии истероидной структуры личности диапазона ПАЛ сочетание с холерическими и меланхолическими чертами темперамента оказывается прогностически неблагоприятным, способствуя проявлению рецидивов ПТСР под влиянием банальных социальных стрессоров. При сочетании с сангвиническим и флегматическим темпераментом прогноз более благоприятный, объективизируя клинические признаки ПТСР лишь при воздействии значимых психотравмирующих факторов для личности.

6. Наличие сочетанной психотипологической и темпераментальной предиспозиции у сотрудников ЧОА всегда провоцирует рецидивы ПТСР в виде аутоагрессивного или гетероагрессивного поведения, а так же признаки личностной декомпенсации, наиболее выраженные у лиц с истероидной структурой психотипа по сравнению с эпилептоидным психотипом.

7. Разработанная патопсихолого-математическая модель дифференциальной психологической диагностики у сотрудников ЧОА может быть использована при определении истероидного или эпилептоидного психотипов, располагающихся в одном из диапазонов конституционально-континуального пространства личности: психологическая норма-акцентуации или пограничной аномальной личности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты экспериментально-психологических исследований сотрудников ЧОА были подвергнуты непараметрической математической статистике с использованием дискриминантного анализа, что позволило построить патопсихолого-математическую модель дифференциальной диагностики испытуемых, выделив, и, доказав существование двух групп среди испытуемых, распределившихся в конституционально-континуальном пространстве личности в диапазонах психологической нормы акцентуации (1 группа) и пограничной аномальной личности (2 группа).

Вероятность ошибочной диагностики в 1 подгруппе не превышает 10%, во 2-й 16%, что отражает хороший уровень достоверности сравниваемых групп.

Построенная линейная дискриминантная функция позволяет осуществить дифференциальную психологическую диагностику испытуемых сотрудников ЧОА, располагающихся в диапазонах психологической нормы-акцентуации или ПАЛ.

Из психологических параметров, участвующих в дифференциальной диагностики, определены взаимосочетания маркеров. Для первой группы наиболее значимыми для дифференциации оказались маркеры: конституциональной тревоги - 9%, истерического реагирования 40%, субдепрессивных проявлений 11%, показатель психопатизации 12%, показатель нейротиче-ской тревожности 51% удельным весом вклада в дискриминацию. Маркеры дифференциации второй группы - обсессивно-фобические нарушения 14%, вегетативные нарушения 7% удельным весом вклада в дискриминацию.

Таким образом, для представителей диапазона психологической нормы-акцентуации характерны невротические и психосоматические нарушения, возникающие под влиянием значимых социально-информационных стрессоров. Для сотрудников ЧОА диапазона ПАЛ характерны аномальные личностные и поведенческие нарушения, сочетающиеся с субдепрессивными переживаниями, спровоцированными банальными социально-информационными стрессорами, что доказывает наличие качественных и количественных различий между сравниваемыми группами.

Полученные экспериментальные данные свидетельствуют о том, что сотрудники ЧОА диапазона психологической нормы-акцентуации, выдерживают значимое для личности социально-информационное стрессирование. Подобная толерантность к социальным стрессорам сопровождается напряжением индивидуального барьера психологической и психической адаптации, но сохраняется достаточная надежность конституциональных механизмов личностной компенсации и адаптации.

Сотрудники ЧОА с признаками аномальной личностной изменчивости характеризуются «прорывом» индивидуального барьера психологической и психической адаптации, срывом конституциональных механизмов защиты в виде признаков психотипологической декомпенсации и поведенческой дезадаптации, со снижением толерантности к банальным социально-информационным стрессовым факторам. С нашей точки зрения, именно этими фактами объясняется формирование аномальных поведенческих стереотипов и аномальных личностных переживаний у сотрудников ЧОА в структуре рецидивов ПТСР. Сочетания аномальных личностных и поведенческих нарушений с невротическими и психосоматическими расстройствами стабилизируют состояние декомпенсации и дезадаптации в диапазоне ПАЛ у сотрудников ЧОА в виде посттравматических стрессовых расстройств.

Настоящие результаты требуют дальнейшего патопсихолого-математического анализа, адресованного к сотрудникам ЧОА, принадлежащим к двум личностным психотипам истероидному и эпилептоидному. Если подтвердится дискриминация сотрудников ЧОА с различными личностными психотипами в конституционально-континуальном пространстве, то это будет являться дополнительным доказательством, повышающим достоверность приведенных выше исследований. Более того, если дискриминация по личностным психотипам будет выявлена, то, вероятнее всего, мы сможем выделить психотипы, представители которых обладают более высокой толерантностью к внешним факторам и большей устойчивостью конституционально-психотипологических механизмов компенсации и адаптации по сравнению с представителями другого психотипа. Следует напомнить, что среди сотрудников ЧОА испытуемые с истероидной структурой психотипа располагались в конституционально-континуальном пространстве лишь в диапазоне ПАЛ с клиническими проявлениями ПТСР.

В подразделе 3.2. «Патопсихолого-математические модели дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА с истероидной и эпилептоидной структурами личностного психотипа» проведён сравнительный анализ с использованием дискриминантного метода.

Результатом явилось построение дифференциально-диагностической модели сотрудников ЧОА с истероидной структурой диапазона ПАЛ и эпилептоидной структурой психотипа диапазона психологической нормы-акцентуации и диапазона ПАЛ.

При проведении дифференциальной диагностики выявлено специфическое взаимосочетание психологических маркеров, которое позволяет провести достоверную дифференциацию между сравниваемыми подгруппами. Такими маркерами являются следующие: психологическая склонность к де-линквентности, удельный вес которой в дифференциальной диагностике составляет 19%, показатель психопатизации с 16% удельным весом характерный для лиц с истероидным психотипом диапазона ПАЛ. Индекс В минимальная органическая недостаточность с 6% вкладом в дискриминацию, соответствующая истероидам; индекс Ф феминизация с удельным весом 6% у лиц с эпилептоидным психотипом; показатель ВН вегетативной неустойчивости с 8%, показатель НД невротической депрессии с 24%, показатель А астенизации с 13%, показатель ЭИ экстра-интраверсии с 8%, свойственные эпилептоидному психотипу. Обращает на себя внимание взаимосочетание маркеров психопатизации и психологической склонности к делинквентности, свойственное сотрудникам ЧОА с истероидным психотипам, подтверждающее проявления ПТСР. Аномальный поведенческий стереотип и аномальные личностные переживания, приобретают устойчивость за счет осложнения признаками органической предиспозиции мозга, подтверждая, тем самым, место расположения испытуемых в конституционально-континуальном пространстве в диапазоне ПАЛ.

В тоже время, испытуемые с эпилептоидным психотипом диапазона психологической нормы-акцентуации отличаются тенденцией лищь к дисти-мическим переживаниям под влиянием значимых социально-информационных стрессоров. Таким образом, сотрудники ЧОА данной подгруппы характеризуются отсутствием признаков ПТСР, но потенциально склонны к социально-стрессовым расстройствам в условиях воздействия деструктивных информационных стрессоров.

Визуализированные проекции групп средних значений психологических показателей в трехмерное пространство подчеркивают достоверность результатов. Вероятностные ошибки диагностики для лиц с истероидным психотипом диапазона ПАЛ составляют 0%, для лиц с эпилептоидным психотипом диапазона нормы не превышают 8%, подтверждая высокий уровень диагностики.

В процессе непараметрического статистического анализа была построена патопсихолого-математическая модель дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА с истероидной и эпилептоидной структурами психотипа диапазона ПАЛ.

Выявлено специфическое взаимосочетание психологических маркеров, которое позволяет дискриминировать сравниваемые группы по конкретным показателям: индекс В (минимальная органическая недостаточность) с 33% вкладом в дифференциальную диагностику, с аналогичным вкладом индекс Ф (феминизация), с показателями вегетативной неустойчивости 75%, асте-низации 17%, невротизации 8%; невротической депрессии 21%, свойственных испытуемым с эпилептоидным психотипом диапазона ПАЛ. Для лиц с истероидным психотипом диапазона ПАЛ при дискриминации, свойственна выраженность психопатизации 16%, истерического реагирования 17% и тревожности с 55% вкладом в психологическую дифференциацию. Полученные результаты подтверждают, что испытуемые ЧОА с эпилептоидным психотипом соответствуют диапазону ПАЛ в конституционально-континуальном пространстве, учитывая преобладание невротических и психосоматических расстройств в структуре ПТСР на фоне органической недостаточности мозга и заметного увеличения феминизированных переживаний. Для сотрудников ЧОА с истероидным психотипом подтверждаются проявления ПТСР в виде аномальных личностных и поведенческих расстройств, осложняющих адаптацию.

Таким образом, сотрудники ЧОА, располагающиеся в диапазоне ПАЛ конституционально-континуального пространства, отличаются заметными проявлениями ПТСР в виде аномальных личностных и поведенческих, невротических и психосоматических расстройств, что может препятствовать полноценному выполнению своих служебных обязанностей, а, с другой стороны, указывает на необходимость проведения медико-психологической реабилитации. Последнее обстоятельство следует учитывать администрации ЧОА и общественному движению бывших участников боевых действий.

Обнаружены существенные качественные и количественные различия между сравниваемыми группами в конституционально-континуальном пространстве диапазона ПАЛ. Ошибки дифференциальной диагностики в сравниваемых группах не обнаруживаются, подтверждая высокую достоверность полученных результатов.

Представляет интерес провести сравнительный анализ между истерои-дами ПАЛ и группой лиц с эпилептоидным психотипом диапазонов психологической нормы и ПАЛ. Удалось построить патопсихолого-математическую модель дифференциальной диагностики сотрудников ЧОА с истероидной структурой психотипа диапазона ПАЛ и эпилептоидной структурой психотипа диапазонов психологической нормы акцентуации и ПАЛ.

Обнаружены взаимосочетания психологических маркеров, участвующие в дифференциальной психологической диагностике сравниваемых групп. Для испытуемых с эпилептоидным психотипом характерно взаимосочетание индекса В (минимальной мозговой недостаточности) с 13% удельным весом вклада в дискриминацию, показателей феминизации с 11% вкладом, вегетативной неустойчивости - с 13%, астенизации с 15%, невротической депрессии с 17% вкладом в дискриминацию. У испытуемых с истероидным психотипом преобладает взаимосочетание показателей психологической склонности к делинквентности 9%, реакции эмансипации 8% и показателя психопатизации с 18% вкладом в дискриминацию сравниваемых групп, что подтверждает клинические проявления ПТСР. Ошибки диагностики в группе лиц с истероидным психотипом отсутствуют, а в группе лиц с эпилептоидным психотипом не превышают 10%, что доказывает высокую достоверность дифференциальной диагностики.

Представляет вполне определенный научный интерес проведение дискриминантного анализа сотрудников ЧОА с эпилептоидным психотипом, но располагающихся в разных диапазонах конституционально-континуального пространства. Построена дискриминантная функция, являющаяся патопсихо-лого-математической моделью дифференциальной диагностики испытуемых с эпилептоидной структурой психотипа диапазонов психологической нормы акцентуации и ПАЛ.

Дискриминантный анализ позволил выявить специфическое взаимосочетание психологических маркеров, участвующих в дискриминации испытуемых с эпилептоидным психотипом диапазонов нормы и ПАЛ. Для диапазона психологической нормы акцентуации у лиц с эпилептоидной структурой психотипа были характерны показатели экстра-интраверсии с удельным весом 59% и нейротической тревожности 29% вкладом в дифференциальную диагностику. Для эпилептоидов диапазона ПАЛ характерен показатель психопатизации с 23% удельным весом собственного вклада в дифференциальную психологическую диагностику.

Таким образом, взаимосочетание трех показателей с соответствующим удельным весом позволяет отличить сотрудников ЧОА с эпилептоидным психотипом в конституционально-континуальном пространстве, подтверждая признаки ПТСР у представителей диапазона ПАЛ и высокий риск социально-стрессовых расстройств при воздействии деструктивных информационных стрессоров у испытуемых с эпилептоидным психотипом диапазона психологической нормы акцентуации.

Вероятность ошибок среди испытуемых 1 подгруппы не превышает 4%, а в диапазоне ПАЛ 13%, подтверждая высокую достоверность различий между сотрудниками ЧОА с эпилептоидным психотипом, но относящихся к различным диапазонам конституционально-континуального пространства.

Знания о сотрудниках ЧОА, позволит администрации увеличить точность прогноза вероятностных личностных переживаний и поведенческих реакций как в условиях социального стрессирования значимыми информационными стрессорами, так и в благоприятных социальных условиях.

Отражены результаты взаимоотношений между психотипологической структурой личности и особенностями темперамента. Сравнительный многовекторный анализ проводился с использованием критерия Х- квадрат, исходя из нулевой гипотезы, что никакого различия между сравниваемыми группами нет.

Испытуемые с истероидным психотипом отличались противоречивостью, склонностью к созданию конфликтных ситуаций, гипертрофии, утрированию банальных фактов и событий до степени «вселенских», когда они «спасают» положение и честь фирмы ЧОА.

Испытуемые с эпилептоидным психотипом легко становились неформальными лидерами, пользуясь уважением и беспрекословным подчинением своих сотрудников. Хорошо адаптировались в макросоциуме, добиваясь для себя определенных благ, совершали карьерный рост, подтверждая свою необходимость для ЧОА.

При анализе индивидуально-типологических особенностей реагирования сотрудников частных охранных агентств истероидного психотипа на экстремальные условия рабочей обстановки или социально-информационные стрессоры обнаружилась определенная взаимосвязь между личностным психотипом и типом темперамента. Степень адаптации и особенности личностного и поведенческого реагирования зависели от взаимосочетания психотипа и типа темперамента. По полученным нашим дифференциально-диагностическим данным вышеуказанные взаимосочетания могут быть более или менее благоприятные с точки зрения адекватного самочувствия каждого сотрудника и оптимального выполнения поставленных перед ним задач по охране объектов.

Сотрудники ЧОА с истероидной или эпилептоидной структурами личностных психотипов, сочетающихся с сангвиническим типом темперамента характеризовались рядом особенностей.

Сотрудники ЧОА с истероидным психотипом и сангвиническим типом темперамента характеризуются умеренно выраженными предметной эргич-ностью, подтверждая умеренный витальный тонус; пластичностью и социальной пластичностью, умеренным темпом, скоростью и социальным темпом. Шкала социальной энергичности достигает верхних границ среднего уровня, подтверждая стремление к лидерству и общительности. Шкалы эмоциональности и социальной эмоциональности показывают сохранение эмоциональной чувствительности к неудачам, обусловленных стрессом.

У истероидов с сангвиническими чертами темперамента аномальные личностные и поведенческие нарушения проявляются лишь при значимых социально-информационных стрессорах, что доказывает наличие конституциональной конгруэнтности между типом темперамента и структурой психотипа.

У сотрудников ЧОА с эпилептоидной структурой психотипа, сочетающейся с сангвиническим темпераментом мы отмечаем преимущественно средние значения показателей всех шкал по опроснику ОСТ. Эпилептоиды с сангвиническими чертами темперамента отличались построением адекватных субъект-объектных отношений и лишь при воздействии значимых информационных стрессоров демонстрировали рецидивы ПТСР, если располагались в диапазоне ПАЛ. Если располагались в диапазоне психологической нормы акцентуации, то у них формировались социально-стрессовые расстройства в ответ на значимые социальные стрессоры. Анализ характеристики сангвинического темперамента коморбидного личностному психотипу эпилептоидов и истероидов позволяет утверждать об устойчивости механизмов защиты, которые позволяют успешно решать поставленные задачи охранникам в структуре ЧОА.

Испытуемые с истероидной и эпилептоидной структурами личности, сочетающиеся с флегматическим типом темперамента, имели существенные отличия, когда формально-динамические характеристики темперамента оказывали позитивное воздействие на психическую деятельность испытуемых сотрудников ЧОА.

У истероидов - флегматиков показатель шкалы предметной и социальной энергичности демонстрирует низкий уровень витального тонуса и активности, пластичности и социальной пластичности, темпа и скорости, социального темпа, эмоциональности и социальной эмоциональности. Показатель контрольной шкалы соответствует умеренно выраженному уровню, что подтверждает устойчивость адекватного восприятия собственного поведения и образа «Я». Таким образом, у бывших участников боевых действий, а ныне сотрудников ЧОА формально-динамические свойства флегматического темперамента выравнивают содержательную активность индивидуально-типологических характеристик личности истероидов.

Темпераментальная изменчивость, свойственная флегматическим характеристикам темперамента, коморбидная истероидной структуре психотипа, взаимодействуя с деструктивными факторами, в частности, с банальными информационно-стрессовыми социальными факторами, приводит к позитивной изменчивости содержательных характеристик личностного психотипа, когда значимые стрессоры провоцируют рецидивы ПТСР.

У сотрудников ЧОА с эпилептоидным психотипом, сочетающимся с флегматическими особенностями темперамента по данным многовекторного анализа ОСТ, не регистрируются признаки максимального эмоционального напряжения и перенапряжения в социально-стрессовых условиях мирного времени, подтверждая оптимальную устойчивость и надежность конституциональных психологических механизмов компенсации и адаптации, за счет низких значений показателей темперамента.

Таким образом, эмоциональная нечувствительность эпилептоидов си-нергична выдержке, стойкости и стабильности, что весьма важно для выполнения функций охраника в ЧОА.

Испытуемые с истероидной и эпилептоидной структурами психотипа, сочетающиеся с холерическими чертами темперамента отличаются высокими показателями шкал предметной и социальной энергичности, шкалы пластичности и социальной пластичности снижены, отражая дисбаланс между энергетическими возможностями и способностью к переключению в процессе общения. Все остальные шкалы, характеризующие темпераментальные свойства истероидов, соответствуют высоким показателям. Аномальная изменчивость соответствует диапазону ПАЛ в конституционально-континуальном пространстве, отражая срыв механизмов защиты в виде аутоагрессивного или гетероагрессивного поведения в структуре ПТСР у испытуемых с эпилептоидным и истероидным психотипами. Таким образом, холерическая темпера-ментальная предиспозиция оказывает негативное влияние на содержательную сторону деятельности и социального общения обследованных с истероидной и эпилептоидной структурами личности.

Испытуемые ЧОА с истероидным и эпилептоидным психотипом, сочетающимся с меланхолическим типом темперамента, характеризуются низкими значениями по шкалам: предметная и социальная энергичность, пластичности и социальной пластичности, ограничивая их в достижении поставленных целей в субъект-субъектной и субъект-объектной деятельности; темп и скорость, социальный темп. Шкалы эмоциональности и социальной эмоциональности, контрольная соответствует средним значениям, указывая на неустойчивость адекватной оценки собственного «Я».

Полученные результаты среди сотрудников ЧОА с эпилептоидным и истероидным психотипами отражают закрепление аномальной личностной и поведенческой изменчивости в диапазоне ПАЛ на фоне врожденных темпе-раментальных меланхолических проявлений как конституциональной пре-диспозиции. Банальные социальные стрессоры провоцируют рецидивы ПТСР, а у частных охраников с эпилептоидным психотипом диапазона психологической нормы формирование социально-стресовых расстройств.

Практические рекомендации. Полученные экспериментально-психологические результаты следует учитывать при профессиональном отборе в службу охраны; при прогнозировании аномальных личностных и поведенческих, невротических и психосоматических нарушений в структуре ПТСР или социально-стрессовых расстройств; при решении вопроса о начале проведения медико-психологической реабилитации бывших участников боевых действий при их адаптации к системе охранных агенств.

Практические рекомендации. Полученные экспериментально-психологические результаты следует учитывать при профессиональном отборе в службу охраны; при прогнозировании аномальных личностных и поведенческих, невротических и психосоматических нарушений в структуре ПТСР или социально-стрессовых расстройств; при решении вопроса о начале проведения медико-психологической реабилитации бывших участников боевых действий при их адаптации к системе охранных агенств.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Дубинина, Наталья Александровна, Ставрополь

1. Абульханова-Славская К.А., Александров Ю.И., Брушлинский А.В. Комплексное изучение человека // Вестник РГНФ. 1996. - №3. - С. 11.

2. Абульханова-Славская К.А. Психология и сознание личности. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЕК», 1999. -246 с.

3. Аведисова А.С. Особенности психофармакотерапии больных с пограничными психическими расстройствами: автореф. дисс. д-ра мед. наук. -М., 1999.-54с.

4. Александровский Ю.А. и др. Психогении в экстремальных условиях. М.: Медицина, 1991,- 170с.

5. Александровский Ю.А. Психогении у военнослужащих и пограничные состояния // Пограничные психические расстройства. М.: Медицина, 2000. -С. 279-284.

6. Александровский А.Ю. Психологическая реабилитация участников боевых действий и лиц, пострадавших в чрезвычайных ситуациях. М.: ГЭОТАР Медицина, 2004. - 292с.

7. Алексеева Т.И. Адаптивные процессы в популяциях человека М.: МГУ, 1986.

8. Ананьев Б.Г. Очерки психологии. Л.: ЛГУ, 1945.

9. Ананьев Б.Г. Проблема формирования характера. Л. - 1949.

10. Анастази А. Психологическое тестирование. Кн. 1, 2. - М.: Педагогика, 1982.

11. Андреев М.П. Взаимоотношения психического склада и телосложения. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1926.

12. Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы. М.: Наука, 1978. - 399 с.

13. Анцыферова Л.И. Психологическая концепция Пьера Жанэ. Вопросы психологии. - 1969. - № 5.

14. Асеев В.В. Мотивация поведения и формирование личности. -М.Д976.С.160.

15. Ахвердова О.А. Экспериментально-психологическая диагностика личностно-характерологического континуума подростков. Монография. -Москва-Ставрополь: Изд-во СГУ, 1998. 154 с.

16. Баевский P.M. прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. -М. Медицина, 1973. 173с.

17. Барабаш В.И., Баронов В.А., Лобастов О.С. Психоневрологическая помощь в условиях современной войны. Л., 1968. - 104 с.

18. Баранов Ю.А. Нервно-психическая неустойчивость и способы ее раннего выявления // Материалы конференции ВИКИ им. А.Ф.Можайского. Л., 1976. -С. 156.

19. Белик А.А. Психологическая антропология: некоторые итоги развития //Этнологическая наука за рубежом: проблемы, поиски, решения. — М.: Наука, 1991.

20. Белоус В.В. Типологические исследования по психологии личности. -Пермь, 1968.- 117 с.

21. Белоус В.В., Дрокина И.Н., Йорданов А.Ф. Конвергентность и дивергент-ность разноуровневых основ интегральной индивидуальности (возрастной аспект) // Ежегодник. Т. 1. Вып. 2. - М.: Рос. психол. общ., 1995.

22. Блейхер В.М., Крук И.В. Патопсихологическая диагностика,- Киев: Здоровья, 1986.

23. Боев И.В. Пограничная аномальная личность.- Ставрополь, 1999, 362 с.

24. Боев И.В., Ахвердова О.А. Условия формирования пограничной личностной патологии. // Сб. науч. трудов. 1 Конгресс Юга России.1511. Ставрополь, 1998, Т.2.

25. Боев И.В., Ступак С.Ф. ФОРТРАН программа для дискриминантного анализа. - Москва, 1979, ВНТИЦ, с. 1-9, инв. номер П. 003496.

26. Боев О.И. Прогнозирование аномальных личностных, поведенческих и невротических расстройств у военнослужащих на раннем постреактивном этапе / автореф. дис. к-та мед. наук. Москва - 2003. - 23с.

27. Боев О.И. Прогнозирование личностных, поведенческих и невротических расстройств у военнослужащих комбатантов. Ставрополь: Изд. СтГМА, 2005.- 128с.

28. Божович Л.И. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе. Вопросы психологии. - 1976. - № 6.

29. Братусь Б.С. Аномалии личности.- М.: Мысль, 1988. 304 с.

30. Брушлинский А.В. Мышление и прогнозирование. М., 1979.

31. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.: Воронеж, 1996.

32. Брязгунов И. Посттравматическое стрессовое расстройство // Медицинская газета.- 1999. 30 июля. - С. 9.

33. Бунак В.В. Антропометрия. М.: Учпедгиз, 1941.

34. Бунак В.В. Нормальные конституциональные типы в свете данных о корреляциях отдельных признаков //Учебные зап. МГУ. В. 34. Антропология.- М.: Изд-во МГУ, 1940.

35. Бухановский А.О., Кутявин Ю.А., Литвак М.Е. Общая психопатология. -Ростов-на-Дону.: Изд-во ЛРНЦ «Феникс», 1998. 317 с.

36. Вовин Р.Я., Аксенова И.О. Затяжные депрессивные состояния. Л., «Медицина», 1982. - 191 с.

37. Военная психиатрия // Под. Ред. Ф.И. Иванова. Л., 1994. - 424 с.

38. Военная психиатрия. Под ред. С.В.Литвинцева, В.К.Шамрея. СПб.:152

39. ВмедА, ЭЛБИ-СПб., 2001. 328 с.

40. Волкогонова Л.Ю. Особенности развития и лечения пограничных нервно-психических расстройств травматического генеза у военнослужащих, находящихся в экстремальных условиях: автореф. дис. . к-та мед. наук. -Нижний Новгород. 2002. - 19 с.

41. Воробьев А. И. Синдром посттравматического стресса у ветеранов войны, перенесших боевую психическую травму // Военно-медицинский журнал. -1991.- №8. -С. 71-74.

42. Воронин Л.Г., Кабановский В.Н., Маш Р.Д. Физиология ВНД и психология. М.: Просвещение, 1984.

43. Воскресенский Б.А. О многообразии взаимоотношений типов психотравматических переживаний и клинических форм психогений // Всероссийский съезд невропатологов и психиатров.: Тезисы докл. Т.1. - М., 1985.

44. Выготский Л.С. Проблема развития в структурной психологии. — В кн. К: Кофка. Основы психического развития. 1934.

45. Ганнушкин П.Б. Психастенический характер. «Совр. псих.». - 1907. -433с.

46. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. М.: Медицина, 1964.

47. Генетические маркеры в антропогенетике и медицине. /Ред. Никитюк Б.А., Коган Б.И., Савранский Ф.З. Хмельницкий: Подшля, 1988.

48. Гильяшева И.Н. Интеллект и личность при неврозах. В кн.: Исследование личности в клинике и экстремальных условиях. - Л. - 1969. - с. 151-165.

49. Гиляровский В.А. Психореактивные состояния и нервно-вегетативные реакции военного времени // Военная медицина на Западном фронте в Великой Отечественной войне. М., 1944. - № 8. - С. 46 - 81.

50. Гиляровский В.А. Избранные труды. М.: Медицина. 1973. - 228с.

51. Гиндикин В.Я. Психопатия и патохарактерологические развития. в кн. Клиническая динамика неврозов и психопатий. -М. - 1967. - с. 152-182.

52. Гиндикин В.Я., Гурьева В.А. Личностная патология. М.: «Триада-Х», 1999.-389 с.

53. Глоссарий. Основные формы и синдромы для унифицированной клинической оценки состояния больных неврозами (метод, пособия). Составители: Б.Д. Карвасарский, Ю.Я. Тупицын. М. - 1974. - 42с.

54. Глушач Н.Н. Индивидуально-психологические особенности предпринимателей: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1999.

55. Гохман И.И., Алексеева Т.И., Спицын В.А. и др. Антропология медицине / под ред. Алексеевой Т.И.- М.: МГУ, 1989.

56. Гримм Г. Основы конституциональной биологии и антропологии. М.: Медицина, 1967.

57. Губачев Ю.М., Стабровский Е.М. Клинико-физиологические основы психосоматических соотношений. J1. - Медицина, 1981. — 216с.

58. Гурвич И.Н. социальная психология здоровья. СПб: изд. СПб. университета, 1999.-1021с.

59. Гуревич М.О. О так называемой «малой психиатрии», ее достижениях и ошибках. // 50 лет психиатр. Клинике им. С.С. Корсакова. -М., 1940. С 63-68.

60. Гурьева B.JL, Гандикин В. Я. Юношеские психопатии и алкоголизм. -М, 1980.-254 с.

61. Даршкевич JI.O. в кн. Психоневрозы военного времени. СПб. - 1916. с. 18.

62. Джишкариани М.А. Травматический стресс у выживших на войне // Социальная и клиническая психиатрия. 2000. - № 4.

63. Дмитриева Т.Б. Клиническая психиатрия // под ред. Дмитриевой Т.Б. М. 2000. - 507с.

64. Довгуша В.В., Кудрин А.И. Военная медицина и боевая подготовка войск. СПб, 1998.- 160с.

65. Дружинин В. М. Психология общих способностей. М.: изд-во. «Латерна», 1995.

66. Егорова М.С. Психология индивидуальных различий. М., 1997. - С. 36-57.

67. Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. /Под ред. Панфёрова О.В. Псков, 1994.

68. Жизненный путь личности: вопросы теории и методологии социально154психологического исследования. / Под ред. Сохань JI.B. Киев: Наукова думка, 1987.

69. Жислин С.Г. Очерки клинической психиатрии. М.: Медицина, 1965. -320с.

70. Жуков Д.А. Психогенетика стресса. СПб. - 1997. - 170с.

71. Зеленова М.Е., Лазебная Е.О., Тарабрина Н.В. Психологические особенности посттравматических стрессовых состояний у участников войны в Афганистане // Психологический журнал. 1997. - №2. - С.34-39.

72. Зинченко В.П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. Очерки российской психологии. М., 1994.

73. Зинченко В.П., Мамардошвили М.К. Проблемы объективного метода в психологии. Вопросы психологии. - 1997. - № 7 .

74. Знаков В.В. Понимание воинами-интернационалистами ситуаций насилия и унижения человеческого достоинства // Психол. журн. 1989. - Т. 10. - №4. -С.113-124.

75. Зубова Е.А. К вопросу о посттравматических стрессовых расстройствах // Российский психиатрический журнал.- М., 1998, №1. — С. 18-21.

76. Зурабашвили А.Д. Проблемы психологии и патопсихологии личности. -Тбилиси. 1967. - 151с.

77. Иванов-Смоленский А.Г. очерки патофизиологии высшей нервной деятельности. 2-е изд., М., 1952.

78. Иванов-Смоленский А.Г. Об изучении типов высшей нервной деятельности животных и человека. -ЖВНД, 1953, т. III, вып. 5.

79. Казначеев В.П., Казначеев С.В. Адаптация и конституция человека в экстремальных условиях среды.- Рига: Звайгенс, 1980. 143 с.

80. Калюжная Р.А. Роль биологических и социальных факторов в формировании растущего организма. М.:, 1992.

81. Каменченко П.В. Посттравматическое стрессовое расстройство // Журнал неврология и психиатрия. 1993. - Т.93. - №3. - С. 95-98.

82. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.: Медицина, 1985. - 303 с.

83. Карвасарский Б.Д. Неврозы. 1980,- М., Медицина.- 448 с.155

84. Кекелидзе З.И., Черников A.M., Щукин А.Б. психиатрия чрезвычайных ситуаций. // в кн. Очерки социальной психиатрии. М., 1998. - с. 310-330.

85. Кербиков О.В. Избранные труды. М. - «Медицина» - 1971. - 312с.

86. Киндрас Г.П., Миронова О.В. Вопросы адаптации при посттравматических стрессовых расстройствах (ПТСР) // Материалы 12-го съезда психиатров России. М., 1995. - С. 149-151.

87. Климов П.К., Клиорин А.И. Основные направления в изучении проблемы конституции. Кр. тез. докл. к симпозиуму. «Проявления особенностей конституции в деятельности висцеральных систем».- JL, 1972.

88. Клиорин А.И., Чтецов В.П. Биологические проблемы учения о конституциях человека. Л.: Наука, 1979.

89. Ковалев А.Г., Мясищев В. Н. Психологические особенности человека.: Л., 1957.-т.1.

90. Ковалев В.В., Гурович И.Я. О внедиспансерном разделе психиатрической помощи. // Журнал невропатологии и психиатрии. 1972. - №10. - С. 15201525.

91. Ковешников В.В., Никитюк Б.А. Медицинская психология. Киев: Здоровья, 1992.

92. Козлов А.И. Человек: перспективы исследования. Пермь, 1987.

93. Колесников Л.Л., Корнетов Н.А., Никитюк Б.А. Интеграция наук о человеке (интегративная антропология) и роль в ней морфологических подходов. -Российские морфологические ведомости. 1993. - № 2-4.

94. Кон И.С. Постоянство и изменчивость личности //Психологический журнал. 1987. - № 4. - С. 126 - 137.

95. Корнетов Н.А. Психогенные депрессии // Издательство Томского у-та. -Томск, 1993.-238 с.

96. Корнетов Н.А. Учение о конституциях и клинико-антропологические исследования в психиатрии (обзор) //Мед. реф. журнал 1986. - № 8. Разд. XIV.

97. Короленко Ц.П. Психофизиология человека в экстремальныхъ условиях. -Л. Медицина, 1978.-231с.

98. Красногорский Н.И. О типовых особенностях высшей нервной156деятельности. ЖВНД., 1958, т. 1, вып. 3.

99. Краснянский А.Н., Морозов П.В. Посттравматическое стрессовое расстройство у ветеранов афганской войны // Материалы 12-го съезда психиатров России.- М., 1995. С. 161-162.

100. Ю2.Красуский В. К. Методика изучения типов нервной системы животных. / Труды Ин-та физиологии им. И. П. Павлова. J1., 1953, Т. 2. ЮЗ.Кречмер Э. Строение тела и характер. Пер. с нем. М.: Педагогика-Пресс, 1995.-283 с.

101. Ю4.Крушинский JI. В. Наследование пассивно-оборонительного поведения (трусости) в связи с типами нервной системы у собак. /Труды Института эволюционной физиологии и патологии им. И. П. Павлова. JL, 1947, Т. 1.

102. Кудрявцев И.А. Реактивные психозы у лиц с последствиями черепно-мозговых травм, Киев, 1998.

103. Куликов В.В. Адаптационные реакции у военнослужащих: автореф. дисс. . канд. мед. наук. М., 1989. - 19 с.

104. Кустов Л.А., Варжеленко И.И. Особенности адаптации молодых солдат к военной службе // Военно-медицинский журнал. 1981. - №8. - С. 45-47.

105. Лазебная Е.О., Зеленая М.Е. Военно-травматический стресс: особенности посттравматической адаптации участников боевых действий // Психологический журнал. 1999. - Т.20. - №5. - С.62-74.

106. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах. Петроград: Изд. Риккера, 1917.

107. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. М., 1923. 299 с.

108. Левитов Н. Д. Вопросы психологии характера. М., 1956.157

109. Лейтес Н. С. Опыт психологической характеристики темпераментов. В кн.: Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. -М., 1956.

110. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем. Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 2000. 287 с.

111. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М. - 1973. - 297с.

112. Леонтьев А.Н. Формирование личности //Психология личности. Тексты. -М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1982.

113. Литвинцев С.В., Нечипоренко В.В. Актуальные вопросы патогенеза боевой психической травмы // Актуальные вопросы военной и экологической психиатрии. СПб., 1995. - С. 30 - 38.

114. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков.- Л., Медицина. 1985. - 446 с.

115. Личко А.Е., Александров А.А. О разграничении психопатий и акцентуации характера по степени выраженности. В кн.: Патологические нарушения поведения у подростков. - Л., - 1973. - С. 84-93.

116. Лурия А.Р. Эволюционное введение в психологию. -М., 1975.

117. Менделевич В.Д. К обоснованию патогенетической зависимости некоторых психологических механизмов неврогенеза. //Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. 1991. - № 3. - С. 12-17.

118. Мерлин B.C. Структура личности: характер, способности, самосознание. -Пермь, ПГПИ, 1990. 412 с.

119. МКБ-10. Классификация психических и поведенческих расстройств. Исследовательские диагностические критерии ВОЗ. Женева, С.-П., 1995.

120. Морозов Г.В., Кудряцев И.А. О патоморфозе реактивных психозов. // Журн. невропатол. И психиатр. 1979. - №9. - С. 1356-1361.

121. Москалюк В.Ю. Темпераментальные факторы выбора профессии: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1999.

122. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд. Ленингр. ун-та, 1960. - 268 с.

123. Небылицын В.Д. Психофизиологические исследования индивидуальных различий. -М.: Наука, 1976.

124. Немов Р.С. Психология. Психология образования. М.: Просвещение, Владос, 1995, Т. 2.

125. Нечипоренко В. В. Особенности психопатии у лиц молодого возраста // Журнал неврологии и психиатрии им. Корсакова. 1989. - Т. 89. - Вып. II. - С. 105-110.

126. Нечипоренко В.В., Курпатов В.М. Профилактика пограничных нервно-психических расстройств у военнослужащих // Военно-медицинский журнал. 1995.-№ 12.- С. 21-24.

127. Никитюк Б.А. Генетические маркеры в антропогенетике и медицине. -Хмельницкий, 1988.

128. Орлов В.В. Социальная биология: предмет, статус, проблемы //Философия пограничных проблем. Пермь, 1975.

129. Осипов В.П. Введение // Психозы и психоневрозы войны: М.: JL, 1934. С. 6-13.

130. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. Изд. 2. - Т.3-4. М.; JL, 1951.

131. Палей И.М., Пшеничнов В. В. Учение И. П. Павлова о типах высшей нервной деятельности и проблема темперамента. Вопр. психологии. - 1955. -№5.

132. Петраков Б.Д., Цыганков Б.Д. Эпидемиология психических расстройств. -М., 1996г.- 135с.

133. Петровский В.Н. Формирование, развитие и лечение пограничных нервно-психических расстройств реактивно-психогенного генеза у военнослужащих пограничных войск: автореферат дис. .канд. мед. наук. Нижний Новгород, 2000. - 24 с.

134. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Просвещение, 1969.

135. Положий Б.С. Психическое здоровье и социальное состояние общества. // в кн. Очерки социальной психиатрии. М. - 1998. - С. 331-359.

136. Попов Ю.В., Вид В.Д. Клиническая психиатрия. СПб. - 1996.

137. Преображенская JI .А. Индивидуальные особенности собак при свободном выборе вероятности и ценности подкрепления // Журнал высшей нервной деятельности. 1997. Т. 47, № 3. С.487—499.159

138. НЗ.Пушкарев А.Д., Домфгацкий В.А., Гордеева Е.Г. Посттравматическое стрессовое расстройство: диагностика, психоформакотерапия, психотерапия. -М.: Изд-во Института психотерапии, 2000. С. 6-25.

139. Решетников М.М. Психопатология героического прошлого и будущие поколения // Актуальные вопросы военной и экологической психиатрии. -СПб, 1995. С. 38-45.

140. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии: в 2 т. Темперамент и характер. - Т. 1. -М, 1989.

141. Русалов В.М. О природе темперамента и его месте в структуре индивидуальных свойств человека // Вопросы психологии. 1979. -№1. - С. 32.

142. Русалов В.М. Опросник формально-динамических свойств индивидуальности: Методическое пособие. М, 1997. С.50.

143. Сакерин В.В, Головко Н.В, Певзнер О.Г, Рабочий А.В. К вопросу о посттравматических стрессовых расстройствах у военнослужащих // Социально-клиническая психиатрия. 1998. - Т.8. - Вып.4. - С. 115-116.

144. Свядощ А. М. Острые психогении военного времени. -М, 1950. 331 с.

145. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. Пер. с англ. М.: Медгиз, 1960.-254 с.

146. Селье Г. Стресс без дистресса.-М.: Прогресс, 1979.- 124с.

147. Семичев С. Б. Предболезненные психические расстройства. JL: Медицина, 1987.-С. 184.

148. Семке В.Я, Судаков В.Н, Нохрина Л.Я. Клиническая динамика и первичная психопрофилактика пограничных нервно-психических расстройств // Предболезнь и факторы повышенного риска в психоневрологии. Л, 1986. - С. 133-140.

149. Семке В.Я. Превентивная психиатрия. Томск. - 1999. -403с.

150. Симонов П.В, Ерисов П.М. Темперамент. Характер. Личность.- М.: Наука, 1984.

151. Слободчиков В.И, Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. -М.: Школа-Пресс, 1995.

152. Смирнов В.К, Нечипоренко В.В, Рудой И.С. и др. Психиатрия катастроф160

153. Военно-медицинский журнал. 1990. - №4. - С. 49-56.

154. Снедков Е.В. Психогенные реакции боевой обстановки (клинико-динамическое исследование на материале афганской войны): Дис. . канд. мед. наук. СПб., 1992. - 325 с.

155. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях.-М.: SvR-Аргус, 1995. — 359 с.

156. Спивак Л.И. Раннее выявление военнослужащих с нервно-психической неустойчивостью // Методическое пособие. Л., 1978.

157. Стреляу Ян. Роль темперамента в психическом развитии. М.: Прогресс, 1982.

158. Стрессология наука о страдании. // Сб. науч. трудов. - СПб., 1996г. -322с.

159. Суханов С.А. О психастении. «Практический врач». - 1908. - т. 33. - с. 559-560.

160. Тарабрина Н. В., Лазебная Е. О. Синдром посттравматических стрессовых нарушений: современное состояние и проблемы // Психол. журн. 1992. - №2. -С. 14-29.

161. Теплов Б.М., Лейтес Н.С. К проблеме индивидуально-психологических различий. в кн. Доклады по вопросам психологии личности. - М. 1956.

162. Теплов Б.М. Избранные труды. / Ред. сост. Н.С.Лейтес, И.В.Равич-Щербо/ - М.: Педагогика, 1985.

163. Тупицын Ю.Я. Клинико-патогенетические основы оптимизации диагностики, лечения неврозов и организации психотерапевтической помощи: Науч. докл. д-ра мед. наук. СПб., 1992. - С. 48.

164. Уразов С.Х., Доровских И.В. Ситуационные реакции дезадаптации у военнослужащих срочной службы // Социальная и клиническая психиатрия. -1998.-№2.-С. 25-30.

165. Ушаков Г.К. Пограничные нервно-психические расстройства. М.: Медицина, 1978.

166. Фелинская Н.И. Реактивные состояния в судебно-психиатрической клинике. М.: Медицина, 1968. - 292с.

167. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенензе. М. -1989.

168. Фрейеров О.Е. О психопатических акцентированных и деформированных личностях. в кн.: Проблемы личности. - М., 1970. - т. 2, с. 230-248.

169. Хананашвили М.М. Дифференцирование близких условных раздражителей, подкрепляемых однородными безусловными рефлексами. В кн.: XVI совещание по проблемам высшей нервной деятельности: Тезисы и рефераты докладов. - М. - 1953.

170. ХекхаузенХ. Мотивация и деятельность: В 2 т. -М., 1986. Т.2. С.396.

171. Хорошко В. К. О душевных расстройствах вследствие физического и психического потрясения на войне // Психиатр, газета 1916. - №1. - С. 3.

172. Целибеев Б.А. К вопросу о конституциональном факторе формирования особенностей личности. В кн.: Проблемы личности.- М. - 1970. - с. 36-44.

173. Цыганков Б.Д., Былим А.И. Психические нарушения у беженцев и их медико-психологическая коррекция: Руководство для врачей. Кисловодск. -1998.- 138с.

174. Цыганков Б.Д., Григорьев М.Э., Лямин М.В. Проблема изучения качества жизни у ветеранов, получивших боевые ранения // Материалы конференции: «Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке?». -Ростов-на-Дону. 2001. - С. 162-164.

175. Чуркин А.А., Творогова Н.А. психиатрическая помощь населению Российской Феджерации в 1988-1996гг. и в 1998г. -М., 1998 (вып. 2).

176. Шадриков В. Д. Психология деятельности и способности человека. М.: Логос, 1996. С. 238-257.

177. Шамрей В.К. Оказание психиатрической помощи при чрезвычайных ситуациях (клинико-организационные и военно-медицинские аспекты) // дис. .докт. мед. наук. СПб., 1997. - 426 с.

178. Энциклопедический словарь медицинских терминов. М.: Советская энциклопедия, 1983, т.2.

179. Ямпольская Ю.А. Вопросы антропологии. 1988. - № 80.

180. Ясперс К. Общая психопатология. М., 1997.162

181. Alexander F. Psychosomatic Medicine. New York., W.W. Norton and Co., Inc., 1953.

182. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manuel of Mental Disorders (3rd edn) (DSM-III). Washington DC: АРА -1980.

183. Bandura A. Aggression: A social learning analysis. New Jersey, 1973.

184. Barlow D.H. Anxiety and its disorders. New York: Guilford, 1988.

185. Belotti E. G. Dalla parte delle bambine. Ed. Feltrinelli, Milano, 1975.

186. Bernstein B. Class, codes and control. In: Theoretical studies towards a sociology of language. L., 1971, vol. 1.

187. Bleich A., Siegel В., Garb R. Post-traumatic stress disorder following combat exposure: Clinical features and psychopharmacological treatment. Br.J. Psychiatry. - 1986. -P. 365.

188. Bloom B. S. Stability and change in human characteristics. N. Y., 1964.

189. Brophy J. E. Mothers as teachers of their own preschool children: The influence of socioeconomic status and task structure on teaching specificity. Child Development, 1970, vol. 41, p. 79-94.

190. Bruner J. Toward a theory of instruction. Boston, 1966.

191. Buss A., Plomin R. Temperament Theory of Personaliti Development. N.Y. -1975.

192. Cartly J. D., F. J. Ebling F. J. Storia naturale dell'aggressivita. Ed. Feltrinelli, Milano, 1973.

193. Cattell R. B. Personality and motivation Structure and Measurement. New York, 1957.

194. Chertok L. De la manie chirurgicale (les polyoperes). Ann. med.-psychol., 1982, vol. 130, t. 2.

195. Conrad K. Der Konstitutionstypus theoretisshe Grundlegung und praktische Bestimmung. 2 Aufl. Berlin. Springer 1963.

196. Deb A. K. Stress and mental disorders. "Indian Practit", 1974, v. 27, h. 35-38.

197. Dollard J., Miller N. E. Personality and Psychotherapy. An Analysis in Terms of Learning, Thinking and Culture. New York, 1950.

198. Egendorf A.N. The postwar healing of Vietnam Veterans. Recent research //163

199. Hospital and Community Psychiatry. 1981. - Vol.33. - P. 901-908.

200. Ekman P. Expression and the nature of emotion // K. Sherer, P. Ekman. Approaches to emotion. Hillsdale, NJ: Lawrence Erlbaum.

201. Elkonin D. B. Zum problem der Periodisierung der psychischen Entwicklung im kindesalter. Teoksessa Psychologische Probleme der Entwicklung sozialistischer Personlichkeiten. Berlin, 1972.

202. Ewald G. Temerament und Charakter. Berlin, Springer. 1924. - 156 S.

203. Eysenck H.J., Rachman S. Neurosen Ursachen und Heilmethoden. - Berlin. -Deutscher Verlag der Wissen-sch aften, 1967, 290 S.

204. Farley F. N. Measures of individual differences instimulation-seeking and the tendency toward variety. J. Consult. Clin. Psychol. - 1971. - vol. 37. - № 4.

205. Feinstein A.R. The pre-therapeutic classification of comorbidity in chronic diseased J. of Chronic disease. 1970 - Vol. 23.

206. Figley Ch. R. Toward a field of traumatic stress // J. traum stress. 1985. -Vol.1.-P. 9-16.

207. Friedman M., Byers S.O., Roseman R.H., Elevitch F.R. Coronary type individuals (Type A Behaviour Pattern). Some biochemical .characteristics // J. Amer. Med. Assoc. 1970.-V. 212.-No. 6.

208. Golosow N. The soldier addict a new battlefield casualty // Int. J Addict 1973. -Vol. 8. - № 1. - P. 1-12.

209. Green B. L, Lindy J., Grace M., Gleser G. Multiple diagnoses in posttraumatic stress disorder: The role of War stressors // J. Nerv. Ment. Dis., 1989. P. 329-335.

210. Grinspoon A., Bleich A., Kotler M. Combat stress reaction // Harefuah. 1989. -Vol. 116.-№ 5.-P. 250-251.

211. Heider F. The psychology of interpersonal relations. New York, 1958.

212. Helkama K. The development of the attribution of responsibility. Res. Rep. Dep. Soc. Psychol. Univ. Helsinki, 1979. - Vol. 3.

213. Horowitz M. J.,Weiss D. S., MarmarC. Diagnosis of posttraumatic stress disorder//Nerv. Ment. Dis., 1974. P. 276-277.

214. Jaspers K. Allgemeine Psychopatology. 4 Aufl.- Berlin, 1946.

215. Jones F.D. Combat stress: tripartite model // Rev. item. Serv. Sante Forces164

216. Armees. 1982. - Т. 55. - №3. - P. 247-257.

217. Jung C.G. Contributions to Analytical Psychology. Kegan Paul, London, 1928.

218. Jung C.G. Psicologia del transfert. Ed. II Saggiatore. Milano, 1975.

219. Kammerer Th. Traumatisme et reaction. "Confrontations Psychiatriques" -1974.-v 12.-p. 81-91.

220. Kant I. Anthropologic in pragmatischer Hinsicht. 3 Aufl. Leipzig, 1880.

221. Kelly W. E. Post-traumatic stress disorder and the veteran patient New York etc: Brunner/Marel, 1988. - 335 p.

222. Kretschmer E. Korperbau und Charakter. Berlin: Springer, 1921.

223. Laude G. A. preventive approach to combat psychiatry // Med Bull, of the US Army. 1985. - Vol. 42. - № 2. - P. 24 - 26.

224. Lazarus R.S. Psychological Stress and the Coping Process. New York, Toronto, London, McGraw-Hill Book, Co., 1966.

225. Leonhard K. Akzentuirte Personlichkeiten. Differenzierte Diagnostik der endogen Psyhosen, abnormen Personlichkeitsstrukturen und neurotischen Entwicklungen. Berlin. - 1968. - 287S.

226. Mahler M. S., Pine F., Bergman A. The psychological birth of human infant. Symbiosis and individuation. New York, 1975.

227. Maketh Т., Brooker A. Combat stress reaction- a concept in evolution //Milit Med, 1985. Vol. 150 - № 4.- P. 186 - 190.

228. Marjoribanks K. Environment, social class and mental abilities. Brit. J. of Educ. Psychol. - 1972. - vol. 63.

229. Maslow A. The father reaches of human nature. New York, 1971.

230. Mc.Farlane A.C. Life events and psychiatric disorder: the role of natural disaster // Brit. J. Psychiat. 1987. - Vol. 151. - P. 362-267.

231. Me Canl K.D., Malott. Distraction and coping with pain // Psychol. Bull. 1984. -Vol. 95.-№3.-P. 516-533.

232. Miller G. A., Galanter E., Pribram К. H. Plans and the structure of behavior. -New York, 1960.

233. Neuburger M Report Irom Marnikech // Medical Corps. 1986. - Vol. 1. - P. 77 -80.

234. Neumann M, Levy A.A. Specific military installition for treatment of combat reactions during the war in Lebinon // Milit Med. 1984. - Vol. 149. - №4. - P. 196 — 199.

235. Noy S. Division-based psychiatry in intensive war situations // J. Roy Army Med Corps. 1982. - Vol. 128.- №2 - P. 105 -116.

236. Panik disorders // Ed. J. M. Gorman. Basel, 1987. - p. 36-90/

237. Piaget J, Inhelder B. The child's constructions of quantities. L, 1974.

238. Price H. The Falklands rate of British psychiatric combat casualties compared to recent American wars // J. Roy Army Med. Corps.- 1984. Vol. 130. - № 2. - P. 109 -113.

239. Rock S.K, Schneider R.J. Battle stress reactions and the Israeli experience in Levanon: a brief summary // Med. Bull. US Army, Europe. 1984. - Vol. 41. - № 1. - P. 9 -11.

240. Rotter J.B. Social learning theory // Expectations and actions. Expectancy-value models in psychology. Hillsdale, NJ, 1981. P.384.

241. Schneider R.J, Luscomb R.L. Battle stress reaction and the US Army // Milit. Med. 1984. - Vol. 149. - №2. - P. 66-69.

242. Sheldon W.H, Stevens S.S. The Varieties of Temperament: Psychological of Constitutional Differences. New York : Harper, 1942.

243. StrelauJ. Activity, Personality, Temperament. N.Y.: Plenum Press, 1983.

244. Thomas A, Chess S. Temperament and Development. N.Y, 1977.

245. Tobias Ph. V. The negative secular trend. //J. Hum. Evol.-1985.-Vol. 14. -№4.

246. World Health Organization ICD-10, Chapter V. Mental and Behavioural Disorders. Diagnostic Criteria for Research, Draft for Field Trials. Geneva: WHO, 1991.