Автореферат диссертации по теме "Становление образа Я подростка"

МОСКОВСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА, ОРДЕНА ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОШЩ И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В.ЛОМОНОСОВА

На правах рукописи ЛЕОНИДУ ДЕСПО АНДРЕУ

СТАНОВЛЕНИЕ ОБРАЗА -Я ПОДРОСТКА

19.00.3)4 - Медицинская психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Факультет Психологии

Москва - 1992

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психология Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Научный руководитель: - доктор психологических

наук, доцент Е.Т.Соколова

Официальные оппоненты: - доктор психологических наук,

профессор Б.С.Братусь

- кандидат психологических наук, ст.н.с. М.А.Карева

Ведущее учреждение - Московский научно-исследовательский институт психиатрии М.З. Российской Федерации.

(та состоится - (ШШ^й1992 г. в часов на заседании специализированного совета

при Московском государственном университете им.М.В.Ломоносова по адресу: 103009 Москва, ул.Моховая, дом 18, корпус 5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке факультета психологии МГУ им.М.В.Ломоносова.

Автореферат разослан

Ученый секретарь специализированного совета кандидат психологических наук,

доцент ¿Ь — В.В.Николаева

ОНЦАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Актуальность любой проблемы исследования определяется потребностями практики. Утрата ценностей и смысла жизни, разочарование жизнью, отчуждение людей, рост нервно-психических заболеваний являются распространенными явлениями сегодня. Поэтому проблема психологических закономерностей и механизмов фондирования и становления самосознания личности, выявления условий, благоприятствующих или наоборот препятствующих личностному росту, а также факторов риска, приводящих к той или иной аномалии развития, актуальна в теоретическом и практическом отношении и определяет постановку исследовательских задач настоящей работа. Их решение предполагает теоретические и эмпирические исследования, задающие перспективы и направление психоцрофилактической я психологической коррекции.

Проведенное исследование цредставляег собой попытку подойти к этой проблеме с точки зрения изучения процесса становления и развития образа Я (как компонента самосознания) в контексте более общей проблематики оптимизации условий становления развитой и зрелой личности, выявления психологических факторов школьной дезадаптации, нарушения внутрисемейного общения в целях психопрофилактики аномального развития личности подростка.

Цель работу. Основной целью диссертационного исследования является выявление закономерностей и уровней становления образа Я-его дифференциации и интеграции в зависимости от степени полезависимости-независимости как целостной характеристики стиля личности у подростков 13-14 лет, учащихся

массовой школы.

Задачи исследования. В связи с этим ставятся следующие исследовательские за.яачи:

- выявить последовательность уровней дифференциации-интеграции образа Я в зависимости-от стиля личности;

- соотнести процесс дифференциации образа Я от образа Я-глазами родителей с дифференциацией внутренней структуры образа Я;

- вскрить качественное своеобразие переживания подростком базового мотивационного конфликта в новой социальной ситуации развития и его воздействие на становление образа Я;

- определить степень развитости механизмов защиты и контроля в их связи со становлением образа Я;

- выявить синдром качественных особенностей процесса становления образа Я, рисковых в отношении личностной дезадаптации и аномального развития подростка;

- сравнить особенности формирования и становления образа Я у подростков, живущих в разных социо-культурных условиях (России и Кипра).

Методологические и теоретические основы исследования составляют идеи и положения, развитые в трудах Выготского Л.С., Рубинштейн С.Л., Леонтьева А.Н. о социальной обусловленности и опосредованное™ самосознания, а также положения о личностном стиле как внутреннем условием и механизме, опосредующем влияние базового личностного конфликта индивидуации-принадлежности на структуру самосознания (материалы исследований Е.Г.Соколовой).

Объектом исследования.' В исследований, проведенном в России участвовали 3 группы детей (всего 114 детей): I. Группа

подростков из массовой школы й 429 г.Москвы в возрасте 13-14 лег (80 подростков). 2. Группа детей 9-11 лет из консультативного центра помощи семье (жалобы: нарушение общения, повышенная возбудимость, негативизм, конфликты с родителями, школьная дезадаптация) - 19 детей. 3. Группа детей 9-11 лег, находящихся на лечении в психоневрологическом санатории й 6 с диагнозом - неврозо-подобный синдром (навязчивость, тики, энурез, агрессивность, расторможенность) - 15 детей. В исследовании, проведенном на Кипре участвовали .две группы детей (всего 75 детей): I. Группа подростков 13-14 лет из массовой школы (56 подростков). 2. Группа "грудных" детей 9-11 лет из массовой школы, направленных к психологу для консультации. (Нарушения поведения, трудности усвоения программы) - 19 детей. Таким образом было обследовано 189 детей.

Методики исследования. Выбор методик определялся предметом, целями и задачами исследования. Применялись тест объект-

проективными шкалами (вариант Е.Т.Соколовой), тест Лшера, проективный рисунок "Моя семья" и тест 6 ситуаций (вариант Хоментаускаса Г.Т.), опросник родительских установок (Столин В.В., Варга А.Я.), цветовой тест отношений (Эткинд А.Е.).

Научная новизна работы. При изучении становления образа Я подростка прослеживается влияние базового мотивационного конфликта, опосредуемого стилем личности, на становление образа Я, а также влияние на этот процесс .дифференциации образа Я от образа Я-глазаыи Других. Впервые показано на эмпирическом материале, что дифференциация образа Я от образа Я-глазами Других является движущей силой процесса внутренней структура-

ных отношений (

гур ( . ). методика изучения самооценки с

), тест вставленных фи-

ции образа Я, nejpexo.ua интерясихической дифференциации между образом Я и образом Я-глазами Других к интрапсихической дифференциации образа Я. Выявлены уровни и закономерности процесса дифференциации-интеграции образа Я в подростковом возрасте в зависимости от индивидуального стшш. личности. Показана роль конкретных социальных условий развития в формировании поле-зависимости-независимости как целостной характеристикой личностного стшш. Выделены особенности становления образа Я, рисковые в отношении аномального развития личности подростка. Разработана диагностическая схема изучения уровней формирования, структуры я механизмов становления образа Я.

Практическую значимость работы следует рассматривать в свете тех задач, которые ставятся перед психологической наукой и психокоррекционной работой с детьми и подростками в условиях массовой школы и лечебных учреждений. Полученные результаты позволяют определить направления психокоррекционной работы в семье подростка и в школе. Коррекция неправильного отношения к подростку, препятствующего его развитию так же как и коррекция неадекватного поведения подростка в школе должны учитывать индивидуальные особенности его личности (личностный стиль, степень сформированное™ защитных механизмов самоконтроля и т.д.), что повышает эффективность воспитательного воздействия, содействует гуманизации общения родителей и учителей с подростком и конечном итоге способствует гармонизации личностного развития. Разработанная диагностическая схема изучения уровней формирования структуры и механизмов становления образа Я могут быть использованы в практике семейного и школьного консультирования. Полученные результаты используются в спецкурсе "Зарубежные теории личности и теории психологического воздей-

ствия в клинической психологии" на факультета психологии МГУ.

Основные положения, выносимые на зашту:

1. Более высокой полезависимости будут соответствовать (Золей низкие уровни дифференциации-интеграции образа Я; высокой поленезавистюсти будут соответствовать более зрелые уровни .дифференциации-интеграции образа Я.

2. В подростковом возрасте дифференциация образа Я от образа Я-глазами Других является внутренней причиной дифференциации структуры образа Я.

3. Влияние полезавясимости-незавясимости как целостной характеристика личностного стиля на становление образа Я будет проявляться по-разноадг у подростков, живущих в разных социо--культурных условиях.

Апробаши работы. Основные результаты исследования докладывались на семинаре "Социализация подростка для преподавателей гимназии и лицеев (Лимасолл-Кипр, февраль, 1992), а также на заседании кафедры нейро- и патопсихологии МГУ (Москва; май 1992). Работа выполнялась в соответствии с тематикой хоздоговора № 56 факультета психологии МГУ и РУНО Бауманского района города Москвы "Организация и практическая реализация психологической помощи школам".

Стоткттта и объем работы. Диссертация состоит из введения, 3-х глав, заключения, выводов (160 е.). Слисок литературы включает 151 наименование на русском, английском и греческом языках. В тексте диссертации приводятся 14 гистограмм, 2 графика и 5 таблиц.

Во введении обосновывается актуальность выбранной теш, формулируются цель и задачи исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы, приводятся положения

выносимые на защиту.

В первой главе "Теоретические проблемы становления самосознания личности" дан анализ фундаментальных работ по этой теме, очерчена проблемная область исследования. В § I нается анализ основных подходов теории объектных отношений, этой современной и чрезвычайно популярной на западе концепции, прослеживается развитие этой теории в трудах разных исследователей в рамках психоанализа и эго-психологии, выделяется вклад каждого последующего исследователя в развитие этой теории. Авторов объединяет интерес к изучению конкретных условий и особенностей общения младенца с матерью в первые месяцы жизни ребенка как решающему фактору дальнейшего развития его личности. ¡£ве1п , 1986, №пч\\слН 0-и/. Д965, ВошС^у J.

1957, Па-^ег ЯО- Д952' ^г/лХт- У- & ■ ,1986, ¿ега^ег^ 0- • и ДРУГие указывают на роль матери как первого значимого объекта для ребенка в частности материнской заботы или ее лишения для всего хода психического развития ребенка, особенно для усиления и стабилизации Я ребенка, а также ее роль в процессе шшивидуации-сепарации. Процесс становления образа Я {как компонента самосознания) рассматривается этими авторами как последовательная интернализация ребенком отношений с матерью. Внешние объекты ( 01 ■ 1986) или отношения с матерью ( /-ёиг^сейгп Ш,1986,

(У]. . 1952, 0. ,198?)

интернализирутатся и образуют внутренний мир образов или мир внутренних отношений. В зависимости от того удовлетворяет или нет объект потребности ребенка, он расщепляет эти объекты на "плохие" (фрустрирующие его основные потребности) и "хорошие" (удовлетворяющие эти потребности). Некоторыми авторами

, 1952, "/¿е-ГП ¡^р? О- , 1987) выделяются основные этапы процесса индивидуализации-сепарации, дифференциации образа Я ребенка от образа "объекта", т.е. становление зго-идентичности ребенка на основе постепенной интеграции "плохих" и "хороших" образов Я и объекта. Далее в данном параграфе дается критический анализ каждого подхода и теории в целом. В рассмотренных подходах привлекает попытка проследить закономерности развития самосознания в процессе взаимоотношения Я-Другой (мать), показать, что формирование образа Я происходит на основе взаимоотношений со значимыми другими. Наряду с наличием рационального зерна в этой теории, указываются и ее недостатка, основные из которых заключаются в том, что отношение мать-ребенок рассматривается односторонне, подчеркивается активность только со стороны ребенка. Роль матери неправомерно сужена, сведена к примитивной функции удовлетворения витальных потребностей ребенка, вследствие чего она действительно рассматривается исключительно в качестве "объекта" его влечении. На учитывается тог факт, что мать является одновременно и субъектом в этих отношениях, так же как и ребенок является одновременно объектом и субъектом этих отношений. Предполагается, что понятия "плохого" и "хорошего" присуши ребенку от ровденяя и поэтому он способен оценить "шгохие" и "хорошие" объекты по тому, удовлетворяют они его потребности или нет. Однако это не совсем так: понятие о плохом и хорошем -результат длинного процесса морально-нравственного развития, начинающего, конечно очень рано, сначала в процессе непосредственного ухода за ребенком, а затем в ходе все более усложняющегося социально-опосредованного усвоения им социальных норм в процессе общения и воспитания. Хотя можно предполагать,

что сама форма удовлетворения матерью первичных потребностей ребенка может по механизму аффективного имцринтинга стать матрицей зачатков его морального самосознания. В целом недостаток этой теории заключается в антидиалактичном понимании процесса интернализации как раз и навсегда застывших, а не развивающихся этапов развития образа Я и образа Других. В рассматриваемых подходах отсутствует принцип иерархической внутренней связи каадой стадии с последующей, не прослеживается, как предыдущий этап подготавливает последующий, образуя предпосылки для его возникновения. С этим связана известная метафизичность понимания данными авторами отношений между прошлым и настоящим в истории жизненного пути личности, становления образа Я, а следовательно, и возможность изменения и коррекции в будущем, в перспективе личностного развития. Иными словами, в рамках концепции "объектных отношений" по-существу отрицается сама возможность личностного роста, эта концепция социально и этически незрелой личности, в случае жизненного кризиса склонной к развитию по невротическому или пограничному типу.

В § 2 анализируется роль взаимоотношений ребенок-взрослый, специально рассматривается патогенное влияние нарушенных семейных отношений на 1азвитие самосознания и личности ребенка (Захаров А.И., 1982, Соколова Е.Т., 1981, I9S9, 1991, Спива-ковская A.C., 1988, J., 1979, Sa./!г V- .1967,

/fynoLc/lin S. ,3974 и др.).

Б отличие от западных исследователей советскими авторами подчеркивается роль собственной активности ребенка в процессе взаимоотношения ребенок-взрослый, его внутренние детерминанты (Рубинштейн С.Л., 1976), мотивационно-потребностные факторы, цредставленные в соответствующих переживаниях (Выготский Л.С.,

,1983) возрастные я индивидуальные особенности ребенка (Божо-вич Л.И., 1968). Далее в данном параграфе рассматриваются новообразования, характеризующие самосознание и личность подростка. Основной движущей силой появления новообразований в самосознании подростка является изменение социальной ситуации развития, выдвигающей новые требования к поведению деятельности, учению, к системе отношений со взрослыми (Божович Л.И., 1968, Эльконин Д.Б., 1989, Драгунова Г.В., 1972). В нашем исследовании обращается внимание на еще одно важное новообразование подросткового возраста - развитие мышления в понятия (Выготский Л.С., 1983), формулируется предположение о связи между уровнем образования понятий и развитием самосознания, их взаимовлиянии и взаимообусловленности. В подростковом возрасте развивается далее потребность в автономии, что ведет к эмансипации самооценки подростка от оценки значимых других (Савонько Е.И., 1972, Соколова Е.Г., Чеснова И.Г., 1986).

В § 3 рассматривается проблема самосознания в контексте развитой, зрелой личности. Анализ подходов советских авторов позволяет сделать вывод о том, что более развитое, высокодиф-ференцированное самосознание соответствует более развитой, зрелой личности. Некоторые авторы (Асмолов А.Г., 1984, Братусь B.C., 1988, Соколова Е.Г., 1991) в качестве главного критерия зрелости личности специально выделяют и делают предметом исследования личностно-смысловые отношения, т.е. отношения к объектам, поступкам, явлениям, и вообще к миру. Рассмотрение этого отношения тесно связано с этическим, нравственным развитием личности. В рамках этого подхода выделяются следующие единицы строения самосознания: смысловые системы, смысловые образования, смысловая диалогическая позиция, конфликтные

смыслы. Общим критерием развитости самосознания признается уровень развитости этических отношений личности к себе, другим, к своим поступкам, к миру в целом. Утверздается, что высоко,дифференцированное, развитое самосознание необходимо включает в себя и развитый, дифференцированный нравственный момент. Далее в этом разделе делается попытка соотнести развитое, высокодиф-ференцированное ценностно-смысловое отношение к шру с .другими критериями развитого самосознания. Такими критериями являются способность личности к опосредованию, контролю своего поведения, высокий уровень саморегуляции, развитость механизмов защиты, их превращение в осознаваемые механизмы саморегуляции, подчинение бессознательного сознательному, способность личности не только к сознательному усвоению опыта, но и к его преобразованию, преобразование личностью самое себя, ее способность превращать потенциальные возможности в реальные, четко и ясно ставить цели развития и самосовершенствования.

На наш взгляд этот критерий развитости личности нельзя рассматривать в отрыве от специфики того социального окружения, которое личность, усваивает, интериоризирует л своем развитии, поэтому личность тем зрелее, чем более зрелым является общество, в котором она живет. В § 4 очерчивается проблема исследования, формулируются цели, задачи, гипотезы исследования, указываются основные теоретические посылки работы. Раскрывается содержание ключэвого понятия работы - полезависи-мости-независимости, понимаемой как целостная характеристика стиля личности, социально-обусловленная и поэтому развивающаяся и изменяющаяся, которая включает тип межличностных отношений и структуру личности. В работе полезависимость-независи-мость выступает в качестве условия, благоприятствушего шш

наоборот препятствующего процессу прогрессивной дифференциации-интеграции образа Я. В § 5 теоретически обосновывается общая методическая схема и основные экспериментальные процедуры. Дана общая характеристика испытуемых экспериментальных и контрольных групп.

Во второй главэ "Анализ эмпирических результатов исследования в России" приводится подробный анализ я обсуждение результатом, полученных в работе материалов обследования, выполненного в Москве. На основе данных теста вставленных фигур ( Н- ), измеряющего аналитический показатель полезави-

симостя-незавзсшости, подростки массовой школа разделены на четыре группы*: I) Группа сверх-полэзависимых (II подростков). 2) Группа полезависимых (33 подростка). 3) Группа поленезавяси-мнх (24 подростка), 4) Группа сверх-поленезависимых (12 подростков) .

В § I этой главы по данным каждой методики выделяются признаки, указывающие на дифференциацию-интеграцию образа Я. Анализ и обсуждение результатов теста объектных отношений: Анализ проективных рассказов позволил разработать контент-аналитическую схему анализа и интерпретации текстов, на основании которой выделялись паттерны, синдромы признаков, характеризующие внутреннюю структуру образа Я и стратегии его построения. Основные признаки следующие:

I. Сдосрб першшии картины. Для более полезависимых подростков характерно хаотическое восприятие целого, фон на котором происходит действие подчиняет себе само действие персонажей рассказа и определяет его ход. Это означает, что конструированная

х Основой разделения группы брался медианный критерий данных теста вставленных фигур.

таким образом картина мира и внутренняя структура образа Я отличаются низкой артикулированностью и дифференцированноетыо, спутанностью, не выделены частности, детали в их взаимосвязи и ньюансированности. Напротив сверх-поленезависимыми детьми наделяется и акцентируется какая-то изолированная часть целого, а не все его многообразие, фон как бы исключается. Следовательно специфика этой картины мира и образа Я - в их суженно-сти, фрагментарности. По этому признаку различия между двумя крайними группами являются статистически значимыми34 (Т 3 т3,82 а=0,001).

2. Перцептивное искажение картины. Подросток при восприятии картины искажает ее пропуском человека, исключает вообще людей, видит в них статуи иди другие объекты, их тень и т.д. Грубые нарушения восприятия наиболее характерны для более полезависи-мых подростков, что интерпретировалось как уязвимость образа Я и картины мира в целом в отношении аффективно-насыщенных ситуаций и конфликтов, а также как доминирование вытеснения в качестве основной защитной стратегий. По этому признаку различия между сверх-полезависимые и сверх-поленезависимыми подростками статистически значимы у" Т2 09 щ?и а = .

3. Одиночество. По этому признаку две крайние группы (сверх--полезависимые и сверх-поленезависимые подростки) сближаются, однако переживается это чувство ими по-разному. У сверх--поленезависимых подростков одиночество переживается как отчуждение в общении, противопоставление себя референтной группе. Хотя подросток и страдает от одиночества, он сам является его инициатором. Сверх-полезависимые подростки чувство одиноче-

х Для проверки статистической значимости признаков был использован критерий Стьюдента.

ства переживают по-иному. Во-первых,они затрудняются в точной и осознанной вербализации этого чувства; а во-вторых, оно переживается ими как вынужденная утрата, потеря, или же как "заброшенность", "ненужность" Другим. Таким образом по признаку одиночество две крайние группы подростков значимо отличаются .друг от друга (Т212э У Т2,09 П1И а = 0,05).

4. Чувстро вины. Переживание этого чувства также имело свои особенности у каждой группы. У сверх-полезависимых подростков чувство вины соотносилось с реальными поступками и мнениями других людей, ориентация была на других - вина перед кем-то или как стыд перед кем-то. У более полакезавискмых подростков чувство вины имело в большей мере внутренний локус ответственности, это был как бы результат саморефлексии и собственной оценки. По этому признаку сверх-полезависимые подростки превосходят сверх-поленезависимых (Т2 2Э у> Т2дд при а=0,05).

5. Значимость теш автономии-контроля и зависимости. Эта тема преобладала в рассказах подростков 2-х крайних групп. Однако выявилось, что подростки с разной степенью полезависимости-независимости акцентируют разные полюса этого континуума: полюс автономии - сверх-поленезависимые, полюс зависимости и контроля - сверх-полезависимые. Однако в обеих случаях тлело место острая конфликтность, выражавшаяся в противопоставлении потребности в самоутверждении и потребности в привязанности. По этому признаку (с акцентированным полюсом автономии) сверх-поле-независимые подростки превосходят сверх-полезависимых (Тд>6д^>

Т 2 86 п®и а=0,01).

6. Негативный эмоциональный бон. У более полезависимых подростков по сравнению с более поленезависимыми подростками преобладают рассказы с негативным эмоциональным содержанием,

таким как война, болезнь, гнев-ссора, драка. Это указывает на высокую сензитивность этих детей к широкому кругу аффективных факторов негативного спектра, преобладание аффективных факторов над интеллектуальными, трудности отстройки от псяхотрав-мирующих ситуаций и реакций на них по типу непосредственного отреагирования. У.более поленезависимых подростков негативные переживания контролируются более опосредованными и эффективными защитными механизмами. По этому признаку сверх-полезависимые подростки превосходят сверх-поленезависямых (Т 3(48 Т2 дд при а = 0,01).

Структурашя образов. Дня более полезависимых подростков характерна меньшая структурация образов восприятия, что выражается в преобладании детехминанты цвета над формой.У более поленезависимых подростков более четкой структурация воспринимаемого, форма определяет образ. В соответствии со схемой интерпретации теста Роршаха это означает различия в степени опо-средованности, зрелости, под контрольности и осознанности психологических механизмов защиты и совладании со значимыми конфликтными состояниями. Этот показатель косвенно указывает также на уровень развития Я, определяемый через баланс аффективно-когнитивных взаимодействий, их дифференцированность и интегрированность. Эти данные, как и результаты, полученные другими авторами, говорят о большей уязвимости, стрессодоступ-ности, меньшей защищенности полезависимых подростков вследст-вии слитности,низкой дифференцированносги когнитивных и аффективных процессов. (Дорожевец А.Н., 1986, Кадыров И.М., 1990; Федотова Е.О., 1985).

Анализ и обсуждение результатов исследования самооценки. Анализ групповых и индивидуальных данных по методике самооцен-

ки с проективными шкалами позволил проследить процесс дифференциации образа Я подростка от образа Я-глазами родителей и процесс дифференциации-интеграции внутренней структуры образа Я. Исходным было предположение, что высокому уровню дифференциации и интеграции внутренней структуры образа Я или же наоборот - ее сцепленности, монолитности будут соответствовать высокий уровень дифференциации-интеграции (или же сцепленность) понятий, в которых выражаются качества, приписываемые образу Я. На основе качеств Я, отраженных в проективных шкалах самооценки, выделены 7 уровней дифференциации-интеграции образа Я: первый уровень характеризуется преобладанием слитности образа Я с образом Я-глазами Других. Подросток не дифференцирует образ Я от образа Я-глазами Других. Кроме того, прослеживается высокая зависимость образа Я от образа Я-глазами Других, что препятствует дифференциации внутренней структуры образа Я. Второй уровень - конкретно-ситуационная дифференциация образа Я от образа Я-глазами Других. Эта стадия характеризуется началом дифференциации между образом Я и образом Я-глазами Других, но для формирования образа Я берется тот аспект, который определяется образом Я-глазами Других. Третий уровень - дифференциация на уровне части Я. Здесь есть конкретно-ситуацяон-ная дифференциация меящу частью Я и образом Я-глазами Других, что дает начало дифференциации внутренней структуры образа Я также конкретно-ситуационного уровня. Четвертый уровень -целостная, полная .дифференциация между образом Я и образом Я-глазами Других и конкретно ситуационный характер дифференциации внутренней структуры образа Я. Пятый уровень - интеграция на уровне части и преобладающая внешняя дифференциация структуры образа Я. На этом этапа интеграция происходит на

уровне части, а именно телесного Я. Здесь отводится более выраженная роль собственному опыту в формировании образа Я на основе сравнения в рамках Я - Другой. Шестой уровень - интеграция происходит на уровне внутреннего, духовного Я, а не только на уровне Я-телесного (внешнего), Это также интеграция на уровне части, но характер Я-образа более внутренний, глубокий. Это означает также вычленение и дифференциацию разных пластов самосознания, в литературе описываемых, например, в терминах Я-генуинного, личного и Я-публичного. Седьмой уровень - целостная интеграция внешнего и внутреннего, содержащая однако внутри себя их дифференциацию. На этом этапе подросток дифференцирует разные качества.Я, четко различает образ Я и образ Я-глазами Других. Нетождественность этих образов переживается в форме известного феномена открытия "Я",(Кон И.О., 1978) осознания своей и только своей точки зрения на себя. Именно этот феномен является результатом, итогом процесса индивидуа-ции. Вместе с тем Я переживается и как часть, принадлежность < целого, Я атрибутируются качества, о которых субъект узнает только вступая в диалог с образом Я-глазами Других. Возможность различения и одновременно сосуществования этих образов поднимает образ Я на новый уровень интеграции - дифференцированной интеграции, что придает ему новое качество. Образ Я становится вербализуем., осознан, подконтролен и стабилен, он индивидуален и субъективно пристрастен как "мой" образ Я (Соколова Е.Т., 1991). Таким образом показано, что дифференциация образа Я от образа Я-глазами родителей детерминирует начало дифференциации и после,дующей интеграции внутренней структуры образа Я. Внешняя дифференциация между образом Я и образом Я-глазами Других интериоризуется, переходит во внут-

рэннш дифференциацию образа Я, С началом дифференциаций внутренней структуры образа Я возникает и постепенный процесс его интеграции, первоначально на уровне части вплоть до целостной интеграции, причем большая интеграция содержит в себе более развитую дифференциацию.

Далее прослеживаются закономерности построения образа Я. Показано, что при более высокой степени полезависимости преобладает тенденция господствующей роли негативных воздействий на образ Я, т.е. подросток осознает преимущественно негативные качества, а положительные игнорируются, что искажает образ Я в сторону переживания Я в модусе слабого, беспомощного, отвергаемого. При высокой степени полезависимости образ Я также определяется и образом Я-в идеале, т.е. Я определяется не тем, какие качества сейчас есть у подростка, а тем, каких качеств ему не хватает, и поэтому он всегда "дефицитарен".

В § 2 представлены результаты исследования переживания подростком конфликта автономии - привязанности. Анализ данных методик показал, что более обостренно переживается конфликт сверх-полезависимыми и сверх-пояенезависимыми детьми. По тесту Ливера противопоставление двух основных потребностей (привязанности - самоутверждения) встречается чаще у сверх-полеза-висимых и сверх-поленезависямых подростков. Это подтверждается также данными тестов "рисунок семьи" я теста объектных отношений, где ясно выявляется амбивалентность чувств в отношении темы автономия - зависимость.

В § 3 анализируются защитные механизмы "совладения" с конфликтами, степень их дифференцированноеги, иерархизирозан-ности и эффективности. Показано, что более поленезависимые подростки владеют более когнитивно-опосредованными механиз-

маш защити: интеллектуализацией, рационализацией, эстетическим созерцанием, изоляцией, фантазированием. Более полезави-симые подростки используют менее дифференцированные механизмы защиты, такие как аутистическая фантазия, отрицание, вытеснение, отреагирование. У поленезавиаимых подростков обнаружен такой грубый защитный механизм как расщепленность восприятия себя и мира, ранее описанный в литературе в отношении пограничной личности (Соколова Е.Т., 1991, ¿е^п/ег^ О. ,198?, Ма-Ь&г /Ц. , 1952). В § 4 приводится анализ результатов тестирования подростков массовой школы, отнесенных нами к группе риска в отношении личностной дезадаптация и нарушения развития. Основанием для выделения группы риска послужили еле,дующие критерии: I) отмечаемые учителями и родителями личностные черты, позволяющие отнести обследуемых к категории "трудных подростков"; 2) крайняя выраженность полюсов индивидуального стиля личности - сверх-полезависимосгь и сверх-поленезависдаость. Сверх-полезависимых и сверх-поленезависимых подростков характеризуют определенные нарушения процесса дифференциации-интеграции образа Я, неэффективные механизмы защиты в совладении" с конфликтами, острое перекивание базового конфликта автономии -привязанности. Намечается сходство между двумя формами нару-иения развития, которые наблюдались у сверх-полезависимых и у сверх-поленезависимых подростков. Для обеих групп отношение родителей к детям характеризуется "авторитарной гиперсоциали-зацизй"и восприятием детей как "маленьких неудачников", что вступает в противоречие с изменением социальной ситуации развития, с растущей потребностью в автономии, что затрудняет или делает неразрешимым конфликт автономии - привязанности. В данном разделе дается характеристика разным формам дихотомии

образа Я и картины мира, в частности в форме защитного механизма "расщепленной или двойной проекции", что находит подтверждение в выявленном в тесте объектных отношений феномене -"обращение к Богу". В рассказах беспомощные люда обращаются ко всемогущему Богу за помощью. Можно предположить, что подросток проецирует на беспомощные люди свой образ Я как слабого и беспомощного, но одновременно проецирует на Бога свой образ как всемогущего, всесильного. Наличие двух противоречивых образов - Я-слабый л Я-сильный скорее имеет свои корни в двойственном противоречивом типе отношения родителей к этим подросткам: повышенные требования родителей внушают подростку потребность в самосовершенстве, в перфекционизме. Образ Я-гла-зами родителей перерастает в Я-должный, что определяет и самоотношение. Этот образ соседствует с .другим образом, внушаемым подростку через восприятие его как "маленького неудачника", что создает неразрешимую противоречивость и дезинтеграцию образа Я. Для свэрх-полезависимых детей характерно сцепление, слитность образов Я, отсутствие ях .дифференциации и следовательно и их внутренняя конфронтация и расщепление. Кроме того, дня этих детей характерно осознание качеств Я, преимущественно негативного аффективного спектра на ряду с вытеснением позитивных качеств, что приводит к своеобразной дефицитарности образа Я.

§ 5 посвящен анализу межполовых различий структуры образа Я. Показано, что межполовые различия в дифференциации-интеграции образа Я не существенны, поэтому предполагается, что степень полезавясимости-независимости оказывает большее влияние, чем уровень психического развития на дифференциацию-интеграцию образа Я. Некоторые различия существуют в интенсивности пере-

живания конфликта привязанности - автономии. Девочки более остро переживают этот конфликт чем мальчики,-что по-видимому, связано с тем, что девочки опережают мальчиков в психическом развитии, и поэтому данный конфликт возникает у них раньше чем у мальчиков.

В § 6 излагаются результаты анализа данных обследования детей 9-11 лет из консультативного центра помощи семье (жалобы: школьная дезадаптация, нарушение общения, повышенная возбудимость, негативизм, конфликты с родителями) и детей 9-11 лет, находящихся в психоневрологическом санатории с диагнозом неврозо-подобный синдром (навязчивость, тики, гиперкинезии, энурез, расторможенность, агрессивность). Для этих детей характерны следующие особенности образа Я (при этом дети с неврозоподобннм синдромом и дети с нарушением общения отличаются по степени интенсивности и выраженности выявленных нарушений), позволяющие сделать вывод о косвенно-диагносцируемой полезависимости: I) неспособность справиться с актуальными аффективными состояниями, в частности с фрустрациями в отношениях с родителями. 2) Отсутствие внутреннего локуса самооценивания, присвоение в качестве самооценки оценок родителей. 3) Незащищенность образа Я, в который "вторгаются" значимые переживания и негативные оценки родителей. 4) Неэффективность (низкая эффективность) механизмов защиты позитивного самоотношения. 5) Низкий уровень обобщенности образа Я - конкретно-ситуационный.

В третьей главе изложены результаты эмпирического исследования, выполненного на Кипре по уже описанной диагностической схеме.

В § I анализируются и обсуждаются данные методик о дифференциации-интеграции образа Я у кипрских подростков. По

тесту объектных отношений для них характерны те же признаки, выделенные при анализе рассказов московских подростков, а также те же саше уровни становления образа Я в зависимости от целостного стиля личности. Выявленные отличия можно считать обусловленными культурологическими особенностями. В частности, у подростков Кипра очень хорошо развит телесный образ Я. Об этом свидетельствуют следующие, выделенные в методиках признаки: большие, крупные, хорошо даМеренцированные фигуры в рисунке семьи, отсутствие в гесте объектных отношений признаков, указывающих на слабую дифференциацию, структурацию образов восприятия, преобладание в шкалах самооценки телесных качеств Я - рост,сила,спортивность и т.д. Вместе с тем, гипертрофированное развитие телесного образа Я подавляет развитие других сторон образа Я, создает одномерный "усеченный" образ Я, препятствует дифференциации его внутренней структуры. В данном разделе анализируются социальные условия развития подростка Кипра, создающие эти особенности образа Я.

В § 2 исследуется проблема переживания кипрскими подростками конфликта автономии - привязанности и механизмов защиты по той же схеме, что у московских детей. Конфликт автономии - привязанности у подростков Кипра приобретает большую остроту, так как потребность в автономии двойная: потребность в автономии от семьи и потребность в автономии внутри семьи в силу большей авторитарности после,дней. Развитость механизмов зашиты у кипрских подростков также тесно связана со степенью поле зависимости-не зависимости.

В § 3 проводится анализ данных межполовых различий структуры образа Я. Подучены сходные данные по группам кипрских и московских подростков, т.е. существенных различий по

дифференциации-интеграции образа Я между полами не обнаружено,

В § 4 содержится анализ и обсуждение результатов обследования "трудных" детей 9-11 лег (жалобы: нарушения поведения, трудности усвоения школьной программы). Для этих детей характерны те же саше особенности образа Я как у московских детей консультации и санатории, свидетельствующие о их высокой поле-зависимости. § 5 посвящен межкультурному сравнению подростков Кипра и России. Показано, что подростки Кипра характеризуются большей полезависимостью по сравнению с московскими подростками, что связано по-видимому с сохранением патриархального семейного уклада, гиперпротекционного характера родительского отношения. Доказывается, что полезавясимость-независимость несет отпечаток конкретного социального окружения, социальной ситуации развития.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются результаты, формулируются следующие выводы:

1. Прослежены основные закономерности и уровни становления образа Я подростка: дифференциация образа Я от образа Я-глазами Других, детерминирует начало процессов дифференциации и последующей интеграции внутренней структуры образа Я.

2. Выявлены индивидуально-типологические особенности становления образа Я в зависимости от индивидуального стиля личности: высокой полезависимости соответствуют более низкие, конкретно-ситуационные уровни дифференциации-цнтеграции образа Я; высокой поленезависимости - зрелые, абстрактно-обобщенные уровни дифференциации-интеграции.

3. Наиболее подвержены риску личностной дезадаптации подростки с крайней выраженностью шхпезависимости-независимости.

Для сверх-полезависимых подростков характерен следующий син-.цром: а) хаотическая, низкоартикулированная структура образа Я и картина мира; б) уязвимость образа Я к воздействию эмоционально насыщенных ситуаций и конфликтов; в) преобладание слабо-дифференцированных, когнитивно неструктурированных стратегий психологической защиты; г) дефицигарность образа Я, проявляющаяся в комплексе негативных чувств в адрес Я - одиночестве, собственной ненужности, огвергнутости, вины перед другими.Сверх--поленезависимые подростки отличаются иным паттерном особенностей образа Я: а) суженная, фрагментарная структура образа Я и картины мира; б) амбивалентность чувств в адрес Я: переживание Я одновременно в модусе беспомощного и всемогущего; в) использование защитного механизма"расщепленной или двойной проекции" в качестве стратегии построения образа Я; г) актуальность конфликта привязанности - автономии, переживаемого в форме самоотчуждения, противопоставления Я - Друтой.

4. Кросскультурное сравнение эмпирических данных показало тенденцию к большей полезависимости кипрских подростков и гипертрофии развития телесного образа Я, что связано, по-видимому, со спецификой социо-культурных условий развития, в частности, преобладанием патриархальной структуры семьи, гиперпротекционного характера родительского отношения.

5. Разработан и апробирован комплекс методических процедур в целях диагностики уровней и индивидуальных особенностей образа Я: вариант анализа и интерпретации теста объектных отношений и методика изучения самооценки с проективными шкалами.

Формат У/ -1' Заказ Л УБумага >''/

Отдел оперативной полиграфии и множительной техники МГИМО

пр-т Вернадского, 76