Автореферат диссертации по теме "Социокультурная динамика психического здоровья личности в ситуации преднамеренной или вынужденной миграции"

БАГЕРИ Масуд

Социокультурная динамика психического здоровья личности в ситуации преднамеренной или вынужденной миграции

Специальность 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва- 2005

Работа выполнена на кафедре психологии личности факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель

доктор психологических наук, Солдатова Галина Владимировна

Официальные оппоненты

доктор психологических наук, профессор Стефаненко Татьяна Гавриловна кандидат психологических наук, доцент Ениколопов Сергей Николаевич

Ведущая организация Психологический институт РАО

Защита состоится « 22 на заседании

диссертационного совета Д-501.001.14 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу 103009, г. Москва, ул. Моховая, д. 11 кор.5., факультет психологии, ауд.1^0 6<

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан

Ученый секретарь « диссертационного совета, --"\Jtf-Jt

кандидат психологических нМ.Ш. Магомед-Эминов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность. С каждым годом все большее число людей по разным причинам меняют свое место жительства. Существуют данные, что около ста миллионов жителей земного шара проживают вне территорий своей этнической родины. Среди них значительную часть составляют вынужденные мигранты -беженцы и переселенцы, а также люди, получающие образование или временно работающие в других городах и странах, которых можно отнести к категории «преднамеренных» мигрантов. На новом месте жительства эти люди сталкиваются не только с различными социальными, экономическими и бытовыми проблемами, но и с другой культурой, новым образом жизни, неприятием со стороны принимающего населения. В большей степени от этого страдают вынужденные мигранты, но представители и той, и другой группы сталкиваются с психологическими проблемами адаптации и культурного шока. В соответствии с существующими современными тенденциями дальнейшей интенсификации миграционных процессов возрастает актуальность, становится безусловной необходимость и важность разработки эффективных психологических подходов и методов, способствующих успешной социокультурной адаптации личности в инокультурной среде.

Ключевое значение в связи с этим приобретают исследования процессов, происходящих с человеком, преднамеренно или вынужденно меняющим свою прежнюю социокультурную среду, их влияния на психическое здоровье, а также влияние культурных особенностей на процессы адаптации личности к другой культурной среде. Анализ научной литературы по данной проблеме показал, что изучение психологических проблем и нарушений психического здоровья у людей в условиях пребывания в другой культуре исследовались в контексте психологии миграций, психологии аккультурации и адаптации, этнопсихологии и межкультурных коммуникаций (Berry, 1990; DiNicola, 1996; Draguns, 1996; Graves, 1967; Fumham, Bochner, 1986; Moghaddam, 1998; Oberg, 1960; Лебедева, 1995; Павленко, 2001; Соколова E.T., 2001; Солдатова, 1998; Солдатова, Шайгерова, Калиненко, Кравцова, 2002; Шайгерова, 2001; Стефаненко, 1999; Тарабрина, Щапова, 1998). Тем не менее вопрос остается изученным не достаточно. Существующий дефицит такого рода исследований затрудняет разработку культурно-ориентированных методов психологической помощи,

предполагающих учет широкого социокультурного контекста новой среды и культурных особенностей людей, сменивших свое прежнее место жительства.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют культурно-исторические, историко-эволюционные и социокультурные принципы детерминации психических процессов и явлений как общая парадигма современной психологии. Автор опирается на культурно-историческую теорию Л.С. Выготского, историко-эволюционный подход А.Г.Асмолова, на концепции и идеи, развиваемые в российской и западной культурной антропологии, психологии личности, социальной психологии и в различных культурно-ориентированных подходах психологического консультирования и психотерапии (Axelson, 1993; Al-Issa, 1995; Marsella, 1980; Roheim , 1943; Pedersen, 1993; Prince, 1968; Fukuyama, 1990; Bristol, 1976; Draguns, 1996; Ward, Kennedy, 1996; Ward, Searle, 1991; Murphy, 1982; Triandis, 1994; .Асмолов, 2001; Выготский, 1928; Деверю, 2001; Давыдова, 1988; Ерасов, 1983; Ким, 1997; Солдатова, 1998; Стефаненко, 1999; Пезешкиан, 1996; Пезешкиан, 1995; Фрейд, 1993; Солдатова, Шайгерова, 2002).

Основная цель исследования - изучение влияния иной социокультурной среды на психическое здоровье личности в условиях преднамеренной и вынужденной смены места жительства. Предмет исследования -кросскультурное изучение психологических проблем и нарушений психического здоровья личности в ситуации вынужденной или преднамеренной миграции.

Определяя цели и задачи исследования, мы исходили из общей гипотезы, предполагающей, что ситуация вынужденной или преднамеренной миграции является важным фактором, влияющим на психическое здоровье мигрантов и успешность их адаптации к инокультурной среде. Частными гипотезами исследования выступили следующие: (1) преднамеренное пребывание в инокультурной среде определяет позитивное восприятие жизненных изменений и не приводит к существенным нарушениям психического здоровья личности; (2) вынужденное пребывание в инокультурной среде способствует негативному восприятию жизненных изменений и не приводит к существенным нарушениям психического здоровья личности; (3) субъективное восприятие культурной дистанции оказывает существенное влияние на психическое здоровье личности.

Объект исследования. В качестве объекта исследования выступили представители четырех различных этнокультурных групп, находящихся в ситуации вынужденной или преднамеренной миграции:

1. студенты и аспиранты из Ирана, обучающиеся в Москве в МГУ им. М.В. Ломоносова и проживающие в общежитии (40 человек);

2. студенты, приехавшие из разных городов Ирана на обучение в университет г. Едз (Иран) (40 человек);

3. российские студенты и аспиранты из разных городов России, обучающиеся в МГУ им. М.В. Ломоносова (40 человек);

4. беженцы и лица, ищущие убежище, приехавшие из Афганистана и проживающие в Москве и Московской области в социальных центрах временного расселения (40 человек).

Первые три группы респондентов находятся в ситуации преднамеренной (добровольной) миграции, временной период которой определяется сроком обучения, четвертая группа - в ситуации вынужденной миграции. В целом в исследовании приняли участие 160 человек. Эмпирическое исследование проводилось в 2003 г. в Москве, и Московской области (пос. Зеленоградский -место компактного проживания беженцев из Афганистана) и в г. Едз (Иран).

Поставленная цель предполагает решение совокупности теоретических, методических и эмпирических задач. В качестве теоретических задач выступают следующие: анализ основных психологических подходов в исследовании культуры и «личности в культуре»; анализ исследований процессов аккультурации и психологической адаптации личности к другой культуре; изучение особенностей психического здоровья у людей вынужденно или преднамеренно попадающих в другую культуру; сравнительный анализ подходов и моделей межкультурного консультирования и возможностей их использования при оказании психологической помощи беженцам и лицам, обучающимся или временно работающим в другой культуре.

Методические задачи: разработка эмпирической программы исследования, ее культурная валидизация.

Эмпирические задачи: исследование восприятия личностью изменений социокультурной среды в ситуации вынужденной или преднамеренной смены места жительства в зависимости от культурных, социальных и демографических параметров и условий; кросскультурное исследование нарушений психического

здоровья личности в условиях преднамеренной или вынужденной смены места жительства (этнокультурные группы афганцев, иранцев и россиян); исследование влияния смены социокультурной среды на психическое здоровье личности.

Методы эмпирического исследования. В соответствии с поставленной целью и задачами исследования была подготовлена эмпирическая программа, в которую вошли следующие методики: анкета, Сокращенный многофакторный опросник для исследования личности (СМОЛ) (Айвазян, Зайцев, 1990), Шкала оценки уровня депрессии Зунга, Модифицированная методика Дембо-Рубинштейн, «Пища-жилище» (Солдатова, Шайгерова, Черкасов, 2000), направленная на диагностику восприятия и оценки мигрантами новой среды пребывания. Для представителей афганской и иранской выборки методики были переведены на персидский язык носителями языка и культурно адаптированы сотрудниками Научно-практического центра психологической помощи «Гратис». Кросскультурная валидность батареи подобранных методик подтверждается многолетним опытом работы с ними сотрудников Научно-практического центра психологической помощи «Гратис», на базе которого проводилась их апробация на выборке афганских беженцев. Вместо методики СМОЛ на выборке иранцев и афганцев использовалась методика, представляющая собой дословный аналог СМОЛ на персидском языке (Okhovat, Daneshmand, 1980).

Обоснованность и достоверность полученных данных определяется культурной адаптацией методического инструментария, единой эмпирической программой, позволившей провести сравнительное кросскультурное исследование и соблюдением всех основных принципов проведения эмпирических исследований.

Статистическая обработка полученных данных осуществлялась с помощью статистического пакета SPSS 11.0.1. Для оценки статистической значимости межгрупповых различий использовались однофакторный дисперсионный анализ, тест Хи-квадрат, Т-тест для независимых выборок. Для оценки статистической значимости связей между переменными использовались параметрический коэффициент корреляции Пирсона и непараметрический коэффициент корреляции Спирмена. Обнаруженные статистические закономерности считались значимыми при р<0,05.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Преднамеренное пребывание в иной социокультурной среде, вписывающееся в общую перспективу жизненного пути личности, определяет позитивное восприятие жизненных изменений, сокращает культурную дистанцию, не приводит к существенным нарушениям психического здоровья личности и выступает фактором успешной социокультурной адаптации. Вынужденное, бесперспективное пребывание в иной социокультурной среде, нарушающее целостность жизненного пути личности, определяет негативное восприятие жизненных изменений, увеличивает культурную дистанцию, вызывает существенные нарушения психического здоровья личности и не способствует успешной социокультурной адаптации.

2. Ситуация вынужденной или преднамеренной миграции как сложная совокупность экономических, социальных и психологических условий и параметров оказывает доминирующее и корректирующее влияние на величину культурной дистанции, степень субъективной удовлетворенности жизненными изменениями, состояние психического здоровья личности и эффективность ее социокультурной адаптации.

3. Чем более отличается культура человека, поменявшего свое место жительства, от новой социокультурной среды, тем более увеличена субъективно воспринимаемая дистанция между собственной и принимающей культурами, выше уровень неудовлетворенности жизненными изменениями и чаще возникают серьезные нарушения психического здоровья личности.

4. Ситуация вынужденной миграции определяет высокую неудовлетворенность личности жизненными изменениями и способствует развитию депрессии, психастении, паранойяльных и шизоидных расстройств.

5. Основными группами риска, для которых характерны наибольшие трудности в процессе адаптации к новым социокультурным условиям, являются люди старшего поколения, не имеющие высшего образования, не владеющие или плохо владеющие языком принимающей стороны, материально не обеспеченные, главы многодетных семей, длительно пребывающие в ситуации неопределенности дальнейшей перспективы и имеющие предрасположенность к разного рода психическим расстройствам.

Научная новизна и теоретическая значимость работы состоит в том, что впервые на основе оригинальной эмпирической программы были исследованы нарушения психического здоровья у представителей различных этнокультурных групп (афганцев, иранцев и россиян) в ситуации вынужденной и преднамеренной миграции; выявлена взаимосвязь уровня удовлетворенности произошедшими жизненными изменениями и культурной дистанции с нарушениями психического здоровья личности и результатами социокультурной адаптации; выявлены факторы, влияющие на успешность адаптации мигрантов, принадлежащих к различным социокультурным группам, позволяющие прогнозировать попадание личности в группу риска.

Практическая значимость работы. Данное исследование выполнялось на базе Научно-практического центра психологической помощи «Гратис» и эмпирические результаты, полученные в ходе исследования, явились основой построения практической деятельности автора по оказанию психологической поддержки лицам, оказавшимся в ситуации вынужденной или преднамеренной миграции. Этот опыт показал, что культурно адаптированные методики могут выступить в качестве эффективных инструментов количественного и качественного анализа при диагностике психического здоровья беженцев и вынужденных переселенцев, а также лиц, временно обучающихся или работающих в инокультурной среде, а результаты исследования могут быть использованы для повышения эффективности деятельности специальных психологических служб, оказывающих поддержку представителям различных культур, испытывающим психологические трудности в новой социокультурной среде.

Апробация работы. Основные положения исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова и семинарах научно-практического Центра психологической помощи «Гратис» (2002-2004 гг.).

Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на Международной конференции молодых ученых гуманитарных факультетов МГУ им. МБЛомоносова (2003 г.), на Всероссийских конференциях «Психологическая помощь беженцам и вынужденным переселенцам» (март, 2003г., декабрь, 2004г., февраль, 2005 г.).

Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, списка литературы и приложений, включающих описание методов, составивших эмпирическую программу исследования, и результаты статистической обработки данных. Список литературы включает 183 наименований, из них 122 - на иностранных языках. Объем основного текста диссертации -163 машинописных страниц.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность исследования, кратко представлена его теоретико-методологическая основа, выделены объект и предмет исследования, обозначены цель и задачи исследования, раскрыта его научная новизна, теоретическое и практическое значение и представлены данные по апробации и внедрению результатов исследования.

В первой главе «Культура и психология» представлены общеметодологические вопросы исследования культуры в психологии и смежных дисциплинах. Излагаются основные подходы к определению феномена культуры, представлен широкий спектр дефиниций термина «культура», рассмотрены основные функции культуры - информативная функция, коммуникативная функция, функция социализации.

Культура определяет содержание, инструменты и способы социализации и является средством включения индивида в социальную жизнь, усвоения им социального опыта, знаний, ценностей, норм поведения, соответствующих данному обществу.

В каждой культуре вырабатывается характерный процесс социализации личности, то есть развития человека как активного, полноценного члена общества. В ходе социализации осуществляется подключение индивида к социальной памяти данной общности, освоение им накопленных традиций. Через различные социальные механизмы и институты индивид осваивает необходимые производственные навыки, практические знания о естественной и социальной среде, культурные ценности и нормы. Существует немало определений процесса социализации, но, несмотря на некоторые различия в акцентах, сущность этого процесса понимается как усвоение индивидом необходимого для жизни в данном обществе социокультурного опыта.

В главе анализируется особенности рассмотрения взаимосвязи культуры, общества и личности в различных психологических направлениях: психоанализе, гуманистической психологии и культурно-историческом подходе.

В психоаналитических теориях значимая роль в деятельности человека и функционировании культуры отводится бессознательному. Культура рассматривается как «система психической защиты» от повышения напряженности и деструктивных сил. В основу теоретического осмысления феномена культуры положен принцип единства фило- и онтогенеза Геккеля. 3. Фрейд, расширяя исходный принцип, предположил, что в детстве (в онтогенезе, в ходе индивидуального развития) человек в сокращенном виде проходит через те же стадии развития, что и в процессе формирования культуры человечества. Предложенный в психоанализе путь анализа культуры через познание детства получил широкое признание и развитие в науке. Менее продуктивной для развития психологии культуры оказалось другое основное теоретическое положение Фрейда об аналогии между психологией "первобытных народов" и психическим миром "невротиков". В известной трехкомпонентной модели личности Оно - Я - Сверх-Я и в концептуальном осмыслении терминов «Эрос» и «Танатос» Фрейд продолжил разработку понятия культура. Психоаналитические концепции оказали большое влияние на современную нуку о культуре, получив развитие в работах Г. Рохейма, М. Мид, Р. Бенедикт, Дж. Долларда и других представителей направления "Культура-и-личность" (психологическая антропология).

Помимо классического психоанализа, значительный вклад в развитие психологического знания о культурах оказали работы К.Г. Юнга и Э. Фромма. Важнейшим достижением аналитической психологии Юнга было раскрытие категории "коллективного бессознательного" как наследуемой структуры психического, развивавшейся в течение сотен тысяч лет. Коллективное бессознательное представляет собой "совокупность архетипов, является осадком всего, что было пережито человечеством, вплоть до его самых темных начал. Но не мертвым осадком, а живой системой реакций и диспозиций, которая невидимым, а потому и действенным образом определяет индивидуальную жизнь" (Юнг, 1994, с 131. ). В работах Юнга представлен анализ проблемы мышления и культуры, выделены два типа мышления,

соответствующие западной и восточной культурам. Большое внимание уделяется семье, где человек получает первый опыт культуры и обучается ей.

Э. Фромм, другой видный представитель неофрейдизма, стремился в своих работах связать психоанализ с социальной историей, показывая, как неповторимый экзистенциальный склад личности вписывается в конкретный общественный фон, оказывающий воздействие на индивида, преображающий его потребности и вырабатывающий социальные характеры. Он осмысливал феномен культуры через философскую антропологию.

Гуманистическая психология рассматривает культуру сквозь призму основных потребностей человека. Мерой совершенства культуры выступает способность удовлетворять потребности человека и создавать условия реализации потенциальных способностей личности. Наибольшее влияние на развитие психологии культуры оказали холистическая антропология А. Маслоу и человекоцентрированный подход К. Роджерса.

Взаимодействие культуры и личности стало основным предметом изучения в направлении «Культура и личность». Личность в рамках этой концепции рассматривается как аспект культуры, в котором эмоциональные реакции и когнитивные схемы индивида запрограммированы в соответствии с общей конфигурацией культуры. Каждая культура по-своему формирует человека, придавая ему черты нормативного подобия или разнообразия, допустимого в рамках данной культуры.

Все выше отмеченные подходы служат важными дополнениями к теоретико-методологической основе исследования, базирующейся на культурно-исторических (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия), историко-эволюционных (А.П. Асмолов) и социокультурных принципах детерминации психических процессов и явлений, представляющих общую парадигму современной психологии.

Особое значение для нашего исследования приобретает ключевое положение культурно-исторической концепции Л.С. Выготского о культурном совершенствовании психологических функций и о культурном развитии поведения, заключающегося во внутренних изменениях того, что дано природой и обществом.

Согласно этой концепции, ребенок в процессе развития усваивает не только содержание культурного опыта, но приемы и формы культурного поведения,

культурные способы мышления. По мнению Выготского, культура видоизменяет то, что дано природой сообразно целям человека. Таким образом, главная закономерность онтогенеза психики состоит в интериоризации ребенком структуры его внешней, социально-символической деятельности, в результате чего прежняя структура "натуральных" психических функций изменяется - опосредствуется интериоризованными знаками, психические функции становятся "культурными".

Развивая культурно-исторический подход, А.Г. Асмолов разработал историко-эволюционную концепцию личности. Исходным в данной концепции является принцип системной детерминации развития личности. Сущность историко-эволюционной концепции личности выражена в формуле: «Индивидом рождаются. Личностью становятся. Индивидуальность отстаивают» (Асмолов, 1986, 1996). В качестве основного «механизма» личностного развития историко-эволюционная концепция рассматривает совместную деятельность, в ходе которой осуществляется индивидуализация личности. В отличие от понимания социализации как исключительно усвоения культурных норм, адаптации к условиям социума, данная концепция подчеркивает субъектный характер взаимодействия человека с культурой. Обобщив опыт изучения самоосуществления личности в отечественной науке (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Ю.М. Лотман и др.) А.Г. Асмолов в своей концепции предложил комплексное понимание взаимодействия личности и культуры, объясняющего многоаспектную детерминацию личностного развития и место личности в развитии культуры.

Во второй главе «Смена культур и психическое здоровье личности» представлен обзор исследований изменения психики и нарушений психического здоровья в условиях другой культуры, проанализированы современные культурно-ориентированные подходы при оказании психологической помощи людям, оказавшимся в ситуации добровольной или вынужденной смены места жительства, обобщенные в направлении, известном под названием «межкультурное консультирование».

В первом параграфе «Психическое здоровье и психологическая адаптация» представлен теоретический анализ понятия «психическое здоровье, рассмотрены различия в употреблении терминов «психическое здоровье» и «психологическое здоровье».

В работе обсуждается вопрос, что смена культуры и жизненные изменения могут привести к различным нарушениям психического здоровья. Анализ теоретических и эмпирических исследований показывает, что в ситуации пребывания в другой культуре граница между нормой и патологией становится менее определенной. Возникающие в этом случае психические нарушения рассматриваются как пограничные состояния - стертые формы нервно-психических расстройств. Их возникновению могут способствовать внешние условия и внутренняя предрасположенность человека.

Широта и специфика психических расстройств зависит от ситуации пребывания в другой культуре, от особенностей протекания процесса адаптации. Психическое здоровье мигранта напрямую зависит от проблемы адаптации -базовой проблемы при кросс-культурном перемещении. Поэтому в работе рассмотрены основные направления исследования адаптации в психологии и суммирован опыт изучения адаптации мигрантов (Black & Stephens, 1989; Church, Lonner, 1998;Lance & Richardson, 1985; Triandis,1989;Ward & Kenedy, 1996; Березин,1988; Василюк, 1984; Гиндикин, 1997; Захаров,1983; Солдатова, Шайгерова, Калиненко, Кравцова, 2002; Соколова, 2001;; Стефаненко,1999)..

Адаптация является важнейшим фактором физического и психического здоровья человека, которая позволяет удовлетворить личностные потребности, обеспечивая соответствие психической деятельности и поведения требованиям среды. На психологическую адаптацию влияют: образовательный и культурный уровень, пол и возраст человека, жизненный опыт индивида, его готовность к переменам, знание культуры и обычаев новой страны, качество и количество связей с местными жителями, семейные отношения, уровень тревоги, личностные факторы (низкий авторитаризм, отсутствие ригидности, толерантность, адекватная самооценка, общительность).

Во втором параграфе «Стресс аккультурации и психическое здоровье» анализируется концепция «стресса аккультурации», разработанная канадскими психологами Дж. Берри и Р. Аннис, важная для понимания процессов адаптации мигрантов к условиям иной культуры и изменения их психического здоровья.

Симптомами стресса аккультурации являются социальная дезинтеграция и личностный кризис. На макросоциальном уровне источником тревожности становится тот факт, что в новых условиях не работают прежние схемы

властных отношений, общественного порядка и экономические стратегии. На личностном уровне следствиями стресса аккультурации могут стать враждебность, неуверенность, идентификационная спутанность и депрессия. Кроме того, стресс аккультурации актуализирует предшествующий травматический опыт, поэтому, например, у вынужденных мигрантов наблюдается высокий уровень и хронические формы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

В третьем параграфе рассмотрены основные формы нарушения психического здоровья, часто наблюдающиеся у мигрантов - шизофрения, соматизатция и депрессия. Внимание уделяется культурно-специфичным формам протекания этих заболеваний и особенностям патологических процессов у людей, оказавшихся в условиях чужой культуры.

Кросс-культурные исследования показывают, что одной из основных проблем людей, вынужденно или добровольно поменявших место жительства, является депрессия. Число депрессивных нарушений выше в тех культурах, где особо значимы индивидуальные достижения, успех и соответствие самым высоким стандартам и образцам. В отличие от других психиатрических категорий, термин депрессия часто используется для обозначения не только психического расстройства, но и нормальной реакции на тяжелые жизненные события. Следовательно, причины депрессии могут быть как биологическими, так и социальными.

Риск развития депрессии у человека в чужой культуре определяется тремя основными факторами: исходным уровнем депрессивности, ростом числа негативных и нежелательных жизненных событий и снижением социальной поддержки. Тем не менее, результаты исследований показывают не только большое количество случаев депрессии среди мигрантов, но также и наличие у них способности успешно справляться с весьма сложными обстоятельствами. И то и другое зависит от культурных особенностей мигрантов. Исследования показали, что число депрессивных нарушений выше в тех культурах, где особо значимы индивидуальные достижения, успех и соответствие самым высоким стандартам и образцам.

В четвертом параграфе изложены основы культурно-ориентированного подхода к психологической реабилитации и поддержанию психического здоровья в условиях добровольной или вынужденной смены места жительства.

Рассмотрены такие направления, как культурная психиатрия, позитивная психотерапия, кросс-культурная когнитивная психотерапия, религиозное консультирование.

Современная ситуация роста миграционных потоков и все более активного перемещения людей из страны в страну диктует необходимость разработки подходов и методов психотерапии и консультирования, которые были бы культурно-ориентированны. Разрабатывая подходы к межкультурному консультированию, психологи исходят из тезиса, что современная психология личности культурно и исторически обусловлена.

Согласно межкультурному подходу, все методы оказания психологической помощи должны существовать внутри культурного контекста. Поэтому, не отвергая ни одно из традиционных западных направлений психотерапии, практические психологи, опирающиеся на межкультурный подход, ставят своей задачей привнести в них культурное измерение и, соответственно, стремятся интегрировать эффективные методы мировой психотерапии и психологического консультирования в целях психологической реабилитации людей с нарушениями психического .здоровья в ситуации вынужденной или добровольной смены места жительства ((Pedersen е.а., 1976; Pedersen & Ivey, 1993); Sampson, 1988; Koss-Chioino & Vargas, 1992; Солдатова с соавт, 2002)..

Российские психологи, начиная с середины 90-х гг. работают с культурно отличающимися группами пациентов азиатского и африканского происхождения, пребывающими в России в качестве беженцев. Г.У. Солдатовой и ее коллегами обобщен опыт работы с мигрантами из Афганистана и африканских стран (Солдатова с соавт., 2002; Прокофьева, 2001). Так, для работы с афганскими беженцами нужно принимать во внимание следующие особенности этих пациентов: на начальных этапах работы основной задачей становится снижение уровня напряжения, стресса; при существенных проблемах вербального общения особенно значимым становится невербальный уровень коммуникации; в российских условиях существенные изменения претерпевают гендерные роли и семейные системы, поэтому на эти аспекты консультанты должны обращать особое внимание; существенные отличия также наблюдаются в восприятии времени, что требует от консультанта особого подхода к установлению сеттинга (Солдатова с соавт., 2002; Калиненко, 2001).

Третья глава «Эмпирическое исследование влияния вынужденного или преднамеренного пребывания в инокультурной среде на психическое здоровье личности» состоит из четырех параграфов. В первом параграфе представлены цели и эмпирическая программа исследования, а также социодемографическая характеристика объекта, полученная на основе анализа результатов анкетирования, проведённого среди респондентов.

Во втором параграфе «Восприятие и оценка изменений социокультурной среды мигрантами как фактор адаптации» исследовалось влияние факторов этнокультурной принадлежности, вынужденности/преднамеренности пребывания в инокультурной среде, социодемографических характеристик различных групп мигрантов на величину субъективно воспринимаемой ими культурной дистанции и уровень субъективной удовлетворённости мигрантами новым местом пребывания.

Анализ полученных результатов показал, что наибольшее влияние на восприятие и оценку чужой культуры и нового места проживания оказывают условия пребывания в инокультурной среде. Преднамеренное, осмысленное пребывание в чужой стране, вписывающееся в общую перспективу жизненного пути личности, в целом снижает величину субъективно воспринимаемой культурной дистанции, способствует позитивному восприятию новой культуры и большей удовлетворённости от неё, что, в свою очередь, повышает эффективность адаптации к инокультурной среде. Вынужденное, бесперспективное пребывание в чужой стране, нарушающее целостность жизненного пути личности, повышает величину субъективно воспринимаемой культурной дистанции, способствует негативному восприятию новой культуры, приводит к неизбежным разочарованию и неудовлетворённости и снижает эффективность адаптации к инокультурной среде.

Также в ходе анализа полученных результатов было обнаружено, что восприятие и оценка чужой культуры и нового места проживания зависят от социодемографических особенностей мигрантов. Образованность, владение иностранными языками, в том числе и языком страны пребывания, материальное благополучие в целом позитивно влияют на общий уровень удовлетворённости пребыванием на новом месте и уменьшают субъективно воспринимаемую культурную дистанцию. Солидный возраст, длительное пребывание в чужой стране, наличие многодетных семей негативно

сказываются на их удовлетворённости чужой культурой и увеличивают субъективно воспринимаемую культурную дистанцию.

Полученные нами результаты говорят о том, что наибольшие субъективная неудовлетворённость новым местом пребывания и величина субъективно воспринимаемой культурной дистанции наблюдаются у афганских беженцев, что объясняется, в первую очередь, вынужденностью их пребывания в Российской Федерации и объективно тяжёлыми условиями жизни. Афганские беженцы, проживающие в социальном центре «Зедленроградский», большей своей частью многодетные, малообразованные люди, имеющие целый ряд материальных и психологических проблем. Трудности с трудоустройством, зависимость от пособий, выдаваемых общественными организациями, делают их материальное положение крайне нестабильным. Также следует отметить, что именно беженцы наиболее часто оказываются объектом межэтнической нетерпимости, проявляемой со стороны местного населения, в том числе, и в агрессивных формах.

Наиболее удовлетворены новым местом пребывания иранские студенты и аспиранты, обучающиеся в МГУ им. М.В. Ломоносова. Эта группа респондентов в большинстве своём здоровые, образованные, материально обеспеченные люди, хорошо владеющие иностранными языками, в том числе и русским. Пребывание в Российской Федерации является для них совершенно преднамеренным, и, более того, осмысленным, сознательно желаемым шагом, который органично вписывается в общую перспективу их жизненного пути, так как по окончании обучения большинство из них планируют возвратиться на родину, где их ждёт хорошее, многообещающее будущее.

В третьем параграфе «Анализ влияния пребывания в инокультурной среде на психическое здоровье человека» представлены кросскультурное исследование нарушений психического здоровья личности в условиях преднамеренной и вынужденной смены места жительства, а также исследование влияния смены культурной среды на психическое здоровье личности.

Приводимые результаты указывают на то, что в условиях пребывания в инокультурной среде наиболее серьёзные нарушения психического здоровья личности наблюдаются у афганских беженцев, как у наименее социально и экономически защищенной из всех опрошенных групп. У 95% опрошенных афганских беженцев наблюдаются более или менее выраженная депрессивная

симптоматика, в 78% случаев - нарастание паранойяльной симптоматики, в 45% случаев у афганских беженцев можно наблюдать более или менее выраженную тенденцию к аутизации, выраженные психастенические симптомы наблюдаются у афганцев в 43% случаев.

Также в этом параграфе, на основе анализа 20 патологических профилей СМОЛ, выделяются и описываются кросскультурные особенности нарушений психического здоровья личности в условиях пребывания в чужой культуре. У иранцев в ситуации пребывания в чужой культуре преобладает пшостенический тип реагирования в стрессогенных ситуациях, тогда как у себя на родине, в Иране, им более свойственен стенический тип реагирования. Соответственно различаются и ведущие защитные механизмы: в условиях пребывания в чужой культуре - это вытеснение и соматизация тревоги, а в условиях пребывания на родине - рост общей активности. Различия в поведении и защитных механизмах оказываются тесно сопряжены с особенностями нарушений психического здоровья иранцев: вне родины у них преобладает депрессивная симптоматика, а на родине - ажатированная тревожность. У афганских беженцев в условиях длительного и бесперспективного пребывания в чужой культуре наблюдается рост уровня тревожного возбуждения, основным объектом для проецирования которого может становиться сама эта культура и её представители. В сочетании с тенденцией к образованию застойных аффективных очагов эти особенности могут становиться существенным препятствием на пути эффективной социокультурной адаптации, налаживания контактов с принимающим населением и принятия помощи и психологической поддержки со стороны специалистов.

В целом же результаты, приводимые в данном параграфе, говорят о том, что фактор вынужденного пребывания в чужой культуре по сравнению с фактором культурной принадлежности оказывает большее влияние на психическое здоровье человека, а также на успешность его адаптации к новой социкультурной среде.

В данном параграфе выделяются основные группы риска, наиболее предрасположенные к формированию различных психических расстройств и наиболее нуждающиеся в психологической помощи и поддержке. В первую очередь, это лица старшего возраста, из малообеспеченных, многодетных семей, страдающие или имеющие предрасположенность к различным органическим

или психическим недугам, малообразованные, плохо владеющие языком страны пребывания. На основе собранных данных приводится описание круга психологических проблем, характерных для каждой из выделенных групп, а также соответствующие рекомендации по оказанию им психологической помощи.

Анализ результатов исследования позволил нам сделать следующие выводы:

1. Успешность адаптации человека к новой социокультурной среде, его удовлетворённость новым местом пребывания зависит от его социо-демографических особенностей (возраст, образование, материальное положение, состояние здоровья), а также от условий самого пребывания. Преднамеренное, осмысленное пребывание в чужой стране, вписывающееся в общую перспективу жизненного пути личности, в целом способствует позитивному восприятию новой культуры и большей удовлетворённости от неё, успешной социокультурной адаптации человека и не приводит к каким-либо существенным нарушениям его психического здоровья. Вынужденное, бесперспективное пребывание в чужой стране, нарушающее целостность жизненного пути личности, в целом не способствует успешной социокультурной адаптации человека и приводит к существенным нарушениям его психического здоровья, негативному восприятию новой культуры, разочарованию и неудовлетворённости в ней.

2. Успешность процессов адаптации к новым социокультурным условиям зависит от состояния психического здоровья мигранта, а также уровня его субъективной удовлетворённости новым местом пребывания, которые сами по себе оказываются тесно связанными. Чем выше уровень субъективной удовлетворённости новым местом пребывания, чем более близкими воспринимаются своя культура и культура принимающей стороны, тем успешнее протекают процессы адаптации к новым социокультурным условиям.

3. Фактор вынужденного/преднамеренного пребывания в чужой культуре по сравнению с фактором этнокультурной принадлежности оказывает большее влияние на величину культурной дистанции, степень субъективной удовлетворённости жизненными изменениями, состояние психического здоровья личности и эффективность её социокультурной адаптации.

4. Пребывание в другой социокультурной среде вносит серьёзные коррективы в личность мигранта: меняется тип реагирования, ведущие

защитные механизмы, психическая симптоматика. Пребывание в чужой культуре в условиях вынужденной миграции приводит к росту неудовлетворённости жизненными изменениями и способствует развитию депрессивной, психастенической, паранойяльной и шизоидной симптоматики. У людей, оторванных от родной культуры и таким образом лишённых поддержки традиционных защитных механизмов, в условиях пребывания в инокультурной среде могут наблюдаться различные нарушения психического здоровья. Наиболее выражены обозначенные нарушения в группе афганских беженцев в ситуации вынужденного пребывания в чужой культуре.

5. Состояние психического здоровья личности в условиях пребывания в чужой культуре может в значительной мере усугубляться целым рядом социальных и демографических факторов, таких как преклонный возраст, наличие большой многодетной семьи, материальные затруднения, наличие или предрасположенность к различным психическим или органическим заболеваниям, низкий образовательный уровень, плохое владение языком принимающей страны. Мигранты с данными характеристиками составляют группы риска, наиболее предрасположенные к формированию различных психических расстройств и соответственно испытывающие наибольшие трудности в процессе адаптации к инокультурным условиям. Представители данных групп мигрантов наиболее нуждаются в психологической помощи и поддержке, которая должна оказываться в соответствии со спектром наиболее характерных для них психологических проблем.

В Заключении намечаются перспективы дальнейших исследований специфики и механизмов нарушения психического здоровья личности в условиях пребывания в чужой культуре. Указывается на необходимость разработки и реализации программ психологической помощи лицам, пребывающим в чужой культуре, а также задаются основные направления работы в области оказания психологической помощи мигрантам.

Содержание диссертации отражено в следующих опубликованных работах:

1. Багери М. Особенности межкультурного подхода в психологическом консультировании. Психологическая помощь мигрантам в России: исследования и практика. Москва 2003, с. 194-198.

2. Багери М. Межкультурный компонент в психологическом консультировании. Актуальные проблемы социологии, экономики и политологии на пороге XXI века, Москва, Макс Пресс, 2003, с. 69-72.

3. Bagheri M. Comparison of the efficacy of different procedures for reduction of depression// 10th Iranian student's seminar in Europe- Glasgow, UK July, 2003, p. 15.

Принято к исполнению 15/03/2005 Исполнено 16/03/2005

Заказ № 705 Тираж 100 экз

0 0 0 «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 Москва, Балаклавский пр-т, 20-2-93 (095) 747-64-70 (095)31840-68 www autoreferat ru

2 2 MP 20

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Багери Масуд, 2005 год

СОДЕРЖАНИЕ.

Введение.

Глава 1 Культура и психология.

1.1 Феномен культуры.

1.2 Использование понятия «культура» в различных психологических концепциях.

1.2.1 Психоаналитический подход.

1.2.2 Гуманистическая психология.

1.2.3 Культура и личность.

1.3 Взаимодействие культуры, личности и природы.

Глава 2 Смена культур и психическое здоровье личности.

2.1 Психическое здоровье и психологическая адаптация.

2.2 Стресс аккультурации и психическое здоровье.

2.3 Нарушения психического здоровья.

2:4 Культурно-ориентированные подходы к психологической реабилитации и поддержанию психического здоровья людей в условиях добровольной или вынужденной смены места жительства.

2.4.1 Культурная психиатрия.

2.4.2 Позитивная психотерапия.

2.4.3 Кросс-культурная когнитивная психотерапия.

2.4.4 Религиозное консультирование.

2.4.5 Культурные подходы в работе с отдельными категориями пацицентов.

Глава 3 Эмпирическое исследование влияния вынужденного или преднамеренного пребывания в инокультурной среде на психическое здоровье личности.

3.1 Цель, объект и эмпирическая программа исследования.

3.1.1 Цель и задачи исследования.

3.1.2 Объект исследования.

3.1.3 Эмпирическая программа исследования.

3.2 Восприятие и оценка изменений социокультурной среды мигрантами как фактор адаптации.

3.2.1 Воспринимаемая культурная дистанция в разных группах.

3.2.2 Удовлетворённость новым местом пребывания и социо-демографические особенности групп.

3.2.3 Анализ параметров субъективной удовлетворённости новым местом пребывания у представителей разных групп.

3.3 Анализ влияния пребывания в инокультурной среде на психическое здоровье человека.

3.3.1 Психическое здоровье личности и адаптация к новым социокультурным условиям.

3.3.2 Психическое здоровье личности и удовлетворённость новым местом пребывания.

3.3.3 Зависимость нарушений психического здоровья личности от этнокультурных, социальных, демографических факторов и проблема психологической помощи.

3.4 Выводы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Социокультурная динамика психического здоровья личности в ситуации преднамеренной или вынужденной миграции"

С каждым годом все большее число людей по разным причинам меняют свое место жительства. Существуют данные, что около ста миллионов жителей земного шара проживают вне территорий своей этнической родины. Среди них значительную часть составляют вынужденные мигранты беженцы и переселенцы, а также люди, получающие образование или временно работающие в других городах и странах, которых можно отнести к категории «преднамеренных» мигрантов. На новом месте жительства эти люди сталкиваются не только с различными социальными, экономическими и бытовыми проблемами, но и с другой культурой, новым образом жизни, неприятием со стороны принимающего населения. В большей степени от этого страдают вынужденные мигранты, но представители и той, и другой группы сталкиваются с психологическими проблемами адаптации и культурного шока. В соответствии с существующими современными тенденциями дальнейшей интенсификации миграционных процессов возрастает актуальность, становится безусловной необходимость и важность разработки эффективных психологических подходов и методов, способствующих успешной социокультурной адаптации личности в инокультурной среде.

Ключевое значение в связи с этим приобретают исследования процессов, происходящих с человеком, преднамеренно или вынужденно меняющим свою прежнюю социокультурную среду, их влияния на психическое здоровье, а также влияние культурных особенностей на процессы адаптации личности к другой культурной среде. Анализ научной литературы по данной проблеме показал, что изучение психологических проблем и нарушений психического здоровья у людей в условиях пребывания в другой культуре исследовались в контексте психологии миграций, психологии аккультурации и адаптации, этнопсихологии и межкультурных коммуникаций (Berry, 1990; DiNicola, 1996; Draguns, 1996;

Graves, 1967; Furnham, Bochner, 1986; Moghaddam, 1998; Oberg, 1960; Багери, 2003; Лебедева, 1995; Павленко, 2001; Соколова E.T., 2001; Солдатова, 1998; Солдатова, Шайгерова, Калиненко, Кравцова, 2002; Шайгерова, 2001; Стефаненко, 1999; Тарабрина, Щапова, 1998). Тем не менее вопрос остается изученным не достаточно. Существующий дефицит такого рода исследований затрудняет разработку культурно-ориентированных методов психологической помощи, предполагающих учет широкого социокультурного контекста новой среды и культурных особенностей людей, сменивших свое прежнее место жительства.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют культурно-исторические, историко-эволюционные и социокультурные принципы детерминации психических процессов и явлений как общая парадигма современной психологии. Автор опирается на культурно-историческую теорию JI.C. Выготского, историко-эволюционный подход А.Г.Асмолова, на концепции и идеи, развиваемые в российской и западной культурной антропологии, психологии личности, социальной психологии и в различных культурно-ориентированных подходах психологического консультирования и психотерапии (Al-Issa, 1995; Axelson, 1993; Brislin, 1976; Draguns, Fukuyama, 1990; Marsella,1980; Murphy, 1982; Pedersen, 1993; Prince, 1968; 1996; Roheim ,1943; Ward, Kennedy, 1996; Triandis, 1994; Ward, Searle, 1991; .Асмолов, 2001; Выготский, 1928; Деверо, 2001; Давыдова, 1988; Ениколопов С.Н.; Ерасов, 1983; Ким, 1997; Солдатова, 1998; Стефаненко , 1999; Пезешкиан , 1996; Пезешкиан, 1995; Фрейд, 1993; Солдатова, Шайгерова, 2002).

Основная цель исследования: изучение влияния иной социокультурной среды на психическое здоровье личности в условиях преднамеренной и вынужденной смены места жительства. Предмет исследования: кросскультурное изучение психологических проблем и нарушений психического здоровья личности в ситуации вынужденной или преднамеренной миграции.

Определяя цели и задачи исследования, мы исходили из общей гипотезы, предполагающей, что ситуация вынужденной или преднамеренной миграции является важным фактором, влияющим на психическое здоровье мигрантов и I успешность их адаптации к инокультурной среде. Частными гипотезами исследования выступили следующие: (1) преднамеренное пребывание в инокультурной среде определяет позитивное восприятие жизненных изменений и не приводит к существенным нарушениям психического здоровья личности; (2) вынужденное пребывание в инокультурной среде способствует негативному восприятию жизненных изменений и не приводит к существенным нарушениям психического здоровья личности; (3) субъективное восприятие культурной дистанции оказывает существенное влияние на психическое здоровье личности.

Объект исследования. В качестве объекта исследования выступили представители четырех различных этнокультурных групп, находящихся в ситуации вынужденной или преднамеренной миграции:

1. студенты и аспиранты из Ирана, обучающиеся в Москве в МГУ им. М.В. Ломоносова и проживающие в общежитии (40 человек);

2. студенты, приехавшие из разных городов Ирана на обучение в университет г. Езд (Иран) (40 человек);

3. российские студенты и аспиранты из разных городов России, обучающиеся в МГУ им. М.В. Ломоносова (40 человек);

4. беженцы и лица, ищущие убежище, приехавшие из Афганистана и проживающие в Москве и Московской области в социальных центрах временного расселения (40 человек).

Первые три группы респондентов находятся в ситуации преднамеренной (добровольной) миграции, временной период которой определяется сроком обучения, четвертая группа в ситуации вынужденной миграции. В целом в исследовании приняли участие 160 человек. Эмпирическое исследование проводилось в 2003 г. в Москве и Московской области (пос. Зеленоградский - место компактного проживания беженцев из

Афганистана) и в г. Езд (Иран).

Поставленная цель предполагает решение совокупности теоретических, методических и эмпирических задач. В качестве теоретических задач выступают следующие: анализ основных психологических подходов в исследовании культуры и «личности в культуре»; анализ исследований процессов аккультурации и психологической адаптации личности к другой культуре; изучение особенностей психического здоровья у людей вынужденно или преднамеренно попадающих в другую культуру; сравнительный анализ подходов и моделей межкультурного консультирования и возможностей их использования при оказании психологической помощи беженцам и лицам, обучающимся или временно работающим в другой культуре.

Методические задачи: разработка эмпирической программы исследования, ее культурная валидизация.

Эмпирические задачи: исследование восприятия личностью изменений социокультурной среды в ситуации вынужденной или преднамеренной смены места жительства в зависимости от культурных, социальных и демографических параметров и условий; кросскультурное исследование нарушений психического здоровья личности в условиях преднамеренной или вынужденной смены места жительства (этнокультурные группы афганцев, иранцев и россиян); исследование влияния смены социокультурной среды на психическое здоровье личности.

Методы эмпирического исследования. В соответствии с поставленной целью и задачами исследования была подготовлена эмпирическая программа, в которую вошли следующие методики: анкета, Сокращенный многофакторный опросник для исследования личности (СМОЛ) (Айвазян, Зайцев, 1990), Шкала оценки уровня депрессии Зунга, Модифицированная методика Дембо-Рубинштейн, «Пища-жилище» (Солдатова, Шайгерова, Черкасов, 2000), направленная на диагностику восприятия и оценки мигрантами новой среды пребывания. Для представителей афганской и иранской выборки методики были переведены на персидский язык носителями языка и культурно адаптированы сотрудниками Научно-практического центра психологической помощи «Гратис». Кросскультурная валидность батареи подобранных методик подтверждается многолетним опытом работы с ними сотрудников Научно-практического центра психологической помощи «Гратис», на базе которого проводилась их апробация на выборке афганских беженцев. Вместо методики СМОЛ на выборке иранцев и афганцев использовалась методика, представляющая собой дословный аналог СМОЛ на персидском языке (Okhovat, Daneshmand, 1980).

Обоснованность и достоверность полученных данных определяется культурной адаптацией методического инструментария, единой эмпирической программой, позволившей провести сравнительное кросскультурное исследование и соблюдением всех основных принципов проведения эмпирических исследований.

Статистическая обработка полученных данных осуществлялась с помощью статистического пакета SPSS 11.0.1. Для оценки статистической значимости межгрупповых различий использовались однофакторный дисперсионный анализ, тест Хи-квадрат, Т-тест для независимых выборок. Для оценки статистической значимости связей между переменными использовались параметрический коэффициент корреляции Пирсона и непараметрический коэффициент корреляции Спирмена. Обнаруженные статистические закономерности считались значимыми при р<0,05.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Преднамеренное пребывание в иной социокультурной среде, вписывающееся в общую перспективу жизненного пути личности, определяет позитивное восприятие жизненных изменений, сокращает культурную дистанцию, не приводит к существенным нарушениям психического здоровья личности и выступает фактором успешной социокультурной адаптации. Вынужденное, бесперспективное пребывание в иной социокультурной среде, нарушающее целостность жизненного пути личности, определяет негативное восприятие жизненных изменений, увеличивает культурную дистанцию, вызывает существенные нарушения психического здоровья личности и не способствует успешной социокультурной адаптации.

2. Ситуация вынужденной или преднамеренной миграции как сложная совокупность экономических, социальных и психологических условий и параметров оказывает доминирующее и корректирующее влияние на величину культурной дистанции, степень субъективной удовлетворенности жизненными изменениями, состояние психического здоровья личности и эффективность ее социокультурной адаптации.

3. Чем более отличается культура человека, поменявшего свое место жительства, от новой социокультурной среды, тем более увеличена субъективно воспринимаемая дистанция между собственной и принимающей культурами, выше уровень неудовлетворенности жизненными изменениями и чаще возникают серьезные нарушения психического здоровья личности.

4.Ситуация вынужденной миграции определяет высокую неудовлетворенность личности жизненными изменениями и способствует развитию депрессии, психастении, паранойяльных и шизоидных расстройств.

5. Основными группами риска, для которых характерны наибольшие трудности в процессе адаптации к новым социокультурным условиям, являются люди старшего поколения, не имеющие высшего образования, не владеющие или плохо владеющие языком принимающей стороны, материально не обеспеченные, главы многодетных семей, длительно пребывающие в ситуации неопределенности дальнейшей перспективы и имеющие предрасположенность к разного рода психическим расстройствам.

Научная новизна и теоретическая значимость работы состоит в том, что впервые на основе оригинальной эмпирической программы были исследованы нарушения психического здоровья у представителей различных этнокультурных групп (афганцев, иранцев и россиян) в ситуации вынужденной и преднамеренной миграции; выявлена взаимосвязь уровня удовлетворенности произошедшими жизненными изменениями и культурной дистанции с нарушениями психического здоровья личности и результатами социокультурной адаптации; выявлены факторы, влияющие на успешность адаптации мигрантов, принадлежащих к различным социокультурным группам, позволяющие прогнозировать попадание личности в группу риска.

Практическая значимость работы. Данное исследование выполнялось на базе Научно-практического центра психологической помощи «Гратис» и эмпирические результаты, полученные в ходе исследования, явились основой построения практической деятельности автора по оказанию психологической поддержки лицам, оказавшимся в ситуации вынужденной или преднамеренной миграции. Этот опыт показал, что культурно адаптированные методики могут выступить в качестве эффективных инструментов количественного и качественного анализа при диагностике психического здоровья беженцев и вынужденных переселенцев, а также лиц, временно обучающихся или работающих в инокультурной среде, а результаты исследования могут быть использованы для повышения эффективности деятельности специальных психологических служб, оказывающих поддержку представителям различных культур, испытывающим психологические трудности в новой социокультурной среде.

Апробация работы. Основные положения исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова и семинарах научно-практического Центра психологической помощи «Гратис» (2002-2004 гг.).

Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на Международной конференции молодых ученых гуманитарных факультетов МГУ им. М.В.Ломоносова (2003 г.), на Всероссийских конференциях «Психологическая помощь беженцам и вынужденным переселенцам» (март, 2003г., декабрь, 2004г., февраль, 2005 г.).

Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, списка литературы и приложений, включающих описание методов, составивших эмпирическую программу исследования, и результаты статистической обработки данных. Список литературы включает 183 наименований, из них 122 на иностранных языках. Объем основного текста диссертации - 163 машинописных страниц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

3.4 ВЫВОДЫ

Подводя итог, нам ещё раз хотелось бы отметить, что специфика исследуемых нами групп и явлений такова, что, проводя эмпирическое исследование, мы имели ограниченные возможности использования экспериментального контроля. На операциональном уровне нам оказалось очень сложно разделить влияние двух центральных, с точки зрения целей нашего исследования, факторов: устойчивого фактора этнокультурной принадлежности и ситуативного фактора вынужденности/преднамеренности пребывания в чужой культуре. Более того, мы очень хорошо понимаем, что сами по себе оба эти фактора представляют собой целый спектр разнокачественных переменных, каждая из которых может оказывать специфическое воздействие на процессы адаптации к новым социокультурным условиям. Так, например, группа афганских беженцев в силу вынужденности своего пребывания в Российской Федерации радикально отличается от представителей других групп как по условиям проживания, так и по своим социо-демографическим характеристикам. Поэтому в своём исследовании мы намеренно не пошли путём подбора эквивалентных групп, так как в этом случае, на наш взгляд, резко снизилась бы репрезентативность афганской выборки.

Хорошо осознавая недостаточность экспериментального и статистического контроля, мы попытались скомпенсировать их более строгим и тщательным контролем за интерпретацией и выводами. Везде, где это было возможно мы старались сочетать количественный и качественный анализ, апеллируя к объективным условиям существования опрошенных нами групп.

Ряд обнаруженных нами закономерностей, например, о роли возраста, образования, материального положения, состояния здоровья мигрантов хорошо согласуются с результатами исследований других авторов (Аусап, Berry,1994; Brislin е.а., 1976; Castles, Kosak, 1973; Chandler e.a., 1981; Church,

Furnham, Bochner, 1982; Lance, Richardson, 1985; Lese, Robbins, 1994; Lonner, 1998; Fredriksson, Wikstedt, 1979; Rosenzweig, 1945; Searle, Ward, 1990; Triandis, 1994; Ward, Kennedy, 1992, 1993; Ward, Rana-Deuba, 2000; Березин, 1988; Захаров, 1983; Калиненко, 2001; Мамайчук, Маан, 1995; Солдатова, Шайгерова, Черкасов 2000; Солдатова, Шайгерова, Калиненко, Кравцова, 2002; Трошихина, 1997; Хрусталева, Новиков, 1995; Эйдемиллер,1999; Юстицкий, Мамайчук, 1996).

Вместе с этим хотелось бы отметить, что в нашей работе также была предпринята попытка описания конкретных особенностей нарушения психического здоровья в различных группах мигрантов. Обнаруженные нами связи между величиной субъективно воспринимаемой культурной дистанции и субъективной удовлетворённостью новым местом проживания, с одной стороны, и успешностью процессов культурной адаптации и состоянием психического здоровья личности мигрантов, с другой, позволяют, на наш взгляд, по-новому взглянуть на проблемы развития различных видов психопатологий в условиях пребывания в чужой культуре, а также на специфику мер психологической помощи, оказываемой мигрантам. Особенно важным, кажется нам, обнаруженное негативное влияние фактора вынужденности пребывания в чужой культуре на психическое здоровье личности мигранта, в значительной мере перекрывающее влияние фактора его этнокультурной принадлежности.

Мы понимаем, что специфика проведённого исследования не позволяет сделать заключения о природе и направленности обнаруженных нами связей, о лежащих в их основании конкретных психологических механизмах. Однако мы полагаем, что выявленные закономерности в будущем смогут определить основные направления как эмпирических исследований в области психологии миграционных процессов, так и стратегий и тактических приёмов оказания психологической помощи мигрантам и вынужденным переселенцам.

На основании проведённого нами исследования можно сделать следующие выводы:

1. Влияние пребывания в чужой культуре на психическое здоровье человека, успешность его адаптации к новой социокультурной среде, его удовлетворённость новым местом пребывания зависит от его социо-демографических особенностей (возраст, образование, материальное положение, состояние здоровья), а также от условий самого пребывания. Преднамеренное, осмысленное пребывание в чужой стране, вписывающееся в общую перспективу жизненного пути личности, в целом способствует позитивному восприятию новой культуры и большей удовлетворённости от неё, успешной социокультурной адаптации человека и не приводит к каким-либо существенным нарушениям его психического здоровья. Вынужденное, бесперспективное пребывание в чужой стране, нарушающее целостность жизненного пути личности, в целом не способствует успешной социокультурной адаптации человека и приводит к существенным нарушениям его психического здоровья, негативному восприятию новой культуры, разочарованию и неудовлетворённости в ней.

2. Успешность процессов адаптации к новым социокультурным условиям зависит от таких субъективных факторов, как психическое состояние мигранта, а также уровень его субъективной удовлетворённости новым местом пребывания, которые сами по себе оказываются тесно связанными. Чем выше уровень субъективной удовлетворённости новым местом пребывания, чем более близкими воспринимаются своя культура и культура принимающей стороны, тем успешнее протекают процессы адаптации к новым социокультурным условиям.

3. Фактор вынужденного/преднамеренного пребывания в чужой культуре по сравнению с фактором этнокультурной принадлежности оказывает большее влияние на величину культурной дистанции, степень субъективной удовлетворённости жизненными изменениями, состояние психического здоровья личности и эффективность её социокультурной адаптации.

4. Пребывание в другой социокультурной среде вносит серьёзные коррективы в личность мигранта: меняется тип реагирования, ведущие защитные механизмы, психическая симптоматика. Пребывание в чужой культуре в условиях вынужденной миграции приводит к росту неудовлетворённости жизненными изменениями и способствует развитию депрессивной, психастенической, паранойяльной и шизоидной симптоматики. У людей, оторванных от родной культуры и таким образом лишённых поддержки традиционных защитных механизмов, в условиях пребывания в инокультурной среде могут наблюдаться нарушения психического здоровья, в целом не свойственные их родной популяции. Наиболее выражены обозначенные нарушения в группе афганских беженцев в ситуации вынужденного пребывания в чужой культуре.

5. Состояние психического здоровья личности в условиях пребывания в чужой культуре может в значительной мере усугубляться целым рядом социальных и демографических факторов, таких как: солидный возраст, наличие большой многодетной семьи, материальные затруднения, наличие или предрасположенность к различным психическим или органическим заболеваниям, низкий образовательный уровень, плохое владение языком принимающей страны. На основании этих данных нами были выделены группы риска, испытывающие наибольшие трудности в процессе адаптации к новым социокультурным условиям и наиболее предрасположенные к формированию различных психических расстройств. Представители данных групп мигрантов наиболее нуждаются в психологической помощи и поддержке, которая должна оказываться в соответствии со спектром наиболее характерных для них психологических проблем.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современном мире, в эпоху всеобщей глобализации и интеграции, пребывание в чужой культуре становится реальной жизненной ситуацией для всё большего числа людей. Подобная смена культуры может быть как вынужденной, обусловленной внешними причинами, например, в случае с беженцами, так и преднамеренной, когда человек посредством миграции преследует вполне определённые жизненные цели. Отправляясь на учёбу, на временную работу, на постоянное место жительства, человек, оказавшийся в чужой культуре, неизбежно сталкивается с целым рядом кардинальных отличий в образе жизни, традициях, семейном укладе местного населения. Эти культурные различия, сколь малы или велики они не были, складываются в воспринимаемую человеком субъективную культурную дистанцию, которая играет важную роль в процессе адаптации к новым социокультурным условиям. Чем больше культурная дистанция, тем острее и выраженнее состояние культурного шока и чувства субъективной неудовлетворённости жизненными изменениями, что ведёт к нарушениям психического здоровья личности и снижает эффективность адаптации.

Учитывая масштабы миграционных потоков в современном мире, психологическое сообщество не может игнорировать и оставлять без внимания эту проблему, так как от состояния здоровья мигрантов, в конечном счёте, во многом зависит успешность их адаптации к новым социокультурным условиям, а также продуктивность их академической или профессиональной деятельности, осуществляемой ими в чужой стране. Таким образом, в современном обществе имеется серьёзный и обоснованный запрос на исследование специфических психологических проблем лиц, пребывающих в чужой культуре, а также на разработку и внедрение различных программ психологической помощи и содействия процессам адаптации к новым социокультурным условиям.

В проведённом нами исследовании мы попытались выявить круг основных нарушений психического здоровья личности в условиях как вынужденного пребывания в чужой культуре (на примере афганских беженцев), так и преднамеренного (на примере различных групп студентов и аспирантов, обучающихся в чужом городе или стране). Подобранные нами группы, на наш взгляд, в достаточной мере полно репрезентировали поднятую нами проблему, так как численность обеих групп: как беженцев, так и иностранных студентов, и в мире в целом, и в Российркой Федерации за последние десятилетия значительно возросла.

Полученные нами результаты указывают на необходимость разработки и реализации программ психологической помощи лицам, пребывающим в чужой культуре. Вместе с этим, нельзя не отметить, что вынужденные переселенцы, а также обозначенные нами выше группы риска, на наш взгляд, в наибольшей мере нуждаются в помощи и поддержке со стороны психологов и психотерапевтов. Комплексность жизненных проблем, с которыми сталкиваются мигранты в процессе адаптации к новым социокультурным условиям, требует разработки гибких и многоплановых программ психокоррекционного воздействия, включающих в себя различные формы работы, и имеющих под собой зачастую эклектичные методологические основания.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что обнаруженные нами в ходе исследования закономерности задают основные направления как оказания психологической помощи мигрантам, так и дальнейших исследований проблемы культурной адаптации. Конкретные психологические механизмы нарушения процессов адаптации к новым социокультурным условиям и формирования различных нарушений психического здоровья нуждаются в уточнении и проверке в более строгих экспериментальных условиях.

Запросы общественной практики на сегодняшний день таковы, что задача содействия процессам успешной адаптации к новым социокультурным условиям не утратит своей актуальности в обозримом будущем.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Багери Масуд, Москва

1. Александровский Ю. А. Пограничные психические расстройства. М., 1993.

2. Аргайл М. Психология счастья. М.: Прогресс, 1990.

3. Асмолов А.Г. Психология личности. М., 2001.

4. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.-Воронеж, МОДЭК, 1996.

5. Асмолов А.Г Психология личности. М.: Издательство МГУ, 1990.

6. Асмолов А.Г. Психология индивидуальности: методологические основы развития личности в историко-эволюционном процессе. М.: Издательство МГУ, 1986.

7. Багери М. Особенности межкультурного подхода в психологическом консультировании. Психологический помощь мигрантам в России: исследования и практикам, Москва 2003,С 194-198

8. Багери М. Межкультурный компонент в психологическом консультировании. Актуальные проблемы социологии, экономики и политологии на пороге XXI века, Москва, Макс Пресс, 2003, С 69-72

9. Белик А.А. Культорология: антропологические теории культур. Москва, 1998.

10. Березин Ф. Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. М., 1988.

11. Василюк, Ф.Е. Психология переживания. М.: Издательство МГУ, 1984.

12. Выготский JI.C. Проблема культурного развития ребенка (1928) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология, 1991. N 4. С. 5-18.

13. Гиндикин В.Я. Лексикон малой психиатрии. М.: КРОН-ПРЕСС, 1997.

14. Губбыева З.О., Есина Т.А., Культурологи как наука о культуре. М., 2001.

15. Давыдова В.В. Международная конференция "Культурно исторический подход: развитие гуманитарных наук и образование" сокращенная стенограмма выступления академика В.В. Давыдова, 1988.

16. Деверо Дж. О работах Джорджа Деверо // Личность, культура, этнос: современная психологическая антропология. М.: Смысл, 2001, с. 134173.

17. Ениколопов С.Н. Психотерапия при психотравматических стрессовых расстройствах // Российский психиатрический журнал. 1998, N 3, с.с.50-56.

18. Ерасов Б.С. Социальная антропология, Аспект пресс Москва 2000.

19. Ерасов Б.С. Проблема человека в традиционных китайских учениях.М., 1983.

20. Захаров А. И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. М., 1982.

21. Ким А.В. Кросскультуральное исследование среди подростков -этнических Корейцев жителей Узбекистана и республики Корея. Автореф. канд. дисс., Москва, 1997.

22. Кискер К.П., Фрайбергер Г., Розе Г.К., Вульф Э. Психиатрия, Психосоматика, Психотерапия. М.: Алетейа, 1999.

23. Крёбер А., Клакхон К. Культура: образ концепций и определений. М., 1964.

24. Левитов Н. Д. Психическое состояние беспокойства, тревоги // Вопросы психологии, 1969, № 1. С. 131—138.

25. Леонидовна С.О, реферат по философии на тему: Культура и цивилизация, 2003.

26. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций, М.: Смысл, 2000.

27. МакМаллин Р. Практикум по когнитивной терапии. Спб.: Речь, 2001.

28. Мамайчук И. И., Маан К. Этнопсихологические факторы школьной дезадаптации. Сб. Молодежь в условиях социально-экономических реформ. СПб., 1995. С. 148-150.

29. Мамайчук И. И. Психологический анализ системы отношений в семьях дошкольников и пути их коррекции. СПб., 1996.

30. Пезешкиан Н., Пезешкиан X. Позитивная психотерапия -транскультуральный и междисциплинарный подход. Обозрение психиатрии и медицинской психологии, 1993 (4), 63-73.

31. Пезешкиан Н. Психосоматика и позитивная психотерапия. М.: Медицина, 1996.

32. Пезешкиан X. Основы позитивной психотерапии. Архангельск: Изд. Архангельского мед. института, 1993.

33. Пезешкиан X. Перспективы позитивной терапии в России. Психотерапия от теории к практике. СПб., 1995.

34. Пезешкиан X. Транскультуральная психотерапия в России. Московский психотерапевтический журнал, 1999, 3-4, с. 47-74.

35. Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы. Под ред. Г. У. Солдатовой. М.: Смысл, 2001.

36. Психология. Словарь. П/ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевсого. М.:1. Политиздат, 1990.

37. Солдатова Г.У. Психология Беженцев и Вынужденных Переселенцев. М.: Смысл, 2001.

38. Солдатова Г.У. Новая специализация — психолог-консультант по работе с вынужденными мигрантами. Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень, 2001, №2, с.5-11.

39. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Клаиненко В.К., Кравцова О.А., психология вынужденной миграции: травма, смена культуры, кризисидентичности. М.: Смысл, 2002.

40. Солдатова Г.У., Шайгерова JI.A. Психологическая адаптация вынужденных мигрантов/Шсихологический журнал. 2002, том 23 ,№ 4, с.73-88.

41. Солдатова Г., Шайгерова JI. Кризис идентичности у вынужденных мигрантов из Афганистана. Мигранты из дальнего зарубежья. Бюллетень № 2, 2000, с. 17-22.

42. Солдатова Г.У., Черкасов П.А., Шайгерова Л.А. Проблемы адаптации вынужденных мигрантов в России. Психологи о мигрантах и миграции в России. Информационно-аналитический бюллетень , № 1, М., 2000, с.9-25.

43. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Аспект Пресс, 2003.

44. Стефаненко Т.Г. Адаптация к новой культурной среде и пути ее оптимизации. // Жуков Ю.М., Петровсая Л.А., Соловьева О.В. (Ред.) Введение в практическую социальную психологию. М.: Смысл, 1999, с. 167-184.

45. Тарабрина Н.В., Щапова М.Ю. Посттравматическое стрессовое расстройство: опыт зарубежных этнопсихологических исследований. Психологическое обозрение, 1998, № 2, с. 72-80.

46. Трошихина, Е.Г. Влияние ранней социальной деривации на развитие личности и психическую адаптацию детей с иеллектуальной недостаточностью. Автореф. дис. канд.психол. СПб, 1997.

47. Турен А. Индивидуализм, личность//Опыт словаря нового мышления. М., 1989. С. 112-113.

48. Фрейд 3. Тотем и табу. М.,1915. С. 151,154.

49. Фрейд 3. Душа человека. М., 1992.

50. Фромм Э. Искусство любви. Минск, 1991.

51. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990. С. 62.

52. Фромм Э. Иметь или быть? . М., 1990. С. 154.

53. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994. С. 148149.

54. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Эмоциональные расстройства и современная культура. Московский психотерапевтический журнал, 1999, 2, 61-90.

55. Хрусталева Н. С., Новиков X И. Эмиграция и эмигранты: История и Психология. СПб., 1995.

56. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. JL, 1992.

57. Юнг К. Психологические типы. М., 1995. С. 680.

58. Юнг К. Проблема души нашего времени. М., 1994. С. 131.

59. Ясперс К. Общая психопатология . М.: Практика, 1997.

60. Al-Issa I. Culture and mental illness in an international perspective // Ihsan Al-Issa (Ed.) Handbook of culture and mental illness: An international perspective. Madison: International Universities Press, 1995, p. 3-49.

61. Al-Zahrani, S. S. A. & Kaplowitz, S. A. Attribution biases in individualistic and collectivist cultures: A comparison of Americans and Saudis, Social Psychology Quarterly, 1993, p.56, 223-233.

62. Axelson J.A. Counseling and development in a multicultural society (2nd Ed.)Pacific Grove CA: Brooks /Cole, 1993.

63. Bagheri M. Comparison of the efficacy of different procedures for reduction of depression. // 10th Iranian student s seminar in Europe- Glasgow, UK. July, 2003-P. 15.

64. Barry H., Child I. L., Bacon M. Relation of Child Training to Subsistence Economy // American Anthropologist, 1959, №1.

65. Bergin A. E. Values and religious issues in psychotherapy and mental health American psychologist, 1991, p. 46, 393-403.

66. Berry J.W., Annis R.C. Acculturative stress: The role of ecology, culture and differentiation. Journal of Cross-Cultural Psychology, 1974, 5, 382-406.

67. Berry J.W. Psychology of acculturation: Understanding individuals moving between cultures // R.W. Brislin (Ed.) Applied cross-cultural psychology. L., 1990, p. 232-253.

68. Black, J. S. & Stephens, G. K. The influence of the spouse on American expatriate adjustment in Pacific Rim overseas assignments. Journal of Management, 1989, p. 15, 529—544.

69. Bleuler E. Руководство по психиатрии. M.: Издательство Независимой психиатрической ассоциации, 1993.

70. Brislin R. W., Cushner K., Cherrie C., Yong M. Intercultural interactions: A practical guide. Beverly Hills , 1986.

71. Brislin R.W., Pedersen P. Cross-cultural orientation programs. New York: Gardner Press, 1976.

72. Brody, E. B. Trans-cultural psychiatry, human similarities and socioeconomic evolution. American Journal of psychiatry, 1967, p. 124,616-622.

73. Carson, R.C. Butch e r. J.K. & Colman J.C. Abnormal psychology and modern life (8th Ed.). Glen-view, IL: Scott, Foresman, 1986.

74. Castles S., Kosack G. Immigrant Workers and Class Structure in Western Europe. London, 1973.

75. Church J., Lonner W. J. The cross-cultural perspective in the study of personality: Rationale and current research // J. of Cross-Cultural Psychology, 1998 .Vol. p. 29(l).P.32-62.

76. Chandler and et, Chandler T. Shama D., Wolf F., Planchard S. Multiattributioaal causality: A five cross-national samples study //J. of Cross- Cultural Psychology, 1981. Vol., 12(2). P. 207-221.

77. Clay.R.A. Religion and psychology shave ideal and beliefs. A.P.A. monitor.vol, 27.No.8. 1996, P 47.

78. Cushman P. Why the self is empty: Toward a historically situated psychology. American Psychologist, 1990, p. 45 (5), 599-611.

79. Devereux, G. Mohave ethno psychiatry and suicide: the psychiatric knowledge and the psychic disturbances of an Indian tribe (No. 1975). Washington, DC: Smithsonian Institution, bureau of American Ethnology, 1961.

80. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth edition. Washington: American Psychiatric Association, 1994.

81. Diaz-Guerrero, R. The development of coping style. Human Development, 1979, p. 22,320-331.

82. DiNicola V.F. Beyond Babel: Family therapy as cultural translation. International Journal of Family Psychiatry, 1986, 7, 179-191.

83. Draguns J.G. Comparison of psychopathology across culture: Issues, finding, direction. Journal of cross-cultural psychology, 1973, 4, 9-47.

84. Draguns J.G. Psychological disorders of clinical sever it. In H. C. Triandis & Draguns J. G. (Eds.), Handbook of cross-cultural psychology: Vol. 6. Psychopathology 1980, p. 99-174. Boston: Allyn and Bacon.

85. Earley, P, C, East meets West meets Middle East: Further explorations ofcollectivist and individualist workgroups. Academy of Management Journal, 1993,36, 319-348.

86. Earley, P. C. & Gibson, С. B. Taking stock in our progress on individual ism and collectivism: 100 years of solidarity and immunity Journal of management, 1998, p. 24, 265-304.

87. Earley, P. C. Social loafing and collectivism: A comparison of the U.S. and the People's Republic of China. Administration Science Quarterly, 1989, p. 34,565-581.

88. Eaton J.W., Weil R.L. The mental health of the Hutterites. In: A.M. Rose (Hrsg.): Mental health and mental disorders. Neva-York (Norton), 19556

89. Edgerton R., Lang ness L. L. Methods and Styles in the Study of Cultures. San Francisco, 1974.

90. Englesman F. Culture and depression // I.Al-Issa (Ed.) Culture and psychopathology. Baltimore, MD: University Park Press, 1982.

91. Field M. Search for security: A psychiatric study in rural Ghana. L.: Faber & Faber, 1960.

92. Franncis L. K. Hsu. Psychological Anthropology in the Behavioral Sciences. In: Handbook of International and Intercultural Communication. In: Molefl, Kate Asante and William B. Gudylunst (eds.) Newbury Park L. - New Delhi: Sage Publication, 1989, P. 2.

93. Fredriksson A., Wikstedt B. Nationellt framlingskap ochrisk for psykista sjukdoniar. Enundersokning av ett barn- ochungdomspsykiatriskt klientel. Socicalmediemsk tidskrift 3, 1976.

94. FroMM E. The Dogma of Christ and Other Essays on Religion, Psychology and Culture. L., 1963.

95. FroMM E. The escape from Freedom. N.Y., 1969.

96. Fukuyama M. Taking a universal approach to multicultural counseling // Counselor Education and Supervision, 1990, p. 32, 6-17.

97. Furnham, A. & Bochner, S. Social difficulty in a foreign culture: An empirical analysis of culture shock. In S. Bochner (Ed.), Cultures in contact: Studies in cross-cultural interactions, 1982, p. 161-198.

98. Garbarino J. Beyond PTSD: How to help children in chronic danger cope with their world. Child and Adolescent Behavior Letter, 1993, 9, 1,78.

99. Garretson D. J. Psychological misdiagnosis of African Americans. Journal of multicultural counseling and development, 1993, p. 21,119-126.

100. Gartner, J.Larson, D.B. Religious commitment and mental health: A review of the empirical literature, Journal of psychology and theology, 1991, 19, 6-2.

101. Harper F.D. Afriesians of the Americas: A new concept of ethnic identity. Journal of multicultural counseling and development, 1994, 22,3-6

102. Henkin W.A. toward counseling the Japanese in America: A crocc-cultural primer. Journal of Humanistic Education and Development, 1985, 36,106-113.

103. Hsu F. L. K. Psychological Anthropology. Homewood, 111.: Dorsey Press: 1961, P. 3.

104. Inkeles, Alex and Levinson, Daniel. National Character: the Study of Model Personality and Socio-cultural System. In: G. Lindzey (ed.) the Handbook of Social Psychology. Cambridge, Mass.: Addison-Westley, 1954, vol. 2.

105. Ivey A.E., Bradford-Ivey M., Simek-Morgan L., Cheatham H.E., Pedersen Rigazio-DiGilio P.B., Sue S.A., Counseling and psychotherapy: A multicultural perspective. Needham Heights, Mass., Allyn & Bacon, 1997.

106. Jilek W.G. Indian healing: Shamanistic ceremonialism in the Pacific

107. Northwest today. Surrey, Canada: Hancock House, 1982.

108. Kiev A. Trans-cultural psychiatry. New York: Free Press. 1972.

109. Kirmayer L.J. Culture, affect, and somatization. Part 1. Trans-cultural Psychiatric Research Review, 1984, p. 21, 159-188.

110. Klinman.A. Clinical relevance of anthropological and cross-cultural research: Concepts and strategies. American Journal of psychiatry, 1978, 135,427-431.

111. Klinman.A. Rethinking psychiatry: From cultural category to personal experience. New York: Free Press. 1988.

112. Kpaeplin, E. Vergleichende psychiatry. Zentralblatt fur Nervenheilkunde und psychiatrie, 1904, 15,434-437

113. Lance, С. E. & Richardson, D. Correlates of work and non workrelated stress and satisfaction among American insulated sojourners. Human Relations, 1985, 10, 725-738

114. Larson,D.B.Hohmann,A.A,Kessler,L.G,Meador,K.G.,Boyd,J.H.&Mc Sherry,E.The couch and cloth: The need for linkage. Hospital and community, psychiatry, p. 39, 1064-69.

115. Leff J. P.-Psychiatry around the globe: A trans-cultural view. New York, 1981.

116. Leff J. P. Psychiatry around the globe, a trans-cultural view. L.: Gaskell, 1988.

117. Lese, K. P. & Robbins, S, B, Relationship between goal attributes and the academic achievement of Southeast Asian adolescent remgees. Process of Counseling Psychology, 1994, 41, 45-52.

118. Lewis-Fernandez R., Kleiman A. Cultural psychiatry: Theoretical, clinical and research issues. The Psychiatric Clinics of North America, 1995, 18, 3, 433-448.

119. Lindenthal, J.J, Myers, J.K, Mental status and religious behavior, Journal for the scientific study of Religion, 1990, 9,143-149.

120. Lipowsky J. Somatisation: its definition and Concept. American Journal of Psychiatry, 1989, 147:7 p.521-527.

121. Littlewood R. Towards an intercultural therapy // J.Kareem & R. Littlewood (Eds.) Intercultural Therapy: Themes, Interpretations and Practice. Oxford: Blackwell Scientific Publications, 1992, p. 3-13.

122. Locke, H.J. Predicting Adjustment in Marriage New York: Holt, Rinehart and Winston, 1951.

123. Locke D. A not so provincial view of multicultural counseling. Counselor Education and Supervision, 1990, p. 32, 18-25.

124. Lyengar, S. S. & Lepper, M, R. Rethinking the value of choice: A cultural perspective on intrinsic motivation. Journal of Personality Social Psychology, 1999, p. 76, 349-366

125. Lysgaard S. Adjustment in foreign society: Norwegian Fulbrightgrantees visiting the United States // International Social Science Bulletin, 1955, p. 7.

126. Marsella A.J. Depressive experience and disorder across cultures // H.C. Triandis & J.G.Draguns (Eds.) Handbook of cross-cultural psychology. Vol., Psychopathology. Boston: Allyn & Bacon, 1980, p. 237-289.

127. Marsolla. A, J. Deceptive experience and disorder across cultures, 1980.

128. Maslow A .H. Motivation and Personality. N.Y., 1987.

129. Maslow A.H. Religions, Values and Peak-Experience. Hannondsworth, 1982.

130. Murphy H В M: Migration, Culture and Mental Health. Paper presented at the International Congress on Trans-cultural Psychiatry, Bradford, England, 1982.

131. Myers J.E. Mature women: Confronting the social stereotypes. In J.A. Lewis, Hayes B.A. & Bradley L. J. (Eds.) Counseling women over the life span, 1992.

132. Oberg K. Culture shock: Adjustment to new cultural environments // Practical Anthropology, 1960, p. 7.

133. Okhovat V, Daneshmand L. The measurement of personality. University Press of Tehran, 1980 (на персидском языке).

134. Paniagua F. Assessing and treating cultural diverse clients. Thousand Oaks, С A: Sage, 1994.

135. Pargament K.I. God helps me: Toward a theoretical framework of coping for the psychology of religion. Research in the social scientific study of religion, 1990, P.195-224.

136. Parker S. Eskimo psychopathology in the context of Eskimo personality and culture. American anthropologist, 1962, 64, p.76-96.

137. Pedersen P., Lonner W.J., Draguns J.G. (Eds.) Counseling across cultures. Honolulu: The University Press of Hawaii, 1976.

138. Pfeiffer W.G. Trans-cultural Psychiatry. Stuttgart: Theme, 1994.

139. Pedersen P., Ivey A. Culture-centered counseling. N.Y.: Greenwood, 1993.

140. Priest R. Racism and prejudice as negative impacts on African American clients in therapy. Journal of counseling and Development, 1991, p. 70, 213215.

141. Prince R.H. The changing picture of depressive syndromes in Africa: Is it fact or diagnostic Fashion? Can. J. African Stud., 1968, 1, 177-192.

142. Robert A. Levine. Culture, Behavior and Personality. An Introduction to the Comparative Study of Psychosocial Adaptation. Chicago: Aldine Publishing Company, 1974. P. 3-85

143. Roheim G. The Origin and Function of Culture. N. Y., 1943. P. 81.

144. Rosenzweig et al., The children's Form of the Rosenzweig Picture Frustration Study // J. Psycho., 1948. V. 6.

145. Sampson E.E. The debate on individualism: Indigenous psychologies of the individual and their role in personal and societal functioning. American Psychologist, 1988, 43, 15-22.

146. Schafer, W. A King, M. Religiousness and stress among college student: A turner report. Journal of College Student Development. 1990. , p. 31.36-341.

147. Schwartz, S. II. Universals in the content and structure of values: Theoretical advances and empirical tests in 20 countries. In M. Zanna (Ed.), Advances in experimental social psychology, 1992, Vol. 25, pp. 1-66. New York: Academic Press.

148. Semin, G, R. & Rubini, M. Unfolding the concept of person in verbal abuse. European Journal of Social Psychology, 1990, 20, 463-474.

149. Singer K. Depression disorders from a trans-cultural perspective. Social

150. Science and medicine, 1975, 9, 289-301.

151. Spiro M.E. An Overview and Suggested Reorientation. In: Hsy F.L.K. (ed.) Psychological Anthropology. Homewood, 111: Dorsey, 1961.

152. Sue D.W., Sue D. Counseling the culturally different. N.Y., Wiley, 1990.

153. Sue. S. Morishima J.K, The mental health of Asian Americans. San Francisco: 1982.

154. Taft R. Coping with Unfamiliar Cultures. In: Warren N. Studies in Cross-Cultural Psychology. Edinburgh, London, 1977.

155. Tahmasbi A. & Kamangiri M., The role of religion in psychotherapy and mental health. Journal of psychotherapy. 2000 , № . 7.8. p.1-48.

156. Taylor B. Human Territorial Functioning. Cambridge. 1988. P. 6, 88,102-104.

157. Time. Faith and healing // Time Magazine, June 24, 1996, p. 58-68.

158. Tix A. P. & Frazier. P. A. The use of religious coping during stressful life events//Journal of Consulting and Clinical psychology, 1997.

159. Triandis, H. С . The self and social behavior in differing cultural contexts. Psychological Review, 1989, p. 96, 506-520.

160. Triandis H. C. Culture and social behavior. N. Y.: McGraw Hill, 1994.

161. Verma.J. Allocentrism and relational orientation. In S. Iwawaki, Y. Kashima & K. Leung (Eds.), Innovations in cross-cultural psychology, 1992, p. 152-163. Amsterdam/Lisse, the Netherlands: Swets & Zeitlinger.

162. Ward, C. & Kennedy, A. Before and after cross-cultural transition: study of New Zealand volunteers on field assignments. In H, Grad, A. Blanco & J. Georgas (Eds,), Key issues in cross-cultural psychology ,1996a, pp. 138-154

163. Ward, С. & Kennedy, A. Acculturation and cross-cultural adaptation of British residents in Hong Kong. Journal of Social Psychology, 1993a, 133,395-397.

164. Ward, C. & Rana-Deuba, A. Acculturation and adaptation revisited. Journal of Cross- Cultural Psychology, 2000, 30, 372-392.

165. Ward, C. & Kennedy, A. Locus of control, mood disturbance and social difficulty during cross-cultural transitions. International Journal of Intercultural Relations, 1992, 16, 175-194.

166. Ward, C. & Searle, W. The impact of value discrepancies and cultural identity on psychological and socio-cultural adjustment of orients. International Journal of Intercultural Relations, 1991, p. 5, 209-225.

167. Watanabe C. Self-expression and the Asian American experience, Personnel and Guidance Journal, 1973, 51,390-396

168. Wendel P. Cultural bias among minority counselor, Counseling Today, 1997, 1,20.

169. Westermeyer J. Mental health for refugees and other migrants: Social and preventive approaches. Springfield, 111.: Thomas, 1989.

170. WHO, S. Primary healths care' The Chinese experience. World Health Organization, 1963.

171. Wittkower E.D., Warnes H. Cultural aspects of psychotherapy. Amer. J. Psychother., 1974, 28, 566-573.

172. Worthington, EL,. Understanding the Valium of religious clients: A model and its application to coupling. Journal of Counseling Psychology, 1988, p. 35,166-174.

173. Yu, A.-B, & Yang, K.-S. The nature of achievement motivation in collectivists' societies. In U. Kim, H. C. Triandis, C. Kagitcibasi, S.-C. Choi & G. Yoon (Eds,), Individualism and collectivism: Theory, method, and applications, 1994, p. 239-250.