Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Чечельницкая, Елена Павловна, 1999 год

ЧАСТЬ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ.

Глава 1. Теоретический анализ представлений о манипулятивном общении.

1.1. Основные ракурсы исследований диалогического и манипулятивного видов общения в отечественной психологии.

1.1.1. Исследования диалогического и манипулятивного видов общения "на стыке" психологии и этики.

1.1.2. Исследования диалогического и манипулятивного видов общения в связи с проблемой психологического воздействия.?.

1.1.3. Исследования диалогического и манипулятивного видов общения с учетом специфических условий их формирования на ранних этапах онтогенеза.

1.2. Классические представления о метакоммуникации.

1.2.1. Исследования метакоммуникации группой Пало-Альто (Г.Бейтсон, Д.Д.Джексон, Д.Галей, Д.Уикленд, П.Вацлавик).

1.2.2. Представления о метакоммуникации в транзактном анализе Э.Берна.

1.2.3. Антипсихиатрическйе" представления о метакоммуникации Р.У.Лейнга.

1.3. Представления о манипулятивном общении как антитезе диалогу в основных направлениях экзистенциально-гуманистической психотерапии.

1.4. Представления о манипулятивном общении в различных направлениях психодинамической психотерапии.

1.4.1. Антиманипулятивный пафос классического психоанализа З.Фрейда.

1.4.2. "Покорность" манипуляциям пациента как принцип "техники изнеживания" Ш.Ференци.

1.4.3. Разработка представлений о жизненно-важных потребностях Эго, лежащих в основе манипулятивного общения Британскими теоретиками объектных отношений (М.Балинт, В.Р.Д.Фэрберн, Д.В.Винникотт, Г.Гантрип).

V 1.4.4. Реабилитация "склонного к манипуляциям" пациента с личностным расстройством Х.Кохутом.

1.4.5. Конфронтация с манипулятивными усилиями пациента с личностным расстройством как принцип психотерапевтического взаимодействия, утверждаемый О.Кернбергом.

1.4.6. Современные представления о проективной идентификации как механизме манипулятивного общения.

1.4.7. Контрпереносные чувства как "ключ" к пониманию метакомму-никативного послания-требования, передаваемого по механизму проективной идентификации.

Введение диссертации по психологии, на тему "Стратегии манипулятивного общения у пациентов с искажением образа Я при пограничной личностной организации"

Актуальность. Актуальность исследования стратегий манипулятивного общения у пациентов с искажением образа Я при пограничной личностной организации определяется, в равной степени, запросом клинической практики и расплывчатым характером теоретических представлений о разных типах пограничной личностной организации. В условиях социальной нестабильности такие "внутренне нестабильные" пациенты начинают составлять большинство среди лиц, обращающихся за психиатрической и психологической помощью. Без адекватного понимания стратегий манипулятивного общения оказание помощи этим пациентам наталкивается на ряд трудностей и ограничений. Отсутствие на сегодняшний день единой непротиворечивой типологии стратегий манипулятивного общения приводит к тому, что последние не распознаются и поэтому не обеспечиваются необходимые условия для постепенного изменения искаженных представлений пациента о себе и Другом. В настоящий период, исследование стратегий манипулятивного общения становится особенно актуальным в практическом плане еще и потому, что получают все более широкое распространение амбулаторные формы помощи пациентам с пограничной личностной организацией и, соответственно, возрастают требования к профессиональной компетентности психотерапевта в вопросах установления и поддержания психологического контакта с такими пациентами, испытывающими значительные коммуникативные трудности и склонными к преждевременному прерыванию психотерапии. В теоретическом плане, актуальность исследования стратегий манипулятивного общения пациентов с пограничной личностной организацией определяется тем фактом, что теоретические представления о разных типах пограничной личностной организации, в первую очередь, об открыто-пограничном и нарциссическом расстройствах личности, носят крайне диффузный, разрозненный характер. Клинически неоднородная группа пациентов с пограничной личностной организацией, отличающихся полиморфностью симптоматики, остается объектом повышенного исследовательского интереса в течение последних трех десятилетий. Тем не менее, на сегодняшний день все еще отсутствуют четкие дифференциально-диагностические критерии, позволяющие различать типы пограничной личностной организации. Достаточно очевидно, что свой вклад в решение проблемы дифференциации типов пограничной личностной организации могли бы внести экспериментальные исследования особенностей общения "пограничных" пациентов со значимыми другими людьми, однако таких исследований сегодня практически не проводится. Между тем, именно тотальные и устойчивые нарушения взаимодействия с окружающими чаще всего и являются причиной обращения "пограничных" пациентов за помощью. В основе нарушений общения лежит преобладание манипулятивных форм общения над диалогическими, которое объясняется ранним травматическим опытом взаимодействия с первым онтогенетически-значимым Другим (матерью), повлекшим за собой существенное искажение образов себя и партнера по общению. Стратегия манипулятивного общения могла бы выступить наиболее интегральной дифференциально-диагностической категорией, несущей информацию об особенностях интрапсихического и интерперсонального взаимодействия Я-Другой, что делает настоящее исследование актуальным.

Исследование проводилось в три этапа.

Объект исследования. На I этапе исследования, объектом были материалы экспериментального психодиагностического обследования 183 пациентов "малой" психиатрии, продемонстрировавших ярко-выраженное эмоциональное отношение к выполнению проективных методик. На II этапе, объектом служили материалы психодиагностического обследования проективным методом "Тест объектных отношений" 155 пациентов с разными типами пограничной личностной организации. На III этапе, объектом являлись материалы текстов-транскриптов психотерапевтических сессий, проведенных с пациентами с разными типами пограничной личностной организации.

Предмет исследования. На I этапе исследования, предметом выступали особенности личностной структуры 183 пациентов, продемонстрировавших ярко-выраженное эмоциональное отношение к выполнению проективных методик. На II этапе, предметом являлись особенности манипулятивного общения 155 пациентов с разными типами пограничной личностной организации. На III этапе, предметом стали особенности психотерапевтического взаимодействия с пациентами с разными типами пограничной личностной организации на начальных этапах психотерапии.

Теоретико-методологическую основу работы составили основные идеи диалогического и социально-психоаналитического подходов. В отечественной традиции, диалогический подход формировался Л.С.Выготским и М.М.Бахтиным, в последние десятилетия этот подход применительно к клинической психологии и психотерапии развивается Е.Т.Соколовой (1981, 1989, 1991, 1995, 1996, 1997, 1998). Социально-психоаналитический подход формировался ведущими теоретиками объектных отношений, такими, как D.W.Winnicott, W.R.D.Fairbaim, M.Mahler, O.Kemberg и другими. При проведении исследования мы опирались также на представления о необходимости синдромного анализа нарушений психической деятельности, развиваемые в работах Б.В.Зейгарник и Ю.Ф.Полякова.

Цели работы заключались в следующем:

1. Выявление и детальное изучение стратегий манипулятивного общения при различных типах пограничной личностной организации.

2. Разработка тактик психотерапевтического взаимодействия с учетом особенностей манипулятивного общения, угрожающих стабильности психотерапевтического процесса на начальных его этапах.

Для реализации поставленных целей, было необходимо решить следующие задачи:

1. Провести углубленный анализ имеющихся в литературе теоретических представлений о манипулятивном общении, его генезе, формах, функциях и связанных с ним особенностях психотерапии.

2. Изучить и сравнить основные клинико-психологические подходы к пограничному и нарциссическому расстройствам личности; при этом, рассмотреть более детально классические и современные концепции нарциссизма и патологического нарциссизма в силу их меньшей освещенности в отечественной литературе.

3. Сформировать однородные группы пациентов с различными типами пограничной личностной организации.

4. Разработать методику исследования манипулятивного общения и экспериментально исследовать стратегии манипулятивного общения при различных типах пограничной личностной организации.

5. Проделать качественный анализ текстов-транскриптов психотерапевтических сессий, проведенных с пациентами с различными типами пограничной личностной организации, выявить и описать конкретные психотерапевтические приемы, способствующие поддержанию стабильности психотерапевтического процесса на начальных его этапах.

Методы исследования. Применялись традиционные патопсихологические методики и проективные методики. Набор проективных методик включал в себя: модифицированный вариант методики "Управляемая проекция"; модифицированный вариант методики "Самооценка со свободными шкалами"; "Рисунок человека"; "Рисунок несуществующего животного"; модифицированный вариант "Теста объектных отношений" (The Object Relations Technique by H.Phillipson). Co всеми пациентами проводилась клиническая беседа по типу структурного интервью. Для анализа полученных эмпирических данных был разработан специальный метод, в основу которого легли присущие диалогической традиции представления о тексте как "обращенном слове", адресатами которого выступают, одновременно, значимый Другой "там-и-тогда" и психолог как условно-значимый Другой "здесь-и-теперь".

Достоверность и обоснованность результатов обеспечивались исходными методологическими позициями, наличием текстов-транскриптов психодиагностических и психотерапевтических сессий, достаточно большим числом наблюдений, тщательным разбором наиболее трудных клинических случаев в процессе супервизии. Задача статистической верификации результатов в данной работе не решалась в виду первостепенной значимости создания методического аппарата качественного содержательного анализа проективного текста как средства манипулятивного общения.

Научная новизна работы состоит в том, что:

- выделены и описаны три основные типа пограничной личностной организации: шизо-пограничный, погранично-невротический, нарциссический;

- впервые применен диалогический подход к анализу проективного текста как "обращенного слова";

- разработана и апробирована методика исследования манипулятивного общения в процессе проективной диагностики; доказана правомерность диагностической позиции "включенности и отзывчивости", обеспечивающей получение ценной дифференциально-диагностической информации и способствующей превращению диагностики в начальный этап психотерапии;

- выявлены и детально изучены стратегии манипулятивного общения при разных типах пограничной личностной организации;

- обнаружены основные функции и формы Грандиозного Я у пациентов с искажением образа Я, показано их соответствие типам пограничной личностной организации;

- впервые показано соответствие разных типов выраженного эмоционального отношения к экспериментально-психологическому обследованию проективными методами разным типам пограничной личностной организации;

- разработаны и описаны тактики психотерапевтического взаимодействия с пациентами с разными типами пограничной личностной организации, способствующие поддержанию стабильности психотерапевтического процесса на начальных его этапах.

Теоретическая значимость работы. В результате проведенного исследования удалось существенно уточнить разрозненные, порой противоречивые представления о пограничной личностной организации. Эмпирические данные свидетельствуют в пользу теоретических представлений о пограничном и нарциссическом расстройствах личности как о разных типах пограничной личностной организации. В работе обоснованы и подтверждены теоретические представления о манипулятивном общении как эксквизитном способе "психологического выживания" Я, особом способе адаптации, сформировавшемся в результате патогенного взаимодействия с первым онтогенетически-значимым Другим, неспособным откликнуться на базовые нужды Я. Полученные данные о стратегиях манипулятивного общения вносят вклад в развитие теоретических представлений об онтогенетически наиболее ранних процессах взаимодействия со значимым Другим (матерью) - "отзеркаливании" и "контейниировании". Совокупность этих процессов обеспечивает нормальное формирование и развитие Я. "Отзеркаливание" восполняет естественный для ранних этапов развития дефицит ощущения стабильности существования Я, "контейниирование" восполняет естественный дефицит самоконтроля. В теоретическом плане, представляют несомненный интерес формы и функции Грандиозного Я у пациентов с искажением образа Я, которые удалось выявить при детальном изучении стратегий манипулятивного общения. Становится возможным утверждать о специфичности этой защитной структуры, в противовес теоретическим представлениям о неспецифичности Грандиозного Я при разных типах пограничной личностной организации. Теоретическая значимость работы определяется также ее вкладом в изучение закономерностей и психологических механизмов самого процесса психотерапии, его тесной связи с трудно уловимыми бессознательными коммуникациями и чувствами пациента и терапевта.

Практическая значимость работы.

- разработана системная методическая парадигма диагностического обследования, направленного на выявление стратегии манипулятивного общения как наиболее интегральной дифференциально-диагностической категории; создана и апробирована специальная методика изучения манипулятивного общения в процессе проективной психодиагностики;

- выявлены и описаны основные стратегии манипулятивного общения у пациентов с разными типами искажения образа Я при пограничной личностной организации, что способствует развитию синдромного подхода к диагностике особенностей самосознания и общения при личностных расстройствах;

- выявлены и описаны системно-структурные особенности шизо-пограничного, погранично-невротического и нарциссического типов пограничной личностной организации, существенно уточняющие представления о вариантах синдрома пограничной личностной организации, что оптимизирует решение задач дифференциальной диагностики в клинике личностных расстройств;

- показано соответствие типов ярко-выраженного эмоционального отношения к обследованию проективными методами типам пограничной личностной организации, что позволяет рассматривать ярко-выраженное эмоциональное отношение к обследованию проективными методами в качестве дифференциально-диагностического критерия пограничной личностной организации;

- полученные результаты позволяют моделировать тактики психотерапевтического взаимодействия с учетом функций манипулятивного общения при разных типах пограничной личностной организации, что способствует поддержанию стабильности психотерапевтического процесса и повышению его эффективности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Основными функциями манипулятивного общения являются функции контроля горизонтальной и вертикальной дистанции Я-Другой. Каждая из стратегий манипулятивного общения представляет собой способ контроля горизонтальной либо вертикальной дистанции Я-Другой, сформировавшийся в условиях патогенного взаимодействия с первым онтогенетически-значимым Другим (матерью), не обеспечившим удовлетворения базовых потребностей Я.

2. Стратегия манипулятивного общения выступает наиболее интегральной дифференциально-диагностической категорией, содержащей основную информацию об особенностях самосознания и общения пациента с пограничной личностной организацией.

3. Ведущим принципом дифференциально-диагностического исследования, направленного на выявление стратегии манипулятивного общения, становится принцип опоры на контрпереносные чувства, посредством которых пациент бессознательно контролирует интрапсихическое и интерперсональное взаимодействие Я-Другой.

4. Существенное значение в дифференциальной диагностике пациентов с пограничной личностной организацией, образующих клинически неоднородную группу и отличающихся полиморфностью симптоматики, приобретает параметр отношения к выполнению проективных методик. Разным типам выраженного эмоционального отношения к выполнению проективных методик соответствуют разные типы пограничной личностной организации: шизо-пограничный, погранично-невротический, нар-циссический.

5. Ведущим принципом психотерапии пациентов с пограничной личностной организацией на начальных ее этапах становится принцип поддержки манипуля-тивных усилий пациента по сохранению целостности Я.

Апробация работы и внедрение результатов. Основные результаты исследования неоднократно обсуждались на врачебных конференциях в психиатрической клинической больнице № 12 г. Москвы, докладывались на 1-й Московской конференции студентов и аспирантов "Психология на пороге XXI века: актуальные проблемы" (1820 марта 1999), на VI Международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам "Ломоносов-99" (20-23 апреля 1999, Москва), Апробация работы имела место на заседании кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова (23 июня 1999). Результаты исследования получили внедрение в практику диагностической и психотерапевтической работы врачей и психологов психиатрической клинической больницы № 12 г. Москвы. Материалы исследования использовались при чтении курсов "Базовые теории и практики психотерапии" и "Особенности самосознания при пограничных расстройствах личности" на факультете психологии МГУ им. М.В.Ломоносова, при проведении супервизии клинических случаев.

ЧАСТЬ I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Теоретический анализ основных концепций пограничной и нарциссической патологии показал, что отсутствуют четкие дифференциально-диагностические критерии типов пограничной личностной организации. Применение проективного методического подхода дало возможность увидеть соответствие типов выраженного эмоционального отношения к выполнению проективных методик и типов пограничной личностной организации.

2. На основе экспериментальных данных, выделены три типа пограничной личностной организации: шизо-пограничный, погранично-невротический и нарциссиче-ский.

3. Исследование манипулятивного общения пациентов с разными типами пограничной личностной организации показало, что его основными функциями являются функции контроля горизонтальной и вертикальной дистанции Я-Другой.

4. Методология генетического, культурно-исторического формирования феноменов манипулятивного общения позволяет увидеть в них эксквизитные, направленные на "психологическое выживание" и адаптацию, способы взаимодействия с первым онтогенетически-значимым Другим (матерью), не обеспечивающим удовлетворения базовых потребностей Я (в подтверждении Другим самого существования Я и в разделенное™ чувств с Другим).

5. При решении вопросов дифференциальной диагностики, стратегия манипулятивного общения, свидетельствующая об особенностях интрапсихического и интерперсонального взаимодействия Я-Другой, выступает в качестве наиболее интегральной дифференциально-диагностической категории.

6. При проведении экспериментально-психологического исследования, направленного на выявление стратегии манипулятивного общения, наиболее адекватной позицией психолога становится "позиция включенности и отзывчивости". Рефлексируя контрпереносные чувства и осознанно включаясь в процесс взаимодействия, психолог не только получает ценную диагностическую информацию, но и способствует превращению диагностики в начальный этап психотерапии.

7. Детальное сравнительное изучение различных психокоррекционных и психотерапевтических подходов показало неэффективность конфронтации с "манипуляциями" пациента с пограничной личностной организацией на начальных этапах лечения. Такая конфронтация угрожает стабильности протекания психотерапевтического процесса, значительно увеличивая риск его преждевременного прерывания. В целях оптимизации и повышения эффективности психотерапии следует придерживаться принципа поддержки манипулятивных усилий пациента по сохранению целостности Я.

8. На основе экспериментальных данных, выделены четыре специфические формы и соответствующие им функции Грандиозного Я при пограничной личностной организации. С учетом форм и функций Грандиозного Я, разработаны и апробированы конкретные психотерапевтические тактики, направленные на формирование отношений контакта и преодоление амбивалентного отношения пациентов с расщепленным образом Я к принятию помощи. t

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Подведем итоги проведенного исследования и попытаемся наметить его дальнейшие перспективы.

Формированию замысла исследования способствовал опыт десятилетнего клинического наблюдения автором феноменов манипулятивного общения в практике диагностики и психотерапии пациентов с пограничными состояниями. Повышенный интерес к этой теме развился уже в период написания дипломной работы, посвященной исследованию мотивационно-личностных детерминант детско-родительского общения в семьях, обращающихся за помощью в психологическую консультацию. Участие автора в экспериментальных исследованиях манипулятивного общения методом Совместный тест Роршаха, проводимых под руководством Е.Т.Соколовой, во многом определило дальнейшее формирование представлений о стратегиях манипулятивного общения как бессознательных способах компенсации дефицита материнской отзывчивости в период раннего детства.

Проделанный теоретический анализ проблемы показал, что несмотря на отмечаемую большинством авторов склонность к манипулятивному общению у пациентов с пограничной личностной организацией, экспериментальных исследований манипулятивного общения практически не проводится. При этом достаточно очевидно, что исследования манипулятивного общения могут внести вклад в решение проблемы дифференциации типов пограничной личностной организации, способствовать уточнению имеющихся на сегодняшний день "размытых" и противоречивых представлений о пограничном и нарциссическом личностных расстройствах. Необходимость исследования манипулятивного общения у пациентов с пограничной личностной организацией диктуется и запросом клинической практики, поскольку в условиях социальной нестабильности все возрастает число отличающихся "внутренней нестабильностью" пациентов с пограничной личностной организацией, для которых проблема общения с самим собой и окружающими является одной из самых болезненных. Остро нуждаясь в психотерапевтической помощи, такие пациенты во многих случаях преждевременно прерывают психотерапию, и одной из причин этого является некомпетентность психотерапевта в вопросах взаимодействия с "манипулирующим" пациентом, неумение "расшифровать" метакоммуникативное послание. Поэтому, одной из целей I нашего исследования стала разработка психотерапевтических тактик с учетом особенностей манипулятивного общения, угрожающих стабильности психотерапевтического процесса на начальных его этапах. Основная же цель работы заключалась в выявлении и детальном изучении стратегий манипулятивного общения при разных типах пограничной личностной организации.

Поставив главной целью изучение стратегий манипулятивного общения при разных типах пограничной личностной организации, мы столкнулись с непростой задачей формирования однородных групп пациентов с различными типами пограничной личностной организации. Вслед за О.Кернбергом, мы рассматривали пограничное и нарциссическое расстройства личности как два основных варианта пограничной личностной организации. На момент исследования в отечественной клинической практике отсутствовала традиция постановки таких диагнозов, входящих в DSM-IV (на сегодняшний день в отечественной психиатрической практике постановка диагнозов осуществляется по МКБ-10, в которую не включен диагноз "нарциссическое расстройство личности"). Мы встали перед необходимостью поиска критерия, позволяющего отобрать среди направляемых на дифференциально-диагностическое обследование пациентов тех, кто имеет пограничную личностную организацию. Было сделано предположение, что ярко-выраженное эмоциональное отношение к выполнению проективных методик (при эмоционально-нейтральном отношении к выполнению так называемых стандартных патопсихологических методик) является "индикатором" пограничной личностной организации. Рассматривать отношение к обследованию в качестве "индикатора" личностной структуры для отечественной патопсихологии является традиционным (Мясищев В.Н., 1935; Зейгарник Б.В., 1986). Мы считали, что ярко-выраженное эмоциональное отношение к обследованию проективными методами свидетельствует об актуализации в процессе обследования примитивных защитных механизмов, которые, согласно О.Кернбергу, выступают одним из структурных критериев пограничной личностной организации. Наблюдались три типа ярко-выраженного отношения к обследованию проективными методами: негативистичное отношение к обследованию, сверхпозитивное отношение к обследованию, сверхпозитивное отношение к проводящему обследование психологу. Была выдвинута рабочая гипотеза о том, что разным типам ярко-выраженного эмоционального отношения к обследованию проективными методами соответствуют разные личностные структуры, которые могут рассматриваться как типы пограничной личностной организации. Для проверки рабочей гипотезы проводился качественный анализ данных проективных методик, который показал, что у пациентов с определенным типом ярко-выраженного эмоционального отношения к обследованию проективными методами имеются, при всех индивидуальных различиях, сходные особенности личностной структуры.

Для пациентов с негативистичным отношением к обследованию проективными методами характерны снижение способности к тестированию реальности, обусловленное дефицитом исследовательской активности; выраженная диффузия идентичности; ведущая роль отреагирования вовне и обесценивания в системе защитных механизмов. Их итоговый образ "Я - Неполноценный" складывается из таких "составляющих", как "Я - покинутый", "Я - находящийся в опасности", "Я - беспомощный", "Я - зависимый". В представлении пациентов, Другой выступает бездушным ("неполноценным") человеком-машиной, несущим разрушение. Поскольку образ Другого абсолютно не соответствует нуждам пациентов в поддержке и напитывании, любым отношениям с Другим они предпочитают изоляцию. Нуждаясь в симбиозе, но при этом абсолютно дистанцировавшись от Другого, пациенты болезненно переживают свое одиночество, чувствуя себя покинутыми. Болезненное переживание одиночества усиливается из-за отказа пациентов от отношений с Другим, выбираемым по нарциссическому типу: они отвергают похожего на себя Другого как "заразного больного". "Картина мира" пациентов является депрессивной; мир предстает пространством страданий.

Для пациентов со сверхпозитивным отношением к обследованию проективными методами характерны снижение способности к тестированию реальности, обусловленное эгоцентрической фиксацией; псевдоотчетливая идентичность, которую можно рассматривать как реактивное формирование по отношению к диффузной идентичности; ведущая роль всемогущества, идеализации и обесценивания в системе защитных механизмов. Их итоговый образ "Я - Грандиозный" складывается из таких "составляющих", как "Я - необыкновенный", "Я - успешный", "Я - близкий к совершенству", "Я - независимый". В представлении пациентов, Другой выступает "серой мышью" либо "моральным уродом", т.е. "неполноценным". Пациентам свойственен выбор Другого по нарциссическому типу как "родственной души", "второго Я". Отсутствие отношений вертикальной дистанции "Я - самый лучший, Другой - восхищающийся" приводит к болезненным переживаниям непризнанности, к страху перед кознями завистников и недоброжелателей. "Картина мира" пациентов является эгоцентрической; мир предстает пространством жестокой конкуренции.

Для пациентов со сверхпозитивным отношением к проводящему обследование психологу характерны снижение способности к тестированию реальности, обусловленное заниженной самооценкой своих возможностей по самостоятельному исследованию реальности; диффузия идентичности; ведущая роль отрицания реальности, расщепления и всемогущества в системе защитных механизмов. Их итоговый образ Я расщеплен на два образа: "Я - Неполноценный" ("покинутый, находящийся в опасности, беспомощный, зависимый") и "Я - Грандиозный" ("всемогущий альтруист"). Образ Другого также расщеплен на два образа: "Другой - Неполноценный" ("беспомощный инвалид") и "Другой - Грандиозный" ("недостижимый идеал"). Нуждаясь в симбиозе пассивного ("неполноценного") Я с поддерживающим и напитывающим ("грандиозным") Другим, пациенты выбирают симбиоз "Я - всемогущий альтруист, Другой - беспомощный инвалид". Как следствие отношений с Другим, выбираемым по нарциссическому типу ("товарищ по несчастью"), пациенты чувствуют истощенность и опустошенность. Несмотря на такие болезненные переживания, пациенты не вступают в отношения симбиоза "Я - Неполноценный, Другой - Грандиозный", поскольку Грандиозный Другой представляется им "недостижимым источником подпитки". "Картина мира" пациентов является нереалистически-оптимистической; мир предстает пространством, где "у меня, по сравнению с беспомощными инвалидами, все хорошо".

Соотнеся полученные эмпирические данные с теоретическими представлениями о пограничной личностной организации и личностных расстройствах, мы пришли к заключению о пограничной личностной организации у пациентов с ярко-выраженным эмоциональным отношением к обследованию проективными методами. Личностная структура пациентов с негативистичным отношением к обследованию проективными методами была расценена нами как шизо-пограничная, личностная структура пациентов со сверхпозитивным отношением к обследованию проективными методами как нарциссическая, личностная структура пациентов со сверхпозитивным отношением к проводящему обследование психологу как погранично-невротическая. Таким образом, подтвердилась рабочая гипотеза о соответствии типов ярко-выраженного эмоционального отношения к обследованию проективными методами типам пограничной личностной организации. Стало возможным отобрать среди пациентов с разными типами ярко-выраженного эмоционального отношения к обследованию проективными методами тех, у кого наблюдались наиболее характерные констелляции особенностей личностной структуры, и сформировать три достаточно однородные группы пациентов с разными типами пограничной личностной организации, сделав их объектом II этапа эмпирического исследования.

II этап исследования, являясь центральным, был посвящен выявлению и детальному изучению стратегий манипулятивного общения у пациентов с разными типами пограничной личностной организации. Для исследования манипулятивного общения была разработана и апробирована специальная методика, в основу которой легли представления о тексте как "обращенном слове", присущие диалогической традиции, и представления о контрпереносных чувствах как "окне" в бессознательное пациента, разделяемые большинством исследователей психодинамической ориентации. Проективный текст, порождаемый пациентом в процессе выполнения Теста объектных отношений (ORT), мы рассматривали как "обращенное слово", адресатами которого выступают, одновременно, значимый Другой "там-и-тогда" и психолог как условно-значимый Другой "здесь-и-теперь". Мы сочли правомерным ввести в контекст проективной диагностики такие феномены психотерапевтических отношений, как перенесение и контрперенесение, поскольку пациент с пограничной личностной организацией из-за ослабленной способности к тестированию реальности развивает примитивный перенос с самого начала взаимодействия с психологом, "вкладывая" при этом в последнего мощные контрпереносные чувства проективно-идентификационной природы. Видя в контрпереносных чувствах "ключ" к пониманию бессознательной стратегии манипулятивного общения, развиваемой пациентом при выполнении Теста объектных отношений, мы считали, что позиция "включенности и отзывчивости" психолога в ходе обследования наиболее адекватна. Благодаря такой позиции становилось возможным с опорой на контрпереносные чувства реконструировать метакоммуникативное послание пациента и сделать заключение о ведущей стратегии манипулятивного общения. По сути, позиция "включенности и отзывчивости" психолога способствовала превращению проективной психодиагностики в начальный этап психотерапии. Однако, такая позиция требовала от психолога постоянной самосупервизии и прохождения супервизии, позволяющих избежать чрезмерного субъективизма выводов за счет сверхвовлеченности, "охваченности" контрпереносными чувствами. Исходя из полученных на I этапе эмпирического исследования представлений об особенностях искажения образа Я при разных типах пограничной личностной организации, на II этапе исследования были выдвинуты две гипотезы: 1) Ведущей функцией манипулятивного общения у пациентов с шизо-пограничной и погранично-невротической личностными структурами является контроль горизонтальной дистанции Я-Другой; 2) Ведущей функцией манипулятивного общения у пациентов с нарциссической личностной структурой является контроль вертикальной дистанции Я-Другой.

В результате проведенного эмпирического исследования были выделены и описаны основные стратегии манипулятивного общения, соответствующие разным типам пограничной личностной организации. Основными стратегиями манипулятивного общения, соответствующими шизо-пограничной личностной структуре, являются: стратегия, формирующая отношения изоляции Я-Другой; стратегия, формирующая отношения симбиоза Неполноценного Я с Грандиозным Другим (с "выходом в коммуникацию"). Основными стратегиями манипулятивного общения, соответствующими погранично-невротической личностной структуре, являются: стратегия, формирующая отношения симбиоза Неполноценного Я с Грандиозным Другим (без "выхода в коммуникацию"); стратегия, формирующая то отношения симбиоза Неполноценного Я с Грандиозным Другим, то отношения изоляции Я-Другой (стратегия "двойной связи"); стратегии, формирующие отношения симбиоза Грандиозного Я с Неполноценным Другим (стратегия "инвалидизации" и стратегия "мистификации"); стратегия формирующая подчеркнуто-неагрессивные отношения Я-Другой. Основными стратегиями манипулятивного общения, соответствующими нарциссической личностной структуре, являются: стратегия, формирующая отношения "Я - Гениальный, Другой - Восхищающийся"; стратегия, формирующая отношения "Я - Всезнающий, Другой - Завидующий"; стратегии, формирующие отношения "Я - Морально-совершенный, Другой - Стыдящийся" (стратегия "ораторствования" и стратегия "шокирования"); стратегия, формирующая отношения "Я - Чувствующий Превосходство, Другой - Чувствующий Унижение"; стратегия, формирующая отношения "Я - Устрашающий, Другой - Испуганный"; стратегия, направленная на формирование отношений "Я - Вездесущий, Другой - ПодтЬерждающий мое существование". Эмпирические данные подтвердили правомерность гипотез II этапа исследования.

Анализ стратегий манипулятивного общения у пациентов с искажением образа Я при пограничной личностной организации показал, что значительное место среди них занимают стратегии, инициируемые Грандиозным Я. С опорой на контрпереносные чувства, стало возможным выделить четыре основные функции Грандиозного Я при пограничной личностной организации: отторжения Другого, разрушения Другого, поддержки Другого и внушения восхищения Другому. Представления о специфических функциях Грандиозного Я при разных типах пограничной личностной организации легли в основу разработки тактик психотерапевтического взаимодействия, призванных способствовать поддержанию стабильности психотерапевтического процесса на начальных его этапах. Разработке этих тактик был посвящен III этап исследования.

На III этапе эмпирического исследования проводился качественный анализ тек-стов-транскриптов психотерапевтических сессий, направленный на выявление конкретных приемов психотерапевтического взаимодействия, способствующих углублению контакта с пациентом с пограничной личностной организацией на начальных этапах психотерапии. Проделанный анализ показал, что для "укоренения" пациента с пограничной личностной организацией и амбивалентным, в силу этого, отношением к принятию помощи, необходима особая форма поддержки со стороны психотерапевта, заключающаяся в эмоциональном отклике на специфические нужды Грандиозного Я. Если же на начальных этапах психотерапии осуществляется конфронтация с манипулятивными усилиями Грандиозного Я, то резко возрастает вероятность отказа пациента от принятия помощи. Последнее достаточно опасно, поскольку пациент с пограничной личностной организацией входит в группу суицидального риска. СмоделироI ванные с учетом форм и функций Грандиозного Я при разных типах пограничной личностной организации тактики психотерапевтического взаимодействия с "манипулирующим" пациентом нуждаются, безусловно, в длительной проверке на эффективность. Поскольку при использовании этих тактик принцип опоры на контрпереносные чувства является одним из ведущих, прохождение психотерапевтом суперви-зии становится решающим условием повышения его профессионализма. В перспективе, возможна дальнейшая алгоритмизация описанных в работе тактик, которая позволила бы облегчить начинающим психотерапевтам освоение способов психотерапевтического взаимодействия со склонным к "манипуляциям" пациентом с пограничной личностной организацией. Проделанное исследование позволило сформулировать выводы, которые приводятся ниже. 9 9

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Чечельницкая, Елена Павловна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Личностный аспект проблемы общения. // Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 218-241.

2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995.

3. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. М., 1993.

4. Ахутина Т.В. Теория речевого общения в трудах М.М.Бахтина и Л.С.Выготского. // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1984, № 3, с. 3-13.

5. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., Прогресс, 1989.

6. Балл Г.А., Бургин М.С. Анализ психологических воздействий и его педагогическое значение. // Вопр. психологии, 1994, № 4, с. 56-66.

7. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979

8. Бейтсон Г., Джексон Д.Д., Хейли Дж., Уикленд Дж. К теории шизофрении. Московский психотерапевтический журнал, 1993, № 1, с. 5-24; № 2, с. 5-18.

9. Берн Э. Введение в психоанализ и психиатрию для непосвященных. Спб., 1994.I

10. Ю.Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М., 1988.

11. Блюм Г. Психоаналитические теории личности. М., 1996.

12. Бобнева М.И. Нормы общения и внутренний мир личности. // Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 241-264.

13. Бодалев А.А. Проблемы гуманизации межличностного общения и основные направления их психологического изучения. // Вопр. психологии, 1989, № 6, с. 74-81.

14. Бодалев А.А. Психология межличностного общения. Рязань, 1994.

15. Бодалев А.А. О содержательном богатстве феномена общения и его вариативности. // Мир психологии, 1996, № 3, с. 5-11.

16. Бурлакова Н.С. Внутренний диалог в структуре самосознания и его динамика в процессе психотерапии. //Дисс. канд. психол. наук. М., 1996.

17. Вацлавик П. Как стать несчастным без посторонней помощи. М., 1990.

18. Выготский Л.С. История развития высших психических функций. Собр. соч. в 6 тт. М., 1983. Т. 3, с. 5-328.

19. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. М., 1964.

20. Гринсон Р.А. Практика и техника психоанализа. Новочеркасск, 1994.

21. Дамер Г. Шандор Ференци: его вклад в психоанализ. // Энциклопедия глубинной психологии. М., 1988. Т. 1, с. 166-196.

22. Доценко Е.Л. Механизмы психологической защиты от манипулятивного воздействия. Дисс. канд. психол. наук. М., 1994.

23. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М., 1997.

24. Зайдлер Г.Х. Клинические аспекты деструктивных сторон нарциссизма. // Московский психотерапевтический журнал, 1997, № 2, с. 25-37.

25. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М., 1986.

26. Каган М.С., Эткинд A.M. Общение как ценность и как творчество. // Вопр. психологии, 1988, №4, с. 25-34.

27. Кадыров И.М. О невротических и психотических аспектах личности и их взаимодействии в психоаналитической психотерапии. // Московский психотерапевтический журнал, 1996, № 2, с. 26-53.

28. Кан М. Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения. Спб., 1997

29. Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия. М., 1998.

30. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М., 1985.

31. Кейсмент П. Обучаясь у пациента. Воронеж, 1995.

32. Кернберг О. Агрессия при расстройствах личности. М., 1998.

33. Кернберг О'. Проективная идентификация, перенос и лечение в стационаре. // Московский психотерапевтический журнал, 1997, № 3, с. 131-151.

34. Климов Е.А. Основы психологии. М., 1997.

35. Ковалев Г.А. Общение и его воспитательное значение. // Мир психологии, 1996, № 3, с. 17-30.

36. Ковалев Г.А. Три парадигмы в психологии — три стратегии психологического воздействия. // Вопр. психологии, 1987, № 3, с. 41-50.

37. Кондрашенко В.Т., Донской Д;И. Общая психотерапия. Минск, 1993.

38. Копьев А.Ф. Диалогический подход в консультировании и вопросы психологической клиники. // Московский психотерапевтический журнал, 1992, № 1, с. 33-48.

39. Критская В.П., Мелешко Т.К., Поляков Ю.Ф. Патология психической деятельности при шйзофрении: мотивация, общение, познание. М., 1991.

40. Куттер П. Любовь. Ненависть. Зависть. Ревность. Психоанализ страстей. Спб., 1988.

41. Лакосина Л.Д., Трунова М.М. Неврозы и невротические развития личности. М., 1994.

42. Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1989.

43. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М., 1996.

44. Ломов Б.Ф. Проблема общения в психологии. // Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 3-23.

45. Лэйнг Р. У. Разделенное Я. Киев, 1995.

46. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М., 1998.4

47. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

48. Перлз Ф. Внутри и снаружи мусорного ведра. М., Прагма, 1993.

49. Петровская Л .А. Компетентность в общении. М., 1989.

50. Петровская Л.А. О природе компетентности в общении. // Мир психологии, 1996, №3, с. 31-35.

51. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа. Спб., 1995.

52. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.

53. Розеншток-Хюсси О. Речь и действительность. М., Лабиринт, 1994.

54. Сандлер Д., Дэр К., Холдер А. Пациент и психоаналитик. Воронеж, 1993.

55. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности (СМИЛ). Методическое руководство. М., 1990.

56. Соколова Е.Т. Влияние на самооценку нарушений эмоциональных контактов между родителем и ребенком и формирование аномалий личности. // Семья и формирование личности. М., 1981, с. 15-21.

57. Соколова Е.Т. Исследовательские и прикладные задачи психотерапии личностных расстройств. // Клиническая и социальная психиатрия, 1998, № 2.

58. Соколова Е.Т. К проблеме психотерапии пограничных личностных расстройств. // № Вопр. психологии, 1995, № 2, с. 92-105.

59. Соколова Е.Т. Модификация теста Роршаха для диагностики нарушений семейного общения. // Вопр. психологии, 1985, № 7, с. 45-50.

60. Соколова Е.Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. М., 1976.

61. Соколова Е.Т. Особенности самосознания при невротическом развитии личности. Доклад дисс. . д-р психол. наук. М., 1991.

62. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. Изд-во МГУ, 1980.I

63. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989.

64. Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С. К обоснованию диалогического метода анализа случая. // Вопр. психологии, 1997, № 2, с. 61-76.

65. Соколова Е.Т. Базовые принципы и методы психотерапии пограничных личностных расстройств. // Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных личностных расстройствах и соматических заболеваниях. М., 1995, с. 165-206.

66. Соколова Е.Т. Изучение личностных особенностей и самосознания при пограничных личностных расстройствах. // Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных личностных расстройствах и соматических заболеваниях. М., 1995, с. 27-164.

67. Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П. О метакоммуникации в процессе проективного исследования пациентов с пограничными личностными расстройствами. // Московский психотерапевтический журнал., 1997, №3, с. 15-38

68. Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П. Моделирование тактик психотерапевтического взаимодействия при основных типах личностных расстройство. // Журнал практического психолога, 1998, № 8, с. 61-80.

69. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

70. Тайсон Ф., Тайсон P.JI. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург, 1998.

71. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. В 2 тт. М., 1996.

72. Урсано Р., Зонненберг С., Лазар С. Психодинамическая психотерапия. М., 1992.

73. Флоренская'Т.А. Диалог в практической психологии. М., 1991.

74. Флоренская Т.А. Диалогические принципы в психологии. // Общение и диалог в практике обучения, воспитания и психологической консультации. М., 1987, с. 27-36.

75. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. М., 1993.

76. Фрейд 3. О нарциссизме. // З.Фрейд. Очерки по психологии сексуальности. Минск, 1997, с. 117-144.

77. Фрейд 3. Печаль и меланхолия. // Психология эмоций. Тексты. М., 1984, с. 203-211.

78. Фрейд 3. По ту сторону принципа удовольствия. // З.Фрейд. Психология бессознательного. М., 1990, с. 382-424.

79. Фрейд 3. Три очерка по теории сексуальности. // З.Фрейд. Психология бессознательного. М., 1990, с. 123-201.

80. Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990.

81. Хараш А.У. Личность в общении. // Общение и оптимизация совместной деятельности. М., 1987, с. 30-41.

82. Хараш А.У. Социально-психологические механизмы коммуникативного воздействия. Дисс. канд. психол. наук. М., 1983.

83. Хензлер X. Теория нарциссизма. //Энциклопедия глубинной психологии. М., 1998. Т. 1, с. 463-482.

84. Хломов Д.Н. Динамическая концепция личности в гештальт-терапии. // Гештальт-96. М., 1997.

85. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М., 1993.

86. Чечельницкая Е.П. Психология нарциссизма. // Журнал практического психолога, 1999, № 5-6, d. 43-84.

87. Энрайт Дж. Позиция слушателя-психотерапевта. М., Прагма, 1993.

88. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996.

89. Эткинд А. Эрос невозможного. Спб., 1993.

90. Acklin M.W. Psychodiagnosis of personality structure borderline personality organisation. //Journal of Personality Assesment, 1993, 61 (2), pp. 329-410.

91. Adler G. The psychotherapy of core borderline psychopathology. // American Journal of Psychotherapy, 1993, 47 (2), pp. 194-205.

92. Akhtar S. Broken structures: severe personality disorders and their treatment. N.Jersey, 1992.

93. Akhtar S. The syndrome of identity diffusion. // Amer. J. of psychiatry, 1984, v. 144, № 11, pp. 1381-1384.

94. Arlow J.A. Methodology and reconstruction. // Psychoanal. Quart., 1991, 60 (4), pp. 539-563.

95. Arntz A. Treatment of borderline personality disorder: a challenge for cognitive-behavioural therapy. // Behaviour research & Therapy, 1994, 32 (4), pp. 419-430.

96. Bach S. On the narcissistic state of consciousness. // Intern. J. of Psych-Anal, 1977, v. 58, pp. 209-233.

97. Bach S. On narcissistic fantasies. // Int. R. Psychoanal., 1977, v. 4, pp. 281-298.

98. Balint M. Primary love and psycho-analytic technique. L., 1952.

99. Bellak L. Projective techniques in the computer age. // Journal of Personality Assessment, 1992 (Jun), vol. 58 (3), p. 445-453.

100. Bion W. Attacks on linking. L., 1962.

101. Bursten B. Some narcissistic personality types. International Journal of Psychoanal., 1989, v. 70, pp. 287-300.

102. Bychowski G. The problem of latent psychosis. // J. Amer. Psa. Assn., 1953, 1, pp. 484503.

103. Cashdan S. Object relation therapy (using the relationship). NY, London, 1988.

104. Chessick R.D. Psychology of the self and the treatment of narcissism. N.Jersey, 1985.

105. Chessick R.D. The outpatient psychotherapy of the borderline patient. // The American journal of psychotherapy, 1993, 47 (2), pp. 206-227.

106. Danielian J. Karen Homey and Heinz Kohut: theory and the repeat of history. // Amer. J. of Psychoanalysis, 1988, v. 48 (1), pp. 6-24.

107. Deitz J. The psychodinamics and psychotherapy of depression: contrasting the self-psychological and the classical psychoanalytical approaches. // Am. J. of Psychoanal., 1991, v. 51(1); pp. 61-73.

108. DeRosis L.E. Horney theory and narcissism. // Am. J. of Psychoanal., 1981, v. 41(1), pp. 337-346.

109. Deutsch H. Some forms of emotional disturbances and their relationship to schizophrenia. // Psychoanal. Quart., 1942, 11.

110. Divac-Jovanovic M., Svrakic D., Lecic-Tosevski D. Presonality disorders: model for conceptual approach and classification. Part I: General model. // Amer. Jour, of Psychotherapy, 1993, 47 (4), pp. 558-571.

111. Eckstadt A. Ego-syntonic object manipulation: the formation of a submissive relationship. // Inter. Journal Psycho-Anal., 1989, v. 70, pp. 499-512.

112. Fairbairn W.R.D. Psychoanalytic studies of the personality. L., 1966.

113. Freeman T. Melanie Klein and W.R.D.Fairbairn: the clinical foundations and explanatory concepts of their theories. // R.Ekins, R. Freeman (Eds.). Centres and peripheries of psychoanalysis: An introduction of psychoanalytic studies. L., 1994, p. 5473.

114. Frosh J. The Psychotic Character: clinical psychiatric consideration. // J. Psych. Quarterly, 1964, 38, pp. 81-96.

115. Glickauf-Hughes C. Etiology of the masochistic and narcissistic personality. // Am. J. of Psychoanal., 1997, v. 57 (2), pp. 206-227.

116. Goldberg A. Disorders of continuity. // Psychoanalytic psychology, 1990, 7, pp. 13-28.

117. Goldstein W.N. Clarification of projective identification. II Amer. J. of Psychiatry, 1991, 148 (2).

118. Greenberg J.R. & Mitchell S.A. Object relations in psychoanalytic theory. Cambridge, 1983.

119. Grotstein J. Splitting and projective identification. NY, 1981.

120. Grunberger B. Narcissism: psychoanalytic essays. NY, 1979.

121. Gunderson J.G., Phillips K.A. A current view of the interface between borderline presonality disorder and depression. // Amer. Jour, of Psychiatry, 1991, 148 (8), pp. 967975.

122. Gunderson J.G., Singer M.T. Defining borderline patients: an overview. // Amer.

123. Journal of Psichiatry, 1975, 133, pp. 1-10. i

124. Guntrip H. Schizoid phenomena, Object relations and the Self. NY, 1969.

125. Heiserman A., Cook H. Narcissism, affect and gender: an empirical examination of Kernberg's and Kohut's theories of narcissism. // Psychoanalytic psychology, 1998, v. 15(1), pp. 74-92.

126. Higgitt A., Fonagy P. Psychotherapy in borderline and narcissistic presonality disorder. // British journal of Psychiatry, 1992, 161, pp. 23-43.

127. Hoch P.H. & Cattell J.P. The diagnosis of pseudoneurotic schizophrenia. // Psych. Quart., 1959, 33-17:43.

128. Jacobson E. The Self and the Object World. NY, 1964.

129. Jones E. The God complex: the belief that one is God, and the resulting character traits. // Essays in applied psychoanalysis. L., 1951. Vol. 2, pp. 244-265.

130. Karasu J.B. Conflict and deficit: toward an integrative vision of Self. // Am. J. of Psychoanal., 1995, v. 55(3), pp. 279-288.

131. Kavaler-Adler S. Object relations issues in the treatment of the preoedipal character. // Am. J. of Psychoanal., 1993, v. 53(1), pp. 19-34.

132. Kernberg O.F. Agression and transference in severe personality disorders. (Presentation at Ochsner's Clinic. Second annual seminar with the Experts). Feb., 1995, Internet site.

133. Kernberg O.F. Borderline conditions and pathological narcissism. NY, 1975.

134. Kernberg O. Borderline presonality organization. // J. Amer. Psa. Assn., 1967, 15, pp. 641-685.

135. Kernberg O.F. Severe personality disorders. New Haven & London, 1984.

136. Kernberg O.F. The nature of interpretation: intersubjectivity and the third position. // Am. J. of Psychoanal., 1997, v. 57(4), pp. 297-312.

137. Kernberg O.F., Selzer A.M., Koeningsberg H.W., Carr A.C., Appelbaum A.H. Psychodynamic psychotherapy of borderline patients. NY, 1989.

138. Kitron D.G. Depression and grandiosity: clinical and theoretical issues in the treatment of narcissistic disturbances. // J. of Contemp. Psychotherapy, 1994, v. 24(3), pp. 203-211.

139. Klein M., Heimann P., Isaacs S., Riviere J. Developments in psychoanalysis. L., 1952, v. 43.

140. Knight R.P. Borderline states. // Psychoanalytic psychiatry and psychology. NY, 1954.

141. Kohut H. The analysis of the self. NY, 1977.

142. Kohut H. The restoration of the self. NY, 1977.

143. Kohut H. The two analyses of Mr. Z. Int. J. Psychoanal., 1979, v. 60(3), pp. 3-27.

144. Kohut H., Wolf E. The disorders of the self and their treatment: an outline. // Int. J. Psychoanal., 1978, v. 59, pp. 413-425.

145. Laing R.D. Mystifications, confusion and conflict. // J.Boszozmeny-Nagy, J.L.Framo (eds.). Intensive family therapy. NY, 1965, pp. 343-363.

146. Leavy S.A. Against "narcissism". // Psychoanalysis & Contemporary Thought, 1996, v. 19 (3), pp. 403-424.

147. Little Т., Watson P. J., Biderman M.D., Ozbec I.N. Narcissism and object relations. 11 Psychol. Reports, 1992, v. 71(3ptl), pp. 799-808.

148. Mahler M., Pine F., Bergman A. The psychological birth of the human infant. NY,1.1975.w 149. Masterson J.F. The narcissistic and borderline disorders. NY, 1981.

149. Masterson J.F. Psychotherapy of the borderline adult: a developmental approach. NY, 1976.

150. Meisner W.W. Treatment of patients in the borderline spectrum: an overview. // Amer. Journal of psychotherapy, 1993, 47 (2), pp. 184-93.

151. Meyers H.C. (Ed.) Between analyst and patient: new dimension in countertransference and transference. NY, 1986.

152. Milden R.S. Affective disorders and narcissistic vulnerability. // Am. J. of Psychoanal., 1984, v. 44(4), pp. 345-353.

153. Mitchell A. The borderline diagnosis and integration of the self. // Am. J. of Psychoanal., 1985, v. 45(3), pp. 234-250.

154. Mitchell S.A. Heinz Kohut's theory of narcissism. // Am. J. of Psychoanal., 1981, v.41(4), pp. 317L325.

155. Modell A.A. Narcissistic defense against affects and the illusion of self-sufficiency. // Intern. J. Psychoanal., 1975, v. 56, pp. 275-282.

156. Mollon P. Shame in relation to narcissistic disturbance. // British J. of medical psychology, 1984, v. 57 (3), pp. 207-214.

157. Mollon P., Parry G. The fragile self: narcissistic disturbance and protective function of depression. // British J. of Med. Psychol., 1984, v. 57 (2), pp. 137-145.

158. Morrison A.P. Shame, the: ideal self, and the narcissism. // Contemporary psychoanalysis, 1983, 19, pp. 295-318.

159. Nurnberg H.G., Raskin M., Levine P.E., Pollack C., Siegel O., Prince R. Thecomorbidity of borderline presonality disorder and other DSM-III-R axis II presonalitydisorder. //Afner. Jour, of Psychiatry, 1991, 148 (10), pp. 1371-1377.

160. Ogden Т.Н. Projective identification: psychotherapeutic technique. NY, 1982.

161. Patric J. Therapeutical ambiance in the treatment of severely disturbed narcissistic personality disorders. //Am. J. of Psychoanal., 1985, v. 45(3), pp. 258-267.

162. Perls F. Gestalt therapy verbatim. NY, 1969.

163. Perry J.C. Defence mechanisms rating scales. Cambridge, 1990.

164. Phillipson H. The Object Relations Technique. L., 1955.

165. Ь 166. Racker H. Transference and countertransference. NY, 1968.

166. Rausch H.L., Greif A.G., Nugent J. Communication in couples and families. // Burr W.R., Hill R., Nye R.I., Reiss I.L. (eds.) Contemporary theories about the family. NY, 1979. Vol. 1, pp. 468-489.

167. Rendon M. Narcissus revisited: a venture outside of the intrapsychic. // Am. J. of Psychoanal., 1981, v. 41(4), pp. 347-354.

168. Richard A.D. Some thoughts on the diagnosis and treatment of narcissistic personality disorder. // Issues in Psychoanal. Psychol., 1994, v. 16(1), pp. 17-28.

169. Rinsley D.B. Borderline and other self disorders: a developmental and object-relations perspective. NY, 1982.

170. Ronningstam E., Gunderson J. Narcissistic personality: a stable disorder or a state of mind. Feb., 1996, Internet site.

171. Ronningstam E., Gunderson J*, Lyons M. Changes in pathological narcissism. // Am. J. of Psychiatry, 1995, v. 152(2), pp. 253-257.

172. Rosenbluth M. New uses of countertransference for the impatient treatment of borderline personality disorder. // Canadian journal of psychiatry, 1991, 36 (4), pp. 280284.

173. Rosenfeld H. Impasse and interpretations. L., 1987.

174. Rosenfeld H. On the psychopathology of narcissism: a clinical approach. // Int. J., Psychoan., 1964, Vol.45, p.332-337.

175. Rubins J.L. Narcissism and the narcissistic personality: a holistic reappraisal. // Am. J. of Psychoanal., 1983, v. 43(1), pp. 3-20.

176. Sandler J. (Ed.) Projection, identification, projective identification. International Univers. Press, 1987.

177. Schafer R. Projective testing and psychoanalysis. N.Y., 1967.

178. Schoenwolf G. Soiling and the anal-narcissistic character. // Am. J. of Psychoanal., 1997, v. 57(1), pp. 47-62.

179. Searles H.I*. Separation and loss in psychoanalytic therapy with borderline patients: further remarks. //Am. J. of Psychoanal., 1985, v. 45(1), pp. 9-27.

180. Seinfeld J. Interpreting and holding. N.Jersey, 1993.

181. Soloff P.H., Lis J.A., Kelly Т., Cornelius J., Ulrich R. Risk factors for suicidal behaviour in borderline presonality disorder. // Amer. Jour, of psychiatry, 1994, 151 (9), pp. 1316-1323.

182. Svrakic D.M. Clinical approach to the grandiouse self. // Am. J. of Psychoanal., 1987, v. 47(2), pp. 167-179.

183. Svrakic D.M. Pessimistic mood in narcissistic decompensation. // Am. J. of Psychoanal., 1987, v. 47(1), pp. 58-71.

184. Svrakic D.M. The real self of narcissistic personalities: a clinical approach. // Am. J. of Psychoanal., 1986, v. 46(3), pp. 219-229.

185. Svrakic D.M., McCallum K., Milan P. Developmental, structural and clinical4approach to narcissistic and antisocial personalities. // Am. J. of Psychoanal., 1991, v. 51(4), pp. 413-432.

186. Tuttman S. Otto Kernberg's concepts about narcissism. //Am. J. of Psychoanal., 1981, v. 41(4), pp. 307-315.

187. Tyrer R. What are the borders of borderline personality disorder? // Acta Psychiatrica Scandinavica, suppl., 1994, 379, pp. 38-44.

188. Tyson P., Tyson R. Narcissism and superego development. // Amer. Psychoanal. Assn., 1984, v. 32, pp. 75-82.

189. Volkan V. Six steps in the treatment of borderline personality organization. N Jersey, 1987.

190. Waiswol N. Projective techniques as psychotherapy. // Am. J. of Psychotherapy, 1995 (Spt), vol. 49 (2), p. 244-259.

191. Watzlawick P., Beavin J.H., Jackson D.D. The Pragmatics of Human Communication: A Study of Interactional Patterns, Pathologies and Paradoxes. N.Y., 1967.

192. Winnicott D.W. The maturational processes and the facilitating environment. L., 1965.

193. Zanarini M.C., Gunderson J.G., Frankenburg F.R., Chauncey D.L., Glutting J.H. The face validity of the DSM-III and DSM-III-R criteria sets for borderline personality disorder. // Amer. Jour, of Psychiatry, 1991, 148 (7), pp. 870-874.