Автореферат диссертации по теме "Ценностно-смысловая детерминация феномена дереализации"

На правах рукописи

Рыбин Денис Николаевич

ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ ФЕНОМЕНА ДЕРЕАЛИЗАЦИИ

19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Барнаул - 2005

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Барнаульский государственный педагогический университет»

Научный руководитель - доктор психологических наук, профессор

Клочко Виталий Евгеньевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Галажинский Эдуард Владимирович;

кандидат психологических наук, доцент Лужбина Наталья Анатольевна

Ведущая организация — ГОУ ВПО «Новосибирский государственный

педагогический университет»

Защита диссертации состоится « 20 » апреля 2005 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.011.01 при Барнаульском государственном педагогическом университете по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Молодежная, 55.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Барнаульского государственного педагогического университета по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Молодежная, 55.

Автореферат разослан марта 2005 г,

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, профессор

л л л * С Шептенко

Полина Андреевна

Актуальность исследования. Феноменология дереализации представлена такими нарушениями «чувства реальности», которые известны как эффекты déjà vu («уже виденное»), jamais vu («никогда не виденное»), «предвосхищение» и др. В специальной литературе дереализация определяется как расстройство, нарушение восприятия объективной действительности или отдельных образов, предметов, явлений окружающего мира во времени, пространстве, по форме, величине, окраске, взаимному расположению и т. п. (Н.Е. Бачериков и др., 1989). Исследователями приводятся и другие определения дереализации, основной акцент в которых делается на ощущение отчуждения мира (А.С. Титанов и др., 1999), чувство призрачности окружающего (О.В. Кербиков и др., 1968), утрату чувства действительности (А. Кемпинский, 1998) и т.п. В рамках «клинико-анатомического» подхода причинами дереализации считаются поражения различных зон и отделов головного мозга (поражение теменно-затылочной области, височной доли, стволовой части мозга, лобно-мозжечковые опухоли и т. д.) (А.С. Шмарьян, 1949; Е.П. Кок, 1967; А.Е. Кол-точник, 1971 и др.); поражения правого или левого полушарий мозга (Н.Н. Бра-гина, Т.А. Доброхотова, 1988).

Подчеркнем тот факт, что феномены дереализации известны не просто узкому кругу врачей-психиатров и клинических психологов, но легко опознаются очень многими людьми, которые никогда не были пациентами лечебных учреждений или клиентами, когда-либо обращавшимися за психологической помощью. Доказательством этому может служить тот факт, что язык бытового общения людей практически принял в себя эти достаточно специфичные понятия, которые все чаще используются без предварительных пояснений - именно в силу узнаваемости стоящих за ними феноменов. Заметим, что их распространенность в обе стороны от весьма условной границы под названием «психическая норма» и превращает изучение феноменов дереализации в весьма перспективную и актуальную общепсихологическую проблему.

Перспективность ее можно усмотреть в том, что до сих пор нарушения «чувства реальности» рассматривались в отрыве от вопроса о том, что представляет собой это «чувство»: какова его природа, механизмы становления и функционирования, миссия. Но как только поднимается этот вопрос, вслед за ним поднимается и целый пласт методологических и теоретических проблем, корни которого можно обнаружить в истории развития философской и собственно психологической мысли. При этом сами проблемы продолжают оставаться далекими от своего решения, впрочем, как и от своей адекватной постановки. Еще Гегель заметил, что понятие «реальность» включает в себя отношение. Реальность - это не только «вещь в себе», но и обязательно вещь «для другого». С.Л. Рубинштейн определял «объективную реальность» как «вещь в себе, становящуюся вещью для нас».

Сам процесс такого становления остается закрытым для классической психологии, сводящей психику к отражению объективной реальности. Поэтому и проблема «чувства реальности» оказалась в классицизме не более чем психосенсорной проблемой.

В логике «психосенсорного» подхода дереализация рассматривалась как расстройство познавательных психических процессов (В.М. Банщиков, 1971; Ц.П. Короленко, Г.В. Фролова, 1975; А.В. Снежневский, 1983; В.А Жмуров, 1986; М.В. Коркина, Н. Д. Лакосина, А.Е. Личко, 1995; А.А. Кирпиченко, 1996; Н. Berndt-Larson, 1931; L. Dugas, 1936; I.S. Lehman, 1973; H.I. Kaplan, B.J. Sa-dock, 1994; O. Guralnik, J. Schmeidler, D. Simeon, 2000 и др.). По мере обогащения клинической фактологии все большее количество ученых указывали на возможность дереализации и у психически здоровых людей, в условиях отсутствия собственно сенсорных и иных психических нарушений. Среди возможных факторов, обуславливающих появление феномена дереализации в норме, авторами отмечаются следующие: переутомление (К.К. Платонов, 1997), стресс, снижение психического тонуса (Ф.Ф. Детенгоф, 1969), ассоциации (Я.Л. Коломинский, 1976), временные децентрации (Е.И. Головаха, А.А. Кро-ник, 1990), кризис идентификации - в подростковом возрасте (К. П. Кискер и др., 1999).

Признание более сложной, нежели психосенсорная, детерминации дереализации повлекло за собой смену фокуса исследовательского внимания в сторону целостной личности. В контексте «личностного» подхода изменение «чувства реальности» изучается в рамках синдрома дереализации-деперсонализации, причиной которого считаются патологические нарушения таких сфер личности, как сознание и самосознание (А.А. Меграбян, 1962; Г.В. Морозов, 1977, 1988; Н.М. Жариков, Л.Г. Урсова, Д.Ф. Хритинин, 1989; А.С. Тиганов, 1999 и др.).

Неклассическая психология сдвинула проблему «чувства реальности» в область отношений между субъективной и объективной реальностями. В частности, в экзистенциальной психологии отношение между «вещью в себе» и человеком оказалось завязанным на ценности и смыслы, а через них с эмоциями. В экзистенциально-аналитической теории эмоций уже явственно звучит аспект реальности как становящегося явления. Ценности и смыслы рассматриваются здесь как то, что вызывает в человеке изменения. Вместе с ними в жизнь человека приходит «частичка» внешнего мира, становящаяся реальностью мира внутреннего. Необходимо отметить и появление такой связки, как «реальность и время» — без переживания ценностей нет переживания времени, «без переживания времени нет биографии» (А. Лэнгле, 2004).

Можно полагать, что постнеклассическое мышление, получающее все большее распространение в современной психологии (O.K. Тихомиров 1992; Л.И. Воробьева, 1995; В.Е. Клочко, 1999; В.П. Зинченко, 2002; А.Г. Асмолов, 2002; М.С. Гусельцева, 2002, 2003; В.В. Знаков, 2004; П.А. Мясоед, 2004 и др.) позволит выявить новые ракурсы в решении проблемы «реальность мира -чувство реальности - феномены дереализации».

Сформулированный в начале 90-х гг. прошлого века принцип, в соответствии с которым психика понимается не как отражение объективной реальности, а как активное звено в порождении новой реальности (O.K. Тихомиров),

позволяет существенно трансформировать саму проблему «чувства реальности» и его деформаций. В рамках теории психологических систем (В.Е. Клоч-ко, О.М. Краснорядцева и др.), опирающейся на этот принцип, смыслы и ценности рассматриваются как порождаемые человеком «параметры порядка», обеспечивающие устойчивость многомерного бытия человека в создаваемом им самим многомерном мире. В таком контексте феномены дереализации можно понять в их связи с процессом становления «человеческого в человеке», последовательного усложнения мира человека, обретением им новых психологических измерений и, соответственно, новых уровней сознания (предметного, смыслового, ценностного).

Целью диссертационного исследования является изучение ценностно-смысловой детерминации феномена дереализации.

Объект исследования: феномен дереализации.

Предмет исследования: ценностно-смысловая детерминация феномена дереализации.

Гипотеза. В феноменах дереализации проявляется неравномерность процесса становления ценностно-смысловых измерений мира человека. Подтверждением адекватности такой гипотезы может стать обнаружение факта концентрации феноменов дереализации в тех временных интервалах, которые соответствуют прохождению критических фаз в становлении человека как закономерно усложняющейся пространственно-временной организации. Существенной детерминантой процесса становления человека является мера закрытости / открытости его как сложной самоорганизующейся системы, соотносимая с показателями континуума ригидность / флексибильность.

Задачи исследования:

1. В теоретической части исследования раскрыть сущность понятия «дереализация», описать различные формы дереализации, а также проанализировать подходы, в рамках которых шло их изучение.

2. Показать динамику изменения содержательных характеристик понятий «реальность» и «действительность» в философии и психологии.

3. Используя методологию теории психологических систем, раскрыть общепсихологический механизм появления эффектов дереализации.

4. Эмпирически исследовать общую распространенность отдельных эффектов дереализации среди (условно) психически здоровой части населения, выявить и соотнести возрастные «пики» проявления дереализации и ее симптоматику с имеющимися клиническими данными.

5. Показать обусловленность феномена дереализации динамическими и содержательными особенностями становления ценностно-смысловых измерений многомерного мира человека.

Методологической основой исследования является культурно-историческая концепция Л.С. Выготского и ее конкретизация в теории психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, Э.В. Галажинский и др.), а также общая теория ригидности, развиваемая в работах Г.В. Залевского.

Значительное влияние на теоретико-методологическую базу исследования оказали также труды Б.С. Братуся, Л.И. Воробьевой, И.С. Кона, А.А. Меграбяна, В.Ю. Воробьева, А.Б. Смулевича.

Методы исследования: теоретический анализ литературных источников по теме исследования, методы сбора эмпирических данных: вопросник САМОАЛ (А. Маслоу), направленный на выявление стремления человека к самоактуализации; Томский опросник ригидности (Г.В. Залевский); тест смыс-ложизненных ориентаций (Д.А. Леонтьев); методика изучения рефлексии (А.В. Карпов); методика «Характеристики эмоциональности» (Е.П. Ильин), авторские анкеты, метод статистической обработки данных (использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена), качественный анализ самоотчетов респондентов.

Научная новизна исследования заключается в разведении понятий «реальность» и «действительность», уточнении их психологического смысла. Под «реальностью» понимается качество, которое приобретает многомерный мир человека в процессе привнесения в него смыслового измерения, а под «действительностью» - мир человека, каковым он становится по мере обретения ценностных измерений. Новые содержательные характеристики введены в понятие «чувство реальности», которое можно понять как интегральный показатель единства человека с его миром в трансспективе его жизненного самоосуществления. Вводится понятие «трансреалистичности», обозначающее противоположный отчуждению вариант деформации «чувства реальности» бытия. Подтверждена связь «трансреалистичности», к которой можно отнести и эф-vu, с уровнем потребности в бытийном познании. Выявлено, что некоторые эффекты дереализации, в частности, «уже виденное», «предвосхищение», «никогда не виденное», «ложное узнавание людей» и «видение себя со стороны» являются достаточно распространенными, но проявляются чаще всего в периоды, соответствующие этапам становления или выраженных деформаций смысловых и ценностных координат жизненного мира человека. Выявлены значимые корреляционные связи между частотой проявления дереализации и степенью ригидности (открытости / закрытости) человека.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что эффекты дереализации показаны как явления общесистемного уровня, что позволило объяснить «главный парадокс» психотерапевтической практики, а именно: почему при искажении «чувства реальности» не происходит существенных изменений в акте восприятия больного (А.А. Меграбян, 1962; А.Б. Смулевич, 1973; В.М. Морозов, 1988 и др.). В работе утверждается, что дереализация имеет ценностно-смысловую природу и может быть понята как проявление динамики становления психологической системы «человек и его мир». Выявлено, что главным фактором, обуславливающим появление дереализации, является сам процесс становления психологической системы, усложнения ее системной организации, вызывающий противоречия между темпом становления

многомерно мира человека (особенно в кризисных его фазах) и образом мира, представленным в сознании.

Практическая значимость исследования определяется новыми возможностями, которые открываются в клинической и психотерапевтической практике в связи с пониманием феноменов дереализации как проявления динамики (перестройки) ценностно-смысловых координат жизненного мира человека. Выявленные механизмы эффектов дереализации могут послужить основанием для разработки специальных методик, необходимых для оказания профессиональной помощи людям, испытывающим страдания в связи с переживанием феноменов дереализации.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждены на региональных научно-практических конференциях: «Человек как самоорганизующаяся психологическая система» (Барнаул, 2000), «Психологическое сопровождение становления личности в образовательном процессе» (Барнаул, 2002); на Сибирском психологическом форуме «Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность» (Томск, 2004); на региональных школах молодых ученых-психологов: «Психологическое исследование: методология, теория, методы» (Бийск, 2000), «Многомерный мир человека как предмет психологического исследования» (Бийск, 2002).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Дереализация является системным феноменом, сопровождающим процесс становления человека в качестве открытой самоорганизующейся психологической системы. Переживаемые человеком как «неестественные», эффекты дереализации являются достаточно естественным проявлением противоречия между становящимся все более многомерным миром человека и тем образом мира, который представлен в его сознании.

2. Общепсихологический механизм появления феноменов дереализации заключается в перестройке ценностно-смысловых координат многомерного мира человека. Поэтому эффекты дереализации наиболее интенсивно проявляются в критические периоды становления смысловых и ценностных координат многомерного мира человека.

3. Конкретные формы дереализации связаны с такой динамической характеристикой психологической системы «человек и его мир», как степень ее открытости / закрытости. Частота появления эффекта «уже виденного» коррелирует с высокой потребностью в самоактуализации, а эффекты «предвосхищения», «никогда не виденного», «ложного узнавания людей» и «видения себя со стороны» - с высокими показателями ригидности личности.

Этапы исследования:

Первый этап (2000-2001 гг.) - анализ научной литературы и основных концепций по теме исследования, работа над понятийным аппаратом; проведение пилотажного исследования.

Второй этап (2001-2002 гг.) - определение гипотезы и цели исследования с опорой на результаты теоретического анализа и пилотажа, формулировка задач, подбор соответствующих им методов исследования.

Третий этап (2002-2003 гг.) - проведение основного этапа эмпирического исследования, количественная обработка полученных результатов с использованием статистических методов вычисления корреляций, качественная обработка результатов, их систематизация и обобщенный анализ.

Четвертый этап (2003-2004 гг.) - окончательная интерпретация данных исследования, подведение итогов, формулировка выводов и литературное оформление диссертации.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечены исходной методологической обоснованностью исследования, рядом апробированных методик, адекватных цели, задачам, предмету и логике исследования, использованием качественных и количественных методов анализа результатов, репрезентативностью объема выборки участников исследования и статистической значимостью экспериментальных данных.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, в каждой из которых по три параграфа, заключения, списка использованной литературы и приложений. Общий объем работы (без приложений) составляет 130 страниц. В тексте содержится 6 таблиц и 3 рисунка. Список литературы включает 179 наименований, из которых 29 на иностранном языке.

Основное содержание диссертации

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены цель, объект и предмет исследования, сформулированы гипотеза и задачи работы, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Понятие дереализации и проблема реальности в психологии» представлен анализ клинических подходов к проблеме дереализации, дан краткий исторический обзор исследования этого феномена, обоснованы возможность и необходимость исследования дереализации в рамках общей психологии, показаны тенденции изменения психологического содержания понятия «реальность» и возможность понимания его как становящегося, системного конструкта, приведены теоретические обоснования идеи о дереализации как проявлении динамики становления многомерного мира человека.

Проведенный анализ литературы по теме исследования позволил раскрыть содержание понятия дереализация и показать симптоматику этого феномена, последовательно описать свойственные ему клинические проявления: ощущение нереальности, чуждости происходящего, наличие «пелены» пред глазами, или, напротив, неестественно четкое, яркое, красочное восприятие окружающего. При дереализации происходят также нарушения эмоциональной

сферы: больные испытывают необъяснимую тревогу, растерянность или, наоборот, указывают на повышенный фон настроения. Вместе с тем, сохраняется критическое отношение к своему состоянию - в самоописаниях часто используются выражения «как будто», «кажется», также часты сравнения и метафоры (А.А. Меграбян, 1962; Б.Е. Микиртумов, 1993; И.В. Макаров, 1999 и др.).

Сам феномен дереализации включает разнообразные формы и проявления, к числу которых, помимо прочих, относятся: «уже виденное» (фр. deja vu), когда окружающая обстановка, видимая в первый раз, воспринимаются как уже знакомая — настоящее переживается как прошлое; «никогда не виденное» (фр. jamais vu), когда хорошо известная ситуация, обстановка кажется воспринятой впервые, чуждой; симптом «ложного узнавания людей», долгое время рассматриваемый как родственный бредовым синдромам ложного узнавания (синдром Капгра, синдром Фреголи и др.), «феномен предвосхищения», впервые описанный в 1977 г. Н.Н. Брагиной и Т.А. Доброхотовой. При «предвосхищении» возникает иллюзия предвидения, т.е. будущее странным образом переживается как прошлое.

Некоторые проявления дереализации были впервые описаны еще в 3040-х гг. XIX века, однако долгое время рассматривались в контексте синдрома деперсонализации. Впоследствии, благодаря исследованиям L. Dugas, С. Wernicke, W. Mayer-Gross, K. Haug и др., было предложено различать в рамках деперсонализации сомато-, ауто- и аллопсихические формы. За последней впоследствии и был закреплен термин Е. Mapother «дереализация». Сегодня многие исследователи говорят о синдроме деперсонализации-дереализации, в рамках которого различают феномены дереализации и собственно деперсонализацию (Е.Б. Беззубова, 1993; И.В. Макаров, 1996; Р. Карсон и др., 2004).

За всю историю изучения феномена дереализации были выдвинуты различные предположения о причинах его появления: от поражений головного мозга различной локализации и генеза до нарушений работы познавательной сферы. В настоящее время наиболее распространенной является точка зрения, согласно которой дереализация понимается как нарушение сознания личности. В связи с этим интересные соображения приводит J. Meyer, предложивший рассматривать дереализацию и деперсонализацию как нарушения, связанные с определенными личностными особенностями человека.

Для объяснения возможности появления феноменов дереализации у психически здоровых людей К. Haug в 1939 г. предложил различать функциональную деперсонализацию как обратимые, преходящие состояния у здоровых и больных и органическую, или дефектную деперсонализацию, когда чувство отчуждения выступает в форме реакции на дефект или процесс, который ведет к этому дефекту.

Представляют интерес наблюдения, касающиеся возрастного аспекта дереализации. Так, многими исследователями отмечается значительная частота дереализационных и деперсонализационных проявлений в подростковом

возрасте (W. Mayer-Gross, 1936; Е.Б. Беззубова, 1985, 1993; К.П. Кискер, Г. Фрайбергер, 1999; Р. Карсон и др., 2004). Объясняя эту закономерность, Е.Б. Беззубова говорит о дизонтогенетическом расстройстве самосознания в подростничестве. А.А. Меграбян, И.С. Кон, J. Meyer и др. пишут о возможности дереализации в рамках пубертата и вне патологии при высокой физической и интеллектуальной нагрузке, после резких эмоциональных переживаний.

По оценкам современных исследователей (Н. Kaplan, В. Sadock, 1994; Е. Cardena, 1997 и др.), процент общей распространенности дереализации у (условно) здоровой части населения может достигать 70% и более. Принимая во внимание сказанное, дереализация может справедливо считаться предметом изучения не только психиатрии, но и психологии.

Проанализировав целый ряд определений понятия «дереализация» (как искаженное, ненормальное восприятия окружающей реальности), мы пришли к выводу, что общим методологическим фундаментом для них послужили положения классической науки, построенной на принципе «субъект-объектного» расчленения сознания, который предполагает существование независимой от человека объективной реальности и ее правильного или неправильного (при дереализации) отражения. Эта установка уже не отвечает требованиям, предъявляемым со стороны практики к современной науке, будь то психиатрия или психология. Таким образом, становится понятной необходимость предварительного рассмотрения базовой в определении дереализации категории «реальность» с точки зрения современной психологии.

Анализ содержательных характеристик понятия «реальность» позволил нам сделать вывод, согласно которому в настоящее время в психологии более распространенным определением этого понятия считается его философский аналог: «реальность — это объективно существующее явление, то, что есть в действительности, действительность» (Психологический словарь, 2003). Это позволяет говорить о гносеологических установках в методологическом основании современной психологии. Однако смена научной парадигмы в психологии произошла еще в начале XX века с введением категории «бессознательного» - того, что не является отражением «объективной реальности», что нельзя наблюдать непосредственно, но что, вместе с тем, реально существует. Такой поворот, кроме внутренних тенденций развития самой психологии, был обусловлен влиянием, прежде всего, революционных открытий в физике (М. Планк, А. Эйнштейн и др.).

О несостоятельности попыток построить психологию на методологическом фундаменте гносеологии писали в свое время Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, В. Франкл, К. Левин и другие ученые, которые выдвигали идею об опосредующем измерении между объективным миром и сознанием (субъективным миром) человека. Эти попытки находили свое отражение в использовании таких понятий, как «психологические свойства внешнего», «жизненная онтология», «духовная реальность», «жизненное пространство». Однако и се-

годня далеко не всеми современными психологами наличие этого «промежуточного» измерения признается за научный факт. В то же время попытки по-иному взглянуть на проблему реальности предпринимаются - и не только в психологии, но и в психиатрии, философии, социологии и других науках (В.М. Розин, Г. Бейтсон, П. Бергер, Т. Лукман, В.П. Цветов, Э. Фромм, Т. Ши-бутани, S. Epstein, A. Korzybski и др.). Постепенно разными учеными признается не только идея конструируемости реальности самими человеком, но и идея существования нескольких реальностей, характерных разным возрастным периодам, разным социальным слоям, культурам и т.п.

Обретает полное право на существование мысль, высказанная в свое время еще Л.С. Выготским о том, что реальностью для человека становится только «маленький кусочек» объективного мира, важный, значимый для человека. Л.С. Выготским, а затем и А.Н. Леонтьевым последовательно развивается и обосновывается идея о значении и смысле как реальных измерениях «многомерного мира человека» (А.Н. Леонтьев).

Перечисленные выше тенденции, а также невозможность объяснения человеческой природы в рамках классической психологии послужили обоснованием необходимости принятия иного понимания человека — как сложного, многомерного, трудно поддающегося классификации и непредсказуемого явления. Смена научного ракурса вызвала к жизни различные психологические концепции, в которых идея осмысленного, конструируемого характера реальности обретает все более четкие очертания. К таким концепциям можно отнести психологическую антропологию (В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев), гуманитарную психологию (Л.И. Воробьева), христианскую психологию (Б.С. Бра-тусь), теорию психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, Э.В. Галажинский).

В теории психологических систем (ТПС) человек рассматривается как сложная, самоорганизующаяся психологическая система, пространственно-временная организация, «превращающая «объективную реальность» (мир до человека и без человека) в наполненный цветом и звуками, категоризирован-ный значениями предметный мир» (В.Е. Клочко, Э.В. Галажинский, 1999). Соответственно, и реальность в логике ТПС рассматривается как качество, которое приобретает мир человека в процессе становления смыслового измерения и соответствующего ему смыслового сознания. В теории психологических систем разводятся понятия «реальность» и «действительность», последняя, будучи связанной с ценностным измерением, определяет единство и преемственность содержательных характеристик многомерного мира во времени.

В контексте новых представлений о человеке феномен дереализации может быть представлен как нарушение на уровне целостной психологической системы.

Анализ описаний состояния дереализации, которые хорошо представлены во многих известных произведениях художественной литературы

(А.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, И.А. Гончаров, Э.М. Ремарк и др.), а также работ по психологии и психиатрии позволил нам сделать вывод, что «чувство реальности» во многом зиждется на привычке, повторяемости событий. Появление новой, не соответствующей прежней матрице (системе конструктов) восприятия информации может вызывать более или менее заметные колебания «чувства реальности», при этом колебания возможны как в сторону понижения (отчуждение), так и в сторону увеличения (трансреалистичность) относительно нормального, привычного уровня. Появление трансреалистичных переживаний, по замечанию ученых (С. Гроф, А. Маслоу и др.), возможно вне патологии: при медитации, молитве, «пик-переживаниях».

Колебания «чувства реальности» происходят постоянно, что отражает естественный для самоорганизующихся систем процесс становления. Он может облегчаться или усугубляться определенными факторами. Поэтому дереализация имеет и различные формы проявления на различных уровнях глубины дефекта: нормальном, невротическом и психотическом. При нормальном протекании онтогенетического процесса становления сознания «отягчающим» фактором будут являться т.н. кризисные возрастные периоды, в течение которых перестройка происходит особенно интенсивно, поскольку появляются принципиально новые измерения - смысловое, а затем и ценностное.

Другая группа факторов связана с динамическими характеристиками психологической системы - со степенью ее открытости / закрытости, которая соотносима с такими личностными особенностями, как ригидность / флекси-бильность и потребность в самоактуализации.

Феномен дереализации в контексте ТПС, таким образом, рассматривается как субъективное переживание перестройки ценностно-смысловых координат многомерного мира человека, при которой происходит деформация «чувства реальности» в сторону снижения или увеличения. А поскольку человек как система находится в постоянном становлении, изменении, то и переживаемые человеком как «неестественные», эффекты дереализации являются достаточно естественным проявлением противоречия между становящимся все более многомерным миром человека и тем образом мира, который представлен в его сознании. Чем интенсивнее информационный обмен со средой, тем меньше сопротивляемость системы изменениям, тем более незаметно проходит перестройка. И наоборот: чем менее проницаема система для новой информации, тем труднее идет этот процесс и тем более вероятна дереализация.

Во второй главе «Эмпирическое исследование проявлений дереализации у психически здоровых людей» описываются организация, методическое обеспечение и этапы исследования, дается характеристика выборки, представляются результаты исследования и их интерпретация.

Первоначально работа задумывалась как посвященная изучению только феномена deja vu («уже виденного»), поэтому на первом этапе исследования с целью определения распространенности этого феномена и уточнения предмета

нами был проведен пилотаж. Для этого была разработана анкета, состоящая из четырех вопросов, направленных на выявление особенностей переживания феномена «уже виденного». Нас интересовало, прежде всего, то, знаком ли респондент с подобными переживаниями, и как они субъективно оцениваются. При формулировании вопросов мы опирались на описания симптоматики феноменов дереализации, приведенные в клинической литературе (например, Т.А. Доброхотова, Н.Н. Брагина, 1994; А.А. Кирпиченко, 1996; Клиническая психиатрия, 1989 и др.).

В пилотажном исследовании, охватившем 343 респондента в возрасте от 10 до 40 лет, принимали участие преподаватели, студенты педагогического и филологического факультетов Барнаульского государственного педагогического университета, студенты физического факультета Алтайского государственного университета, учащиеся школ «Сигма» г. Барнаула и «Планета детства» г. Рубцовска.

По результатам проведенного опроса были получены интересные данные, которые уже на этом этапе позволяли говорить о широкой распространенности данного эффекта дереализации. В своих самоотчетах многие респонденты отмечали, что, помимо эффекта «уже виденного», им знакомы и другие проявления дереализации: феномен «предвосхищения» и деперсонализацион-ный феномен «видения себя со стороны». Поэтому было принято решение охватить исследованием и другие формы дереализации.

На втором этапе исследования, опираясь на результаты теоретического анализа и пилотажа, на основе уже использованного перечня вопросов, мы разработали оригинальную анкету, дополненную соответствующими пунктами. В анкету вошло семь вопросов. Анкета была направлена на выявление следующих феноменов дереализации: «уже виденное», «никогда не виденного», «предвосхищения», «ложного узнавания людей», «видения себя со стороны». Их клинические симптомы также были сформулированы по результатам анализа литературных источников. Анкета включала и вопросы о частоте встречаемости выбранных феноменов, возрасте их первого проявления, о наиболее ярких, запомнившихся дереализационных переживаниях. Для упрощения обработки и интерпретации получаемой информации она была стандартизирована путем введения четырехбалльной шкалы ответов на вопросы.

На этом же этапе также была разработана окончательная схема эмпирического изучения феноменов дереализации у психически здоровых людей, проведен подбор соответствующих методов и конкретных методик. Необходимо отметить, что в настоящем исследовании проявлений дереализации у «нормальных», психически здоровых людей мы будем опираться на континуальное понимание нормы (Л.С. Выготский, С.Б. Семичов) и, говоря о ней, всегда будем помнить об ее условности. Формальным же критерием «нормальности» человека в нашей выборке будет выступать уровень его

социальной адаптации, достаточный для того, чтобы вести более или менее полноценную учебную и трудовую деятельность.

На третьем этапе на базе Барнаульского государственного педагогического университета проводилось основное эмпирическое исследование. В нем приняли участие студенты с первого по пятый курс очного и вечернего отделений педагогического факультета в количестве 187 человек. Возраст респондентов - 17-30 лет. Исследование проходило по следующему плану. Сначала испытуемым предлагалось ответить на вопросы модифицированной анкеты, затем последовательно проводились методики: САМОАЛ (А. Маслоу) для определения открытости системы, выраженной в стремлении к самоактуализации; ТОР (Г. В. Залевский) для определения ее закрытости, выраженной в симпто-мокомплексе ригидности; тест смысложизненных ориентаций (Д А. Леонтьев), методика на определения уровня рефлексивности (А. В. Карпов); методика на выявление особенностей эмоционального реагирования (Е.П. Ильин).

Согласно анкетным данным, все пять представленных в анкете форм дереализации оказались довольно хорошо знакомы респондентам. Наиболее распространенными формами оказались «уже виденное» и традиционно сопутствующее ему «предвосхищение», их отметили у себя 96% и 95% респондентов соответственно. На втором месте - феномен «ложного узнавания людей» (91%), на третьем - «видение себя со стороны» (68%) Самым раритетным для нашей выборки явился феномен «никогда не виденного» - приблизительно 57% респондентов отметили, что испытывали его хотя бы однажды. Эти данные представлены на рисунке 1.

100% 80% 60% 40% 20% 0%

и

щ* — ^ • г - щ

! Р ч 57% -

1'* ■ы *>

у** 1! Г

Рис. 1. Общая распространенность некоторых феноменов дереализации

Ответы на вопрос о возрасте первого переживания какой-либо из указанных пяти форм дереализации также оказались весьма показательными. Полученные на основе анализа и сопоставления ответов респондентов данные

представлены на рисунке 2. Так, на этапе пилотажного исследования феномена «уже виденного» 68% всей выборки указали возраст 10-14 лет, 10% респондентов затруднилось ответить. Остальные указывали на другие возрастные периоды - 18% опрошенных впервые испытали отдельные феномены дереализации в возрасте от 3 до 9 лет и только 4% указали возраст 16-18 лет. Этот очень примечательный факт позволял нам уже на этапе пилотажа говорить о связи феномена «уже виденного» с изменениями, происходящими в многомерном мире подростка.

1 40 | зо

о п ___

Ь! 0 Л--1-1-1-1-1-1-1-1—

1 3 5 7 9 11 13 15 17 возраст

возраст

Рис. 2. Возраст первого появления дереализации Данные о возрасте первого появления дереализации согласно результатам, полученным по модифицированной анкете, также подтверждали выявленную нами тенденцию. Так, наибольший удельный вес получил период 10-13 лет - возраст активного становления ценностного сознания - респонденты указывали его чуть более чем в половине случаев (51%). Самое раннее воспоминание о дереализационных ощущениях и в этой выборке вновь было отнесено к возрасту 3-х лет, что, как отмечалось, соответствует в логике ТПС началу становлению смысловой координаты многомерного мира человека, порождающей такое его системное качество, как реальность. Это процесс продолжается с меньшей или большей (в 5-7 лет) интенсивностью приблизительно до 10 лет. Период 3-9 лет отметили 31% опрошенных. Оставшиеся 18% респондентов впервые испытали дереализацию в 14-18 лет. Случаи «позднего дебюта», по нашему мнению, можно интерпретировать двояко: как показатель слаженной работы системы, практически не дающей сбоев (о чем свидетельствует значимый приоритет переживания феномена «дежа вю» в качестве первого в этом возрасте), либо как проявление замедленного становления многомерного мира человека, обусловленного ее закрытостью и тугоподвижностью происходящих процессов.

При обработке данных модифицированной анкеты относительно интенсивности переживания тех или иных форм дереализации были получены сле-

дующие результаты. Бесспорным лидером выступил феномен «предвосхищения»: как показал анализ, более половины опрошенных, знакомых с этим феноменом, отмечают у себя эпизоды «предвосхищения» гораздо чаще 1 раза в месяц. Наименьшая интенсивность была отмечена у эффекта «уже виденное» -подавляющее большинство испытывает его регулярно, но не так уж часто, в среднем 1 раз в полгода. Рисунок 3 позволяет провести сравнительный анализ частоты проявлений этих и других феноменов дереализации.

■ уже ввденное

■ предвосхищение О ложное узнавание 0 деперсонализация И никогда не виденное

Рис. 3. Частота проявления некоторых феноменов дереализации

Проведенный анализ самоописаний особенностей переживания феномена дереализации, данных респондентами, позволил нам убедиться в правомерности тезиса о дереализации как проявлении динамики становления многомерного мира человека. В самоописаниях легко прослеживались ключевые симптомы дереализации - изменение «чувства реальности», появление отчуждения, эмоциональные нарушения, повышенная рефлексивность, «состояние отрешения от всего», наличие «пелены перед глазами», «не принадлежность себе», «чувство потери во времени», «изменение пространства». Порядка 60% всех респондентов, участвовавших в исследовании, указали на широкий спектр изменений эмоциональных состояний: от страха, напряжения, оцепенения, волнения, дискомфорта, тревоги, беспокойства - до восторга, удивления, радости, ощущения чего-то приятного. Респонденты отмечали и сознательно переживаемые изменения ценностно-смысловой сферы - «не понимание того, что происходит», «потеря смысла происходящего» и др.

В самоописаниях можно было вычленить и различные формы дереализации: «видение себя со стороны» (или деперсонализация), феномен «дежа вю» и феномен «предвосхищения». Интересно, что ни один респондент из нашей выборки не стал давать подробные описания эффектов «ложного узнавания людей» или «никогда не виденного». Несмотря на то, что феномен «ложного

никогда реже 1 1 р./мес. чаще 1 р./мес. р./мес.

узнавания людей» достаточно часто встречается (он знаком 91% респондентов из нашей выборки), его субъективное переживание не столь интересно, возможно, потому, что часто принимается многими респондентам просто за ошибку - «обознался», «что-то нашло». Это касается и феномена «никогда не виденного»; вероятно, сказывается и его низкая (57%) по сравнению с другими формами дереализации распространенность.

Доказательства связи между феноменами дереализации и смысловой составляющей многомерного мира человека мы получили в результате интерпретации данных, полученных по методике изучения рефлексивности, тесту СЖО и «Характеристики эмоциональности». По методике СЖО необходимо отметить значимые корреляции: между шкалой «Цели в жизни» и феноменом «видение себя со стороны»: р = -0,29, при р < 0,05; между феноменом «никогда не виденного» и шкалой «Процесс жизни или эмоциональная насыщенность жизни»: р = -0,29, при р < 0,05; между феноменом «ложного узнавания людей» и шкалой «Результативность жизни» теста СЖО: р = -0,38 при р < 0,05. Между уровнем развития рефлексии и феноменами дереализации были установлены следующие корреляционные связи: с феноменом «никогда не виденного» р = 0,28 при р < 0,05, с феноменом «ложного узнавания людей» р =0,41 при р < 0,05 и с феноменом «видение себя со стороны» р =0,46 при р < 0,05. По методике Е.П. Ильина значимые корреляции были обнаружены между феноменом «предвосхищения» и шкалой «Длительность эмоций»: р =0,41 при р < 0,05; между феноменами «уже виденное» и «ложное узнавание людей» и шкалой «Влияние на эффективность деятельности»: р =0,31 при р < 0,05 и = 0,28 при р < 0,05 соответственно

Доказательства предположения о возможной связи конкретной формы проявления дереализации с характеристиками самой психологической системы в частности, степенью ее открытости / закрытости, мы получили, проанализировав результаты методик ТОР и САМОАЛ.

Каждый из исследуемых эффектов дереализации оказался связан с ригидностью, минимум с одной из шкал опросника ТОР, причем во всех случаях корреляции положительны. Это подтверждает наше предположение о том, что синдром отчуждения свойствен людям закрытым, четко придерживающимся своих жизненных целей и принципов, предпочитающим регламент и порядок. Особенно характерно это оказалось для людей, часто испытывающих предвосхищение. Так, была выявлена значимая корреляция между частотой эффекта «предвосхищения» и шкалой «Преморбидная ригидность», отражающей опыт фиксированного поведения в детстве, который проявляется теперь как устоявшаяся черта характера (р = 0,40 при р < 0,05). Феномен «предвосхищения» также оказался связан и со шкалой «Симптомокомплекс ригидности», которая включает различные проявления этого качества на когнитивном и поведенческом уровне (р = 0,28 при р < 0,05). Со шкалой «Симптомокомплекс ригидности» коррелируют и два других эффекта дереализации - «ложное узнавание

людей» и «видение себя со стороны» (в обоих случаях р = 0,33 при р < 0,05). Обусловленность «сенситивной ригидностью» оказалась характерна для феноменов «никогда не виденное» и «ложное узнавание людей» ( = 0,31 и = 0,30 при р < 0,05 соответственно

Интересная корреляция была выявлена между частотой появления эффекта «уже виденное» и шкалой «Ригидность как состояние» (р=0,28 при р < 0,05). Поскольку эта шкала отражает возможность появления ригидных форм поведения только в определенных состояниях: стресса, плохого настроения, утомления или болезни, то можно полагать, что «уже виденное», как форма субъективного переживания перестройки системы «человек и его мир», скорее всего в меньшей степени связано с закрытостью психологической системы (как ее постоянной характеристикой), а обусловлено иными факторами.

Некоторый свет на его природу проливает анализ корреляционных связей между проявлением дежа вю и стремлением к самоактуализации. Так, со шкалой «Потребность в познании» была отмечена значимая положительная корреляция = 0,30 при р < 0,05). Корреляционная зависимость также обнаружилась между феноменом «уже виденное» и «Контактностью» (р = 0,27 при р < 0,05). Таким образом, эффект «уже виденного» если и связан с ригидностью, то только ситуативной. В большей мере он свойствен людям открытым, не боящимся перемен и даже нуждающимся в них. «Дежа вю», скорее всего, представляет собой пример трансреалистичности, т.е. преодоления привычно-обыденного чувства реальности в процессе естественной перестройки психологической системы. У людей, не отличающихся высоким стремлением к самоактуализации, этот феномен возможен в периоды значимых жизненных перемен, т.н. «переоценки ценностей».

Между частотой остальных эффектов дереализации («никогда не виденное», «ложное узнавание людей», «предвосхищение», «видение себя со стороны») и шкалами вопросника СЛМОАЛ были выявлены значимые отрицательные корреляции, что подтверждало их обусловленность слабой проницаемостью психологической системы для внешней информации, т.е. ее закрытостью. Частота переживания «никогда не виденного» коррелировала с обобщенной шкалой «Стремление к самоактуализации» (р == -0,29 при р < 0,05), а также со шкалой «Аутосимпатия» (р = -0,38 при р < 0,05). Проявление феномена «ложного узнавания людей» оказалось связано с «Самопониманием» = -0,30 при р < 0,05). Между феноменом «предвосхищения» и шкалой «Взгляд на природу человека» обнаружилась корреляционная зависимость = -0,35 при р < 0,05). Принимая во внимание интерпретацию этой шкалы, можно прогнозировать высокую частоту встречаемости предвосхищения у людей подозрительных, не доверяющих окружающим, а где-то и самому себе. В свете сказанного становятся понятными негативные переживания неуверенности, дискомфорта, смятения и т.п. при переживании предвосхищения, отмечаемые некоторыми респондентами.

Анализ самоотчетов респондентов, принимавших участие в исследовании, показал, что сочетание феноменов «предвосхищения» и «дежа вю» достаточно распространено в норме. Около 40% всех опрошенных указывали на этот факт. В самоописаниях респондентов четко прослеживается последовательность: сначала появляется феномен «уже виденного», а затем «предвосхищение». В клинике предвосхищение проявляется более ярко, как бы выступает на первый план, предшествуя «дежа вю». Это наблюдение может служить основанием для интерпретации такой последовательности как усугубления начальной деформации «чувства реальности» при «дежа вю». Трансреалистичность «уже виденного» переходит на более патологичный уровень «сверх»реалистичности, при котором некий смысл становится чрезмерным. Изначальная потребность в новом блокируется стереотипами и установками, возможно страхом перемен - в некотором роде это испуганный «шаг назад», обусловленный желанием все упорядочить. И если в открытой системе не возникает феномена предвосхищения вслед за «дежа вю», поскольку проблем с «встраиванием» информации нет, то в закрытой может появляться этот феномен как защитный механизм на гомеостатическом уровне существования психологической системы.

Между феноменом «видения себя со стороны» (деперсонализацией) и общим стремлением к самоактуализации, а также шкалами «Ценности», «Потребность в познании» и «Автономность» ранговые коэффициенты корреляции составили: р = -0,38 при р < 0,05 и р = -0,35 при р < 0,05 соответственно. Отчуждение собственного Я обусловлено закрытостью психологической системы, ее замкнутостью на самой себе. Отсутствие высших, бытийных (по А. Маслоу) ценностей приводит человека к попыткам обнаружить такие ориентиры внутри себя. Его интересы, таким образом, исходят из стремления удовлетворить свои, так сказать, «внутренние» потребности. А отсутствие каналов связи с внешним миром, на что указывает шкала «Потребность в познании», нивелирует возможность осуществления необходимой перестройки психологической системы.

Основные выводы

1. «Чувство реальности» можно рассматривать как интегральный показатель единства человека с его миром в трансспективе его жизненного самоосуществления. Чувство реальности - особое эмоциональное переживание, фиксирующее в сознании человека наличие этого единства, т.е. предметно-смыслового соответствия.

2. Изменение «чувства реальности» (дереализация) есть системный феномен, связанный с особенностями устройства человека как самоорганизующейся психологической системы. Переживаемые как «неестественные», эффекты дереализации являются достаточно естественным проявлением неравномерности в становлении человека как открытой психологической

системы, противоречия между становящимся все более многомерным миром человека и тем образом мира, который представлен в его сознании.

3. Отдельные эффекты дереализации - «уже виденное», «никогда не виденное», «ложное узнавание людей», «предвосхищение» и «видение себя со стороны» - достаточно широко распространены среди психически здоровой части населения, их переживание сходно с описанными в литературе клиническими симптомами. Это может служить основанием для предположения об общности механизма дереализации в норме и патологии.

4. Феномен дереализации имеет ценностно-смысловую обусловленность. Общепсихологический механизм его появления заключается в перестройке ценностно-смысловых координат многомерного мира человека. Данное заключение наглядно подтверждают закономерности ее дебютного появления и пики наибольшей частоты, приходящиеся на «кризисные» периоды интенсивного становления смыслового и ценностного сознания (возраст 6-8, 10-13 лет).

5. Практически со всеми изучаемыми формами дереализации-деперсонализации и такими личностными особенностями, как ригидность и стремление к самоактуализации, обнаружены значимые корреляционные связи, что подтверждает гипотезу об обусловленности дереализационных эффектов степенью открытости / закрытости психологической системы.

6. Наиболее тесно связанным с ригидностью оказался феномен «предвосхищения» (положительная корреляция), что позволяет говорить о том, что этот вариант дереализации характерен для более закрытой психологической системы, как и появление деперсонализационных переживаний «видения себя со стороны», связанное с низким стремлением к самоактуализации (наибольшая отрицательная корреляция).

7. Феномен «уже виденного» представляет собой проявление трансреалистичного восприятия и обусловлен выраженной потребностью в познании, открытостью к новому. Он отражает динамику становления многомерного мира человека в сторону его усложнения и расширения. Остальные формы дереализации - ее классическое проявление, т.е. отчуждение, снижение «чувства реальности», которое обусловлено чрезмерной закрытостью для внешней информации, не встраивающейся в существующую матрицу предметно-смысловых соответствий.

8. Последовательное появление эффектов «уже виденного» и предвосхищения обусловлено «усугублением» первого, при котором значительная открытость психологической системы блокируется встречной тенденцией к закрытости, самосохранению первоначального состояния.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

1. Рыбин Д.Н. Общепсихологический анализ феноменов дереализации // Психологическое исследование: методология, теория, методы: Материалы 2-ой региональной школы молодых ученых. - Барнаул: Изд-во БГПУ, 2000. -С. 132-137.

2. Рыбин Д.Н. Феномены дереализации и возможность их психологической интерпретации // Человек как самоорганизующаяся психологическая система: Материалы региональной конференции. - Барнаул: Изд-во БГПУ, 2000. -С. 140-147.

3. Рыбин Д.Н. Реальность: философско-психологический аспект // Многомерный мир человека как предмет психологического исследования: Материалы 4-ой региональной школы молодых ученых. - Бийск: НИЦ БПГУ им. В.М. Шукшина, 2002. - С. 220-228.

4. Рыбин Д.Н. Философско-психологический смысл категории «реальность» // Психологическое сопровождение становления личности в образовательном процессе: Материалы региональной научно-практической конференции. - Барнаул: Изд-во БГПУ, 2002. - С. 123-126.

5. Рыбин Д.Н. Дереализация как проявление динамики становления психологической системы «человек и его мир» // Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность: Материалы Сибирского психологического форума. - Томск: Изд-во ТГУ, 2004. - С. 614-622.

6. Рыбин Д.Н., Лебедева О .А «Чувство идентичности» и «чувство реальности» как системные феномены // Вестник БГПУ: Психолого-педагогические науки. - 2004. - Вып. 4. — С. 61-66 (50 % личного участия).

7. Рыбин Д.Н. Становление категории «действительность» в психологии // Сибирский психологический журнал. - 2004. - № 20. - С. 24-30.

Подписано в печать 04.03.2005 г. Формат 60x84/16. Бумага для множительных аппаратов. Печать ризографная. Гарнитура «Times New Roman». Усл. печ. л. 1,0. Уч.-изд. л. 0,8. Тираж 100 экз. Заказ № 3.

Издательство АГАУ 656099, г. Барнаул, пр. Красноармейский, 98 62-84-26

22 I.ÜP m

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Рыбин, Денис Николаевич, 2005 год

Введение.

Глава I. Понятие дереализации и проблема реальности в психологии.

1.1. Феномен дереализации как психопатологический синдром.

1.2. Место категории «реальность» в понятийном строе психологии.

1.3. Общепсихологическое понимание дереализации.

Глава И. Эмпирическое исследование проявлений дереализации у психически здоровых людей.

2.1. Структура, организация и методико-диагностическое обеспечение исследования.

2.2. Дереализация как проявление динамики становления многомерного мира человека.

2.3. Обусловленность формы проявления дереализации степенью открытости / закрытости психологической системы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Ценностно-смысловая детерминация феномена дереализации"

Актуальность исследования. Феноменология дереализации представлена такими нарушениями «чувства реальности», которые известны как эффекты deja vu («уже виденное»), jamais vu («никогда не виденное»), «предвосхищение» и др. В специальной литературе дереализация определяется как расстройство, нарушение восприятия объективной действительности или отдельных образов, предметов, явлений окружающего мира во времени, пространстве, по форме, величине, окраске, взаимному расположению и т.п. [61]. Исследователями приводятся и другие определения дереализации, основной акцент в которых делается на ощущение отчуждения мира [120], чувство призрачности окружающего [58], утрату чувства действительности [59]. В рамках «клинико-анатомического» подхода причинами дереализации считаются поражения различных зон и отделов головного мозга (поражение теменно-затылочной области, височной доли, стволовой части мозга, лобно-мозжечковые опухоли и т. д.) [68], [70], [146]; поражения правого или левого полушарий мозга [42], [43].

Подчеркнем тот факт, что феномены дереализации известны не просто узкому кругу врачей-психиатров и клинических психологов, но легко опознаются очень многими людьми, которые никогда не были пациентами лечебных учреждений или клиентами, когда-либо обращавшимися за психологической помощью. Доказательством этому может служить тот факт, что язык бытового общения людей практически принял в себя эти достаточно специфичные понятия, которые все чаще используются без предварительных пояснений - именно в силу узнаваемости стоящих за ними феноменов. Заметим, что их распространенность в обе стороны от весьма условной границы под названием «психическая норма» и превращает изучение феноменов дереализации в весьма перспективную и актуальную общепсихологическую проблему.

Перспективность ее можно усмотреть в том, что до сих пор нарушения «чувства реальности» рассматривались в отрыве от вопроса о том, что представляет собой это «чувство»: какова его природа, механизмы становления и функционирования, миссия. Но как только поднимается этот вопрос, вслед за ним поднимается и целый пласт методологических и теоретических проблем, корни которого можно обнаружить в истории развития философской и собственно психологической мысли. При этом сами проблемы продолжают оставаться далекими от своего решения, впрочем, как и от своей адекватной постановки. Еще Гегель заметил, что понятие «реальность» включает в себя отношение. Реальность - это не только «вещь в себе», но и обязательно вещь «для другого». C.JL Рубинштейн определял «объективную реальность» как «вещь в себе, становящуюся вещью для нас» [115].

Сам процесс такого становления остается закрытым для классической психологии, сводящей психику к отражению объективной реальности. Поэтому и проблема «чувства реальности» оказалась в классицизме не более чем психосенсорной проблемой.

В логике «психосенсорного» подхода дереализация рассматривалась как расстройство познавательных психических процессов [7], [48], [54], [60], [73], [74], [119], [151], [160], [163], [170]. По мере обогащения клинической фактологии, все большее количество ученых указывали на возможность дереализации и у психически здоровых людей, в условиях отсутствия собственно сенсорных и иных психических нарушений. Среди возможных факторов, обуславливающих появление феномена дереализации в норме, авторами отмечаются следующие: переутомление [107], стресс, снижение психического тонуса [41], ассоциации [69], временные децентрации [34], кризис идентификации - в подростковом возрасте [110] и др.

Признание более сложной, нежели психосенсорная, детерминации дереализации повлекло за собой смену фокуса исследовательского внимания в сторону целостной личности. В контексте «личностного» подхода изменение «чувства реальности» изучается в рамках синдрома дереализации-деперсонализации, причиной которого считаются патологические нарушения таких сфер личности, как сознание и самосознание [47], [96], [100], [118], [120].

Неклассическая психология сдвинула проблему «чувства реальности» в область отношений между субъективной и объективной реальностями. В частности, в экзистенциальной психологии отношение между «вещью в себе» и человеком оказалось завязанным на ценности и смыслы, а через них с эмоциями. В экзистенциально-аналитической теории эмоций уже явственно звучит аспект реальности как становящегося явления. Ценности и смыслы рассматриваются здесь как то, что вызывает в человеке изменения. Вместе с ними в жизнь человека приходит «частичка» внешнего мира, становящаяся реальностью мира внутреннего. Необходимо отметить и появление такой связки, как «реальность и время» - без переживания ценностей нет переживания времени, «без переживания времени нет биографии» [90].

Можно полагать, что постнеклассическое мышление, получающее все большее распространение в современной психологии [3], [23], [39], [40], [51], [52], [62], [101], [129], позволит выявить новые ракурсы в решении проблемы «реальность мира - чувство реальности - феномены дереализации».

Сформулированный в начале 90-х гг. прошлого века принцип, в соответствии с которым психика понимается не как отражение объективной реальности, а как активное звено в порождении новой реальности (O.K. Тихомиров), позволяет существенно трансформировать саму проблему «чувства реальности» и его деформаций. В рамках теории психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева и др.), опирающейся на этот принцип, смыслы и ценности рассматриваются как порождаемые человеком «параметры порядка», обеспечивающие устойчивость многомерного бытия человека в создаваемом им самим многомерном мире. В таком контексте феномены дереализации можно понять в их связи с процессом становления «человеческого в человеке», последовательного усложнения мира человека, с обретением им новых психологических измерений и, соответственно, новых уровней сознания (предметного, смыслового, ценностного).

Целью диссертационного исследования является изучение ценностно-смысловой детерминации феномена дереализации.

Объект исследования: феномен дереализации.

Предмет исследования: ценностно-смысловая детерминация феномена дереализации.

Гипотеза. В феноменах дереализации проявляется неравномерность процесса становления ценностно-смысловых измерений мира человека. Подтверждением адекватности такой гипотезы может стать обнаружение факта концентрации феноменов дереализации в тех временных интервалах, которые соответствуют прохождению критических фаз в становлении человека как закономерно усложняющейся пространственно-временной организации. Существенной детерминантой процесса становления человека является мера закрытости / открытости его как сложной самоорганизующейся системы, соотносимая с показателями континуума ригидность / флексибильность.

Задачи исследования:

1. В теоретической части исследования раскрыть сущность понятия «дереализация», описать различные формы дереализации, а также проанализировать подходы, в рамках которых шло их изучение.

2. Показать динамику изменения содержательных характеристик понятий «реальность» и «действительность» в философии и психологии.

3. Используя методологию теории психологических систем, раскрыть общепсихологический механизм появления эффектов дереализации.

4. Эмпирически исследовать общую распространенность отдельных эффектов дереализации среди (условно) психически здоровой части населения, выявить и соотнести возрастные «пики» проявления дереализации и ее симптоматику с имеющимися клиническими данными.

5. Показать обусловленность феномена дереализации динамическими и содержательными особенностями становления ценностно-смысловых измерений многомерного мира человека.

Методологической основой исследования является культурно-историческая концепция JI.C. Выготского и ее конкретизация в теории психологических систем (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, Э.В. Гала-жинский и др.), а также общая теория ригидности, развиваемая в работах Г.В. Залевского. Значительное влияние на теоретико-методологическую базу исследования оказали также труды Б.С. Братуся, Л.И. Воробьевой, И.С. Кона, А.А. Меграбяна, В.Ю. Воробьева, А.Б. Смулевича.

Методы исследования. Теоретический анализ литературных источников по теме исследования, методы сбора эмпирических данных: вопросник CAMOAJI (А. Маслоу), направленный на выявление стремления человека к самоактуализации; Томский опросник ригидности (Г.В. Залевский); тест смысложизненных ориентаций (Д.А. Леонтьев); методика изучения рефлексии (А.В. Карпов); методика «Характеристики эмоциональности» (Е.П. Ильин), авторские анкеты, метод статистической обработки данных (использовался коэффициент ранговой корреляции Спирмена), качественный анализ самоотчетов респондентов.

Научная новизна исследования заключается в разведении понятий «реальность» и «действительность», уточнении их психологического смысла. Под «реальностью» понимается качество, которое приобретает многомерный мир человека в процессе привнесения в него смыслового измерения, а под «действительностью» - мир человека, каковым он становится по мере обретения ценностных измерений. Новые содержательные характеристики введены в понятие «чувство реальности», которое можно понять как интегральный показатель единства человека с его миром в трансспективе его жизненного самоосуществления. Вводится понятие «трансреалистичности», обозначающее противоположный отчуждению вариант деформации «чувства реальности» бытия. Подтверждена связь «трансреалистичности», к которой можно отнести и эффект deja vu, с уровнем потребности в бытийном познании. Выявлено, что некоторые эффекты дереализации, в частности, «уже виденное», «предвосхищение», «никогда не виденное», «ложное узнавание людей» и «видение себя со стороны» являются достаточно распространенными, но проявляются чаще всего в периоды, соответствующие этапам становления или выраженных деформаций смысловых и ценностных координат жизненного мира человека. Выявлены значимые корреляционные связи между частотой проявления дереализации и степенью ригидности (открытости / закрытости) человека.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что эффекты дереализации показаны как явления общесистемного уровня, что позволило объяснить «главный парадокс» психотерапевтической практики, а именно: почему при искажении «чувства реальности» не происходит существенных изменений в акте восприятия больного [96], [118], [126] и др. В работе утверждается, что дереализация имеет ценностно-смысловую природу и может быть понята как проявление динамики становления психологической системы «человек и его мир». Выявлено, что главным фактором, обуславливающим появление дереализации, является сам процесс становления психологической системы, усложнения ее системной организации, вызывающий противоречия между темпом становления многомерно мира человека (особенно в кризисных его фазах) и образом мира, представленным в сознании.

Практическая значимость исследования определяется новыми возможностями, которые открываются в клинической и психотерапевтической практике в связи с пониманием феноменов дереализации как проявления динамики (перестройки) ценностно-смысловых координат жизненного мира человека. Выявленные механизмы эффектов дереализации могут послужить основанием для разработки специальных методик, необходимых для оказания профессиональной помощи людям, испытывающим страдания в связи с переживанием феноменов дереализации.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Дереализация является системным феноменом, сопровождающим процесс становления человека в качестве открытой самоорганизующейся психологической системы. Переживаемые человеком как «неестественные», эффекты дереализации являются достаточно естественным проявлением противоречия между становящимся все более многомерным миром человека и тем образом мира, который представлен в его сознании.

2. Общепсихологический механизм появления феноменов дереализации заключается в перестройке ценностно-смысловых координат многомерного мира человека. Поэтому эффекты дереализации наиболее интенсивно проявляются в критические периоды становления смысловых и ценностных координат многомерного мира человека.

3. Конкретные формы дереализации связаны с такой динамической характеристикой психологической системы «человек и его мир», как степень ее открытости / закрытости. Частота появления эффекта «уже виденного» коррелирует с высокой потребностью в самоактуализации, а эффекты «предвосхищения», «никогда не виденного», «ложного узнавания людей» и «видения себя со стороны» - с высокими показателями ригидности личности.

Этапы исследования:

Первый этап (2000-2001 гг.) - анализ научной литературы и основных концепций по теме исследования, работа над понятийным аппаратом; проведение пилотажного исследования.

Второй этап (2001-2002 гг.) - определение гипотезы и цели исследования с опорой на результаты теоретического анализа и пилотажа, формулировка задач, подбор соответствующих им методов исследования.

Третий этап (2002-2003 гг.) - проведение основного этапа эмпирического исследования, количественная обработка полученных результатов с использованием статистических методов вычисления корреляций, качественная обработка результатов, их систематизация и обобщенный анализ.

Четвертый этап (2003-2004 гг.) - окончательная интерпретация данных исследования, подведение итогов, формулировка выводов и литературное оформление диссертации.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечены исходной методологической обоснованностью исследования, рядом апробированных методик, адекватных цели, задачам, предмету и логике исследования, использованием качественных и количественных методов анализа результатов, репрезентативностью объема выборки участников исследования и статистической значимостью экспериментальных данных.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертационного исследования обсуждены на региональных научно-практических конференциях: «Человек как самоорганизующаяся психологическая система» (Барнаул, 2000), «Психологическое сопровождение становления личности в образовательном процессе» (Барнаул, 2002); на Сибирском психологическом форуме «Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность» (Томск, 2004); на региональных школах молодых ученых-психологов: «Психологическое исследование: методология, теория, методы» (Бийск, 2000), «Многомерный мир человека как предмет психологического исследования» (Бийск, 2002).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, в каждой из которых по три параграфа, заключения, списка использованной литературы и приложений. Общий объем работы (без приложений) составляет 130 страниц. В тексте содержится 6 таблиц и 3 рисунка. Список литературы включает 179 наименований, из которых 29 на иностранном языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предпринятый теоретический анализ основных подходов, в рамках которых проводилось изучение дереализации, показал, что собственно психологическое исследование данного феномена становится возможным только сегодня, в контексте осуществляющегося перехода научной психологии на постнеклассический этап своего становления. Сопровождающий его пересмотр понятийно-категориального аппарата позволяет системно подойти к проблеме «чувства реальности» бытия и его деформации.

По результатам проведенного нами исследования феномена дереализации были получены следующие выводы:

1. «Чувство реальности» можно рассматривать как интегральный показатель единства человека с его миром в трансспективе его жизненного самоосуществления. Чувство реальности - особое эмоциональное переживание, фиксирующее в сознании человека наличие этого единства и целостности, наличие предметно-смысловых соответствий.

2. Изменение «чувства реальности» (дереализация) есть системный феномен, связанный с особенностями устройства человека как самоорганизующейся психологической системы. Переживаемые как «неестественные», эффекты дереализации являются достаточно естественным проявлением неравномерности в становлении человека как открытой психологической системы, противоречия между становящимся все более многомерным миром человека и тем образом мира, который представлен в его сознании.

3. Отдельные эффекты дереализации - «уже виденное», «никогда не виденное», «предвосхищение», «ложное узнавание людей» и видение себя со стороны» - достаточно широко распространены среди психически здоровой части населения, их переживание сходно с описанными в литературе клиническими симптомами. Это может служить основанием для предположения об общности механизма дереализации в норме и патологии.

4. Феномен дереализации имеет ценностно-смысловую обусловленность. Общепсихологический механизм его появления заключается в перестройке ценностно-смысловых координат многомерного мира человека. Данное заключение наглядно подтверждают закономерности дебютного появления дереализации и пики ее наибольшей частоты, приходящиеся на «кризисные» периоды интенсивного становления смыслового и. ценностного сознания (возраст 6-8 лет и 10-13 лет соответственно).

5. Практически со всеми изучаемыми формами дереализации-деперсонализации и такими личностными особенностями, как ригидность и стремление к самоактуализации, обнаружены значимые корреляционные связи, что подтверждает гипотезу об обусловленности конкретных дереализационных эффектов степенью открытости / закрытости психологической системы.

6. Наиболее тесно связанным с ригидностью оказался феномен предвосхищения (положительная корреляция), что позволяет говорить о том, что этот вариант дереализации характерен для более закрытой психологической системы, как и появление деперсонализационных переживаний «видения себя со стороны», связанных с низким стремлением к самоактуализации (наибольшая отрицательная корреляция).

7. Феномен «уже виденного» представляет собой проявление трансреалистичного восприятия и обусловлен выраженной потребностью в познании, открытостью к новому. Он отражает динамику становления многомерного мира человека в сторону его усложнения и расширения. Остальные формы дереализации - ее классическое проявление, т.е. отчуждение, снижение чувства реальности, которое обусловлено чрезмерной закрытостью для внешней информации, не встраивающейся в существующую матрицу предметно-смысловых соответствий.

8. Последовательное появление эффектов «уже виденного» и «предвосхищения» обусловлено «усугублением» первого, при котором значительная открытость психологической системы блокируется встречной тенденцией к закрытости, самосохранению первоначального состояния.

Таким образом, задачи, поставленные в рамках данного исследования, можно считать решенными, а основную гипотезу - в целом доказанной. Результаты ее эмпирической проверки свидетельствуют, что дереализация представляет собой проявление закономерного процесса самоорганизации и усложнения в психологической системе «человек и его мир» и имеет ценностно-смысловую детерминацию. Выявленные корреляционные связи убедительно подтверждают предположение об обусловленности дереализации мерой закрытости / открытости человека как сложной самоорганизующейся системы, соотносимой с показателями континуума ригидность-флексибильность, а также с уровнем потребности в самоактуализации. ' 4

Полученные результаты открывают новые перспективы в расширении общепсихологической концепции дереализации. Так, отдельного исследования заслуживают особенности проявления дереализации на разных, особенно кризисных, этапах онтогенеза в среднем и пожилом возрасте, а также у представителей различных этнических групп. По-прежнему малоизученными остаются причины и механизмы возникновения трансреалистичных форм дереализации. Особый интерес представляет изучение возможностей применения полученных данных в психологической и психотерапевтической практике, разработки диагностических и психокоррекционных методов и приемов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Рыбин, Денис Николаевич, Барнаул

1. Абугова М.А. Изменение порогов болевой чувствительности у больных с деперсонализацией в зависимости от эффекта терапии // Соц. и клинич. психиатрия. - 2001. - Т. 11. Вып. 3. - С. 14-17.

2. Аллахвердов В.М. Сознание как парадокс. (Экспериментальная психологика, т. 1). СПб.: «Издательство ДНК», 2000. - 528 с.

3. Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Академия, 2002. - 414 с.

4. Ахапкина М.В. Некоторые аспекты психопатологии деперсонализа-ционных расстройств при шизофрении // Журнал неврологии и психиатрии. 1993. - Т. 93. - Вып. 4. - С. 46-49.

5. Ахапкина М.В. К Вопросу о клиническом течении шизофрении с де-персонализационными расстройствами // Журнал неврологии и психиатрии. 1993. - Т. 93. - Вып. 5. - С. 82-85.

6. Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Репрезентирование реальности: когнитивный подход. М.: Альтекс, 2001. - 140 с.

7. Банщиков В.М. Общая патопсихология: Учебное пособие. М.: Медицина, 1971. - 176 с.

8. Беззубова Е.Б. Деперсонализация как расстройство развития самосознания // Журнал неврологии и психиатрии. 1993. - Т. 93. — Вып. З.-С. 40-44.

9. Беззубова Е.Б. Клинические особенности этапов формирования деперсонализации в подростково-юношеском возрасте // Журнал невропатологии и психиатрии. 1985. - Т. 85. - Вып. 11.-е. 1680-1684.

10. Бейтсон Г. Экология разума: Избранные труды по антропологии, психиатрии и эпистемологии. М.: Смысл, 2002. 476 с.

11. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Аспект пресс, 1995. 238 с.

12. Берлов В.И. Психологический словарь: реалистическое миропонимание. Краснодар: Советская Кубань, 2001. -288 с.

13. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов / Под ред. С.Н. Бокова В 2-х томах Т. 1. - Ростов н/Д.: Феникс, 1996.-480 с.

14. Бокова О.А. Особенности субъективного контроля у людей юношеского возраста с различной выраженностью личностной ригидности. Дисс. канд. психол. наук. Барнаул, 2002. - 207 с.

15. Большой толковый медицинский словарь / Под ред. Г.Л. Билига в 2-х т. М.: Вече: ACT, 1998. - Т. 1. - 589 с. - Т. 2. - 607 с.

16. Бор Н. Избранные научные труды. В 2 т. / Под ред. И.Е. Тамма. — М.: Наука, 1971. - Т 2. - 675 с.

17. Братусь Б.С. Образ человека в гуманитарной, нравственной и христианской психологии // Психология с человеческим лицом / Ред. Д.А. Леонтьев, В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997. - С. 65-91.

18. Братусь Б.С. Опыт обоснования гуманитарной психологии // Вопросы психологии. 1990. - № 6. - С. 9-17.

19. Братусь Б.С. Христианская психология как новое движение в России // Психология и христианство. М., 1995. - С. 21.

20. Бухановский А.О., Кутявин Ю.А., Литвак М.Е. Общая психопатология: пособие для врачей. Ростов н/Д: Изд-во ЛРНЦ «Феникс», 2003.-416 с.

21. Воробьев В.Ю. Деперсонализация. Метод, рекомендации. М., 1931. -74 с.

22. Воробьев В.Ю. Психологические и психопатологические аспекты систематики деперсонализации // Психология и медицина: Материалы к симпозиуму / Отв. ред. В.М. Банщиков, Б.Ф. Ломов. М., 1978. -С. 334-337.

23. Воробьева Л.И. Гуманитарная психология: предмет и задачи // Вопросы психологии. 1995. - № 2. - С. 19-30.

24. Выготский Л.С. Конкретная психология человека // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. - 1986. - № 1. - С. 51-65.

25. Выготский Л.С. Психология искусства. Ростов н/Д: Феникс, 1998.- 480 с.

26. Выготский Л.С. Психология развития как феномен культуры / Под ред. М.Г. Ярошевского. М.: Институт практической психологии, 1996.- 512 с.

27. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. М.: Педагогика, 1982. -Т. 1.-488 с.

28. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М.: Педагогика, 1991.- 479 с.

29. Галажинский Э.В. Системная детерминация самореализации личности. Дисс. докт. психол. наук. Томск, 2002. - 320 с.

30. Гейзенберг В. Физика и философия. М. Наука, 1963. - 293 с.

31. Гете И.В. Страдания юного Вертера: Роман; Фауст: Трагедия; Стихотворения. М.: НФ «Пушкинская библиотека», ООО «Изд-во ACT», 2003.-748 с.

32. Гиляровский В.А. Психиатрия. М.: МЕДГИЗ, 1954. - 520 с.

33. Гинзбург Л.Я. Литература в поисках реальности. Л.: Советский писатель, 1987. - 397 с.

34. Головаха Е.И., Кроник А.А. Психологическое время личности. Киев: Наукова Думка, 1984. 207 с.

35. Гончаров И.А. Обломов. М.: Художественная литература, 1963. — 503 с.

36. Гордеева О.В. Измененные состояния сознания при сенсорной де-привации (сообщение 2) // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. - 2004. - № 2. - С. 66-83.

37. Гроф С. За пределами мозга. М.: Институт трансперсональной психологии, 2000. - 504 с.

38. Гроф С. Холотропное сознание. М.: ООО «Изд-во ACT» и др.,2002. 267 с.

39. Гусельцева М.С. Культурно-историческая психология и вызовы постмодернизма // Вопросы психологии. 2002. - № 3. - С. 119-131.

40. Гусельцева М.С. Культурно-историческая психология: от классической к постнеклассической картине мира // Вопросы психологии.2003. -№ 1.-С. 99-115.

41. Детенгоф Ф.Ф. Учебное пособие по психиатрии. Ташкент: Медицина, 1969-246 с.

42. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Левши. М.: Книга, 1994. - 231 с.

43. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Функциональные ассиметрии человека. М.: Медицина, 1988. - 220 с.

44. Достоевский Ф.М. Идиот. Собр. соч. в 15-ти томах. Т.6. - Л.: Наука, 1988.-669 с.

45. Дубровский Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность. М.: Канон +, 2002. 368 с.

46. Ениколопов С.Н. Три образующие картины мира // Модели мира / Под ред. Д.А. Поспелова. М., 1997. С. 35-40.

47. Жариков Н.М., Урсова Л.Г., Хритинин Д.Ф. Психиатрия: Учебник. -М.: Медицина, 1989. 496 с.

48. Жмуров В.А. Общая психопатология. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1986. -256 с.

49. Залевский Г.В. Психическая ригидность в норме и патологии. — Томск: Изд-во ТГУ, 1993. 230 с.

50. Зейгарник Б.Ф. Патопсихология: Учебное пособие. М.: Академия, 1999.-208 с.

51. Зинченко В.П. Психологические основы педагогики (Психолого-педагогические основы построения системы развивающего обучения Д.Б. Эльконина В.В. Давыдова) - М.: Гардарики, 2002. - 431 с.

52. Знаков В.В. Психология субъекта и человеческого бытия // Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В.В. Знакова и З.Н. Рябикиной. М.: Изд-во Ин-та психологии РАН, 2004. - 382 с.

53. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПб.: Питер, 2001. - 752 с.

54. Каплан Г., Сэдок Б. (Kaplan Н., Sadock В.) Диссоциативные расстройства // Клиническая психиатрия. В 2-х т. Т. 1. Пер. с англ. -М., 1994. - С. 448-463.

55. КапраФ. Дао физики.-СПб.: ОРИС, 1994.-318 с.

56. Карпов А.В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики // Психологический журнал. 2003. - Т. 24. - № 5. -С. 45-57.

57. Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. СПб.: Питер, 2004.- 1167 с.

58. Кемпинский А. Психология шизофрении. СПб.: Ювента, 1998. — 294 с.

59. Кербиков О.В., Коркина М.В., Наджаров Р.А., Снежневский А.В., Психиатрия. М.: Медицина, 1968. - 448 с.

60. Кирпиченко А.А. Психиатрия: Учебное пособие. Минск: Вышей-шая школа, 1996. - 392 с.

61. Клиническая психиатрия / Бачериков Н.Е., Михайлова К.В., Гавенко B.JI. и др. / Под ред. проф. Н.Е. Бачерикова. Киев: Здоровья, 1989. - 508 с.

62. Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд / Под ред. Г.В. Залевского. Томск: Изд-во Томского унта, 1999.- 154 с.

63. Клочко В.Е. Ментальное пространство личности как предмет профессионально-психологического осмысления // Личность в парадигмах и метафорах: ментальность коммуникация - толерантность /

64. Под ред. В.И. Кабрина. Томск: Изд-во Томского ун-та, 2002. - 262 с.

65. Клочко В.Е. Предмет современной психологии: человекообразова-ние и психологическое обеспечение смысловой педагогики // Образование и социальное развитие региона. Барнаул, 1995. - № 3 - 4. -С. 104-112.

66. Клочко В.Е. Становление многомерного мира человека как сущность онтогенеза // Сибирский психологический журнал. — Томск, 1998. — № 8-9.-С. 7-15.

67. Клочко В.Е. Человек как психологическая система // Сибирский психологический журнал. Томск, 1996. - Вып. 2. - С. 23-27.

68. Ковалев В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. -М.: Медицина, 1985.

69. Кок Е.П. Зрительные агнозии: Синдромы расстройства высших зрительных функций при односторонних поражениях височно-затылочной и теменно-затылочной области мозга. JL: Медицина, 1967.-224 с.

70. Коломинский Я.Л. Беседы о тайнах психики. М.: Молодая Гвардия, 1976.-208 с.

71. Колточник А.Е. Психопатологические синдромы при височной эпилепсии // Психопатологические синдромы. Научные труды института усовершенствования врачей им. С.М. Кирова. Выпуск 101. — Л., 1971.-275 с.

72. Кон И.С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984.-335 с.

73. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. М.: Наука, 1976. -720 с.

74. Коркина М.В., Лакосина Н.Д., Личко А.Е. Психиатрия. М.: Медицина, 1995.-608 с.ч

75. Короленко Ц.П., Фролова Г.В. Чудо воображения (воображение в норме и патологии). Новосибирск: Наука, 1975. - 210 с.

76. Краснов В.Н. Дифференциально-диагностическое и прогностическое значение деперсонализации в структуре депрессий // Депрессия (психопатология, патогенез) / Под ред. О.П. Вертоградовой. М., 1980.-С. 33-40.

77. Кроник А.А., Головаха Е.И. Психологическое время: путешествия в «давно» и «не скоро» / Популярная психология: Хрестоматия: Учебное пособие / Сост. В.В. Мироненко. М.: Просвещение, 1990. - С. 247-253.

78. Кудрявцев В.Т. Преемственность ступеней развивающего образования: замысел В.В. Давыдова // Вопросы психологии. 1998. - № 5. — С. 59-68.

79. Кушнир О.Н. Исследование вариантов течения и терапии деперсона-лизационных расстройств: Автореф. дис. . канд. мед. наук. СПб., 2001.-20 с.

80. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М.: Наука, 1989.-234 с.

81. Лебедев С.В. Психодиагностика деперсонализационных расстройств // Ежегодник российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года: В 8 т. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - Т. 5. - С. 45-48.

82. Левин К. Теория поля в социальных науках / Пер. с англ. СПб.: Сенсор, 2000.-368 с.

83. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2 т. -М.: Педагогика, 1983.-Т. 1.-391 с.

84. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М.: Смысл, 2000. -511 с.

85. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. - 1979. - № 2. - С. 3-13.

86. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). М.: Смысл, 1992.- 16 с.

87. Лобанов С.Д. Бытие и реальность. М.: Наука, 1999. - 156 с.

88. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. - 488 с.

89. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М.: Прогресс; Гнозис. 1992. - 271 с.

90. Лоцман Л.А. К вопросу о клинике и патофизиологии синдрома ирреальности // Неврология и генетика. М.-Л., 1936. - С. 133-141.

91. Лэнгле А. Введение в экзистенциально-аналитическую теорию эмоций: приобщение к ценностям // Вопросы психологии. 2004. - № 4. -С. 3-21.

92. Макаров И.В. Деперсонализация // Социальная и клиническая психиатрия. 1999. - Т. 9. - Вып. 3. - С. 91-95.

93. Макаров И.В. Клинико-семантический анализ деперсонализации. Дисс. . канд. мед. наук. СПб, 1996. - 136 с.

94. Мамцева В.Н. Клиника пароксизмальных состояний при депрессиях у детей // Журнал невропатологии и психиатрии. 1989. - Т. 89. -Вып. 8.-С. 85-90.

95. Маслоу А.Г. Психология бытия. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997. -304 с.

96. Маслоу А.Г. По направлению к психологии бытия. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. - 272 с.

97. Меграбян А.А. Деперсонализация. Ереван: Армгосиздат, 1962. -355 с.

98. Меграбян А.А. Синдром отчуждения и бред. Ростов н/Д: РОС-ТОБЛХОЗИЗДАТ, 1938. - 67 с.

99. Микешина Л.А., Опенков М.Ю. Новые образы познания реальности. М.: Российская политическая энциклопедия, 1997. - 240 с.

100. Микиртумов Б.Е. Субъективность как объект изучения: рефлексивные и речевые структуры при деперсонализации // Обозрение психиатрии. 1993.-№ 1.-С. 46-52.

101. Морозов В.М. Дереализация // Большая медицинская энциклопедия. Т. 7. / Гл. ред. Б.В. Петровский.- М.: Сов. энциклопедия, 1977.- С. 127.

102. Мясоед П.А. Психология в аспекте типов научной рациональности // Вопросы психологии. 2004. - № 6. - С. 3-18.

103. Начала христианской психологии: Учебн. пособие для вузов / Под ред. Б.С. Братусь. М.: Наука, 1995. - 235 с.

104. Неплох Я.М. Человек, познай себя! Записки психиатра. СПб.: Наука, 1991.-207 с.

105. Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН. В 5 т. Т. 1. - М.: Мысль, 2000. - 721 с.

106. Новейший философский словарь / Сост. А.А. Грицанов. Минск: Изд. В.М.Скакун, 1998. - 896 с.

107. Юб.Нуллер Ю. JI. Депрессия и деперсонализация. JL: Медицина, 1981. -208 с.

108. Платонов К.К. Занимательная психология. СПб.: Петер-Пресс, 1997.-288 с.

109. Пригожин И.Р. Постижение реальности / http: //www.ibmh.msk.su/

110. Психиатрия / Под ред. Р. Шейдера. М.: Практика, 1998. - 485 с.

111. Психиатрия, психосоматика, психотерапия / К.П. Кискер, Г. Фрай-бергер, Г.К. Розе, Э. Вульф. М.: Алтейа, 1999. - 504 с.

112. Психологический словарь / Под общей ред. Ю.Л. Неймера. Ростов н/Д: Феникс, 2003. - 640 с.

113. Ремарк Э.М. Черный обелиск. М.: ВИТА-ЦЕНТР, 1992. - 384 с. ПЗ.Розин В.М. Культура и психическое развитие человека // Вопросыпсихологии. 1988.- №3.-С. 123-131.

114. Н.Романов И.Ю. Понятие психической реальности в теории и практике психоанализа. Дисс. докт. филос. наук. Харьков, 1999. - 276 с.

115. Рубинштейн C.JI. Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: Питер, 2003. - 512 с.

116. Руднев В. Поэтика деперсонализации (JI.H. Толстой и В.Б. Шкловский) // Логос. 1999. - № 3. - С. 55-63.

117. Руднев В. Психотический дискурс // Логос. 1999. - № 3. — С. 113132.

118. Руководство по психиатрии / Под ред. Г.В. Морозова В 2 т. - М.: Медицина, 1988. - Т. 1. - 468 с.

119. Руководство по психиатрии / Под ред. А.В. Снежневского. В 2 т. -М': Медицина, 1983.-Т. 1.-480 с.

120. Руководство по психиатрии / Под ред. А.С. Тиганова. В 2 т. - М.: Медицина, 1999. - Т. 1. - 712 с.

121. Семичов С.Б. Предболезненные психические расстройства. — Л.: Медицина, 1987.-230 с.

122. Сергеев И.И., Басова А.Я. Психопатология и динамика бредовой деперсонализации у больных шизофренией // Социальная и клиническая психиатрия. 2002. - Т. 12. - Вып. 1. - С. 5-9.

123. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности: Учебное пособие для вузов М.: Школа-Пресс, 1995. - 384 с.

124. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: развитие субъективной реальности в онтогенезе: Учебное пособие для вузов. М.: Школьная Пресса, 2000.-416 с.

125. Словарь психиатрических и относящихся к психическому здоровью терминов. Пер. с англ. М.: Медицина , 1991. - 79 с.

126. Смулевич А.Б., Воробьев В.Ю. Деперсонализация. Клинико-психопатологические аспекты (по данным зарубежной литературы)

127. Журнал невропатологии и психиатрии. 1973. - Т. 73. - Вып. 8. -С. 1242-1252.

128. Современный философский словарь / Под общ. ред. В.Е. Кемерова. -М: Панпринт, 1998. 1064 с.

129. Справочник по психиатрии / Под ред. А.В. Снежневского. — М.: Медицина, 1985. 416 с.

130. Тихомиров O.K. Замечания рецензента // Вестник Моск. Ун-та. — Сер. 14. Психология. 1992. -№ 1.- С. 60-65.

131. Тихомиров O.K., Клочко В.Е. Эмоциональная регуляция мыслительной деятельности // Вопросы психологии. 1980. -№ 5. — С. 23-31.

132. Толстой А.К. Собрание сочинений в 4 т. Т. 1. - М.: Художественная литература, 1963. - 799 с.

133. Толстой JI.H. Избранные сочинения. В 3 т. - М.: Художественная литература, 1988. - Т. 1 - 671 с. - Т. 2. - 687 с.

134. Уилсон Р.А. Квантовая психология Пер. с англ. / Под ред. Я. Не-вструева. Киев: Янус, 2001. - 224 с.

135. Федяев А.П. Внефизическая реальность. Факт существования, основные свойства и способы познания. Казань: Изд-во КГУ, 1998. — 180 с.

136. Философская энциклопедия / Гл. ред. Ф.В. Константинов В 5 т. -М.: Советская энциклопедия, 1967. - Т. 4. - 504 с.

137. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М.: Политиздат, 1991.-560 с.

138. Философский энциклопедический словарь. М.: ИНФРА-М, 1997. -576 с.

139. Франкл В.Э. Психотерапия на практике. СПб.: Речь, 2001. — 256 с.

140. Франкл В.Э. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. - 366 с.

141. Фридман Б.Д. К учению о деперсонализации // Труды психиатр, клиники 1 -го ММИ. Вып. 4. - М.-Л., 1934. - С. 48-60.

142. Фромм Э. Человек для себя: Иметь или быть. Минск: Изд. В.П. Ильин, 1997.- 415 с.

143. Фуллер Т.Э. Шизофрения: книга в помощь врачам, пациентам и членам их семей. СПб.: Питер Пресс, 1997. - 448 с.

144. Цветов В.П. Реальность как описание // Модели мира / Под ред. Д.А. Поспелова. М., 1997.-С. 139-178.

145. Шибутани Т. Социальная психология. М.: Прогресс, 1969. 535 с.

146. Шкловский В.Б. О теории прозы. М.: Советский писатель, 1983. -383 с.

147. Шмарьян А.С. Синдром деперсонализации с чуждостью собственного «Я» // Психопатологические синдромы при поражении височных долей мозга.-М., 1940.-С. 151-172.

148. Шмарьян А.С. Мозговая патология и психиатрия. Опухоли головного мозга и учение о локализации психических расстройств. Т. 1. — МЕДГИЗ, 1949.-351 с.

149. Шпильрейн С. Деструкции как причина становления // Логос. — 1994.-№5.-С. 207-238.

150. Ягодка П.И. Жизнь в мире неведомого (Беседы психиатра). М.: Советская Россия, 1970. - 240 с.

151. Ясперс К. Общая психопатология. -М.: Практика, 1997. 1953 с.

152. Berndt-Larson Н. Veber die dejavu und andere Tauschungen der Bekann theitsgefuhle. 2 t. D. ges. Neur. Psysh. Bd. 133, 1931. S. 521-543.

153. Cardena E., "The etiologies of dissociation", in: Broken Images, Broken Selves: Dissociative Narratives in Clinical Practice, Brunner / Mazel, Washington DC (1997), P. 61 87.

154. Dide M. Depersonnalisation. Derealization. Approprioceptivitte // Ann. Med. Psychol. 1938. - Vol. 95. - P. 95-103.

155. Dugas M. La depersonalisation, illusion du deja vu et celle du jamais vu // Revue phylos. 1915. - Vol. 24. - P. 543-555.

156. Dugas L., Moutier F. La Depersonnalisation. Paris, 1911. - 224 p.

157. Ellis H.D., Luaute J.P. Rettertol N. Delusional misidentification syndromes // Psychopathology. 1994. - Vol. 27, N 3-5. - P. 117-120.

158. Epstein S. Beliefs and symptoms in maladaptive resolutions on the traumatic neurosis. In: Perspectives on personality. Vol. 3. - L., 1990.

159. Friedmann A., Thau K. Leitfaden der Psychiatrie. Wien, Miinchen, Bern: Verl. W. Maudrich, 1987. - 265 S.

160. Etchegoyen R.H. Some views on psychic reality // Int. J. Psycho-Anal. -1996.-Vol. 77.-P. 1-14.'

161. Fuentenebro F., Berrios G.E. The predelusionai state: a conceptual history // Compr. Psychiatry. 1995. - Vol. 36, N 4. - P. 251-259.

162. Guralnik O., Schmeidler J., Simeon D. Feeling unreal: cognitive processes in depersonalization // Am. J. Psychiatry. 2000. - Vol. 157, N 1. -P. 103-109.

163. Haug K. Depersonalisation und verwandte Erscheinungen // Hadbuch der Geistes Krankheiten. В 6. Tel III. Hrsg. O. Bumke, Berlin: Springer, 1939.-S. 134-204.

164. Internal and External Reality: Papers from 9-th East European Summer School. 24-31 of August 2002. Borovetz, Bulgaria, 2002.

165. Janet P. Depersonalization et possession chez un psychasthenique // J. de Psych, norm, et path. 1904. - V. 19. - P. 28-37.

166. Jaskin J.C. The feeling of unreality as a different symptom of mild depression // Arch, of Neur. and Psych. 1935. - Vol. 33. - P. 368-378.

167. Kafka J.S. Multiple realities in clinical practice. New Haven, London, Yale University Press, 1989.

168. Korzybski A. Science and Sanity: An Introduction to Non-Aristotelian Systems and General Semantics (1933). Lakeville, Conn.: International Non- Aristotelian Lib. Pub. Co., 3rd. ed., 1948.

169. Lehman I.S. Depersonalization // Am. J. Psychiatry. 1974. - Vol. 131. -P. 1221.

170. Mayer-Gross W. On depersonalization // Brit. J. Med. Psychol. 1936. -Vol. 15. - P. 103.

171. Merriam-Webster's Medical Desk Dictionary. MERRIAM-WEBSTER, INCORPORATED, Publishers/ - Springfield, Massachusetts, U.S.A. 1996.- 894 p.

172. Meyer J.E. (Ed.) Depersonalization. Darmstadt, 1968. - 273 p.

173. Meyer J.E. Depersonalisation und Derealisation // Fortschr. Neurol. Psy-chiat. 1963. - Bd. 31.

174. Riemer M. Psychic changes in case of depersonalization // Journ. of Nerv. and Ment. Diseas. 1936. - Vol. 83. - P. 566-571.

175. Soller M. Quelques cas d'autoscopie // J. de Psych, norm, et path. — 1908. V.5.-P. 160-165.

176. Suedfeld P.E., Borrie R.A. Altering states of consciousness through sensory deprivation // Expanding dimensions of consciousness / Ed. by A.A. Sugerman, R.E. Tarter. NY, 1978.

177. World Health Organization ICD-10, Chapter V. Mental and Behavioral Disorders. Diagnostic Criteria for Research, Draft for Field Trials. Geneva: WHO, 1991.

178. Тест-опросник самоактуализации личности (САМОАЛ) А.Г. Маслоу1. Инструкция: