Автореферат диссертации по теме "Специфика когнитивных стилей психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации"

На правах рукописи

АРТАМОНОВА Юлия Геннадьевна

СПЕЦИФИКА КОГНИТИВНЫХ СТИЛЕЙ ПСИХОЛОГОВ - КОНСУЛЬТАНТОВ НА РАЗНЫХ УРОВНЯХ ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ

Специальность 19.00.01 - Общая психология, психология личности,

история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2006

Работа выполнена на кафедре психологии управления Московского государственного открытого педагогического университета имени М.А. Шолохова

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

МОЩЕНКО Алексапдр Васильевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ РАТАНОВА Тамара Анатольевна

кандидат психологических наук, доцент ГНЕЗДИЛОВ Геннадий Валентинович

Ведущая организация: Психс логический институт РАО

Защита состоится 14 ноября 2006 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д.212Л36.05 в Московском государственном открытом педагогическом университете им. М.А, Шолохова по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного открытого педагогического университета им. М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, ул. Верхняя Радищевская, 16/18.

Автореферат разослан «_» октября 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Бурное развитие в России за последние пятнадцать-двадцать лет различных направлений психотерапии и разных форм психологического консультирования актуализирует вопросы профессионального развития и подготовки специалистов в данных областях практики. Специфика деятельности в области психологического консультирования предъявляет ряд требований к формированию профессионально важных качеств личности специалиста и связанных с ними когнитивных структур, обеспечивающих успешность профессиональной деятельности. Становление компетентного специалиста в области психологического консультирования происходит в процессе поэтапной профессионализации, связанной с изменениями в интеллектуальном и личностном развитии.

Актуальность исследования связана с большим интересом к проблеме природы индивидуального своеобразия способов, которые использует человек, чтобы оперировать информацией о своем окружении. В современных подходах к изучению когнитивных стилей имеется немало спорных вопросов. Их решение имеет принципиальное значение для теории и практики как психологии личности, так и психологии обучения и профессионализации.

В доступной нам литературе пракгически отсутствуют экспериментальные работы, в которых рассматривалось бы развитие когнитивно-стилевых характеристик психологов-консультантов, под влиянием фактора профессионализации. Это обусловило наш интерес к изучению специфики когнитивно-стилевой организации психолога-консультанта на разных уровнях профессионализации.

Таким образом, экспериментально-психологическое исследование когнитивных стилей во взаимосвязи с уровнем овладения профессией психолога-консультанта весьма актуально в теоретическом и практическом аспекте в связи с задачами оптимизации подготовки специалистов.

Методологическую основу исследования составили: положения системного (Б.Ф. Ломов, B.C. Мерлин, Б.Г. Ананьев) и субъектпо-деятельностпого подходов в психологии (C.JI. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, A.B. Брушлинский); концептуальные положения современной когнитивной психологии, развиваемые в системно-структурном подходе (Л.М. Веккер, Н.И. Чуприкова, Т.А. Ратанова, М.А. Холодная, Н.П. Локалова); теоретические положения о психологической системе деятельности (А.Н. Леонтьев, Е.А. Климов, В .А. Бодров, В.Д. Шадриков и др.); положения о закономерностях формирования профессионализма и личности специалиста (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, A.A. Бодалев, A.A. Деркач, А.К. Маркова, Ю.П. Поваренков и др); работы зарубежных и отечественных исследователей в области теории и практики психотерапии, отмечающие специфику развития личности терапевта в зависимости от выбранного им подхода (М.А. Гулина, Б.С. Брату с ь, Ф.Е. Василюк, Р. Кочюнас, М. Паттон, Л. Бреммер, Ф. Перлз, Дж. Бьюдженталь, С. Столтенберг и др.).

Объект исследования: когнитивно-стилевая организация психологов-консультантов.

Предмет исследования: специфика когнитивных стилей психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации.

Цель исследования: экспериментальное изучение особенностей когнитивно-стилевой организации психолого в-консультантов (по стилям полезависимость / поленезависимость, толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация) в зависимости от уровня их профессиональной подготовки и опыта работы в направлении гештальт-психотерапии.

Гипотезы исследования:

1. Показатели когнитивно-стилевых характеристик меняются в зависимости от стадии индивидуального развития профессионала в области психологического консультирования. По мере профессионализации в направлении гештальт-психотерапии психолог-консультант развивает

специфическую когнитивно-стилевую организацию ментального опыта, наиболее адекватную требованиям профессиональной деятельности.

2. Существуют взаимосвязи между показателями уровня профессионального развития и когнитивно-стилевыми характеристиками субъекта. С увеличением стажа работы психолога-консультанта, длительности собственного клиентского опыта в индивидуальной психотерапии, повышением уровня профессиональных знаний и компетенций в рамках гештальт-подхода повышается уровень поленезависимости, толерантности к нереалистичному опыту и аналитичность концептуализации; происходит увеличение взаимосвязанности в когнитивной организации ментального опыта субъекта.

3. Каждая стадия профессионального развития психолога-консультанта характеризуется специфической выраженностью полюсов когнитивных стилей и разным уровнем взаимосвязанности между когнитивными стилями.

В соответствии с целью и гипотезами были поставлены следующие задачи исследования:

1. Провести системный анализ психологических подходов в понимании природы когнитивных стилей, закономерностей их формирования и изменения в процессе обучения и освоения профессиональной деятельности.

2. Проанализировать особенности деятельности психолога-консультанта, сущность процесса профессионализации в основных направлениях психологического консультирования и психотерапии.

3. Рассмотреть специфику профессиональной деятельности в гештальт-психотерапии и определить требования к когнитивно-стилевой организации психологов-консультантов.

4. Провести эмпирическое исследование когнитивно-стилевых особенностей в группах начинающих и практикующих психологов-консультантов, имеющих разный опыт и стаж в данной профессии.

5. Исследовать взаимосвязь когнитивно-стилевых характеристик с разными уровнями профессионализации в области гештальт-психотерапии.

Для проверки гипотез и решения поставленных задач были использованы следующие методы исследования: анализ и обобщение научной литературы по проблеме исследования; комплекс методик для диагностики когнитивно-стилевых характеристик (методика «Включенные фигуры» в варианте теста «АКТ-70» для изучения стиля полезависимости / поленезависимости (ПЗ/ПНЗ); методика Г, Роршаха («пятна Роршаха») для диагностики уровня толерантности / неустойчивости к нереалистическому опыту (ТНО/ННО); методика Д. Сакса и Д. Леви (метод «незаконченных предложений») для оценки стиля конкретная / абстрактная концептуализация (КК/АК)); для оценки уровня профессионализации применялись объективные показатели освоения профессии в области гештальт-психотерапии (уровень обучения по специализированным программам, количество часов обучения и лет практики), а также модификация опросника Лэннинга и Фримана для оценки компетенций психотерапевта («Supervisor Emphasis Rating Form», Lanning & Freeman, 1994).

Статистическая обработка экспериментальных данных проводилась методами корреляционного, дисперсионного однофакторного анализа (t-критерий Стьюдеита для оценки различий значений и F-критерий Фишера для оценки различий дисперсий), а также кластерного анализа.

Надежность полученных результатов и сделанных на их основе выводов обеспечивается последовательным соотнесением теоретических положений с результатами экспериментального исследования; планированием эксперимента; достаточным объемом выборки испытуемых и наличием контрольной группы; использованием различных статистических методов, адекватных задачам исследования.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Впервые проводится изучение когнитивно-стилевых особенностей на отечественной выборке психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации, с учетом уровня овладения данной профессией и специфики профессиональной деятельности в направлении гештальт-психотерапии.

2. В работе исследуются когнитивные стили толерантность к нереалистическому опыту и конкретная / абстрактная концептуализация, не получившие в отечественной когнитивной психологии должного изучения.

3. Рассмотрена взаимосвязь показателей профессионального развития в области психологического консультирования с выраженностью полюсов когнитивных стилей; получены новые данные о специфике и структуре когнитивно-стилевой организации в зависимости от уровня профессионализации, показано, что по мере профессионального роста возрастают поленезависимость, толерантность к нереалистическому опыту, абстрактная концептуализация.

4. Установлены новые экспериментальные факты об особенностях и изменениях когнитивно-стилевой организации по мере профессионального становления субъекта, указывающие на связь с условиями обучения, спецификой профессиональной деятельности и сформированностью навыков.

5. Впервые эмпирически продемонстрирована сбалансированность в стилевой структуре на уровне мастера-психотерапевта между стилями толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация, отражающая зрелость структур ментального опыта субъекта; показана мобильность стилевого поведения психотерапевтов уровня мастерства по стилю полезависимость / поленезависимость.

Теоретическая значимость исследования: 1) определяется вкладом в дальнейшую разработку проблемы изучения когнитивно-стилевой организации, ее развития в условиях обучения и профессиональной деятельности; 2) заключается в приложении концепции когнитивных стилей как метакогнитивных способностей, отвечающих за организацию процесса переработки информации, отражающих уровень сформирован ности произвольного и непроизвольного интеллектуального контроля к изучению проблемы профессионального развития субъекта деятельности; 3) состоит в анализе особенностей когнитивных стилей в зависимости от стадий профессионального становления психолога-консультанта.

Практическая значимость исследования: 1) результаты изучения ряда когнитивно-стилевых характеристик психологов-консультантов, имеющих особое значение в их профессиональной деятельности и оказывающих влияние па ее эффективность, должны учитываться при различных формах последипломного обучения; 2) данные теоретического анализа и эмпирического исследования могут использоваться для построения программы последипломного образования в области гештальт-психотерапии.

Основные положения, выноснмые на защиту:

1. Профессионализация в области психологического терапевтического консультирования в гештальт-направлении является фактором развития специфической когнитивно-стилевой организации личности на уровне стилей переработки информации.

2. Показатели когнитивно-стилевых характеристик изменяются в зависимости от стадии индивидуального развития профессионала в области психологического консультирования. С увеличением стажа работы психологов-консультантов и супервизоров, а также с увеличением длительности собственного клиентского опыта в индивидуальной психотерапии в рамках гештальт-подхода повышается уровень поленезависимости, толерантности к нереалистичному опыту и аналитичности концептуализации; происходит увеличение взаимосвязанности в когнитивной организации ментального опыта субъекта.

3. На каждом уровне профессионального становления имеются специфические связи показателей профессионального опыта и компетенций с выраженностью полюсов когнитивных стилей.

4. Психологи-консультанты, имеющие больший опыт работы в области психотерапии, показывают склонность к более тщательному анализу перцептивных сигналов; профессиональная зрелость и освоение навыков ведения процесса консультирования с позиций гештальт-подхода согласуется с проявлениями мобильности стиля ПЗ/ПНЗ, сформированностью непроизвольного интеллектуального контроля.

Апробация результатов исследования. Основные идеи и результаты диссертационного исследования были доложены и обсуждены на научно-практической конференции «Психодиагностика: области применения, проблемы, перспективы развития» Института сферы социальных отношений (г. Москва, 2003 г.), на заседаниях кафедр социальной и педагогической психологии, психологии управления МГОПУ имени М.А. Шолохова (2004-2006 гг.), Школы экзистенциально-гуманистической психотерапии и консультирования Психологического центра «Здесь и теперь», факультета переподготовки Высшей школы психологии Психологического центра «Аиима» (г. Москва, 2006 г.).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, приложений, включает 18 таблиц, 10 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цель, гипотезы исследования, формулируются задачи, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приводятся основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава посвящена анализу теоретико-методологических основ изучения когнитивных стилей. Показано состояние разработанности проблемы когнитивных стилей в зарубежной и отечественной психологии, сложившееся к настоящему времени.

Параграф 1,1. отражает историю и этапы развития стилевого подхода в зарубежной и отечественной психологии. Показано как в различных научных школах происходило осмысление понятия «стиль», как характеристики индивидуальности человека, и развитие широкого методического аппарата исследования когнитивных стилей.

История развития стилевого подхода показывает, что произошли изменения в понимании природы КС, которые в традиционных исследованиях

представителей когнитивного напрапления (Г. Уиткин, Р. Гарднер, Дж. Каган, Дж. Клейн и др.) понимались как индивидуальные особенности восприятия, анализа, структурирования, категоризации, т.е. особые устойчивые способы переработки информации. КС принципиально отграничивались от индивидуальных различий в успешности интеллектуальной деятельности, описываемых традиционными теориями интеллекта; они рассматривались как биполярные измерения, в рамках которого каждый полюс стиля содержит две противоположные формы интеллектуального поведения.

Дальнейшее развитие проблематики КС двигалось в сторону более тонкого и детального анализа структурно-функциоиальных связей стилей с другими факторами регуляции познания (P. Vernon, 1972; R. Riding, 1, Cheema, 1991; В.А. Колга, 1976, И.П. Шкуратова, 1994; И.В. Тихомирова, 1988; В.В. Селиванов, 1995 и др.). Когнитивные стили стали рассматриваться как связанные с содержательными формами познавательной деятельности, как особого рода интеллектуальные способности. При такой интерпретации КС могут рассматриваться как метакогнитивные способности, проявление которых обусловливается особенностями организации ментального опыта субъекта, приобретаемого им по мере освоения им разных видов деятельности (в том числе и профессиональной).

В параграфе J.2. рассматриваются характеристики когнитивных стилей полезависимость / поленезависимость, толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация, которые были выбраны в качестве основного предмета анализа в нашем исследовании. Данные стили представляют собой разные уровни переработки и способы организации информации, отражают разные уровни познавательного контроля человека с позиций теоретических построений многомерных классификаций ( Д. Уорделл и Дж. Ройс, 1978; Ч. Носал, 1990).

Полезависимость / поленезависимость. Этот стиль впервые был предложен Г. Уиткиным в связи с изучением индивидуальных различий в пространственной ориентации (1948) и перцептивном восприятии (1950). В

понятии пол езависим ости / поленезависимости отражаются индивиду ал ьн различия в способности когнитивной дифференциации, которая в сфе мышления проявляется как преобладание анализа или синтеза, а в сфе восприятия — как зависимость / независимость от перцептивного по.1 Полезависимость (ПЗ) означает доминирование целого, недостаточн дифференцирование частей в образе восприятия, неспособность преодолевг контекст, необособленность отдельных раздражителей от их фо) Поленезависимости (ПНЗ) соответствует способность воспринимать целое к структурированное, вычленять стимулы из контекста.

Толерантность / неустойчивость к нереалистичному опыту. Данн) стиль и методика его изучения были предложены в исследовании Дж. Клейн; соавторами (Дж. Клейн, Р. Гарднер, П. Хольцман и др. 1962). ТЬ предполагает возможность . принятия информации о многозначж неопределенной ситуации, рассогласующейся с наличными знаниял представлениями человека. В эксперименте исследовалось субъективн искажение видимого движения, мера толерантности определялась времен опознания искажений и величиной фиксируемых субъективных искажен (чем больше эти показатели, тем более выражена нетолерантность нереалистическому опыту). Современное понимание когнитивных стилей к метакогнитивных способностей характеризует ТНО через особенное организации индивидуального понятийного опыта как показате сформированности одного из компонентов метакогнитивного опыта открытой познавательной позиции (М.А. Холодная, 2002).

Конкретная / абстрактная кон г^ептуал из а ция. Впервые индивидуальн особенности понятийной сферы, связанные с различиями в степени конкретности — абстрактности, были проанализированы в теории понятийн; систем О. Харви, Д. Ханта и Г. Шродера (1961). Уровень структурн организации индивидуальной понятийной системы определяется соотношени' процессов дифференциации и интеграции, что, в свою очередь, проявляете* конкретном либо абстрактном стилях концептуализации происходите!

Полюс конкретности характеризуется минимальной выраженностью процессов дифференциации и интеграции понятий, абстрактность - их максимальной выраженностью. Рассматриваемый когнитивный стиль наиболее ярко обнаруживает себя в различиях социальной ориентации людей.

В параграфе 1.3. обсуждается проблема взаимосвязей между стилями и факторами развития когнитивных стилей. В вопросе о взаимосвязи когнитивных стилей утвердилось представление об их нелинейном характере и о многомерной природе стилей (Д. Уорделл, Дж. Ройс, Ч. Носал). В отечественных исследованиях было предложено решение данной проблемы через возможность соотнесения когнитивных стилей с другими уровнями функционирования субъекта с позиций субъектно-деятельностного подхода (А.Н. Леонтьев, A.B. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская); рассмотрение когнитивных стилей как один из уровней целостной регуляции поведения и деятельности субъекта.

Когнитивный стиль не является линейным, биполярным измерением, поскольку в ряде исследований (Г. Уиткин и Д. Гуденау) изучалось явление мобильности (пластичности). КС могут меняться под влиянием интеллектуальной нагрузки, инструкции, обучения, освоения профессиональных навыков и т.п. Мобильность стилевого поведения позволяет человеку использовать различные когнитивно-стилевые стратегии в зависимости от целей его деятельности и требований сложившейся ситуации, что является показателем адаптивности и зрелости механизмов интеллектуальной регуляции. Факт мобильности индивидуальной конструктивной системы находит подтверждение и в современных исследованиях (Е.П. Крупник, E.H. Лебедева, и др.)

Во второй главе рассмотрены теоретические подходы к проблеме профессионального становления психолога-консультанта в различных направлениях психотерапии, проведен анализ специфики профессионального развития личности при освоении психотерапевтической и консультативной деятельности.

В параграфе 2.1. раскрывается современное понимание понятия «профессионализация» и анализируются различные психологические подходы к проблеме профессионального становления личности.

Сегодня профессионализацию понимают как многофанное явление, характеризующее изменения в личности, в социальной, профессиональной и духовной сферах общества (В.В. Давыдов, Э.В. Бесчеревных, А.К. Маркова и др.). В психологии сложилось понимание профессионализации как качественных изменений личности, которые происходят при овладении человеком профессиональными требованиями. Теоретико-методологической базой изучения процессов формирования личности профессионала в отечественной психологии выступают положения психологической теории деятельности (СЛ. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.М. Теплов, и др.) и развития субъекта деятельности (Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская, Б.Ф. Ломов, A.B. Брушлинский); различные аспекты процесса формирования личности профессионала нашли отражение в работах Е.А. Климова, В.Д. Шадрикова, Т.В. Кудрявцева, Ю.П. Поваренкова, В.А. Бодрова и др.

В зарубежной психологии исследования в области профессионального развития личности послужили основанием для построения ряда теорий, которые можно классифицировать по пяти основным направлениям: дифференциально-диагностическое, психоаналитическое, теория решений, теория развития и типологическое направление (A.V. Gormly, D.M. Brodzinsky,1995; В.Н. Lemme,1995; J.W. Rybash, P.A. Roodin, J.W. Santrock, 1985; C.K. Sigelman, D.R. Shaffer, 1989).

В параграфе 2.2. рассматривается специфика профессионализации психологов-консультантов. Проблема профессионального обучения и развития специалиста в области психологического консультирования и психотерапии поднималась в работах зарубежных (Р. Бастин, К. Роджерс, Ф. Перлз, В. Франкл, Р. Кочюнас и др.) и отечественных авторов (Б.Д. Карвасарский, М.Е. Бурно. В.Н. Цапкии, Ю.С. Савенко, М.А. Гулина, Е.Т. Соколова и др.). Психологическое консультирование рассматривается рядом

авторов как область близкая психотерапии, входящая в одно с ней поле терапевтической психологии (Ь.М. Вгатег, Е.Ь. БЬокЮгт, 1968); деятельность консультанта по задачам, способам работы аналогична деятельности психотерапевта,

Многие авторы отмечают значение лежащей в основе психотерапевтического направления теории, которая определяет подход к процессу терапии, методы, цели взаимодействия с клиентом; личностное принятие и осмысление теории является базой профессионализма и компетентности специалиста (Ф.Е. Василюк, 1992, М.А. Гулина, 1998, Е.Т. Соколова, 2002, Р. Кочюнас, 2003, X. Кохут, И. Ялом, 1999 и др.).

В параграфе 2.3. рассматриваются вопросы профессионализации психолого в-консультантов в области гештальт-психотерапии, специфика деятельности гештальт-терапевта.

Теоретические положения гештал ьт- л од ход а разрабатывали Ф. Перлз, П. Гудмен, С. Гингер, И. Фром, И. Польстер, М. Польстер. Основной предмет интересов психологов — это прежде всего события, происходящие на границе контакта человека, как целостного биосоциального существа с окружающей средой (Ф. Перлз, 1951), в фокусе внимания гештальт-терапевта должны находиться события, происходящие в сфере взаимодействия человека с другими людьми - в среде отношений. Терапевт или психолог-консультант, работающий в русле гештальт-подхода должен овладеть навыками наблюдателя, отслеживающего феноменологию клиента и умеющего структурировать отношения клиента, делать осознанным для человека его желания, чувства, а в конечном итоге, стоящие за ними потребности (Н. Лебедева, Е. Иванова, 2004).

В параграфе 2.4. рассматривается проблема соотношения развития личности и когнитивно-стилевых особенностей гештальт-психотерапевта.

Ряд авторов, анализирующих специфику деятельности психологов-консультантов и психотерапевтов, отмечают значение для эффективной профессиональной работы развития таких личностных качеств, как:

психологическая наблюдательность, самообладание, умение слушать, умение точно воспринимать информацию, эмпатия и креативность (Н.Ц. Сидоренко, НЛО. Хрящева, И.В. Дубровина). В гештальт-терапии ведущим выступает процесс феноменологического восприятия психологических явлений «поля» клиента, анализ предъявляемых «фигур» и проблем клиента, а также процессы самонаблюдения и самоосознавания терапевта.

Личность консультанта выделяется почти во всех теоретических системах как важнейшее целительное средство в процессе консультирования (М. Балинт,1957; К. Роджерс, 1961, Ф. Василюк, 1992; Р. Кочюнас, 2003), поэтому развитие личности психотерапевта становится важнейшей задачей профессионального обучения и подготовки.

В третьей главе представлены результаты исследования особенностей когнитивных стилей психологов-консультантов на разных уровнях профессионал изации.

В параграфе 3.1. обсуждаются методические предпосылки исследования особенностей когнитивных стилей психологов-консультантов, представлено обоснование программы исследования, дается описание выборки, методики исследования, статистических методов обработки данных.

Таблица 1.

Характеристика выборки по уровням профессионализации, половому и

возрастному составу

Группы по уровням Количество мужчин Возраст,

профессионализаци и и женщин средни и возраст

Контрольная группа Муж. -7 20-53 лет

Жен. - 23 Ме = 36,5

Группа оптации — Муж. - 2 21-33 лет

5 курс факультета Жен. - 28 г--о) II 2

психологи

Группа адаптации - Муж. - 6 20-33 лет

1 -я ступень Жен. - 24 Ме = 26,5

Группа интернализации - Муж. - 5 22-44 лет

2-я ступень Жен. - 25 Ме = 33

Группа мастерства — Муж. - 8 28-46 лет

психотерапевты Жен. - 22 Ме = 37

В параграфе 3.2. представлены результаты анализа различий в проявлениях когнитивных стилей между группами разного уровня профессионализации в гештальт-консультировании.

Контрольная группа значимо отличалась (на уровне р<0,01) от всех групп профессионализации по основному показателю стиля полезависимость / поленезависимость (ПЗ/ПНЗ) - коэффициенту продуктивности (Кп), определяемому как отношение количества правильных ответов к времени выполнения теста.

Испытуемые контрольной группы по коэффициенту продуктивности стиля ПЗ/ПНЗ показали наименьшие значения по сравнению с группами профессионализации. Те, кто профессионализируется в психологии и психотерапии, значимо превосходят представителей контрольной группы по показателю коэффициента продуктивности К,, (р<0,01 и р<0,05). Представители групп профессионализации включая студентов-психологов показывают большую смещенность к полюсу поленезависимости, по сравнению с контрольной группой, которая демонстрирует смещенность к ПЗ полюсу. В нашем исследовании испытуемые, имеющие опыт работы в области психотерапии, показывают относительное увеличение времени, но допускают наименьшее количество ошибок при выполнении методики АКТ-70, Можно, таким образом, охарактеризовать их как более чутких к перцептивным сигналам, способных к тщательному анализу данных сигналов, и предположить, что они обладают лучшей сформированностью внутренних механизмов ментального контроля.

Анализ различий групп разного уровня профессионализации по стилю толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту (ТНО/ННО) показал, что между контрольной группой и группой оптации (студенты 5 курса) не было выявлено различий. Студенты, не имеющие специализированной подготовки в области гештальт-психотерапии, не отличались от испытуемых контрольной группы по выраженности стиля ТНО/ННО. Представители этих групп получали более низкие баллы, их описания отражали склонность

формулировать свои впечатления в терминах обычного, ожидаемого; их видение ситуации отличается большей «закрытостью», они чаще дают очевидные ответы, их образы построены на ясных деталях пятна и его легко выделяемой форме. Они более тяготели к полюсу нетолерантности (I [НО). Значимые различия начинаются между студентами 5 курса и испытуемыми, имеющими больший опыт профессиональной работы и обучения, т.е. 2-я ступень обучения и психотерапевты, у которых уровень толерантности значительно выше, чем у тех, кто начал профессионализироваться в психотерапии.

Анализ различий групп разного уровня профессионализации по стилю конкретная / абстрактная _концептуализация (КК/АЮ позволил выявить, что испытуемые контрольной группы показали наиболее выраженную тенденцию к конкретности, т.е. их ответы оценивались как наиболее однозначные, недифференцированные, неразвернутые, однотипные, они демонстрировали тяготение к полюсу «конкретности». В группах разного уровня профессионализации отмечается тенденция (по мере роста профессионального уровня) ко все большей дифференцированности понятий, склонности к развернутым ответам и неоднозначным оценкам, т.е. рост в направлении полюса «абстрактности».

Испытуемые групп интернализации (2-я ступень) и мастерства (психотерапевты) показали значимый уровень различий со студентами-психологами по показателю стиля КК/АК, т.е. их способность к дифференциации и интеграции индивидуальной понятийной системы сформирована в большей степени, отмечается тенденция смещения к полюсу абстрактности.

Результаты дисперсионного анализа показали, что различия между группами не случайны и что фактором изменений в когнитивно-стилевой организации ментального опыта у психологов-консул ьтано в (психотерапевтов) является их профессиональное развитие, достижение определенного профессионального уровня.

В параграфе 3.3. представлены результаты корреляции иною анализа особенностей когнитивно-стилевой организации к группах разного уровня профессионализации.

Таблица 2.

Показатели корреляционных связей между когнитивными стилями в группах разного уровня профессионализации

Группы по уровням профессионализации когнитивные стили

толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная ! абстрактная концептуализация толерантность/ неустойчивость к нереалистическому опыту, полезависимость / пол енеза ви си мость конкретная / абстрактная концептуализация, полезависимость / пол ен езавис им ость

Контрольная группа 0,00 0,12 0,05

Группа оптации -5 курс факультета психологи 0,16 0,22 0,20

Группа адаптации -1-я ступень -олз 0,06 -0,03

Группа интернализации -2-я ступень -0,08 • -0,02 0,24

Группа мастерства -психотерапевты 0,42* 0,18 0,17

*р<0,05;**р^0, 01

В исследуемых нами группах испытуемых, имеющих разный уровень

подготовки в области психологического терапевтического консультирования, не было выявлено взаимосвязей между стилями ПЗ/ПНЗ и показателями стилей ТНО/ННО и КК/АК. В группе мастерства (психотерапевты) выявлены связи между стилями ТНО/ННО и КК/АК. Наше предположение о большей взаимосвязанности в структуре когнитивных стилей у профессионалов с большим стажем подтвердилась частично, поскольку между показателями стиля ПЗ/ПНЗ с другими стилями корреляционные связи не обнаружены.

Выраженность когнитивно-стилевых особенностей значимо связана со специфическими количественными и качественными характеристиками обучения и профессионализации в русле гештальт-психотерапии.

На каждом из уровней профессионального развития обнаружены своеобразные связи когнитивных стилей с разными показателями профессионального опыта.

В группе адаптации, начинающих профессиональное становление (1-я ступень обучения), выявлены зависимости между показателями профессионального опыта - «количеством часов индивидуальной психотерапии» и стилем ПЗ/ПНЗ, между «общим количеством часов обучения» и стилем КК/АК, со стилем ТНО/НИО - связей нет. Между профессиональными компетенциями и стилем ПЗ/ПНЗ связей не выявлено, по ТНО/ННО - выявлена связь с «личностным осознаванием» (ЛО), по КК/АК — также нет связей. Малое количество часов обучения, недостаточное умение соотносить непосредственно воспринимаемую разнообразную информацию (в контакте взаимодействия с клиентом) с отдаленными временными событиями жизни клиента, по-видимому, отражает и уровень тяготения к полюсу «конкретности» представителей этого профессионального уровня.

В группе интернализации (2-я ступень) выявлены связи с показателями профессионального опыта - «количество часов индивидуальной психотерапии» и «обучение под супервизией» по стилю ПЗ/ПНЗ (поведение на данной стадии обучения терапевтов-интерналов характеризуются значительной актуализацией независимости, попытками демонстрации автономии, опоры на себя, что согласуется с выраженностью типа поведения ПНЗ); по стилю ТНО/ННО и КК/АК связей не выявлено. С показателями профессиональных компетенций связаны - «личностное осознавание» (по ПЗ/ПНЗ), «терапевтические навыки» (по ТНО/ННО), «концептуализация клиента» (по КК/АК).

В группе мастерства (психотерапевты) имеются связи с показателями профессионального опыта - «часы индивидуальной терапии», «общее количество часов обучения» (по стилю ПЗ/ПНЗ); по другим стилям связей не выявлено. Обнаруживаются связи с показателями профессиональных компетенций - «личностное осознавание» и «терапевтические навыки» (по

стилю ГТЗ/ПНЗ), «личностное осознавание» и «профессиональное поведение» (по стилю ТНО/ННО), «концептуализация клиента» (но стилю КК/АК).

Общезначимым показателем для всех профессиональных уровней является «количество часов индивидуальной терапии» (показатель выявляющий личностное самоосознавание, личностный рост консультанта), его связь с проявлениями стиля ПНЗ (способности выделять в перцептивном образе отдельные детали, структурировать сложный контекст, анализировать и перерабатывать перцептивную информацию, проявлять личностную автономность, независимость в принятии решения). Чем выше уровень профессионального развития консультанта, тем более у него развиты механизмы непроизвольного контроля, в частности - выражена тенденция к ПНЗ стилю. Именно те люди, кто имеет больший опыт в консультировании, находятся на более высоком уровне профессионализации, показывают связь показателя профессиональных компетенций ЛО и ТН (основной навык -феноменологическое наблюдение, фокусирование на состояниях, актуализация и экспрессивное проживание в «здесь и теперь») с высокими показателями коэффициента продуктивности стиля ПЗ/ПНЗ.

Профессиональный рост гештальт-терапевта предполагает развитие компетенций и рост толерантности как личностной черты. Компетенции личностное осознавание (ЛО), терапевтические навыки (ТН), профессиональное поведение (ПП) связаны с выраженностью стиля ТНО как механизмом когнитивной регуляции (способность воспринимать внешние воздействия такими, какие они есть, вне контекста субъективной позиции). Компетенция «концептуализация клиента» (КК) предполагает умение соотносить предъявляемые клиентом разнообразные темы, «фигуры» в поле межличностных отношений, повторяющиеся паттерны поведения с ситуациями его жизни, с широким контекстом происходящего в процессе психотерапии; овладение данной компетенцией связано с полюсом «аналитичности концептуализации», который есть структура метакогнитивного опыта субъекта, в первую очередь открытая познавательная позиция.

В параграфе 3.4. представлено проявление эффекта «расщепления» полюсов когнитивного стиля полезависимость / поленезависимость у психологов-консультантов.

«Расщепление» полюсов когнитивного стиля Г13/П113 имеет свою специфику в выборке профессионализации в направлении гештальт-психотерапии: среди них крайне мало «фиксированных ИЗ» и «фиксированных ПНЗ». Сформированность непроизвольного интеллектуального контроля отличает субгруппы «мобильных» от субгрупп «фиксированных» испытуемых.

Наша гипотеза о том, что в процессе профессионализации в области гештальт-психотерапии происходят изменения в когнитивной сфере профессионала, а именно, проявление мобильности стилевого поведения (по стилю ГТЗ/ПНЗ) и спецификация структур ментального опыта субъекта подтвердилась. Достижение определенного уровня профессионхтыюго развития является фактором изменений в когнитивно-стилевой организации ментального опыта у психологов-консультантов.

В заключении диссертации приведены основные выводы:

1. Профессиональное становление личности психолога-консультанта в направлении гештальт-психотерапии связано с развитием когнитивно-стилевой организации, которая является одним из уровней познавательной деятельности субъекта (уровень переработки информации). Переход на каждый новый профессиональный уровень (от студента-психолога, до опытного психотерапевта), связанный с ростом уровня знаний и опыта в гештальт-психотерапии, сопровождается изменениями в ко гпитивно-сти левой организации. По стилю полезависимость / поленензависимость усиливается полюс поленезависимости, по стилю конкретная /абстрактная концептуализация — полюса абстрактности понятийной системы, по стилю толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту - полюса толерантности,

2. Сравнительный анализ когнитивно-стилевой специфики людей, относящихся к группам профессионализации и не имеющим опыта

психотерапевтического обучения и практики в гештальт-наиравлении, показал наличие значимых отличий этих групп испытуемых по показателям стилей полезависимость / поленезависимость, толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация. Люди, имеющие опыт работы в области психотерапии показывают склонность к более тщательному анализу и структуризации перцептивных сигналов (полюс ПНЗ), способность к восприятию необычной, несоответствующей ожиданиям информации, большую «открытость» ситуации (полюс ТНО), способность учитывать непредвиденные обстоятельства, ориентацию на внутренний опыт в объяснении физического и социального мира (полюс АК).

3. Когнитивно-стилевые особенности связаны с конкретными показателями профессионального опыта, обучения и практики работы в русле гештальт-психотерапии. У начинающих специализироваться в гештальт-психотерапии (1-я ступень обучения психотерапии) общее количество часов значимо связано с выраженностью полюса конкретности по стилю конкретная / абстрактная концептуализация, прохождение индивидуальной психотерапии -со средним уровнем показателей ПЗ/ПНЗ стиля. У обучающихся на 2-й ступени и у мастеров-психотерапевтов прохождение индивидуальной психотерапии связано с выраженностью ПНЗ; обучение под супервизорским наблюдением также связано с полюсом ПНЗ. В группе мастеров-психотерапевтов, имеющих наибольшее количество часов обучения, этот показатель связан с поленезависимостью.

4. Когнитивно-стилевые особенности связаны с профессиональными компетенциями гештальт-психотерапевта. «Личностное осознавание» (ЛО), как одна из важнейших компетенций, связана с поленезависимостью (в группах 2-й ступени обучения и у мастеров-психотерапевтов); эта же компетенция связана с полюсом нетолерантности у начинающих обучение на 1-ой ступени и с толерантностью у мастеров-психотерапевтов по стилю ТНО/ННО. «Профессиональные терапевтические навыки» (ТН) с ПНЗ у мастеров-психотерапевтов и толерантностью в группе 2-ой ступени. «Профессиональное

поведение» связано с толерантностью в группе психотерапевтов; «концептуализация клиента» с полюсом абстрактности стиля КК/ЛК у мастеров и 2-й ступени.

5. По мере профессионального роста в направлении гештальт-психотерапии происходит развитие способности самоосознавания, опоры на себя, наблюдательности, умения воспринимать перцептивные сигналы и анализировать их (это соотносится с характеристиками ПНЗ стиля); умения лучше воспринимать любые неожиданные ситуации, любых клиентов, с их специфическими реакциями и жизненным опытом, т.е. отмечается тенденция к росту толерантности (ТНО); умения соотносить разнообразную информацию о клиенте и создавать целостное представление о нем, соотносить разнесенные во времени события его жизни, переходить в область отдаленных временных, пространственных и семантических контекстов (выраженность стиля КК/АК).

6. Исследование специфики когнитивно-стилевой организации в разных по уровню профессионального развития в области гештальт-психотерапии группах выявил эффект «расщепления» полюсов стиля полезависимость/ поленезависимость. В изученной выборке были выявлены субгруппы «мобильных» ПЗ и ПНЗ н «фиксированных» ПЗ и ПНЗ. В группах профессионализации преобладали «мобильные» испытуемые (как ПНЗ, так и ПЗ), показывающие способность к имплицитной обучаемости и гибкость стилевого поведения. Отмечается преобладание именно в группах специализации в гештальт-психотералии (разного уровня) испытуемых субгруппы «мобильных» ПНЗ, которые проявляют сформированность эффективных контролирующих процессов и чувствительность к перцептивным сигналам, позволяющие им лучше структурировать видимое поле, контролировать и анализировать параметры ситуации.

7. Профессиональное становление в направлении гештальт-психотерапии стимулирует развитие чувствительности и гибкости реагирования па стимулы поля, на изменение контекста живого терапевтического контакта; развитие феноменологического видения и способности к саморегуляции,

самооосознаванию терапевта; способствует все большей автономии личности обучающегося. Профессиональная зрелость сопровождается и зрелостью интеллектуальных структур и механизмов регуляции познавательной деятельности. Достижение определенного уровня профессионального развития является фактором изменений в когнитивно-стилевой организации ментального опыта у психологов-консультантов.

Таким образом, выдвинутые в диссертации гипотезы подтвердились результатами, полученными в экспериментальном исследовании. Однако, многие полученные в исследовании факты требуют дальнейшего изучения.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Динамика профессионально важных личностных качеств практического психолога // Истоки. Вып. 5. Сборник научно-исследовательских работ студентов МГОПУ / Отв. ред. В.Н. Лазарев. - М.: РИЦ «Альфа» МГОПУ им. М.А. Шолохова, 2003. - С. 22-27,

2. К вопросу о диагностике профессионально важных личностных качеств психолога-консультанта // Психодиагностика: области применения, проблемы, перспективы развития. Тезисы Московской межвузовской научно-практической конференции, Москва, 25-27 марта 2004 года. - М., 2003. - С. 161-165.

3. Проблема овладения профессиональными знаниями о когнитивно-стилевых особенностях личности в рамках вузовской подготовки специалистов-психологов // Вестник МГОПУ им. М.А. Шолохова. Серия Психология, — № 3. -2005.-С. 71-73.

4. Особенности когнитивных стилей психолога-консультанта на разных уровнях профессионализации // Прикладная психология и психоанализ. - № 4. -2006.-С. 84-91.

5. Влияние уровня профессионализации на когнитивно-стилевые особенности психолога-консультанта / Депонировано в ГНУ ГНПБ им. К.Д. Ушинского РАО. 22.09.2006. № Эл. 06-052 // Образование: исследовано в мире: Международный научный педагогический Интернет-журнал с библиотекой-депозитарием. — М., 2006. — 0,55 п.л. — Режим доступа: http://www.oim.ru

Подписано в печать 06.10.2006 Формат 60x84 Гарнитура "Times". Бумага офсетная. Печать офсетная. Тираж 100 экз. Заказ № 038

Отпечатано в ООО "ИПЦ Маска" 115230, Москва, Электролитный проезд, 7А, стр. 6 www.maska.su,info@maska.su

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Артамонова, Юлия Геннадьевна, 2006 год

Введение.

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения когнитивных стилей

1.1. Концептуальные подходы к изучению когнитивных стилей в зарубежной и отечественной психологии

1.2. Психологическая характеристика когнитивных стилей.

1.3.1. Полезависимость / поленезависимость.

1.3.2. Толерантность / неустойчивость к нереалистичному опыту.

1.3.3. Конкретная / абстрактная концептуализация.

1.3. Проблема взаимосвязей в структуре когнитивно-стилевой организации и факторов развития когнитивных стилей.

Глава 2. Профессиональное становление психолога-консультанта в различных направлениях психотерапии.

2.1. Психологические подходы к проблеме профессионализации.

2.2. Специфика профессионализации психологов-консультантов

2.3. Профессионализация психологов-консультантов в области гештальт-психотерапии.

2.4. Развитие личности и когнитивно - стилевых особенностей гештальтконсультанта.

Глава 3. Особенности когнитивных стилей психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации.

3.1. Методические предпосылки исследования особенностей когнитивных стилей психологов-консультантов.

3.2. Результаты анализа различий в проявлениях когнитивных стилей между группами разного уровня профессионализации в гештальт-консультировании.

3.2.1. Анализ различий групп разного уровня профессионализации по параметрам стиля полезависимость / поленезависимость (ПЗ/ПНЗ).

3.2.2. Анализ различий групп разного уровня профессионализации по показателю стиля толерантность/ неустойчивость к нереалистическому опыту (ТНО/ННО).

3.2.3. Анализ различий групп разного уровня профессионализации по показателю стиля конкретная / абстрактная концептуализация (КК/АК)

3.2.4. Результаты дисперсионного анализа.

3.3. Результаты корреляционного анализа особенностей когнитивно-стилевой организации в группах разного уровня профессионализации.

3.3.1. Исследования взаимосвязей между стилями в когнитивностилевой структуре в группах разного уровня профессионализации.

3.3.2. Результаты корреляционного анализа связей когнитивных стилей с показателями профессионально опыта и профессиональных компетенций.

3.4. Проявление эффекта «расщепления» когнитивного стиля полезависимость/ поленезависимость у психологов-консультантов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Специфика когнитивных стилей психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации"

Актуальность исследования. Бурное развитие в России за последние пятнадцать-двадцать лет различных направлений психотерапии и разных форм психологического консультирования актуализирует вопросы профессионального развития и подготовки специалистов в данных областях практики. Специфика современного состояния и развития системы профессионального обучения психологов-консультантов в разных направлениях психотерапии связана с процессами реформирования всей системы подготовки кадров, многоуровневостью образовательных программ, разнообразием и многоступенчатостью личностноориентированных форм обучения. Становление компетентного специалиста в области психологического консультирования происходит в процессе поэтапной профессионализации, связанной с изменениями в интеллектуальном и личностном развитии.

Возрастающее осмысление в отечественной психологии роли и значения профессиональной деятельности как фактора развития личности и становления субъекта деятельности (Л.И. Анциферова, В.А. Бодров, А.В. Брушлинский, Е.А. Климов) приводит к изучению ментальных психологических структур, развивающихся в условиях профессионализации.

Говоря о профессионализации психологов-консультантов в направлениях психотерапии, мы выделяем из широкого поля психологического консультирования терапевтическое психологическое консультирование. Этот вид психологического консультирования близок по задачам, условиям деятельности, способам подготовки специалистов к психотерапии. М.А. Гулина отмечает, что «консультирование имеет неуловимую границу с психотерапией» [50, С. 33-34] и невозможно провести четкое разделение между ними. И консультирование, и психотерапия основываются на плановом применении методик, разработанных на базе общепринятых психологических принципов. Многие теоретики и практики психотерапии, как зарубежные, так и отечественные, считают правомерным использовать для обозначения оказания психологической помощи людям понятия «психотерапия» и «психологическое консультирование» как равнозначные (К. Рождерс, Р. Нельсон-Джоунс, Дж. Кори, С. Паттерсон, Е.Соколова и др.) В нашем исследовании мы используем как синонимы термины «психотерапия» и «психологическое консультирование», и называем специалиста в области терапевтической психологической помощи психолог-консультант или психотерапевт.

Специфика деятельности в области психологического консультирования предъявляет ряд требований к формированию профессионально важных качеств личности специалиста и связанных с ними когнитивных структур, обеспечивающих успешность профессиональной деятельности. Изучение условий профессиональной деятельности, а также знание того, какие личностные качества необходимы в профессии консультанта или психотерапевта, какого уровня развития должны достичь индивидуально-психологические структуры для освоения профессиональной деятельности - эти вопросы являются актуальными для решения задач подготовки, обучения специалистов и профессионализации психологов-консультантов. По мнению многих исследователей, познавательно-когнитивная сфера, и в частности, индивидуально-своеобразные способы переработки информации, получившие название «когнитивные стили», выступают тем важнейшим уровнем психологической регуляции интеллектуальной деятельности, который связан с успешностью обучения, формированием своеобразных индивидуальных способов освоения профессии и стилей поведения (Д. Колб, П. Верной, Ф. Маккенна, М.А. Холодная, В.А. Колга, E.JI. Григоренко, Р. Стернберг, М.С. Егорова, А.В. Либин, И.П. Шкуратова, А. Дружинин и др.)

Проблема когнитивных стилей находится на стыке психологии познания и психологии личности, и первоначальная разработка проблемы стилевого своеобразия личности была предпринята в зарубежной психологии представителями аналитической школы (А. Адлер, Г. Олпорт). Дальнейшее развитие стилевого подхода происходило в рамках когнитивного направления (Г. Уиткин, Р. Гарднер, Дж. Каган, Дж. Клейн, Г. Шлезингер, Д. Уорделл, Дж. Ройс и др.). Отличительной чертой зарубежных исследований является эмпирический подход к изучению феномена когнитивных стилей. В традиционных исследованиях когнитивных стилей недостаточно уделялось внимания проблеме формирования когнитивного стиля, что, вероятно, объясняется представлениями о генетической обусловленности и выраженной устойчивости когнитивно-стилевых характеристик в онтогенезе. Отечественные ученые, развивавшие стилевой подход (В.А. Колга, И.М. Палей, И.П. Шкуратова, М.А. Холодная и др.), сосредоточили свое внимание на теоретическом обосновании места этого параметра в структуре развивающейся личности и субъекта деятельности, а также рассматривали развитие стилевых особенностей в структуре интегральной индивидуальности, в контексте понятия "индивидуальный стиль деятельности" (Е.А. Климов, B.C. Мерлин, С.Э. Паралис, В.А. Толочек и др.).

Актуальность исследования связана с большим интересом к проблеме природы индивидуального своеобразия способов, которые использует человек, чтобы оперировать информацией о своем окружении. В современных подходах к изучению когнитивных стилей имеется немало спорных вопросов. Их решение имеет принципиальное значение для теории и практики как психологии личности, так и психологии обучения и профессионализации.

До настоящего времени остаются дискуссионными представления о предпосылках, обусловливающих индивидуальные различия в проявлениях когнитивного стиля (КС), его изменчивости или же устойчивости и самом характере изменений. Первоначальные исследования когнитивных стилей исходили из предположения об их устойчивости [263], однако в дальнейшем были получены данные об изменчивости в онтогенезе стилевых характеристик с возрастом, в зависимости от уровня образования, под влиянием факторов обучения [169; 220; 229].

Когнитивные стили, будучи чувствительны к субъективным и ситуационным факторам, могут варьироваться, адаптируя познавательные возможности человека к требованиям его актуального окружения, что открывает возможности для формирования и изменения личности.

В доступной нам литературе практически отсутствуют экспериментальные работы, в которых рассматривалось бы развитие когнитивно-стилевых характеристик психологов-консультантов, под влиянием фактора профессионализации. Это обусловило наш интерес к изучению специфики когнитивно-стилевой организации специалиста в области психологического консультирования.

В контексте рассмотрения проблемы формирования когнитивно-стилевой организации по мере профессионального развития личности особую значимость приобретает положение о том, что для успешного выполнения разных видов деятельности, и в том числе терапевтического психологического консультирования, имеет значение зрелость механизмов интеллектуального функционирования, определяющая выраженность того или иного полюса когнитивного стиля. Когнитивные стили, будучи одним из уровней регуляции интеллектуальной деятельности, отвечающий за управление процессом переработки информации, в тоже время могут рассматриваться как особые интеллектуальные способности, формирующиеся и развивающиеся в условиях профессиональной специализации.

Таким образом, экспериментально-психологическое исследование когнитивных стилей во взаимосвязи с уровнем овладения профессией психолога-консультанта весьма актуально в теоретическом аспекте и в связи с задачами оптимизации подготовки специалистов данного профиля.

Объект исследования: когнитивно-стилевая организация психологов-консультантов.

Предмет исследования: специфика когнитивных стилей психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации.

Цель исследования: экспериментальное изучение особенностей когнитивно-стилевой организации психологов-консультантов (по стилям полезависимость / поленезависимость, толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация) в зависимости от уровня их профессиональной подготовки и опыта работы в направлении гештальт-психотерапии.

Гипотезы исследования:

1. Показатели когнитивно-стилевых характеристик меняются в зависимости от стадии индивидуального развития профессионала в области психологического консультирования. По мере профессионализации в направлении гештальт-психотерапии психолог-консультант развивает специфическую когнитивно-стилевую организацию ментального опыта, наиболее адекватную требованиям профессиональной деятельности.

2. Существуют взаимосвязи между показателями уровня профессионального развития и когнитивно-стилевыми характеристиками субъекта. С увеличением стажа работы психолога-консультанта, длительности собственного клиентского опыта в индивидуальной психотерапии, повышением уровня профессиональных знаний и компетенций в рамках гештальт-подхода повышается уровень поленезависимости, толерантности к нереалистичному опыту и аналитичность концептуализации; происходит увеличение взаимосвязанности в когнитивной организации ментального опыта субъекта.

3. Каждая стадия профессионального развития психолога-консультанта характеризуется специфической выраженностью полюсов когнитивных стилей и разным уровнем взаимосвязанности между когнитивными стилями.

В соответствии с целью и гипотезами были поставлены следующие задачи исследования:

1. Провести системный анализ психологических подходов в понимании природы когнитивных стилей, закономерностей их формирования и изменения в процессе обучения и освоения профессиональной деятельности.

2. Проанализировать особенности деятельности психолога-консультанта, сущность процесса профессионализации в основных направлениях психологического консультирования и психотерапии.

3. Рассмотреть специфику профессиональной деятельности в гештальт-психотерапии и определить требования к когнитивно-стилевой организации психологов-консультантов.

4. Провести эмпирическое исследование когнитивно-стилевых особенностей в группах начинающих и практикующих психологов-консультантов, имеющих разный опыт и стаж в данной профессии.

5. Исследовать взаимосвязь когнитивно-стилевых характеристик с разными уровнями профессионализации в области гештальт-психотерапии.

Теоретико-методологическую основу исследования составили:

- положения системного (Б.Ф. Ломов, B.C. Мерлин, Б.Г. Ананьев) и субъектно-деятельностного подходов в психологии (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский), с позиций которых активный субъект выступает как объединяющее начало в целостности психики, он интегрирует элементы опыта в единую структуру;

- концептуальные положения современной когнитивной психологии, развиваемые в системно-структурном подходе (Л.М. Веккер, Н.И. Чуприкова, Т.А. Ратанова, Н.П. Локалова, М.А. Холодная), согласно которому предметом исследования в когнитивной сфере является структурная организация ментального опыта, понимаемого как многоуровневая и сложная по составу компонентов репрезентативно-операциональная структура. Когнитивные стили относятся к одному из уровней индивидуального ментального опыта, их основная функция -участие в построении объективированных ментальных репрезентаций и контроле аффективных состояний; они являются метакогнитивными способностями, отвечающими за регуляцию интеллектуальной деятельности (М.А. Холодная);

- теоретические положения о психологической системе деятельности (А.Н. Леонтьев, Е.А. Климов, В.А. Бодров, В.Д. Шадриков и др.); положения о закономерностях формирования профессионализма и личности специалиста (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев, А.А. Деркач, А.К. Маркова, Ю.П. Поваренков и др);

- работы зарубежных и отечественных исследователей в области теории и практики психотерапии, отмечающие специфику развития личности терапевта в зависимости от выбранного им подхода (М.А. Гулина, Б.С. Братусь, Ф.Е. Василюк, Р. Кочюнас, М. Паттон, Л. Бреммер, Ф. Перлз, Дж. Бьюдженталь, С. Столтенберг и др.).

В процессе исследования применены следующие методы исследования: анализ и обобщение основной научной литературы по проблеме исследования; комплекс методик для диагностики когнитивно-стилевых характеристик (методика «Включенные фигуры», в варианте теста «АКТ-70», для изучения стиля полезависимости / поленезависимости (ПЗ/ПНЗ), методика Г. Роршаха («пятна Роршаха») для диагностики уровня толерантности / неустойчивости к нереалистическому опыту (ТНО/ННО); методика Д. Сакса и Д. Леви (метод «незаконченных предложений») для оценки стиля конкретная/абстрактная концептуализация (КК/АК)); для оценки уровня профессионального развития использовались объективные показатели освоения профессии в области гештальт-психотерапии (уровень обучения по специализированным программам, количество часов обучения и лет практики), а также модификация опросника Лэннинга и Фримана для оценки компетенций терапевта супервизором («Supervisor Emphasis Rating Form»).

Статистическая обработка экспериментальных данных проводилась методами корреляционного, дисперсионного однофакторного анализа (tкритерий Стьюдента для оценки различий значений и F-критерий Фишера для оценки различий дисперсий) с использованием статистической программы STATIST (МГОГТУ им. М.А.Шолохова, кафедра прикладной математики и информатики, автор А.Г.Сапегин), а также кластерного анализа на основе программы Statgraphics Centurion XV.

Базой экспериментального исследования явились факультет психологии Московского государственного открытого педагогического университета им. М.А. Шолохова, Школа экзистенциально-гуманистической психотерапии и консультирования Психологического центра «Здесь и Теперь» (г. Москва), факультет переподготовки Высшей школы психологии Психологического центра «Анима» (г. Москва). В исследовании участвовали 150 человек, разделенных на 5 групп по уровню овладения профессией психолога-консультанта в гештальт-направлении: одна контрольная группа, куда вошли люди, не имеющие отношения к профессии психолога; 4 группы профессионализации (студенты-психологи 5 курса; стажеры разных ступеней обучения гештальт-психотерапии, получающие дополнительное последипломное образование; практикующие психотерапевты).

Надежность полученных результатов и сделанных на их основе выводов обеспечивается последовательным соотнесением теоретических положений с результатами экспериментального исследования; планированием эксперимента; достаточным объемом выборки испытуемых и наличием контрольной группы; использованием различных статистических методов, адекватных задачам исследования.

Научная новизна исследования состоит в следующем: 1. Впервые проводится изучение когнитивно-стилевых особенностей на отечественной выборке психологов-консультантов на разных уровнях профессионализации, с учетом уровня овладения данной профессией и специфики профессиональной деятельности в направлении гештальт-психотерапии.

2. В работе исследуются когнитивные стили толерантность к нереалистическому опыту и конкретная / абстрактная концептуализация, не получившие в отечественной когнитивной психологии должного изучения.

3. Рассмотрена взаимосвязь показателей профессионального развития в области психологического консультирования с выраженностью полюсов когнитивных стилей; получены новые данные о специфике и структуре когнитивно-стилевой организации в зависимости от уровня профессионализации, показано, что по мере профессионального роста возрастают поленезависимость, толерантность к нереалистическому опыту, абстрактная концептуализация.

4. Установлены новые экспериментальные факты об особенностях и изменениях когнитивно-стилевой организации по мере профессионального становления субъекта, указывающие на связь с условиями обучения, спецификой профессиональной деятельности и сформированностью навыков.

5. Впервые эмпирически продемонстрирована сбалансированность в стилевой структуре на уровне мастера-психотерапевта между стилями толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация, отражающая зрелость структур ментального опыта субъекта; показана мобильность стилевого поведения психотерапевтов уровня мастерства по стилю полезависимость / поленезависимость.

Теоретическая значимость исследования: 1) определяется вкладом в дальнейшую разработку проблемы изучения когнитивно-стилевой организации, ее развития в условиях обучения и профессиональной деятельности; 2) заключается в приложении концепции когнитивных стилей как метакогнитивных способностей, отвечающих за организацию процесса переработки информации, отражающих уровень сформированности произвольного и непроизвольного интеллектуального контроля к изучению проблемы профессионального развития субъекта деятельности; 3) состоит в анализе особенностей когнитивных стилей в зависимости от стадий профессионального становления психолога-консультанта.

Практическая значимость исследования: 1) результаты изучения ряда когнитивно-стилевых характеристик психологов-консультантов, имеющих особое значение в их профессиональной деятельности и оказывающих влияние на ее эффективность, должны учитываться при различных формах последипломного обучения; 2) данные теоретического анализа и эмпирического исследования могут использоваться для построения программы последипломного образования в области гештальт-психотерапии.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Профессионализация в области психологического терапевтического консультирования в гештальт-направлении является фактором развития специфической когнитивно-стилевой организации личности на уровне стилей переработки информации.

2. Показатели когнитивно-стилевых характеристик изменяются в зависимости от стадии индивидуального развития профессионала в области психологического консультирования. С увеличением стажа работы психологов-консультантом и супервизором, а также с увеличением длительности собственного клиентского опыта в индивидуальной психотерапии в рамках гештальт-подхода повышается уровень поленезависимости, толерантности к нереалистичному опыту и аналитичности концептуализации; происходит увеличение взаимосвязанности в когнитивной организации ментального опыта субъекта.

3. На каждом уровне профессионального становления имеются специфические связи показателей профессионального опыта и компетенций с выраженностью полюсов когнитивных стилей.

4. Психологи-консультанты, имеющие больший опыт работы в области психотерапии, показывают склонность к более тщательному анализу перцептивных сигналов; профессиональная зрелость и освоение навыков ведения процесса консультирования с позиций гештальт-подхода согласуется с проявлениями мобильности стиля ПЗ/ПНЗ, сформированностью непроизвольного интеллектуального контроля.

Апробация результатов исследования. Основные идеи и результаты диссертационного исследования были доложены и обсуждены на научно-практической конференции «Психодиагностика: области применения, проблемы, перспективы развития» Института сферы социальных отношений (г. Москва, 2003 г.), на заседаниях кафедр социальной и педагогической психологии, психологии управления МГОПУ имени М.А. Шолохова (20042006 гг.), Школы экзистенциально-гуманистической психотерапии и консультирования Психологического центра «Здесь и Теперь», факультета переподготовки Высшей школы психологии Психологического центра «Анима» (г. Москва, 2006 г.).

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка используемой литературы, приложения, включает 18 таблиц, 10 рисунков. Содержание диссертации изложено на 215 страницах машинописного текста.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Выводы по главе 3 Результаты экспериментального исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Выявлены различия между группами разного уровня профессионализации и контрольной группой испытуемых по показателям когнитивных стилей ПЗ/ПНЗ, ТНО/ННО, КК/АК. Между группами профессионализации также обнаружен ряд различий:

1) по показателю коэффициент продуктивности стиля ПЗ/ПНЗ (методика АКТ-70) группы профессионализации (оптации, адаптации, интернализации, мастерства) значимо не различались, однако по показателю время нахождения образца в сложной фигуре студенты-психологи показывали минимальное время, они же допускали больше всех ошибок (показатель количество правильных ответов), группа студентов отличалась от специализирующихся в гештальт-консультировании. Люди, имеющие опыт работы в области психотерапии, показывают относительное увеличение времени, но допускают наименьшее количество ошибок; их можно охарактеризовать как более чутких к перцептивным сигналам, способных к тщательному анализу сигналов, они обладают лучшей сформированностью внутренних механизмов ментального контроля. Профессиональная зрелость, освоение специфических навыков гештальт-консультирования (требующие умения концентрировать внимание, отслеживать перцептивные сигналы в контакте с клиентом) согласуется с ростом ПНЗ стиля.

2) по показателю «очевидность - оригинальность» стиля ТНО/ННО (методика «пятна Роршаха») студенты-психологи значимо различались с группами людей, имеющими больший опыт профессиональной работы и обучения (2-я ступень обучения и психотерапевты); между группами соседних уровней профессионального развития значимых различий нет. Представители контрольной группы и оптации (студенты-психологи) показывали низкий уровень оригинальности (в баллах), их описания отражали склонность формулировать свои впечатления в терминах обычного, ожидаемого; их видение ситуации отличалось большей «закрытостью», их образы были построенные на ясных деталях пятна и его легко выделяемой форме (полюса «нетолерантности»). Группы меньшего уровня профессионального развития характеризуются меньшей толерантностью, способностью строить познавательные впечатления в соответствии с объективными характеристиками ситуации, быть готовым к восприятию любой неожиданной информации. По мере роста уровня профессионализации в психотерапии растет уровень толерантности к нереалистическому опыту.

3) по показателю «уровень дифференциации понятий» стиля КК/АК студенты-психологи значимо отличались от испытуемых групп интернализации (2-я ступень) и мастерства (психотерапевты), они показали низкий уровень дифференциации и интеграции индивидуальной понятийной системы. Представители групп более высокого профессионального уровня показали большую выраженность полюса абстрактности, сформированность способности к дифференциации и интеграции индивидуальной понятийной системы. Между группами адаптации (1-я ступень обучения) и последующими уровнями значимых различий не выявлено, однако можно отметить рост количества людей со II и III уровнями концептуализации по мере роста уровня профессионального развития.

2. Между исследуемыми когнитивными стилями в группах контрольной, оптации, адаптации, интернализации не выявлено взаимосвязей. Только в группе мастерства (психотерапевты с опытом работы) обнаружены связи между стилями ТНО/ННО и КК/АК. Наше предположение о большей взаимосвязанности в структуре когнитивных стилей у профессионалов с большим стажем подтвердилась частично, поскольку между показателями ПЗ/ПНЗ стиля с другими стилями корреляционные связи не обнаружены.

3. Когнитивно-стилевые особенности специализирующихся в гештальт-терапии связаны со специфическими количественными и качественными характеристиками обучения и профессионализации в русле гештальт-психотерапии. На каждом из уровней профессионального развития обнаружены своеобразные связи когнитивных стилей с разными показателями профессионального опыта:

1) в группе адаптации, начинающих профессиональное становление (1-я ступень обучения), выявлены зависимости между показателями профессионального опыта - «количеством часов индивидуальной психотерапии» с показателем ПЗ/ПНЗ, «общее количество часов обучения» с показателем стиля КК/АК, со стилем ТНО/ННО - связей нет. С профессиональными компетенциями - только «личностное осознавание» (JIO) и показателем ТНО/ННО. Группа адаптации характеризуется небольшим количеством часов обучения и прохождения индивидуальной терапии; недостаточным умением соотносить непосредственно воспринимаемую разнообразную информацию (в контакте взаимодействия с клиентом) с отдаленными временными событиями жизни клиента, что, по-видимому, отражает и тенденцию к полюсу «конкретности» представителей этого профессионального уровня.

2) В группе интернализации (2-я ступень) выявлены связи с показателями профессионального опыта - «количество часов индивидуальной психотерапии» и «обучение под супервизией» по стилю ПЗ/ПНЗ (поведение на данной стадии обучения терапевтов-интерналов характеризуются значительной актуализацией независимости, попытками демонстрации автономии, опоры на себя, что согласуется с выраженностью типа поведения ПНЗ); по стилю ТНО/ННО и КК/АК связей не выявлено. С показателями профессиональных компетенций - «личностное осознавание» (по показателям ПЗ/ПНЗ), «терапевтические навыки» (по ТНО/ННО), «концептуализация клиента» (по КК/АК).

3). В группе мастерства (психотерапевты) имеются связи с показателями профессионального опыта - «часы индивидуальной терапии», «общее количество часов обучения» (по стилю ПЗ/ПНЗ); по другим стилям связей не выявлено. Обнаруживаются связи с показателями профессиональных компетенций - «личностное осознавание» и «терапевтические навыки» (по стилю ПЗ/ПНЗ), «личностное осознавание» и «профессиональное поведение» (по стилю ТНО/ННО), «концептуализация клиента» (по стилю КК/АК).

4. Общезначимым показателем для всех профессиональных уровней является «количество часов индивидуальной терапии» (показатель выявляющий личностное самоосознавание, личностный рост консультанта), его связь с проявлениями стиля ПНЗ (способности выделять в перцептивном образе отдельные детали, структурировать сложный контекст, анализировать и перерабатывать перцептивную информацию, проявлять личностную автономность, независимость в принятии решения). Чем выше уровень профессионального развития консультанта, тем более у него развиты механизмы непроизвольного контроля, в частности - выражена тенденция к ПНЗ стилю. Именно те люди, кто имеет больший опыт в консультировании, находятся на более высоком уровне профессионализации, показывают связь показателя профессиональных компетенций JTO и ТН (основной навык феноменологическое наблюдение, фокусирование на состояниях, актуализация и экспрессивное проживание в «здесь и теперь») с высокими показателями коэффициента продуктивности стиля ПЗ/ПНЗ.

5. Профессиональный рост гештальт-терапевта предполагает развитие компетенций и рост толерантности как личностной черты. Компетенции личностное осознавание (ЛО), терапевтические навыки (ТН), профессиональное поведение (ПП) связаны с выраженностью стиля ТНО как механизмом когнитивной регуляции (способность воспринимать внешние воздействия такими, какие они есть, вне контекста субъективной позиции). Компетенция «концептуализация клиента» (КК) предполагает умение соотносить предъявляемые клиентом разнообразные темы, «фигуры» в поле межличностных отношений, повторяющиеся паттерны поведения с ситуациями его жизни, с широким контекстом происходящего в процессе психотерапии; овладение данной компетенцией связано с полюсом «аналитичности концептуализации», который есть структура метакогнитивного опыта субъекта, в первую очередь открытая познавательная позиция.

6. «Расщепление» полюсов когнитивного стиля ПЗ/ПНЗ имеет свою специфику в выборке профессионализации в направлении гештальт-психотерапии: среди них крайне мало «фиксированных ПЗ» и «фиксированных ПНЗ». Сформированность непроизвольного интеллектуального контроля отличает субгруппы «мобильных» от субгрупп «фиксированных» испытуемых.

7. Наша гипотеза о том, что в процессе профессионализации в области гештальт-психотерапии происходят изменения в когнитивной сфере профессионала, а именно, проявление мобильности стилевого поведения (по стилю ПЗ/ПНЗ) и спецификация структур ментального опыта субъекта подтвердилась. Достижение определенного уровня профессионального развития является фактором изменений в когнитивно-стилевой организации ментального опыта у психологов-консультантов.

Заключение

Наше исследование посвящено изучению специфики когнитивных стилей психологов-консультантов на разных стадиях профессионализации в направлении гештальт-психотерапии. Проведенный анализ психологических подходов в понимании природы когнитивных стилей показал, что когнитивные стили понимаются как многомерные структурные образования, относящиеся к метакогнитивным способностям, уровням произвольного и непроизвольного интеллектуального контроля, способности, формирующиеся по мере профессионального становления субъекта деятельности. Каждая стадия профессионализации в гештальт-психотерапии характеризуется своеобразной структурой когнитивно-стилевой организацией субъекта. Овладение профессией психолога-консультанта / психотерапевта в гештальт-направлении, навыками ведения процесса консультативного (терапевтического) взаимодействия с позиций данной школы (феноменологический подход) предполагает развитие, в первую очередь, способности переработки перцептивной информации, представленной в феноменологии клиента и всего контекста терапевтической ситуации.

Результаты нашего исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Профессиональное становление личности психолога-консультанта в направлении гештальт-психотерапии связано с развитием когнитивно-стилевой организации, которая является одним из уровней познавательной деятельности субъекта (уровень переработки информации). Переход на каждый новый профессиональный уровень (от студента-психолога, до опытного психотерапевта), связанный с ростом уровня знаний и опыта в гештальт-консультировании, сопровождается изменениями в когнитивно-стилевой организации. По стилю полезависимость / поленензависимость усиливается полюс поленезависимости, по стилю конкретная /абстрактная концептуализация - полюса абстрактности понятийной системы, по стилю толерантность / неустойчивость к нереалистическому опыту - полюса толерантности.

2. Сравнительный анализ когнитивно-стилевой специфики людей, относящихся к группам профессионализации и не имеющим опыта психотерапевтического обучения и практики в гештал ьт-направлении, показал наличие значимый отличий этих групп испытуемых по показателям стилей полезависимость/ поленезависимость, толерантность/ неустойчивость к нереалистическому опыту, конкретная / абстрактная концептуализация. Люди, имеющие опыт работы в области психотерапии показывают склонность к более тщательному анализу и структуризации перцептивных сигналов (полюс ПНЗ), способность к восприятию необычной, несоответствующую ожиданиям информацию, большую «открытость» ситуации (полюс ТНО), способность учитывать непредвиденные обстоятельства, ориентация на внутренний опыт в объяснении физического и социального мира (полюс АК).

3. Когнитивно-стилевые особенности связаны с конкретными показателями профессионального опыта, обучения и практики работы в русле гештальт-психотерапии. У начинающих специализироваться в гештальт-психотерапии (1-я ступень обучения психотерапии) общее количество часов значимо связано с выраженностью полюса «конкретности» по стилю конкретная / абстрактная концептуализация, прохождение индивидуальной психотерапии - со средним уровнем показателей ПЗ/ПНЗ стиля. У обучающихся на 2-й ступени (и у мастеров-психотерапевтов) прохождение индивидуальной психотерапии связано с выраженностью ПНЗ; обучение под супервизорским наблюдением также связано с полюсом ПНЗ. В группе мастеров-психотерапевтов, имеющих наибольшее количество часов обучения, этот показатель связан с поленезависимостью.

4. Когнитивно-стилевые особенности связаны с профессиональными компетенциями гештальт-консультанта. «Личностное осознавание» (ЛО), как одна из важнейших компетенций, связана с поленезависимостью (в группах 2-й ступени обучения и у мастеров-психотерапевтов); эта же компетенция связана с полюсом «нетолерантности» у начинающих обучение на 1-ой ступени и «толерантностью» у мастеров-психотерапевтов по стилю ТНО/ННО. «Профессиональные терапевтические навыки» (ТН) с ПНЗ у мастеров-психотерапевтов и «толерантностью» в группе 2-ой ступени. «Профессиональное поведение» с «толерантностью» в группе психотерапевтов; «концептуализация клиента» с полюсом «абстрактности» стиля КК/АК у мастеров и 2-й ступени. По мере профессионального роста в направлении гештальт-психотерапии происходит развитие способности самоосознавания, опоры на себя, развитие наблюдательности, умение воспринимать перцептивные сигналы и анализировать их (это соотносится с характеристиками ПНЗ стиля); лучше воспринимать любые неожиданные ситуации, любых клиентов, с их специфическими реакциями и жизненным опытом, т.е. отмечается тенденция к росту толерантности (ТНО); соотносить разнообразную информацию о клиенте и создавать целостное представление о нем, соотносить разнесенные во времени события его жизни, переходить в область отдаленных временных, пространственных и семантических контекстов (выраженность стиля КК/АК).

5. Исследование специфики когнитивно-стилевой организации в разных по уровню профессионального развития в области гештальт-психотерапии группах выявил эффект «расщепления» полюсов стиля полезависимость/ поленезависимость. В изученной выборке (куда вошли еще люди из контрольной группы, не имеющей отношения к профессии психолога) были выявлены субгруппы «мобильных» ПЗ и ПНЗ и «фиксированных» ПЗ и ПНЗ. В группах профессионализации преобладали «мобильные» испытуемые (как ПНЗ, так и ПЗ), показывающие способность к имплицитной обучаемости и гибкость стилевого поведения. Отмечается преобладание именно в группах специализации в гештальт-психотерапии (разного уровня) испытуемых субгруппы «мобильных ПНЗ», которые проявляют сформированность эффективных контролирующих процессов и чувствительность к перцептивным сигналам, позволяющие им лучше структурировать видимое поле, контролировать и анализировать параметры ситуации.

6. Профессиональное становление в направлении гештальт-психотерапии стимулирует развитие чувствительности и гибкости реагирования на стимулы поля, на изменение контекста живого терапевтического контакта; развитие феноменологического видения и способности к саморегуляции, самооосознаванию терапевта; способствует все большей автономии личности обучающегося. Профессиональная зрелость сопровождается и зрелостью интеллектуальных структур и механизмов регуляции познавательной деятельности. Достижение определенного уровня профессионального развития является фактором изменений в когнитивно-стилевой организации ментального опыта у психологов-консультантов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Артамонова, Юлия Геннадьевна, Москва

1. Абакумова КВ., Ермаков П.Н. О становлении толерантной личности в поликультурном образовании // Вопросы психологии. 2003. № 2. С.78-82.

2. Абакумова КВ., Шкуратова К.П. Когнитивный стиль студента как фактор успешности его обучения // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колги. Таллинн, 1986.-С.120-122.

3. Абулъханова-Славская К. А. Мировоззренческий смысл и научное значение категории субъекта // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. М., 1997. - С. 56-74.

4. Азаров В.Н. Стиль действования: импульсивность управляемость // Вопросы психологии. 1982. №3. С. 121-127.

5. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1974.

6. Алешина Е.С., Дейнека О.С. Соотнесение когнитивного стиля с индивидуальным стилем на основе анализа ориентировочных и исполнительных компонентов // Когнитивные стили: Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колги. Таллинн, 1986. С. 65-67.

7. Аминов Н.А. Когнитивные стили и их психофизиологическая обусловленность // Экспериментальные исследования по проблемам общей и социальной психологии и дифференциальной психофизиологии. -М., 1979.

8. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: Изд-во ЛГУ, 1968.

9. Анцыферова Л.К. О динамическом подходе к психологическому изучению личности. // Психол. журн. 1980. № 2. С.52-60.

10. Анцыферова Л.К. Личность с позиций динамического подхода // Психология личности в социалистическом обществе (Личность и ее жизненный путь) / Под ред. Б.Ф. Ломова, К.А. Абульхановой-Славской. -М.: Наука, 1990. С.7-17.

11. Асмолов А.Г. Когнитивный стиль личности как средство разрешения проблемно-конфликтных ситуаций // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колга. Таллинн: Таллиннский педагогический институт им. Э. Вильде, 1986. - С. 21-23.

12. Бадоев Т.Л. Профессионализация как фактор, предопределяющий динамику системы мотивов трудовой деятельности. // Проблемы инженерной психологии. Вып. 3. 4.1. Л., 1984.

13. Барабанщиков В.А. Онтологическое основание перцептивного процесса // Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В. Брушлинского. М: PerSe, 2002. С. 182-217.

14. Байметов А. К. Некоторые особенности ин див иду ал ь 11 о го стиля в учебной деятельности старшеклассников. Автореф. канд. дисс., М., 1982.

15. Бачманова Н.В., Стафурина Н.А. К вопросу о профессиональных способностях психолога // Современная психология педагогические проблемы высшей школы. Вып. 5. - Л., 1985,- С. 72-77.

16. Безносое С.П. Особенности оценочного стиля личности. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. психол. наук. Л.: ЛГУ, 1982.

17. Белый Б.И. Тест Роршаха. Практика и теория / Под ред. Л.Н. Собчик. -СПб.: Дорваль, 1992. 200 с.

18. Берулава Г.А. Тест для диагностики когнитивного стиля «дифферен-циальность интегральность». - Бийск: НИЦ БиГПИ, 1995.

19. Беспалъко И.Г. Статистические и клинико-диагностические аспекты категории локализации в методе Роршаха // Тр. Ленингр. науч.-исслед. психоневрол. ин-таим. В.М. Бехтерева. 1978. Т. 87. С. 104-113, 145-152.

20. Бирюков С.Д. Психогенетическое исследование пластичности как черты темперамента человека // Психологический журнал. 1992. № 5.

21. Бодров В.А. Психологические исследования проблемы профессионализации личности // Психологические исследования проблемы формирования личности профессионала / Под ред. В.А. Бодрова. М.: Изд-во Института психологии АН СССР, 1991.

22. Бодров В.А., Обозное А.А. Система психической регуляции стрессоустойчивости человека-оператора. // Психологический журнал. 2000. № 4. C.32-4Q.

23. Бодалев А.А. Вершина в развитии человека: характеристики и условия достижения. М., 1998. - С.24-30.

24. Бороздина Л.В. Исследование уровня притязаний. М., 1986. - 102 с.

25. Брушлинский А.В. Проблема психологии субъекта. М.: ИП РАН, 1994.

26. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.Воронеж, 1996.

27. Бубер М. Проблема человека // Два образа веры. М.: Республика, 1995.

28. Булюбаш ИД. Основы супервизии в гештальт-терапии. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. - 223 с.

29. Булюбаш ИД. Руководство по гештальт-терапии. М.: Изд-во Института психотерапии, 2004. - 768 с.

30. Бурменская Г. В. О связи динамического и содержательного аспектов познавательного развития дошкольников // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под. ред. В.Колги. Таллинн, 1986. -С. 82-86.

31. Бъюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. -СПб.: Питер, 2001. 304 с.

32. Василюк Ф.Е. От психологической практики к психотехнической теории // Московский психотерапевтический журнал. 1992. № 1.

33. Василюк Ф.Е. Уровни построения переживания и методы психологической помощи // Вопросы психологии. 1988. №5. С. 15-24.

34. Верняева Т.А. Профессионально-личностный портрет психолога. Дисс. канд. психол. наук. СПб., 1997. - С. 32.

35. ВолковГ.Н. Три лика культуры. М.: «Молодая гвардия», 1986. - С. 14.

36. Володарская И.А., Лизунова Н.М. Система подготовки психологов в США//Вестник МГУ. Сер. 14. 1989. № 3. с. 50-62; 1990. № 1. С. 36-39.

37. Вяткин Б.А. Стиль активности как фактор развития интегральной индивидуальности // Интегральное исследование индивидуальности: Стиль деятельности и общения / Под ред. Б.А. Вяткина. Пермь: Изд-во ПГУ, 1992. С. 36-55.

38. Гельфман ЭТ., Холодная М.А., Демидова JI.H. Психологическая основа конструирования учебной информации (проблема интеллектоёмких технологий преподавания) // Психологический журнал. 1993. Т. 14. №6. С. 35-45.

39. Гингер С., Гингер А. Гештальт-терапия контакта. СПб., 1999.

40. Гингер С. Гештальт: искусство контакта. Новый оптимистический подход к человеческим отношениям. М.: ПЕР СЭ, 2002. 320 с.

41. Голубева Э.А. Индивидуальные особенности памяти человека. М., 1980.

42. Горбатов Д. С. Практикум по психологическому исследованию. Самара: Издательский Дом «Бахрах-М», 2000. - 248 с.

43. Григоренко Е.Л., Лабуда М.С. Моделирование с помощью LISREL: генетическая и средовая компоненты межиндивидуальной вариативности по признаку зависимости независимости от поля // Вопросы психологии. 1996. №2. С. 33-42.

44. Григоренко Е.Л., Стернберг Р. Стили мышления в школе. // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1997. № 2. С. 33-42.

45. Грынсон Р. Практика и техника психоанализа. Новочеркасск, 1994.

46. Гулина М.А. Проявление характеристик внимания в индивидуальном стиле деятельности при различных свойствах темперамента: Автореферат дисс. канд. психол. наук. JL, 1987.

47. Гулина М.А. Теоретические и методологические основы индивидуального психологического консультирования: Дисс. доктора псих. наук. Спб., 1998.

48. Гулина М.А. Терапевтическая и консультативная психология. СПб.: Речь, 2001.-348 с.

49. Гуревич КМ. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы человека. М., 1970.

50. Дорфман Л.Я. Индивидуальный эмоциональный стиль // Вопросы психологии. 1989. №5. С.88-95.

51. Дорфман Л.Я. Метаиндивидуальный мир. М: Изд-во «Смысл», 1993. -455с.

52. Дружинин А. Е. Когнитивный стиль с точки зрения дилетанта (поленезависимость и обучение) // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / под. ред. В. Колги. Таллинн, 1986. - С. 28-31.

53. Дубровина И.В. Психология. М.: Academia, 2004.

54. Дунчев В.Н., Палей И.М. Когнитивный стиль и дивергентное мышление // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под ред.

55. B. Колги. Таллинн, 1986. - С. 86-91.

56. Док В.А. Компьютерная психодиагностика. СПб.: Изд-во Братство, 1994. 364 с.

57. Егорова М.С. Природа межиндивидуальной вариативности показателей когнитивного стиля: Автореферат дисс. канд. психол. наук. М., 1983.1. C. 19.

58. Егорова М.С. Проблема зависимости независимости от поля и возможность ее исследования в генетике поведения // Вопросы психологии. 1989. № 4.

59. Егорова М.С., Зырянова И.М. Влияние генотипа на соотношение показателей интеллекта и когнитивного стиля // Генетика. 1997. С.110-115.

60. Забродин ЮМ. Профессиональное становление: от профобразования — к профессиональной карьере / Профессиональное самоопределение учащихся, их трудоустройство и социальная защита. Омск, 1993.

61. Заракоеский Г.М., Медведев В.И. Психолого-физиологическое содержание деятельности оператора // Инженерная психология: Теория, методология, практическое применение. М.: Наука, 1977. С. 101—119.

62. Злобина Е.Г. Теоретико-методологические предпосылки исследования стиля жизни личности // Стиль жизни личности. Киев: Наукова думка, 1982.-С. 16-22.

63. Иванов П.Н. Влияние психологической дифференциации на процесс понимания и общения // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колга. Таллинн: Таллиннский педагогический институт им. Э. Вильде, 1986. - С. 152-156.

64. Иванова Е.А., Яковлев А.Л. Заметки о цикле контакта // Координаты «Я» «здесь и теперь». Альманах СпбИГ. - СПб., 1996.

65. Изард Л.Э. Психология эмоций. СПб.: Питер, 1999.

66. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология. СПб.: Питер, 2001. 464 с.

67. Йонтеф Г. Гештальт-терапия: введение // Гештальт 2001. Сб. материалов Московского гештальт-института. М., 2001. - С. 15-24.

68. Калитиевская Е.Р. Супервидение. О профессиональном самосознании терапевта // Гештал ьт-9 6. М: Московский гештальт-институт, 1997. С.63-70.

69. Каптерев А.И. Модель управления профессионализацией // Советская педагогика. 1990. № 3.1. 71. Ким A.M. Понимание как общепсихологическая проблема. Автореф.дис.на соиск. уч.степ. д-ра психол. наук. Алматы: Изд-во «Казан, университет», 2002.

70. Климов Е.А. ИСД в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань, 1969.

71. Климов Е.А. Психолого-педагогические проблемы профессиональной консультации. / Сер. Педагогика и психология. М., 1983. №2. С.58 —61.

72. Климов Е.А. Психологическое содержание труда и вопросы воспитания. М.: Знание, 1986.

73. Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения. Ростов -на-Дону: Феникс, 1996.

74. Когнитивная психология. / Под ред. В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. -М.: ПЕР СЭ, 2002.-480 с.

75. Когнитивные стили: Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колга. Таллинн: Таллиннский педагогический институт им. Э. Вильде, 1986.-252 с.

76. Колга В.А. Дифференциально-психологическое исследование когнитивного стиля и обучаемости. Автореф. дис. канд. психол. наук. -Л.: ЛГУ, 1976.-43 с.

77. Кондаков И.М., Сухарев А.В. Методологическое обоснование зарубежных теорий профессионального развития // Вопросы психологии. 1989. №5. С. 158—164.

78. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности.-М.: Наука, 1980.

79. Коротаев А.А., Тамбовг^ева Т.С. Исследование индивидуального стиля педагогического общения // Вопросы психологии. 1990. №2. С. 62-69.

80. Корнилова Т.В., Парам ей Г. В. Подходы к изучению когнитивных стилей: двадцать лет спустя // Вопросы психологии. 1989. №6. С. 140- 147.

81. Корнилова Т.В., Скотникова ИТ., Чудина Т.В., Шуранова О.И. Когнитивный стиль и факторы принятия решения в ситуации неопределенности // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / под. ред. В. Колги. Таллинн, 1986. - С. 99-103.

82. Кочарян А.С. Преодоление эмоционально трудных ситуаций общения в зависимости от сложности социальной перцепции. Автореф. дис.канд. психол. наук. Л.: ЛГУ, 1986.

83. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования и групповой психотерапии. 2-е изд-е. -М.: Академический проект, ОППЛ, 2003.-464 с.

84. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999.

85. Кудрявцев Т.В., Шегуров В.Ю. Психологический анализ динамики профессионального самоопределения личности // Вопросы психологии. 1983. № 2. С. 51—60.

86. Кудрявцев Т.В., Сухарев А.В. Влияние характерологических особенностей личности на динамику профессионального самоопределения // Вопросы психологии. 1985. № 1. С. 86-93.

87. Кудрявцев Т.В. Психология профессионального обучения и воспитания. -М.: МЭИ, 1985.

88. Кузнецов И.Ю. Психологические особенности профессионального самоопределения личности в разнотипных профессиях. Дисс. канд. психол. наук. М.: МГУ, 2000.

89. Курочкнн И.И Экспериментальное исследование роли некоторых когнитивных стилей в деятельности врачей-рентгенологов // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колги. Таллинн, 1986. - С. 167-170.

90. Лебедева И., Иванова Е. Путешествие в гештальт: теория и практика. -СПб.: Речь, 2004.- 506 с.

91. Левин К Теория поля в социальных науках. СПб.: Речь, 2000.

92. Лейтес Н.С. Умственные способности и возраст. М., 1971.

93. Леонтьев Д.А. К проблеме детерминации индивидуально-стилевых особенностей // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колга. Таллинн: Таллиннский педагогический институт им. Э. Вильде, 1986. - С. 42-46.

94. Либин А.В. Единая концепция стиля человека: метафора или реальность? // Стиль человека: психологический анализ / Под ред. А.В. Либина. М.: Смысл, 1998. - С. 109-124.

95. Либина Е.В. Изучение стилей совладания с жизнеными кризисами и сложными ситуациями // Мир индивидуальности. Смоленск: Изд-во СГУ, 1996.

96. Либих С.С. Психотерапия и медицинская психология. // Руководство по психотерапии / Под ред. В.Е. Рожнова. Ташкент: Изд-во Медицина УзССР, 1979. - С. 55- 70.

97. Ливер Б.Л. Обучение всего класса. М.: Новая школа, 1995.

98. Ломов Б.Ф. О системном подходе в инженерной психологии // Вопросы психологии. 1975. № 2. С. 31- 45.

99. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984.

100. Ломов Б.Ф. Системный подход и система детерминизма в психологии // Психол. журн. 1989. № 4.С. 19 -33.

101. Ломов Б.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения // Принцип системности в психологических исследованиях. / Ред. Завалишина Д.Н., Барабанщиков В.А. М.: Наука, 1990.

102. Ломов Б. Ф. Системность в психологии. Избранные психологические труды. Москва Воронеж, 1996.

103. Лопуъиинская НА. Современные направления психотерапии и их клиническое применение // Мир психологии, 1996. № 3 (8). С. 157.

104. Маркова А.К. Профессионализация и социализация // А.К. Маркова. Психология профессионализма. М., 1996. - С. 62-67.

105. Маркова А.К. Психология профессионализма. -М., 1996. С. 63-64.

106. Мерлин B.C. Очерки интегрального исследования индивидуальности. -М., 1986.

107. Методы психологического исследования: проблемы и поиски путей реализации / Под ред. В.А. Барабанщикова и др. М.: Изд-во ИП РАН, 1986.

108. НО. Михайлов И.В. Проблема профессиональной зрелости в трудах Д.Е. Сьюпера // Вопросы психологии. 1975. № 5.

109. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. М.: Наука, 1998.

110. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М., 2001.

111. Наранхо К. Гештальт терапия. - Воронеж, 1995.

112. Небылъщын В.В. Основные свойства нервной системы. М., 1966.

113. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб.: Питер, 2002. - 464 с.

114. Немое Р.С. Основы психологического консультирования. М.: ВЛАДОС, 1999.

115. Обозов Н.Н. Психологическое консультирование. СПб., 1993. - 50 с.

116. Орлов А.Б. Психологическое консультирование и психотерапия: триалогический подход // Вопросы психологии. 2002. № 3. С. 19.

117. Основы психологической концепции профессионализации. Курск, 1991.- 130 с.

118. Палей И.М., Магун B.C. Психологические характеристики личности и предпосылки ее социальных потенциалов // Социальная психология. Л., 1978.-С. 90-105.

119. Налей А.И. Модальностная структура эмоциональности и когнитивный стиль // Вопросы психологии. 1982. № 1. С. 118-126.

120. Перлз Ф. Гештальт-семинары. М.: Институт общегуманитарных исследований, 1998. - 326 с.

121. Перлз Ф., Гудмен П. Теория гештальт-терапии. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001.

122. Перлз Ф., Хефферлин Р., Гудмен П. Опыты психологии самопознания. -М.: Гиль- Эстель, 1993.

123. Поваренков Ю.П. Психологический анализ процесса профессионализации. Понятие «цель профессионализации». // Способности и деятельность. Ярославль, 1989.

124. Поваренков Ю.П. Психология профессионального становления личности // Основы психологической концепции профессионализации. Курск, 1991.

125. Поваренков Ю.П. Психологические основы целостного подхода к процессу профессионализации личности // Психологические исследования проблемы формирования личности профессионала / Под ред. В.А. Бодрова. М.: Институт психологии АН СССР, 1991.С. 7—82.

126. Поваренков Ю.П. Профессиональное становление личности: Дисс. докт. психол. наук. М., 1999.

127. Подмарков В.Г. Человек в мире профессий // Вопросы философии. 1972. № 8. С. 58.

128. Польстер И. , Польстер М. Интегрированная гештальт-терапия. М: Независимая фирма «Класс», 1997.

129. Похииъко В.И. и др. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности // Вопросы психологии. 1984. № 3. С. 151-158.

130. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии / В.Д. Балин, В.К. Гайда, В.К. Гербачевский и др. / Под общей ред. А.А. Крылова, С.А. Маничева. СПб.: Изд-во Питер, 2000.- 560 с.

131. Протасова И.Н. Влияние типологических особенностей личности на формирование когнитивного стиля «аналитичность-синтетичность». Дисс. канд. псих. наук. Новосибирск: НГПУ, 1998.

132. Психологическая диагностика / Под ред. К.М. Гуревича, Е.М. Борисовой. М.: Изд-во УРАО, 1997. - 304 с.

133. Психологические закономерности профессионализации. / Под ред. Н.11. Анисимовой. — Ярославль, 1991.

134. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д.Карвасарского. -СПб.- М.- Харьков- Минск: Изд-во Питер, 1998. 743 с.

135. Ратанова Т.А. Психофизиологические основы индивидуальности. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 1999. - 128 с.

136. Рыэрдон Б.Э. Толерантность дорога к миру. - М.: Бонфи, 2001.

137. Роджерс К. Клиент-центрированная терапия. М., 1997.

138. Рудестам К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика. М.: Прогресс, 1993. - 368 с.

139. Руководство по психотерапии (изд-е 3-е) / Под ред. В.Е. Рожнова. М.: Медицина, 1985. - 720 с.

140. Русалов В.М., Паралис С.Э. Темперамент и своеобразие когнитивной сферы личности // Психологический журнал. 1991. Т.12. №5. С. 118-122.

141. Самарин Ю.А. Стиль умственной работы старшеклассников. М.: Изд-во АПН, 1948. Вып. 17.

142. Сандомирский М. Белогородский Л., Еникеев Д. Периодизация психического развития с точки зрения онтогенеза функциональной ассиметрии головного мозга. http:// psycology. net. га/articles/ 0020123211107.html

143. Селиванов В.В. Взаимосвязь когнитивного стиля и процессуальных характеристик мышления: Дисс. канд. псих. наук. М.: Институт психологии РАН, 1988.

144. Селиванов В.В. Мышление как личностный процесс. Смоленск: Изд-во СГУ, 1995.

145. Селиванов В.В. Мышление и личность. Смоленск: Изд-во СГУ, 1998.

146. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. -СПб.: Социально-психологический центр, 1996 350 с.

147. Сидоренко Е.В., Хрящева Н.Ю. Тренинг в практической подготовке психологов // Актуальные проблемы психологической теории и практики / Под ред. А.А. Крылова. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1995. - С. 99-106.

148. Соколова ЕЛ. Проективные методы исследования личности. М., 1980. -176 с.151 .Соколова Е.Т. Психотерапия. Теория и практика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Академия, 2002. - 366 с.

149. Соловьев А.В. Исследование познавательных стилей в американской психологии // Зарубежные исследования по психологии познания. М., 1977.-С. 235-255.

150. Сочивко Д.В. Метод измерения индивидуального стиля познавательной деятельности II Методы психологического исследования: проблемы и поиски путей реализации / Под ред. В.А. Барабанщикова и др. М.: Изд-во ИП РАН, 1986.

151. Стеценко С.А. О стилях психической деятельности дошкольников // Психологические проблемы индивидуальности. Вып. 1. М., 1983. - С. 58-59.

152. Суслов В.Я. Труд в условиях развитого социализма. Л., 1978. - С.70

153. Тарасов В.И. Немного о ггштальт-терапии. Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000. - 64 с.

154. Теплое Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М,, 1961.

155. Тихомирова И.В. Стилевые и продуктивные характеристики способностей: типологический подход // Вопросы психологии. 1988. №3. С. 106-115.

156. Толочек В.А. Стили деятельности: модель стилей с изменчивыми условиями деятельности. М., 1992. - 77 с.

157. Турчинов А.И. Профессионализация и кадровая политика: проблемы развития теории и практики. М: Московский психолого-социальный институт, Флинта, 1998. - 272 с.

158. Урсано Р., Зонненберг С., Лазар С. Психодинамическая психотерапия. -М., 1992.

159. Хамитова И.Ю. Развитие профессиональной идентичности консультанта. // Журнал практической психологии и психоанализа. 2000. № 1.

160. Харламенкова Н.Е. Влияние когнитивного стиля и социальных установок личности на особенности целеполагания. Дисс. канд. психол. наук. М.: Институт психологии РАН, 1993.

161. Холодная М.А., Кочарян А. С. Когнитивный стиль: когнитивное пространство индивидуального интеллекта // Психологические проблемы индивидуальности. Вып. 3. JL- М., 1985. С. 157-162.

162. Холодная М.А. О соотношении стилевых и продуктивных аспектов интеллектуальной деятельности // Когнитивные стили: Тезисы научно-практического семинара / Под ред. В. Колга. Таллинн: Таллиннский педагогический институт им. Э. Вильде, 1986. - С. 59-64.

163. Холодная М.А. Структурная организация индивидуального интеллекта. Диссертация на соиск. уч. степ, доктора психол. наук. М.: МГУ, 1990.

164. Холодная М.А, Манъковский Н.Б., Бачинская Н.Ю., Лозовская Е.А., Демченко В.Н. Своеобразие уровневых, структурных и стилевых характеристик интеллекта в пожилом возрасте // Психология зрелости и старения. 1998. №2. С. 5-13.

165. Холодная М.А. Феномен «расщепления» полюсов когнитивных стилей // Интеллект и творчество. Под ред. А.Н.Воронина. М.: Изд-во Ин-та психологии РАН, 1999.

166. Холодная М.А. Когнитивный стиль как квадриполярное измерение // Психологический журнал. 2000. Т.21. №4. С.46-56.

167. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. 2-е изд., перераб. и допол. СПб: Питер, 2002.

168. Холодная М.А. Когнитивные стили: О природе индивидуального ума. -М.: ПЕР СЭ, 2002.-304 с.

169. Чуприкова Н.И., Ратанова Т.А. Связь показателей интеллекта и когнитивной дифференцированности у младших школьников // Вопросы психологии. 1995. №3. С. 104-113.

170. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М.: Наука, 1982.

171. Шадриков В.Д., Дружинин В.Н. Формирование подсистемы профессионально важных качеств в процессе профессионализации / Проблемы индустриальной психологии.-Ярославль: ЯрГУ, 1979. С.3-18.

172. Шадриков В.Д., Дружинин В.Н. Системный подход к измерению способностей // Диагностика профессиональных и познавательных способностей. М.: АН СССР, 1988. - С. 5—27.

173. Шкуратова И.П. Исследование особенностей общения в связи с когнитивным стилем личности. Дисс . канд. психол. наук. Л., 1983. -194 с.

174. Шкуратова И.П. Когнитивный стиль и общение. Ростов-на-Дону: Изд-во РПУ, 1994.

175. Q. Шкуратова И.П. Исследование стиля в психологии: оппозиция или консолидация. Комментарии // Стиль человека: психологический анализ / Под ред. А.В. Либина. -М.: Смысл, 1998. С. 13-33; 125-162.

176. Шмелев А.Г., Кондратьева А. С. Психосемантичекий анализ стилей межличностного восприятия в семье // Семья и формирование личности / Под ред. А.А.Бодалева. М: Изд-во МГУ, 1981. - С. 12-24.

177. Шнейдер Л.Д. Профессиональная идентичность: структура, генезис и условия становления. Автореферат дисс. доктора психол. наук. М., 2001.- 42 с.

178. Шрейдер Р. В. Уровень профессионализации как фактор, определяющий структуру профессионально важных качеств. // Проблемы системогенеза деятельности. Ярославль, 1960. - С. 56-57.

179. Южанинова A.JI. Типы затруднений в общении у лиц с низким уровнем когнитивной сложности // Психологические трудности общения: Диагностика и коррекция. Ростов-на-Дону, 1990. - С.21-23.

180. Ялом И. Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы / Пер. с англ. А.Б. Фенько. М.: Класс, 2004. - 288 с.

181. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия / Пер. с англ. Т.С. Драбкиной. М.: Класс, 1999. - 576 с.

182. ЯничевП.И., Богданова О.В. Некоторые особенности дезинтеграции вербально-образных структур // Когнитивные стили. Тезисы научно-практич. семинара. Таллинн, 1986. - С. 115-119.

183. Adler A. Understanding Human Nature. N.Y., 1927.

184. Adejumo D., Effect of cognitive styles on strategies for comprechension of prose // Perc. and motor Skills. 1983.V. 56. P. 859-863.

185. Allport G. W. Personality: A Psychological Interpretation. N.Y., 1937.

186. Ausitbel D.R. Educational psychology: A cognitive review. N.Y., Chicago, 1968.

187. Balint M. The Doctor, His Patient and the Illness. N.Y.: International University Press, 1957.

188. Bandura A. Social Learning Theory. Englwood Cliff, N.J.: Prentice-Hall, 1977.357 р.

189. Bastine R. Konfrontation als Strategie Therapeutischen Handels / Hrsg.L.H. Eckensbergeg: Bericht uber 31 Kongress., 1978. B.2.

190. Borkowski J.C., Peck V.A., Reid M.K. Impulsivity and strategy transfer: Metamemory as mediator // Chill. Development. 1982. V. 54(2). P. 459-473.

191. BIock J., BIock J.H., Harrington P. Some misgivings about the Matching Familiar Figures Test as measure of reflect ion-impu 1 sivity // Devel. Pschology. 1974. V. 10(5). P. 611-632.

192. Broverman D. M. Dimensions of cognitive styles // J. of Personslity. 1960. V. 28 (2). P.167-185.198 .Bugental J.F.T. Art of the Psychotherapist. N.Y., 1987.

193. Brammer L.M The Helping Relationships. Englewood Cliffs, N.J.: Prentice-Hall, 1973.374 р.

194. Brammer L.M., Shostrom E.L. Therapeutic Psychology. 2nd Ed. N.J. : Prentice-Hall, 1968. 486 p.

195. Beck A.T., Sctaffel F. Cognitive therapy and emotional disorders. N.Y.: International University Press. 1976.

196. Bernard J. M, Goodyear R.K. Fundamentals of clinical supervision (2nd Ed.) Needham Heights, MA: Allyn & Bakon, 1998.

197. CCETSW, Requirements and Regulations for the Diplom in Social Work. London, 1989. 68 p.

198. Clauss G.Zm Psychologie kognitiver stile. // Zur psychologische Personlichkeitforshung. Berlin, 1978. S. 122-137.

199. Cox M. Structuring the Therapeutic Process: Compromise with Chaos. London: Jessica Ringsley Publishers, 1988.20в.Crosier W.R. Individual Learners: personality differences in education. London, Rutledge, 1997.

200. Davis J.K., Frank B.N. Lerning and memory of field independent -dependent individuals // J. Exper. Research in Personality. 1979. V.13. P. 469479.

201. Egan G. The Skilled Helper. Monterey, CA: Brooks & Cole, 1975. 265 p.

202. Gardner R. W., Holzman P.S., Klein G.S., Linton H.В., Spense D.P. Cognitive control. A study of individual consistencies in cognitive behavior. Psychological Issues. Monograph 4. Vol. 1. N.Y. 1959.

203. Gardner R.W. Personality organization in cognitive controls and intellectual abilities / R.W. Gardner, D.N. Jacson, S J. Messick / Psychological Issues. V. 11 (4). 1960.

204. George R.L., Cristiani T.S. Counseling: Theories and Strategies in Counseling and Psychotherapy. 2nd Ed. Englewood Cliff. N.J.: Prentice-Hall, 1990.

205. Gibbs J.C. et. al. Relations between moral judgment, moral courage and field independence // Child development. 1986. V. 57 (1).P. 185-193.

206. Globerson Т. Mental capacity, mental effort and cognitive style // Devel. Review. 1983. V.3.P. 292-302.

207. Goldsmith R.E., Nugent N. Innovativeness ahd cognitive complexity: A second look // Psychological Reports. 1984. V. 55(2). P. 431-438.

208. Gormly A.V., Brodzinsky D.M. Lifespan human development. Ilarcouit Brace Jovanovich College Publishers. Fort Worth, 1995.

209. Hall V.C., Russell W.J. Multitrait-Multimethod analysis of conceptual tempo // J. of Educat. Psychology. 1974. V. 66 (6). P. 932-939. 1974

210. Harvey O.J., Hunt D.E., Schroder H.M. Conceptual system and personality organization. N.Y., 1961

211. Herbert M. Psychology for Social Workers. London: BRS in association with Routledge, 1988. 354 p.

212. Honey P., MumfordA. Using your learning styles. Maidenhead: Honey, 1986.

213. Hooper F.H.,, Hoope J.O., Colbert K.K. Personality and memory correlates of intellectual functioning: Young adulthood to old age. Basel, N.Y., 1984.

214. IveyA. Microcounselling: Innovation in Interviewing training. Springfield, 111: Thomas, 1971.385 р.

215. Jackins H. The Human Side of Human Beings. Seattle, 1965. 68 p.

216. Kagan N. et al. Studies in Human Interactioners: Interpersonal process recall stimulated by videotape. East Lansing, Mich.: Michigan State University Press, 1967. 114 p.

217. Kepner M.D. , Neimark E.D. Test-retest reliability and differential patterns of score chance on the Group Embedded Figures Test // J. of Personality and Soc. Psychology. 1984. V. 46 (6). P. 1405-1413.

218. Klein G.S., Gardner R.W., Schlesinger H. Tolerance for unrealistic experiences: A study of the generality of cognitive behavior // Brit. J. of Psychology. 1962. V/ 52 (1)/ P. 41-55.

219. Kolb D.A. Experimental learning: experience as a source of learning and development. Englewood Cliff, N.Y.: Prentice-Hall, 1984.

220. Larsen W. W. The relationship of reflection- impulsivity to intelligence and field dependence in older adults // J. of Personality.1982. V.3. P. 31-34.

221. Laurence M. V., Arrowood A.J. Classification style differences in the elderly // Aging and cognitive processes. 1982. V.8. P. 213-220.231 .Lemme B.H. Development in adulthood. Boston: Allyn and Bacon, 1995.

222. Lewis H. Shame and guilt in neurosis. N.Y. International Universities Press, 1971.

223. Linn M.C., Kyllonen P. The field dependence independence construct: Some, one or none//J. ofeducat. Psychology. 1981. V. 73(2). P. 261-273.

224. Masquelier G. Gestalt Therapy: Living Creatively Today. Paris, 2002.

225. McKenna F.R. Measures of field dependence : cognitive style or cognitive ability ? // J. of Person. And Soc. Psychology. 1984. V. 47.P. 593-603.

226. McLeod C.M., Jackson R.A., Palmer J. On the relation between spatial ability and field dependence//Intelligence. 1986.V.10. P. 141-151.

227. Nosal Ch. S. Psychologiczne modele umyslu. Warszawa: Panstwowe Wydawnictwo Naukovwe, 1990.

228. Nickel H. et al. Conceptual styles and concept formation in childhood: Preferences and competences // Germ. J. Psychol. 1985. V. 9. №3. P. 255-267.

229. Polito M. How Gestalt Theory can facilitate teaching and learning processes. 1997 / http// www. enabling. Org/ia/gestalt/polito/htm.

230. Perls F.S., Hefferline R.} Goodman P. Gestalt Therapy. N.Y.: Julian Press, 1951.

231. Rayne S.K., Beatty M.J. Innovativeness and cognitive complexity // Psychol. Repots. 1982. V. 51 (1). P. 85-86.

232. Riding R.J. On the nature of cognitive etyle // Educat. Psychology. 1997. V 17 (1 and 2). P. 29-49.

233. Riding R.J., Cheema I. Cognitive style an overview and integration 11 Educal. Psychology. 1991. V 11. P. 193-215.

234. Rozestraten R.J., Pottier A. Educational levels and field-dependent / independent perceptual style// Bull. Psychonom. Soc. 1988.V.26. p.212-213.

235. Rybash J. W., Roodin P.A., Santrock J. W. Adult development and aging / 2nd ed. Wrn.C. Brown Publishers, 1985;

236. Sigelman C.K., Shaffer D.R. Life-span human development / 2nd ed. — Grove, California: Brooks/ Cole Publishing Company Pacific, 1989.

237. Silverman A.J. at al. Some relationships between handedness and perception //J. of Psychosomatic Research. 1966. V.10.P. 151-158.

238. Spanguolo L. Training in Gestalt Therapy, http: // www. hipernet. ufsc. г/forums/gestalt/documents/textos/margue .htm.

239. Super D.E. Theory of Vocation development // Journal American Psychologist. 1953.V. 8. №5.

240. Super D.E. The psychology of careers. N-J.: Harper and Brothers, 1997.

241. Stoltenberg C., Dehvorth U. Supervising counselors and therapists. San-Francisko: Jossey-Bass, 1987.

242. Stasz C., Shavelson R., Cox D. Field independence and structuring of knowledge in social studies minicourse // J. of Educat. Psychology. 1976. V. 68. P. 50-558.

243. Truax С. & Carkhuff R. Towards Effective Counselling and Psychotherapy: Training and Practice. Chicago: Aldine, 1967. 357 p.

244. Vernon P.E. The distinctiveness of field independence // J. of Personality. 1972. V. 40. P. 366-391.

245. Wachtel P. Field- dependence and psychological differentiation: A reexamination // Pers. And Motor Skills. 1972. V. 35. P. 179-189.

246. Wardell D.M., Royce J.R. Toward a multi-factor theory of styles and their relationship to cognition and affect // J. of Personality. 1978. V. 46 (3). P. 474505.

247. Widiger T.A., Knudson R.M., Roves L.G. Convergent and discriminant validity of measures of cognitive styles and abilities // J. of Personality and Soc. Psychology. 1980. V. 39. P. 116-129.

248. Witkin H.A., Asch S.E. Studies in space orientation: IV. Further experiments on perception of the upright with displace visual fields // J. of Exper. Psychology. 1948. V. 38. P. 762-782.

249. Witkin H.A. Individual differences in ease of perception of embedded figures // J.of Personality. 1950. V. 19. P.l-15.

250. Witkin H.A., Oltman P.I .Cognitive style // Internal. J. of Neurology. 1967. V.6. P. 119-137.

251. Witkin H.A., Oltman P.I., Raskin E., Karp S. A manual for the Embedded Figures Tests. Consulting Psychol. Press, Inc., 1971.

252. Witkin H.A.,Dyk R.B., Faterson H.F., Goodenough D.R., Karp S.A. Psychological differentiation. Potomak, 1974.

253. Witkin H.A., Goodenough D.R Field dependence and interpersonal behavior//Psychol. Bulletin. 1977. V. 84. P.661-689.

254. Witkin H.A., Goodenough D.R, Oltman P.l Psychological Differentiation: current status //1. of Soc. Psychology. 1979. V. 37 (7). P. 1127-1145.

255. Witkin H.A., Goodenough D.R. Cognitive styles: Essence and Origins. Field dependence and field independence. N.Y., 1982.

256. Wolpe J. The Practice of Behavior Therapy. Oxford: Pergamon Press, 1982.

257. Wolberg L. R. The Technique of Psychotherapy. N.Y.: Grune and Stratton, 1954.

258. Yalom. I.D. Existential Psychotherapy. N.Y.: "Basic Books", 1980.

259. Yando R.M., Kagan J. The effect of task complexity on reflection-impulsivity // Cognitive Psychology. 1970. V. 1. P. 192-200.

260. Программы обучения гештальт-терапии.

261. Как правило, такие обучающие программы по гештальт-терапии делятся на три основных уровня (ступени):1. введение в гештальт-терапию,2. теория и практика гештальт-терапии,3. совершенствование в гештальт-терапии.

262. Программы третьей ступени обычно ориентированы на формирование знаний и умений в области супервидения и преподавания гештальт-терапии.

263. Список ответов по методике Г. Роршаха, полученный на выборке 204 взрослых с указанием процента называющих их испытуемых (Беспалько И.Г., 1978).