Автореферат диссертации по теме "Специфика функциональных обобщений при решении орудийных задач"

На правах рукописи

КОРОВКИН Сергей Юрьевич

804605535

специфика функциональных обобщений при решении орудийных задач

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии.

автореферат

на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Ярославль - 2010

004605535

Работа выполнена на кафедре общей психологии ГОУ ВПО «Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова»

Научный руководитель: кандидат психологических наук, профессор

Корнилов Юрий Константинович

Официальные оппоненты: доктор педагогических наук, доцент

Симановский Андрей Эдгарович

кандидат психологических наук Васищев Андрей Анатольевич

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Смоленский государственный университет»

Защита состоится 30 июня 2010 г. в 14.00 часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ 212.307.07 при ГОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского» 150000, Ярославль, ул. Республиканская, 108.

Отзывы об автореферате присылать по адресу: 150000, Ярославль, ул. Республиканская, 108, ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, кафедра общей и социальной психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского».

Автореферат разослан «29» мая 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Огородникова Л.А.

Общая характеристика работы.

Актуальность проблемы. Актуальность проблемы функциональных обобщений для психологии мышления обусловлена целым рядом её особенностей. Выявление роли, механизмов и особенностей использования функциональных обобщений в мыслительном процессе актуально как в контексте развития теории мышления, так и в плане практического применения полученных знаний. Нехватка экспериментальных исследований механизмов мыслительного процесса порождает пробел в понимании природы одного из самых сложных когнитивных процессов. Понимание закономерностей организации функциональных обобщений и особенностей их использования в процессе решения проблем, связанных с преобразованием, позволит более полно и с более высокой экологической валидностью раскрыть общие закономерности организации процесса мышления.

Современная интеграция отечественной психологии мышления в международное сообщество повышает требования к качеству эмпирических и экспериментальных работ, что, в свою очередь, требует использование максимально обоснованных методов и методик, а также современных статистических методов обработки данных и способов экспериментального планирования.

Проблема обобщений в решении различного рода задач и проблем является одной из основных в психологии мышления (A.B. Брушлинский, В.В. Давыдов, A.M. Матюшкин, В.Н. Пушкин, C.JI. Рубинштейн, Б.М. Теплов, J. Bruner, D. Dörner, P.N. Johnson-Laird, A. Nguyen-Xuan, J. Piaget, P. Rabardel, E. Rosch, R.J. Sternberg, R.K. Wagner и др.). Большинство исследований посвящено проблеме соотношения структур опыта и мыслительного процесса. Положение о соответствии структурных и процессуальных характеристик обобщений в мыслительном процессе открывает возможности косвенного исследования процесса мышления через динамику обобщений.

Существует необходимость изучения функциональных обобщений в рамках процессуального подхода к изучению мышления, направленного на решение орудийных проблем. В частности, требуется описание проявления общих и специфических закономерностей мыслительного процесса в решении задач на преобразование, связанных с характером используемых субъектом обобщений. Понимание организации функциональных обобщений в контексте процесса мышления будет способствовать развитию представлений о сходных формах опыта. Таким образом, недостаточная разработка проблемы функциональных обобщений сказывается на развитии психологии мышления в целом. Необходимость решения данной проблемы обусловила выбор темы исследования, его цели и задач.

Цель исследования: Выявление ситуативных и метакогнитивных особенностей функциональных обобщений, а также их связей с формальными и содержательными характеристиками процесса решения орудийных задач.

Основные задачи:

1. Описать и проанализировать основные теоретические и методологические подходы к изучению функциональных обобщений и мыслительного процесса.

2. Разработать методический аппарат для исследования организации особенностей функциональных обобщений и особенностей мыслительного процесса.

3. Выявить ситуативные и метакогнитивные особенности организации функциональных обобщений субъекта решения орудийных задач.

4. Выявить и описать формальные и содержательные характеристики мышления при решении орудийных задач.

5. Установить связь функциональных обобщений с характеристиками мыслительного процесса при решении орудийных задач.

Объект исследования. Функциональные обобщения в мыслительном процессе при решении орудийных задач.

Предмет исследования. Особенности функциональных обобщений при решении орудийных задач, а также их связь с процессуальными и содержательными характеристиками мыслительного процесса.

Гипотезы исследования. Общая гипотеза исследования формулируется следующим образом: ситуативные и метакогнитивные особенности функциональных обобщений связаны с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач. Основная гипотеза конкретизируется в следующих частных гипотезах:

1. Метакогнитивные особенности функциональных обобщений (инструментальный опыт) связаны с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач.

2. Ситуативные особенности функциональных обобщений (актуальная модель ситуации) преобразования связаны с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач.

3. Тип психологической структуры орудийной задачи влияет на особенности актуальной модели ситуации преобразования.

Методологической основой исследования являются принципы субъектно-деятельностного подхода (К.А. Абульханова-Славская, A.B. Брушлинский, Б.Ф. Ломов, C.JI. Рубинштейн); теоретические положения психологии практического мышления (Д.Н. Завалишина, Ю.К. Корнилов, В.Н. Пушкин, Б.М. Теплов), принципы культурно-исторического подхода к изучению мышления (JI.C. Выготский, П. Тульвисте, М. Cole, P. Rabardel, S. Scribner), положения гештальт-психологии мышления (К. Duncker, W. Köhler, N.R.F. Maier, L. Székely, M. Wertheimer), принципы когнитивной психологии (Т.А. Ребеко, Е.А. Сергиенко,

B.Ф. Спиридонов, Д.В. Ушаков, М.А. Холодная, J. Bruner, D. Dörner, Y. Engeström, K.A. Ericsson, P.A. Frensch, J. Funke, J. Hoffmann, W. Hussy, P.N. Johnson-Laird, W. Kintsch, K. Nelson, A. Nguyen-Xuan, A. Newell, J. Pascual-Leone, J. Piaget, J.F. Richard, H. Simon, R.J. Sternberg, R.K. Wagner), методологические основания психосемантики (Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев, G.A. Kelly,

C.Е. Osgood).

Методы и методики исследования. Для достижения поставленных цели и задач, а также для проверки гипотез на разных этапах использовались следующие методы и методики.

Методы и методики эмпирического исследования функциональных обобщений: психосемантическое исследование когнитивной сложности

инструментального опыта с помощью метода «инструментальная репертуарная решетка» (модифицированная методика Дж. Келли); психосемантическое исследование ситуативной и инструментальной дифференцированное™ инструментального опыта, а также диапазона функциональной применимости с помощью психосемантической методики изучения инструментального опыта; изучение стилей мыслительного процесса с помощью опросника для диагностики практической направленности мышления Л.П. Урванцева и Н.В. Володиной; исследование взаимосвязей характеристик инструментального опыта и стилей мыслительного процесса.

Методы и методики экспериментального исследования особенностей процесса решения орудийных задач: экспериментальное исследование решения орудийных проблем с помощью методики решения орудийных задач методом «мышления вслух»; выделение типов психологической структуры задачи с помощью самоотчетов после выполнения экспериментальной процедуры; определение основных элементов актуальной модели ситуации и их частотный анализ, а также определение основных особенностей решения орудийных проблем и их количественно-качественный анализ с помощью методики контент-анализа протоколов «мышления вслух»; изучение структур актуальной модели при различных формах принятия задачи с использованием корреляционного и структурного анализа; сравнение структур актуальной модели при различных типах задач с помощью дисперсионного анализа и сравнения эмпирических распределений методом у?; исследование взаимосвязи функциональных обобщений различного уровня и особенностей решения орудийных проблем с помощью корреляционного анализа; определение основных переменных в мыслительном процессе, выделение основных его этапов с помощью эксплораторного факторного анализа категорий контент-анализа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Существуют связи метакогнитивных особенностей функциональных обобщений (инструментального опыта) с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач. Устойчивым коррелятом процессуально-содержательных характеристик решения орудийных задач является «диапазон функциональной применимости», который понимается как индивидуальная мера широты использования набора инструментов в совокупности ситуаций.

2. Существуют связи между ситуативными характеристиками функциональных обобщений с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач. Системообразующими элементами в структуре актуальной модели на микрогенетическом уровне анализа функциональных обобщений являются объект и действие. Ядром функциональных обобщений являются не объективные свойства объекта преобразования, а динамические субъективные характеристики способов и средств преобразования объекта.

3. Структура функциональных обобщений в процессе решения орудийных задач определяется психологической структурой задачи, которая может не совпадать с объективной структурой задачи. Различие психологических структур задач связано с актуализацией различных форм репрезентации (действенных и образных).

4. Методический прием решения орудийных задач методом «мышления вслух» с последующим контент-анализом протоколов может быть использован для изучения функциональных обобщений (актуальной модели ситуации) и характеристик решения.

Научная новизна работы определяется тем, что в ней предлагается ряд инноваций теоретического, методического, экспериментального, и статистического плана, которые позволят вскрыть некоторые новые особенности функциональных обобщений.

В методическом плане предлагаются новые методики сбора и обработки данных, а также модификации ранее известных методик, заточенные под цели данного исследования. В частности предлагается методика сбора количественной информации на основе анализа протоколов метода «мышления вслух». Модифицированы психосемантические методики для изучения динамических характеристик обобщений взаимодействия субъекта с объектом.

В экспериментальном плане предлагаются новые способы разворачивания мыслительного процесса через рассогласование в условии задачи целей и средств их достижения, что отражено в понятии орудийных задач.

В статистическом плане предлагаются модификации структурного анализа с целью повышения точности данных. В первую очередь, предлагается модифицированный способ расчета структурных весов элементов анализируемой структуры, основанный на учете как значимости, так и силы корреляционной связи.

В теоретическом плане предлагается модель описания функциональных обобщений на различных уровнях анализа - макрогенетическом и микрогенетическом. Показано наличие относительно небольшого числа связей между уровнями, указывающих на особую роль диапазона функциональной применимости в формировании актуальной модели ситуации. Проанализирована и описана структура актуальной модели как микрогенетического уровня функциональных обобщений, выделены ключевые характеристики - «ядро» обобщений, в которое входят не только свойства объекта преобразования, но и особенности взаимодействия с ним. Показано влияние психологической структуры задачи на актуализацию различных форм репрезентации функциональных обобщений. Выявлены этапы решения, соответствующие различным путям решения проблем и субпроблем - поиск способов и поиск средств преобразования. Описаны наиболее общие стратегии решения орудийных задач, проанализирована их роль в нахождении решения.

Теоретическая значимость состоит в разработке двух принципиальных положений, вносящих вклад в теоретические вопросы психология мышления. Во-первых, процесс мышления, обеспечивающий адекватность преобразования субъектом мира, что проявляется в регулятивной функции мышления, совершается в особой форме обобщений - в форме функциональных обобщений. Во-вторых, в обобщениях отражаются не только свойства объекта, но и особенности всех элементов ситуации (взаимодействующей системы).

Результаты исследования подтверждают теоретические положения субъектно-деятельностного подхода о комплексности и недизъюнктивности структуры обобщений, а также о специфически характерных особенностях обобщений в мышлении, рассматриваемом в его регулятивном аспекте. Данный

аспект может быть рассмотрен как значимый при анализе результатов с точки зрения когнитивной психологии.

Изучение природы функций, функциональных обобщений и их роли в мыслительном процессе позволяет сблизить точки зрения культурно-исторического подхода и гештальт-психологии мышления в понимании роли средств в решении задач и проблем. Термин «функция» рассматривается как на социально-культурном, так и на ситуативном уровне, в то же время функция может быть описана в качестве формальной характеристики опыта активного взаимодействия, которая может быть наполнена как ситуативным, так и внеситуативным содержанием, что может проявляться в решении инструментальных и орудийных задач.

Исследование средств и функций на макрогенетическом уровне осуществляется с использованием модифицированных психосемантических методов. Основным допущением является возможность изучения не оценок объекта, а характеристик взаимодействия с объектом. На основе исследования описаны и проанализированы характеристики инструментального опыта, такие как диапазон функциональной применимости, ситуативная и инструментальная дифференцированность и др.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что решение вопроса об организации функциональных обобщений и их роли в мыслительном процессе важно для решения ряда прикладных проблем, в частности, проблемы профессионального обучения, совершенствования профессионального мышления и опыта, а также формирования экспертное™.

Разработанный методический прием сбора и анализа информации протоколов «мышления вслух» в рамках данного исследования, может быть использован для прикладных задач с целью выявления структуры и уровня сформированности функциональных обобщений субъекта.

Результаты исследования могут быть применены при изучении природы ошибок субъекта профессиональной деятельности при работе со сложными технологическими средствами преобразования.

Результаты исследования и рекомендации, разработанные на основе исследования, внедряются в процесс обучения в рамках лекционных курсов «Введение в профессию» и «Индивидуальность человека», читаемых на факультете психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

Достоверность данных и обоснованность выводов обеспечена внутренней логичностью структуры работы, применением комплексного подхода к анализу проблемы, адекватностью методов эмпирического и экспериментального планирования, обоснованным использованием широкого спектра научных методов и психодиагностических методик, адекватных целям и задачам исследования, применением адекватных методов математической обработки данных, многосторонним анализом результатов исследования.

Эмпирическое исследование проводилось в течение 2006 - 2010 гг. На протяжении данного времени выполнялся теоретический и методологический анализ проблемы, определялись процедуры исследования, осуществлялись сбор, обработка и интерпретация полученных данных. Общий объем выборки составил 162 человека в возрасте от 18 до 24 лет. В рамках первого этапа проводилось

исследование особенностей инструментального опыта с помощью модифицированных психосемантических методик, а также психодиагностических когнитивно-личностных опросников. Объем выборки на первом этапе составил 149 человек. На втором этапе был использован прием решения орудийных задач методом «мышления вслух», который является классическим для психологии мышления и основным методом вербализации мыслительного процесса. Объем выборки на втором этапе составил 78 человек, данный объем выборки обусловлен использованием интраиндивидуального экспериментального плана. Количество экспериментальных ситуаций на втором этапе насчитывает 780 единиц.

Апробация результатов работы осуществлялась представлением материалов на заседаниях методологического семинара кафедры общей психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова (Ярославль, 20062010). Результаты работы были представлены и обсуждены на научных конференциях: научной конференции, посвященной памяти В.Н.Дружинина «Психология способностей: Современное состояние и перспективы исследований» (Москва, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Современные проблемы прикладной психологии» (Ярославль, 2006), V Международном научно-практическом конгрессе «Человек в экстремальных условиях: здоровье, надежность и реабилитация», общероссийской научной конференции «Тенденции развития современной психологической науки». Тезисы юбилейной (Москва, 2007), научном конгрессе «Психология XXI столетия» (Ярославль, 2007), Всероссийской научной конференции, посвященной памяти Б.Г. Ананьева «Методология комплексного человекознания и перспективы ее развития в современной психологии» (Москва, 2007), научно-практической конференции «Ананьевские чтения - 2007» (Санкт-Петербург, 2007), Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2007-2009), Международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2007), Международной конференции молодых ученых «Психология - наука будущего», (Москва 2007-2009), научно-практической конференции «Развитие научного наследия A.M. Матюшкина (к 80-летию со дня рождения)» (Москва, 2008), VII Азиатско-Тихоокеанском Международном Конгрессе психологов «Человек. Власть. Общество» (Хабаровск, 2008), научной конференции, посвященной памяти A.B. Брушлинского «Личность и бытие: субъектный подход» (Москва, 2008), Всероссийской научной конференции (с иностранным участием), посвященной памяти O.K. Тихомирова «Современная психология мышления: смысл в познании», Всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (Смоленск, 2008-2009), конференции молодых ученых памяти К. Дункера «Теоретические и прикладные проблемы психологии мышления» (Москва, 2008), Всероссийской научной конференции, посвященной памяти С.Л. Рубинштейна «Психология человека в современном мире» (Москва, 2009).

Материалы проведенного исследования включены в программы научно-исследовательских проектов: грант РГНФ, 2005-2007, №05-06-06-365а «Комплексный анализ характеристик практического мышления как основы его диагностики и формирования», грант РГНФ, 2007, №07-06-95879 м/М «Семантический анализ инструментального опыта», грант ЯрГУ, 2008,

«Инструментальные обобщения как средства практического мышления», грант ЯрГУ, 2009, «Исследование взаимосвязи функциональных обобщений и особенностей решения орудийных проблем», грант РГНФ, 2009-2010, №09-06-00477а «Механизмы и особенности обобщения в мышлении, включенном в решение задач на преобразование», ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» ГК 02.740.11.0601 «Системогенез профессиональной и учебной деятельности».

По теме диссертации было опубликовано 19 статей, в том числе статья в журнале списка ВАК, 16 материалов конференций, 1 глава коллективной монографии.

Диссертационное исследование обсуждалось на заседании кафедры общей психологии факультета психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова и рекомендовано к защите.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, выводов, библиографического списка, включающего 206 наименований, из которых 60 на английском и немецком языках, а также 8 приложений. Текст диссертации включает 11 таблиц и 8 рисунков.

основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект и предмет, цель, задачи и гипотезы, раскрываются новизна, теоретическая и практическая значимость исследования. Формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробациях материалов выполненной работы,

В первой главе «Опосредованность познания и преобразования как основа изучения функциональных обобщений» представлен обзор подходов к проблеме опосредованности познания и преобразования. Произведен анализ проблемы средств применительно к мыслительному процессу. Описана теоретическая модель функциональных обобщений как основного средства решения проблем, связанных с преобразованием.

В первом параграфе «Проблема средств решения в психологии мышления» дается анализ состояния проблемы средств познания и средств мышления в психологии. Предлагается рассмотрение двух ветвей психологических теорий мышления с точки зрения проблемы средств.

Традиционно проблема психологии мышления лежит в русле гносеологии, мышление понимается как одна из высших форм познания, основанная на выделении или установлении существенных связей, отношений явлений. Более того, мышление понимается как обобщенное и опосредованное познание, противоположное непосредственному конкретному познанию через восприятие (A.B. Брушлинский, С.Л. Рубинштейн и др.). Развитие психологии мышления происходило по пути удаления от механизмов непосредственного восприятия, его особенностей и закономерностей. Тем самым, дихотомия восприятие - мышление прослеживается во многих теориях. Такая линия имплицитно присутствует почти во всех определениях мыслительного процесса, а следовательно кладется в основу понимания процесса, его содержания, функций, этапов и элементов.

Обобщенность и опосредованность мышления при противопоставлении с непосредственно-чувственными формами познания (ощущениями и восприятием) считаются важнейшими его атрибутами. Единицей анализа, имеющей свойства обобщенности и опосредованности, было объявлено понятие, но в дальнейшем термин был расширен до «обобщения». С точки зрения опосредованности мыслительного процесса можно выделить две основные ветви развития психологии мышления, истоки которых будут кратко охарактеризованы в данном параграфе.

Во-первых, наиболее мощным направлением с точки зрения формальной науки является ассоцианизм в самом широком смысле слова. В основе данной ветви исследований (более характерной для англо-саксонской традиции) лежат два принципа: 1) понимание мышления как процесса преобразования репрезентаций (и понятий, в частности) и построения (установления) связей между ними; 2) поведение и познание строятся на принципах целесообразности и экономности. Истоками данного направления можно считать классический ассоцианизм (J. Locke, D. Hume), американский функционализм (W. James), Вюрцбургскую школу и работы О. Зельца (О. Selz). На современном этапе данное течение представлено такими направлениями как искусственный интеллект, problem solving, принятие решений, сетевые модели опыта и рядом других. В отечественной психологии данное направление в большей степени представлено в работах ученых школы А.Н. Леонтьева - В.В. Давыдова, O.K. Тихомирова, В.В. Петухова и др. С точки зрения исследователей данного направления, мыслительный процесс использует некоторые сформированные средства для решения задач и проблем, наиболее изученным средством познания и мышления в рамках данного направления является понятие как форма обобщения. Зачастую имплицитно или эксплицитно мышление понимается как поиск способов решения задачи, при этом подразумевается, что средство решения существует независимо относительно самой задачи.

Во-вторых, более сложная трактовка мыслительного процесса, но в меньшей степени поддающаяся экспериментальному контролю, представлена в основном в работах гештальт-психологов (К. Duncker, M. Wertheimer, L. Székely и др.). Основная идея данного течения формулируется в виде утверждения о роли целостности в мыслительном процессе. Таким образом, в центре изучения оказываются не вещи, обладающие свойствами и связями, а феноменальное поле, проблемная ситуация, целостная организация проблемы. Истоки данного направления можно увидеть в немецкой классической философии (в первую очередь, I. Kant), далее в функционализме (F. Brentano), феноменологии (Е. Husserl), неокантианстве (H. Rickert, Р. Natorp, W. Windelband). В современном виде данное течение представлено в основном экологическим подходом и европейской моделью complex problem solving. В отечественной психологии мышления данная ветвь представлена школой С.Л. Рубинштейна - исследования A.M. Матюшкина, A.B. Брушлинского и др. В рамках данного направления под средством познания и решения понимается нахождение аспекта объекта, включенного в контекст конкретной ситуации (функциональное значение).

Во втором параграфе «Проблема средств в практической деятельности» рассматриваются основные психологические подходы к пониманию роли средств и опосредствования в деятельности. Анализируются и сравниваются понятия

средств, орудий, инструментов и их роли в психологическом опосредствовании деятельности.

В отечественной психологии, основу понимания роли инструмента и орудия в опосредствовании деятельности, заложила культурно-историческая теория JI.C. Выготского, наиболее яркий вклад в исследования опосредствования внесли A.B. Запорожец, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др. J1.C. Выготский рассматривал орудие в качестве психологического посредника между субъектом и объектом, однако затем он свел довольно широкое понятие орудия к знаку как инструменту опосредствования психических функций. Говоря о психологическом и непсихологическом инструменте, J1.C. Выготский разводит виды инструментов по их направленности. Непсихологический инструмент направлен на преобразование объекта, психологический инструмент направлен на преобразование самого субъекта. В качестве психологического инструмента он рассматривал знак. Ранний JI.C. Выготский понимал знак как стимул, обладающий побудительной силой. Позднее JI.C. Выготский отказался от представлений о знаке как «стимул-средстве», а функцию побуждения начинает играть значение, в первую очередь, значение слова. Таким образом, значение включается в смысловое поле.

Для JI.C. Выготского и его школы, значение, в первую очередь, есть обобщенное отражение действительности. Обобщения, содержащиеся в слове, сами по себе никак не связаны с реальными обстоятельствами, то есть реальной ситуацией, в которых решается реальная задача, а знак может уводить от решения задачи. Уже в понимании значения как обобщенного отражения действительности, JI.C. Выготский отходит от определения знака как психологического инструмента, направленного на самого действующего субъекта.

В зарубежных исследованиях медиаторы, опосредующие практическую деятельность, рассматриваются как во многом независимые реальности, а, следовательно, изучаются в отрыве от взаимодействующей системы субъект -инструмент (средства и способы) - объект. Имеются в виду исследования в рамках так называемого подхода HCl (human-computer interaction), т.е. «взаимодействие человек-компьютер» (V. Kaptelinin, В.А. Nardi, М. Cluts), а также эргономики (P. Rabardel, С. Baber). Однако, несмотря на ощущаемую нехватку теоретической основы, единого понимания роли инструмента в практической деятельности и в развитии человека (Р. Rabardel), существуют довольно интересные исследования, посвященные роли инструментов в профессиональной коммуникации (М. Cluts) и обучении (Y. Engeström). Идеи инструментальности психического на сегодняшний день активно развиваются в рамках скандинавской теории деятельности

(Scandinavian activity theory) (Y. Engeström, S. Bodker, V. Kaptelinin, B.A. Nardi и др.).

Такое направление современной психологии как ситуационизм и экологический подход, в частности, широко анализирует возможность предметов, в том числе орудий и инструментов указывать регулирующее воздействие на поведение субъекта (J.J. Gibson, К. Lewin, М.Т. Turvey и др.). Феномен этого воздействия интерпретируется в когнитивной психологии как единство восприятия и действия, которое в основном понимается как четкое, однозначное соответствие входа и выхода информации. Наиболее близкими и адекватными понятиями при

описании этого феномена являются оценка (assessment), аффорданс (affor dance), значение (meaning) и функция (function).

Теория аффорданса или теория возможностей описана в современном виде в работах Дж. Гибсона (J.J. Gibson). Под возможностью понимается некоторый инвариант связи физического мира, данного в восприятии, с действием (поведением) животного (в том числе и человека). Дж. Гибсон отрицает важность «свойств» объекта, существующих независимо и безотносительно субъекту восприятия. Между тем, под возможностью как раз и понимается определенное свойство объекта относительно (для) субъекта, его потребностей, целей и т.д.

Огромное количество работ, посвященных исследованиям орудийной деятельности, было проведено на животных (М.А. Дерягина, З.А. Зорина, JI.B. Крушинский, И.И. Полетаева, Ж.И. Резникова, Г.З. Рогинский, H.A. Тих, К.Э. Фабри, D.R. Griffin, W. Köhler и др.). В основе большинства исследований лежит направленность на доказательство существования мышления у животных. Особое место среди подобных исследований занимают работы В. Кёлера на человекообразных обезьянах. Его эксперименты были направлены на доказательство существования элементов мышления у шимпанзе. В. Кёлер основывается на том, что животные способны решать задачи с помощью направленных действий в ситуациях с наличием препятствий достижения цели. Основой решения задачи, по его мнению, является инсайт, схватывание задачи на основе понимания всей ситуации в целом.

П. Рабардель предлагает развести понятия орудия и инструмента (P. Rabardel). Орудие, по его мнению, обладает многочисленными функциями, благодаря чему орудие имеет множество аспектов, в то время как инструмент обладает единственной социально закрепленной функцией. В этом смысле, центральная функция инструмента затмевает так называемые латентные функции, по терминологии Л. Секея (L. Szökely)

В третьем параграфе «Теоретическая модель функциональных обобщений в мыслительном процессе» на основе анализа традиционных концепций и современных исследований предложена рабочая модель функциональных обобщений в процессе решения орудийных задач.

Классические теории обобщений основываются на представлении о том, что в обобщении фиксируются объективные существенные или ситуативные характеристики вещей. На основе теоретического анализа в данном исследовании представлена модель функциональных обобщений, представленных на двух уровнях - ситуативном и внеситуативном, которая основывается на предположении о том, что в обобщении фиксируются не только свойства объекта, но также свойства текущей ситуации, а также средств и способов преобразования.

Инструментальный опыт, проявляющийся на макрогенетическом уровне анализа как знание и владение способами и средствами преобразования, формируется как внеситуативная структура, а следовательно может рассматриваться как форма обобщения, используемая в решении разнообразных проблем. В противовес этому, актуальная модель ситуации является формой обобщения конкретной ситуации преобразования, имеющей устойчивую структуру, учитывающей динамику преобразования и проявляется на микрогенетическом уровне анализа. Под орудийными и инструментальными

проблемами мы понимаем проблемные ситуации, возникающие в ходе преобразования, при наличии (инструментальные) социально закрепленных способов и средств их решения, или их отсутствии (орудийные).

При изучении мышления и связанного с ним профессионального опыта следует учитывать следующие важные факторы: включенность в ситуацию, функциональность, проблемность, неоднозначность решения. Данные факторы могут быть учтены при рассмотрении функциональных обобщений через призму понятия «взаимодействующей системы» мышления, под которой понимается наличие внутренней структуры проблемной ситуации для субъекта (Ю.К. Корнилов). Субъект во взаимодействующей системе ориентируется не на свойства объекта, а на характеристики взаимодействия системы субъект -инструмент - объект - условия, получая информацию об изменчивости этой системы, о «податливости» объекта изменению.

Во второй главе «Методические аспекты исследования функциональных обобщений в процессе мышления» приводятся методики направленные на исследование функциональных обобщений на различных уровнях анализа, а также анализируются принципы и проблемы исследования мыслительного процесса.

В первом параграфе «Методические проблемы исследования обобщений и мыслительного процесса» анализируются основные тенденции и возможности изучения мыслительного процесса и связанных с ним обобщений, описываются основные методические и методологические проблемы.

Исследования обобщений в рамках психологии мышления строятся на включении обобщения в мыслительный процесс, в котором обобщение рассматривается не только как результат процесса, но и как важнейший элемент решения проблемы. Данное исследование выполнено в русле процессуального подхода, а соответственно первый и второй его этапы выполнены в рамках макрогенетического и микрогенетического уровней исследования обобщений. Однако, если для макрогенетического уровня исследования разработаны многочисленные методы изучения обобщений, такие как метод формирования понятий, метод классификаций, метод определений, семантический дифференциал, метод репертуарных решеток и многие другие, то для микрогенетического уровня существует достаточно небольшое количество разработанных методов. Существующие методы строятся по принципу чередования или совмещения методов изучения обобщений и методов изучения мышления, среди которых наиболее важным является метод «мышления вслух» (К. Эипскег).

Среди проблем и трудностей изучения обобщений в мышлении наиболее сложной является проблема объективизации. Наиболее распространенным методом объективизации данных мыслительного процесса на протяжении длительного периода остается вербализация. Вторая важная проблема, касающаяся построения экспериментального исследования - проблема экологической валидности. Данная проблема в литературе обозначается как проблема противоречия внешней валидности и экспериментального контроля. Дополнительные сложности добавляет проблема экономичности, её суть состоит в том, что детальный и глубокий анализ процесса мышления невозможен без выполнения трудоемких процедур. Наконец, одной из существенных проблем изучения мышления свернутость мыслительного процесса.

Во втором параграфе «Методы эмпирического исследования инструментального опыта» описаны методики и характеристики изучения макрогенетического уровня анализа функциональных обобщений -инструментального опыта.

Первый, эмпирический, этап исследования был направлен на исследование особенностей инструментального опыта субъекта решения орудийных задач. В рамках этой части исследования были изучены такие характеристики инструментального опыта и когнитивно-личностных особенностей как самооценка опытности, когнитивная сложность, ситуативная и инструментальная дифференцированность инструментального опыта, диапазон функциональной применимости средств преобразования, практическая направленность мышления.

Самооценка опытности осуществлялась через субъективное оценивание ответов по шкале от -3 до +3 на предложенную испытуемым мини-анкету. Значение самооценки опытности подсчитывалось как сумма баллов ответов на предложенные вопросы.

Психосемантическое исследование когнитивной сложности инструментального опыта осуществлялось с использованием «инструментальной репертуарной решетки» (модификация методики Дж. Келли). Данная методика была предложена с целью моделирования строения и некоторых характеристик одного из уровней функциональных обобщений - инструментального опыта, в частности таких характеристик как инструментальные конструкты и когнитивная сложность. Предложенная модификация метода репертуарных решеток позволяет построить профиль инструментально-предметной реальности испытуемого, в отличие от классического метода репертуарных решеток, направленного на анализ социальной реальности. Важнейшим методологическим расхождением с концепцией Дж. Келли является предположение о континуальности функциональных комплексов, в отличие от бинарной оппозиционности значений (G.A. Kelly).

В данном случае, в качестве конструктов выступают типичные проблемные ситуации, связанные с набором предложенных для оценки инструментов. Испытуемому предлагается заполнить решетку 12x12 методом триадного сравнения. В качестве объектов для сравнения предлагаются 12 предметов кухонного обихода и пищевых продуктов. Задача испытуемого состоит в том, чтобы, заполняя решетку и сравнивая два похожих предмета с одним непохожим, предложить 12 способов их классификации (12 конструктов). Обработка полученных результатов осуществлялась с помощью кластерного анализа. Кластерный анализ строился на основе метода одиночной связи или минимального локального расстояния (single linkage) с использованием евклидовых расстояний. В качестве критерия когнитивной сложности нами было условно предложено значение количества кластеров на уровне 1,5 единиц евклидова расстояния.

Психосемантическое исследование ситуативной и инструментальной дифференцированности инструментального опыта, а также диапазона функциональной применимости средств преобразования, было осуществлено с помощью «психосемантической методики изучения инструментального опыта».

Данная методика была разработана с целью изучения семантического пространства, единицей которого является не значение слова, а функция предмета. Таким образом, моделируются в наиболее общем виде функциональные обобщения

как знание о преобразовании, инструментальный опыт. Использование модифицированной психосемантической методики изучения инструментального опыта позволяет улавливать функционально-ситуативную семантику предметов, что оказывается за рамками чувствительности классических семантических методов, таких как семантический дифференциал.

В предложенной модификации метода изучения инструментального опыта испытуемым предлагается последовательно оценивать, выбранные экспериментатором в зависимости от цели исследования, объекты на предмет уместности их использования в каждой конкретной практической ситуации по 7-бальной шкале. Таким образом, вместо собственных характеристик объектов в качестве осей семантического пространства берутся обобщенные представления об основных ситуациях практического взаимодействия. Испытуемым предлагалось заполнить матрицу 10x10, в которой по горизонтали были указаны десять предметов кухонного обихода, а по вертикали перечислены десять различных практических ситуаций. Задачей испытуемого было оценить степень того насколько каждый из десяти предметов подходит для применения в каждой из десяти ситуаций по шкале от 1 до 7. Таким образом, в качестве сырых данных по результатам проведения методики на одном испытуемом получается матрица из 100 значений. Инструментальная дифференцированность в данной методике определяется как индивидуальная мера удаленности оцениваемых предметов друг от друга в кластерном дереве. Показатель подсчитывается как сумма расстояний всех оцениваемых предметов друг от друга в матрице расстояний при кластеризации. Ситуативная дифференцированность определяется как индивидуальная мера удаленности оцениваемых ситуаций друг от друга в кластерном дереве. Показатель подсчитывается как сумма расстояний всех оцениваемых ситуаций друг от друга в матрице расстояний при кластеризации. Диапазон функциональной применимости определяется как отношение суммы всех значений применимости к произведению максимального значения применимости и

числа таких значений. ДП =-, где ДП - диапазон функциональной

От,*-*)'»

применимости, п - число наблюдений (число значений применимости, в данной работе «=100), х„ - значение п-го оценивания применимости предмета в ситуации для шкалы от 1 до 7, хтах - максимальное значение применимости (в данной работе хтса =7). В данную формулу введена поправка на 1 балл, с тем, чтобы показатель диапазона функциональной применимости варьировался от 0 до 1. Значение, приближенное к нулю, означает узкий диапазон применимости, т.е. склонность использовать инструменты в узком диапазоне ситуаций и наоборот.

Для изучения стилей мыслительного процесса использовался стандартизованный опросник для диагностики практической направленности мышления Урванцева Л.П. и Володиной Н.В.

В третьем параграфе главы «Методы экспериментального исследования актуальной модели ситуации преобразования и мыслительного процесса» описаны методика изучения процесса решения орудийных задач, а также методика анализа

микрогенетического уровня функциональных обобщений - актуальной модели ситуации преобразования.

Второй, экспериментальный, этап исследования был направлен на исследование особенностей процесса решения орудийных задач. В рамках этой части исследования были изучены такие характеристики инструментального опыта как вариативность элементов и структуры актуальной модели ситуации, а также особенности мыслительного процесса, такие как структурирование средств при решении, продуктивность и результативность мышления, особенности использования латентных и основных (центральных) свойств средств, особенности оценки реализуемости и конструирования в процессе мышления, а также роль агрессивного юмора в решении задач.

На втором этапе исследования испытуемому предлагалось решить ряд орудийных задач, в которых предъявлялся набор карточек из 40 предметов кухонной утвари (ложка, молоток для мяса, штопор, трехлитровая банка и т.п.), каждый предмет в единственном экземпляре. Испытуемому давалось предварительное задание: «Разложите карточки для Вашего удобства. Вы будете решать задачи с использованием предметов, указанных в карточках». Далее фиксировался способ размещения карточек на столе, в частности фиксировался факт классификации или неупорядоченного расположения карточек. В случае, если испытуемый упорядочил карточки, ему давалось задание дать название группам, в которые предметы были объединены. Набор использовался в качестве объективно ограниченного арсенала средств для решения типичных задач, не решаемых напрямую с помощью предъявленных инструментов. Таких задач было десять: «писать записку», «забивать гвоздь», «отпирать дверь», «делать прическу», «доказывать правоту», «сажать дерево», «ловить бабочек», «играть в теннис», «чистить ботинки», «спасать утопающего». Все вербальные проявления испытуемого фиксировались в протоколе для дальнейшего качественно-количественного анализа. Решение задачи осуществлялось до тех пор, пока испытуемый не исчерпывал все, на его взгляд, возможные решения. Наличие правильных вариантов решения данных задач не подразумевалось.

Для анализа результатов была разработана методика контент-анализа протоколов. Единицами контент-анализа явились слова и словосочетания (утверждения) текста протокола, которые сигнализируют от тех или иных особенностях мыслительного процесса. Методика представлена тремя независимыми частями. В первой части подсчитывается количество утверждений, относящихся к семи основным элементам актуальной модели ситуации (взаимодействующей системы): субъект, объект, условия, инструмент, действие, нормы, цель (Ю.К. Корнилов). Во второй части методики подсчитываются показатели продуктивности и результативности мышления, представленные соответственно количеством функциональных (путей решения) и предложенных (реализуемых) решений по каждой задаче для каждого испытуемого. В третьей части подсчитывается количество утверждений, относящихся к следующим дополнительным категориям, сигнализирующим о некоторых особенностях мыслительного процесса: количество упоминаний латентных свойств инструмента, количество упоминаний центральных свойств инструмента, количество утверждений, указывающих на субъективную оценку реализуемости предлагаемых

решений, количество утверждений, связанных с конструктивной деятельностью, а также агрессивно-юмористические утверждения испытуемого.

В третьей главе «Эмпирическое и экспериментальное исследование функциональных обобщений в мыслительном процессе» приводятся, анализируются результаты исследования. Сопоставляются результаты исследования с ранее выдвинутыми гипотезами, а также приводится описание эксплораторных данных.

В первом параграфе главы «Описание результатов исследования» приведены и описаны результаты исследования на двух этапах - эмпирическом и экспериментальном. На эмпирическом этапе исследования были получены данные об устойчивых характеристиках инструментального опыта и когнитивно-диспозиционных характеристиках испытуемых. На экспериментальном этапе были получены и проанализированы протоколы метода «мышления вслух».

Во втором параграфе главы «Анализ и интерпретация результатов исследования» описаны и проинтерпретированы результаты исследования, сделаны выводы и обоснованные предположения относительно природы функциональных обобщений.

Для обработки данных использовались математические методы корреляционного, дисперсионного, кластерного и структурного анализа, методы непараметрического сравнения связанных выборок, а также факторный анализ. Для расширения центральной гипотезы и дополнительного контроля были введены в исследование дополнительные независимые переменные, такие как тип психологической структуры задачи и структурирование карточек испытуемым перед проведением эксперимента. На основе самоотчетов испытуемых были выделены два типа принятия задачи - «задачи-образы» и «задачи-действия». В первом случае задача воспринимается как требующая изобретательского, креативного подхода в её решении, провоцирует на поиск общих принципов решения, при прочтении условий задачи «возникает образ ситуации». Во втором случае, задача воспринимается как руководство к действию, провоцирует на поиск реализуемых решений.

Для проверки гипотезы о том, что особенности инструментального опыта связаны с особенностями решения орудийных задач, был проведен корреляционный анализ между характеристиками инструментального опыта и когнитивно-диспозиционных особенностей (самооценка опытности, когнитивная сложность, ситуативная и инструментальная дифференцированность, диапазон применимости, направленность мышления), а также характеристиками мыслительного процесса при решении орудийных задач (продуктивность, результативность, латентные и центральные свойства, оценка реализуемости, конструктивная деятельность, агрессия и юмор) и особенностями актуальной модели решения. Результаты исследования выявили только две переменные опыта, связанные с особенностями мышления при решении орудийных задач. Показатель практической направленности мышления обратно коррелирует с количеством упоминаний о реализуемости решений = -0,2997, р<0,05). Другими словами, с увеличением значения практичности снижается количество упоминаний о реализуемости решений. Показатель диапазона функциональной применимости коррелирует с рядом характеристик мыслительного процесса, а также элементами

актуальной модели. Диапазон прямо коррелирует с частотой упоминания инструмента (rs = 0,4002, /><0,001) и объекта (rs = 0,2598, р<0,05), а также с показателями продуктивности (rs = 0,3428, /><0,01) и результативности (rs = 0,2648, /КО,05) мышления, и с частотой упоминания латентных свойств (rs = 0,2792, р<0,05). Особую роль диапазон применимости приобретает при условиях низкой практичности, низкой самооценки опытности, низкой инструментальной и ситуативной дифференцированное™.

Кроме того, нами были изучены взаимосвязи характеристик инструментального опыта. Была выявлена сильная связь межу показателями ситуативной и инструментальной дифференцированности (rs~ 0,7583, /><0,001). Также были выявлены корреляции показателей ситуативной и инструментальной дифференцированности с диапазоном функциональной применимости (г, = 0,1868, р<0,05; г, = 0,2087, р<0,05 соответственно).

Для проверки гипотезы о том, что особенности актуальной модели ситуации преобразования связаны с особенностями мыслительного процесса также был проведен корреляционный анализ. Между частотами элементов актуальной модели и характеристиками мыслительного процесса было выявлено высокое количество взаимосвязей. Для сокращения размерности интеркорреляционной матрицы был применен метод факторного анализа. С помощью метода максимального правдоподобия (maximum likelihood factors) и метода минимальных факторных остатков (principal factors (MINRES)) с использованием varimax вращения были выделены два устойчивых фактора утверждений при решении орудийных задач: F1. фактор способа решения, 27,7% объясненной дисперсии (основные факторные нагрузки: «действие» - 0,8405, «объект» - 0,8354, «продуктивность» - 0,7155); F2. фактор средства решения, 16% объясненной дисперсии (основные факторные нагрузки: «инструмент» - 0,9272, «результативность» - 0,8585).

Интересен также и тот факт, что показатель агрессивного юмора коррелирует с показателями продуктивности (rs = 0,3256, /><0,01) и результативности (rs = 0,4532, /КО,001) мышления.

Подтверждение гипотезы о том, что тип психологической структуры орудийной задачи влияет на особенности актуальной модели ситуации преобразования, было разбито на две части. Во-первых, было исследовано влияние фактора типа принятия задачи на вариативность содержания решения орудийных задач с помощью непараметрического критерия сравнения двух связанных выборок Т Вилкоксона. Во-вторых, исследовалось влияние фактора типа принятия задачи на структуру актуальной модели ситуации. В качестве единиц структуры были приняты элементы взаимодействующей системы, количественным показателем которых выступило частота соответствующих утверждений в протоколах. В качестве способа построения структуры актуальной модели ситуации был использован структурный анализ. Влияние типа принятия задачи на структуру актуальной модели осуществлялось с помощью сравнения двух эмпирических распределений структурных весов элементов модели в разных условиях по методу X2 Пирсона.

Было выявлено влияние типа принятия задачи на элементы актуальной модели, а также на другие характеристики процесса мышления. Результаты представлены в таблице 1:

Таблица 1.

Значения элементов актуальной модели и характеристик решения задач при сравнении __различных типов принятия задачи по критерию Т Вилкоксона

Элементы актуальной модели Значение Т Вилкоксона Характеристики мыслительного процесса Значение Т Вилкоксона

Инструмент 624,5** продуктивность 257,5**

Объект 90** результативность 779*

Действие 176,5** латентные свойства 1048

субъект 897,5 центральные свойства 352,5*

Условия 540** реализуемость 1329

Общество 366,5** конструирование 62**

Цель 524,5* агрессия-юмор 3**

* значимые различия на уровне /><0,01 ** значимые различия на уровне /><0,001

Тип психологической структуры задачи оказался важным фактором влияния на особенности не только содержания задач, но и структурных связей. Так, сравнение структурных весов элементов актуальной модели в решении различных задач выявило наличие высоко значимых различий по критерию х2 на уровне 30,5, ¿><0,001 (с!/=6). Если в «задачах-образах» достаточно много взаимосвязей, то актуальная модель в «задачах-действиях» оказывается менее интегрированной, а некоторые её элементы получают значения на нулевом уровне (см. рисунок 1). Влияние группировки средств на особенности решения задачи выявлено не было.

Рисунок 1.

Структурограммы связей элементов актуальной модели при решении задач-образов (слева) и задач-действий (справа)

'жирной сплошной линией обозначены связи, значимые на уровне р<0,001 '♦сплошной линией обозначены связи, значимые на уровне р<0,01 ***пуиктирной линией обозначены связи, значимые на уровне р<0,05

Исходя из результатов структурного анализа, при использовании модифицированного варианта расчета весов элементов структуры, наибольшими весами в структуре актуальной модели ситуации при различных условиях и в общей структуре обладают элементы «объект» и «действие». «Объект» как

элемент, обладающий самым высоким структурным весом в данной системе, может быть обозначен как системообразующий вместе с элементом «действие».

Таким образом, центральная гипотеза нашего исследования о том, что особенности функциональных обобщений на различных уровнях анализа связаны с особенностями мыслительного процесса при решении орудийных задач, подтвердилась. Поскольку решение орудийных задач нарушает течение естественного мыслительного процесса, так как всякая возникающая в ходе преобразования проблема рассматривается как инструментальная, то мы наблюдаем нарушение связи между кристаллизованным, накопленным опытом и решением необычной, в некотором смысле творческой, задачи.

Наиболее важной характеристикой макрогенетического уровня функциональных обобщений - инструментального опыта, связанной с особенностями решения орудийных задач, является диапазон функциональной применимости как показатель широты использования инструментов в различных ситуациях. Диапазон применимости прямо связан со всеми основными характеристиками продуктивности решений, с частотой упоминания объектов и инструментов преобразования, а также латентных свойств инструментов. Широта диапазона может быть связана с широтой зоны поиска решений, что, в свою очередь, повышает возможности решения задач, но снижает их экономичность, что было бы критичным в решении инструментальных проблем.

Выделение двух основных факторов в содержании протоколов решения задач, на наш взгляд, может быть связано с принципиальным отличием поиска функциональных и реализуемых решений. Относительная независимость, ортогональность, факторов способов и средств решения может позволить нам говорить о существовании, по меньшей мере, двух этапов решения проблемы. Таким образом, нахождение способа преобразования связано с побуждением «сверху», с нахождением принципа решения, тогда как нахождение средств связывается с реализацией принципа, с побуждением «снизу». В орудийных проблемах важную роль играет первый, творческий компонент, в отличие от инструментальных проблем, в которых он редуцируется до общепринятого принципа решения типичных проблем. В связи с этим, есть основания рассматривать этапы мыслительного процесса как субпроблемы, определяющие пути решения, на которые распадается основная проблема.

Характеристики решения задач, выраженные в протоколах «мышления вслух», группируются в виде трех основных, проявляющихся в данном исследовании, стратегий: 1) «расшатывание» - стратегия состоит в расшатывании, «размягчении» и расширении границ и норм актуальной модели. Для данной стратегии характерны попытки нарушения «запретов», условных границ «на грани фола», а также разрушение (деструктивность) с целью поиска возможных путей созидания; 2) «рефлексия» - особенностью данной стратегии является тенденция к осознаванию, проговариванию неочевидных свойств ситуации. В данном случае есть основание полагать, что рефлексивный процесс включается в мыслительный процесс в качестве вспомогательного, как «мышление о мышлении»; 3) «актуализация схем» - состоит в попытках применить имеющиеся готовые схемы решения в новых ситуациях.

Ядром структуры обобщений на уровне микрогенетического анализа являются такие элементы актуальной модели как «объект» и «действие». Таким образом, функциональное обобщение в основном направлено на обобщение особенностей объекта преобразования, однако, в отличие от понятий как формы обобщений, функциональные обобщения (в частности, актуальная модель) отражают не собственные «объективные» свойства объекта преобразования, а объектные свойства относительно динамики других элементов всей системы. Более того, следует говорить не об объектных свойствах, а о динамических особенностях преобразования объекта, поскольку по своей роли в структуре обобщения действия и объект играют важную роль в связке друг с другом.

Орудийные задачи, предложенные в данном исследовании, несмотря на объективно уравненные условия, распались на две категории, существенно различающиеся между собой по параметрам внутренней взаимосвязанности элементов актуальной модели: задачи-действия и задачи-образы. Решение задач-действий связано с актуализацией действенной репрезентации. Низкая взаимосвязь элементов актуальной модели ситуации обусловлена относительно случайным характером появления в речи испытуемых элементов актуальной модели, слабо связанных с непосредственным действием, что указывает на простоту организации функциональных обобщений актуализируемых в решении таких задач. Структура актуальной модели ситуации при решении задач-образов носит более интегрированный, согласованный характер, что связано с увеличением сложности репрезентации и перевода ее в образную форму. Условия при различных типах принятия задачи оставались постоянными, поэтому принятие задачи теснейшим образом связано с требованием экспериментальной задачи, а понимание того, что требуется, определяет понимание того, как это необходимо искать. Другими словами, при неизменном условии и изменяющейся цели, меняется понимание неизвестного.

В заключении обобщены и представлены в более широком общенаучном контексте результаты проведённого исследования, сформулированы основные выводы, позволяющие дать характеристику особенностям функциональных обобщений, их функционировании, связи с мыслительным процессом.

Выводы:

1. В соответствии с микро- и макрогенетическим уровнями анализа мыслительного процесса в структуре функциональных обобщений выделяются два уровня организации опыта преобразования. Во-первых, относительно статичный внеситуативный уровень инструментального опыта, характеризующийся устойчивым соотношением средств преобразования и ситуаций преобразования. Во-вторых, динамичный уровень актуальной модели ситуации преобразования.

2. На уровне инструментального опыта наибольшую роль с точки зрения связи с процессом решения орудийных задач среди проанализированных характеристик играет показатель диапазона функциональной применимости. Широкий диапазон применимости позволяет видеть субъекту решения большее количество свойств объектов и инструментов, задает большую зону приемлемых решений, тем самым, увеличивая эффективность решения орудийных задач, для которых требуется поиск новых, неожиданных средств и способов решения.

3. На микрогенетическом уровне анализа функциональные обобщения представлены в качестве актуальной модели ситуации, которая обладает набором элементов и определенной структурой. Системообразующими элементами в структуре актуальной модели являются объект и действие. Таким образом, ядром обобщений являются не объективные свойства объекта преобразования, а динамические субъективные характеристики способов и средств преобразования данного объекта.

4. В системе взаимосвязей элементов актуальной модели преобразования и характеристик решения орудийных задач выделяются два фактора - фактор средств и фактор способов преобразования. Данные факторы подразумевают различные пути нахождения решения, могут соответствовать как двум принципиально различным типам задач - продуктивным и репродуктивным, так и основным этапам мыслительного процесса - нахождения принципа и нахождения реализуемого решения. Таким образом, делается предположение о соответствии типов задач и этапов мышления, и, как следствие, предполагается понимание этапа мыслительного процесса как субпроблемы, имеющей собственное решение.

5. Психологическая структура задачи может не соответствовать её объективно заданной структуре. Для объективно заданной группы орудийных задач были выделены два типа психологических структур - задачи-действия и задачи-образы. Было показано, что внутренняя структура функциональных обобщений существенно различается для этих типов, при сохранении ядра обобщений. Различие психологических структур задач связывается с актуализацией различных форм репрезентации.

6. Характеристики решения орудийных задач группируются в виде трех основных стратегий: 1) «расшатывание» - стратегия состоит в расшатывании, «размягчении» и расширении границ и норм актуальной модели; 2) «рефлексия» -особенностью данной стратегии является тенденция к осознаванию, проговариванию неочевидных свойств ситуации; 3) «актуализация схем» - состоит в попытках применить имеющиеся готовые схемы решения в новых ситуациях.

Основные положения диссертации отражены в 36 публикациях общим объемом 9,58 пл., наиболее существенными среди которых являются следующие: Публикации в журналах перечня ВАК:

1. Коровкин, С.Ю. Функциональные обобщения и особенности решения проблем преобразования [Текст] / С.Ю. Коровкин // Вестник Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Серия Гуманитарные науки. -Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2010. - №1, - С. 44-49. - 0,57 пл. (Журнал входит в перечень изданий, рекомендованных ВАК РФ)

Другие публикации:

2. Корнилов, Ю.К., Коровкин, С.Ю. Субъект как активный элемент взаимодействующей системы [Текст] / Ю.К. Корнилов, С.Ю. Коровкин // Субъектный подход в психологии / Под ред. А.Л. Журавлева, В.В. Знакова,

3.И. Рябикиной, Е.А.Сергиенко. - М. : Изд-во ИП РАН, 2009. - С.293-305. - (Авт. участие 50% - 0,32 пл.)

3. Коровкин, С.Ю. Влияние типа орудийной задачи на особенности функционального комплекса решения [Текст] / С.Ю. Коровкин // Психология -наука будущего. Материалы III международной конференции молодых ученых (5-7

ноября 2009 г., Москва) / Под ред. A.JI. Журавлева, Е.А. Сергиенко. - М. : Изд-во ИП РАН, 2009. - С. 269-272. - 0,19 п.л.

4. Коровкин, С.Ю. Идея интенциональности психического как основа субъектного подхода [Текст] / С.Ю. Коровкин // Психология человека в современном мире. Т.4. Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения СЛ. Рубинштейна (15-16 октября 2009 г.) / Отв. ред. А.Л. Журавлев, М.И. Воловикова, Л.Г. Дикая, Ю.И. Александров. - М.: Изд-во ИП РАН, 2009. - С.39-42. - 0,15 п.л.

5. Коровкин, С.Ю. Инструментальные обобщения как средства практического мышления [Текст] / С.Ю. Коровкин // Мышление: восхождение к практике: Сборник статей / Под ред. A.B. Карпова, В.К. Солондаева. - Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2008.-С. 108-115.-0,41 пл.

6. Коровкин, С.Ю. Исследование мышления при решении орудийных задач [Текст] / С.Ю. Коровкин // Научный поиск: Сб. научных работ студентов, аспирантов и преподавателей / Под ред. A.B. Карпова. - Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2008. - С. 23-30.-0,33 п.л.

7. Коровкин, С.Ю. Исследование мышления, включенного в инструментально опосредованную деятельность [Текст] / С.Ю. Коровкин // Теоретические и прикладные проблемы психологии мышления / Под ред. В.Ф. Спиридонова, Ю.Е. Кравченко. - М.: РГГУ, 2008. - С.12-19. - 0,45 пл.

8. Коровкин, С.Ю. Подходы к изучению опосредованности практического мышления [Текст] / С.Ю. Коровкин // Актуальные проблемы психологии образования: Межвуз. сб. науч. тр. - Саратов : Научная книга, 2008. - Вып. 1. -С. 52-64.-0,84 пл.

9. Коровкин, С.Ю. Практический интеллект и функциональность когнитивного опыта [Текст] / С.Ю. Коровкин // Психология способностей: Современное состояние и перспективы исследований: Материалы научной конференции, посвященной памяти В.Н. Дружинина (ИП РАН, 19-20 сентября 2005 г.). - М. : Изд-во ИП РАН, 2005. - С. 44-48. - 0,27 пл.

10. Коровкин, С.Ю. Практическое мышление в аспекте способов преобразования объекта: возможности измерения (глава) [Текст] / С.Ю. Коровкин // Практическое мышление: теоретические проблемы и прикладные аспекты: монография / Под ред. A.B. Карпова, Ю.К. Корнилова. - Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2007. - С. 181-209. -1,65 п.л.

11. Коровкин, С.Ю. Проблемная ситуация как взаимодействующая система в практическом мышлении [Текст] / С.Ю. Коровкин // Психология и школа, 2008. -№1,- С.81-83. - 0,17 п.л.

12. Коровкин, С.Ю. Функциональные обобщения в инструментальном опыте [Текст] / С.Ю. Коровкин // Человек. Власть. Общество. Научные труды VII Азиатско-Тихоокеанского Международного Конгресса психологов (Хабаровск-Токио, 12-16 мая 2008 года).-Хабаровск : МАПН, 2008. -С.124-125. -0,13 п.л.

Подписано в печать 28.05.10. Формат 60x84/16. Бумага оф. Отпечатано на ризографе.

Тираж 100 экз. Заказ 25/10. Отдел оперативной полиграфии ЯрГУ 150000, Ярославль, ул. Советская ,14

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Коровкин, Сергей Юрьевич, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ОПОСРЕДОВАННОСТЬ ПОЗНАНИЯ И ПРЕОБРАЗОВАНИЯ КАК ОСНОВА ИЗУЧЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОБОБЩЕНИЙ.

1.1. Проблема средств решения в психологии мышления.

1.2. Проблема средств в практической деятельности.

1.3. Теоретическая модель функциональных обобщений в мыслительном процессе.

Выводы по главе.

ГЛАВА II. МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОБОБЩЕНИЙ В ПРОЦЕССЕ МЫШЛЕНИЯ

2.1. Методические проблемы исследования обобщений и мыслительного процесса.

2.2. Методы эмпирического исследования инструментального опыта.

2.3. Методы экспериментального исследования актуальной модели ситуации преобразования и мыслительного процесса.

Выводы по главе.

ГЛАВА III. ЭМПИРИЧЕСКОЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОБОБЩЕНИЙ В МЫСЛИТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ.

3.1. Описание результатов исследования.

3.2. Анализ и интерпретация результатов исследования.

Выводы по главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Специфика функциональных обобщений при решении орудийных задач"

Актуальность проблемы. Актуальность проблемы функциональных обобщений для психологии мышления обусловлена целым рядом её особенностей. Выявление роли, механизмов и особенностей использования функциональных обобщений в мыслительном процессе актуально как в t I контексте развития теории мышления, так и в плане практического применения полученных знаний. Нехватка экспериментальных исследований механизмов мыслительного процесса порождает пробел в понимании природы одного из самых сложных когнитивных процессов. Понимание закономерностей организации функциональных обобщений и особенностей их использования в процессе решения проблем, связанных с преобразованием, позволит более полно и с более высокой экологической валидностью раскрыть общие закономерности организации процесса мышления.

Современная интеграция отечественной психологии мышления в международное сообщество повышает требования к качеству эмпирических и экспериментальных работ, что, в свою очередь, требует использование максимально обоснованных методов и методик, а также современных статистических методов обработки данных и способов экспериментального планирования.

Проблема обобщений в решении различного рода задач и проблем является одной из основных в психологии мышления (А.В. Брушлинский, В.В. Давыдов, A.M. Матюшкин, В.Н. Пушкин, C.JI. Рубинштейн, Б.М. Теплов, J. Bruner, D. Dorner, P.N. Johnson-Laird, A. Nguyen-Xuan, J. Piaget, P. Rabardel, E. Rosch, R.J. Sternberg, R.K. Wagner и др.). Большинство исследований посвящено проблеме соотношения структур опыта и мыслительного процесса. Положение о соответствии структурных и процессуальных характеристик обобщений в мыслительном процессе открывает возможности косвенного исследования процесса мышления через динамику обобщений.

Существует необходимость изучения функциональных обобщений в рамках процессуального подхода к изучению мышления, направленного на решение орудийных проблем. В частности, требуется описание проявление общих и специфических закономерностей мыслительного процесса в решении задач на преобразование, связанных с характером используемых субъектом обобщений. Понимание организации функциональных обобщений в контексте процесса мышления будет способствовать развитию представлений о сходных формах опыта. Таким образом, недостаточная разработка проблемы функциональных обобщений сказывается на развитии психологии мышления в целом. Необходимость решения данной проблемы обусловила выбор темы исследования, его цели и задач.

Цель исследования: Выявление ситуативных и метакогнитивных особенностей функциональных обобщений, а также их связей с формальными и содержательными характеристиками процесса решения орудийных задач.

Основные задачи:

1. Описать и проанализировать основные теоретические и методологические подходы к изучению функциональных обобщений и мыслительного процесса.

2. Разработать методический аппарат для исследования организации особенностей функциональных обобщений и особенностей мыслительного процесса.

3. Выявить ситуативные и метакогнитивные особенности организации функциональных обобщений субъекта решения орудийных задач.

4. Выявить и описать формальные и содержательные характеристики мышления при решении орудийных задач.

5. Установить связь функциональных обобщений с характеристиками мыслительного процесса при решении орудийных задач.

Объект исследования. Функциональные обобщения в мыслительном процессе при решении орудийных задач.

Предмет исследования. Особенности функциональных обобщений при решении орудийных задач, а также их связь с процессуальными и содержательными характеристиками мыслительного процесса.

Гипотезы исследования. Общая гипотеза исследования формулируется следующим образом: ситуативные и метакогнитивные особенности функциональных обобщений связаны с процессуально, содержательными характеристиками решения орудийных задач. Основная гипотеза конкретизируется в следующих частных гипотезах'.

1. Метакогнитивные особенности функциональных обобщений инструментальный опыт) связаны с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач.

2. Ситуативные особенности функциональных обобщений (актуальная модель ситуации) преобразования связаны с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач.

3. Тип психологической структуры орудийной задачи влияет На особенности актуальной модели ситуации преобразования.

Методологической основой исследования являются принципы субъектно-деятельностного подхода (К.А. Абульханова-Славская

A.В. Брушлинский, Б.Ф. Ломов, C.J1. Рубинштейн); теоретические положения психологии практического мышления (Д.Н. Завалишина, Ю.К. Корнилов

B.Н. Пушкин, Б.М. Теплов), принципы культурно-исторического подхода к изучению мышления (JI.C. Выготский, П. Тульвисте, М. Cole, P. Rabardel S. Scribner), положения гештальт-психологии мышления (К. Duncker W. Kohler, N.R.F. Maier, L. Szekely, M. Wertheimer), принципы когнитивной психологии (T.A. Ребеко, E.A. Сергиенко, В.Ф. Спиридонов, Д.В. Ушаков М.А. Холодная, J. Bruner, D. Dorner, Y. Engestrom, К.А. Ericsson, P.A. Frensch J. Funke, J. Hoffmann, W. Hussy, P.N. Johnson-Laird, W. Kintsch, K. Nelson A. Nguyen-Xuan, A. Newell, J. Pascual-Leone, J. Piaget, J.F. Richard, H. Simon R.J. Sternberg, R.K. Wagner), методологические основания психосемантики (Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев, G.A. Kelly, С.Е. Osgood).

Методы и методики исследования. Для достижения поставленных цели и задач, а также для проверки гипотез на разных этапах использовались следующие методы и методики.

Методы и методики эмпирического исследования функциональных обобщений: психосемантическое исследование когнитивной сложности инструментального опыта с помощью методики «инструментальная репертуарная решетка» (модифицированная методика Дж. Келли); психосемантическое исследование ситуативной и инструментальной дифференцированности инструментального опыта, а также диапазона функциональной применимости с помощью психосемантической методики изучения инструментального опыта; изучение стилей мыслительного процесса с помощью опросника для диагностики практической направленности мышления Л.П. Урванцева и Н.В. Володиной; исследование взаимосвязей характеристик инструментального опыта и стилей мыслительного процесса.

Методы и методики экспериментального исследования особенностей процесса решения орудийных задач: экспериментальное исследование решения орудийных проблем с помощью методики решения орудийных задач методом «мышления вслух»; выделение типов психологической структуры задачи с помощью самоотчетов после выполнения экспериментальной процедуры; определение основных элементов актуальной модели ситуации и их частотный анализ, а также определение основных особенностей решения орудийных проблем и их количественно-качественный анализ с помощью методики контент-анализа протоколов «мышления вслух»; изучение структур актуальной модели при различных формах принятия задачи с использованием корреляционного и структурного анализа; сравнение структур актуальной модели при различных типах задач с помощью дисперсионного анализа и сравнения эмпирических распределений методом %2; исследование взаимосвязи функциональных обобщений различного уровня и особенностей решения орудийных проблем с помощью корреляционного анализа; определение основных переменных в мыслительном процессе, выделение основных его этапов с помощью эксплораторного факторного анализа категорий контент-анализа.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Существуют связи метакогнитивных особенностей функциональных обобщений (инструментального опыта) с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач. Устойчивым коррелятом процессуально-содержательных характеристик решения орудийных задач является «диапазон функциональной применимости», который понимается как индивидуальная мера широты использования набора инструментов в совокупности ситуаций.

2. Существуют связи между ситуативными характеристиками функциональных обобщений с процессуально-содержательными характеристиками решения орудийных задач. Системообразующими элементами в структуре актуальной модели на микрогенетическом уровне анализа функциональных обобщений являются объект и действие. Ядром функциональных обобщений являются не объективные свойства объекта преобразования, а динамические субъективные характеристики способов и средств преобразования объекта.

3. Структура функциональных обобщений, актуализируемых в процессе решения орудийных задач, определяется психологической структурой задачи, которая может не совпадать с объективно заданной структурой задачи. Различие психологических структур задач связано с актуализацией различных форм репрезентации (действенных и образных).

4. Методический прием решения орудийных задач методом «мышления вслух» с последующим контент-анализом протоколов может быть использован для изучения функциональных обобщений (актуальной модели ситуации) и характеристик решения.

Научная новизна работы определяется тем, что в ней предлагается ряд инноваций методического, экспериментального, статистического и теоретического плана, которые позволят вскрыть некоторые новые особенности функциональных обобщений.

В методическом плане предлагаются новые методики сбора и обработки данных, а также модификации ранее известных методик, заточенные под цели данного исследования. В частности предлагается методика сбора количественной информации на основе анализа протоколов метода «мышления вслух». Модифицированы психосемантические методики для изучения динамических характеристик обобщений взаимодействия субъекта с объектом.

В экспериментальном плане предлагаются новые способы разворачивания мыслительного процесса через рассогласование в условии задачи целей и средств их достижения, что отражено в понятии орудийных задач.

В статистическом плане предлагаются модификации структурного анализа с целью повышения точности данных. В первую очередь, предлагается модифицированный способ расчета структурных весов элементов анализируемой структуры, основанный на учете как значимости, так и силы корреляционной связи.

В теоретическом плане предлагается модель описания функциональных обобщений на различных уровнях анализа -макрогенетическом и микрогенетическом. Показано наличие относительно небольшого числа связей между уровнями, указывающих на особую роль диапазона функциональной применимости в формировании актуальной модели ситуации. Проанализирована и описана структура актуальной модели как микрогенетического уровня функциональных обобщений, выделены ключевые характеристики - «ядро» обобщений, в которое входят не только свойства объекта преобразования, но и особенности взаимодействия с ним. Показано влияние психологической структуры задачи на актуализацию различных форм репрезентации функциональных обобщений. Выявлены этапы решения, соответствующие различным путям решения проблем и субпроблем - поиск способов и поиск средств преобразования. Описаны наиболее общие стратегии решения орудийных задач, проанализирована их роль в нахождении решения.

Теоретическая значимость исследования взаимосвязи функциональных обобщений и особенностей решения орудийных проблем обусловлена необходимостью теоретического анализа обобщений и их роли в мыслительном процессе.

В рамках данной работы осуществляется разработка двух принципиальных положений, вносящих вклад в теоретические вопросы психология мышления. Во-первых, процесс мышления, обеспечивающий адекватность преобразования субъектом мира, что проявляется в регулятивной функции мышления, совершается в особой форме обобщений — в форме функциональных обобщений. Во-вторых, в обобщениях отражаются не только свойства объекта, но и особенности всех элементов ситуации (взаимодействующей системы).

Результаты исследования подтверждают теоретические положения субъектно-деятельностного подхода о комплексности и недизъюнктивности структуры обобщений, а также о специфически характерных особенностях обобщений в мышлении, рассматриваемом в его регулятивном аспекте. Данный аспект может быть рассмотрен как значимый при анализе результатов с точки зрения когнитивной психологии.

Изучение природы функций, функциональных обобщений и их роли в мыслительном процессе позволяет сблизить точки зрения культурно-исторического подхода и гештальт-психологии мышления в понимании роли средств в решении задач и проблем. Термин «функция» рассматривается как на социально-культурном, так и на ситуативном уровне, в то же время функция может быть описана в качестве формальной характеристики опыта активного взаимодействия, которая может быть наполнена как ситуативным, так и внеситуативным содержанием, что может проявляться в решении инструментальных и орудийных задач.

Исследование средств и функций на макрогенетическом уровне осуществляется с использованием модифицированных психосемантических методов. Основным допущением является возможность изучения не оценок объекта, а характеристик взаимодействия с объектом. На основе исследования описаны и проанализированы характеристики инструментального опыта, такие как диапазон функциональной применимости, ситуативная и инструментальная дифференцированность и Др.

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что решение вопроса об организации функциональных обобщений и их роли в мыслительном процессе важно для решения ряда прикладных проблем, в частности, проблемы профессионального обучения, совершенствования профессионального мышления и опыта, а также формирования экспертности.

Разработанный методический прием сбора и анализа информации протоколов «мышления вслух» в рамках данного исследования, может быть использован для прикладных задач с целью выявления структуры и уровня сформированности функциональных обобщений субъекта.

Результаты исследования могут быть применены при изучении природы ошибок субъекта профессиональной деятельности при работе со сложными технологическими средствами преобразования.

Результаты исследования и рекомендации, разработанные на основе исследования, внедряются в процесс обучения в рамках лекционных курсов «Введение в профессию» и «Индивидуальность человека», читаемых на факультете психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

Достоверность данных и обоснованность выводов обеспечена внутренней логичностью структуры работы, применением комплексного подхода к анализу проблемы, адекватностью методов эмпирического и экспериментального планирования, обоснованным использованием широкого спектра научных методов и психодиагностических методик, адекватных целям и задачам исследования, применением адекватных методов математической обработки данных, многосторонним анализом результатов исследования.

Эмпирическое исследование проводилось в течение 2006 - 2010 гг. На протяжении данного времени выполнялся теоретический и методологический анализ проблемы, определялись процедуры исследования, осуществлялись сбор, обработка и интерпретация полученных данных. Общий объем выборки составил 162 человека в возрасте от 18 до 24 лет. В рамках первого этапа проводилось исследование особенностей инструментального опыта с помощью модифицированных психосемантических методик, а также психодиагностических когнитивно-личностных опросников. Объем выборки на первом этапе составил 149 человек. На втором этапе был использован прием решения орудийных задач методом «мышления вслух», который является классическим для психологии мышления и основным методом вербализации мыслительного процесса. Объем выборки на втором этапе составил 78 человек, данный объем выборки обусловлен использованием интраиндивидуального экспериментального плана. Количество экспериментальных ситуаций на втором этапе насчитывает 780 единиц.

Апробация результатов работы осуществлялась представлением материалов на заседаниях методологического семинара кафедры общей психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова (Ярославль, 2006-2010). Результаты работы были представлены и обсуждены на научных конференциях: научной конференции, посвященной памяти В.Н. Дружинина «Психология способностей: Современное состояние и перспективы исследований» (Москва, 2005), Всероссийской научно-практической конференции «Современные проблемы прикладной психологии» (Ярославль, 2006), V Международном научно-практическом конгрессе «Человек в экстремальных условиях: здоровье, надежность и реабилитация», общероссийской научной конференции «Тенденции развития современной психологической науки» (Москва, 2007), научном конгрессе «Психология XXI столетия» (Ярославль, 2007), Всероссийской научной конференции, посвященной памяти Б.Г. Ананьева «Методология комплексного человекознания и перспективы ее развития в современной психологии» (Москва, 2007), научно-практической конференции «Ананьевские чтения - 2007» (Санкт-Петербург, 2007), Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва, 2007-2009), Международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Психология XXI века» (Санкт-Петербург, 2007), Международной конференции молодых ученых «Психология - наука будущего», (Москва 2007-2009), научно-практической конференции «Развитие научного наследия A.M. Матюшкина (к 80-летию со дня рождения)» (Москва, 2008), VII Азиатско-Тихоокеанском Международном Конгрессе психологов «Человек. Власть. Общество» (Хабаровск, 2008), научной конференции, посвященной памяти А.В. Брушлинского «Личность и бытие: субъектный подход» (Москва, 2008Х Всероссийской научной конференции (с иностранным участием), посвященной памяти O.K. Тихомирова «Современная психология мышления: смысл в познании», Всероссийской научно-практической конференции «Психология когнитивных процессов» (Смоленск, 2008-2009), конференции молодых ученых памяти К. Дункера «Теоретические и прикладные проблемы психологии мышления» (Москва, 2008), Всероссийской научной конференции, посвященной памяти С.Л. Рубинштейна «Психология человека в современном мире» (Москва, 2009).

Материалы проведенного исследования включены в программы научно-исследовательских проектов: грант РГНФ, 2005-2007, №05-06-06-365а «Комплексный анализ характеристик практического мышления как основы его диагностики и формирования», грант РГНФ, 2007, №07-06-95879 м/М «Семантический анализ инструментального опыта», грант ЯрГУ, 2008, «Инструментальные обобщения как средства практического мышления», грант ЯрГУ, 2009, «Исследование взаимосвязи функциональных обобщений и особенностей решения орудийных проблем», грант РГНФ, 2009-2010, №09-06-00477а «Механизмы и особенности обобщения в мышлении, включенном в решение задач на преобразование», ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» ГК 02.740.11.0601 «Системогенез профессиональной и учебной деятельности».

По теме диссертации было опубликовано 19 статей, в том числе статья в журнале списка ВАК, 16 материалов конференций, 1 глава коллективной монографии.

Диссертационное исследование обсуждалось на заседании кафедры общей психологии факультета психологии Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова и рекомендовано к защите.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, .трёх глав, заключения, выводов, библиографического списка, включающего 206 наименований, из которых 60 на английском и немецком языках, а также 8 приложений. Текст диссертации включает 11 таблиц и 8 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. В соответствии с микро- и макрогеиетическим уровнями анализа мыслительного процесса в структуре функциональных обобщений выделяются два уровня организации опыта преобразования. Во-первых, относительно статичный внеситуативный уровень инструментального опыта, характеризующийся устойчивым соотношением средств преобразования и ситуаций преобразования. Во-вторых, динамичный уровень актуальной модели ситуации преобразования.

2. На уровне инструментального опыта наибольшую роль с точки зрения связи с процессом решения орудийных задач среди проанализированных характеристик играет показатель диапазона функциональной применимости. Широкий диапазон применимости позволяет видеть субъекту решения большее количество свойств объектов и инструментов, задает большую зону приемлемых решений, тем самым, увеличивая эффективность решения орудийных задач, для которых требуется поиск новых, неожиданных средств и способов решения.

3. На микрогенетическом уровне анализа функциональные обобщения представлены в качестве актуальной модели ситуации, которая обладает набором элементов и определенной структурой. Системообразующими элементами в структуре актуальной модели являются объект и действие. Таким образом, ядром обобщений являются не объективные свойства объекта преобразования, а динамические субъективные характеристики способов и средств преобразования данного объекта.

4. В системе взаимосвязей элементов актуальной модели преобразования и характеристик решения орудийных задач выделяются два фактора — фактор средств и фактор способов преобразования. Данные факторы подразумевают различные пути нахождения решения, могут соответствовать как двум принципиально различным типам задач — продуктивным и репродуктивным, так и основным этапам мыслительного процесса — нахождения принципа и нахождения реализуемого решения.

Таким образом, делается предположение о соответствии типов задач и этапов мышления, и, как следствие, предполагается понимание этапа мыслительного процесса как субпроблемы, имеющей собственное решение.

5. Психологическая структура задачи может не соответствовать её объективно заданной структуре. Для объективно заданной группы орудийных задач были выделены два типа психологических структур — задачи-действия и задачи-образы. Было показано, что внутренняя структура функциональных обобщений существенно различается для этих типов, при сохранении ядра обобщений. Различие психологических структур задач связывается с актуализацией различных форм репрезентации.

6. Характеристики решения орудийных задач группируются в виде трех основных стратегий: 1) «расшатывание» — стратегия состоит в расшатывании, «размягчении» и расширении границ и норм актуальной модели; 2) «рефлексия» - особенностью данной стратегии является тенденция к осознаванию, проговариванию неочевидных свойств ситуации; 3) «актуализация схем» — состоит в попытках применить имеющиеся готовые схемы решения в новых ситуациях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении данного исследования необходимо отметить, что проблема обобщений в мыслительном процессе является настолько же сложной, насколько старой. Ощая тенеденция развития теорий обобщений и понятий идет в сторону расширения оъема понятия «обобщение». Изначально ограничиваясь пониманием обобщения как логического понятия, фиксирующего объективные существенные свойства объекта, в дальнейшем были поставлены под сомнение объективность существенных свойств, а затем была показана роль несущественных, ситуативных, событийных свойств объектов в формировании обобщений. В данном исследовании показаны некоторые особенности функциональных обобщений, которые позволяют расширить понятие обобщений, включив в них социально-закрепленные знания о преобразовании (инструментальные функции), знания о текущей ситуации (условия, цель и т.д.). Наиболее важным выводом, который следует из исследования, является подтверждение общего предположения о фиксации в обобщении не столько свойств объектов, сколько характеристик преобразующего взаимодействия субъекта в условиях ситуации. Ядром такого взаимодействия является триада субъект-действие-объект, однако, поскольку знания субъекта о себе слабо актуализируются в мыслительном процессе, а имплицитно влияют на него, ядром функциональных обобщений является связка действие-объект. Таким образом, основой функциональных обобщений являются свойства податливости объекта преобразования, данные в определенных условиях, для конкретного субъекта, владеющего определенными способами и средствами преобразования.

В ходе исследования были затронуты некоторые вопросы проблемы изучения мыслительного процесса. На сегодняшний день исследования в психологии мышления, в основном, развиваются в рамках когнитивной психологии, строятся модели опосредованного познания, фиксируются переменные, влияющие на породуктивность мышления, выделяются этапы мыслительного процесса. Однако, необходимо отметить, что все современные теории мышления традиционно исходят из представления об исключительной когнитивной направленности мыслительного процесса. Сиситемный подход к проблеме психического, развитый в отечественной психологии, указывает на необходимость анализа трех функций психического — когнитивной, регулятивной и коммуникативной. Обобщение, несомненно, является процессом и результатом познания, но в то же время использовании тех или иных обобщений, форм репрезентации, также играет роль в адекватности преобразования субъектом мира. Обобщения не только формируются у конкретного субъекта и существуют исключительно индивидуализирование, они неотъемлемо включают в себя инвариантные компоненты преобразования, в частности знания инструментальных функций, социально-закрепленных способов и средств преобразования.

Существенным выводом данного исследования можно назвать описание различных структур обобщений для формально схожих задач., В контексте материала данный феномен был обозначен как различие психологических структур задач, актуализирующих различные формы репрезентаций. Описание данного феномена должно послужить толчком к исследованию типов задач по их психологической составляющей и вскрытию психологической структуры задач и проблем. Важной задачей для современной психологии мышления также является проблема микрогенетического анализа мыслительного процесса, изучения микроэтапов протекания мышления, вскрытие механизмов его микроэтапов. Существенное влияние на возможности такого анализа могут оказать исследования микродинамики обобщений, основу для которых пытается заложить данное исследование.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Коровкин, Сергей Юрьевич, Ярославль

1.М. Психосемантика профессий Текст. / М М Абдуллаева // Психология субъективной семантики в фундаментальных и прикладных исследованиях / под ред. Д.А. Леонтьева. - М. : Смысл, 2000. -1. С. 104- 108.

2. Абельс X. Интеракция, идентификация, презентация. Введение в интерпретативную социологию Текст. / X. Абельс. СПб. : Алетейя, 1999.272 с.

3. Артемьева, Е.Ю. Психология субъективной семантики Текст. /

4. Е Ю Артемьева. М. : Изд-во МГУ, 1980. - 127 с.

5. Басов, М.Я. Общие основы педологии Текст. / М.Я. Басов. СПб. :1. Алетейя, 2007.-776 с.

6. Беллман, Р. Принятие решений в расплывчатых условиях Текст. /

7. Р. Беллман, Л. Заде // Вопросы анализа и процедуры принятия решений. Сб.переводов. М. : Мир, 1976. - С.172-215.

8. Богомолова, Н.Н. Контент-анализ Текст. / Н.Н.Богомолова,

9. Т Г Стефаненко. М. : Изд-во Моск. ун-та, 1992. - 60 с.

10. Брунер, Д*. Психология познания Текст. / Д*. Брунер. М. :1. Прогресс, 1977.-412 с.

11. Брушлинский, А.В. Избранные психологические труды Текст. /

12. А В Брушлинский. М. : Изд-во ИП РАН, 2006. - 623 с.

13. Брушлинский, А.В. Мышление и прогнозирование Текст. /

14. А.В. Брушлинский. М. : Мысль, 1979. - 232 с10.Брушлинский,л и. Чттотггт М • Изд-во ИП РАН; СПб.: А. В. Брушлинский; отв. ред. В. В. Знаков. т. w д1. Алетейя, 2003.-272 с.

15. П Брушлинский, А.В. Ментальная репрезентация как системнаямодель в когнитивной психологии Текст. / А.В. Брушлинский, Е.А. Сергиенко // Ментальная репрезентация: динамика и структура. М. :

16. Изд-во ИП РАН, 1998.-С. 5-22.

17. А.В. Психология субъекта Текст. /

18. Валлон, А. От действия к мысли Текст. / А. Валлон. М. : Иностранная литература, 1956. — 238 с.

19. Варенов, А.В. Мышление и репрезентация знаний Текст. / А.В. Варенов // Практическое мышление и опыт: ситуативность и инструментальность обобщений : сб. ст. / под ред. Ю.К. Корнилова. — Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2000. С. 82-106.

20. Варенов, А.В. Ситуативные характеристики обобщения Текст. / А.В. Варенов // Субъект и объект практического мышления / под ред. А.В. Карпова, Ю.К. Корнилова. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1997. - С. 71-79.

21. Васищев, А.А. Исследование процесса построения проблемной ситуации в практическом мышлении Текст. Дис. . канд. псих. наук. -Ярославль : 2002. 143 с.

22. Васищев, А. А. Сущность ситуации: крайние позиции и динамические подходы Текст. / А.А. Васищев // Практическое мышление и опыт: ситуативность и инструментальность обобщений / под ред. Ю.К.Корнилова Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2000. - С. 15-50

23. Вертгеймер, М. Продуктивное мышление Текст. / М. Вертгеймер. — М. : Прогресс, 1987. 336 с.

24. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2007. С. 263-305.

25. Владимиров, И.Ю. Особенности строения и функционирования ментальной модели партнера по общению Текст. : автореф. дис. . канд. психол. наук / И.Ю. Владимиров. — Ярославль, 2004. 19 с.

26. Выготский, JI.C. Мышление и речь Текст. / JI.C. Выготский // Собрание сочинений : в 6 т. М. : Педагогика, 1982. — Т. 2. — С. 5-361.

27. Выготский, JI.C. Орудие и знак в развитии ребенка Текст. // Психология развития человека. — М. : Изд-во Смысл; Изд-во Эксмо, 2003. — С. 1039-1129.

28. Гайнанов, P.P. Инструментальный человек: попытка систематизации инструментов Текст. / P.P. Гайнанов // Практическое мышление и опыт: ситуативность и инструментальность обобщений / под ред. Ю.К. Корнилова. -Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 2000. С. 148-159.

29. Гальперин, П.Я. Функциональные различия между орудием и средством Текст. / П.Я. Гальперин // Хрестоматия по возрастной и педагогической психологии. М. : Изд-во МГУ, 1980. — С. 195-203.

30. Гибсон, Дж. Экологический подход к зрительному восприятию Текст. / Дж. Гибсон. М. : Прогресс, 1988. - 464 с.

31. Гласс, Дж. Статистические методы в педагогике и психологии Текст. / Дж. Гласс, Дж. Стэнли. — М. : Прогресс, 1976. — 494 с.

32. Готтсданкер, Р. Основы психологического эксперимента Текст. / Р. Готтсданкер. -М. : Академия, 2005.-367 с.

33. Гришина, Н.В. Психология конфликта Текст. / Н.В. Гришина. — СПб. : Питер, 2000. 464 с.

34. Гудвин Дж. Исследование в психологии: методы и планирование Текст. / Дж. Гудвин. — СПб. : Питер, 2004. 558 с.

35. Гуссерль, Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии Текст. / Э. Гуссерль // Язык и интеллект / под ред. В.В. Петрова.- М. : Прогресс, 1996. С. 14-94.

36. Давыдов, В.В. Виды обобщения в обучении Текст. / В.В. Давыдов.- М. : Педагогика, 1972. 424 с.

37. Дёрнер, Д. Логика неудачи Текст. / Д. Дёрнер. М. : Смысл, 1997. —243 с.

38. Дерягина, М.А. Манипуляционная активность приматов (Этологический анализ в связи с проблемами антропогенеза) Текст. / М.А. Дерягина. М.: Наука, 1986. - 109 с.

39. Джемс, У. Мышление Текст. / У. Джемс // Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Ф. Спиридонова, М.В. Фаликман, В.В. Петухова. 2-е изд., перераб. и доп. - М. : ACT: Астрель, 2008. - С. 29-38.

40. Драпак, Е.В. Изучение индивидуальной специфики мышления как мышления практического Текст. : автореф. дис. . канд. психол. наук / Е.В. Драпак. Ярославль, 2005. - 21 с.

41. Дружинин, В.Н. Экспериментальная психология Текст. / В. Н. Дружинин. СПб. : Питер, 2000. - 318 с.

42. Дункер, К. Качественное (экспериментальное и теоретическое) исследование продуктивного мышления Текст. / К. Дункер // Психология мышления. М. : Прогресс, 1965. - С. 21-85.

43. Запорожец, А.В. Избранные психологические труды. В 2-х т. Т. 1. Текст. / А.В. Запорожец. М. : Педагогика, 1986. - 296 с.44.3ейгарник, Б.В. Патология мышления Текст. / Б.В. Зейгарник. — М. : Изд-во МГУ, 1962. 244 с.

44. Зельц, О. Законы продуктивной и репродуктивной духовной деятельности Текст. / О. Зельц // Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Ф. Спиридонова, М.В. Фаликман, В.В. Петухова. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ACT: Астрель, 2008. - С. 44-67.

45. Зорина, З.А. Элементарное мышление животных Текст. / З.А. Зорина, И.И. Полетаева. М. : Аспект Пресс, 2002. - 320 с.

46. Исследование развития познавательной деятельности Текст. / под ред. Дж. Брунера, Р. Олвер, П. Гринфилд. М. : Педагогика, 1971. - 392 с.

47. Карпов, А. В. Метасистемная организация уровневых структур психики Текст. / А. В. Карпов. М. : Изд-во ИП РАН, 2004. - 504 с.

48. Карпов, А.В., Скитяева, И.М. Психология рефлексии Текст. / А.В. Карпов, И.М. Скитяева -Ярославль : Аверс Пресс, 2002. 304 с.

49. Кашапов, М.М. Психология педагогического мышления Текст. / М.М. Кашапов. СПб. : Алетейя, 2000. - 463 с.

50. Кёлер, В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян Текст. / В. Кёлер. М. : Издательство Коммунистической Академии, 1930. — 206 с.

51. Клацки, Р. Память человека структуры и процессы Текст. / Р. Клацки. М.: Мир, 1978.-319 с.

52. Клике, Ф. Пробуждающееся мышление Текст. / Ф. Клике. М. : Прогресс, 1983.-302 с.

53. Когнитивная психология Текст. / под ред. В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. М. : ПЕР СЭ, 2001. - 479 с.

54. Когнитивное обучение: современное состояние и перспективы Текст. / под ред. Т. Галкиной, Э. Jloapepa. М. : Изд-во ИП РАН, 1997. — 296 с.

55. Козелецкий, Ю. Психологическая теория решений Текст. / Ю. Козелецкий. М. : Прогресс, 1979. - 504 с.

56. Конева, Е.В. Теоретические обобщения в мышлении профессионала Текст. / Е.В. Конева // Изучение практического мышления: итоги и перспективы : сб. статей / под ред. Ю.К. Корнилова. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1999.-С. 66-83.

57. Корнилов, Ю.К. Мышление в производственной деятельности Текст. / Ю.К. Корнилов. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1984. - 74 с.

58. Корнилов, Ю.К. Мышление руководителя и методы его изучения Текст. / Ю.К. Корнилов. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1982. - 78 с.

59. Корнилов, Ю.К. Психология практического мышления Текст. / Ю.К. Корнилов. Ярославль : Диа-пресс, 2000. — 212 с.

60. Корнилов, Ю.К. Что характерно для обобщений практического мышления Текст. / Ю.К. Корнилов // Изучение практического мышления: итоги и перспективы : сб. статей / под ред. Ю.К. Корнилова. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1999. - С. 4-23.

61. Корнилов, Ю.К. Инструментальный опыт как компонент опыта практического преобразования Текст. / Ю.К. Корнилов, И.Ю. Владимиров // Ярославский психологический вестник. Вып. 16. М., Ярославль : РПО, 2005.-С. 21-28.

62. Коул, М. Культурно-историческая психология Текст. / М. Коул. — М. : Изд-во ИП РАН, 1997. 432 с.

63. Коул, М. Культура и мышление Текст. / М. Коул, С. Скрибнер. М. : Прогресс, 1977. - 262 с.

64. Кохановский, В.П. Философия и методология науки Текст. / В.П. Кохановский. Ростов н/Д. : Феникс, 1999. - 576 с.

65. Крушинский, JI.B. Биологические основы рассудочной деятельности Текст. / Л.В. Крушинский. — 2-е изд., перераб. и доп. М.: Изд-во МГУ, 1986.-272 с.

66. Кудрявцев, Т.В. Психология технического мышления Текст. / Т.В. Кудрявцев. М. : Педагогика, 1975. — 304 с.

67. Купер, К. Индивидуальные различия Текст. / К. Купер / под ред. И.В. Равич-Щербо. М. : Аспект Пресс, 2000. - 527 с.

68. Кюльпе, О. Современная психология мышления Текст. / О. Кюльпе // Новые идеи в философии / под ред. Н.О. Лосского, Э.Л. Радлова. Сборник №16. Психология мышления. СПб. : Изд-во «Образование», 1914. — С. 4383.

69. Лакофф, Дж. Когнитивное моделирование Текст. / Дж. Лакофф // Язык и интеллект / под ред. В.В. Петрова. М. : Прогресс, 1996. - С. 143-184.

70. Леви-Брюль, Л. Первобытное мышление Текст. / Л. Леви-Брюль // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. М. : Изд-во МГУ, 1981. - С. 130-140.

71. Левин, К. Динамическая психология Текст. / К. Левин. — М. : Смысл, 2001.-572 с.

72. Леви-Строс, К. Первобытное мышление Текст. / К. Леви-Строс. -М. : Республика, 1994. 384 с.

73. Линдсей, Г. Творческое и критическое мышление / Г. Линдсей, К.С. Халл, Р.Ф. Томпсон // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. М. : Изд-во МГУ, 1981.-С. 149-152.

74. Линдсей, П. Переработка информации у человека Текст. / П. Линдсей, Д. Норман. М. : Мир, 1974. - 552 с.

75. Ломов, Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии Текст. / Б.Ф. Ломов. М. : Наука, 1984. - 448 с.

76. Лурия, А.Р. Психология как историческая наука (к вопросу об исторической природе психологических процессов) Текст. / А.Р. Лурия // История и психология. — М. : Наука, 1971. С. 36-62.

77. Мазилов, В.А. О деятельности обусловленной локализацией ограничений в решении мыслительных задач Текст. / В.А. Мазилов // Проблемы мышления в производственной деятельности. — Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1980. — С.72-75.

78. Мазилов, В.А. Структуры субъективного опыта и решение задач Текст. / В.А. Мазилов // Психологические проблемы рационализации деятельности. Вып. 5. / под ред. Н.П. Ерастова. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1979.-С. 15-27.

79. Мартин, Р. Психология юмора Текст. / Р. Мартин. СПб. : Питер, 2009.-480 с.

80. Матюшкин, A.M. Проблемные ситуации в мышлении и обучении Текст. / A.M. Матюшкин. -М. : Педагогика, 1972. 168 с.

81. Ментальная репрезентация: динамика и структура Текст. — М. : Изд-во ИП РАН, 1998. 320 с.

82. Меткэлф, Ж. Предсказуем ли инсайт Текст. / Ж. Меткэлф, Д. Вибе // Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Ф. Спиридонова, М.В. Фаликман, В.В. Петухова. 2-е изд., перераб. и доп. - М. : ACT: Астрель, 2008. - С. 400-404.

83. Мехтиханова, Н.Н. Склонность к вербализации и особенности организации знаний Текст. / Н.Н. Мехтиханова // Изучение практического мышления: итоги и перспективы. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1999. - С. 8598.

84. Мехтиханова, Н.Н. О содержании протокола «мышления вслух» при решении лабораторных задач Текст. / Н.Н. Мехтиханова, IQ.K. Корнилов // Мышление и общение: активное взаимодействие с миром: Сб. науч. тр. -Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1988. С. 99-108.

85. Мышление: процесс, деятельность, общение Текст. / под ред. А.В. Брушлинского. М. : Наука, 1982. - 288 с.

86. Найссер, У. Познание и реальность Текст. / У. Найссер. — М. : Прогресс, 1981.-230 с.

87. Нгуен-Ксуан, А. Обыденные представления об электричестве Текст. / А. Нгуен-Ксуан // Психология мышления / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Ф. Спиридонова, М.В. Фаликман, В.В. Петухова. М.: ACT: Астрель, 2008. - С. 607-612.

88. Норман, Д. Память и научение Текст. / Д. Норман. М. : Мир, 1985.- 160 с.

89. Орёл, В.Е. Исследование феномена психического выгорания в отечественной и зарубежной психологии Текст. / В.Е. Орёл // Проблемы общей и организационной психологии. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1999. - С. 76-97.

90. Основные направления исследований психологии мышления в капиталистических странах Текст. / под ред. Е.В. Шороховой. М. : Наука, 1966.-298 с.

91. Ошанин, Д. А. Роль оперативного образа в выявлении информационного содержания сигналов Текст. / Д.А. Ошанин // Вопросы психологии. 1969. - № 4. - С. 24-33.

92. Панкратов, А.В. Субъектность как одно из свойств обобщений практического мышления Текст. / А.В. Панкратов // Практическое мышление: специфика обобщения, природа вербализации и реализуемости знаний. Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1997. - С. 98 - 127.

93. Петренко, В.Ф. Основы психосемантики Текст. / В.Ф. Петренко. М. : Изд-во МГУ, 1997. - 399 с.

94. Петренко, В.Ф. Психосемантика сознания Текст. / В.Ф. Петренко. М. : Изд-во МГУ, 1988. - 207 с.

95. Петухов, В.В. Психология мышления Текст. / В.В Петухов. — М. : Изд-во МГУ, 1987.-87 с.

96. Пиаже, Ж. Психология интеллекта Текст. / Ж. Пиаже. — СПб. : Питер принт ООО, 2004. 192 с.

97. Пиаже, Ж. Схемы действия и усвоение языка Текст. / Ж. Пиаже // Социология : Хрестоматия для студентов всех специальностей / сост. О.И. Шестак, О.Н. Кошевая. Владивосток : Изд-во ВГУЭС, 2004. - С. 128130.

98. Пономарев, Я.А. К вопросу об исследовании психологического механизма принятия решения в условиях творческих задач Текст. / Я.А. Пономарев //Проблемы принятия решения. М. : Наука, 1976. — С. 82104.

99. Практический интеллект Текст. / под ред. Р.Дж. Стернберг, Дж. Б. Форсайт, Дж. Хедланд и др. СПб. : Питер, 2002. - 272 с.

100. Практическое мышление: специфика обобщения, природа вербализуемости и реализуемости знаний Текст. / под ред. Ю.К. Корнилова. -Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1997. 144 с.

101. Практическое мышление: теоретические проблемы и прикладные аспекты Текст. / под ред. А.В. Карпова, Ю.К. Корнилова. Ярославль : ЯрГУ, 2007. - 440 с.

102. Путляева, Л.В. О роли пауз при решении задач с использованием технических схем Текст. / Л.В. Путляева // Вопросы психологии труда, трудового обучения и воспитания. Ярославль : Изд-во ЯГПИ, 1971. — С. 152153.

103. Пушкин, В.Н. Оперативное мышление в больших системах Текст. / В.Н. Пушкин. М.-Л. : Энергия, 1965. - 376 с.

104. Пушкин, В.Н. Построение ситуативных концептов в структуре мыслительной деятельности Текст. / В.Н. Пушкин // Проблемы общей,возрастной и педагогической психологии. М. : Педагогика, 1978. - С. 106120.

105. Рабардель, П. Люди и технологии (когнитивный подход к анализу современных инструментов) Текст. / П. Рабардель. — М. : Изд-во ИП РАН, 1999.-264 с.

106. Ребеко, Т.А. Ментальная репрезентация как формат хранения информации Текст. / Т.А. Ребеко // Ментальная репрезентация: динамика и структура. М. : Изд-во ИП РАН, 1998. - С. 25-54.

107. Ребеко, Т.А. Перцептивно-функциональная репрезентация неизвестных объектов Текст. / Т.А. Ребеко // Исследования по когнитивной психологи / под ред. Е.А. Сергиенко. М. : Изд-во ИП РАН, 2004. - С. 17-48.

108. Резникова, Ж.И. Интеллект и язык животных и человека. Основы когнитивной этологии Текст. / Ж.И. Резникова. М. : ИКЦ «Академкнига», 2005.-518 с.

109. Ришар, Ж.Ф. Ментальная активность. Понимание, рассуждение, нахождение решений Текст. / Ж.Ф. Ришар. М. : Изд-во ИП РАН, 1998. -232 с.

110. Росс, Л., Нисбетт, Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии Текст. / Л. Росс, Р. Нисбетт. М. : Аспект Пресс, 2000. - 429 с.

111. Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир Текст. / СЛ. Рубинштейн. СПб. : Питер, 2003. - 512 с.

112. Рубинштейн, С.Л. О мышлении и путях его исследования Текст. / С.Л. Рубинштейн. М. : Изд-во АПН СССР, 1958. - 145 с.

113. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии Текст. / С.Л. Рубинштейн. -М. : Педагогика, 1989. 488 с.

114. Секей, Л. Знание и мышление Текст. / Л. Секей // Психология мышления / Под ред. A.M. Матюшкина. М. : Прогресс, 1965. - С. 343-366.

115. Секей, Л. Продуктивные процессы в обучении и мышлении Текст. / Л. Секей // Психология мышления / под ред. A.M. Матюшкина. М. : Прогресс, 1965. - С. 366-387.

116. Сергиенко, Е.А. Раннее когнитивное развитие: новый взгляд Текст. / Е.А.Сергиенко. М. : Изд-во ИП РАН, 2006. - 464 с.

117. Серкин, В.П. Методы психосемантики Текст. / В.П. Серкин. — М. : Аспект Пресс, 2004. 207 с.

118. Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии Текст. / Е.В. Сидоренко. СПб. : ООО «Речь», 2003. - 350 с.

119. Солондаев, В.К. Индивидуальные обобщения в процессе решения практических задач Текст. / В.К. Солондаев. Дис. . канд. психол. наук. Ярославль, 1999. 140 с.

120. Солондаев, В.К. Практическое мышление и организационное консультирование Текст. / В.К. Солондаев // Практическое мышление: теоретические проблемы и прикладные аспекты / под ред. А.В. Карпова, Ю.К. Корнилова. —Ярославль, Изд-во ЯрГУ, 2007. С. 157-181.

121. Спиридонов, В.Ф. Психология мышления: решение задач и проблем Текст. / В.Ф. Спиридонов. М. : Генезис, 2006. - 319 с.

122. Субъект и объект практического мышления Текст. / под. ред. А.В. Карпова, Ю.К. Корнилова. Ярославль : Ремдер, 2004. - 320 с.

123. Тайлор, Э.Б. Первобытная культура Текст. / Э.Б. Тайлор. — М. : Политиздат, 1989. 576 с.

124. Теплов, Б.М. Ум полководца Текст. / Б.М. Теплов // Теплов Б.М. Избр. труды: в 2 т. Т. 1. — М. : Педагогика, 1985. — С. 223-305.

125. Тихомиров, O.K. Психология мышления Текст. / O.K. Тихомиров. М. : Изд-во МГУ, 1984. - 272 с.

126. Троссей, Б. Знание и решение задач: репрезентации научных понятий Текст. / Б. Троссей, П. Розенцвейг // Когнитивное обучение:современное состояние и перспективы / под ред. Т. Галкиной, Э. Jloapep — М. : Изд-во ИП РАН, 1997. С. 165-191.

127. Урванцев, Л.П. Проблемы специфичности обобщений в практическом мышлении Текст. / Л.П. Урванцев // Изучение практического мышления: итоги и перспективы : сб. статей / под ред. Ю.К. Корнилова. — Ярославль : Изд-во ЯрГУ, 1999. С. 24-65.

128. Фабри, К.Э. Орудийные действия животных Текст. / К.Э. Фабри.- М. : Знание, 1980. 64 с.

129. Фомин, А.Е. Ум практика: от проблемы к плану, от плана к действию Текст. / А.Е. Фомин. Калуга : Изд-во КГПУ, 2007. - 186 с.

130. Франселла, Ф. Новый метод исследования личности Текст. / Ф. Франселла, Д. Баннистер. М. : Прогресс, 1987. - 236 с.

131. Холодная, М.А. Психология интеллекта Текст. / М.А. Холодная.- СПб.: Питер, 2002. 264 с.

132. Хофман И. Активная память: Экспериментальные исследования и теории человеческой памяти Текст. / И. Хофман. — М. : Прогресс, 1986. — 310 с.

133. Чебышева, В.В. Психология трудового обучения Текст. / В.В. Чебышева. — М. : Просвещение, 1969. 303 с.

134. Шмелев, А.Г. Психодиагностика личностных черт Текст. / А.Г. Шмелев. СПб. : Речь, 2002. - 480 с.

135. Шмелев, А.Г. Традиционная психометрика и экспериментальная психосемантика: объектная и субъектная парадигмы анализа данных Текст. / А.Г. Шмелев // Вопросы психологии, 1982. №5. - С. 34-46.

136. Эльконин Б.Д. Введение в психологию развития (в традиции культурно-исторической теории JI.C. Выготского) Текст. / Б.Д. Эльконин. — М. : Тривола, 1994. 168 с.

137. Anderson, J. R., Matessa, M., Lebiere, С. ACT-R: A Theory of Higher Level Cognition and Its Relation to Visual Attention / J.R. Anderson, M. Matessa, C. Lebiere Text. // Human-Computer Interaction, 1997. Vol. 12. - P.439-462.

138. Baber, C. Cognition and Tool Use: forms of engagement in human and animal use of tools / C. Baber Text. London : Taylor & Francis, 2003. -208 p.

139. Baron, J. Thinking and Deciding / J. Baron Text. Cambridge : Cambridge University Press, 2008. - 584 p.

140. Bartlett, F. Thinking: An experimental and social study / F. Bartlett Text. London: George Allen & Unwin, 1958.-203 p.

141. Bodker, S. Understanding Representation in Design / S. Bodker Text. //Human-Computer Interaction, 1998. Vol. 13. - P.107-125.

142. Brehmer, B. In one word: Not from experience / B. Brehmer Text. // Acta Psychologica, 1980. Vol.45. - P.223-241.

143. Cluts, M. The evolution of artifacts in cooperative work: constructing meaning through activity / M. Cluts Text. // ACM SIGGROUP, 2003. P. 144152.

144. Complex problem solving: principles and mechanisms Text. / Eds. R.J. Sternberg, P. Frensch. Hillsdale, N.J. : Lawrence Erlbaum Associates, 1991. -424 p.

145. Dreyfus, H. Mind over machine / H. Dreyfus, S. Dreyfus Text. -N.Y. : The Free Press, 1986. 321 p.

146. Dunbar, K. Problem solving / K. Dunbar // A companion to Cognitive Science / Eds. W. Bechtel, G. Graham. London : Blackwell, 1998. - P.289-298.

147. Engestrom, Y. Learning by Expanding: An Activity-theoretical Approach to Developmental Research / Y. Engestrom Text. Helsinki : Orienta-Konsultit Oy, 1987. - 368 p.

148. Ericsson, К.A. Creative Expertise as Superior Reproducible Performance: Innovative and Flexible Aspects of Expert Performance / K.A. Ericsson Text. // Psychological Inquiry, 1999. Vol. 10. - P.329-333.

149. Ericsson, K.A. Verbal Reports as Data / K.A. Ericsson, H.A. Simon Text. // Psychological Review, 1980. Vol.87, No.3. -P.215-251.

150. Everyday cognitions: its development in social context / Eds. B. Rogoff, J. Lave Text. London : Cambridge University press, 1984. - 314 p.

151. Flach, J.M. The Ecology of Human-Machine Systems I: Introduction / J.M. Flach Text. // Ecological Psychology, 1990. Vol. 2. - P. 191-205.

152. Frensch, P. Complex Problem Solving: The European Perspective / P. Frensch, J. Funke Text. Hillsdale, N.J. : Lawrence Erlbaum, 1995. - 360 p.

153. German, T.P. Functional Fixedness in a Technologically Sparse Culture / T.P. German, H.C. Barrett Text. // Psychological Science, 2005. -No.10.-P.l-5.

154. German, T.P. Immunity to Functional Fixedness in Young Children / T.P. German, M.A. Defeyter Text. // Psychonomic Bulletin and Review, 2000. -No.7. -P.707—712.

155. German, T.P. Function and the Origins of the Design Stance / T.P. German, S. Johnson Text. // Journal of Cognition and Development, 2002. -No.3. — P.279-300.

156. German, T.P. The Role of Information About "Convention," "Design," and "Goal" in Representing Artificial Kinds / T.P. German, D. Truxaw, M.A. Defeyter Text. // New Directions for Child and Adolescent Development, 2007.-No. 115. -P.69-81.

157. Gigerenzer, G. Adaptive Thinking: Rationality In The Real World / G. Gigerenzer Text. Oxford : Oxford University press, 2000. - 344 p.

158. Gilhooly, K.J. Thinking: Directed, Undirected and Creative / K.J. Gilhooly Text. London : Academic Press, 1996. - 296 p.

159. Griffin, D.R. Animal Thinking / D.R. Griffin Text. Cambridge, London: Harvard University press, 1984. - 237 p.

160. Groot, de A.D. Thought and Choice in Chess / A.D. de Groot Text. -Paris : Mounton & Co. The Hague, 1965. 464 p.

161. Halpern, D.F. Thought and knowledge: an introduction to critical thinking / D.F. Halpern Text. New Jersey : Lawrence Erlbaum Associates, Inc., 2003.-467 p.

162. The Cambridge Handbook of Thinking and Reasoning / Eds. K.J. Holyoak, R.G. Morrison Text. Cambridge : Cambridge University Press, 2005.-858 p.

163. The Psychology of Problem Solving / Eds. J. Davidson, R.J. Sternberg Text. Cambridge : Cambridge University Press, 2003. - 394 p.

164. Thinking: psychological perspectives on reasoning, judgment and decision making / Eds. D. Hardman, L.Macchi Text. N.Y. : John Wiley & Sons, 2003.-376 p.

165. Harvey, L. Transfer of Declarative Knowledge in Complex Information-Processing Domains / L. Harvey, J. Anderson Text. // Human-Computer Interaction, 1996. Vol. 11. - P.69-96.

166. Hoffmann, J. Die Weltder der Begrife: Psychologiche Untersuchungen zur Organisation des menschlichen Wissens / J. Hoffmann Text. Berlin : VEB Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1986. — 172 s.

167. Johnson-Laird, P.N. Mental Models in Cognitive Science / P.N. Johnson-Laird Text. // Cognitive Science, 1980. -No.4. -P.71-115.

168. Johnson-Laird, P.N. Mental models: towards a cognitive science of language, inference and consciousness / P.N. Johnson-Laird Text. Cambridge, UK : Cambridge University Press, 1983. - 528 p.

169. Kadar, E. Heideggerian Meditations on an Alternative Ontology for Ecological Psychology: a Response to Turvey's (1992) Proposal / E. Kadar, J. Effken Text. // Ecological Psychology, 1994. Vol. 6. - P.297-341.

170. Kahneman, D. Prospect Theory: An Analysis of Decisions under Risk / D. Kahneman, A. Tversky Text. // Econometrica, 1979. ~ Vol.47, issue 2. -P.263-292.

171. Kahneman, D. Rational Choice and the Framing of Decisions / D. Kahneman, A. Tversky Text. // American Psychologist, 1984. Vol.39, No.4. - P.341-350.

172. Kaptelinin, V. Activity theory: Basic Concepts and Applications / V. Kaptelinin, B.A. Nardi Text. // CHI 97, 1997. March 22-27. - P. 158-159.

173. Mandler, J.M. Thinking: From association to Gestalt / J.M. Mandler, G. Mandler Text. N.Y. : John Wiley & Sons, 1964. - 300 p.

174. Marbe, K. Autobiography of Karl Marbe / K. Marbe Text. // History of Psychology in Autobiography. Vol. 1 / Ed. C. Murchison. Worcester, MA : Clark University Press, 1930. P.181-213.

175. Michaels, C. The State of Ecological Psychology / C. Michaels, P. Beek Text. // Ecological Psychology, 1995. Vol.7. - P.259-278.

176. Murphy, G.L. The Role of Theories in Conceptual Coherence / G.L. Murphy, D.L. Medin Text. // Psychological Review, 1985. Vol.92, No.3. -P.289-316.

177. Nelson, K. The derivation of concepts and categories from event representations / K. Nelson Text. // New trends in conceptual representation:

178. Challenges to Piaget's theory? / Ed. E.K. Scholnilc. Hillsdale, N.J. : Lawrence Erlbaum, 1983.-P.129-149.

179. Osgood, C.E., Suci, G.J., Tannenbaum, P.H. The measurement of meaning / C.E. Osgood, G.J. Suci, P.H. Tannenbaum Text. Urbana, IL : University of Illinois Press, 1957. — 342 p.

180. Owings, D.H., Coss, R.G. Context and Animal Behavior I: Introduction and Review of Theoretical Issues / D.H. Owings, R.G. Coss // Ecological Psychology, 1991. Vol. 3. - P. 1-9.

181. Quesada, J. Complex problem-solving: a field in search of a definition? / J. Quesada, W. Kintsch, E. Gomez Text. // Theoretical Issues in Ergonomics Science, 2005. Vol.6, No.l. - P.5-33.

182. Rosch, E.H. Cognitive representation of semantic categories / E.H. Rosch Text. // Journal of Experimental Psychology, 1975. No. 104(3). -P. 192-233.

183. Sanders, J.T. An Ontology of Affordances / J.T. Sanders Text. // Ecological Psychology, 1997. Vol. 9. - P.97-112.

184. Schnall, S. Life as the problem: Karl Duncker's context / S. Schnall Text. // From past to future. Clark Papers on the History of Psychology, No. 1. / Ed. J. Valsiner. Worcester, MA : Clark University, 1999. - P. 13-28.

185. Scribner, S. Thinking in action: some characteristics of practical thought / S. Scribner Text. // Practical intelligence / Eds. R.J. Sternberg, R.K. Wagner. -N.Y. : Cambridge University Press, 1986. P. 13-30.

186. Selz, O. Die Gesetze der Produktiven Tatigkeit / O. Selz Text. // Archiv fur die gesamte Psychologie, 1913. -N.27. S.367-380.

187. Selz, O. Komplextheorie und Konstellationstheorie / O. Selz Text. // Zeitschrift fur Psychologie, 1920. N.83. - S.211-234

188. Simon, H.A. Karl Duncker and Cognitive Science / H.A. Simon Text. // From past to future. Clark Papers on the History of Psychology, No. 1. / Ed. J. Valsiner. Worcester, MA : Clark University, 1999. - P. 1-11.

189. Someren, van, M.W. The Think Aloud Method: A Practical Guide to Modelling Cognitive Processes Text. / M.W. van Someren, Y.F. Barnard, J.A.C. Barnard. London : Academic Press, 1994. - 210 p.

190. Toward a general theory of expertise: Prospects and limits Text. / Eds. K.A. Ericsson, J. Smith. N.Y. : Cambridge University Press, 1991. - 360 p.

191. Truxaw, D. Conditions Under Which Function Information Attenuates Name Extension via Shape / D. Truxaw, M.M. Krasnow, C. Woods, T.P. German Text. //Psychological Science, 2006. Vol.17, No.5. -P.367-371.

192. Turvey, M.T. Affordances and Prospective Control: an Outline of the Ontology / M.T. Turvey Text. // Ecological Psychology, 1992. Vol. 4. - P. 173187.

193. Wagner, R.K. Tacit knowledge and intelligence in the everyday world / R.K. Wagner, R.J. Sternberg Text. // Practical intelligence / Eds. R.J. Sternberg, R.K. Wagner. N.Y. : Cambridge University Press, 1986. - P. 51-83.1. Список ситуаций:

194. Написать записку Забивать гвоздь Отпереть дверь Делать прическу Доказывать правоту189