Автореферат диссертации по теме "Трансформация ценностно-смысловой сферы личности в условиях современной России в контексте исследования правосознания"

На правах рукописи

МИХЕЕВА ИРИНА ВИКТОРОВНА

ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРАВОСОЗНАНИЯ

19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Барнаул-2004

Работа выполнена в Алтайском государственном университете

Научный руководитель доктор социологических наук,

кандидат психологических наук, профессор Демина Людмила Денисовна

Официальные оппоненты: член-корреспондент РАО,

доктор психологических наук, профессор Залевский Генрих Владиславович;

кандидат психологических наук Клочко Алина Витальевна

Ведущая организация Красноярский государственный

университет

Защита диссертации состоится «£0_» октября 2004 г., в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.011.01 при Барнаульском государственном педагогическом университете по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Молодежная, 55.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Барнаульского государственного педагогического университета по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Молодежная, 55.

Автореферат разослан сентября 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, профессор

Шептенко Полина Андреевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования. Проблема формирования самосознания - патриотического, этнического, правового - на современном этапе развития российского общества особенно обострилась. По мнению Л.И. Анцыферовой, наша страна находится в том состоянии, которое Дюркгейм назвал «аномией», что объясняет возникновение многих современных социальных проблем: кризис нравственности и правового сознания, социальная нестабильность, политическая дезориентация и деморализация населения, падение ценности человеческой жизни, утрата ее смысла, экзистенциальный вакуум, цинизм, ценностный и правовой нигилизм. Как следствие, наблюдается рост агрессивных и преступных тенденций, прогрессирование отчужденности, повышенной тревожности, деформации правосознания в молодежной среде.

В индивидуально-психологической проекции современная социальная атмосфера российской действительности может быть представлена как деформация ценностно-смысловой сферы личности, когда высшие ценности человеческого бытия оказываются депривированны-ми, а невозможность их удовлетворения приводит к различным типам общественной и личностной метапатологии (Л.И. Анцыферова, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев и др.).

Именно поэтому исследования ценностно-смысловой сферы личности, играющей существенную роль в развитии правосознания молодежи и осуществлении его функций, представляются особенно актуальными. Система ценностей признается наиболее высоким уровнем саморегуляции, системообразующим основанием личности, опосредующим специфику самоопределения, конструирования своего жизненного мира, ориентировку в социально значимых ситуациях, становления духовности и в связи с этим является психологическим объектом воспитания личности (А.Г. Асмолов, А.Г. Артемьева, Б.С. Братусь, Л.Д. Демина, В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский, В.И. Слободчиков и др.). Необходимо отметить, что двойственность системы ценностей личности как высшего регулятивного образования заключается в том, что она не только определяет формы и условия реализации побуждений человека, но и сама становится источником его целей (Ю.А. Шерковин, М.С. Яницкий и др.).

В ряде исследований было показано, что роль ценностно-смысловой сферы в жизни человека состоит в том, что она придает определенную устойчивость поведению человека и позволяет гибко адаптироваться к изменениям условий жизни и деятельности (Л.И Анцыферова, Ф.Е. Василюк, Ю.А. Васильева, Г,Д. Зяпепскир, 71 А Прпнтьеи и

] ПК. НАЦИОНАЛЬНАЯ | I БИБЛИОТЕКА !

др.). Более того, особенности ценностно-смысловой сферы личности играют решающую роль в критической жизненной ситуации, характеризующейся фрустрацией базовых потребностей, угрозой реализации основных ценностей личности (B.C. Братусь, И.А. Кудрявцев, В.П. Ларичев, М.Ш. Магомед-Эминов, Д.В. Ольшанский, В.В. Яковлев и др.).

Конструктивная роль ценностно-смысловой сферы наиболее явно «выступает» при интерпретациях моральных решений и процессов личностной регуляции правового поведения (А.В. Запорожец, А.Г. Здраво-мыслов, B.C. Мухина, В.А. Серебрякова, Д.И. Фельдштейн, М.С. Яниц-кий и др.). Исследующие правовое сознание психологи показали, что не существует единого для всех понимания правовых категорий. Отношение к законам, наказанию, понимание справедливости зависят от социокультурных условий, в которых живет человек, от уровня морально-правового развития самой личности (К.А. Абульханова-Славская, М.И. Во-ловикова, В.В. Знаков, И.С. Кон, О,П. Николаева, А.Н. Славская и др.).

Подобная постановка вопроса ставит перед психологами проблему исследования ценностно-смысловой сферы личности, являющейся индикатором состояния правосознания молодежи в условиях построения в России правового государства.

Несмотря на значительное число работ, посвященных проблеме правосознания, чаще всего они представлены исследованиями, направленными на изучение какого-либо одного аспекта этого явления. Вопросами изучения содержания и структуры правового сознания занимались А.И. Долгова, П.С. Игошев, Т.В. Синюкова, В.А. Чефранов, В.А. Щегорцев, Е.И. Фарбер и др., его функций - К.Т. Вельский, А.В. Грошев, Е.А. Лукашева, А. Р. Ратинов и др. Проблемы специфики правосознания преступников в разное время разрабатывали A.M. Анто-нян, Г.Х. Ефремова, В.И. Каминская, В.Н. Кудрявцев, Е.Г. Самовичева и др. Анализ профессионального правосознания юристов представлен в работах Н.А. Катаева, А.В. Клочковой, Н.Я. Соколова и др.

Такие исследователи, как Ю.М. Антонян, Ю.А. Васильева, М.И. Еникеев, И.И. Карпец, А.Р. Ратинов, А.А. Реан и др., рассматривают наличие негативных или искаженных ценностных ориентации и антиобщественных установок, деформацию ценностно-смысловой сферы в качестве личностных предпосылок противоправного поведения. В работах, посвященных изучению психологических причин формирования противоправного поведения, основное внимание уделялось исследованию отдельных смысловых структур личности: ценностных ориентации (В.П. Голубев, А.С. Михлин, В.Ф. Пирожков, Г.Ф. Хохряков и др.), жизненных планов (В.Г. Деев, А.В. Наприс и др.), установок и диспозиций (В.Н. Иванченко, Т.В. Калашникова, В.Н. Кудрявцев, А.Р. Рати-

нов, Ю.А. Новик и др.), мотивов (В.К. Вилюнас, И.А. Иванов, К.Е. Игошев, В.В. Лунев, А.П. Тулузов и др.). В то же время установлено, что механизмы, которые лежат в основе восприятия, познания и оценки правовых объектов, явлений и процессов, во многом детерминируют отношение к правовой сфере, усиливая или уменьшая эффективность регулятивного воздействия правовых норм (А.Г. Белобородое, И.А. Кудрявцев, Г.Б. Морозова, А.С. Потнин и др.).

Таким образом, анализ исследований правосознания показал, что особенности ценностно-смысловой сферы личности определяют специфику правосознания у лиц с асоциальным поведением. Однако определенные нарушения ценностно-смысловой сферы зафиксированы и у правопослушных граждан, что позволяет говорить об актуальности исследований правосознания различных категорий населения, так как оно может выступать как призма, усиливающая или уменьшающая влияние правовых норм.

Вместе с тем исследования особенностей ценностно-смысловой сферы личности, определяющих специфику правового сознания законопослушных граждан, являются малочисленными и на фоне трансформации ценностей в современной России требуют обновления.

Реализация возможности использования системного подхода к изучению ценностно-смысловых образований, позволяющего выявить с помощью различных методических приемов специфику правосознания молодежи в современных условиях, определила замысел нашей диссертационной работы.

Целью работы явилось изучение особенностей трансформации ценностно-смысловой сферы личности в юношеском возрасте в контексте исследования правосознания.

Объектом исследования является ценностно-смысловая сфера личности.

Предметом - особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности в современных условиях российской действительности.

Реализация поставленной цели предполагала решение следующих задач:

1. Провести теоретико-методологический анализ представлений и походов к исследованию ценностно-смысловой сферы личности в современной психологии.

2. Проанализировать теоретические и экспериментальные исследования правосознания в психологии, определить место ценностно-смысловых образований в его структуре.

3. Разработать инструментарий эмпирического исследования, обосновать применение используемых методов для системного изучения ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания.

4. Осуществить исследование, выявить особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности и различных компонентов правосознания в юношеском возрасте: у правопослушной молодежи с различным социальным статусом и лиц с выраженным противоправным поведением.

Гипотезы исследования:

1. Исследование особенностей ценностно-смысловой сферы личности позволяет выявить специфику развития когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов правосознания.

2. В условиях современной российской действительности наблюдается трансформация ценностно-смысловой сферы личности представителей юношеского возраста, определяющей специфику правового сознания молодежи.

Теоретико-методологической основой исследования явились:

- системный подход к исследованию личности и ее особенностей (Л.С. Выготский, В.Е. Клочко, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов и др.);

- представления о ценностно-смысловой обусловленности поведения и деятельности (Б.С. Братусь, Л.Д. Демина, Ю.М. Жуков, Д.А. Леонтьев, М.С. Яницкий и др.);

- учение о смысловой организации личности (А.Г. Асмолов, Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, Б.Ф. Василюк, В.В. Столин и др.);

- психологический подход к исследованию правосознания (Ю.М. Антонян, Г.Х. Ефремова, И.А. Кудрявцев, Ю.И. Новик, А.Р. Ратинов и др.).

Методы исследования: теоретический анализ литературных источников и обобщение представлений о ценностно-смысловой сфере и ее роли в регуляции социального поведения и развитии правосознания; методы сбора эмпирических данных: анкетный опрос (анкета разработана автором); методика «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» Е.Б. Фанталовой; тест уровня субъективного контроля (УСК) Е.Ф. Бажина; проективный тест фрустрационных реакций С. Розенцвейга; техника репертуарных решеток Дж. Келли (модель репертуарной решетки разработана автором); методы математической статистики - дисперсионный, корреляционный и факторный анализ с использованием компьютерных программ «ДА-система 4.0», «EXCEL 2002», «STATISTICA 5.11», «Келли» в разработке В.И. Похилько и Н.Н. Страхова.

Диссертационное исследование проводилось поэтапно в течение 1995-2004 гг.

Подготовительный этап (1995-1998 гг.) - анализ литературы, создание теоретической базы, патентный поиск. Проанализированы теоретико-методологические походы и представления о ценностно-

смысловой сфере личности, ее роли в регуляции деятельности, формировании правосознания, выделены личностные особенности, играющие определяющую роль в развитии законопослушного поведения. Определена проблема и разработаны концептуальные основания исследования.

Первый этап (1999-2000 гг.) - обобщен опыт использования различных методических средств изучения особенностей ценностно-смысловой сферы личности в контексте исследования правосознания. Разработан и апробирован исследовательский инструментарий, проведено пилотажное исследование.

Второй этап (2001-2002 тт.) - осуществлено исследование ценностно-смысловой сферы личности в контексте изучения особенностей правосознания правопослушной молодежи с различным социальным статусом и преступников юношеского возраста. Полученные данные проанализированы и описаны.

Третий этап (2003-2004 гг.) - аналитический. В ходе сравнительного анализа выявлены особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности как основы изменения правосознания в юношеском возрасте. Осуществлено подведение итогов и литературное оформление диссертации.

Эмпирическая база исследования представлена данными, полученными при исследовании особенностей ценностно-смысловой сферы личности студентов вузов юридических (профессиональное сознание) и неюридических специальностей, учащихся колледжей, работающей молодежи г. Барнаула, а также преступников юношеского возраста (спецконтингент исправительных учреждений, г. Барнаул, Ново-алтайск). Выборочная совокупность - 460 человек.

Наиболее существенные результаты, полученные лично соискателем, их научная новизна и теоретическое значение:

- предложена авторская трактовка понимания правосознания как совокупности правовых знаний и представлений о правовой действительности, личностный смысл которых определяется особенностями ценностно-смысловой организации личности;

- показаны возможности использования системного подхода к изучению ценностно-смысловой сферы личности в контексте исследования когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов правосознания;

- разработан, апробирован и предложен инструментарий эмпирического исследования ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания;

- установлено, что выявление психологических особенностей развития ценностно-смысловой сферы личности, в том числе с исполь-

зованием методов психосемантики, позволяет более дифференцированно подходить к оценке развития компонентов правосознания;

- определены когнитивный, эмоциональный, поведенческий компоненты правосознания правопослушной молодежи, обнаружены признаки его деформации;

- выявлены особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности правопослушной молодежи с различным социальным статусом;

- установлена взаимосвязь специфики образования с особенностями ценностно-смысловой сферы личности, определяющими право-послушное поведение.

Практическая значимость исследования определяется возможностями, связанными с применением результатов при разработке методических рекомендаций по правовому воспитанию и целостных психологических технологий, направленных на формирование правосознания различных категорий населения. Это позволяет проводить направленную и дифференцированную коррекцию субъективных представлений молодежи о правовой действительности, решать проблемы, связанные с общей и частной превенцией, профилактикой преступности.

Достоверность и обоснованность результатов и выводов исследования обусловлены исходными методологическими позициями; согласованностью эмпирического исследования с теоретической концепцией; применением комплекса надежных экспериментальных методов, апробированных на этапе пилотажного исследования, взаимодополняющих и контролирующих друг друга, адекватных цели, предмету, задачам, логике исследования; репрезентативностью объема выборки; использованием методов математической статистики и статистической значимостью экспериментальных данных; содержательным анализом выявленных фактов и закономерностей.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Использование системного подхода к исследованию роли ценностно-смысловой сферы личности в регуляции социально-правовой активности личности позволяет провести сопоставление ее элементов с компонентами правосознания и исследовать их содержательную наполненность на личностном уровне, выявить особенности смыслового восприятия правовой действительности, «внутренние» причины, определяющие правопослушное или противоправное поведение в юношеском возрасте.

2. Трансформация ценностно-смысловой сферы, обусловленная социокультурными условиями современного российского общества, проявляется в деформациях правового сознания молодежи на уровне

когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов. Это обнаруживается в невысоком уровне правовой информированности, непонимании ценности и функции закона, неверии в авторитет власти и правоохранительных органов, восприятии закона как аппарата репрессии; в негативной оценке права и практики его применения, пренебрежительном отношении к представителям правоохранительных органов, ориентации на нормы морали, а не права; в выраженной потенциальной готовности к нарушению закона.

3. Особенностями ценностно-смысловой сферы личности право-послушной молодежи, объясняющими обнаруженные деформации правосознания, являются:

- трансформация системы личностных ценностей, в которой отмечается преобладающее значение ценностей, связанных с достижением благополучия и спокойствия, что приводит к сужению жизненной перспективы личности. Ценности межличностных отношений более значимы, чем индивидуальные ценности, связанные с самореализацией и активной жизненной позицией. Социальные ценности, связанные с гражданской позицией личности (патриотизм, справедливость), остаются на уровне «знаемых», «декларируемых», не являются присвоенными, не имеют правового содержания;

- наличие внутреннего конфликта, связанного с реализацией такой смысложизненной цели, как «материально обеспеченная жизнь», который сочетается у правопослушной молодежи, не имеющей специального правового образования, с «невостребованностью» инструментальных ценностей, посредством которых она может быть реализована;

- неразвитость такого механизма присвоения ценностей, как ин-тернализация, что обнаруживается в низких показателях общей интер-нальности у молодежи, не имеющей специального правового образования, и свидетельствует о преобладании внешних факторов в регуляции правопослушного поведения: страх наказания, общественное мнение, порицание и др.;

- склонность проявлять в ситуации фрустрации враждебность, порицание, направленные вовне, что обнаруживается в сочетании выраженных экстрапунитивных реакций с фиксацией на самозащите.

4. Использование психосемантического подхода позволяет более дифференцированно исследовать когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты правосознания, выявлять правовые или противоправные установки, прогнозировать поведение личности в свете правового регулирования.

5. Уровень образования, в отличие от его специфики, не является определяющим для формирования законопослушного поведения в

юношеском возрасте. Принятие правопослушного поведения не только на уровне социальных норм и правил, но и на уровне ценностно-смысловом способствует формированию субъективной ответственности и принципиальности стабильного правового поведения. Получение юридического образования или введение дополнительных правовых дисциплин следует рассматривать в качестве одного из условий, способствующих формированию правопослушного поведения.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на международных (Барнаул, 1993; Тольятти, 1997), всероссийских (Барнаул, 2002), межрегиональных (Барнаул, 1998; Барнаул, 2001), региональных (Барнаул, 2001) конференциях, семинарах и школах, заседаниях и методических семинарах кафедры психологии Алтайского государственного университета. По теме диссертации автором получен грант РГНФ (№00-06-61) «Трансформация социальных представлений как основа деформации правосознания (на примере молодежи Алтайского края» (2001-2002 гг.).

Теоретические положения, рекомендации и материалы исследования использованы в процессе подготовки профессиональных психологов, для разработки и преподавания учебных курсов «Психология личности», «Юридическая психология», «Превентивная психология», «Психология асоциального поведения», «Психоэндокринология» в Алтайском государственном университете. Основные идеи и научные результаты исследования нашли отражение в 7 публикациях, среди которых монография.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка (252 источника), приложений (10). Общий объем работы составляет 174 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее научной разработанности, теоретико-методологические основания исследования; формулируется цель и задачи, объект и предмет, рабочие гипотезы; обозначаются эмпирическая база и этапы работы; показывается новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов, выдвигаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Ценностно-смысловая сфера в контексте исследования правосознания» состоит из трех параграфов. В первом из них «Теоретико-методологические основания изучения ценностно-смысловой сферы личности» представлен обзор современных представлений о ценностно-смысловой сфере личности, проведен анализ

исследований смысловой организации личности в целом и отдельных ее структур. Показано, что доминирующий в отечественной психологии подход к определению ценностей заключается в анализе социально обусловленного характера принятия ценностей личностью, которое происходит в процессе деятельности и выражается в становлении «связной системы личностных смыслов» (А.Н. Леонтьев). В то же время ценности рассматриваются с различных позиций: как объект направленности личности (Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, В.Н. Мясищев, К.К. Платонов и др.); как источники личностных смыслов (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, К.А Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский и др.) и мотивов поведения (Е.И. Головаха, Д.А. Леонтьев и др.); как система убеждений (Г.Е. Занесений, Ш. Шварц, У. Билски и др.); как основа формирования установки (О.М. Краснорядцева, У. Томас, Ф. Знанецкий и др.); как иерархическая система (С.С. Бубнова, Г.Л. Будинайте, Т.В. Корнилова, Е.Б. Фанталова и др.); как система ценностных ориентации (В.Г. Алексеева, Г.М. Андреева, Л.И. Анцыферова, Е.П. Белинская, А.А. Бодалев, А.И. Донцов, Б.Д. Парыгин и др.). Анализ теоретических представлений понимания ценностей показывает двойственный характер ценностей. С одной стороны, они занимают промежуточное положение между внутренними установками и нормами социальной среды, а с другой стороны - между мотивационно-потребностной сферой и системой личностных смыслов. Это и обеспечивает взаимодействие всех элементов более общей системы «человек».

Анализ методологии и методики исследования смысловой сферы (Б.С. Братусь, В.В. Столин, М. Кальвиньо, Л.М. Смирнов и др.) показал, что многообразие проявления смыслов подчеркивает термин «смысловые образования», которые понимаются как сформированные на основе личного опыта субъекта психические структуры, фиксирующие индивидуализированное отношение к тем или иным аспектам реальности, основанное на опыте взаимодействия с ними (А.Г. Белобородое, Д.А. Леонтьев и др.). В рамках задач исследования выделена идея о существенной роли смысловых образований в восприятии субъектом объективного мира и регуляции на этой основе собственной деятельности (А.В. Запорожец, А.Г. Здравомыслов, B.C. Мухина, Д.И. Фельд-штейн, М.С. Яницкий и др.) и возможности выявления особенностей восприятия мира через изучение смысловых образований (Е.Ю. Артемьева, А.Г. Белобородое, А.Н. Леонтьев, В.Ф. Петренко и др.), позволяющая по-новому взглянуть на структуру правосознания.

В качестве ведущих смысловых образований в настоящем исследовании выделены личностные ценности, смысловые конструкты и смысловые диспозиции, так как они, внутренне организуя содержание

сознания, обеспечивают относительно устойчивую направленность интересов, последовательность линии поведения. Личностные ценности рассматриваются в работе через установление их связи с такими понятиями, как потребность, мотив, установка, аттитюд, диспозиция, личностный смысл, убеждение. Система личностных ценностей участвует в образовании субъективного смысла объектов и явлений, но источником атрибутивного смыслообразования, по мнению Д.А. Леонтьева, следует считать не ценности, а индивидуально-специфичные категориальные шкалы (смысловые конструкты) - наиболее устойчивые, трансситуативные смысловые образования, принимающие участие в каждом акте порождения смысла. В свою очередь, смысловая диспозиция рассматривается как отношение к объектам и явлениям действительности, имеющим для субъекта устойчивый жизненный смысл, которое фиксируется в форме установки и проявляется в эффектах личностно-смысловой и установочно-смысловой регуляции, не связанной с мотивом актуальной деятельности.

Проведенный анализ теоретико-методических подходов к исследованию ценностно-смысловой сферы личности показал, что изучение сложного и многоаспектного объекта, каким является ценностно-смысловая сфера личности, принципиально не может быть проведено в рамках только одного методического подхода, что было учтено при разработке концептуальных оснований и программы эмпирического исследования.

Во втором параграфе «Правосознание как предмет психологического исследования» рассматривается становление концепции правосознания в отечественной психологии, определяются основные положения этой концепции, выделяются формы, структурные элементы и функции правосознания, раскрываются представления о психологических механизмах нормативно-правовой регуляции поведения, психологических особенностях правосознания личности на различных возрастных этапах ее развития.

Анализ литературы показал, что концепция правосознания продолжает оставаться одной из ведущих психологических теорий, раскрывающих субъективные детерминанты законопослушного и противоправного поведения (Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев, И.И. Карпец, А.Р. Ратинов и др.). Правосознание не только отражает правовые нормы, принципы, оценивает их, делая достоянием сознания, но и обеспечивает реализацию через систему ценностных ориентации и установок (Ю.М. Жуков, Ю.И. Новик, О.В. Пристанская и др.). Оно ориентирует субъекта в важнейших социальных связях и отношениях, формирует понимание того, каким образом следует поступать в юридически значимой ситуации, определяет стереотипные модели нормативного поведения.

В то же время правосознание остается достаточно неоднозначным и многомерным явлением и, несмотря на теоретическую разработанность концепции, до сих пор не существует единого понимания его структуры (В.Н. Кудрявцев, Т.В. Синюкова и др.), содержания (С.С. Алексеев, К.Т. Вельский, Г.С. Остроумов, Л.С. Явич и др.), функций (А.В. Грошев, Е.А. Лукашева, А.Р. Ратинов, В.А. Щегорцов и др.), механизмов формирования и способов репрезентации правовых явлений в сознании субъекта (А.Г. Белобородое, С.А. Беличева, А.И. Долгова, И.Е. Фарбер и др.). Тем не менее изучение представлений о правосознании показало, что его наиболее полная функциональная модель разработана в исследованиях

A.Р. Ратинова и Г.Х. Ефремовой, которые в функциональном плане выделяют гносеологическую, эмоционально-оценочную и поведенческую структуры правосознания, осуществляющие познавательную, оценочную и регулятивную функции соответственно. На этой основе автор в своем исследовании выделяет, исследует и описывает когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты правосознания.

В работах отечественных и зарубежных авторов показано, что в основе приобретения ценностной системой реально действующего характера лежит осознание человеком личностного смысла своей жизни, и именно в юношеском возрасте появляются предпосылки реального выполнения системой ценностно-смысловых образований всех своих регулятивных функций (Л.И. Божович, А.В. Запорожец, Л. Кольберг, И.С. Кон, Д.Б. Эльконин, М.С. Яницкий и др.).

Для большинства работ по проблеме правосознания характерна тенденция к отнесению этого явления к познавательной сфере (знание правовых норм, правил и законов, суждения о праве и практике его применения, правовые убеждения), что приводит к использованию преимущественно социологического, а не психологического инструментария при его исследовании (В.Н. Каминская, А.В. Клочкова, Н.Я. Константинова, О.П. Николаева и др.). В то же время в работах А.Г. Белобородова,

B.В. Яковлева и других показано, что смысловые слои субъективного опыта, где происходит слияние эмоционального и поведенческого компонентов, активно влияют на структуру и функционирование правосознания в целом, определяют стабильное отношение субъекта к правовым объектам, явлениям и процессам, оказывают воздействие на регуляцию поведения.

Кроме того, проведенный анализ теоретических и эмпирических исследований правосознания позволил условно, в зависимости от того, какой из ценностно-смысловых структур отводится ведущая роль в регуляции социально-правового поведения, выделить следующие подходы к его изучению: ценностно-нормативный, социально-установочный и психосемантический. Все они имеют свою специфику, но являются

взаимосвязанными и взаимодополняющими. Таким образом, в работе подчеркивается важность использования системного подхода к изучению ценностно-смысловой сферы личности в контексте исследования правосознания.

В третьем параграфе «Исследование факторов, влияющих на формирование правосознания в юношеском возрасте» дан анализ работ, показывающих важную роль специфики социокультурных условий в процессе формирования ценностно-смысловой сферы личности, обозначены выявленные в ходе эмпирических исследований основные дефекты правосознания преступников, рассматривается их роль в детерминации преступного поведения.

Обзор исследований ценностей россиян и их трансформации в последнее десятилетие (Т.В. Андреева, В.В. Знаков, Н.М. Лебедева, Н.Л. Москвичева, З.В. Сикевич и др.) показал, что наряду с сохраняющимися базовыми ценностями русской культуры в сознании жителей России происходит изменение ценностей по оси «индивидуализм-коллективизм» в сторону большего индивидуализма, вызванных ориентацией на рыночную экономику с жестким механизмом конкуренции. Обобщая результаты исследований, автор выделяет наиболее характерные ценностные предпочтения россиян: духовность, «мобилизационный» коллективизм и общинность, стремление к свободе и независимости, понимание труда как высшей ценности, стремление к социальной справедливости и равенству, способность легко уживаться с другими этносами, их идеями и системами ценностей. Именно эти ценности, по мнению автора, определяют специфику правового сознания россиян, для которого характерно традиционное противопоставление понятий «законность» и «мораль», установка на необъективность и произвольность правового наказания, что прослеживается в работах правоведов (И.А. Покровский, И.А. Ильин, С.А. Муромцев, П.И. Новгородцев, В.А Туманов и др.), психологов (Н.Д. Гранат, Г.Х. Ефремова, В.В. Знаков, B.C. Круглов, О.П. Николаева, А.Н. Славская и др.).

Обзор многочисленных эмпирических исследований (Ю.М. Ан-тонян, А.И. Долгова, Г.Х. Ефремова, Н.В. Кривощекова, А.Р. Ратинов, Г.Ф. Хохряков и др.) выявил взаимосвязь деформации правосознания с преступным поведением и показал, что чаще всего изменения проявляются в структуре и особенностях ценностно-смысловой и мотиваци-онной сфер личности (А.Г. Белобородое, Ю.А. Васильева, И.А. Кудрявцев, В.Н. Кудрявцев, Г.Б. Морозова, В.В. Лунев, В.И. Павилонис, Г.Б. Русинов, В.В. Яковлев и др.). Особое внимание уделено анализу работ, посвященных выявлению специфики правового сознания различных категорий правопослушных граждан (В.И. Каминская, Н.А. Носкова, А.Р. Ратинов, В.Г. Попов и др.) и исследованию профес-

сионального сознания юристов (С.Л. Арутюнян, А.В. Клочкова, Н.Я. Соколов и др.).

Необходимо заметить, что некоторые из выявленных дефектов правосознания и особенностей ценностно-смысловой сферы, присущих лицам с противоправным поведением, обнаружены и в контрольных группах (Ю.А. Васильева, В.И. Каминская, Н.Я Константинова, Н.А. Носкова, А.Р. Ратинов и др.). В этой связи правомерно говорить о «группе риска» в отношении правонарушений, и, следовательно, вопрос о степени отличий правосознания преступников от правосознания лиц, соблюдающих закон, являясь дискуссионным, требует организации новых исследований, сочетающих различные подходы и учитывающих влияние как «внешних», так и «внутренних» факторов.

Вторая глава диссертации «Анализ результатов исследования особенностей трансформации ценностно-смысловой сферы личности в юношеском возрасте в контексте правосознания» содержит пять параграфов. В первом параграфе «Программа и методы исследования» раскрываются концептуальные основания эмпирического исследования, его стратегия, взаимосвязь ценностно-смысловых образований с компонентами правосознания, проводится операционализация основных понятий, используемых в диссертации. Здесь же обозначается проблема, формулируются гипотезы и задачи, обосновывается выборка и методы эмпирического исследования, которое содержит следующие процедуры: анкетный опрос, включающий блок вопросов, направленных на выявление уровня правовой информированности и источников получения правовых знаний; блок, раскрывающий отношение испытуемых к праву, практике его применения; блок, направленный на выявление потенциальной готовности респондентов совершить противоправный поступок; методику Е.Б. Фанталовой «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах»; тест УСК, созданный на основе шкалы локуса контроля Дж. Роттера сотрудниками НИИ им. В.М. Бехтерева Е.Ф. Бажиным, Е.А. Голынкиной и A.M. Эткиндом; проективный тест фрустрационных реакций С. Розенц-вейга; методику репертуарных решеток Дж. Келли (модель репертуарной решетки разработана автором). Для обработки и анализа полученных данных применялись методы математической статистики - дисперсионный, корреляционный и факторный анализ с использованием компьютерных программ «ДА-система 4.0», «EXCEL 2002», «STATISTICA 5.11», «Келли» в разработке В.И. Похилько и Н.Н. Страхова. Сформированный инструментарий был апробирован на пилотажном этапе диссертационного исследования. Стратегия формирования выборки - квотная, с целевым отбором. В ходе исследования были задействованы учащиеся техникумов (80 человек); студенты вузов юридических и неюридических

специальностей (40 и 80 человек соответственно); работающая молодежь - 120 человек; лица, отбывающие наказание в исправительно-воспитательных колониях (40 человек). Все испытуемые входили в одну возрастную группу- юношеский возраст (18-21 год).

Второй параграф посвящен обсуждению результатов анкетирования, направленных на выявление современной специфики правосознания в юношеском возрасте, роли уровня и специфики образования в его формировании.

Результаты исследования отражают существенный дефицит элементарных правовых знаний у молодежи, не получившей специального правового образования. Объем и качество правовых знаний, предоставляемых средним и высшим неюридическим образованием, сами респонденты считают неудовлетворительными и демонстрируют готовность к повышению их уровня. Основными источниками получения правовых знаний являются: для студентов-юристов - учебное заведение (88%) и телевидение (88%); для студентов неправовых специальностей и работающей молодежи - учебное заведение (48 и 57% соответственно), средства массовой информации (52 и 25% соответственно), телевидение (96 и 79%), семья и знакомые (31 и 29% соответственно). Студенты вузов имеют более сложные представления о причинах, влияющих на рост преступности, среди прочих называя и причины нравственного характера.

Все испытуемые, среди которых каждый третий сам подвергался преступным действиям, должным образом оценивают проблему преступности, характеризуя ее уровень как высокий или средний. Но при этом только незначительная часть правопослушной молодежи (32% студентов-юристов, 18% студентов других специальностей и 17% работающих юношей и девушек) считает, что закон нельзя нарушать ни в коем случае, остальные под различными предлогами оправдывают нарушение правопорядка. Около половины опрошенных юношей и девушек (у студентов-юристов - 63%, у учащихся колледжа - 66%) считают, что наказание за преступление должно быть неизбежным. Около трети правопослушной молодежи, допуская возможность нарушения закона, полагают, что можно оставить преступление без наказания (32% студентов-юристов, 34% работающей молодежи и 29% студентов неправовых специальностей).

Значительная часть молодых людей, независимо от типа поведения (правопослушное или противоправное) и образования, продемонстрировала негативную оценку существующих правовых норм, практики их применения и правовых институтов в целом. Устойчивое отрицательное отношение к закону наблюдается у 47 % опрошенных, отсутст-

вие положительного отношения - у 40%. Среди правопослушной молодежи, не имеющей специального юридического образования, заметно выражены тенденции к ригоризму - ужесточению мер наказания - как основному пути решения проблемы преступности. Испытуемые во всех группах продемонстрировали низкую готовность следовать правовым предписаниям. Более всего эта готовность снижена в ситуациях, где речь идет о материальной выгоде. Девушки, в отличие от юношей, чаще демонстрируют готовность следовать правовым нормам в юридически значимых ситуациях. По относительным показателям студенты-юристы все же более других склонны следовать правовым нормам и предписаниям.

Таким образом, выявленные в ходе анкетирования деформации в правосознании законопослушной молодежи, прежде всего, проявляются в том, что в качестве компенсаторного механизма законопослушного поведения выступает ориентация на моральные нормы, которые начинают играть роль правовых. В сочетании с непониманием ценности юридических законов, пренебрежительным отношением к правовым структурам это может привести к противоправному поведению.

В третьем параграфе «Особенности ценностно-смысловой сферы личности как психологическая детерминанта правосознания молодежи с различным социальным статусом» представлены результаты, полученные при использовании методики Е. Б. Фанталовой, теста УСК, теста Розенцвейга.

Показано, что на современном этапе в юношеском возрасте преобладающее значение имеют конкретные жизненные ценности («счастливая семейная жизнь», «наличие хороших и верных друзей», «любовь») в отличие от абстрактных. Ценности межличностных отношений более значимы, чем индивидуальные, связанные с самореализацией и активной жизненной позицией («творчество», «красота природы и искусства» и «активная деятельная жизнь»). Реализация таких ценностей, как «счастливая семейная жизнь», «материально обеспеченная жизнь», у всех испытуемых является ведущей смыслообразующей составляющей поведения. Для всех испытуемых юношеского возраста, независимо от социального статуса и пола, наибольшее значение имеет удовлетворение субъективных жизненных потребностей, связанных с достижением благополучия и спокойствия.

Ценность «материально обеспеченная жизнь», занимая по значимости срединное положение (по рангу 5 или 6 из 12), определяется как смысложизненная и определяет зону внутреннего конфликта. Но при этом только у студентов-юристов наблюдается взаимосвязь «материально обеспеченной жизни» с инструментальными ценностями, посредством которых данная цель может быть реализована. Это подтверждается тем, что наиболее низкие показатели интернальности наблюдаются в

области производственных отношений, что объясняет отсутствие среди лидирующих ценностей тех, что связаны с профессиональной ориентации (интересная работа, творчество, познание), так как интернализация есть один из механизмов усвоения ценностей.

У испытуемых, независимо от образования и пола, ценность «познание» имеет низкие значения по критерию значимости, а по критерию доступности - наоборот, высокие. В условиях «внутреннего вакуума» в сфере познания испытуемые не только демонстрируют низкую активность в стремлении расширить кругозор и повысить общую культуру, но и воспринимают «познание» как фактор, который может помешать созданию «материально обеспеченной жизни» (работающая молодежь, г = -0,40), повредить «здоровью» (учащиеся колледжа, г = -0,38), и не совместим с «любовью» (студенты-юристы, г = -0,43).

Студенты неправовых специальностей и работающая молодежь имеют близкий к среднестатистической норме показатель конфликтности мотивационной сферы, который отражает естественный уровень неудовлетворенности состоянием в какой-либо жизненной сфере, что обеспечивает активность по преодолению этой неудовлетворенности. В группах студентов-юристов и учащихся колледжа показатель мотивационной конфликтности выше среднестатистического (41,15+2,0 и 47,3±1,8 при Р = 0,98), что в первой группе определяется низкой доступностью «счастливой семейной жизни» при высокой значимости; а во второй - отсутствием возможности иметь любимого человека и хороших друзей. Преступники же характеризуются низким показателем мотивационной конфликтности (24,5+2,0), что, соответственно, тормозит общую мотивацию.

Полученные данные свидетельствуют о том, что только в группе студентов-юристов регуляция поведения будет осуществляться обеими группами факторов, но с преобладанием внутренних факторов, то есть с опорой на собственные ценности и нормы. Поведение большинства представителей правопослушной молодежи независимо от пола, имеющих низкие показатели интернальности, регулируется преимущественно внешними факторами детерминации законопослушного поведения: страхом наказания, общественным мнением, порицанием и т.д.

У всех испытуемых, независимо от пола и возраста, реакции экс-трапунитивного и импунитивного характера встречаются намного чаще, чем интропунитивные. Такое соотношение говорит о том, что во фрустрирующих ситуациях реакции будут характеризоваться либо направленностью агрессии вовне, либо преуменьшением значимости травмирующих обстоятельств. Наиболее часто встречающийся во всех группах тип реакции - это реакции «с фиксацией на самозащите», что объясняет повышенную критичность по отношению к другим людям (негативная оценка работы правоохранительных органов).

Таким образом, исследование ценностно-смысловой сферы как психологической детерминанты правосознания подтвердило наличие его деформации у правопослушной молодежи. В то же время особенности ценностно-смысловой сферы студентов-юристов позволяют рассматривать уровень и специфику образования как фактор, повышающий значимость внутренних форм контроля поведения, социальную зрелость, осмысленность жизни и определяющий просоциальный тип поведения личности.

В четвертом параграфе представлены результаты и интерпретация факторного анализа эмпирических данных, полученных при исследовании трансформации ценностно-смысловой сферы личности в юношеском возрасте.

Показано, что особенности ценностно-смысловой сферы и их сочетание определяют несколько общих для юношеского возраста типов правопослушного поведения, но возможность их реализации имеет свою специфику, связанную с образованием. Первый тип поведения характеризуется высокой активностью личности, вплоть до проявления агрессивности при реализации тех или иных ценностей, но направлена она на разные объекты. Кроме того, у студентов вузов проявляются тенденции повышения активности для достижения состояния спокойствия, а в группах учащихся колледжа, работающей молодежи и преступников, наоборот, тенденция снижения активности для стабилизации и достижения спокойствия.

Второй тип поведения отличается высоким уровнем субъективного контроля. Однако в каждой группе также выявились ценности, которыми необходимо пожертвовать, чтобы повысить собственную ответственность. Анализ показателей их значимости позволяет утверждать, что наиболее вероятным выбор этого типа поведения будет для студентов вузов.

Третий тип поведения направлен на достижение ценностей, связанных с семейными отношениями и реализацией потребности в любви, что подтверждает высокую значимость данных ценностей, отмеченную нами при анализе данных, полученных с помощью методики Е.Б. Фанталовой. Специфика каждой группы проявляется через выбор тех ценностей, которые являются возможной альтернативой. Например, «счастливой семейной жизни» противопоставляется у студентов-юристов и учащихся колледжа активная деятельная жизнь; у студентов других специальностей - друзья; у работающих юношей и девушек - свобода и уверенность в себе; у преступников - материальное благосостояние.

Пятый параграф «Психосемантический анализ особенностей правосознания молодежи с различным социальным статусом» посвя-

щен исследованию смыслового содержания компонентов правосознания. Нами использовалась методика репертуарных решеток Дж. Келли. При организации эксперимента была применена оценочная решетка, разработанная и апробированная автором на этапе пилотажного исследования, состоящая из 12 ролей и 32 дескрипторов - биполярных шкал. Испытуемым предлагалось оценить каждую социальную роль (человека, который ассоциируется с этой ролью) по каждому конструкту с помощью семибалльной шкалы. Полученные в результате шкалирования индивидуальные и среднегрупповые матрицы (12 х 32) подвергались процедуре факторного анализа, включая процедуру варимакс-вращения. Были получены среднегрупповые матрицы корреляций, выделены факторные структуры, найдены нагрузки по факторам. Анализ и интерпретация данных проводились с применением процедуры проекции элементов или конструктов на факторные структуры.

Сравнительный анализ результатов психосемантического исследования показал, что структура семантического пространства, отражающего восприятие и оценку объектов правовой действительности, во всех группах испытуемых является сходной. В ней выделяются два основных фактора: первый разграничивает людей на правопослушных и правонарушителей, второй описывает целеустремленного энергичного деятельного человека безотносительно к праву. Девушки, независимо от статуса, демонстрируют большую сложность когнитивного пространства и имеют в его структуре факторы, нагрузка которых определяется в первую очередь личностными характеристиками, а не показателями активности.

У юношей с правопослушным типом поведения, независимо от уровня и специфики образования, смысловое содержание категории «преступник» определяется через действие: «нарушает закон», а у девушек восприятие «преступника» имеет более выраженную «личностную» значимость, опосредованную конструктом «представляет для меня угрозу».

Во всех группах испытуемых (включая преступников) наблюдается четкая дифференциация социальных ролей «Я» и «преступник». «Преступник» оценивается через негативные характеристики, а самооценка происходит в положительном ключе. Противоположная тенденция отождествлять социальные роли «Я» и «правопослушный гражданин» отмечена не во всех группах. В свою референтную группу «пра-вопослушного гражданина» включают девушки во всех исследуемых группах, юноши студенты-юристы и учащиеся колледжа. Работающие юноши и студенты неправовых специальностей не склонны оценивать себя как правопослушных.

Во всех группах наблюдается сближение смыслового содержания понятий «преступник», «правонарушитель», «новый русский» по критерию нарушения закона. Студенты неправовых специальностей и ра-

ботающая молодежь в целом проявляют положительную оценку и заинтересованность по отношению к социальным ролям, объединившим материальное благополучие и отсутствие уважения к закону.

В группе преступников наблюдается тенденция описывать представителей закона (в первую очередь речь идет о социальной роли «судья») с использованием негативных характеристик (хитрый, беспощадный, никогда не уступает и т.п.). Также негативно «судью» воспринимают учащиеся колледжа, юноши-студенты неправовых специальностей и работающие девушки: наряду с положительными качествами (хорошо знает закон, не нарушает его, умный) ему приписываются и негативные (никогда не уступает, не прощает людям их слабости, злой, несправедливый, не любит людей, ненадежный, ему нельзя доверять и т.п.).

Исследование показало, что ценности, отражающие патриотизм, в целом у правопослушной молодежи не являются значимыми и присвоенными (личностными), так как отождествление (совпадение в структуре семантического пространства) социальных ролей «Я» и «патриот», или хотя бы включение его в свою референтную группу, наблюдается только у студентов-юристов (юношей) и учащихся колледжа. В остальных случаях как основные характеристики «патриота» называются правопослушность и принадлежность к какой-либо партии.

Таким образом, результаты психосемантического анализа позволили выявить специфику ценностно-смысловой организации личности правопослушной молодежи с различным социальным статусом на уровне смысловых конструктов, опосредующих восприятие и оценку правовой действительности. Полученные данные подтвердили наличие у испытуемых определенных деформаций правосознания и их взаимосвязь со спецификой образования.

В Заключении подведены основные итоги диссертационного исследования, сформулированы важнейшие выводы, предложены рекомендации, рассмотрены перспективы дальнейшего изучения ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора:

1. Кузнецова (Михеева) И.В. Социально-психологическая профилактика отклонения поведения несовершеннолетних // Образование и социальное развитие региона. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1995. -№3-4.-С. 160-164.

2. Кузнецова (Михеева) И.В. К вопросу выбора технологии лого-терапии в работе с подростками асоциального типа поведения // Социальная логотерапия: формирование проблемного поля и утверждение

научного статуса: Мат. методол. семинара 27-28 сентября 1997 г. -Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1997. - С. 105-122.

3. Кузнецова (Михеева) И.В. Жизненные силы человека как показатель социального здоровья // Проблемы устойчивого развития общества и эволюция жизненных сил населения Сибири на рубеже XXXI веков: Тез. докл. и выст. междунар. конф. 15-19 декабря 1997 г. -Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1998. - Т. 1. - С. 42-47.

4. Кузнецова (Михеева) И.В. Жизненные силы человека как показатель социального и психологического здоровья (аспект асоциаль-ности) // Современное общество и личность в социологии жизненных сил человека. Т. 3: Проблема социального и психологического здоровья: развитие и реабилитация жизненных сил человека / Под ред. СИ. Григорьева, Л.Д. Деминой. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1999. -С. 55-64.

5. Кузнецова (Михеева) И.В. Особенности жизненных сил индивидов с асоциальным поведением // Современное понимание жизненных сил человека: от метафоры к концепции: Монография / Под ред. СИ. Григорьева, Л.Д. Деминой. - М.: Магистр-Пресс, 2000. - С. 164-175.

6. Кузнецова (Михеева) И.В. Социальный контроль как профилактическое направление социальной работы // Социальная работа в современном обществе: реалии и перспективы: Мат. межрегион, науч.-практ. конф. 17-19 мая 2001 г. / Под ред. СИ. Григорьева, Л.Г. Гусляковой. -Барнаул: Изд-во администрации Алтайского края, 2001. - С. 50-53.

7. Кузнецова (Михеева) И.В., Савина И.А., Свободный Ф.К. Социально-психологический подход к исследованию правосознания: Монография. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2001.199 с. (50% личного участия).

Подписано в печать 15.09.2004. Усл. печ. л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ 308.

Типография Алтайского государственного университета: 656049, Барнаул, Димитрова, 66

РНБ Русский фонд

2005-4 15281

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Михеева, Ирина Викторовна, 2004 год

Введение.

Глава 1. ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВАЯ СФЕРА ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРАВОСОЗНАНИЯ.

1.1. Теоретико-методологические основания изучения ценностно-смысловой сферы личности

1.2. Правосознание как предмет психологического исследования.

1.3. Исследование факторов, влияющих на формирование правосознания в юношеском возрасте

Глава 2. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОБЕННОСТЕЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ В КОНТЕКСТЕ ПРАВОСОЗНАНИЯ.

2.1. Программа и методы исследования.

2.2. Особенности правосознания молодежи, выявленные методом анкетирования.

2.3. Особенности ценностно-смысловой сферы личности как психологическая детерминанта правосознания молодежи с различным социальным статусом

2.4. Результаты и интерпретация факторного анализа эмпирических данных, полученных при исследовании трансформации ценностно-смысловой сферы личности в юношеском возрасте

2.5. Психосемантический анализ особенностей правосознания молодежи с различным социальным статусом.

Введение диссертации по психологии, на тему "Трансформация ценностно-смысловой сферы личности в условиях современной России в контексте исследования правосознания"

Проблема формирования самосознания - патриотического, этнического, правового, на современном этапе развития российского общества особенно обострилась. По мнению Л.И. Анцыферовой, наша страна находится в том состоянии, которое Дюркгейм назвал «аномией», что объясняет возникновение многих современных социальных проблем: кризис нравственности и правового сознания, социальная нестабильность, политическая дезориентация и деморализация населения, падение ценности человеческой жизни, утрата ее смысла, экзистенциальный вакуум, цинизм, ценностный и правовой нигилизм. Как следствие, наблюдается рост агрессивных и преступных тенденций, прогрессирование отчужденности, повышенной тревожности, деформации правосознания в молодежной среде.

В индивидуально-психологической проекции современная социальная атмосфера российской действительности может быть представлена как деформация ценностно-смысловой сферы личности, когда высшие ценности человеческого бытия оказываются депривированными, а невозможность их удовлетворения приводит к различным типам общественной и личностной метапатологии (Л.И. Анцыферова, Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев и др.).

Именно поэтому исследования ценностно-смысловой сферы личности, играющей существенную роль в развитии правосознания молодежи и осуществлении его функций, представляются особенно актуальными. Система ценностей признается наиболее высоким уровнем саморегуляции, системообразующим основанием личности, опосредующим специфику самоопределения, конструирования своего жизненного мира, ориентировку в социально значимых ситуациях, становления духовности и в связи с этим является психологическим объектом воспитания личности (А.Г. Асмолов, А.Г. Артемьева, Б.С. Братусь, Л.Д. Демина, В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, А.Н. Леонтьев, В.А. Петровский, В.И. Слободчиков, и др.). Необходимо отметить, что двойственность системы ценностей личности как высшего регулятивного образования заключается в том, что она не только определяет формы и условия реализации побуждений человека, но и сама становится источником его целей (Ю.А. Шерковин, М.С. Яницкий и др.).

В ряде исследований было показано, что роль ценностно-смысловой сферы в жизни человека состоит в том, что она придает определенную устойчивость поведению человека и позволяет гибко адаптироваться к изменениям условий жизни и деятельности (Л.И Анцыферова, Ф.Е. Василюк, Ю.А. Васильева, Г.В. Залевский, Д.А. Леонтьев и др.). Более того, особенности ценностно-смысловой сферы личности играют решающую роль в критической жизненной ситуации, характеризующейся фрустрацией базовых потребностей, угрозой реализации основных ценностей личности (B.C. Братусь, И.А. Кудрявцев, В.П. Ларичев, М.Ш. Магомед-Эминов, Д.В. Ольшанский, В.В. Яковлев и др.).

Конструктивная роль ценностно-смысловой сферы наиболее явно «выступает» при интерпретациях моральных решений и процессов личностной регуляции правового поведения (А.В. Запорожец, А.Г. Здравомыслов, B.C. Мухина, В.А. Серебрякова, Д.И. Фельдштейн, М.С. Яницкий и др.). Исследующие правовое сознание психологи показали, что не существует единого для всех понимания правовых категорий. Отношение к законам, наказанию и понимание справедливости зависят от социокультурных условий, в которых живет человек, от уровня морально-правового развития самой личности (К.А. Абульханова-Славская, М.И. Воловикова, В.В. Знаков, И.С. Кон, О.П. Николаева, А.Н. Славская и др.).

Подобная постановка вопроса ставит перед психологами проблему исследования ценностно-смысловой сферы личности, являющейся индикатором состояния правосознания молодежи в условиях построения в России правового государства.

Несмотря на значительное число работ, посвященных проблеме правосознания, чаще всего они представлены исследованиями, направленными на изучение какого-либо одного аспекта этого явления. Вопросами изучения содержания и структуры правового сознания занимались А.И. Долгова, П.С. Игошев, Т.В. Синюкова, В. А. Чефранов, В.А. Щегорцев, Е.И. Фарбер и др., его функций - К.Т. Вельский, А.В. Грошев, Е.А. Лукашева, А.Р. Ратинов и др. Проблемы специфики правосознания преступников в разное время разрабатывали A.M. Антонян, Г.Х. Ефремова, В.И. Каминская, В.Н. Кудрявцев, Е.Г. Самовичева и др. Анализ профессионального правосознания юристов представлен в работах Н.А. Катаева, А.В. Клочковой, Н.Я. Соколова и др.

Такие исследователи, как Ю.М. Антонян, Ю.А. Васильева, М.И. Еникеев, И.И. Карпец, А.Р. Ратинов, А.А. Реан и др., рассматривают наличие негативных или искаженных ценностных ориентаций и антиобщественных установок, деформацию ценностно-смысловой сферы в качестве личностных предпосылок противоправного поведения. В работах, посвященных изучению психологических причин формирования противоправного поведения, основное внимание уделялось исследованию отдельных смысловых структур личности: ценностных ориентаций (В.П. Голубев, А.С. Михлин, В.Ф. Пирожков, Г.Ф. Хохряков и др.), жизненных планов (В.Г. Деев, А.В. Наприс и др.), установок и диспозиций (В.Н. Иванченко, Т.В. Калашникова, В.Н. Кудрявцев, А.Р. Ратинов, Ю.А. Новик и др.), мотивов (В.К. Вилюнас, И.А. Иванов, К.Е. Игошев, В.В. Лунев, А.П. Тулузов и др.). В то же время установлено, что механизмы, которые лежат в основе восприятия, познания и оценки правовых объектов, явлений и процессов, во многом детерминируют отношение к правовой сфере, усиливая или уменьшая эффективность регулятивного воздействия правовых норм (А.Г. Белобородов, И.А. Кудрявцев, Г.Б. Морозова, А.С. Потнин и др.).

Таким образом, анализ исследований правосознания показал, что особенности ценностно-смысловой сферы личности определяют специфику 5 правосознания у лиц с асоциальным поведением. Однако определенные нарушения ценностно-смысловой сферы зафиксированы и у правопослушных граждан, что позволяет говорить об актуальности исследований правосознания различных категорий населения, так как оно может выступать как призма, усиливающая или уменьшающая влияние правовых норм.

Вместе с тем исследования особенностей ценностно-смысловой сферы личности, определяющих специфику правового сознания законопослушных граждан являются малочисленными и на фоне трансформации ценностей в современной России требуют обновления.

Реализация возможности использования системного подхода к изучению ценностно-смысловых образований, позволяющего выявить с помощью различных методических приемов, специфику правосознания молодежи в современных условиях, определила замысел нашей диссертационной работы.

Цель работы - изучение особенностей трансформации ценностно-смысловой сферы личности в юношеском возрасте в контексте исследования правосознания.

Объектом исследования является ценностно-смысловая сфера личности.

Предметом — особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности в современных условиях российской действительности.

Реализация поставленной цели предполагала решение следующих задач:

1. Провести теоретико-методологический анализ представлений и походов к исследованию ценностно-смысловой сферы личности в современной психологии.

2. Проанализировать теоретические и экспериментальные исследования правосознания в психологии, определить место ценностно-смысловых образований в его структуре.

3. Разработать инструментарий эмпирического исследования, обосновать применение используемых методов для системного изучения ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания.

4. Осуществить исследование, выявить особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности и различных компонентов правосознания в юношеском возрасте: у правопослушной молодежи с различным социальным статусом и лиц с выраженным противоправным поведением.

Гипотезы исследования:

1. Исследование особенностей ценностно-смысловой сферы личности позволяет выявить специфику развития когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов правосознания.

2. В условиях современной российской действительности наблюдается трансформация ценностно-смысловой сферы личности представителей юношеского возраста, определяющая специфику правового сознания молодежи.

Теоретико-методологической основой исследования явились:

- системный подход к исследованию личности и ее особенностей (JI.C. Выготский, В.Е. Клочко, А. Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов и др.);

- представления о ценностно-смысловой обусловленности поведения и деятельности (Б.С. Братусь, Л.Д. Демина, Ю.М. Жуков, Д.А. Леонтьев, М.С. Яницкий и др.); учение о смысловой организации личности (А.Г. Асмолов, Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, Б.Ф. Василюк, В.В. Столин и др.); психологический подход к исследованию правосознания (Ю.М. Антонян, Г.Х. Ефремова, И.А. Кудрявцев, Ю.И. Новик, А.Р. Ратинов и др.).

Методы исследования: теоретический анализ литературных источников и обобщение представлений о ценностно-смысловой сфере и ее роли в регуляции социального поведения и развитии правосознания; методы сбора эмпирических данных: анкетный опрос (анкета разработана автором); методика «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» Е.Б. Фанталовой; тест уровня субъективного контроля (УСК) Е.Ф. Бажина; проективный тест фрустрационных реакций С. Розенцвейга; техника репертуарных решеток Дж. Келли (модель репертуарной решетки разработана автором); методы математической статистики — дисперсионный, корреляционный и факторный анализ с использованием компьютерных программ «ДА-система 4.0», «EXCEL 2002», «STATISTICA 5.11», «Келли» в разработке В.И. Похилько и Н.Н. Страхова.

Диссертационное исследование проводилось поэтапно в течение 1995— 2004 гг.

Подготовительный этап (1995-1998 гг.) - анализ литературы, создание теоретической базы, патентный поиск. Проанализированы теоретико-методологические походы и представления о ценностно-смысловой сфере личности, ее роли в регуляции деятельности, формировании правосознания, выделены личностные особенности, играющие определяющую роль в развитии законопослушного поведения. Определена проблема и разработаны концептуальные основания исследования.

Первый этап (1999-2000 гг.) - обобщен опыт использования различных методических средств изучения особенностей ценностно-смысловой сферы личности в контексте исследования правосознания. Разработан и апробирован исследовательский инструментарий, проведено пилотажное исследование.

Второй этап (2001-2002 гг.) — осуществлено исследование ценностно-смысловой сферы личности в контексте изучения особенностей правосознания правопослушной молодежи с различным социальным статусом и преступников юношеского возраста. Полученные данные проанализированы и описаны.

Третий этап (2003-2004 гг.) - аналитический. В ходе сравнительного анализа выявлены особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности как основы изменения правосознания в юношеском возрасте. Осуществлено подведение итогов и литературное оформление диссертации.

Эмпирическая база исследования представлена данными, полученными при исследовании особенностей ценностно-смысловой сферы личности студентов вузов юридических (профессиональное сознание) и неюридических 8 специальностей, учащихся колледжей, работающей молодежи г. Барнаула, а также преступников юношеского возраста (спецконтингент исправительных учреждений, гг. Барнаул, Новоалтайск). Выборочная совокупность - 460 человек.

Наиболее существенные результаты, полученные лично соискателем, их научная новизна и теоретическое значение:

- предложена авторская трактовка понимания правосознания как совокупности правовых знаний и представлений о правовой действительности, личностный смысл которых определяется особенностями ценностно-смысловой организации личности;

- показаны возможности использования системного подхода к изучению ценностно-смысловой сферы личности в контексте исследования когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов правосознания;

- разработан, апробирован и предложен инструментарий эмпирического исследования ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания;

- установлено, что выявление психологических особенностей развития ценностно-смысловой сферы личности, в том числе с использованием методов психосемантики, позволяет более дифференцированно подходить к оценке развития компонентов правосознания;

- определены когнитивный, эмоциональный, поведенческий компоненты правосознания правопослушной молодежи, обнаружены признаки его деформации;

- выявлены особенности трансформации ценностно-смысловой сферы личности правопослушной молодежи с различным социальным статусом;

- установлена взаимосвязь специфики образования с особенностями ценностно-смысловой сферы личности, определяющими правопослушное поведение.

Практическая значимость исследования определяется возможностями, связанными с применением результатов при разработке методических рекомендаций по правовому воспитанию и целостных психологических технологий, направленных на формирование правосознания различных категорий населения. Это позволяет проводить направленную и дифференцированную коррекцию субъективных представлений молодежи о правовой действительности, решать проблемы, связанные с общей и частной превенцией, профилактикой преступности.

Достоверность и обоснованность результатов и выводов исследования обусловлены исходными методологическими позициями; согласованностью эмпирического исследования с теоретической концепцией; применением комплекса надежных экспериментальных методов, апробированных на этапе пилотажного исследования, взаимодополняющих и контролирующих друг друга, адекватных цели, предмету, задачам, логике исследования; репрезентативностью объема выборки; использованием методов математической статистики и статистической значимостью экспериментальных данных; содержательным анализом выявленных фактов и закономерностей.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Использование системного подхода к исследованию роли ценностно-смысловой сферы личности в регуляции социально-правовой активности личности позволяет провести сопоставление ее элементов с компонентами правосознания и исследовать их содержательную наполненность на личностном уровне, выявить особенности смыслового восприятия правовой действительности, «внутренние» причины, определяющие правопослушное или противоправное поведение в юношеском возрасте.

2. Трансформация ценностно-смысловой сферы, обусловленная социокультурными условиями современного российского общества, проявляется в деформациях правового сознания молодежи на уровне когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов. Это обнаруживается в невысоком уровне правовой информированности, непонимании ценности и функции закона, неверии в авторитет власти и правоохранительных органов, восприятии закона как аппарата репрессии; в негативной оценке права и практики его применения, пренебрежительном отношении к представителям правоохранительных органов, ориентации на нормы морали, а не права; в выраженной потенциальной готовности к нарушению закона.

3. Особенностями ценностно-смысловой сферы личности правопослушной молодежи, объясняющими обнаруженные деформации правосознания, являются:

- трансформация системы личностных ценностей, в которой отмечается преобладающее значение ценностей, связанных с достижением благополучия и спокойствия, что приводит к сужению жизненной перспективы личности. Ценности межличностных отношений более значимы, чем индивидуальные ценности, связанные с самореализацией и активной жизненной позицией. Социальные ценности, связанные с гражданской позицией личности (патриотизм, справедливость), остаются на уровне «знаемых», «декларируемых», не являются присвоенными, не имеют правового содержания;

- наличие внутреннего конфликта, связанного с реализацией такой смысложизненной цели, как «материально обеспеченная жизнь», который сочетается у правопослушной молодежи, не имеющей специального правового образования, с «невостребованностью» инструментальных ценностей, посредством которых она может быть реализована;

- неразвитость такого механизма присвоения ценностей, как интернализация, что обнаруживается в низких показателях общей интернальности у молодежи, не имеющей специального правового образования, и свидетельствует о преобладании внешних факторов в регуляции правопослушного поведения: страх наказания, общественное мнение, порицание и др.;

- склонность проявлять в ситуации фрустрации враждебность, порицание, направленные вовне, что обнаруживается в сочетании выраженных экстрапунитивных реакций с фиксацией на самозащите.

4. Использование психосемантического подхода позволяет более дифференцированно исследовать когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты правосознания, выявлять правовые или противоправные установки, прогнозировать поведение личности в свете правового регулирования.

5. Уровень образования, в отличие от его специфики, не является определяющим для формирования законопослушного поведения в юношеском возрасте. Принятие правопослушного поведения не только на уровне социальных норм и правил, но и на уровне ценностно-смысловом, способствует формированию субъективной ответственности и принципиальности стабильного правового поведения. Получение юридического образования или введение дополнительных правовых дисциплин следует рассматривать в качестве одного из условий, способствующих формированию правопослушного поведения.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на международных (Барнаул, 1993; Тольятти, 1997), всероссийских (Барнаул, 2002), межрегиональных (Барнаул, 1998; 2001), региональных (Барнаул, 2001) конференциях, семинарах и школах, заседаниях и методических семинарах кафедры психологии Алтайского государственного университета. По теме диссертации автором получен грант РГНФ (№00-06-61) «Трансформация социальных представлений как основа деформации правосознания (на примере молодежи Алтайского края» (2001-2002 гг.).

Теоретические положения, рекомендации и материалы исследования использованы в процессе подготовки профессиональных психологов, для разработки и преподавания учебных курсов «Психология личности», «Юридическая психология», «Превентивная психология», «Психология асоциального поведения», «Психоэндокринология» в Алтайском государственном университете. Основные идеи и научные результаты исследования нашли отражение в 7 публикациях, среди которых монография.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка (252 источника), приложений (10). Общий объем работы составляет 174 страниц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Результаты исследования расширяют имеющиеся психологические представления о влиянии ценностно-смысловой сферы на восприятие и оценку правовой действительности, опосредованном социокультурными условиями, уровнем и спецификой образования.

В качестве основных положений, рассматриваемых как методические рекомендации по организации учебно-воспитательного процесса, направленного на повышение уровня правосознания и правовой культуры для специалистов образовательных и исправительно-воспитательных учреждений, предлагается:

- увеличить количество учебных дисциплин (или их объем), освещающих правовые вопросы, в общеобразовательных школах, колледжах, вузах;

- увеличить количество часов учебно-производственной практики в правоохранительных и правоисполнительных органах для студентов правовых специальностей;

- способствовать повышению качества преподавания правовых дисциплин и обеспечивать доступность и понятность правовой информации для учащихся и студентов;

- приглашать в образовательные учреждения представителей правоохранительных органов для проведения лекций, семинаров и круглых столов;

- организовывать и проводить мероприятия, направленные на воспитание гражданской ответственности, патриотизма и чувства уважения к закону и праву;

- проводить разъяснительную работу по вопросам построения в России правового государства, уважения прав личности, ценности и функций закона, работы правоохранительной и правоисполнительной систем и др.;

- использовать индивидуальный подход в ходе психолого-педагогической работы с учащимися и студентами, имеющими опыт противоправного поведения, с целью выявления особенностей и коррекции ценностно-смысловой сферы, повышению уровня субъективного контроля, формированию психологического механизма интернализации ценностей и др.

Кроме того, выводы, полученные в результате исследования, могут быть полезны для разработки практических рекомендаций по проведению коррекционных мероприятий в исправительных учреждениях. Используемые в работе экспериментальная процедура и методы исследования могут найти широкое применение в практике работы психологических служб исправительно-воспитательных учреждений для диагностики смысловой сферы осужденных.

Подводя итоги, необходимо отметить, что в ходе проведения исследования обозначались перспективы дальнейшей работы, связанной с изучением ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания. Среди них можно отметить: исследование специфики ценностно-смысловой сферы личности профессиональных юристов — представителей правоохранительных, правоисполнительных органов и др.; организацию лонгитюдного психосемантического исследования «образа права» в процессе развития и формирования правосознания; исследование кросскультурной специфики развития ценностно-смысловой сферы личности в контексте изучения правосознания; исследование; исследования правосознания в контексте экстремизма и др.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование особенностей ценностно-смысловой сферы личности позволило выявить специфику правосознания правопослушной молодежи с различным социальным статусом, обнаруживающуюся на уровне когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов правосознания.

Опираясь на положение психологической науки о системообразующей роли ценностей в структуре личности, рассматривая личность как систему открытую и динамичную, настоящее диссертационное исследование показывает влияние наблюдаемой в современных российских условиях трансформации ценностей на структуру и развитие правового сознания молодежи.

Системный подход к изучению особенностей ценностно-смысловой сферы личности в контексте правосознания определил программу эмпирической части исследования, включившую взаимодополняющие методы, применение которых позволило получить данные, уточняющие и конкретизирующие специфику компонентов правосознания в исследуемых группах.

В ходе анкетирования были выявлены явные деформации когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов правосознания у правопослушной молодежи независимо от статуса. Но при этом все испытуемые продемонстрировали выраженную готовность к повышению уровня своей правовой информированности, серьезное отношение к проблеме преступности, понимание ее причин, отсутствие ощущения своей правовой защищенности, актуальную потребность в действующем праве.

Исследование ценностно-смысловой сферы личности с использованием стандартных психологических процедур позволило выявить некоторые особенности, объясняющие выявленные деформации правосознания и позволяющие провести более дифференцированную оценку развития правосознания правопослушной молодежи с различным социальным статусом. Ведущим фактором, повышающим значимость внутренних форм контроля

Поведения, социальную зрелость, осмысленность жизни и определяющим просоциальный тип поведения личности, является наличие специального правового образования.

Данные, полученные при использовании психосемантических методов исследования, а именно, с помощью модифицированной репертуарной решетки по методу Дж. Келли, позволили провести анализ ценностно-смысловых образований личности на уровне субъективных смысловых конструктов, определяющих специфику структуры семантического пространства, в рамках которого происходит восприятие и оценка объектов правовой действительности. Сравнительный анализ показал, что эта специфика связана с полом испытуемых.

Таким образом, полученные в ходе решения поставленных задач данные подтвердили выдвинутые в начале исследования гипотезы.

Результаты настоящего исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Деформация правосознания у правопослушной молодежи обнаруживается на уровне когнитивного компонента правосознания в не высоком уровне правовой информированности, непонимании ценности и функции закона, неверии в авторитет власти и правоохранительных органов, восприятии закона как аппарата репрессии; на уровне эмоционального компонента в негативной оценке права и практики его применения, пренебрежительном отношении к представителям правоохранительных органов, замене норм права нормами морали; на уровне поведенческого компонента в потенциальной готовности к нарушению закона (наличие противоправных поступков в жизненном опыте, убеждении в том, что законы можно нарушать, отсутствии страха негативных последствий

2. Во всех группах, независимо от образования и пола (включая группу преступников), отмечается преобладающее значение конкретных жизненных ценностей над абстрактными. Ценности межличностных отношений более значимы, чем индивидуальные, связанные с самореализацией

151 и активной жизненной позицией. Наибольшее значение имеет удовлетворение субъективных жизненных потребностей, связанных с достижением благополучия и спокойствия. Это позволяет говорить о трансформации в современных условиях системы ценностей представителей молодежи.

3. Ценность материально обеспеченной жизни во всех группах определяется как смысложизненная и определяет зону внутреннего конфликта. Но при этом во всех группах, кроме студентов-юристов, отсутствует взаимосвязь «материально обеспеченной жизни» с инструментальными ценностями, посредством которых данная цель может быть реализована, что объясняется низкими показателями интернальности в области производственных отношений.

4. Полученные данные (показатели интернальности) свидетельствуют о том, что только в группе студентов-юристов регуляция поведения будет осуществляться обеими группами факторов, но с преобладанием внутренних факторов, то есть с опорой на собственные ценности и нормы. В остальных группах правопослушное поведение будет регулироваться преимущественно внешними факторами: страхом наказания, общественным мнением, порицанием и т. д.

5. В группах студентов и работающей молодежи, независимо от пола, наиболее выраженным типом реагирования в ситуации фрустрации будет проявление враждебности, порицания, направленные вовне, но у студентов-юристов агрессивность компенсируется стремлением брать на себя ответственность в области неудач (высокие показатели интернальности). Для учащихся колледжа характерно стремление не замечать трудности или сводить их к минимуму.

6. Наиболее часто встречающийся во всех группах тип реакции - это реакции «с фиксацией на самозащите», что наряду с низкими показателями интернальности (нежелание брать на себя ответственность) объясняет повышенную критичность по отношению к другим людям — негативная оценка работы правоохранительных органов.

7. Тенденция достижения спокойствия, как ведущего мотива жизнедеятельности, обнаруживается и в том, что во всех группах испытуемых независимо от статуса существует некий общий тип поведения, возникающий в ситуациях фрустрации, нарушающих покой. Он характеризующийся высокой активностью личности, вплоть до проявления агрессивности при реализации тех или иных ценностей. Кроме того, у студентов вузов проявляются тенденции повышения активности для достижения состояния спокойствия, а в группах учащихся колледжа, работающей молодежи и преступников, наоборот, — тенденция снижения активности для стабилизации и достижения спокойствия.

8. Во всех группах испытуемых выделились факторы, описывающие тип личности с высоким уровнем субъективного контроля. Такое поведение рассматривается испытуемыми как привлекательное, однако в каждой группе также выявились значимые ценности, которыми необходимо пожертвовать, чтобы повысить собственную ответственность. Учитывая реальные показатели интернальности, можно утверждать, что присвоение такого типа поведения наблюдается только в группе студентов-юристов. «Ответственному» типу поведения студенты неправовых специальностей предпочтут уверенность в себе, свободу от внутренних противоречий, работающая молодежь -материальное благополучие, учащиеся колледжа - счастливую семейную жизнь.

9. Организация семантического пространства в исследуемых группах (высокие факторные нагрузки оценочных категорий) позволяет уточнить структуру системы ценностей. В структуре ценностей правопослушной молодежи выделились как наиболее личностно и эмоционально значимые такие ценности, как справедливость, доверие, доброта, милосердие, честность, интеллект, принципиальность. Это подтверждает стремление испытуемых ориентироваться в своих оценках на нормы морали, а не на закон. Также значимыми являются ценности, подтверждающие гомеостатическую установку и склонность перекладывать ответственность на других людей: оценка других происходит через категории «может помочь», «может защитить», «надежный».

Ценность патриотизм, наоборот, не является личностно значимой, так как не относится к тем категориям, через которые происходит самооценка.

10. У большинства представителей правопослушной молодежи, у юношей в большей степени, чем у девушек, структура семантического пространства, описывающего правовую реальность, характеризуется невысокой сложностью. Для юношей, в отличие от девушек, восприятие правовой действительности определяется категориями правопослушания и объединение элементов в смысловые группы осуществляется по критерию соответствия норме и на основе профессиональной идентификации. Для девушек более важным фактором, структурирующим семантическое пространство и тем самым способствующим формированию социальных представлений о праве и практике его применения, будет чувство безопасности и защищенности.

11. Во всех группах правопослушной молодежи наблюдается в целом положительное отношение испытуемых к представителям закона, к практике применения права, а также четкая дифференциация социальных ролей «Я» и «преступник». «Преступник» оценивается через негативные характеристики, а самооценка происходит в положительном ключе. В наиболее негативном ключе осуществляется оценка социальной роли «судья». Учащиеся колледжа, юноши-студенты неправовых специальностей и работающие девушки наряду с положительными качествами (хорошо знает закон, не нарушает его, умный) приписывают ему и негативные (никогда не уступает, не прощает людям их слабости, злой, несправедливый, не любит людей, не надежный, ему нельзя доверять и т.п.), что согласуется с данными социально-психологической части исследования.

12. Во всех группах наблюдается сближение смыслового содержания понятий «преступник», «правонарушитель», «новый русский» по критерию нарушения закона. Социальная роль «правонарушитель» имеет свою специфику, выражающуюся в том, что при всех своих отрицательных характеристиках, она имеет определенный ореол привлекательности (интересный, энергичный, предприимчивый, целеустремленный и т.п.).В

154 некоторых группах правопослушной молодежи самооценка своего правового поведения не соответствует «правопослушности». Работающие юноши и студенты неправовых специальностей не склонны оценивать высоко свои знания закона, и признают свою способность к нарушению закона (это согласуется с данными анкетного опроса).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Михеева, Ирина Викторовна, Барнаул

1. Абульханова-СлавскаяКА Стратегия жизни.—М: Мысль, 1991 —299 с.

2. Агеев B.C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Вопр. психол. — 1986.-№1.-С. 138-144.

3. Александровский ЮА Состояние психической дезадаптации и их компенсация (пограничные нервно-психические расстройства). -М: Наука, 1976.-272 с.

4. Александровский Ю А, Лобастов О.С., Щукин ЛИ и др. Психогения в экстремальных ситуациях.-М: Наука, 1991.-95 с.

5. Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: в 2-х т. — Свердловск: Изд-во Свердловского юрид. ин-та, 1972. Т. 1. -394 с.

6. Алексеева ВГ. Ценностные ориентации как фактор жизнедеятельности и развития личности//Психол. журнал.- 1984.-Т.5.-№5.-С. 63-70.

7. Алмазов Б JHL Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1986. -250 с.

8. Американская социология. Перспективы, проблемы, методы / Под ред. Парсонса: Пер. с англ. М: Прогресс, 1972. -392 с.

9. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: В 2-х т. -М: Педагогика, 1980.—Т. 1. -230 с.

10. Андреева ГМ Образ мира в структуре социального познания // Мир психологии. -2003.—№ 4. С. 31-40.

11. Андреева ГМ. Социальная психология. -М: Аспект-Пресс, 1997.-375 с.

12. Андреева ТБ. Социально-психологические факторы формирования направленности личности в процессе творческого становления (на примере архитекторов): Автореф. дис. канд. психол. наук Л, 1989.-23 с.

13. Антонян ЮМ Изучение личности преступника. -М: ВНИИ МВД СССР, 1982.-79 с.

14. Антонян ЮМ, Бородин Р.В. Преступное поведение и психологические аномалии. — М: Спарк, 1998.-215 с.

15. Анцыферова ЛИ. К психологии личности как развивающейся системе // Психология формирования и развития личности. М: Наука, 1981.-365 с.

16. Анцыферова ЛИ. Психологическая опосредованносгь социальных воздействий на личность, ее развитие и формирование // Психологические исследования социального развития личности / Отв. ред. И А. Джидарьян. М: ИП АН СССР, 1991.-С. 5-38.

17. Анцыферова ЛИ Способность личности к преодолению деформаций своего развития // Психологический журнал. -1999. Т. 20. - № 1. - С. 6-19.

18. Артемьева Е. Ю. Основы психологии субъективной семантики / Под ред. ИБ. Ханиной. -М: Наука, 1999.-350 с.

19. Арутюнов СА Народы и культуры. Развитие и взаимодействие / Отв. ред. ЮБ. Бромлей. -М: Наука, 1989. 243 с.

20. Арутюнян Э А Микросреда и трансформация общественных ценностей в ценностную ориентацию личности // Образ жизни и ценностные ориентации личности. Ереван: Изд-во АНАрм. ССР, 1979.-С. 49-61

21. Асеев В.Г. Мотивация поведения и формирование личности. М.: Мысль, 1976.- 158 с.

22. Асмолов AJT. Психология личности -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.-336 с.

23. Асмолов АР., БратусьБ.С.,ЗейгарникБ£., Петровский В А, Субботский Е.В., Хараш АУ., Цветкова ЛС. О некоторых перспективах исследований смысловых образований личносги//Вопр. психол. -1979. -№ З.-С. 35-45.

24. Асмолов AT., Ковальчук МА О соотношении понятия установки в общей и социальной психологии / Теоретические и методологические проблемы социальной психологии.—М, 1977.-С.143-163.

25. Асмолов А.Г., Насиновская ЕЕ., Басина Е.З. Принципы исследования смысловых образований личности // Развитие эргономики в системе дизайна: Тез. докл. Всес. конф. -Боржоми, 1979. С. 219-224.

26. Атлас для экспериментального исследования отклонений психической деятельности чеяовека/Подред. ИА Полишука, АЕ. Видренко. -Киев: Здоровья, 1980. -90 с.

27. Бажин Е.Ф., Гольшкина ЕА, Эгкинд AM. Метод исследования субъективного кошроля//Психол. журнал.-1984.-Т.5.—№3.-С. 152—162.

28. Байниязов Р.С. Правосознание: Психологические аспекты // Изв. вузов. — Правоведение. -1998. -№ 3. С. 16-21.

29. Бакурадзе О.М. О природе морального суждения. Тбилиси: Мицниереба, 1977. - 329 с.

30. Басина Е.З. Идентификация с другими как механизм формирования смысловой сферы личности: Авшреф. дис. канд. психол.наук. М, 1986.-23 с.

31. Безменова ИК, Гулевич OA Апитюды и их взаимосвязь с поведением: Реферативный обзор. -М: РПО, 1999. -144 с.

32. Белинская ЕЛ Я-концепция и ценностные ориентации старших подростков в условиях быстрых социальных изменений // Вестник Моек ун-та. Сер. 14: Психология. -1997.—№ 4. -С. 27-35

33. Беличева СА Основы превентивной психологии. -М: Ред-изд. Центр консорциума «Социальное здоровье России», 1994.-221 с.

34. Беяобородов АГ. Образ права как смысловой уровень правового сознания и его особенности у преступников: Авгореф. дисканд. психол. наук. -М, 1999. -24 с.

35. Белобородов АГ. Образ права как смысловой уровень правосознания и возможности его исследования //Мир психологии. -2003. -№ 4.-С. 92-105.

36. Белобородов АГ. Образ права в структуре правосознания (психосеманшческий аспект) // Актуальные проблемы юридической психологии. -М: Юрид. литер., 1998. С. 48-56.

37. БобневаМ И Социальные нормы и регуляция поведения. -М: Наука, 1978. -311 с.

38. Бодалев А А Формирование понятия о другом человеке как личности. — Л: Изд-во Ленингр. ун-та, 1970. -135 с.

39. Божович ЛИ Избранные психологические труды. М: Международная педагогическая академия, 1995 —209 с.

40. Божович Л И. Личность и ее формирование в детском возрасте. Психологическое исследование. -М: Просвещение, 1968.-464 с.

41. Братусь Б.С. Аномалии личности. М: Знание, 1988. -301 с.

42. Братусь Б.С. К изучению смысловой сферы личности // Весгн. Моек ун-та. Сер. 14: Психология. -1981. -№ 2. С. 46-56.

43. Братусь Б.С. Нравственное сознание личности: психологическое исследование. М: Знание, 1985.-64 с.

44. Братусь Б.С. Личностные смыслы по АН Леонтьеву и проблема вертикали сознания // Традиции и перспективы деятельносгнош подхода в психологии: школа АН Леонтьева/Под ред. АЕ. Войскуновскош, АЛ Ждан, О.К. Тихомирова -М: Смысл, 1999. -С. 284-298.

45. Брушлинский АВ. Психология субъекта в изменяющемся обществе//Психол. журнал. -1997.-Т. 18.-№2.-С. 18-32.

46. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система. //Психол. журнал.-1999.-№5.-С. 3844.

47. Будинайте Г.Л, Корнилова ТВ. Личностные ценности и личностные предпочтения // Вопр. психол. -1993.- № 5 С. 99-105

48. Васильева Ю А Особенности смысловой сферы личности при нарушении социальной регуляции поведения//Психол. журнал.- 1997-т. 18.-№2.-С. 58-75.

49. ВасилюкФЕ. Структура образа // Вопр. психол. -1993. № 5. - С. 5-19.

50. Вилюнас В .К. Психологические механизмы мотивации человека. М: Изд-во Моек ун-та, 1990.-285 с.

51. Волошина ЛА Генезис агрессивно-насильственЕтых преступлений. Казань: Изд-во Казанск ун-та, 1982.—152 с.

52. Выготский ЛС. Педагогическая психология. -М: Педагогика, 1996.-479 с.

53. Гальперин И М Наказание: социальные функции, практика применения. М: Юрид. литер., 1983.-208 с.

54. Глоточкин АД. Исправительно-трудовая психология. М: Академия МВД СССР, 1974.-426 с.

55. ГоловахаЕЛ Кроник А А Психологическое время личности. Киев: Наук, думка, 1984. -207 с.

56. Гомезо М.В., Герасимова B.C., Горелова ГГ., Орлова JIM. Возрастая психология: личность от молодежи до старости.—М: Ноосфера, 1999.-270 с.

57. Григорьев СИ., Немировский В.Г. В поисках смысла жизни и справедливости: студенчество России на пороге XXI в. -Красноярск: Полиграфист, 1995. -150 с.

58. Гудечек Я. Ценностная ориентация личности // Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. М: Просвещение, 1989. - С. 102-109.

59. Гульдан В. В. Мотивация противоправных действий у психопатических личностей // Криминальная мотивация / Отв. ред. ВН. Кудрявцев. М: Наука, 1986. С. 189-250.

60. Данилова ЕЕ. Методика изучения фрустрационных состояний у детей // Иностранная психология. -1996.-№6.- С. 69-80.

61. Джекебаев У.С. О социально-психологических аспектах преступного поведения. -Алма-Ата.: Наука, 1971. -203 с.

62. Дилигенский ГГ. Социально-политическая психология. -М: Наука, 1994. -304 с.

63. Долгова АЛ Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М: Юрид. литер., 1981.-159 с.

64. Донцов АИ К вопросу о механизмах формирования личности // Психол. исслед. — Вып. 5. -М: Изд-воМоек ун-та, 1975.-С. 31-41.

65. Донцов АИ О ценностных отношениях личности // Сов. педагогика. -1974.-№5.- С. 67-76.

66. Дряхлов НИ, Давыденко В.А. Социокультурные ценности россиян: вчера, сегодня, завтра // Социс. -1997. -№7. -С.143-149.

67. Дубинин Ш1, Карпец ИИ, Кудрявцев В JHL Генетика Поведение. Ответственность. -М: Политиздат, 1989. 350 с.

68. Елисеев ОЛ Практикум по психологии личности. СПб.: Питер, 2003. - 509 с.

69. Еникеев МИ. Юридическая психология. М: Норма, 2002. - 501 с.

70. Ефремова Г. X, Ратинов А Р. Правовая психология и преступное поведение. -Красноярск: Изд-во Красноярского у^-та, 1988.-253 с.

71. Ефремова Г.Х, Гранат НД Эмпирическое исследование правосознания: реальное содержание и задачи формирования//Психол. журн.—1988.—№ 6.—С. 92-102.

72. Жуков Ю. М Ценности как детерминанты принятия решения. Социально-психологический подход к проблеме / Психол. проблемы социальной регуляции поведения. — М: Наука, 1976.-С. 254-277.

73. Залесский Г.Е. Психологические вопросы формирования убеждений. М: Изд-во МГУ, 1982.-119 с.

74. Залесский ГЕ. Психология мировоззрения и убеждений личности.—М: Изд-во МГУ, 1994.-141 с.

75. Залесский ГЕ. Цешослно-мотивационные аспекты деятельносгной теории учения // Вест. Моск. ун-та. Сер. 14: Психология. -1998. № 2. -С. 34-39.

76. Запорожец АЛ, Неверович Я.З. К вопросу о генезисе, функции и структуре эмоциональных процессов у ребенка // Вопр. психол. -1974. № 6.-С. 59-73.

77. Здравомыслов АГ. Потребности, интересы, ценности. -М: Наука, 1986. -222 с.

78. Зейгарник БВ., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. -157 с.

79. Зелинский А Ф. Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении.—Харьков: Вищашк., Изд-во приХарьк. ун-те, 1986.-165 с.

80. Зеньковский ВБ. История русской философии: В 2-х т. М.; Ростов-на-Дону: ACT: Феникс, 1999. -Т. 2. - 550 с.

81. Знаков ВВ. Понимание асоциальными подростками ситуаций насилия и унижения человеческого достоинства // Вопр. психол. -1990. -№ 1. С. 33-45.

82. Знаков В.В. Психология понимания правды. СПб.: Алетейя, 1999. -281 с.

83. Иванников В А Проблема потребности в теории деятельности // Вестн. Моек ун-т Сер. 14: Психология. -1983. -№ 2. -С. 241-254.

84. Иванов МА. Родители, подросток, закон. -М: Педагогика, 1980.—239 с.

85. Иванченко В.Н. и др. Установки личности и противоправное поведение. // Вопр. психол. -1991.-№ 2.-С. 37.

86. Игошев КЕ. Опыт социально-психологического анализа личности несовершеннолетних. М.: Высш. Школа МООП СССР, 1967. - 79 с.

87. Игошев КЕ. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. -Горький: Горьковская высшая школа МВД СССР, 1974. -167 с.

88. Как построить свое «Я» /Подред. В. П. Зинченко. -М: Педагогика, 1991. -131 с.

89. Каминская BJHL, Константинова Н.Я., Носкова НА, Ратинов АР. Характеристика правосознания различных групп населения // Правовая культура и вопросы правового воспитания населения. -М:Юрид. лит., 1974.-С. 85-107.

90. Карпец ИИ, Ратинов АР. Правосознание и причины преступности // Сов. государство и право.-1968.12.-С 87-93.

91. Квинн В. Прикладаная психология. СПб.: Питер, 2000. - С. 23-25.

92. Кириллова НА. Ценностные ориентации в структуре интегральной индивидуальности старших школьников. // Вопр. психол.—2000. № 4. - С. 29-37.

93. Кле М Психология подростка. Психосемантическое развитие. -М: Педагогика, 1991.-171с.

94. Климова СГ. Изменение ценностных оснований идентификации (80-90-е годы) // Социс. -1995. -№1. -С. 59-72.

95. Клочко BE., Галажинский Э.В. Самореализация личности: Системный взгляд / Под ред. ТВ. Залевскош. -Томск: Изд-во Томского ун-та, 1999. -154 с.

96. Юточкова А В. Правовое сознание студенческой молодежи: результаты криминологических исследований // Вестник Моек ун-та: Серия 11.-1998.—№ 1.-С. 78-89

97. Козлова И.Н. Личность как система конструкторов. Некоторые вопросы психологической теории Дж. Келли // Системные исследования: Ежегодник. -1975. С. 128— 149.

98. Колберг Л, Пауэр Ф., Хиггинс Э. Подход Лоуренса Колберга к нравственному воспитанию //Психол. журнал. -1992. № 3. - С. 45-49.

99. Кон ИС. Психология старшеклассника. -М: Просвещение, 1980. -191 с.

100. Кон И.С. Психология юношеского возраста: (Проблемы формирования личности). -М. Просвещение, 1979. -174 с.

101. Кондратенко В.Т., Чфнявская АГ. По лабиринтам души подростка. Минск: Вышейшая школа, 1991.-70 с.

102. Корнев АВ. К вопросу о правопонимании в дореволюционной России //Государство и право. -1998. -№5. -С. 93-98.

103. Корнилова ТВ. Могивационные тенденции и готовность к риску у российских студентов // Вест. Моск. ун-та. Сер. 14: Психология. -1997.—№ 2 С. 56-59.

104. Короленко ЦП, Донских ТА Семь путей к катастрофе. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990.—218 с.

105. Косова ЛБ. Динамика ценностных ориентаций: анализ результатов эмпирического исследования.//Социс.- 1994.-№2.-С. 114-118.

106. Косов ББ. Личность: актуальные проблемы системного подхода // Вопр. психол. -1997.-№6.-С. 58-68.

107. Крайг Г. Психология развития: Пер. с англ. СПб.: Питер, 2000. -988 с.

108. Краснорядцева ОМ Психологические механизмы возникновения и регуляции мышления в реальной жизнедеятельности: Авгореф. дис. . д-ра психол. наук — М, 1996. — 47 с.

109. Кривогцекова H В. Особенности правосознания разных контингенгов преступников // Криминологические проблемы правосознания и общественного мнения о преступности. — М; Прага, 1986.-С. 183-190.

110. Кроник АА Установка и эталоны межличностного оценивая (модель и тпогезы) // Социальная психология личности.—М.: Прогресс, 1979.-С. 184-201.

111. Круглов B.C. Психологические особенности отношения к социальным нормам: Автореф. дис. канд. психол. наук. -М, 1993.-23 с.

112. Ксенофонгова ЕР. Исследование локализации контроля личности и новая версия методики «Уровень субъективного контроля» // Психол. журнал. — 1999. — Т. 20. № 2. — С. 103-114

113. Кудрявцев В. Н Право и поведение. -М: Юрид. лит., 1978. -191 с.

114. Кудрявцев ВН. О прашпонимании и законности //Государство и право. —1994. -№ 3.-C.3-8.

115. Кудрявцев BJHL Понятие и криминологическое значение мотивации преступного поведения//Криминальная мотивация/Отв. ред. BHL Кудрявцев.-М.: Наука, 1986.-302 с.

116. Кудрявцев И А, Морозова Г. Б., Потнин А С. и др. Психологический анализ смыслообразующих факторов делинквентнош поведения подростков // Психол. журнал. — 1996.-Т. 17. № 5. - С. 76-&9.

117. Кудрявцев ИА, Сафуанов Ф.С., Васильева ЮА Особенности регуляции деятельности психопатических личностей смысловыми (мотивационными) установками // Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова Вып. 12. -1985. Т. 85. - С. 18371842.

118. Кузьменко JIM Подросток совершил преступление. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1983. - 123с.

119. Курс советской криминологии / Под ред. В. Н Кудрявцева. М: Юрид. лит., 1986.350 с.

120. Лапин НИ Проблема социокультурной реформации в России // Социс. -1993. -№ 9. — С. 17-28.

121. Лапин НИ Социальные ценности и реформы в кризисной России // Социс.—1996. № 5.-С. 15-26.

122. Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социс. 1996. -№ 5. - С. 3-23

123. ЛапинНИ Тяжкие годы России//Мир России.-1992.-№1 -С. 5-37.

124. Ларичев В .П Аксиопсихотерапия кризисных состояний // Научные и организационные проблемы суицидологи / Отв. ред. ВВ. Ковалев. М: НИИ Психиатрии МЗ РСФСР, 1983. -С. 204-210.

125. Лебедева НМ. Базовые ценности русских на рубеже XXI века // Психол. журнал. -2000. -т. 21. -№ 3. -С. 73-87.

126. Лебедева НМ Ценносшо-могивационная структура личности в русской культуре // Психол. журнал. -2001. -т. 22. -№ 3. С.26-36.

127. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1981.-495 с.

128. Леонтьев А Н Психология образа // Вестник Моек ун-та. Сер. 14: Психология. -1979.—№ 2.—С. 3-13.

129. Леонтьев AJHL Деятельность. Сознание. Личность. -М: Политиздат, 1975. -234 с.

130. Леонтьев Д. А От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностнойрезуляции деятельности //ВестникМГУ.—Серия 14: Психология. -1996.—№4.—С. 35-45;-1997.-№ 1.-С. 20-27.

131. Леонтьев Д А Психология смысла: Природа, структура и динамика смысловой реальности. М: Смысл, 1999. -487 с.

132. Леонтьев ДА Жизненный мир человека и проблема потребностей // Психол. журн. -1992.-Т. 13.-№2.-С. 107-117.

133. Леонтьев ДА, Калашников МО., Калашникова О.Э. Факторная структура теста смысложизненных ориентации. Психол. журн. -1993. - Т. 14.-№ 1.-С. 150-155.

134. Леонтьев ДА Методика изучения ценностных ориентаций. —М.: Смысл, 1992.—18с.

135. Леонтьев ДА Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции//Вопр. филос.-1996.-№ 4.-С. 15-26.

136. Личность преступника /Под ред. В.НКудрявцева -М.: Юрид. лит., 1975.-270 с.

137. Ломов Б.Ф. Методолшческие и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.-444 с.

138. Лукашева ЕА Право, мораль, личность / Отв. ред. В.М. Чхиквад зе; АН СССР, Ин-т государства и права -М: Наука, 1986. -262 с.

139. Лунев В.В. Мотивация преступного поведения. -М.: Наука, 1991.-383 с.

140. Магомед-Эминов MILL Личность и экстремальная жизненная ситуация // Весгаик Моск.ун-та Сер. 14: Психология. -1996. -№4.-С. 26-35.

141. Мазур Е.С. Проблема смысловой регуляции в свете идей ЛС. Выготского // Веста. Моск. ун-та Сер. 14: Психология. -1983. -№ 1. -С. 31-40.

142. Маргынюк ПО. Жизненные цели личности: понятие, структура, механизмы формирования. -Киев: Наук. Думка, 1990. -119 с.

143. Маслоу А Психология бытия. -М: Смысл, 1997. -304 с.

144. Механизм преступного поведения: Право и социология. —М Наука, 1981. —248 с.

145. Миллер АЛ Противоправное поведение несовфшеннолеших: Генезис и ранняя профилактика -Киев: Наук. Думка, 1985. -150 с.

146. Москвичева Ш1 Семья в системе ценностных ориентации студентов: Автореф. дис. канд. психол. наук. СПб., 2000. -22 с.

147. Муздыбаев К. Психология ответственности /Под ред. BE. Семенова Л.: Наука, 1983. -240 с.

148. МухинаВ.С. Возрастная психология. М: Академия, 1997. -431 с.

149. Мясшцев ВН. Психология отношений. М, Воронеж: Ин-тпракг. психологии; НПО «Модэк», 1998.-С. 106-111.

150. Надирашвили LLLA. Понятия установки в общей и социальной психологии. -Тбилиси: Мецниереба, 1974. -240 с.

151. Насиновская ЕЕ. Методы изучения мотивации личности.—М: Изд-во Моск. ун-та, 1988.-80 с.

152. Непомнящая Н И Ценность как центральный компонент структуры личности // Вопр. психол. -1980. -№1. С. 22-30.

153. Нерсесянц B.C. Наш путь к праву: От социализма кцивилизму.—М: Рос. право, 1992. -С. 10-11.

154. Николаева Oil Исследование этнопсихологических различий морально-правовых суждений//Психол. журн. -1995.—Т. 16. №4.-С. 79-88.

155. Новгородцев ПИ Введение в философию права Кризис современного правосознания / Рос. АД Ин-т государства и права / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. — М: Наука, 1996.-269 с.

156. Новик Ю. И Психологические проблемы правового регулирования. -Минск: Изд-во Минск ун-та, 1989. -133 с.

157. Норакидзе ВГ. Типы характера и фиксированная установка. -Тбилиси: Мицниереба, 1966.-С. 51-108.

158. Олешкевич В.И., Александров КЖ. Несовершеннолетние: тюрьма и воля. М: Права человека, 1999.-96 с.

159. ОлпортГ. Личность в психологии: Пер. с англ. М: Прогресс, 1998.-345 с.

160. Остроумов Г.С. Правовое осознание действительности.—М: Наука, 1969.—174с.

161. Пангилеев СР. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. —М: Изд-во Моек ун-та, 1991. -109 с.

162. Пантич Д. Конфликты ценностей в странах транзиций // Социс. 1997. -№ 6. - С. 24-36.

163. Панферов В.Н Когнитивные эталоны и стереотипы взаимодействия людей // Вопр. психол.-№5.-1985.-С. 139-145.

164. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М.: Мысль, 1971.-347 с.

165. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. —М: Изд-во Моек ун-та, 1983. —176 с.

166. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. -М: Изд-во Моек ун-та, 1997. -400 с.

167. Петренко В.Ф. Психосемангика сознания. М: Изд-во Моек ун-та. 1988.—208 с.

168. Петровский АВ. Теория личности с позиций категориального анализа // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб.: Питер, 2000. - С. 75-83.

169. Пиаже Ж Избранные психологические труды. -М: Просвещение, 1969. С. 66-67.

170. Пилипейченко Ю. Г. Внутренние преграды как смысловые детерминанты самосознания личности (на материале исследования личности несовфшеннолегаих правонарушителей): Автореф. канд. психол. наук -М, 1984. -22 с.

171. Платонов КК Сгруклура и развитие личности.—М: Наука, 1986.-254 с.

172. Подросток на перекрестке эпох: Проблемы и перспективы социально-психологической адаптации подростков / Под ред. С.В. Кривцовой. — М.: Генезис, 1997.-287 с.

173. Попов В. Г. Молодежь в сфере криминогенного влияния // Социс. -1998.—№ 5. С. 72-79

174. Попов Ю. В. Границы и типы саморазрушающего поведения у детей и подростков // Саморазрушающее поведение у подростков. JL: Наука, 1991.-С. 5-9.

175. Похилько В JT, Федотова Е.О. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности //Вопр. психол. -1984. № 3. - С. 151-157

176. Право и социология.—М: Наука, 1973. С. 166

177. Правовая культура и вопросы правового воспитания населения. М: Юрид. лит., 1974.-С. 85-107.

178. Правовое воспитание молодежи. / Под ред. НИ Козюбра. -Киев: Наук ДумкаД985. -319 с.

179. Правонарушения несовершеннолетних и их предупреждение. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1983. -151 е., С. 68-71

180. Пристанская О. А Роль правосознания в механизме социально-нормативнойрегуляции противоправного поведения//Вопр. борьбы с преступностью. -М, 1982. -Вьгп. 37. -С. 27.

181. Психодиагностические методы / Под ред. АА Бодалева -Л: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976.-248 с.

182. Психологическая диагаосгика/Под ред. КМ. ГуревичаиЕМ. Борисовой.—М.: Изд-во УРАО, 1997.-302 с.

183. Психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского, МГ. Ярошевского. — М: Наука, 1990-494 с.

184. Психологический словарь / Под ред. ВЛ Зинченко, БГ. Мещерякова М: Педагогика-Пресс, 1998.-439 с.

185. Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб.: Питер, 2000. -480 с.

186. Психология развивающейся личности / Под редАВ. Петровкого-М: Наука, 1987. — 240 с.

187. Психология человека огрождения до смерти. СПб.: прайм-ЕВЮЗНАК, 2002. -656с.

188. Ратинов А Р. Личность преступника и проблема ценности. -М: Юрид. лит., 1980. — С. 110.

189. Ратинов А Р. Правовая психология и преступное поведение: Теория и методология исследования/А Р. Ратинов, Г. X Ефремова—Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1988. -253 с.

190. Реан АА Проблемы и перспективы развития концепции локуса контроля личности // Психол. журн. -1998. -Т. 19. -№ 4. С. 3-12

191. Реан АА Характерологические особенности подростков-делинквентов // Вопр. психол.-1991.-№4.-С. 139-144.

192. Ремшмидг X Подростковый и юношеский возраст. М: Мир, 1994.-319с.

193. Рисмен Д. Некоторые типы характера и общество. // Социс. —1993.—№5.—С. 144-151.

194. Роджерс К Клиенгоцентрированнаятерапия. -М: Мир, 1997 320 с.

195. Рубинштейн C.JI Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1999. С. 518-521.

196. Русинов ГБ. Мотивация насильственных преступлений несовершеннолегщих. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1993. -167 с.

197. Ручка А. А. Социальные ценности и нормы: Некоторые теоретические и прикладные вопросы социологического анализа -Киев: Наук. Думка, 1976.—С. 35-40.

198. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В А Ядова -Л.: Наука, 1979.-264 с.

199. Сарджвеладзе НИ Личность и ее взаимодействие с социальной средой.—Тбилиси: Мицниереба, 1989.-204 с.

200. Сержантов В.Ф. Человек, его природа и смысл бытия. -М: Наука, 1990. -360 с.

201. Серый AJB., Яницкий МС. Ценностно-смысловая сфера личности. Кемерово: Кузбассвузиздат, 1999.-92 с.

202. Сидоров ПИ Саморазрушающее поведение у подростков как интегральное качество девианшош образа жизни // Саморазрушающее поведение у подростков. — Л: Психоневрологический институт им. В.М Бехтерева, 1991 г.-С. 15-21.

203. Сикевич 3JB. Национальное самосознание русских. -М: Наука, 1996.-208 с.

204. Сикевич ЗВ. Социология и психология национальных отношений. -СПб.: Питер, 1999. -203 с.

205. Славская А.Н Интерпретация как механизм правовых представлений личности в российском обществе: опыт психосоциальных исследований //Психол. журн. -1998. -Т. 19. -№2.-С. 3-14.

206. Слободчиков В .И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека // Вопр. психол. -1986.—№. 6. -С. 14—22.

207. Смирнов ЛМ Анализ опыта разработки экспериментальных методов изучения ценностей // Психол. журн., 1996.-Т.17.-№1.-С.157-168.

208. Современное понимание жизненных сил человека: от метафоры к концепции (становление виталистской социологической парадигмы). М: Изд. Дом «Магастр-Пресс», 2000.-270 с.

209. Соколов НЯ. Профессиональное сознание юристов. -М: Наука, 1988. -222 с.

210. Соколова Е.Т., Сталин ББ. Проективный метод в контексте концепции личностного смысла// Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. -М: Изд-во Моск. унта, 1980.-174 с.

211. Социальная психология личности / Под ред. Бобневой МИ, Шороховой ЕБ. — М: Наука, 1979.-С.172-189.

212. Социальная психология. История, теория, эмпирические исследования / Под ред. КузьминаЕ.С., СеменоваВЕ. -Я: Изд-во Ленингр. ун-та, 1979.—286 с.

213. Социальное управление. Словарь-справочник / Под ред. В .И Добренькова, ИМ Слепенкова. -М: Изд-во МГУ, 1994.-200 с.

214. Столин ВБ. Самосознание личности. -М: Изд-во МГУ, 1983. -284 с.

215. Столин ВБ., Кальвиньо М Личностный смысл: строение и форма существования в сознании//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14: Психология. -1982.—№ 3. С. 38-47.

216. Теория государства и права: Курс лекций / под ред. НА Катаева и ВБ. Лазарева. -Уфа, 1994.-327-350.

217. Тест Розенцвейга (детский и взрослый варианты): Учебно-методическое пособие / Сост.ИБ. Дерманова-СПб.: Речь,-2002.-62 с.

218. Тихомандрицкая OA, Дубовская ЕМ Особенности социально-психологического изучения ценностей как элементов когнитивной и мотивационно-потребносшой сферы. // Мир психол. -1999. -№3. -С.80-90.

219. Томас У, Знанецкий Ф. Методологические заметки (1918) // Американская социологическая мысль. -М: Мир, 1994. -С. 343.

220. Туманов В А Правовой нигилизм в исгорико-идеологическом ракурсе // Государство и право. -М: «Наука», 1993. № 3. -С. 52-58.

221. Узнадзе Д.Н Психология установки. -СПб.: Питер, 2001.-416 с.

222. Фанталова ЕБ. Об одном методическом подходе к исследованию мотивации внутренних конфликтов // Психол. журн. -1992. Т. 13.-№1.-С. 107-117.

223. Фарбер ИЕ. Правосознание как форма общественного сознания. М.: Юрид. лиг., 1963.-206 с.

224. Фельдшгейн ДИОсобенносш личностного развития подростка. //Мир психологии и психология в мире.-1994. ~№3.~ С. 14-15.

225. ФранклВ. Человек в поисках смысла-М: Прогресс, 1990.-367 с.

226. Франки В. Социальные кризисы и воспитание ответственности // Здравый смысл. -1999.-№11.-С. 78-88.

227. Франселла Ф., Биннистер Д Новый метод исследования личности. Пер. с анг. М.: Прогресс, 1987.-234 с.

228. Фромм Э. Психоанализ и этика -М: Прогресс, 1993.-415 с.

229. Хохряков Г. Ф. Формирование правосознания осужденных. — М: ВНИИ МВД СССР, 1985.-82 с.

230. Хьелл Л, Зинглер Д Теории личности. СПб.: Питер, 1997.-608с.

231. Ценности в кризисном социуме //Психол. журн.-1991.-Т. 12.-№ 6-С. 154-167.

232. Чинакова ЯН К вопросу о менталитете русского народа // Социс. 2000. - №7. - С. 138-140.

233. Чудновский В.Э. Смысл жизни: проблема относительной эмансипированности от «внешнего» и «внутреннего» //Психол. журнал. -1995. -Т.16. -№2.—С. 15-25.

234. Шевандрин НИ Психодиагностика, коррекция и развитие личности. М: Гуманигарн. Изд. Центр ВЛАДОС, 1998. - 508 с.

235. Шихирев ПН Исследование стереотипа в американской социальной науке // Вопр. психол.-№ 5.-1971.-С. 168-175.

236. Шихирев ПН Современная социальная психология США. М: Наука, 1979. - С. 86-103.

237. Шмелев AJ". Введение в экспфиментальную психосеманшку: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: Изд-во Моск. ун-та,1983.-158 с.

238. Шпрангер Э. Два вида психологии (1914) // Хрестоматия по истории психологии: Период открытого кризиса. -М: Наука, 1980. С. 298.

239. Шулындин БЛ Российский менталитет в сценариях перемен // Социс. -1999. № 12. -С. 50-53.

240. Щегорцов В А Социология правосознания. М: Мысль, 1981.-174с.

241. Эльконин ДБ. Избранные психологические труды. М: Педагогика, 1989.—560 с.

242. Явич JIC. Общая теория права. Я: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976. 287с

243. Ядов ВА О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. -М: Изд-во Моск. ун-та, 1975. -С. 89105.

244. Ядов В А Социальная идентификация в кризисном обществе. // Социал. журн., 1994. -№1.-С. 35-52.

245. Яковлев ВВ. Психологическая характеристика смысловой сферы личности осужденных к лишению свободы: Авгореф. дисканд. психол. наук. —Рязань., 1999-21 с.

246. Яницкий МС. Ценностные ориентации личности как динамическая система. — Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000.-203 с.

247. Palmer S. Deviant behavior: patterns, sources, control / S. Palmer, O. Humphrey. -N. Y.; L., 1990.-P. 32-35.

248. Psychological approaches to crime and its correction: Theory research, proactive/- Chicago,1984.-P. 10-13.

249. Sappington A Relationships among prison adjustment, beliefs and cognitive coping style // Int. J. Offender and Сотр. Criminol. -1996. -P. 54-62.