Автореферат диссертации по теме "Творческая активность самопознания и способы ее побуждения"

На 1 г _____

Морозов Валим Валерьевич

ТВОРЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ САМОПОЗНАНИЯ И СПОСОБЫ ЕЕ ПОБУЖДЕНИЯ

Специальность 19.00.01 - «Общая психология, психология личности, история психологии»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Екатеринбург - 2003

Работа выполнена на кафедре общей психологии Южно-Уральского государственного университета.

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор Батурин НА.

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор Дорфман Л.Я;

кандидат психологических наук, доцент Минюрова С. А.

Ведущая организация: Челябинский государственный педагогический университет..

Защита состоится «_»_2003 г., в 15.00 часов, на заседании диссертационного совета ДМ 212.286.07 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Уральском государственном университете им. A.M. Горького (620083, г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн. 248).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского госу дарственного университета им. A.M. Горького.

Автореферат разослан «_»___ 2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат педагогических наук, доцент

Л.Г. Попова.

2.00? -А \l о2(

Общая характеристика работы

Актуальность исследования

Проблема творчества в психологии традиционно изучается в контексте реализации потенциала индивида во внешне продуктивной деятельности (Рубинштейн, 1957; Тихомиров, 1969; Матюшкин, 1972; Пономарев, 1976; Рождественская, 1980; Мейлах, 1980; Моляко, 1994; Холодная, 1996; Брушлинский, 1994; Дорф-ман, 1997; Гилфорд, 1967; Де Боно, 1990; Айзенк, 1995). Очевидно, что не менее важным является исследование процессов, происходящих внутри индивида и направленных на совершенствование внутреннего мира и творческий поиск при решении «внутренних» проблем (В.А. Петровский, 1975; Богоявленская, 1983; Гря-зева, 1993; Степанов, 1991; Варламова, 2002). В то же время, в исследованиях, посвященных самопознанию, изучаются его обычные, нормативные формы, такие как интроспекция, внутренний диалог, осмысление, атрибуция (Мерлин, 1971: Чеснокова, 1977; Знаков, 2001; Романова, 2001; Браун, 1988; Дымковский, 1993). И практически не затрагивается аспект творческого самопознания (Степанов, 1991; Варламова, 2001). Вместе с тем именно это является предметной задачей практической психологии, для которой необходимы конкретные методы, стимулирующие человека (клиента) к самопознанию, к поиску внутренних ресурсов. Поскольку для решения «внутренних» проблем важно постичь нечто новое в себе, что может обеспечить творческий «прорыв», выводящий человека на качественно иной уровень самовосприятия, самопонимания и самореализации.

Для большинства психологов, очевидно, что процесс психологического взаимодействия «психолог - клиент» - это процесс творческого поиска двух субъектов, который предполагает проявление внутренне ориентированной творческой активности самопознания клиента. Несмотря на это в психотерапии и психологическом консультировании до сих пор не существует специально выделенной области научного анализа, изучающей закономерности процессов терапии и консультирования как творческих. Этот же аспект актуален в психологии искусства, исследующей творчество как предмет выражения внутренних проблем (Фрейд, 1991; Юнг, 1992; Нойман, 1992; Ранк, Закс, 1994; Маслоу, 1997; Ражников, 1978; Мелик-Пашаев, 1989; Дорфман, 1997; Грязева, 1995-2002, Копытин, 2002). Часто, создавая произведение, автор стремится выразить чувства и переживания, связанные с творческими открытиями чего-то нового в себе, тем самым, надеясь пробудить отклик у читателя, зрителя. Искусство как сфера проявления творческой активности в этом смысле имеет двойное значение: во-первых, искусство как реализация творческой активности самопознания художника и, во-вторых, искусство как сфера продуктивной реализации творческих потенций.

Таким образом, настоящее исследование направлено на изучение процессов творческой активности самопознания и способов ее побуждения, что способствует открытию нового видения проблемы творчества как не только внешне, но и внутри ориентированного процесса. Модель творческой активности самопознания (TAC) позволяет охарактеризовать то, как человек генерирует, актуализирует собственные ресурсы для преобразования субъективной действительности.

РОС НАЦИОНАЛЬНАЯ j БИБЛИОТЕКА ]

Целью исследования является изучение характеристик типов творческой активности с внутренней направленностью (на себя) и способов побуждения творческой активности самопознания.

Объект исследования - творческая активность самопознания взрослых людей с высшим образованием и студентов разных вузов г. Челябинска. Выборка состояла из 98 человек, в возрасте от 17 до 49 лет, среди них мужчин - 19 % fl8 человек), женщин - 81 % (80 человек).

Предметом исследования являются типы творческой активности самопознания и способы побуждения творческой активности самопознания Неоднозначными сообщениями. !

Гипотезы исследования *

1. Основаниями для построения модели творческой активности самопознания являются локус детерминации, вид детерминации и направленность творческой активности.

2. Испытуемые, относящиеся к 4-му типу TAC, имеют более высокий уровень творческого потенциала, чем испытуемые, относящиеся к 3, 2 и 1 типам. Испытуемые, относящиеся к 3-му типу TAC - более высокий уровень творческого потенциала, чем испытуемые, относящиеся ко 2 и 1 типам. Ко 2-му типу TAC - более высокий уровень творческого потенциала, чем испытуемые, относящиеся к 1 типу.

3. Испытуемые, относящиеся к 4-му типу TAC, имеют более высокие показатели по признаку психологической «зрелости» к творческому самопознанию, чем испытуемые, относящиеся к 3, 2 и 1 типам. Испытуемые, относящиеся к 3-му типу TAC - более высокие показатели, чем испытуемые, относящиеся ко 2 и 1 типам. Ко 2-му типу TAC - более высокие показатели, чем испытуемые, относящие- ' ся к 1 типу.

4. Субъекты, относящиеся к разным типам TAC, побуждаются определенной формой Неоднозначного сообщения. В основание создания четырех форм Неоднозначного сообщения могут быть заложены принципы гомоморфизма, инверсии, медиации, синхронистичности. Для побуждения творческой активности самопознания субъектов, относящихся к 1-му типу TAC, наиболее адекватным являете л создание Неоднозначного сообщения по принципу гомоморфизма (подобия, соответствия); ко 2-му типу TAC - создание Неоднозначного сообщения по принципу инверсии (сравнения - переворачивания); к 3-му типу TAC - по принципу медиации (продуцирование смыслов на основе синтеза бинарных смысловых оппозиций); к 4-му типу TAC - по принципу синхронистичности.

Для достижения поставленной цели необходимо решить несколько задач, которые были объединены в две группы

I группа

1. Создать теоретическую модель творческой активности самопознания.

2. Эмпирически доказать существование типов TAC путем выделения среди испытуемых групп, в соответствии с типами TAC.

3. Провести проверку адекватности эмпирического разделения на типы TAC посредством сравнения показателей творческого потенциала и показателей пси-

хологической «зрелости» к творческому самопознанию представителей разных типов TAC.

II группа

1. Проверить эффективность побуждения творческой активности самопознания у каждого из типов TAC с помощью специальных способов, таких как Неоднозначное сообщение.

2. Выявить особенности способов побуждения творческой активности самопознания у каждого из типов TAC.

Методологической и теоретической основой исследования являются: системный подход к изучению процессов познавательной активности (Ломов, 1984; Кузьмин, 1982), концепции творчества (Рубинштейн, 1957; Матюшкин, 1972; Пономарев, 1976; В.А. Петровский, 1975; Богоявленская, 1983; Степанов, 1990; Дорфман, 1997; Грязева, 2000, 2002), синергетическая и коэволюционная парадигмы в философии и психологии (Пригожин, 1991; Князева, Курдюмов, 1994; Моляко, 1994); концепция о синхронистичности (Юнг, 1957), концепция инверсии и медиации (Леви-Стросс, 1970; Ахиезер, 1998; Пелипенко, Яковенко, 1998), концепция конструктов (Келли, 1955).

Практическая значимость настоящего исследования заключается в том, что полученные результаты о типах TAC и способах побуждения творческой активности самопознания, использованы в консультативной и терапевтической психологической практике на этапе разработки терапевтических стратегий побуждения творческой активности самопознания клиента. Полученные результаты включены в материалы лекций в курсах общей психологии (ЮУрГУ, 2002, 2003 учебный год). Результаты исследования использованы для разработки программ тренингов и групп личностного роста по теме «Тренинг креативности».

Научная новизна исследования

Впервые на основе анализа теоретического и эмпирического материала исследования творческой активности предложена целостная модель Творческой активности (ТА), представленная тремя основаниями: локус детерминации, вид детерминации и направленность творческой активности.

Впервые в экспериментальном исследовании для побуждения творческой активности самопознания используются Неоднозначные сообщения, дифференцированные на четыре формы: гомоморфичная, инверсивная, медиационная, син-хронистичная. Получены эмпирические данные, подтверждающие закономерности создания форм Неоднозначного сообщения,для побуждения творческой активности самопознания субъектов, относящихся к разным типам TAC.

Показано, что модель TAC имеет гетерархическую структуру отношений типов и описывает единый механизм творческой обработки информации, присущий всем уровням психических процессов от простейших до высших.

Методы исследования

Первичная диагностика типов TAC производилась посредством создания и проведения специальной экспериментальной процедуры, основанной на концепции конструктов Дж. Келли (1955). В экспериментальной процедуре первичной диагностики использовался также Цветовой тест отношений (Эткинд, 1983). Адекватность первичной диагностики проверялась путем сравнения результатов ис-

пытуемых по показателям творческого потенциала и психологической «зрелости» к творческому самопознанию. Творческий потенциал измерялся тестом Роршаха (Роршах, 1921; Бурлачук, 1979; Соколова, 1980; Белый, 1992; Грязева, 1992; Гря-зева, Глухова, 1998). Психологическая «зрелость» к творческому самопознанию измерялась тестом самоактуализации (САТ) (Шостром, 1963; Гозман, Кроз, Латинская. 1995). Творческая активность самопознания, побуждаемая различными способами Неоднозначных сообщений, измерялась в процессе проведения экспериментальной процедуры, посредством выявления динамики и тенденций происходивших изменений з семантическом пространстве испытуемых, относящихся к разным типам TAC.

Апробация работы

Основные положения и результаты исследования докладывались и обсуждались на V Всероссийской конференции по психотерапии и клинической психологии (Москва, 2002), на V! региональной научно-практической конференции студентов (Челябинск 2003), на мемориальной школе, посвященной 100-летию А.Н. Леонтьеву (Москва, 2003). Материалы диссертации докладывались и обсуждались на заседании кафедры «Общей психологии» Южно-Уральского Государственного Университета (2000, 2001, 2002). По теме исследования опубликовано в печати 5 работ.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Модель Творческой активности имеет два ведущих ортогональных основания: локус детерминации и вид детерминации. В качестве третьего дополнительного основания для построения целостной модели выступает направленность творческой активности.

2. В качестве единицы модели творческой активности выступает «тип творческой активности», образующийся в пространстве пересечения параметров: кау-зальности/акаузальности и внешней детерминации/внутренней детерминации.

3. В сфере внутренней направленности творческой активности существует четыре типа: 1) внешне детерминированный каузальный тип; 2) внутренне детерминированный каузальный тип; 3) внутренне детерминированный акаузальный тип; 4) внешне детерминированный акаузальный тип.

4. Испытуемые, относящиеся к разным типам TAC, отличаются по уровню творческого потенциала и уровню психологической «зрелости» к творческому самопознанию.

5. Побуждение творческой активности самопознания может производиться такими способами как Неоднозначное сообщение. В основании различных форм Неоднозначного сообщения лежат принципы гомоморфизма, инверсии, медиации и синхронистичности.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, четырех глав, выводов, списка литературы и приложений. Работа изложена на 169 страницах, содержит 13 таблиц, 9 рисунков. Список литературы насчитывает 256 наименований, из них 60 на иностранных языках.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы цель, задачи и гипотезы, определены объект, предмет исследования, представлена информация об апробации работы, приведены основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Творческая активность самопознания как предмет психологического исследования» представлен обзор и анализ исследований творческой активности и самопознания. Обзор выполнен таким образом, чтобы можно было приблизиться, а затем, обозначить проблему типов творческой активности самопознания. Акцент сделан на том, что для исследования творческой активности самопознания необходимы основания, которые объясняли бы характер ее проявления в различных аспектах единым образом. Это позволило предложить модель творческой активности самопознания, обобщающую существующие в психологии представления о творческой активности.

В первом параграфе «Современное состояние проблемы творческой активности и самопознания в психологии» проблема творческой активности представлена в контексте четырех аспектов: в познавательной творческой деятельности, в творческом продукте, в творческой направленности личности, в творческом процессе.

В познавательной творческой деятельности творческая активность выступает в качестве детерминирующей составляющей процесса поиска новых знаний и выражается в таких категориях как познавательная активность (Матюшкин, 1972), интеллектуальная активность (Богоявленская, 1983; Крутов, Лисина, 1986), волевая активность (Высоцкий, Селиванов, 1996), творческая активность (Ермолаева-Томина, 1990; Пуфоль-Струзик, 2003), надситуативная активность (Петровский. 1975; Кудрявцев, 1996; Маркина, 2003). Функция динамической образующей процесса интеллектуальной и познавательной деятельности творческой активности реализуется в исследованиях: креативности (Козленке, 1990; Дорфман, 2002; Ковалева, 2002; Гилфорд, 1950; Маслоу, 1957; Торренс, 1965), творческого потенциала (Матюшкин, 1996; Яковлева, 1997), творческих способностей (Дружинин, 1996; Гилфорд, 1967), дивергентного мышления (Дорфман, 2002; Гилфорд, 1950), креативного мышления (Пономарев, 1983). Проблема изучения творческой активности в познавательной творческой деятельности заключается в том, что, являясь имплицитно объясняющей составляющей познавательной творческой деятельности, сама творческая активность не имеет базовых оснований для категоризации.

Дифференцирование форм проявления творческой активности относительно получаемого творческого продукта имеет три тенденции. 1) Разделение творчества на внутренний творческий акт, имеющий значение только для автора, создание творческого продукта рассматривается как воплощение. 2) Творческий продукт как обнаружение творчества вовне, направленный на получение реального продукта, определяется как объективация, или овеществление. 3) Продуктивная реализация творческой активности описывается через снятие оппозиции внешнего продуктивного (для других) и внутреннего (для себя) творчества.

Творческая направленность личности в отечественной психологии изучается в различных аспектах преобразующего влияния внешних и внутренних факторов (Лазурский, 1908; Леонтьев, 1975; Рубинштейн, 1963; Анцыферова. 1981: Абуль-

ханова-Славская, 1981; Шорохова, 1997; Пономарев, 1976, Грязева, 1992; В.А. Петровский, 1996; Яковлева, 1997; Максимова, 2001). Исследовательская творческая активность в концепции A.M. Матюшкина (1989) образует интегральную структуру одаренности. Оригинальную 3-х уровневую объяснительную модель индивидуальных характеристик креативности предложили Л.Я. Дорфман и Г.В. Ковалева (2002). Исходя из концепции «Полимодального Я» рост креативности связан с возрастанием выраженности Я-Авторского, Я-Превращенного и уменьшением выраженности Я-Вторящего (Дорфман, 1997-2002; Ковалева 2002). В зарубежной психологии исследования креативных людей позволили выделить специфический набор особенностей, проявляющихся у творческих личностей: способность смещаться от одних крайностей к другим в континууме одних и тех же черт, проявления чрезмерных флуктуации между состояниями (Барон, Херингтон, 1981; Кишкжентмихалый, 1997; Мартиндейл, 1989; Гудвин, Джемисон, 1990). Проблема изучения творческой активности в аспекте изучения личности заключается в том, как понимается источник, обуславливающий творческую направленность личности, источник мотивации к преобразовательной, инновационной деятельности.

Существует несколько тенденций изучения творческой активности в аспекте исследования творческого процесса. В большинстве теорий, исследующих побуждающие тенденции проявления творческой активности, анализируются два основных параметра: инициация и направление, которые раскрываются в детерминирующей роли мотивации (Матюшкин, 1989; Чистякова, 1991; Яковлева, 1993). И. Пуфоль-Струзик (2003) в структурно-иерархической модели творческой активности личности, выделила и охарактеризовала четыре вида мотивации творческой активности. Представители инновационно-рефлексивного подхода (Степанов, 1990; Семенов, 1990; Варламова, 2002) выделяют три эпистемологические модели представлений об организации творческого процесса. Еще одна тенденция изучения проявления творческой активности описывает природу проявления творческой активности в стратегиях творческого процесса (Энгельмейер, 1910; Уоллес, 1924; Осборн, 1948; Патрик, 1955; Пэрнс, 1962; Де Боно, 1967; Пономарев, 1976; Альтшуллер, 1964; Моляко, 1983). Одной из современных тенденций понимания механизмов проявления творческой активности в творческом процессе является использование категорийного аппарата теории катастроф (Арнольд, 1990; В.А.Петровский, Грязева, 1992; Грязева, 2002) и синергетики (Пригожин, 1990,1991; Николис, 1990;Хакен, 1991).

Творческой активности в каждом из описанных аспектов задается статус явления. Однако априори творческая активность создает условия для проявления в каждом из этих аспектов и, затем в них же реализуется. Поэтому для исследования творческой активности необходимы основания, которые объясняли бы характер ее проявления в каждом из рассмотренных аспектов единым образом.

Проблема самопознания в психологии решается в системе категорий интроспекция, внутренний диалог, самоосмысление, атрибуция, самоанализ (Чеснокова, 1977: Знаков, 2001; Павлюченко, 2002; Романова, 2001). Самопознание часто исследуется наряду с понятиями: самооценка (Ананьев, 1948; Рубинштейн, 1957; Белоус, 1967; Андрущенко, 1979; Ольшанский, 1979; Батурин 1980, 1997; Казан-

цева, 1995; Киршева, Рябчикова, 1995), самоконтроль (В.А. Петровский, Черепанова, 1987), самоотношение (Пантелеев, 1993), самопонимание (Романова, 2001) как атрибут категории самосознание (Мерлин, 1970; Спиркин, 1972; Столин, 1983; Заборовский, 1986). Характерная особенность определения процесса самопознания заключается в том, что, во-первых, источником самопознания является собственная деятельность, во-вторых, источник самопознания имеет два уровня: 1) через формы соотнесения самого себя с другими людьми; 2) через соотнесение знаний о себе в рамках «Я и Я». В зарубежной психологии самопознание определяется как сумма информации о себе, представленная в индивидуальном сознании (Браун, 1988; Козелецкий, 1990; Дымковский, 1993). Приемами самопознания считаются: самонаблюдение, самоосмысление, самоанализ, интроспекция, атрибуция. Творческое самопознание традиционно связывают с рефлексией (Пономарев, 1986; Найденов, 1989; Алексеев, 1991; Зарецкий, 1991; Фролов, 1991; Семенов, Степанов, 1991-2001; Байер, 1993; Варламова, 1994, 2002; Катрич, 1994; По-лищук, 1994, Похмелкина, 1993; Растянников, 1997; Репецкий, 1994; Сухорукой, 1997). Тема о приемах самопознания тесно связана со способами активизирования самопознания. Традиционно стимулом и исходным пунктом творческой активности считается проблемная ситуация, задача (Матюшкин, 1996; Веккер, 2000; Богоявленская, 2001; Фридман, 1963; Торндайк, Дункер, 1965). Форма проблемной задачи может варьироваться от актуального вопроса, до модели проблемной ситуации и творческой задачи.

Перенесение по аналогии основных принципов исследования творческой активности на изучение самопознания позволило создать целостную модель творческой активности самопознания.

Во втором параграфе «Модель творческой активности самопознания» проводится анализ существующих представлений о творческой активности в контексте оснований: локус детерминации, вид детерминации и направленность творческой активности, исходя из которых, предлагается целостная модель творческой активности (ТА). Модель ТА с внутренней направленностью по аналогии с моделью с внешней направленностью обозначена как модель творческой активности самопознания - модель TAC.

Представлено, что основания для построения модели творческой активности находятся в сфере детерминизма. Анализ теоретических и эмпирических исследований творческой активности, в частности изучение вопросов: о локализации детерминации психической, познавательной и творческой активности (Г.Г. Шлет, М.М. Бахтин, Л.С. Выготский, П.Я Гальперин, A.B. Запорожец. А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.П. Зинченко, А.М Матюшкин, В.Ф. Гумбольт, П. Жане, Ж. Пиаже), о процессе развертывания творческой активности, то есть виде детерминации (Пономарев, 1976; Петровский, 1975; Богоявленская, 1983; Моляко, 1984; Маслоу, 1957), о направленности творческой активности (Зарецкий, 1980; Петровский, 1996; Степанов, Семенов, 1980,1990; Варламова, 2002) позволяют выделить для построения модели творческой активности (ТА) следующие основания. Два базовых ортогональных основания: 1. Локус детерминации. 2. Вид детерминации- В качестве третьего основания для построения целостной модели введена дополнительная мерность - это 3. Направленность творческой активности.

Такая трехмерная модель ТА описывает наиболее значимые, по нашему мнению, факторы, обуславливающие все разновидности возникновения и актуальной реализации творческой активности. В качестве единицы модели творческой активности выступает «тип ТА», образующийся в пространстве пересечения параметров: каузальности/акаузальности и внешней детерминации/внутренней детерминации. Не отраженное в табл. 1.1, но подразумеваемое третье измерение в виде направленности активности, позволяет применить модель для всех видов творческой активности, и с внешней направленностью, и с внутренней. По аналогии признаки, выявленные для внешне направленной творческой активности, могут использоваться и для типов ТА с внутренней направленностью, то есть типов TAC.

Таблица 1.1 Модель творческой активности

ВИД ДЕТЕРМИНАЦИИ

КАУЗАЛЬНЫ» АКАУЗАЛЬНЫЙ

I ТИП IV тип

= II внешне детерми- внешне детер-

нированной ка\- минированной

< зальной творче- акаузальной

s ской активности творческой ак-

тивности

ь. II тип III ТИП

£ ? вн\тренне де- внутренне де-

= терминирован- терминирован-

и г-' ной каузальной ной акаузаль-

с творческой ак- ной творческой

тивности активности

Внешней детерминацией творческой активности обычно являются внешние обстоятельства, ситуации, люди, воздействия природной и окружающей среды. Аналогии локу-са внешней детерминации обнаруживаются в таких явлениях как: «первый и второй поток детерминации» (Дорфман, 1997), «локус внешней каузальности» (Хайдер, 1958; Р. де Чармс, 1968), «позитивное и негативное подкрепление» (Торндайк, 1898; Скиннер, 1953), «валентность внешнего по отношению к поведению последствия и связь между поведением и этим последствием» (Левин, 1936; Толмен, 1959). Внутренней детерминацией творческой активности являются внутренняя потребность в самопознании как аккумулятор, заряжающий поисковую активность человека (Матюшкин, 1984), многоуровневые системы установок субъекта. (Узнадзе, 1966; Асмолов, 1996), «causa sui» («причина себя») (В.А. Петровский, 1996), «третий поток детерминации - имманентная детерминация (Дорфман, 1997), «креативная установка» (Маслоу, 1962), «внутренняя мотивация» (Вудвортс, 1918; Уайт, 1959).

Каузальность проявляется в развертывании творческой активности согласно законам формальной логики, «постулату сообразности» (В.А.Петровский, 1992), «принципу детерминизма» (А.В.Петровский, Ярошевский, 1998). Акаузалышсть проявляется в развертывании творческой активности согласно закономерностям неравновесных систем (Пригожин, 1991), принципу «неадаптивности» (В.А.Петровский, 1992), феномену «синхронии» (Юнг, 1957). Акаузальность в настоящем "исследовании раскрывают такие родовые понятия как: «немотивированные действия» (В.А.Петровский, 1996), «дивергенция» (Дорфман, 2002; Гилфорд, 1950), «когнитивная сложность» (Бьери, 1953), «тенденции к флуктуациям между состояниями» (Гудвин, Джемисон, 1990); «феномен творческой невоплощенности как деструктивности» (преобладание неадаптивных проявлений творческой активности) (Максимова, 2001).

Приведены характеристики четырех типов творческой активности с внутренней направленностью - типов TAC.

I тип TAC: каузальность и внешняя детерминация. Человек выступает в качестве субъекта, адаптирующегося в условиях внешней предопределенности. Активность творческого самопознания направлена на актуализацию внутренних ресурсов, способствующих познанию причинных закономерностей деструктивного реагирования на повторяющиеся воздействия внешне локализованного источника проблемы. Продуктом творческой активности самопознания субъекта является процесс генерирования новых возможностей, черпаемых из имеющегося внешнего аналога (модели), обращение к которому позволяет находить до сих пор неиспользованные (не замечаемые) ресурсы. Вариации методов данной модели, как правило, заключены в способах генерирования догадок: прямой перебор, прямые сравнительные аналогии, «мозговой штурм», способность находить гомоморфные связи, моделирование и др.

II тип TAC: каузальность и внутренняя детерминация. Данный тип обусловливается доминирующей внутренней мотивационной ориентацией личности на самопознание. Человек выступает в качестве субъекта, реагирующего на внутри актуализированный локус задач. Каузальной составляющей являются причинные логически увязанные цепочки понимания человеком собственного противоречия как следствия отображения внутреннего несоответствия на внешний мир. Решение становится возможным при инверсивном восприятии проблемы, когда форма становится неконгруэнтной содержанию. Базовым методом творческого самопознания во втором типе творческой активности самопознания является инсайт. Другими методами творческого самопознания в данном типе являются: метафоричное стимулирование мышления: «синектика», «морфологический анализ», метод фокальных объектов» (Альтшуллер, 1963) «рефрейминг» (переобозначение, переформирование), «инверсия» (Пелипенко, Яковенко, 1998).

III тип TAC: акаузальность и внутренняя детерминация. Ключевым моментом проявления внутренней детерминации является надситуативная активность, под влиянием которой субъект, действуя в направлении реализации исходных условий задачи, выходит за их рамки. Сущность акаузальности третьего типа TAC проявляется в явлениях, которые невозможно объяснить законами формальной логики. Это явления, результаты творческой активности которых можно отследить посредством работы со сновидениями, с активным воображением, с образами медитаций. Методы творческого изыскания в третьем типе TAC связаны с измененным состоянием сознания: сон, транс, релаксация. Поэтому многие методы творческого поиска связаны с аутогенной тренировкой (Шультц,1932), активным воображением (Юнг, 1952; Василюк, 1991), трансом (Эриксон, 1980; Райков, 1992), медитацией (Александров, 1997).

IV тип TAC: акаузальность и внешняя детерминация. Внешним локусом детерминации творческой активности самопознания в этом типе выступает любое случайное сочетание детерминирующих объектов, в том числе не структурированные и хаотичные, «синхронистичные» (Юнг, 1952) стимулы. Источником творческого самопознания является трансцендентность (Юнг, 1952; Бинсвангер, 1958; Маслоу, 1957) субъекта. Проявлением акаузальности творческой активности самопознания является избирательность (Матюшкин, 1989) индивида при решении проблем в сфере случайного, неповторимого, беспричинного. Продуктом

творческой активности самопознания является многовариантный и альтернативный результирующий эффект. Этот тип результатов связан с новым уровнем представлений о себе, осознанием своей экзистенции (Бинсвангер,1958; Франкл, 1972). Методами стимулирования творческой активности являются: синхрони-стичное узнавание (Юнг, 1952; Джонсон, 1996), холотропные сессии (Гроф, 1998; Козлов, 2002).

Третий параграф первой главы «Способы побуждения творческой активности самопознания» посвящен описанию способов побуждения творческого самопознания, в частности формам Неоднозначного сообщения.

В исследованиях внешне направленного творческого процесса творческая активность обычно актуализируется под влиянием таких стимулов, как проблемна: задача, игровая деятельность, совместное решение задачи. По аналогии можно предположить возможность использования подобных и других стимулов для внутри направленной творческой активности. Одним из таких стимулов выступает блок специально неоднозначно организованной информации - сообщение, способное побуждать, активизировать («катализировать») творческую активность самопознания. В конце 60-х годов Г. Бейтсон (1969) предложил к исследованию феномен, который он обозначил как «двойное послание». Суть идеи «двойного послания» заключается в существовании многомерности возможных смыслов в коммуникативном неконгруэнтном сообщении. В психологии подобный феномен подробно исследовал и описал JI. Фестингер в Теории когнитивного диссонанса (1998). Присутствие диссонанса (несоответствия как минимум двух элементов друг другу) ведет к поиску новой информации, которая будет обеспечивать познание, соответствующее существующим когнитивным элементам. В.М. Аллах-вердов (2001) обобщает опыт искусства и описывает способы создания противоречий в художественном тексте. В.Г. Грязева (2002) описывает два механизма воздействия художественного произведения: механизм катарсиса и «механизм катастрофической аттракции». В психотерапии мастером неоднозначных сообщений считается М. Эриксон (1964). Его последователи: Дж. Хейли (1963), М. Росси (1997), Дж Гриндер, Р.Бендлер (1974), описывают систему гипнотерапии, во многом основанную на «неоднозначных посланиях». В настоящее время в психотерапии идею неоднозначных предписаний развивает школа «Парадоксальной психотерапии». Вклад в ее развитие внесли П. Вацлавик (1963), Дж. Хейли (1963), М. Сельвини-Палацолли (1978). Разные способы стимулирования творческой активности предлагались: J1.C. Выготским (1968) - закон эстетической реакции (механизм катарсиса); Ю.М. Лотманом (1999) - «механизмы автокоммуникации»; Н.Д. Арутюновой (1999) - «механизмы создания образов, метафор, символов»; К. Ле-ви-Строссом (1970) - принцип медиации; A.A. Пелипенко, И.Г. Яковенко (1998) -«инверсия и медиация как механизмы творчества»; E.H. Князевой, С.П. Курдю-мовым (1994) - интуиция как самодостраивание; К. Юнгом (1957) - идея о син-хронистичности; М. Эриксоном (1976) - приемы активизирования творческих ресурсов подсознания, В.Л. Райковым (1992)-«бодрствующий творческий гипноз».

Все виды подобных сообщений, способствующие побуждению творческой активности можно обозначить как Неоднозначное сообщение. Ключевой момент использования Неоднозначного сообщения в процессе коммуникации заключает-

ся в воздействии неконгруэнтностью информационного послания, многовариант • ностью интерпретации, что приводит к актуализации ресурсов творческой активности. Дифференцируя формы побуждения творческой активности, следует отличать однозначные, многозначные и неоднозначные формы. Неоднозначное сообщение - это сообщение (текст), в смыслосодержании которого адресант (субъект послания) задает (транслирует) неконгруэнтное отношение, между знаковым обозначением (именем) сообщения и описываемой реальностью.

Анализ результатов наблюдений и исследований влияния всех этих способов побуждения творческой активности, позволяет выделить четыре принципа создания различных форм Неоднозначных сообщений и предположить эффект их воздействия на типы TAC.

1. Первый принцип - гомоморфизм

Принцип гомоморфизма обусловливает подобность, идентичность, эквивалентность в смыслосодержании отношений предмета, представляемого посредством знаков (например, слов, жестов, интонации) и предмета, описываемой реальности (Клюев, 2002; Никифоров, 1997; Гордон, 1995). Первый тип TAC в своих стратегиях использует прямой перебор, прямые сравнительные аналогии, способность находить гомоморфные связи (Веккер, 2000), моделирование (Моляко, 1983) классифицирование, что позволяет соотнести его с принципом гомоморфизма в Неоднозначном сообщении.

2. Второй пркнцип - инверсия

Принцип инверсии обусловливает в представлении предмета полюса оппозиции. Полюса находятся в дихотомической связи, поэтому движение творческой активности происходит за счет переворачивания, перекодирования значения предмета, то в контексте одного полюса, то другого полюса (Пелипенко, Яковен-ко, 1998; Ахиезер, 1998; Эриксон, 1974). Результатом проявления творческой активности второго типа TAC является инверсивное восприятие проблемы, способность принять иную (противоположную) точку зрения. При этом методами творческого самопознания во втором типе TAC являются катарсис (Выготский, 1968; Аллахвердов, 2001), инсайт (3. Фрейд, Ф.Перлс) «ага-переживание», основанные на противоречии между формой и содержанием воспринимаемой ситуации (Л. Фестингер, 1999). Эти положения позволяют соотнести второй тип TAC и инверсивную форму Неоднозначных сообщений.

3. Третий принцип - медиация

Принцип медиации (Пелипенко, Яковенко, 1998; Ахиезер, 1998; Леви-Стросс, 1970; Роттенберг, 1999) предполагает динамическое синтезирующее взаимодействие полярных смыслов, благодаря чему происходит снятие полярной оппозиции в представлении предмета. В формах проявления творческого изыскания третьего типа TAC, связанных с измененным состоянием сознания, отмечаются такие феномены, как «смещение», «сгущение» (Фрейд, 1905; Лакан, 1949), снятие бинарных оппозиций. В них мы находим соотношение с медиационной формой Неоднозначных сообщений.

4. Четвертый принцип - синхронистичность

Этот принцип Неоднозначного сообщения находится в сфере парадоксов (Вац-лавик, 1963; Клюев, 200) нонсенсов (Делсз, 1998), «языковых аномалий» (Лрутю-

нова, 1999), «синхронистичности» (Юнг, 1957). Принцип синхронистичности обусловливает возможность одновременной смысловой эквивалентности разнородных, случайностных, причинно не связанных друг с другом в смысловом содержании отношений представлений предмета и предмета реальности. Именно такие стимулы являются побуждающими для четвертого типа TAC, где развитие процесса творческой активности самопознания происходит через неустойчивость, через «флуктуации», через конструктивную неупорядоченность.

Итак, предполагается, что существуют определенные закономерности соответствия Неоднозначных сообщений и типов TAC. Наиболее адекватным для побуждения 1 типа TAC является создание Неоднозначных сообщений по принципу гомоморфизма (подобия). Для побуждения 2 типа TAC - создание Неоднозначных сообщений по принципу инверсии (сравнения - переворачивания). Для побуждения 3 типа TAC - создание Неоднозначных сообщений по принципу медиации (продуцирование смыслов на основе синтеза бинарных смысловых оппозиций). Для побуждения 4 типа TAC - создание Неоднозначных сообщений по принципу синхронистичности.

Эти предположения являются основными гипотезами второй группы задач на • стоящего исследования.

Во второй главе «Экспериментальная процедура и методики исследований творческой активности самопознания» представлена общая схема исследования, описываются методики исследования, экспериментальная процедура и статистический анализ данных.

Исследование проводилось в 2001-2002 гг., в нем приняли участие взрослые люди с высшим образованием и студенты разных вузов г. Челябинска в количестве 98 человек, в возрасте от 17 до 49 лет, среди них мужчин -18(19 %), женщин -80(81 %).

Последовательность процедуры исследования отличалась от процедуры обработки материалов исследования.

Последовательность процедуры исследования этапов

На первом этапе испытуемый выполнял стандартные процедуры двух тестов: теста Роршаха (1921) и теста самоактуализации (САТ, 1995). На втором этапе испытуемый выполнял специально разработанную экспериментальную процедуру, созданную на основе концепции конструктов Дж. Келли (1955). В процессе этой процедуры был задействован модифицированный Цветовой тест отношений (ЦТО) А. Эткинда (1983).

Измерение творческого потенциала тестом Роршаха Стимульный материал теста Роршаха (1921) состоит из 10 стандартных таблиц с черно-белыми и цветными симметрическими слабоструктурированными пятнами. Обработка велась с учетом следующих параметров: W-D-d (тип восприятия), Pop (уровень реалистичных ответов), Ог (уровень оригинальных ответов), F+ (уровень интеллектуального контроля), С (уровень эмоциональной реактивности), Lab (структурная лабильность), Lum (ответы свечение) (Грязева, 1992-1995), m (уровень психофизической активности) и М (уровень интеллектуальной инициативы).

Измерение психологической «зрелости» к творческому самопознанию тестом самоактуализации (CAT) CAT является модификацией опросника личностных ориентации (POI), созданного Э. Шостромом (1963). Самоактуализационный тест (Гозман, Кроз, Латинская, 1995) состоит из 126 пунктов, каждый из которых включает два суждения ценностного или поведенческого характера. Базовые шкалы CAT: шкала компетентности во времени (Тс), шкала поддержки (I). Дополнительные шкапы CAT: шкала ценностных ориентации (SAV), шкала гибкости поведения (Ех), шкала сензитивности к себе (Fr), шкала спонтанности (S), шкала самоуважения (Sr), шкапа самопринятия (Sa), шкала представления о природе человека (Nc), шкала синергии (Sy), шкала принятия агрессии (А), шкала контактности (С), шкала познавательных потребностей (Cog), шкала креативности (Сг).

Экспериментальная процедура исследования творческой активности самопознания

Экспериментальная процедура была создана на основе концепции конструктов Дж. Келли (1955). Процедура построена таким образом, что испытуемый задавал проблемную ситуацию, виртуально создавая и реализуя некоторый проект, актуальный для него в данное время. Испытуемый описывал структуру проблемной ситуации, используя психосемантические атрибуты: объекты и их качества (конструкты). Обязательными объектами были «Объект Я» и «Объект-проблема». Каждый объект и каждое качество испытуемому предлагалось ассоциировать с цветом-стимулом теста цветовых отношений. В процессе экспериментальной процедуры испытуемому давались предварительно созданные задания по управлению, манипулированию Объектом Я. Каждое из заданий представляло заранее приготовленное Неоднозначное сообщение, для создания которого, использовались принципы: гомоморфизма, инверсии, медиации и синхронистичности. После выполнения каждого из заданий испытуемые заполняли оценочные таблицы. То есть в результате у каждого испытуемого было заполнено по четыре таблицы. Управляя, «играя», импровизируя с конструктами, меняя представления о себе (изменяя конструкт «Объекта Я») и об элементах проблемной ситуации, испытуемый включался (или не включался), соответственно типу TAC, в процесс самопознания, что и отражал в оценочных таблицах. Творческая активность самопознания каждого типа TAC исследовалась посредством изучения изменений, происходивших в семантическом расстоянии конструктов испытуемых. Динамика и тенденция изменений в конструктах проявили аюуализированность творческой активности испытуемых посредством: умения видеть проблему, гибкости как умения понять новую точку зрения и отказаться от усвоенной точки зрения, беглости, как умения увидеть в проблеме как можно больше возможных сторон и связей, неожиданности (неадаптивности) реагирования как способности к перегруппировке идей и связей при реагировании на ту или иную форму Неоднозначных сообщений.

Методика создания Неоднозначных сообщений

Формулировка первого задания соответствовала гомоморфичной форме Неоднозначного сообщения. Гомоморфичная неоднозначность в первом задании задавалась путем аналогового сравнения представлений испытуемого о своем проекте и подобия создаваемого в психосемантическом пространстве. Формулировка вто-

poro задания соответствовала инверсивной форме Неоднозначного сообщения. Инверсивная неоднозначность сообщения задавалась посредством рассогласования аффективно-когнитивных представлений об отношении противоположных полюсов конструкта. Формулировка третьего задания соответствовала Meduai¡u-онной форме Неоднозначного сообщения. Медиационная неоднозначность задавалась посредством создания условий, в которых испытуемому нужно было снять оппозицию смыслового представления о времени в конструкте. Формулировка четвертого задания соответствовала синхронистичной форме Неоднозначного сообщения. Синхронистичная неоднозначность задавалась посредством создания таких условий, в которых, с одной стороны, новый конструкт, не имел причинной связи с первоначальным конструктом, с другой стороны, благодаря произведенным трансформациям он (конструкт) являлся его синхронистичным эквивалентом.

Последовательность обработки экспериментальных данных

На первом этапе среди испытуемых были выделены группы, соответствующие четырем типам TAC. На втором этапе проверялась адекватность разделения испытуемых на типы TAC. На третьем исследовалась эффективность воздействия Неоднозначными сообщениями на типы TAC.

Разделение на типы творческой активности самопознания Деление выборки на группы производилось на основе следующих критериев. Первый критерий - «Объект-проблема» задавал принцип разделения испытуемых по основанию внешнего или внутреннего локуса детерминации. Обозначение испытуемым Объекта-проблемы с внешним или внутренним локусом, позволяло отнести его к одному из оснований в модели TAC. Второй критерий разделения испытуемых по основанию вида детерминации: каузальности и акаузальности базировался на анализе цветового соотнесения объектов и значимых качеств (на базе ЦТО). Если испытуемый причинно привязывал один и тот же цвет и к объекту и к одному из качеств, которым этот объект характеризовался, то его относили к каузальному типу. Соответственно, если у испытуемого не существовало причинной связи между цветовым отношением в конструкте объекта и качества, то его относили к акаузальному типу. Затем, согласно ортогональным пересечениям, каждый из испытуемых был отнесен к одному из четырех типов TAC. В результате чего выделены группы соответственно типам TAC.

Проверка адекватности первичной диагностики типов творческой активности самопознания

Проверка адекватности выделения типов TAC осуществлялась путем сравнения показателей творческого потенциала, исследуемого тестом Роршаха и психологической «зрелости» к творческому самопознанию, исследуемой тестом самоактуализации (CAT) у представителей разных типов TAC.

Проверка эффективности побуждения творческой активности самопознания Неоднозначными сообщениями

Критерий Джонкира позволил проверить, какие из форм Неоднозначных сообщений являются побуждающими способами творческой активности самопознания у каждого из типов TAC. Критерий тенденций Пейджа использовался для изучения Объекта Я, Объекта-проблема, Объекта №3 и Объекта №6, что позво-

лило охватить практически все пространство конструктов испытуемых. Критерий Пейджа позволил на основе выявления тенденции изменений семантического расстояния проверить «чувствительность» каждого из типов TAC к той или иной форме Неоднозначных сообщений.

Статистический анализ данных

Стандартное отклонение (t - критерий Стьюдента) использовался для сравнения результатов творческого потенциала и психологической «зрелости» к творческому самопознанию испытуемых разных типов TAC.

Изменение характера конструктов отслеживалась, посредством вычисления семантического расстояния между координатами конструктов после выполнения каждого задания. Для этого использовалась классическая формула семантического дифференциала.

С помощью критерия Джонкира проверялась динамика изменений значений семантического расстояния между качествами «Объекта Я» в каждом из типов TAC при предъявлении инверсивной, медиационной и синхронистической форм Неоднозначных сообщений. С помощью критерия Пейджа проверялась тенденция изменений индивидуальных показателей семантического расстояния между качествами объектов «Я», «Проблема», «№3», «№6», выбранных самим испытуемым, от первого задания к четвертому.

Вычисления производились с помощью программного пакета «Statistica 5.0 for Windows».

В третьей главе «Исследование модели творческой активности» описываются результаты, полученные при решении второй и третьей задач исследования. Вторая задача заключалась в том, чтобы эмпирически доказать существование типов TAC путем выделения среди испытуемых групп, в соответствии с типами TAC. Третья задача заключалась в том, чтобы провести проверку адекватности эмпирического выделения групп, соответствующих типам TAC посредством сравнения показателей творческого потенциала и показателей психологической «зрелости» к творческому самопознанию представителей разных типов TAC.

В первом параграфе «Первичная диагностика Творческой активности самопознания» излагаются результаты выделения в выборке испытуемых, относящихся к различным типам TAC.

Сначала для общего количества испытуемых (98 человек) произведен расчет средних значений и среднего квадратичного отклонения общего количества ответов. В результате чего 4 человека отчислены из общей выборки в связи с отсутствием значимых средних значений.

В результате экспериментальной процедуры разделения испытуемых по основанию локус детерминации совокупность испытуемых (общее количество 94) разделена на две группы:

1) испытуемые с внешней детерминацией - 51 человек;

2) испытуемые с внутренней детерминацией - 43 человека.

В результате экспериментальной процедуры разделения испытуемых по основанию вид детерминации совокупность испытуемых была разделена на три группы:

!) испытуемые с высокой каузальностью - 46 человек;

2) испытуемые с высокой акаузальностью - 40 человек;

3) испытуемые с неопределенным видом детерминации - 8 человек (в дальнейшем исключены из обработки).

Затем, согласно ортогональным пересечениям, каждый из испытуемых был отнесен к одному из четырех типов TAC. В результате чего образованы четыре группы, соответственно типам TAC.

Во втором параграфе «Изучение типов Творческой активности самопознания» излагаются и обсуждаются результаты исследований адекватности выделения типов TAC. Результаты тестов Роршаха и CAT позволили дополнить характеристики каждого из типов TAC.

Результаты сравнения показателей по тесту Роршаха представлены в табл. 1.3.

Таблица?.!

Среднее арифметическое оценок и стандартное отклонение показателей

теста Роршаха

Тип TAC Тип I Tun 2 Тип 3 Тип 4 1-Ст„ 1 н2 тип t-Ст., 1иЗ ТИП (-Ст., 2 я 4 ТИП 1-Ст„ 3 и 4 ТИП «-Ст., 1 и 4 тип

Пока за-1г.1ь и s и s и $ № S

F 59.41 7,14 62.79 6.26 6731 6.17 71,11 8,75 1,64 3,05" 3,06** 13 1.44

М 2.74 2,39 4.55 3.79 835 «f» 5,65 532 № 2,86" 035 134 1,70

m 5,71 8.55 4.11 4,67 7,06 5,91 11,11 14,93 0,66 0,14 1,78 1,04 1,11

W 5,98 3,31 9.81 5,87 15.03 9,56 18,43 I7J3 0,7» 3.07" 137 0,71 2,44«

D 60 34 8.96 53,81 934 56,72 12.82 61,97 12,85 238* 0,7» 2,21" и 0,14

i 33.67 10.91 37,13 1336 28.24 16,87 1939 12,15 0,92 0,92 33*" 1,73 3,12"

Lum 0,32 0,78 1,71 1.82 3,20 4,14 1.64 3,71 33" 236* 0,06 1,17 UI

Lab 039 0,91 1,75 ■ 32 2J6 165 3,61 238 3,09" 2,43* 233* М 4,1«*«

Pop 10.53 7,28 15.35 5,62 21,61 8,22 21.82 5,75 2,42' 3,46** ■3,17" 0,08 43"«

Or 0,7« 136 2.19 2,47 4.04 2,95 4,08 334 2.23* 238* 133 0.03 2,06

С 2,87 2,56 4,7 4,15 6,38 *М 9.1 334 1,74 V , 1,94 2,95** 63'"

ц - среднее арифметическое оценок; s — стандартное отклонение;

* а <0,05, ** а <0,01, *** а <0,001.

Для испытуемых, относящихся к 4 типу TAC, характерными являются высокая степень структурной лабильности (Lab), что предполагает способность к сочетанию несочетаемого в мышлении и воображении, в игре между фигурой и фоном, формой и содержанием, в процессе восприятия и обработки информации. При высоком уровне интеллектуального контроля (F+) высокое значение эмоциональной реактивности (С) является показателем интеллектуально-аффективной подвижности и гибкости типа восприятия представителей 3 и 4 типов TAC. Характерные для испытуемых, принадлежащих, к 3 и 4 типам TAC комбинированные ответы (W) при высоком показателе (F+) говорят о высокой интеллектуальности, ярком воображении, о способности испытуемых к синтезу. Отличительным для испытуемых, относящихся к 3 типу TAC, стоит отметить показатель М (уровень интеллектуальной инициативы), присущий субъектам с творческим воображением, имеющим склонность к рефлексии, внутренней активности, которая противопоставляется активности внешней, отражаемой в тесте Роршаха параметром С (уровень эмоциональной реактивности). При этом именно параметр С (уровень эмо-

циональной реактивности) явился значимым для субъектов, относящихся к 4 типу TAC. Значимые отличия 1 типа TAC от 4 и 3 типов отмечены по параметру W - d (тип восприятия). В отличие от W - показателя, свойственного 4 и 3 типу (индикатор тенденции к ассоциативной и вообще усложненной деятельности, абстрактной или комбинационной), d - показатель, свойственный 1 типу, говорит о способности к тонкому, детальному различению, аналитическому мышлению.

Согласно полученным результатам, испытуемые с характеристиками, соответствующими 2 типу TAC по нашей классификации имеют более высокие показатели, чем испытуемые, относящиеся к 1 типу TAC, по параметрам: D (практичный тип восприятия), Pop (уровень реалистичных ответов), Or (уровень оригинальных ответов), Lum (ответы свечения) и Lab (структурная лабильность). Не обнаружено значимых различий между показателями испытуемых, относящихся к 3 и 4 типам TAC. Хотя значимость, проявившаяся у представителей 3 типа TAC, в показателях М (уровень интеллектуальной инициативы), а у представителей 4 типа TAC в показателях С (уровень эмоциональной реактивности) позволяет констатировать адекватность их разделения по основанию локуса детерминации. Потому что именно соотношение С:М у Роршаха являлось показателем доминирующего проявления локуса активности.

Испытуемые, относящиеся к 3 и 4 типам TAC, имеют более высокие показатели, чем испытуемые 1 и 2 типов по параметрам: W (синтезирующий тип восприятия), Pop (уровень реалистичных ответов), От (уровень оригинальных ответов), F+ (уровень интеллектуального контроля), С (уровень эмоциональной реактивности), М (уровень интеллектуальной инициативы) и Lab (структурная лабильность). На основании полученных результатов можно сделать вывод, что обнаруженные различия по параметрам творческого потенциала лиц, относимых к типам 1,2,3 и 4, подтверждают адекватность эмпирического разделения испытуемых по типам TAC.

Адекватность первичного разделения на типы TAC была проверена также путем сопоставления характеристик измерения психологической «зрелости» к творческому самопознанию у представителей различных типов TAC. Измерение психологической «зрелости» проводилось с помощью теста самоактуализации (CAT, 1995).

Как видно в табл. 3.2, коэффициенты различий средних величин значимы на уровне а <0,001 по шкале Sy (синергии) при сравнении 1 и 4, 2 и 4 типов TAC. Коэффициенты различий средних значимы на уровне а <0,01 по шкалам Sr (самоуважения) и Сг (креативность) при сравнении 1 и 3 типов TAC. Коэффициент ы различий средних значимы на уровне а <0,05 по шкапам SAV (ценностных ориентации) и Сг (креативность) при сравнении 1 и 4, 1 и 2 типов TAC. Результаты анализа различий в средних оценках no t - критерию Стьюдента подтверждают значимое отличие испытуемых, принадлежащих ко 2 типу TAC от испытуемых, относящихся к 1 типу TAC по шкале Сг (креативность). Отличие испытуемых, принадлежащих к 3 и 4 типам TAC, от испытуемых, относящихся к 2 и 1 типам TAC, по шкалам Sy (синергия), Сг (креативность), SAV (ценностных ориентации) и Sr (самоуважения). Субъектов, относящихся к 3 и 4 типам, отличает превосходство

по шкале синергия, то есть способность преодолевать дихотомическую полярность смыслов.

Таблица 3.2

Среднее арифметическое оценок и стандартное отклонение показателей теста

I Ти" 1 1 T*C ! Тип 1 i ! Тип 2 ТипЗ Тип 4 t-Cr, 1 и2 тип t-Ст, 1иЗ ТИП t-Ст, 2 и4 ТИП t-Ст, 3 и 4 тип t-Ст. 1 М4 тип

1 Шьз- | м 1 1 1 лы i . ! s " ¡ S С s С s

1 b\V j 10.87 j 3.34 12 j 2,89 1233 2.53 13 2.31 1,25 1,44 1Д8 0,88 2,17*

1 Sr | 8.94 j 2,85 9,7 | 2,01 IIJ 2,42 I0JS 2,47 1.04 2,91" 1.14 136 1,66

| Ьа | 11.-5 2.87 12,1 i 3.93 12,2 2,83 13,05 4J6 0,17 0,74 0,48 0,73 0,93

| S) | 3,62 j 1,45 ¡ 3,5 ; 0.98 3,72 4,24 _ 0.83 0J2 0,45 8,22*" 1,73 злт"

I fr i 5,5 1 2,69 1 7.44 ¡ 3,14 1 1 7,22 1.66 ¡ 7,9 .1 2.73 2,22* 3.01" 0.46 0,97 2,73*

ц - среднее арифметическое оценок; s - стандартное отклонение; * а <0,05. ** а <0,01, *** а <0,001.

Результаты CAT еще раз подчеркивают выраженность отличия творческой направленности личности (креативность) испытуемых, принадлежащих к 1, 2, 3 и 4 типам TAC. Представителей 3 и 4 типов TAC явно отличает система ценностных ориентаций, которая определяет философское отношение к жизни, согласие с собой (самоуважение, самопринятие), со своей биологической природой, принятие социальной жизни и физической реальности. Полученные результаты свидетельствуют о значимом различии испытуемых разных групп только по трем из четырнадцати шкал CAT. Обнаруженные различия в шкалах креативности, синергии, ценностных ориентаций геста самоактуализации у испытуемых, принадлежащих к различным типам TAC, частично подтверждают адекватность разделения испытуемых по типам TAC по критерию психологической «зрелости» к творческому самопознанию.

В третьем параграфе были обсуждены результаты третьей главы. На основании полученных результатов были сделаны следующие выводы. Во-первых, получили эмпирическое подтверждение теоретические основания для создания модели творческой активности самопознания. Во-вторых, подтверждена адекватность выделения среди испытуемых групп соответственно четырем типам TAC по критерию творческого потенциала и частично психологической «зрелости» к творческому самопознанию. В-третьих, было дополнено стереометрическое описание характеристик каждого из типов TAC. Субъекты, относящиеся к первому типу TAC, более других типов склонны к конкретизации стимулов окружающей действительности (d). к анализу и дифференциации исследуемых, познаваемых предметов. При высоком показателе уровня интеллектуального контроля они способны находить творческие решения в задачах рационального характера, соответственно в самопознании они более успешны в контексте когнитивного, рационально-эмотивного и когнитивно-поведенческого подходов. Субъектам, относящимся ко

второму типу TAC, так же характерен конкретно-практический склад мышления для аналитической обработки информации. При этом более выраженная, чем у субъектов первого типа способность к рефлексии F:M:C, предполагает, что субъекты данного типа творческую активность самопознания, например, при решении личностных проблем проявят в психоаналитических подходах, в том числе гран-зактном и гештальт- направлениях. У субъектов, относящихся к третьему типу TAC, чаще, чем у других, встречаются показатели одаренности: высокий уровень интеллектуальной инициативы (М), ответы-свечения (Lum), уровень оригинальности ответов (Or), по тесту Роршаха, шкала самоуважения (Sr) по тесту CAT. Эти показатели характеризуют субъектов третьего типа, больше чем других в способности к продуктивной преобразовательной творческой деятельности (Тейлор, 1959). В творческом самопознании они более успешны в подходах использующих символизм, мифы, вербальную суггестию, структурный анализ, системный анализ. Субъекты, относящиеся к четвертому типу TAC, больше чем другие типы, отличаются амбивалентностью полученных результатов. Для них характерны высокие показатели синергии (Sy), ценностных ориентации (SAV) по CAT, высокие показатели по дихотомичным индексам теста Роршаха: уровень популярных ответов (POP) и уровень оригинальных ответов (Or), соотношение экстратензии (С:М) и интроверсии (М:С). На основании чего можно сделать вывод, что для них характерны противоречия, «катастрофность» и флуктуации в способах переживаний и решения личностных проблем. Поэтому в творческом самопознании они более успешны в экзистенциальном подходе, холотропных сессиях, дзен-подходе.

Использование типологии творческой .активности дает возможность строить психологическую стратегию последовательно и адекватно для соответствующего типа клиента. Тем самым, помогая клиенту направить поисковую активность решения проблемы по наиболее эффективному пути.

В четвертом параграфе «Единый механизм творческой обработки информации в модели Творческой активности самопознания» обсуждается теоретическая и практическая значимость использования модели Творческой активности самопознания.

Результаты данной главы указывают на некоторый единый механизм развертывания творческой активности у испытуемых: от 1 к 2, от 2 к 3, от 3 к 4 типам. Этот механизм в данном исследовании проявился в возрастании таких индексов теста Роршаха как: синтезирующий тип восприятия, структурная лабильность, уровень популярных и оригинальных ответов, в высоких показателях по шкалам CAT: способность синергично взаимодействовать с окружающей действительностью, креативная направленность личности, самоуважение и шкале ценностных ориентации. Во многих исследованиях психических процессов, связанных с обработкой информации, можно обнаружить, описание феноменов выхода за нормы, нарушений симметрии, аномалий, «мутаций информации». Такими отклонениями являются: синестезия, интерференция, агглютинация, смысловые мутации, дивергент-ность, эмерджентность, инверсия, медиация, парадокс, нонсенс, синергия. При этом, изучая разные психические процессы, выделяются разные феномены, и не улавливаются между ними аналогии проявления единого механизма. В модели творческой активности удается выделить этот единый механизм в качестве опо-

средованного звена для всех уровней творческой обработки информации. Как только уровень описания данного механизма доходит до высшей категории «творческая активность», появляется понимание возможности его полезного применения.

Таким образом, модель Творческой активности самопознания описывает единый механизм творческой обработки информации, существующий на разных уровнях от ощущений до высших форм психических процессов: восприятия, мышления, речи.

В четвертой главе «Побуждение творческой активности самопознания»

описываются результаты, полученные при решении четвертой и пятой задач исследования. Четвертая задача заключалась в том, чтобы проверить эффективность побуждения творческой активности самопознания у каждого из типов TAC с помощью специальных способов, таких как Неоднозначное сообщение. Пятая задача заключалась в том, чтобы выявить особенности способов побуждения творческой активности самопознания у каждого из типов TAC.

В первом параграфе «Побуждение творческого самопознания посредством воздействия различными формами Неоднозначных сообщент~i» излагаются и обсуждаются результаты исследований эффективности побуждающего воздействия Неоднозначных сообщений на творческую активность самопознания испытуемых, относящихся к разным типам TAC.

Динамика изменения значений семантического расстояния между качествами «Объекта Я» при предъявлении разных форм Неоднозначных сообщений в разных выборках проверялась с помощью критерия Джонкира. Так как верхний порог количества испытуемых для расчета критерия Джонкира составляет не более 10 наблюдений, то в каждой из четырех групп выборки, соответствующего типа TAC случайным способом были выбраны по десять испытуемых. В связи с тем, что динамика рассчитывалась на основе изменения значений семантического расстояния между качествами объектов при переходе от первой оценочной таблицы ко второй, от второй к третьей и от третьей к четвертой, то данные изменения не рассчитывалась для гомоморфичного сообщения.

Инверсивное сообщение.

S,Mn= 138 (SKp — 138 и 195 при р < 0,05 и 0,01 соответственно). При проведении данного исследования динамика изменений значений семантического расстояния между качествами «Объекта Я» при реагировании испытуемых разных типов TAC на инверсивную форму Неоднозначного сообщения является неопределенной. Хотя эмпирическое значение критерия Джонкира находится в зоне неопределенности, динамика частично проявилась у испытуемых, относящихся ко 2 и 3 типам . TAC.

Медиационпое сообщение.

S1vt,= 250 (Skp- 138 и 195 при р < 0,05 и 0,01 соответственно). При проведении данного исследования была выявлена динамика изменения значений семантического расстояния между качествами Объекта «Я» при реагировании испытуемых на медиационную форму Неоднозначного сообщения при переходе от выборки к выборке разных типов TAC. Это доказывает, что медиационная форма Неодно-

злачного сообщения побуждает творческую активность самопознания, различающуюся по характеру реагирования испытуемых, принадлежащих разным типам TAC. Показатели динамики изменений семантического расстояния особенно значимы у испытуемых, принадлежащих к 3 и 4 типам TAC.

Синхронистичное сообщение.

S-mn= 394. (S,p— 138 и 195 при р < 0,05 и 0,01 соответственно). При проведении данного исследования была выявлена динамика изменений значений семантического расстояния между качествами «Объекта Я», измеряемого при реагировании испытуемых на синхронистичную форму Неоднозначного сообщения при переходе от выборки к выборке разных типов ТА С. Это доказывает, что синхронистич-ная форма Неоднозначного сообщения побуждает творческую активность самопознания, различающуюся по характеру реагирования испытуемых, принадлежащих разным типам TAC. Показатели динамики изменений семантического расстояния особенно значимы у испытуемых, принадлежащих 4 типу TAC.

Полученные результаты подтверждают гипотезу исследования о том, что творческую активность самопознания соответствующего типа TAC, побуждает определенная форма Неоднозначного сообщения.

Во втором параграфе «Чувствительность» типов Творческой активности самопознания к разным формам Неоднозначных сообщений» обсуждаются результаты исследований изменения пространства конструктов испытуемых разных типов TAC, при реагировании на Неоднозначные сообщения разных форм.

Сводные результаты по критерию Пейджа представлены в табл.4.1. Для испытуемых, относящихся к 1 типу TAC, тенденция изменений величин индивидуальных показателей семантического расстояния между качествами Объекта Я, Объ-екта-проблема, Объекта №3 и Объекта №б от первого задания к четвертому является случайной. В то время как для испытуемых, относящихся ко 2,3,4 типам TAC, тенденция изменений величин индивидуальных показателей семантического расстояния между качествами каждого из анализируемых объектов (кроме объекта №6 третьего и четвертого типов, где L*,„ = 147 и 149) от первого задания к четвертому является значимой (не случайной).

Таблица 4.1

Тенденции изменений величин индивидуальных показателей семантического расстояния между качествами «Объекта Я», «Объекта Проблема», каждого третьего и каждого шестого объекта (N = 48)

Тип TAC Эмпирическое зяачеипе коэффициент* Пейджа (L,*..).

Объект Я Объект-проблема Объект Ш Объект №6

I 146 144 147 146

II 162*** 162*** 159** 162***

III 163*** 159** 158** 147

IV 161*** 162*** 162*** 149

L.P- 153 прир<0,05,156прир<0,01,160прир<0,001;

* р < 0,05; »• р< 0,001; ***р< 0,001.

Опишем подробно результаты по каждому типу TAC.

Первый тип TAC. Так как в экспериментальной процедуре не обрабатывались ответы на гомоморфичное Неоднозначное сообщение, то можно говорить только о косвенном подтверждении исследуемой гипотезы о том, что для побуждения творческой активности самопознания у субъектов, принадлежащих к I типу TAC, наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу гомоморфичности.

Второй тип TAC. Результаты подтвердили гипотезу о том, что для побуждения творческой активности самопознания у субъектов, относящихся ко 2 типу TAC, наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу инверсии.

Третий тип TAC. Результаты подтвердили гипотезу о том, что для побуждения Творческой активности самопознания у субъектов, относящихся к 3 типу TAC, наиболее адекватным является создание Неоднозначных сообщений по принципу медиации. При этом субъекты, относящиеся к 3 типу TAC, отреагировали также на Неоднозначные сообщения инверсивной формы.

Четвертый тип TAC. Результаты подтвердили гипотезу о том, что для побуждения творческой активности самопознания у субъектов, относящихся к 4 типу TAC, наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу синхронистичности. При этом субъекты, относящиеся к 4 типу TAC, оказались «чувствительны» также к инверсивной и медиационной формам Неоднозначных сообщений.

Полученные результаты указывают на гетерархическую структуру модели TAC. Этот вывод можно сделать, отметив, что каждый тип TAC, реагирует, как на соответствующую ему, так и на предыдущую форму Неоднозначного сообщения (см. табл.4.2.). Представление о гетерархической структуре модели TAC позволяет утверждать о существовании закономерности последовательного развертывания творческого самопознания субъекта.

Таблица 4.2

Реагирование типов TAC на Неоднозначные сообщения

Неоднозначное сообщение Тип TAC

I II га IV

Инверсивное - + + +

Медиаиионное - - + +

Сннхронпстичиос - - - +

Субъект, относящийся к 1 типу TAC, имеет потенциал только гомоморфичных форм неоднозначности, и для него оказываются недоступными инверсивные, ме-диационные и синхронистичные формы побуждения TAC. Субъект, относящийся ко 2 типу TAC, имеет потенциал гомоморфичных и инверсивных форм Неоднозначных сообщений, и для него оказываются недоступными медиационные в синхронистичные формы побуждения TAC. Субъект, относящийся к 3 типу TAC, имеет потенциал гомоморфичных, инверсивных и медиационных форм Неоднозначных сообщений, и для него оказываются недоступными синхронистичные

формы побуждения TAC. Субъект, относящийся к 4 типу, имеет потенциал всех четырех форм Неоднозначных сообщений. При этом, скорее всего, гомоморфич-ную форму побуждения субъекты четвертого типа игнорируют, хотя и имеют потенциал реагирования на нее.

Таким образом, гетерархическая структура модели TAC указывает на то, что субъекты, относящиеся к большему номинальному типу TAC, обладают потенциалом реагирования на Неоднозначные сообщения, адекватные для субъектов, с меньшим номинальным типом.

В третьем параграфе «Практическое использование Неоднозначных форм побуждения» дается обоснование практического аспекта полученных результатов > исследования Неоднозначных сообщений.

Введено различие между естественными и искусственными Неоднозначными сообщениями. Естественная форма Неоднозначного сообщения содержится в неосознаваемых неконгруэнтных формах коммуникативных сообщений. В связи с этим, задаваемое ненамеренно оно случайным образом, либо способствует творческому поиску, либо задает деструктивное замешательство. Искусственное (психологическое) Неоднозначное сообщение - это специально продуманное сообщение от адресанта (психолога) адресату (клиенту), структура которого строится (с использованием принципов гомоморфизма, инверсии, медиации, синхронистич-ности), таким образом, чтобы побудить творческую активность самопознания адресанта (клиента).

Построенное на основе одного из четырех принципов Неоднозначное сообщение может использоваться как инструмент и как объект исследования. Неоднозначные сообщения могут входить в практический инструментарий, например, психолога, педагога, драматурга для побуждения творческой активности в раз, личных сферах коммуникаций. В психологическом взаимодействии «психолог -клиент» побуждение творческой активности самопознания клиента Неоднозначными сообщениями могут способствовать поиску новых/иных решений личностной проблемы клиента.

Формы Неоднозначных сообщений, могут быть предметом исследования психологии искусства, в частности художественных произведений.

В смежных с психологией областях науки, изучающих процесс коммуникации, идеи о дифференцировании Неоднозначных сообщений также могут найти свое применение в исследованиях феномена неоднозначности.

1. На основе анализа теоретических и эмпирических исследований предложена целостная модель творческой активности. Базовыми ортогональными основаниями для создания модели творческой активности являются локус внешней/внутренней детерминации и вид каузально/акаузальной детерминации, которые дополняются основанием направленности творческого процесса на себя и вовне. Модель творческой активности с направленностью на себя обозначена как модель Творческой активности самопознания (TAC).

2. Эмпирическим путем в выборке выделены группы, соответствующие четырем типам TAC. Адекватность разделения подтверждена путем сравнения показа-

телей творческого потенциала и частично психологической «зрелости» к творческому самопознанию испытуемых, относящихся к разным типам TAC. Субъектов с большим номинальным типом отличают более высокий творческий потенциал, большая терпимость к противоречиям и неоднозначности в информации, большая способность к синергии, более богатая гамма смысловой неопределенности, неоднозначности, хаотичности детерминирующих стимулов, «катастрофность» и флуктуации в способах переживаний и решениях личностных проблем.

3. Модель творческой активности описывает единый механизм творческой обработки информации, существующий на разных уровнях: от ощущений до высших форм психических процессов, таких как восприятие, мышление, речь.

4. Модели TAC имеет гетерархическую структуру, где каждый тип находится не только в отношении соподчинения, но и в отношении взаимообусловленности. Тенденция развития происходит от первого типа ко второму, от второго к третьему, от третьего к четвертому. Субъекты, относящиеся к большему номинальному типу TAC, обладают потенциалом реагирования на Неоднозначные сообщения, адекватные для субъектов, с меньшим номинальным типом.

5. В исследовании впервые дано обоснование закономерностей дифференцированного использования Неоднозначных сообщений в качестве способа побуждения творческой активности самопознания. Подтвердилась гипотеза о том, что для второго, третьего и четвертого типов TAC характерна своя форма Неоднозначных сообщений. Для побуждения творческой активности у субъектов, относящихся ко второму типу TAC адекватно использовать Неоднозначные сообщения, созданные по принципу инверсии. Для побуждения творческой активности самопознания у субъектов, относящихся к третьему типу TAC - Неоднозначные сообщения, созданные по принципу медиации, четвертого типа TAC - Неоднозначные сообщения, созданные по принципу синхронистичности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора

1. Психотерапия и психологическое консультирование как творческий процесс // Душевное здоровье человека - духовное здоровье нации. Материалы V Всероссийской научно-практической конференции по психотерапии и клинической психологии. - М.: Издательство Института психотерапии и клинической психологии, 2002. - С. 260- 262.

2. Психологическое консультирование и творческий процесс // Психология и школа. - 2003. - №2. - С.20- 26.

3. Метапрограмма // Путеводитель по НЛП: Толковый словарь терминов. - Челябинск: «Библиотека А. Миллера», 2001. - С. 82- 86.

4. Речевые обороты. Речь и вербальные модели И Путеводитель по НЛП: Толковый словарь терминов. - Челябинск: «Библиотека А. Миллера», 2001. - С. 164— 177.

5. Творческое самопознание в процессе психологического консультирования // Известия Челябинского научного центра УрО РАН. - 2003. http://www.sci.urc.ac.ni/news/2003# 1 (19)апрель-май.

Морозов Вадим Валерьевич

ТВОРЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ САМОПОЗНАНИЯ И СПОСОБЫ ЕЕ ПОБУЖДЕНИЯ

Специальность 19.00.01 - «Общая психология, психология личности, история психологии»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Издательство Южно-Уральского государственного университета

ИД № 00200 от 28.09.99. Подписано в печать 27.05.2003. Формат 60x841/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,39. Уч.-изд.л. 1,25. Тираж 100 экз. Заказ 159 / 230.

УОП Издательства. 454080, г. Челябинск, пр. им. В.И. Ленина, 76.

¥1102 1 2QQ3-A

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Морозов, Вадим Валерьевич, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТВОРЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ САМОПОЗНАНИЯ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

1.1. Современное состояние проблемы творческой активности и самопознания в психологии.

1.1.1. Творческая активность и познавательная творческая деятельность.

1.1.2. Творческая активность и творческий продукт.

1.1.3. Творческая активность и творческая направленность личности

1.1.4. Творческая активность и творческий процесс

1.1.5. Самопознание как предмет исследования.

1.2. Модель творческой активности самопознания.

1.2.1. Творческая активность и локус детерминации.

1.2.2. Творческая активность и вид детерминации

1.2.3. Направленность творческой активности.

1.2.4. Типы творческой активности самопознания.

1.3. Способы побуждения творческой активности самопознания.

1.3.1. История исследований неоднозначности как способа побуждения творческой активности.

1.3.2. Формы неоднозначного побуждения творческой активности самопознания.

1.4. Постановка проблемы и задач исследования.

ГЛАВА 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ПРОЦЕДУРА И МЕТОДИКИ . . 74 ИССЛЕДОВАНИЯ ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ САМОПОЗНАНИЯ

2.1. Общая схема исследования.

2.2. Участники исследования.

2.3. Последовательность проведения экспериментальной процедуры.

2.4. Методики.

2.4.1. Методика измерения творческого потенциала тестом Роршаха.

2.4.2. Измерение психологической «зрелости» к творческому самопознанию тестом Самоактуализации (CAT).

2.4.3. Экспериментальная процедура исследования творческой активности самопознания. ф 2.4.4. Методика создания Неоднозначных сообщений.

2.5. Последовательность обработки экспериментальных данных.

2.5.1. Разделение на типы Творческой активности самопознания.

2.5.2. Проверка адекватности первичной диагностики типов Творческой активности самопознания.

2.5.3. Проверка эффективности побуждения творческой активности самопознания Неоднозначными сообщениями.

2.6. Статистический анализ данных.

ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ МОДЕЛИ ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ САМОПОЗНАНИЯ.

3.1. Первичная диагностика Творческой активности самопознания.

3.2. Изучение типов Творческой активности самопознания.

3.2.1. Типы Творческой активности самопознания и творческий потенциал

3.2.2. Типы Творческой активности самопознания и психологическая «зрелость» к творческому самопознанию.

3.3. Обсуждение.

3.4. Единый механизм творческой обработки информации в модели Творческой активности самопознания. ф

ГЛАВА 4. ПОБУЖДЕНИЕ ТВОРЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ

САМОПОЗНАНИИЯ.

4.1. Побуждение творческой активности самопознания посредством воздействия различными формами Неоднозначных сообщений.

4.2. «Чувствительность» типов Творческой активности самопознания к разным формам Неоднозначных сообщений

4.3. Практическое использование неоднозначных форм побуждения.

Введение диссертации по психологии, на тему "Творческая активность самопознания и способы ее побуждения"

Актуальность исследования.

Традиционно в психологии процесс творчества изучается в контексте реализации потенциала индивида во внешне продуктивной деятельности (Рубинштейн, 1957; Тихомиров, 1969; Пономарев, 1976; Матюшкин, 1972; Рождественская, 1980; Мейлах, 1980; Моляко, 1994; Холодная, 1996; Брушлинский, 1994; Дорфман, 1997; Вяткин, 2000; Гилфорд, 1967; де Боно, 1990; Айзенк, 1995). Однако, очевидно, что не менее важным является исследование процессов, происходящих внутри индивида и направленных на совершенствование внутреннего мира человека и творческий поиск при решении «внутренних» проблем (Петровский, 1975; Богоявленская, 1983; Грязева, 1993; Степанов, 1991; Варламова, 2002). В то же время, в исследованиях, посвященных самопознанию, изучаются его обычные, нормативные формы, такие как интроспекция, внутренний диалог, осмысление, атрибуция (Мерлин, 1971; Чеснокова, 1977; Знаков, 2001; Романова, 2001, Браун, 1988; Дымковский, 1993). И практически не затрагивается аспект творческого самопознания (Степанов, 1991; Варламова, 2001). Вместе с тем именно это является предметной задачей практической психологии, для которой необходимы конкретные методы, стимулирующие человека (клиента) к самопознанию, к поиску внутренних ресурсов. Поскольку для решения «внутренних» проблем важно постичь нечто новое в себе, что может обеспечить творческий «прорыв», выводящий человека на качественно иной уровень самовосприятия, самопонимания и самореализации.

Для большинства психологов, очевидно, что процесс психологического взаимодействия «психолог - клиент» - это процесс творческого поиска двух субъектов, который предполагает проявление внутренне ориентированной творческой активности самопознания клиента, и внешне ориентированной творческой активности психолога. Несмотря на это в психотерапии и психологическом консультировании до сих пор не существует специально выделенной области научного анализа, направленного на изучение закономерностей процессов терапии и консультирования как творческих.

Тем более это актуально сегодня, когда современный человек, находится под влиянием разной, часто противоречивой информации. Ему приходится совершенствоваться в способах хранения и анализа знаний, часто при этом, принимая эти знания «на веру», не включая осмысление и процессы рефлексии. Объяснить возрастающую на протяжении всего двадцатого века роль психотерапевтов и психологов (Э.Фромм, Г. Маркузе, К. Роджерс) можно тем, что в социуме растет потребность в специалистах, способных актуализировать процессы самопознавательной творческой активности.

Этот же аспект актуален в психологии искусства, исследующей творчество в качестве предмета выражения внутренних проблем (Фрейд, 199 Г; Юнг, 1992; Нойман, 1992; Ранк, Закс, 1994; Маслоу, 1997; Ражников, 1978; Мелик-Пашаев, 1989; Дорфман, 1997; Грязева, 1995-2002, Копытин, 2002).Часто, создавая произведение, автор стремится выразить чувства и переживания, связанные с творческими открытиями чего-то нового в себе, тем самым, надеясь пробудить отклик у читателя, зрителя. Искусство как сфера проявления творческой активности в этом смысле имеет двойное значение: во-первых, искусство как реализация творческой активности самопознания художника и, во-вторых, искусство как продуктивная реализация творческих потенций.

Таким образом, настоящее исследование направлено на изучение процессов творческой активности самопознания и способов ее стимулирования, что способствует открытию нового видения проблемы творчества как не только внешне, но и внутри ориентированного процесса. Исследование модели Творческой активности самопознания (TAC) обусловлено попыткой, обозначить в структуре психологии «звено», которое с одной стороны, позволяет интегрировать философские и психологические «начала» различных понятий (таких- как «познавательная активность», «творческая активность»), отражающих природу источника творческого познания мира человеком, с другой стороны, позволяет вывести теоретические понятия обозначенной сферы на уровень практических индикаторов. Модель Творческой активности самопознания позволяет охарактеризовать то, как человек генерирует, актуализирует собственные ресурсы для преобразования субъективной действительности.

Целью исследования является изучение характеристик типов творческой активности с внутренней направленностью (на себя) и способов побуждения творческой активности самопознания.

Объект исследования - творческая активность самопознания взрослых людей с высшим образованием и студентов разных вузов г. Челябинска. Выборка состояла из 98 человек, в возрасте от 17 до 49 лет, среди них мужчин - 19 % (18 человек), женщин - 81 % (80 человек).

Предметом исследования являются типы Творческой активности самопознания и способы побуждения творческой активности самопознания Неоднозначными сообщениями.

Гипотезы исследования:

1. Основаниями для построения модели творческой активности самопознания являются локус детерминации, вид детерминации и направленность творческой активности.

2. Испытуемые, относящиеся к 4-му типу TAC, имеют более высокий уровень творческого потенциала, чем испытуемые, относящиеся к 3, 2 и 1 типам. Испытуемые, относящиеся к 3-му типу TAC, имеют более высокий уровень творческого потенциала, чем испытуемые, относящиеся ко 2 и 1 типам. Испытуемые, относящиеся ко 2-му типу TAC, имеют более высокий уровень творческого потенциала, чем испытуемые, относящиеся к 1 типу.

3. Испытуемые, относящиеся к 4-му типу TAC, имеют более высокие показатели по признаку психологической «зрелости» к творческому самопознанию, чем испытуемые, относящиеся к 3, 2 и 1 типам. Испытуемые, относящиеся к 3-му типу TAC, имеют более высокие показатели по признаку психологической зрелости» к творческому самопознанию, чем испытуемые, относящиеся ко 2 и 1 типам. Испытуемые, относящиеся ко 2-му типу TAC, имеют более высокие показатели по признаку психологической «зрелости» к творческому самопознанию, чем испытуемые, относящиеся к 1 типу.

4. Субъекты, относящиеся к разным типам TAC, побуждаются определенной формой Неоднозначного сообщения. В основание создания четырех форм Неоднозначных сообщений могут быть заложены принципы гомоморфности, инверсии, медиации, синхронистичности. Для побуждения творческой активности самопознания у субъектов: первого типа - наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу гомоморфизма (подобия, соответствия); второго типа - наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу инверсии (сравнения - переворачивания); третьего типа - наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу медиации (продуцирование смыслов на основе синтеза бинарных смысловых оппозиций); четвертого типа - наиболее адекватным является создание Неоднозначного сообщения по принципу синхронистичности.

Для достижения поставленной цели необходимо решить несколько задач, которые были объединены в две группы: I группа.

1. Создать теоретическую модель творческой активности самопознания.

2. Эмпирически доказать существование типов TAC путем выделения среди испытуемых групп, в соответствии с типами TAC.

3. Провести проверку адекватности эмпирического разделения на типы TAC посредством сравнения показателей творческого потенциала и показателей психологической «зрелости» к творческому самопознанию представителей разных типов TAC.

II группа. G

4. Проверить эффективность побуждения творческой активности самопознания у каждого из типов TAC с помощью специальных способов, таких как Неоднозначное сообщение.

5. Выявить особенности способов побуждения творческой активности самопознания у каждого из типов TAC.

Методологической и теоретической основой исследования являются: системный подход к изучению процессов познавательной активности (Ломов, 1984; Кузьмин, 1982), концепции творчества (Рубинштейн, 1957; Матюшкин, 1972; Пономарев, 1976; Петровский, 1975; Богоявленская, 1983; Степанов, 1990; Дорфман, 1997; Грязева, 2000, 2002), синергетическая и коэволюционная парадигмы в философии и психологии (Пригожин, 1991; Князева, Курдюмов, 1994; Моляко, 1994); концепция о синхронистичности (Юнг, 1957), концепция инверсии и медиации (Леви-Стросс, 1970; Ахиезер, 1998; Пелипенко, Яковенко, 1998), концепция конструктов (Келли, 1955).

Теоретическое значение работы связано с развитием представлений о творческой активности и ее основных составляющих. Результаты исследования вносят определенный вклад в разработку проблемы развития творческой активности самопознания. Получены данные об особенностях типов творческой активности. Нашло дальнейшее развитие положение об использовании «Неоднозначного сообщения» как способа побуждения творческой активности самопознания субъектов, относящихся к разным типам TAC.

Научная новизна исследования.

Впервые на основе анализа теоретического и эмпирического материала исследования творческой активности предложена целостная модель Творческой активности (ТА), представленная тремя основаниями: локус детерминации, вид детерминации и направленность творческой активности.

Впервые в экспериментальном исследовании для побуждения творческой активности самопознания используются Неоднозначные сообщения, дифференцированные на четыре формы: гомоморфичная, инверсивная, медиационная, синхронистичная. Получены эмпирические данные, подтверждающие закономерности создания форм Неоднозначного сообщения для побуждения творческой активности самопознания субъектов, относящихся к разным типам TAC.

Показано, что модель TAC имеет гетерархическую структуру отношений типов и описывает единый механизм творческой обработки информации, присущий всем уровням психических процессов от простейших до высших.

Методы исследования.

Первичная диагностика типов TAC производилась посредством создания и проведения специальной экспериментальной процедуры, основанной на концепции конструктов Дж. Келли (1955). В экспериментальной процедуре первичной диагностики использовался также Цветовой тест отношений (Эткинд, 1983). Адекватность первичной диагностики проверялась путем сравнения результатов испытуемых по показателям творческого потенциала и психологической «зрелости» к творческому самопознанию. Творческий потенциал измерялся тестом Роршаха (Роршах, 1921; Бурлачук, 1978; Соколова, 1980; Белый, 1992; Грязева, 1992; Грязева, Глухова, 1998). Психологическая «зрелость» к творческому самопознанию измерялась тестом самоактуализации (CAT) (Шо-стром, 1963; Гозман, Кроз, Латинская, 1995). Творческая активность самопознания, побуждаемая различными способами Неоднозначных сообщений, измерялась в процессе проведения экспериментальной процедуры, посредством выявления динамики и тенденций происходивших изменений в семантическом пространстве испытуемых, относящихся к разным типам TAC.

Статистический анализ данных. Для сравнения результатов испытуемых по показателям творческого потенциала (тест Роршаха) и психологической «зрелости» к творческому самопознанию (CAT) использовался t - критерий Стьюдента. Изменения в семантическом пространстве изучались посредством показателя семантического расстояния между координатами конструктов субъектов. С помощью критерия Джонкира проверялось (посредством выявления динамики изменения значений семантического расстояния при предъявлении разных форм Неоднозначных сообщений в разных выборках) побуждающее воздействие Неоднозначных сообщений на испытуемых, относящихся к разным типам TAC. С помощью критерия Пейджа проверялась (посредством выявления тенденции изменений индивидуальных показателей семантического расстояния от первого задания к четвертому) «чувствительность» типов TAC к воздействию разных форм Неоднозначных сообщений.

Практическое значение настоящего исследования заключается в том, что полученные результаты о типах TAC и способах побуждения творческой активности самопознания, могут быть использованы в консультативной и терапевтической психологической практике с целью разработки терапевтических стратегий побуждения творческой активности самопознания клиента. Полученные результаты были включены в материалы лекций по курсу общей психологии (ЮУрГУ, 2002, 2003 учебный год). Результаты исследования использованы для разработки программ тренингов и групп личностного роста по теме «Тренинг креативности».

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования докладывались и обсуждались на V Всероссийской конференции по психотерапии и клинической психологии (Москва, 2002), на VI региональной научно-практической конференции студентов (Челябинск 2003), на мемориальной школе, посвященной 100-летию А.Н. Леонтьеву (Москва, 2003). Материалы диссертации докладывались и обсуждались на заседании кафедры «Общей психологии» Южно-Уральского государственного университета (2000, 2001, 2002). По теме исследования опубликовано 5 печатных работ.

Основные положения, выносимые на защиту: 1. Модель Творческой активности имеет два ведущих ортогональных основания: локус детерминации и вид детерминации. В качестве третьего дополнительного основания для построения целостной модели выступает направленность творческой активности.

2. В качестве единицы модели Творческой активности выступает «тип Творческой активности», образующийся в пространстве пересечения параметров: кау-зальности/акаузальности и внешней детерминации/внутренней детерминации.

3. В сфере внутренней направленности творческой активности существует четыре типа: 1) внешне детерминированный каузальный тип; 2) внутренне детерминированный каузальный тип; 3) внутренне детерминированный акаузальный тип; 4) внешне детерминированный акаузальный тип.

4. Испытуемые, относящиеся к разным типам TAC, отличаются по уровню творческого потенциала и уровню психологической «зрелости» к творческому самопознанию.

5. Побуждение творческой активности самопознания может производиться такими способами как Неоднозначное сообщение. В основании различных форм Неоднозначного сообщения лежат принципы гомоморфизма, инверсии, медиации и синхронистичность.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

1. На основе анализа теоретических и эмпирических исследований предложена целостная модель творческой активности. Базовыми ортогональными основаниями для создания модели творческой активности являются локус внешней/внутренней детерминации и вид каузально/акаузальной детерминации, которые дополняются основанием направленности творческого процесса на себя и вовне. Модель творческой активности с направленностью на себя обозначена как модель Творческой активности самопознания (TAC).

2. Эмпирическим путем в выборке выделены группы, соответствующие четырем типам TAC. Адекватность разделения подтверждена путем сравнения показателей творческого потенциала и частично психологической «зрелости» к творческому самопознанию испытуемых, относящихся к разным типам TAC. Субъектов с большим номинальным типом отличают более высокий творческий потенциал, большая терпимость к противоречиям и неоднозначности в информации, большая способность к синергии, более богатая гамма смысловой неопределенности, неоднозначности, хаотичности детерминирующих стимулов, «катастрофность» и флуктуации в способах переживаний и решениях личностных проблем.

3. Модель творческой активности описывает единый механизм творческой обработки информации, существующий на разных уровнях: от ощущений до высших форм психических процессов, таких как восприятие, мышление, речь.

4. Модель TAC имеет гетерархическую структуру, где каждый тип находится не только в отношении соподчинения, но и в отношении взаимообусловленности. Тенденция развития происходит от первого типа ко второму, от второго к третьему, от третьего к четвертому. Субъекты, относящиеся к большему номинальному типу TAC, обладают потенциалом реагирования на Неоднозначные сообщения, адекватные для субъектов, с меньшим номинальным типом.

5. В исследовании впервые дано обоснование закономерностей дифференцированного использования Неоднозначных сообщений в качестве способа побуждения творческой активности самопознания. Подтвердилась гипотеза о том, что для второго, третьего и четвертого типов TAC характерна своя форма Неоднозначных сообщений. Для побуждения творческой активности у субъектов, относящихся ко второму типу TAC адекватно использовать Неоднозначные сообщения, созданные по принципу инверсии. Для побуждения творческой активности самопознания у субъектов, относящихся к третьему типу TAC - Неоднозначные сообщения, созданные по принципу медиации, четвертого типа TAC - Неоднозначные сообщения, созданные по принципу синхронистичности.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Морозов, Вадим Валерьевич, Челябинск

1. Агафонов А.Ю. Человек как смысловая модель мира. Самара, 2000. - 336с.

2. Аллахвердов В.М. Психология искусства. Эссе о тайне эмоционального воздействия художественных произведений. СПб.: Издательство ДНК, 2001. — 200 с.

3. Альтшуллер Г., Верткин И. Жизненная стратегия творческой личности. Грани творчества. Свердловск., 1989. - 256 с.

4. Амосов Н.М. Моделирование мышления и психики. Киев, 1965. - 304 с.

5. Анохин П.К. Представление о функциональной системе и результате / Синергетика и психология. М., 2000. - Т.2. - с. 134-141.

6. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональной системы. М., 1980. - 197 с.

7. Арбиб М. Метафорический мозг. М., 1976. - 285 с.

8. Арнольд В.И. Теория катастроф. М.: Наука, 1990. - 128 с.

9. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. М.: МГУ, 1980.

10. Артемьева Е.Ю., Баймишева М.Ш. Об операциональной и содержательной структурах процесса осознания // Бессознательное / Под ред. А.Г.Прангишвили, Т.П.Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1978. С. 331-340.

11. И. Арутюнова Н.Д. Языковая метафора // Лингвистика и поэтика. М., 1979. С. 147-173.

12. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. М.: «Языки русской культуры»», 1999.-896 с.

13. Аскин Я.Ф. Философский детерминизм и научное познание. М.: Наука, 1977.

14. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.: Институт практической психологии, 1996. - 768 с.

15. Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Зейгарник Б.В., Петровский В.А., Субботский Е.В., Хараш А.У., Цветкова J1.C. О некоторых перспективах исследования смысловых образований личности // Вопросы психологии. 1979. - № 4. - С. 35-46.

16. Ахиезер A.C. Россия: Критика исторического опыта (Социокультурная динамика России). Т.2. - Новосибирск, 1998. — 594 с.

17. Ахлибинский Б.В. Кибернетика и тайны психики. Л.: Наука, 1966. - 144 с.

18. Баранцев Р.Г. О триадной структуре информационных систем // Кинетические и газодинамические процессы в неравновесных средах. М., 1986.

19. Басин Е.Я. Психология художественного творчества. Личностный подход. -М., 1985.-61 с.

20. Батороев К.Б. Кибернетика и метод аналогий. М., 1974. - 104 с.

21. Батороев К.Б. Аналогии и модели в познании. Новосибирск., 1981. -319 с.

22. Батурин H.A. Оценочная функция психики. М.: Изд-во Ин-та психологии РАН, 1997.-306 с.

23. Батурин H.A., Морозов В.В. Психологическое консультирование и творческий процесс // Психология и школа. 2003. - №2. - С. 20-26.

24. Батурин H.A., Морозов В.В. Творческое самопознание в процессе психологического консультирования // Известия Челябинского научного центра УрО РАН, 2003. http://www.sci.urc.ac.ru/news/2003#l(19)aпpeль-мaй.

25. Бейтсон Г. Экология разума. Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии. М.: Смысл, 2000. - 476 с.

26. Белый Б.И. Тест Роршаха. Практика и теория. СПб.: «Дорваль», 1992. -200 с.

27. Бердяев H.A. Философия свободы. Смысл творчества. М.: Правда, 1989. -607 с.

28. Бескова H.A. Как возможно творческое мышление. М., 1993. - 195 с.

29. Бинсвангер J1. Бытие-в-мире. М.: «Рефл-бук», 1999. - 332 с.

30. Богоявленская Д.Б. Интеллектуальная активность как проблема творчества. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета, 1983. - 176 с.

31. Богоявленская Д.Б. «Субъект деятельности» в проблематике творчества. // Вопросы психологии. 1999. - № 1. - с. 35 — 42.

32. Борщов A.C. Принцип детерминизма и основные законы диалектики. Саратов, 1990.- 149 с.

33. Брушлинский A.B. Психология мышления и кибернетика. М., 1970. - 191 с.

34. Брушлинский A.B. Проблемы психологии субъекта. М.: ИП РАН, 1994.

35. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. -СПб.: Издательство «Питер», 1999. 528 с.

36. Бурлачук Л.Ф. Введение в проективную психологию. Киев: «Ника-центр», 1997.- 128 с.

37. Бухарев Р.Г., Сулейманов Д.Ш. Семантический анализ в вопросно-ответных системах. Казань, 1990. - 123 с.

38. Варламова Е.П., Степанов С.Ю. Психология творческой уникальности человека. М., 2002. - 256 с.

39. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. - 200с.

40. Василюк Ф.Е. Психотехнический анализ психотерапевтического процесса // Вопросы психологии. 1998. - №6. - с. 40 - 44.

41. Васюра С.А. Индивидуальный стиль коммуникативной активности в структуре интегральной индивидуальности (на материале школьников-подростков): Дис. . к. пс. наук: 19.00.01 / Пермский гос. пед. ун-т. Пермь, 1997.

42. Вертофский М. Модели. Репрезентация и научное понимание. М., 1988. -506с.

43. Волочков A.A. Учебная активность в структуре интегральной индивидуальности (на материале младших школьников): Дис. . к. пс. наук: 19.00.01 / Пермский гос. пед. ун-т. Пермь, 1997.

44. Вопросы кибернетики. Прикладные аспекты лингвистической теории. М., 1987.- 157 с.

45. Воробьев В.М., Коновалова H.JI. Ко терапевтическая компьютерная система «КЕЛЛИ - 98». Методическое руководство. - СПб.: «Иматон», 2002. - 176 с.

46. Выготский Л.С. Психология искусства. Минск: ООО «Попурри», 1998. -480 с.

47. Выготский Л.С. Собрание сочинений. Т. 1. М.: Педагогика, 1982.

48. Выготский Л.С. Собрание сочинений. Т. 3. М.: Педагогика, 1983. - 368 с.

49. Вяткин Б.А. Стиль активности как предмет интегрального исследования индивидуальности // Системное исследование индивидуальности. Пермь, 1991.

50. Гадамер Г Истина и метод: основы философской герменевтики. М.: Прогресс, 1988.-704 с.

51. Галеев Б.М., Ванечкина И.Л. «Цветной слух»: чудо или юдо? / Человек., 2000.- №4.-С. 135-143.

52. Гозман Л.Я., Кроз М.В., Латинская М.В. Самоактуализационный тест. М.: Российское педагогическое агентство, 1995. - 43 с.

53. Григолава В.В. Контрастная иллюзия, установка и бессознательное. Тбилиси, 1987. - 208 с.

54. Грязева В.Г. Экологическая психология творческой личности. Обучение в контексте развития личности как субъекта культуры. — Челябинск: «Полиграф мастер», 2000. 306 с.

55. Грязева-Добшинская В.Г. Современное искусство и личность: гармонии и катастрофы. М.: Академический проект, 2002. - 402 с.

56. Гулина М.А. Терапевтическая и консультативная психология. СПб.: Издательство «Речь», 2001. - 352 с.

57. Джидарьян И.А. Категория активности и ее место в системе психологического знания // Категории материалистической диалектики в психологии. М., 1988.-е. 56-58.

58. Дорфман Л.Я. Детерминированность и свобода человека // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997. - 336 с.

59. Дорфман Л.Я., Ковалева Г.В. Основные направления исследований креативности в науке и искусстве//Вопросы психологии. 1999. — №2. — с. 101-107.

60. Дорфман Л. Дивергентное мышление и дивергентная индивидуальность: ресурсы креативности // Личность, креативность, искусство / Под ред. Е. Малянова, Н. Захарова, Е. Березина, Л. Дорфмана, В. Петрова, К. Мартин-дейла.- Пермь, 2002. С. 89-120.

61. Дорфман Л., Ковалева Г. Полимодальность Я и креативность мышления // Творчество в искусстве искусство творчества / Под ред. Л. Дорфмана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. - М.: Наука; Смысл, 2000. - С. 215-241.

62. Дружинин В. Н. Психологическая диагностика способностей: теоретические основы. Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1990.

63. Ермолаева-Томина Л.Б. Исследование факторов, детерминирующих индивидуальные различия в проявлении творческой активности // Психология творчества. М., 1990. - С. 117 - 130.

64. Зарецкий В.К., Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Рефлексивно-личностный аспект формирования решения творческих задач // Вопросы психологии. 1980.-№5.-С.113-118.

65. Зинченко В.П., Вучетич Г.Г., Гордон В.М. Порождение образа // Искусство и научно-технический прогресс. 1973. С. 429-461.

66. Знаков В.В. Самопознание и самопонимание как проблемы психологии человеческого бытия // Психология субъекта профессиональной деятельности. -М.,2001.-С. 88- 104.

67. Знаков В.В., Павлюченко Е.А. Самопознание субъекта // Психологический журнал. 2002.-Т.23.-№1. с. 31-41.

68. Иванов В.Г. Причинность и детерминизм. Л., 1974.

69. Иванова К.И. Принцип причинности в системе принципов научного познания. -Ташкент, 1974.

70. Интегральная индивидуальность человека и ее развитие / Под ред. Б.А. Вят-кина.-М., 1999.-328 с.

71. Исследование проблем психологии творчества. М., 1983. - 336 с.

72. Калина Н.Ф. Основы психотерапии. М.: «Рефл - бук»; К.: «Ваклер», 1997. - 272 с.

73. Кадыров Б.Р. Уровень активизации и некоторые динамические характеристики психической активности: Дис. . к. пс. наук: 19.00.01 / Моск. гос. ун-т -М., 1977.

74. Калошина И.П. Структура и механизмы творческой деятельности. М., 1983,- 168 с.

75. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997. - 283 с.

76. Касавин И.Т. Миграция. Креативность. Текст. СПб., 1998. - 408 с.

77. Келасьев В.Н. Детерминанты генезиса побуждающего звена психической активности / Человек: индивидуальность, творчество, жизненный путь. СПб., 1998.-С. 68-82.

78. Келли А. Дж. Теория личности. Спб: Речь, 2000. - 249 с.

79. Кирнос Д.Н. Индивидуальность и творческое мышление. М., 1992. — 172 с.

80. Клюев Е.В. Речевая коммуникация. М.: «Приор», 1998. - 224 с.

81. Князев H.A. Причинность новое видение классической проблемы. М., 1992.- 166 с.

82. Князева E.H., Курдюмов С.П. Интуиция как самодостраивание // Вопросы философии. 1994. - №2.

83. Князева E.H. топология когнитивной деятельности: синергетический подход // Эволюция. Язык. Познание. М., 2000. - С.221-244.

84. Ковалева Г.В. Взаимосвязи когнитивных, личностных и нейродинамических характеристик креативности: Дис. . к. пс. н: 19. 00. 01 / Пермский гос. ин-т искусства и культуры. Пермь, 2002. - 169 с.

85. Козлова И.Н. Личность как система конструктов. Некоторые вопросы психологической теории Дж. Келли // Системные исследования. М., 1976. С. 128148.

86. Козленко В.Н. Проблемы креативности личности // Психология творчества. -М., 1990.-С. 131-148.

87. Концепции самоорганизации: становление нового научного мышления. -М., 1994. -206 с.

88. Косарев А. Философия мифа: мифология и ее эвристическая значимость: Учебное пособие для вузов. М.: ПЕР СЭ; СПб.: Университетская книга, 2000. -304 с.

89. Крупное А.И. Психологические проблемы исследования активности // Вопросы психологии. 1984. - №3. С. 56-58.

90. Крылов В.Ю., Морозов Ю.И. Кибернетические модели и психология. М., 1984,- 174 с.

91. Кудрявцев В. Т. Выбор и надситуативность в творческом процессе: опыт логико психологического анализа проблемы // Психологический журнал. -1997. - Т. 18. - №1. С. 16-31.

92. Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г., Потапов А.Б. Синергетика новые направления. - М., 1989. - 48 с.

93. Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем / Синергетика и психология. Тексты. М., 2000. - с. 142-155.

94. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. — М., 1923. 368 с. Леви-Стросс К. Структура мифов // Вопросы философии. - 1970. - №7. - с. 152164.

95. Леонтьев А.А. Психологическая структура значения // Семантическая структура слова. М.: Наука, 1971. С. 7-19.

96. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Изд-во полит, лит-ры, 1975.

97. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник МГУ. серия 14. - Психология. - № 2. - 1979. С. 3-13.

98. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. -444с.

99. Ломов Б.Ф. Системность в психологии. М.: Институт практической психологии, 1996. - 384 с.

100. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек текст - семиосфера - история. - М.: «Языки русской культуры», 1999. - 464 с.

101. Маркина Н.В. Соотношение ситуативных и надситуативных проявлений активности у одаренных учащихся: Авт. дис. . к. пс. н: 19. 00. 07 / Институт дошкольного образования и семейного воспитания Российской академии образования. Москва, 2003. - 24 с.

102. Маслоу А.Г. Дальние пределы человеческой психики. Спб.: «Евразия», 1997.-430с.

103. Маслоу А. Г. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 2001. - 478 с.

104. Матюшкин A.M. Психологическая структура, динамика и развитие познавательной активности // Вопросы психологии, 1982. №4. - С. 5-17.

105. Матюшкин A.M. Основные направления исследований мышления и творчества // Психологический журнал. 1984 - Т.5. - №1. С. 9-17.

106. Матюшкин A.M. Загадки одаренности. Проблемы практической диагностики. М.: Школа-Пресс, 1993. - 127 с.

107. Мейлах Б. С. Процесс творчества и художественного восприятия: комплексный подход, поиски, перспектива. М., 1985. - 318 с.

108. Мейнцер К. Сложность и самоорганизация: Возникновение новой науки и культуры на рубеже века // Вопросы философии. 1997. - №3.

109. Моделирование как метод научного исследования. М., 1965. - 248с.

110. Моляко В.А. Психология конструкторской деятельности. М., 1983. — 134 с.

111. Моляко В.А. Проблемы психологии творчества и разработка подхода к изучению одаренности // Вопросы психологии, 1994. № 6. - С. 86-95.

112. Морозов В.В. Метапрограмма // Путеводитель по НЛП. Толковый словарь терминов. Челябинск: «Библиотека А. Миллера», 2001. - С. 82-86.

113. Морозов В.В. Речевые обороты. Речь и вербальные модели // Путеводитель по НЛП. Толковый словарь терминов. Челябинск: «Библиотека А. Миллера», 2001.-С. 164-177.

114. Назаретян А.Н. Экспериментальная семантика — новое перспективное направление в советской психологии // Психологический журнал. № 2. - 1985. -Т. 6. С. 157-159.

115. Налетов И.З. Причинность и теория познания. М., 1975. - 204 с.

116. Налимов В.В. Самоорганизация как творческий процесс: философский аспект // Синергетическая парадигма. Нелинейное мышление в науке и искусстве. — М.: Прогресс-Традиция, 2002. 2002. - С. 143-155.

117. Нгуен-Ксуан А., Жинь Шао. Умозаключения и стратегии решения задач // Вопросы психологии. 1997. - №1.

118. Никифорова О.Н. Исследование по психологии художественного творчества.- М.: МГУ, 1972.

119. Николис Дж. Динамика иерархических систем. М., 1989. - 486 с.

120. Обухов В.Л. Системность элементов диалектики. Л., 1985.

121. Осгуд Ч., Сусн Д., Танненбаум П. Приложение методики семантического дифференциала к исследованиям по эстетике и смежным проблемам // Семиотика и искусствометрия. М., 1972. - С. 273-297.

122. Пелипенко A.A., Яковенко И.Г. Культура как система. М.: «Изд-во «Языки русской культуры», 1998. - 376 с.

123. Петренко В.Ф. Экспериментальная психосемантика: исследование индивидуального сознания // Вопросы психологии. № 5. 1982. - С. 23-35.

124. Петренко В.Ф. Психосемантические исследования мотивации // Вопросы психологии. № 3. - 1983. - С. 29-39.

125. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: Исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М.: МГУ, 1983.

126. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: МГУ, 1988. - 207 с.

127. Петровский В. А. К психологии активности личности // Вопросы психологии, 1975.-№ З.-С. 26-38.

128. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. -М.: ТОО «Горбунок», 1992.-224 с.

129. Петровский В.А. Личность в психологии. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996.-504 с.

130. Платонов A.B., Сангинов С.С. Причинность и обусловленность в познании и практике. Ташкент, 1990. - 99 с.

131. Познавательная активность в системе процессов памяти / Под ред. Н.И. Чуприкова, А.Н. Шлычкова, В.В. Манджгаладзе. М., 1989. - 188 с.

132. Пономарев Я.А. Психология творчества. -М., 1976.-302 с.

133. Пономарев Я.А. Тенденция развития психологии творчества // Психология творчества: общая дифференциальная, прикладная. М., 1990. С. 3-12.

134. Пономарев Я.А. К теории психологического механизма творчества // Психология творчества: общая дифференциальная, прикладная. М., 1990. С. 1336.

135. Пономарев Я.А. Психология творчества: перспективы развития // Психологический журнал. 1994. - Т15. - №6. - с. 43-53.

136. Пономарев Я.А. О предмете системного подхода и степени его развития // Принцип системности в современной психологической науке и практике. М., 1996. С. 28-30.

137. Психологические исследования познавательных процессов личности. М., 1983.-216с.

138. Похилько В.Н., Федотова Е.О. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности // Вопросы психологии. 1984. - № 3. - С. 151-157.

139. Похилько В.И. Психодиагностика индивидуального сознания // Общая психодиагностика / Под ред. A.A. Бодалева, В.В. Столина. М.: МГУ, 1987.

140. Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. -№6.-С. 32-46.

141. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. М., 1994. - 265 с.

142. Проблемы моделирования психической деятельности. Новосибирск., 1967. - 288 с.

143. Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М., 1990 -222 с.

144. Психология творчества / Под ред. В.Г. Грязевой. Вып.1. - Челябинск: ЧГИИК, 1995.-205 с.

145. Путеводитель по НЛП: Толковый словарь терминов. Челябинск: Изд-во «Библиотека Миллера», 2001. - 272 с.

146. Пуфоль-Струзик И. Структурно-иерархическая модель творческой активности личности: Авт. Дисс. .д. пс. н. 19.00.01. М., 2003. - 49 с.

147. Пушкин В.Г., Урсул А.Д. Информатика, кибернетика, интеллект. Кишинев, 1989.-293 с.

148. Разумникова О.М., Немелина О.С. Личностные и когнитивные свойства при экспериментальном определении креативности // Вопросы психологии. -1999.-№5.-с.130-139.

149. Райков В.Л. Гипноз и постгипнотическая инерция как модель исследования творчества. // Психологический журнал. — 1992. Т.13. - № 3. - С. 102-111.

150. Режимы с обострением: Эволюция идеи. М., 1999. -254 с.

151. Романова И.А. Основные направления исследования самопонимания в зарубежной психологии // Психологический журнал. 2001. - № 1. - С. 102-112.

152. Рубашкин В.Ш. Представление и анализ смысла в интеллектуальных информационных системах. М., 1989. - 189 с.

153. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 328 с.

154. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1976. -415 с.

155. Семенов И.Н. Проблемы рефлексивной психологии решения творческих задач.-М., 1990.-214 с.

156. Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Проблема организации творческого мышления и рефлексии подходы и исследования // Психология творчества. - М., 1990. С. 37-52.

157. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: ООО «Речь», 2002. - 350 с.

158. Синергетическая парадигма многообразия поисков и подходов. М., 2000. - 535 с.

159. Синергетика и психология: Тексты. Т 1.-М., 1997.-361 с.

160. Синергетика и психология: Тексты. Т 2. - М., 2000.

161. Системно-кибернетические аспекты познания. Рига, 1985. - 324 с.

162. Ситуационное управление и семиотическое моделирование // Вопросы кибернетики. Выпуск 100. 1983. - 135 с.

163. Смирнов И.В. Психотехнологии: Компьютерный психосемантический анализ и психокоррекция на неосознаваемом уровне. М., 1995. — 411 с.

164. Смирнов С.Д. Понятие "образ мира" и его значение для психологии познавательных процессов // Леонтьев и современная психология. М.: МГУ, 1983. С. 149-155.

165. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М.: МГУ, 1985. 229 с.

166. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. - 176 с.

167. Соловей Л.А., Кедровский О.И. Алгоритмичность практики, мышления творчества. Киев, 1980. - 184 с.

168. Соломин И.Л. Психосемантическая диагностика скрытой мотивации. Методическое руководство. СПб.: «Иматон», 2001 - 112 с.

169. Степанов С.Ю. Рефлексивная практика творческого развития человека и организаций. М.: Наука, 2000. - 174 с.

170. Терехова Т.А. Мотивационная детерминация познавательной деятельности личности; Авт. дис. . д. пс. н. 19.00.01 / Новосибирский гос. пед. ун-т. Новосибирск., 2000. - 45 с.

171. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности. М., 1969.

172. Торшина К.А. Современные исследования проблемы креативности в зарубежной психологии // Вопросы психологии, 1998, №4. С. 123-132.

173. Трофимова И.Н. Индивидуальные различия с точки зрения эволюционно-синергетического подхода // Вопросы психологии. — №1. 1996. - С. 72 - 83.

174. Тульчинский Г.Л. Проблемы осмысления действительности. Л., 1986. -175с.

175. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966. 451с.

176. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса. СПб.: Ювента, 1999. -318 с.

177. Философия природы: коэволюционная стратегия. -М.,1995.

178. Франселла Ф., Банистер Д. Новый метод исследования личности. Руковос;дство по репертуарным личностным методикам. М.: «Прогресс», 1987. - 234 с.

179. Фридман Дж., Комбс Дж. Конструирование иных реальностей: История и рассказы как терапия. М.: Независимая фирма «Класс», 2001. - 368 с.

180. Хакен Г. Информация и самоорганизация. М., 1991. - 240 с.

181. Человек: индивидуальность, творчество, жизненный путь: Сб. статей / Под ред. В.Н. Келасьева. СПб., 1998. - 196 с.

182. Черемухин А.Г., Черемухин Д.Г. Причины творческой деятельности. М., 2000.

183. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М., 1977.

184. Чирков В. И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека // Вопросы психологии. 1996. - №3. - С. 116-130.

185. Чистякова Г.Д. Творческая одаренность в развитии познавательных структур // Вопросы психологии. 1991. - № 6. - С. 103-111.

186. Шмелев А.Г. Традиционная психометрия и экспериментальная психосемантика: объективная и субъективная парадигмы анализа данных // Вопросы психологии, № 5. 1982. С. 36-46.

187. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: МГУ, 1983. 158 с.

188. Шмелев А.Г. Концепция систем значений в экспериментальной психосемантике // Вопросы психологии. № 4. - 1983. - С. 16-28.

189. Штофф В.А. Роль моделей в познании. JI., 1963. - 128 с.

190. Эко У. Отсутствующая структура. Введение в семиологию: ТОО ТК «Петрополис», 1998. 432 с.

191. Эткинд A.M. Опыт теоретической интерпретации семантического дифференциала // Вопросы психологии. № 1.-1979. - С. 17-27.

192. Эткинд А. М. Тест Роршаха и структура психологического образа // Вопросы психологии. 1981. - № 5. - С. 106-115.

193. Юнг К.Г. Синхронистичность. Сборник. М.: «Рефл-бук», 1997. - 320 с.

194. Якобсон П.М. Психология художественного восприятия. М., 1964. - 84 с.

195. Якобсон Р. Два аспекта языка и два типа афатических нарушений // Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. - С. 110-132.

196. Янч Э. прогнозирование научно-технического прогресса. М., 1974. - 585 с.

197. Amabile T.M. The Social Psychology of Creativity. New York - Berlin - Heidelberg - Tokyo: Springer - Verland., 1982. - P. 245.

198. Arieti S. Creativity: the magic syntesis. -N.Y.: Wiley, 1976.

199. Barron F. Creativity and psychological health. Princeton: Van Nostrand, 1963.

200. Barron F. Putting Creativity to Work // The Nature of Creativity / Strenberg R.J. (Ed.). Cambridge. 1988. - P. 76-98.

201. Bateson G. Schizophrenic Distortions of Communication // Psychotherapy of Chronic Schizophrenic Patients/Ed. By C.A. Whitacker. Boston; Toronto, 1958.

202. Bawers K.S., Bawers P. Hypnosis and creativity: a theoretical and empirical rapproachement hypnosis // Res. Devolopment and perspectives. Chicago, 1974. P. 255-291.

203. Braun B. Development of self-knowlege and the process of individuation // Polich Psychological Bulletin. 1988. V. 19. № 3-4. P. 249-256.

204. Braun B/ Development of self-knowlege and the process of individuation // Polich Psychological Bulletin. 1988. V. 19. № 3. P. 257-262.

205. Cattell R.B., Butcher H.J. Creativity and Personality // Creativity. N.Y.: Wiley, 1978.-P. 312-326.

206. Cropley AJ. Definitions of creativity. In M. A. Runco and S.R. Pritzker (Eds.), Encyclopedia of creativity. San Diego, 1999.-Vol. 1, P. 511-524.

207. Csikszentmihalyi M. Creativity. Flow and the psychology of discovery and invention. New York, 1997: HarperPerennial.

208. Dailey A., Martindale, C., & Borkum, J. (1997). Creativity, synesthesia, and physiognomic perception. Creativity Research Journal, 10, 1, 1—8.

209. Dorfman L. Ya., & Kovaleva, G. Creative potential of existential agent. Psychology and Education in the 21th Century (pp. 62-63). Banff: 54th Annual Convention of the International Council of Psychologists, 1996.

210. Dorner P. Self-reflection and problem-solving // Human and artificial intelligense. Berlin, 1978. P.101-107.

211. Draguns G.Z., Haley E.M., Philips L. Studies of Rorschach Content: A Review. Of Research Literature. Part II Non-Traditional of Content Indicators. //1. Of Projective. Technigues. 1967. -v.31. - №2. - P.3-38.

212. Draguns G.Z., Haley E.M., Philips L. Studies of Rorschach Content Pert III| G. Proy. Tech. 1968. - v.32. - №1. - P.16-32.

213. Dymkowsky M. O samowiedzy i poznawaiu siebie. Wrocl.: Wyd. Uniwersytetu wroclawshiego, 1993.

214. Eysenck H.J. Creativity and personalityA Suggestions for a theory. Psychological Inguiry, 1993.-P. 147-178.

215. Encyclopedia of Psychology / Eds. H.I. Eysenck, W. Arnold, R. Meili. L., 1972. V. 3. P. 185-186.

216. Erixon M., Rossi E.L. Hypnosis. N.Y.: Irvingation, 1976.

217. Exner G.E. The Rorschach: A comprehensive system. N.Y.: G. Wiley and Sons, 1974.-488 p.

218. Feldhusen J.F. Giftedness and creativity. In M. A. Runco and S.R. Pritzker (Eds.), Encyclopedia of creativity. San Diego, 1999.-Vol. l.P. 157-163.

219. Ghiselin B., Rompel R., Taylor C.W. Creative Process Check List: Its Development and Validation // Widening Horizons in Creativity. The proceedings of the Fifth Utah Creativity Research Conference / Taylor C.W. (Ed.). N.Y., 1964.

220. Goodblatt Ch. Semantic fields and metaphor: Going beyond theory // Empirical Studies of the Arts, 1996, 14, 1. P. 65-78.

221. Guilford J. P. Factorial angles of psychology. Psychological Review, 68, 1961. -P. 1-10.

222. Guilford J. P. The nature of human intelligence. New York: McGraw-Hill. -1967.

223. Hennessy B.A., Amabile T.M. the Conditions of Creativity // The Nature of Creativity / Strenberg R.J. (Ed.). Cambridge. 1988. - P. 11-42.

224. Johnson-Laird Ph. Freedom and constraint of creativity // The Nature of Creativity / Strenberg R.J. (Ed.). Cambridge. 1988. - P. 202-219.

225. Katz E.W., Foder J. A. The structure of a semantic theory//Language. 1963. V. 39. P. 170-210.

226. Kelly G. The psychology of personal constructs: A theory Personality. New York: Norton, 1955. V. XVIII.

227. Kelly G.A. The psychology of Personal Constructs (vols/ I, II). N/Y., 1995.

228. Kelly G.A. The theory of personality. The psychology of personal constructs. New York, 1963.

229. May R. The courage to create. -N.Y.: Norton, 1975.

230. Martindale C. & Dailey, A. (1996). Creativity, primary process cognition and personality. Personality and Individual Differences, 20, 4, 409-414.

231. Maslow A. H. The psychology of science: A reconnaissance. New York: Harper & Row, 1966.

232. Maslow A. H. Toward a psychology of being. New York: Van Nostrand, 1962. Mednick S.A. The associative basis of the creative process / Psuchol Review. 1962. -№69.-P. 220-232.

233. Mitsos S.B. Personal constructs and the semantic gifferential//Journal Abn. Soc. Psychol. 1961. V. 2. P. 433-434.

234. Mooney R.L. A conceptual model for integrating four approaches to the identification of creative talent // Scientific creativity: its recognition and development / Taylor C.W., Barron F. (Eds.). N.Y. 1963. - P. 331-340.

235. Mumford M.D., Gustafson S. Creativity syndrome: Integration, application and innovation. Psychological Bulletin. 1993, 103, P. 27-43.

236. Osgood Ch., Suci C. Tannenbaum P. The measurement of meaning. Urbana, 1957. P. 342.

237. Osgood Ch. Semantic differential technique in the comparative studies of cultures//Am. Anthropol. 1964. V. 66. P. 17-20.

238. Rank O. Life and Creation || Art and Psychoanalysis. Ed. By W.Phillips. N.Y.: Criterion Books, 1958. - P. XXIII -XXIV.

239. Ricoeur P. Rule of Metaphor. Multi-Disciplinary Studies of the Creation of Meaning in Language. London., 1977.

240. Rigs L.A., Karworski I. Synestehesia//Brit. Journal Psychol. 1974. V. 25. P. 2941.

241. Rogers C. Toward theory of creativity, New York. 1959.

242. Rorschah H. Psychodiagnostics. Methodic und Ergenisse eines Wahreneh-munged: (Deutenlassen von Zufallesforman). Bern; Leipzig: Bireher, 1921.

243. Rossi E.L. The Psychobiology of Mind-Body Healing. New Concepts of Therapeutic Hypnosis. 2-nd ed. N.Y., 1993.

244. Rothenberg A. Janusian prozess. In M. A. Runco and S.R. Pritzker (Eds.), Encyclopedia of creativity. San Diego, 1999. - Vol. 2. P. 103-108.

245. Rothenberg A. The process of Janusian Thinking in creativity // Archives of General Psychiatry. 1976. - №33. - P. 17-26.

246. Runko M. A. Divergent thinking. In M. A. Runco and S.R. Pritzker (Eds.), Encyclopedia of creativity. San Diego, 1999. - Vol.1. P. 577-582.

247. Semantic differential technique. A sourcebook. Chicago: Abdine Publ., 1969. Simon H. Understanding creativity, New York. 1967.

248. Schoeneman T.J. Reports of the Sources of Self-knowlege // I. Of Personaliti. 1981. V. 49. №3. P. 284-293.

249. Strenberg R.J. A Three-Facet Model of Creativity // The Nature of Creativity / Strenberg R.J. (Ed.). Cambridge. 1988. P. 125-147.

250. Taylor J. The nature of the creative process, New York. 1959. P. 51-82.

251. The Nature of Creativity / Strenberg R.J. (Ed.). Cambridge. 1988.

252. Torrance E. P. Education and the Creative Potential. The University of Minnesota press. 1967.

253. Torrance, E. P. Torrance tests of creative thinking: Norms technical manual. Princeton: Personnel Press/Ginn. - 1974.

254. Zaborowski Z. Psychospolechne problemy funkcjonowanja samoswiadomosci // Studia filosoficzne. 1986. №5 (246). P. 83-97.

255. Yung C. G. Synchronizitat als ein Prinzip Zusammenhange // Naturerklauerung und Psyche / Studien aus dem C. G.Yung Institut, IV, Zurich, 1952.

256. Young J.Y. What is Creativity? // The Journal of creative behavior. V. 19. # №2,- 1985. -P. 77-87.