Автореферат диссертации по теме "Социальные представления о значении работы и семьи в жизни женщины"

На правах рукописи

00-«— ■ У

//Шаи-^у

ШУЛЯЕВА Ксения Михайловна

СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗНАЧЕНИИ РАБОТЫ И СЕМЬИ В ЖИЗНИ

ЖЕНЩИНЫ

19.00.05 - социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 4 ЯНВ ?010

Москва-2009

003489843

Работа выполнена на кафедре теоретических основ социальной психологии факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент, Счастная Тамара Николаевна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Краснова Ольга Владимировна; кандидат психологических наук, доцент Ильин Андрей Вячеславович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Московский Государственный Областной Университет» (МГОУ), кафедра социальной психологии

Защита состоится « 24 » декабря 2009 года в ... часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01 по психологическим наукам при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, Москва, ул. Сретенка, 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета по адресу : 127051, Москва, ул. Сретенка, 29.

Автореферат диссертации разослан « » ноября 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

И.Ю. Кулагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы исследования. За последние десятилетия в России произошли серьезные трансформации состояния общества и сознания, которые привели к изменению как объективных характеристик жизни (например, репродуктивного возраста, положения женщин на рынке труда и т.п.), так и отражения социальной действительности в индивидуальном сознании. Существенной характеристикой современного российского общества является видоизменение прежних социальных представлений и стереотипов, что представляет собой конкретную форму «слома социального консенсуса», с одновременным порождением новых стереотипов и мифов, связанных с изменившимися реалиями жизни.

В условиях социальных и экономических трансформаций одной из важнейших задач психологии становится исследование фундаментальных аспектов психической регуляции человеческого поведения. При этом особый интерес представляют такие важнейшие области человеческой жизнедеятельности как экономическая сфера и семья.

Несомненный кризис традиционного института семьи, существенные изменения в трудовой сфере, появление новых, пока не изученных, представлений и образов, оказывающих существенное влияние на сложившуюся ситуацию, делают необходимым условием для разработки и осуществления продуктивной социальной политики в сфере семьи и труда, осмысление современных представлений о взаимоотношениях работы и семьи. В частости, является актуальным изучение тенденций и результатов трансформации социальных представлений о значении работы и семьи в жизни женщины.

Состояние научной разработанности проблемы исследования. В настоящее время проблема сочетания работы и семьи в жизни современной женщины изучается как в социальной психологии, так и в смежных областях, в частности, в возрастной и педагогической психологии, психологии семьи и индустриальной психологии. В социальной психологии данная тема в основном изучается в рамках ролевого и гендерного подходов, где подобное сочетание рассматривается преимущественно как конфликтное.

В то же время из анализа литературы следует недостаточная изученность этой проблемы с точки зрения психологии социального познания, в частости - теории социальных представлений. Известно, что субъектом, носителем этих представлений являются не отдельные индивиды, а большие социальные группы. Подход к проблеме с точки зрения теории социальных представлений позволяет изучшь характеристики больших социальных групп, выявить общее и установить различия между ними. При этом многими авторами (Г.М. Андреева, ЛИ. Донцов, Т.П. Емельянова, Ю.М. Зафодин и др.) отмечается, что в сравнении с объёмом эмпирических исследований в других разделах социальной психологии эмпирических исследований больших групп сравнительно нем юго. Спецификой подхода теории социальных представлений к проблеме работы и семьи в жизни женщины являются:

• отказ от рассмотрения «объективной фактичности» социального бытия, а точнее вынесение данной темы «за скобки» дисциплинарного анализа. Семья и работа рассматриваются как социальные объекты, особенности, отражения которых культурно заданы в индивидуальной психике;

• изучение не индивидуально-психологической, а социальной реальности, которая конструируется в микро - и макросоциальном взаимодействиях. Представления рассматриваются как атрибут социальной труппы, а индивиды выступают в качестве носителей социальных представлений.

В данной связи была сформулирована проблема исследования, которая состоит в недостаточной изученности социальных представлений о работе и семье в жизни современных женщин.

Охарактеризованная проблема обусловила выбор темы исследования «Социальные представления о значении работы и семьи в жизни женщины».

Цель исследования: установить содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины больших социальных групп, охарактеризовать их различия между группами и взаимосвязи с другими характеристиками.

Объект исследования: социальные представления о работе и семье в жизни женщины.

Предмет исследования: содержание и взаимосвязь социальных представлений о работе и семье в жизни женщины.

Задачи исследования:

1. Провести анализ психологической литературы по актуальному состоянию рассматриваемой проблемы и теме социальных представлений.

2. Сформулировать гипотетический блок исследования, подобрать адекватную целям и гипотезам исследования батарею методических средств.

3. Выявить закономерности, зависимости и тенденции, раскрывающие социально-психологическую сущность социальных представлений о работе и семье в жизни женщины.

4. Определить различия социальных представлений о работе и семье в жизни женщины между большими социальными группами.

Основные и частные гипотезы исследования: Согласно первой основной гипотезе исследования мы предположили, что социальное представление о работе и семье в жизни женщины имеет сходное содержание внутри одной большой социальной группы, и значительно отличается от представлений других больших социальных групп.

Согласно первой частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются у женщин, живущих в Москве и в региональном городе.

Согласно второй частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются у различных возрастных групп. Согласно третьей частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины различаются у больших социальных групп, выделяемых по доходу.

Согласно второй основной гипотезе мы предположили, что содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, обладает элементами как «традиционности», так и «эгалитарности», задавая выбор на дихотомии с полюсами «предпочтение семьи» и «совмещение семьи и работы» при сохраняющемся приоритете семьи (в первую очередь, детей).

Согласно четвертой частной гипотезе мы предположили, что ключевым элементом ядра социальных представлений о работе и семьи в жизни женщины являются дети/материнство.

Согласно пятой частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины характеризуются одновременным сочетанием как традиционных (патриархальных), так и эгалитарных (основанных на представлениях о равноправии полов) черт.

Согласно шестой частной гипотезе мы предположили, что социальные представления задают женщине выбор между предпочтением семьи и предпочтением сочетания семьи и работы.

Согласно седьмой частной гипотезе мы предположили, что в социальных представлениях о работе и семье, семья выступает как приоритет. Теоретико-методологические основы исследования построены на принципах детерминизма, развития и гуманизма, раскрытых в работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Г.М. Андреевой, Ю.М. Забродина, Л.Б. Шнейдер, С. Московичи и др., что задает комплексный, системный и субъектный подходы в рамках общей методологии междисциплинарного спектра.

Принципиальное значение в разработке теоретической базы исследования, его организации и осуществления имеют: французская школа социальных представлений С.

Московичи; труды по психологии социального познания Г.М. Андреевой, Т.Н. Емельяновой; исследования по психологии семейных отношений Л.Б. Шнейдер и Т.В. Андреевой; ролевой и тендерный подходы в социальной психологии.

Методы исследования были выбраны, исходя из поставленных задач: качественно-количественный анализ документов (контагг-анализ) с использованием компьютеризированного психолингвистического анализа; глубинное индивидуальное и групповое фокусированное интервью (с использованием проективной методики коллажа «Карта лиц» О.Т. Мельниковой); авторская анкета (с использованием шкалы жизненной активности из опросника ТЖУ Е. Орловой). Статистическая обработка полученных количественных данных проводилась с использованием пакета SPSS 11.13.

Научная новизна и теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что:

1. Результаты проведенного исследования показали как важность самореализации профессиональной деятельности, так и одновременную приоритетность для женщин семьи с детьми. Такие результаты могут быть расценены как проявления на уровне индивидуальных и групповых убеждений одновременного сочетания «традиционности» и «эгалитарности».

2. С помощью специальной методики лексического психологического анализа была определена структура и содержание социальных представлений о работе и семье в жизни современных женщин. Установлено, что ядро социального представления о работе и семье в жизни современных женщин составляет материнство. Именно проблема рождения детей и уделения достаточных сил/времени их воспитанию составляет ключевой вопрос представлений о работе и семье. В качестве ближайших элементов в представлениях женщин выступают супруг и материальные ценности.

3. В ходе исследования было выявлено, что на уровне социальных представлений работа для женщины может выступать и в качестве потенциальной угрозы, и в качестве залога успешной семейной жизни.

4. Установлено, что альтернативным вариантом «семье» является не работа как таковая, а совмещение работы и семьи. Были определены и описаны ведущие социальные представления о сочетании работы и семьи в жизни женщины; противопоставление работы и семьи; подчинение работы семье; сочетание работы и семьи как равноценных составляющих.

5. Выявлено, что социальные представления о месте работы и семьи в жизни женщины более единообразны внутри больших социальных групп, и различаются между социально-демографическими группами.

6. Полученные результаты позволяют сделать вывод, что выбор семьи, а не совмещения семьи и работы характернее для женщин старшего возраста, женщин из малообеспеченных семей и провинции. Молодые женщины, женщины с высоким семейным доходом и москвички - более нацелены на совмещение работы и семьи.

7. Установлено также, что индивидуальные предпочтения, хоть и взаимосвязаны с социальными стереотипами, характерными для группы, но также коррелируют и с индивидуальными личностными чертами (в частности отношение к трудовой деятельности коррелирует с общим уровнем активности/пассивности: более активные женщины более склонны совмещать работу и семью, нежели более пассивные женщины).

8. Результаты проведенного исследования показывают, что разделение представлений о том, что для женщины главное - семья и семейные обязанности, а работа это вред семье - взаимосвязано с отношением женщин к собственной работе как вынужденной необходимости. Представления о возможности совмещения работы и семьи взаимосвязаны со стремлением к профессиональному росту и важностью работы.

Практическая значимость исследования.

Полученные результаты исследования могут быть использованы в индивидуальных и групповых консультациях, в работе с семьями, а также в сфере психологической адаптации матерей, выходящих на работу. Методологический инструментарий исследования может быть использован в практической психологии, психологии семьи.

Полученные в ходе проведённого исследования данные и сделанные выводы могут быть использованы при разработке и преподавании в высших учебных заведениях курсов по социальной психологии, психологии семьи, психологии развития, а также спецкурсов «Социальные представления: тендерный подход», «Социально-психологические особенности трудовой адаптации женщин», «Работающая мать как социально-психологический феномен».

Этапы исследования

На первом этапе (2004-2005 гг.) на основе анализа литературы по проблеме разрабатывались теоретические основания и методологические подходы к настоящему исследованию; изучался феномен методологии исследования в логике и структуре междисциплинарного научного знания; разрабатывался инструментарий, проводилось пилотажное исследование. На втором этапе (2005-2006 гг.) проводилось системное эмпирическое изучение представлений различных групп женщин о совмещении работы и семьи. На третьем этапе (2007-2009 гг.) осуществлялись систематизация и оформление полученных результатов; уточнялись и углублялись выводы; оттачивался методологический инструментарий исследования; осуществлялась комплексная апробация результатов исследования в выступлениях на научных конференциях, методологических аспирантских семинарах, в публикациях.

Достоверность и надежность данных обусловлена адекватностью проблематике исследования используемых методологических и теоретических конструктов; целостным анализом литературы по теме исследования; широтой эмпирической базы и выбором методов, адекватных задачам исследования; репрезентативностью выборки испытуемых; обоснованным и корректным применением методов математической статистики; соотнесением полученных результатов с результатами других исследований.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Результаты исследования были представлены на заседаниях кафедры теоретических основ социальной психологии факультета социальной психологии МГППУ в 2007-2009 годах. Полученные результаты были доложены на V городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Молодые ученые - московскому образованию» (Москва, 2006 г) и IV международной конференции «Психологические проблемы современной семьи» (Москва, 2009 г).

Результаты работы апробированы в содержании лекций по психологии развития и возрастной психологии. На основании результатов диссертационного исследования была разработана и внедрена программа обучения педагогического коллектива средней общеобразовательной школы № 1274 им. В.В. Маяковского г. Москвы.

Выводы исследования были использованы в качестве рекомендаций для разработки программы адаптации работающих матерей холдинга ООО «Норманн Групп» в 2007-2008 гг.

Положения, выносимые на защиту

1. Для социальных представлений характерно сочетание разнонаправленных установок, задающее одновременно важность и семьи, и работы в жизни современной женщины, при сохраняющейся приоритетности семьи.

2. Предпочтения женщины в отношении работы и семьи определяются между полюсами «сочетание работы и семьи» и «предпочтение семьи».

3. На уровне социальных представлений работа для женщины может выступать и в качестве потенциальной угрозы, и в качестве залога успешной семейной жизни.

4. Социальные представления о месте работы и семьи в жизни женщины более единообразны внутри больших социальных групп, и различаются между социально-демографическими группами.

5. Выбор семьи, а не совмещения семьи и работы более характерен для женщин старшего возраста, женщин из малообеспеченных семей и провинции. Более молодые женщины, женщины с высоким семейным доходом и москвички - более нацелены на совмещение работы и семьи.

Структура диссертационного исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы, включающего 186 наименований (из них 62 на иностранном языке) и 14 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность темы исследования; определены его объект, предмет, цель, задачи; приводятся основные и частные гипотезы исследования; характеризуются теоретико-методологические основы и методы исследования; раскрыта его научная новизна, теоретическая и практическая значимость; описаны этапы исследования; отражена достоверность и обоснованность результатов, полученных в ходе исследования; показана сфера апробации и внедрения; сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе - «Анализ основных аспектов проблемы сочетания работы и семьи в жизни современной российской женщины» приведены подходы к анализу проблемы сочетания работы и семьи в жизни женщины; представлен социально-психологический подход к значению работы и семьи в жизни женщины; охарактеризовано сочетание работы и семьи в жизни женщины в контексте психологии социального познания. В частности были рассмотрены:

о Психология семейных отношений (Т.В. Андреева, Л.Б. Шнейдер);

о Ролевой подход (10.Е. Алешина, М.Ю. Арутюнян, М.Е Баскакова, O.A. Власова, O.A. Гавршшщ,

ПЛ. Горностай, Т.А. Гурко, О.Н. Дудченко, ЕВ. Лекторская, Р. Я Хавская, З.А. Хоткына); о Тендерный подход (Л.В. Бабаева, Е.А. Здравомыслова, О. А. Здравомыслова-Стоюнина, И.С.

Клещша, A.A. Роткирх, A.A. Темкина, С.С. Ярошенко); о Сравнительные исследования в рачках детской психологии (Цяс. Ераннен, ДЛ. Ванделл, К Виолата,

ДА Гершоу, Э. Грим, Дж. Кассиди); о Соцначьно-психолотческие исследования СМИ (К Ито, П. Карлсон, Я Уильяме); о Психология социального познания (Г.МАндреева, А.И. Донцов, Т.Н.Емельянова). На основе анализа источников в диссертации выделены две, характерные для современных психологических исследований, конкурирующие гипотезы о соотношении работы и семьи в жизни женщины: «гипотеза ущерба» и «гипотеза вознаграждения».

«Гипотеза ущерба» основывается на том, что разнообразные обязанности: матери, супруги, работника, зачастую ещё и студентки - вступают в конфликт и приводят к психологическим и медицинским проблемам для женщины, сочетающимся одновременно с недостаточно хорошим выполнением своих материнских и рабочих обязательств.

«Гипотеза вознаграждения» (взаимного дополнения, увеличивающего общую эффективность) рассматривает работу как возможность самореализации женщины, повышения ее самооценки, получения дополнительной психологической поддержки и других преимуществ, перевешивающих возможные недостатки.

Как показало рассмотрение основных результатов зарубежных и отечественных психологических исследований проблемы сочетания работы и семьи в жизни женщины, их можно условно разделить по следующим кластерам:

{.Исследования в рамках «Гипотезы ущерба», посвященные: о негативному влиянию работы матери на развитие детей, в частности:

о негативные эффекты в области социо-эмоиионалыюго развития, поведения и формирования

привязанностей (К Виалата, К. Рассел и др.), о запаздывание в умственном и речевом развитии (Цж. Браннен),

о более эмоиионально-бедаые отношения с матерью, агрессивное поведение и другие

поведенческие проблемы (Цж Белски, Б. Иглэнд u M. Xvecmep и др.), о большая склонность к психическим нарушения (Л. Дж Берлин, Дж. Кассиди, Г.Г. Фейн), о негативное влияние материнской занятости на успешность выросших детей во взрослом возрасте (Цж. Ирмиш, M Фрацескони); о негативному влиянию сочетания работы и семьи на другие сферы жизни женщины, например, исследования, выявляющие повышенное напряжение, стресс и чувство вины, которым подвергаются работающие матери (Р. Персод, Ф. Стоун, а также Г. Ньюфилд). 2.Исследования в рамках «Гипотезы вознаграждения», направленные на: о изучение психологических характеристик женщин:

о наличие детей создаёт дополнительное интеллектуальное и эмоциональное

стимулирование трудовой деятельности (Д. Гершоу), о работающие матери менее склонны к депрессии, чем домохозяйки и имеют более высокую самооценку (Л. Беннетс); о установление влияния профессиональной деятельности матерей на развитие детей, показывающие отсутствие негативных последствий или даже выявляющие наличие положительного эффекта от такой деятельности (Э. Харви, С. Рафус). Другой подход к проблеме работы и семьи в жшни женщины даёт теория ролей. В рамках ролевой теории совмещение работы и семьи трактуется в контексте дефиниции «ролевой конфликт» или «конфликт ролевых ожиданий» (77. Л Горностай, Ю.Е. Алешина, Е.В. Лекторская и др.) В частности, этот вопрос специально рассматривается в работе ОА Гаврилицы «Ролевой конфликт работающей женщины» (O.A. Гавршищ 1998), показывающей, что выбор женщиной приоритетной сферы реализации - профессиональной или семейной - и личная оценка такой жизненной сшуации как благополучной, способствует снижению ролевого конфликта С ростом внутренней ролевой конфликшосги у работающих женщин рельефнее обозначаются приоритеты: потребность больше внимания уделяп> себе, затем семье, одновременно уменьшается их стремление совмещал, семью и работу: формируется стратегия отказа от профессиональных ролей в пользу семейных. Невозможность реализации в поведении роли матери в той степени, которая соответствует этой роли в когнитивной и эмоциональной ролевой иерархии, является одной из основных причин ощущения работающими женщинами ролевого конфликта

В современной психологии семьи эта проблема так же рассматривается в рамках «семейных ролей» (Л.Б. Шнейдер, Т.В. Андреева). В частности, изучается проблема распределения ролей, а также показана связь между согласованностью представлений супругов о роли жены/мужа и удовлетворенностью семейной жизнью. В исследованиях О.В. Красновой поднимается менее изученная проблема роли бабушки, в частности, выявлена взаимосвязь типа поведения бабушки и её трудовой занятости (для работающих бабушек более характерен «формальный» тип взаимоотношений с внуками, а с момента выхода на пенсию их поведение меняется, причем изменения могут быть как в сторону «сближения» с внуками, так и в сторону «отдаления»), (О.В. Краснова, 2003).

Анализ литературы показывает, что психологические исследования могут выступать как инструмент изучения содаально-психологической проблематики работы и семьи в жизни женщины, так и в качестве фактора формирования общественных настроений (благодаря популяризации данных психологических исследований и общественной дискуссии вокруг них). Примером обратной связи между психологическими исследованиями проблематики сочетания работы и семьи в жизни общества и состоянием общества является практически полное отсутствие в отечественной психологии исследований, выявляющих негашеное влияние работы женщин на семью и детей (составляющие, как показано выше, широкий пласт зарубежных исследований). Причины этого можно предположит в социально-психологических характеристиках нашего общества, где работа женщины долгое время постулировалась как обязательная, что делало подобные исследования идеологически недопустимыми.

При этом сочетание работы и семьи является насущной проблемой современного общества Ко: пептон ал нз отражения в популярных женских журналах США в течение 20 лет проблемы материнской рабочей занятости показывает, что объем материалов, посвященных этой проблеме, непрерывно увеличивался. Это косвенно отражает постоянное возрастите актуальности данной темы для женщин (C.Etaugh, B.Williams, P.Carlson, 2002).

С точки зрения динамики установок по отношению влияния, оказываемого трудовой занятостью женщин, контенг-аналга отражения проблемы сочетания работы и семьи в популярных американских журналах, проведенный К. Ито, Б. Уильяме и П. Карлсон, позволил выделил, следующую хронологическую периодизацию.

В период с 1977 по 1983 годы женскую работу вне дома респондент оценивали как преимущественно позитивное явление. В то время женская занятость ешё не была настолько распространенной, и для общественного сознания бьш в большей степени характерен, как эталон для женщин, миф о «суперженщинах», успешно совмещающих прекрасную работу и прекрасную ссмыо. В период с ¡984установки в отношении работающих женщин (особенно оценки эффекта, производимого работающими матерями на развитие их детей) уже становятся амбивалентными или негативными. Показательно, что более ранние работы Клэр Иго (1980) показывают, что ухудшение установок в отношенни влияния работы матери на развите детей в период 1984-1990 гг. аналогично улучшению таких установок в период с 1956 по 1977 год

Ключевая проблема в представлениях общества о сочетании работы и семьи в жизни женщины -это столкновение представления о женщине, как основной (или даже единственной) ответственной за восшгтанне детей и представления о женщине как о полноправном участнике трудовой деятельности. Современные зарубежные исследования показывают, что отношение населения к женщинам, работе и семье, противоречивы и представлены одновременно традиционными и современными взглядами на разделение труда по признаку пола (С. Violata & С Russell, В. Сакееич).

Аналогичные данные показывают и отечественные исследования в рамках тендерного подхода. Например, Е.А. Здравомыслова отмечает, что в сознан™ людей «традиционные» и «эгалитарные» 1[редставления тесно переплетены (полученные результаты свидетельствуют о том, что один и тот же человек может поддерживать как положения традиционного, так и положения эгалитарного «контракта»). (Е.А. Здравомыслова, 1996).

По мнению Л.В. Бабаевой, в связи с этим невозможно напрямую использовать в отношении современной ситуации «дихотомичный подход», когда включенность женщины в «воспроизводство» и в «производство» рассматривается как два полюса одной шкалы, где первый вариант («женщины - домохозяйки») подразумевает «традиционность», а второй («работающие женщины») эгалитарность. Все это, по мнению ученого, требует иного, более «системного» подхода к шипу ситуации (JI.B. Бабаева, 1996).

Как отдельную специфическую часть общественного сознания в отношении совмещения работы и семьи женщинами и в России и за рубежом можно отметить представления о «работающих матерях» и «неработающих матерях», характерные дтя самих матерей. Экономические и общественные процессы в западных странах привели к тому, что «работающие матери» и «неработающие матери» стали, чуть ли не противодействующими классами, для описания взаимодействия которых, возник даже специальный термин «Войны матерей» (Mommy wars). Ключевым противоречием в их межгрупповом взаимодействии является вопрос, что же такое «современная хорошая мама» и кто из них является/не является «хорошей мамой» (S. Chira, 1998).

При этом обе позиции: и работающая мама, и мама-домохозяйка - содержат элементы социально - неодобряемого поведения и могут привести к психологическим проблемам женщины. В то же время, кажд ая из позиций имеет свои социальные и психологические преимущества В последнее время количество работающих мам в странах Запада начинает значительно превосходить число неработающих матерей. Это определяется, прежде всего, экономическими изменениями в государствах Евросоюза и достигает в ряде стран % всех матерей. В данной связи проблема «Войны мам» из реального повседневного взаимодействия в западном обществе переходит на уровень мифов, а в российском обществе юначально трактуется на ценностно-символическом уровне.

Анализ рассмотренных выше теоретических и исследовательских работ показывает, что в каждом направлении имплицитно присутствует учет «форм социального знания»:

• (Символическая репрезентация тендерных отношений» - в анализе «гендерных контрактов»;

• «Ролевые ожидания» - в психологии семьи и теориях социальных ролей;

• «Нормативные представления о чертах личности и особенностях поведениях мужчин и женщин» - при анализе гендерных конфликтов;

• «Стереотипы» и «Установки» - в социально-психологических исследованиях.

Как это показано в диссертации сами по себе эти «формы социального знания» представляют большой интерес как предмет социально-психологического исследования. Интерес социальной психологии к данному предмету определяется:

• Практической необходимостью: усложнение общественной жизни, проявляющееся в

убыстрении социальных процессов и во все более усложняющихся бурных социальных изменениях, требует от рядового члена общества значительного понимания того, что же происходит вокруг. Следовательно «психология, если она хочет действительно помочь человеку ориентироваться в системе социальных связей, противоречий, должна описать и объяснить те особенности, которые свойственны человеку в постижении многообразия его отношений с другими людьми, социальными институтами, сложной мозаикой социальных явлений» (Г.М. Андреева, 2000);

• Теоретической необходимостью: осмысление форм и динамики социального знания в

ситуации бурных изменений, слома «социального консенсуса, характерных для постсоветской России, открывает возможности для понимания самого механизма формирования и изменения «социального знания» в отношении того или иного объекта, а также его взаимосвязи с реальной социальной практикой. В современной социальной психологии изучение «форм социального знания» происходит в рамках концепций социального когнитивизма и социального конструкционизма, этогенетики, дискурсивной психологии и др. Особый интерес представляет концепция социального пространства. Как указывает Ю.М. Забродин, социальное пространство образуется как реальное и виртуальное множество своих элементов: субъектов, их объединений (сообществ, групп социальных институтов и организаций) и движений, которые существуют как допустимые, разрешенные в данное социальное время, эпоху, период. В рамках данной концепции наибольший интерес представляет происхождение и суть тех самых норм отношений, которые определяют саму возможность, а также разрешенность или наказуемость конкретных альтернатив движения по жизненному пути в этой культуре. Речь идёт о нормативных, регулятивных и ценностных составляющих группового сознания, которое Ю.М. Забродин в своих работах определяет как характеристику отношений субъекта в пространстве его социальной общности и в сравнении с другими общностями. Зачастую, не имея физического выражения, они представляют собой особое свойство социального пространства, достойное отдельного изучения, чему и посвящена данная работа. (Ю.М. Забродин, 2007)

Наиболее продуктивным для решения поставленной в диссертации задачи представляется исследование в парадигме теории социальных представлений, т.к. именно социальное представление является «феноменом, наиболее подходящим для изучения сознания общества в отдельных группах в условиях социальных изменений» (Т.П. Емельянова, 2006). Ида изучения коллективного сознания в форме представлений и является основным моментом, заимствованным школой социальных представлений у Э. Дюркгейма Очевидно стремление исследователей выйти за рамки индивидуального опыта и преодолеть «методологический индивидуализм» американской традиции. В качестве единицы анализа избирается социальное представление, субъектом которого является не индивид, а социальная группа. В качестве объектов представлений выступают различные явления, события, процессы или объекты социального мира, информация о которых включена в символический универсум обыденной жизни носителей представления.

За время существования школы социальных представлений её представителями было проведено большое количество эмпирических исследований конкретных представлений. Исследования социальных представлений могут быть разделены на три группы, в зависимости от того, представления о каких объектах изучаются. Первая группа - традиционный подход к социальному представлению как обыденному знанию популяризованных научных идей; вторая - поле исследования представлений «культурно сконструированных» объектов, имеющих длительную историю; третья - исследование представлений о социальных и политических явлениях, имеющих менее продолшггельную историю в социальной жизни (С. Московичи, 2007).

Представления о работе и семье в жизни женщины, безусловно, относятся ко второму типу объектов. Примерами «объектов» с длительной культурной историей также являются представления о здоровье и болезни, об отношениях между родителями и детьми, о человеческом теле. Эти представления включают преимущественно декларативные сведения, необходимые для создания «общего интеллектуального пространства» больших социальных групп. Характеризуя сочетание работы и семьи с точки зрения структуры социальных представлений, можно выделить как отдельную задачу определение структуры: ядра, периферийных схем и установки в представлениях о семьс и о работе. Среда функций социальных представлений наибольший интерес в контексте данного исследования имеют: функция опосредования поведения в социальной среде (его регуляции, ориентации), т.к. благодаря этой функции можно не только адекватнее понять текущее поведение и выборы женщин, но и предсказать будущие тенденции изменений; функция адаптации субъекта к социальным [вменениям (интеграции новых знаний и стандартов со сложившимися), т.к. анализ проблемы работы и семьи в жизни женщины показывает наличие значительных социальных изменений в этой сфере (В. Вагнер, 2003) Ключевая проблема западных предапавленш в отношении вопроса сочетания работы и семьи женщиной - это острое противоречие между «традиционными» взглядами на женщину, как, прежде всего мать, находящуюся рядом со своими детьми и обеспечивающую полный уход за ними, и «новыми» взглядами на окенщину, как активного участника экономической деятельности. Длительное время в связи с йшзкой к 100% трудовой занятостью женщин для России эта проблема (противоречие между необходимостью сидеть дома с детьми и возможностью работать) не была актуальна: работа была сама по себе необходимостью и речь шла о том или ином совмещении её с семьёй. Это, в частности, определяет недостаточную разработанность в отечественной психологии темы вреда, наносимого развшию детей тем, что их матери работают (а в западных психологических исследованиях, как было показано выше, эта тема составляет большую долю всех исследований, посвященных работающим женщинам).

Консгашруя сближение современной отечественной ситуации с той, которая была характерна ранее для западных стран, можно ожидать все большего возрастания и в науке, и в общественном мнении «традиционных» (а для нынешней России по суш «оригинальных») представлений о негативном влиянии женской работы на детей и друше сфсры жизни женшдны.

Подобная ситуация требует эмпирического изучения характерных для современного российского общества (и, прежде всего, для самих женщин) представлений о том, что есть работа, что есть семья и как они могут/не могут сочетаться в жизни женщины. При этом предметом анализа должна выступать не столько конструкция социального мира, сколько конструкция его образа в сознании социальных субъектов - индивидов и групп, а именно - социальные представления. Во второй главе «Описание и обоснование методологии исследования» представлена методология и композиция исследования; дано обоснование выбранных методик; осуществлено описание и обоснование анкет и выборки.

В программе эмпирического исследования представлена постановка проблемы, сформулированы основные и частные гипотезы, описаны методики и методические приемы, дана характеристика процесса организации и осуществления практической части работы. Диссертационное исследование было проведено в 2005 - 2008 гг. и включало в себя 3 этапа: На первом этапе (2004-2005 гг.) на основе анализа литературы по проблемам исследования, разрабатывались теоретические основания и методологические подходы; изучался феномен

методологии исследования в логике и структуре междисциплинарного научного знания; разрабатывался инструментарий, проводилось пилотажное исследование. На втором этапе (2005-2006 гг.) проводилось системное эмпирическое изучение представлений различных групп женщин о совмещении работы и семьи. В качестве методологического подхода, исходя из специфики целей, предмета и объекта исследования было выбрано сочетание качественной и количественной методологии. При этом качественный и количественный подходы интегрировались как равноправные и самостоятельные подходы, соединение которых позволяет сделать более полное описание и определение обозначенной предметной области (модель «Методологической триангуляции»). Для решения отдельных задач исследования при этом использовались как преимущественно количественные или качественные методы, так и осуществлялось их сочетание (таблица I).

Таблица 1

Используемый метод сбора информации Используемые в ходе опроса и для обработки материала методики

Качественно- количественное исследование Контент-анализ Интернет дискуссий Тематический анализ Частично компьютеризированный лексический анализ

Качественное исследование Фокус-группы Глубинные интервью Ладдеринг Проективные методики («Карта лиц», «Сценарий фильма»)

Количественное исследование Анкетирование В ходе опроса; шкала Лайкерта В процессе обработки: компьютерный статистический анализ (факторный анализ, корреляция, выявление статистической значимости различий)

В ходе исследования были использованы такие качественные методы как фокус-группы и глубинные интервью. В рамках проведения фокус-групп применялась проективная методика коллаж «Карта лиц» (О.Т. Мельникова). В рамках качественного исследования было проведено 4 стандартные фокус-группы (по 8 респондентов в каждой), 6 мини-групп (по 4-6 респондентов в каждой) и 20 глубинных интервью. География исследования включала Москву, С-Петербург и Екатеринбург. В качестве респонденток для качественного этапа исследования были выбраны женщины, жительницы крупных городов, в возрасте от 20 до 55 лет. Общее количество респонденток, принявших участие в качественной части исследовании - 80 человек. Количественное исследование проводилось методом анкетирования по авторской анкете. Был проведён анкетный опрос 300 человек в Москве и 50 в Нижнем Новгороде. Опрошенные были в возрасте от 25 до 44 лет, и внутри этого промежутка имелось равномерное распределение по возрасту.

Кроме этого, в ходе исследования были собраны и проанализированы Интернет-дискуссии, посвященные проблеме сочетания/противопоставления работы и семьи в жизни женщины. В качестве источника материала был выбран Интернет-портал www.7ya.ru,. За 2005-2007 годы было выявлено 42 обсуждения, интересующей тематики. Тексты этих дискуссий были подвергнуты двум видам конгент-анапша: на первом этапе проводился тематический контент-анализ (вручную), на втором осуществлялся лексический контент-анализ (частично автоматизированный).

Лексический анализ состоял в использовании метода анализа близости и иерархической классификации, предложенного французскими авторами (Оо1зе и др., 1992; Lacassagne и др., 2001). Этот метод позволяет обнаружить некоторые лингвистические связи между элементами текста. Применялся один из вариантов метода, заключающийся в выявлении с помощью

компьютерной программы наиболее часто встречающихся в тексте слов. Подсчитывало« количество случаев, когда эти слова встречаются вместе в одном высказывании, после чего составлялась итоговая матрица. Анализ степени близости лексических единиц текста между собой позволил выделить те из них, которые наиболее тесно связаны с ключевыми словами, обозначающими исследуемый предмет. По мысли разработчиков метода, слова, наиболее тесно связанные с предметом социального представления, являются ядерными в структуре представления.

На третьем этапе (2007-2008 гг.) осуществлялись систематизация и оформление полученных результатов; уточнялись и углублялись выводы; оттачивался методологический инструментарий исследования; осуществлялась комплексная апробация результатов исследования в практике работы методологических аспирантских семинаров, в выступлениях на научных конференциях, в публикациях.

Таким образом, можно резюмировать, что основным принципом выбора методологического аппарата для решения поставленных задач был комплексный подход к изучаемой проблеме. Комплексный подход обусловил использование в исследовании на различных этапах как качественных (глубинные интервью и фокус-группы), так и количественных (анкетный опрос) и качественно-количественных (контент-анализ) методов.

В ходе комплексного изучения социальных представлений помимо традиционных опросных и аналитических методов, дополнительно использовались образные проективные методы (для выявления неосознаваемых или невербализуемых компонентов представлений), компьютеризированный лексический анализ (позволяющий выявить иерархическую струюуру представления) и методы статистической обработки, позволяющие получить данные о различиях между большими социальными группами.

Комплексностью подхода бьио определено и разнообразие исследуемых групп: различные возрастные группы, мужчины и женщины, жители столицы и провинции.

В третьей главе «Эмпирическое изучение представлений городских женщин о сочетании работы и семьи» представлены результаты контент-анализа Интернет-дискуссий, посвященных вопросам работы и семьи в жизни женщины; обобщены результаты качественного и количественного этапа исследований.

На первом этапе контент-аналитического исследования в текстах Интернет-дискуссий были выделены три смысловые категории: «восприятие отсутствия работы у женщин», «восприятие совмещения работы и семьи», «личный опыт в отношении семьи и работы». Первая категория «восприятие отсутствия работы у женщины» содержала преимущественно эмоционально-негативные высказывания - 60% негативных высказываний против 10% позитивных, остальные нейтральные или двунаправленные. Среди эмоционально-негативных высказываний в этой категории лидировали указания на деградацию, негативный эмоциональный фон, зависимость, усталость, уязвимость в случае потери мужа, а также «давление/непонимание со стороны других» (в ряде случаев - мужа). Как положительные моменты указывались легкость труда домохозяйки и радость общения с детьми. Категория «восприятия совмещения работы и семьи» также больше представлена негативными характеристиками, чем позитивными, однако, здесь разрыв не такой большой (45% негативных высказываний и 25% положительных). Среди негативных моментов лидирующую позицию занимает «недостаточное время, проводимое с детьми» (70% негативных высказываний), второе место с большим отрывом занимает «невозможность профессионального роста, в связи с необходимостью заботиться о детях» (30% негативных высказываний). Позитивные высказывания, как правило, касаются успешного совмещения (взаимодополнения) работы и семьи. Как положительные указываются возможности работы дома/неполной занятости. В категории «личный опыт в отношении семьи и работы» преобладали высказывания о заметном улучшении состояния (прежде всего психологического) после выхода на работу, но так же присутствовали и противоположные высказывания о том, что отказ от работы сделал жизнь лучше, но в меньшем количестве (20% против 40%).

На втором этапе с помощью специализированной авторской компьютерной программы был создан частотный словарь обрабатываемого текста, из которого были выбраны 20 наиболее часто встречающихся категорий (представленных существительными), а затем определена частота встречаемости их сочетаний друг с другом.

Самую высокую. частоту имеют сочетания категорий: «дети/ребёнок» - «работа» (545), «деньги/зарплата» - «работа» (324), «дети/ребёнок» - «муж» (307), «муж» - «работа» (299), «деньги/зарплата» - «дети/ребёнок» (266), «мама» - «дети/ребенок» (259), «деньги/зарплата» -«муж» (194), «мама» - «работа» (188), «женщина» - «работа» (179) и «женщина» -«дети/ребёнок» (166).

Обращает на себя внимание особая группа сочетаний: «няня» - «работа»(105), «няня» -«дети/ребёнок» (116), «детский сад» - «работа» (100), «детский сад» - «дети/ребенок» (111). Показательно, что категория «няня» чаще, чем категория «детский сад» сочетается с категорией «деньги/зарплата» (73 сочетания у «няни» и 57 у «детского сада»).

Анализ сочетаний категорий, вошедших во вторую десятку по частоте использования, показывает, что категории «счастье» и «проблема» чаще всего сочетаются с категорией «ребёнок/депо) (соответственно 76 и 66 сочетаний), категории «независимость» и «ум» с категорией «работа» (соответственно 81 и 60 сообщений, в которых эти характеристики сочетаются). Категория «успех» сочетается примерно одинаковое количество раз, как с категорией «работа» (50), так и с категорией «ребёнок/дети» (46).

Полученные результаты по наиболее часто упоминаемым категориям представлены в таблице 2.

Таблица 2

Рабо та Дети/ Ребен ок My ж Деньга / заработ ок Ma ма Женщ ина Карье ра Мужч ина Же на Ня ня Детск ий сад

Работа 1229 545 299 324 188 179 137 81 102 105 100

Дети/ Ребенок 545 1156 307 266 259 166 158 98 93 116 111

Муж 299 307 583 194 97 100 54 69 111 52 50

Деньги/ заработо к 324 266 194 528 97 84 77 57 66 73 54

Мама 188 259 97 97 359 62 42 26 31 47 41

Женщин а 179 166 100 84 62 367 41 101 42 22 18

Карьера 137 158 54 77 42 41 256 20 14 23 15

Мужчин а 81 98 69 57 26 101 20 229 41 7 6

Жена 102 93 111 66 31 42 14 41 214 13 7

Няня 105 116 52 73 47 22 23 7 13 145 44

Детский сад 100 111 50 54 41 18 15 6 7 44 144

В связи с тем, что Интернет, по-прежнему, остаётся доступен преимущественно людям с доходом выше среднего, и работающим, отдельно было проведено два опроса: молодых неработающих матерей (с детьми до года) и малообеспеченных женщин. Проведенное исследование среди малообеспеченных женщин в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге (всего было проведено 10 фокус-групп, в которых приняли участие 54 женщины в возрасте от 20 до 45 лет с доходом ниже среднего для своего региона) показало, что семья выступает для данной аудитории как основная ценность. Респондснтки описывали роль женщины в семье как необходимость поддерживать семейные отношения, причем как в

эмоциональном, так и в бытовом (в т.ч., как правило, и в финансовом плане) в виде следующего утверждения: «На нас вся семья держится».

По мнению опрошенных, женщина является фактическим инициатором создания семьи, т.к. «мужчине это не нужно». И все время существования семьи именно женщина поддерживает в ней «жизнь». По ощущениям женщин без их каждодневной, зачастую воспринимаемой как тяжелой, работы семья быстро перестанет существовать: разрушится хозяйство, будут брошенные и лишенные заботы дети, возникнет хроническая нехватка денег и совместное проживание станет невыносимым.

Наличие семьи, ради которой они готовы пожертвовать всем, позволяет женщинам реализоваться, и получить от близких признание своей востребованности и незаменимости. Именно любовь членов семьи, их потребность в заботе воспринимается как основная ценность, более того, смыслообразующий мотив. В случае нереализации данного мотива - если женщина-мать не получает от остальных членов семьи подтверждения собственной важности, незаменимости - возникает чувство эмоционального опустошения, неудовлетворенности семейной жизнью.

Результаты проективных методик позволяют утверждать, что семья респондентками воспринимается, скорее, как «Женщина и ей дети». Особенно это характерно для более старшей (41-50 лет) возрастной группы. Несмотря на то, что у многих дети, уже совершеннолетние, и некоторые живут отдельно, их заботы, проблемы, достижения занимают значительное место в жизни женщин. Дети выступают как основной «объект» вложения душевных и физических сил женщины. Мать зачастую воспринимает их как непосредственное продолжение себя. В собственных детях женщина реализовывается, от них ждет через определенное время поддержки, заботы в старости.

Муж характеризуется как необходимая часть семьи, семья без мужа воспринимается данной аудиторией как «неправильная», «неполноценная». Однако муж редко занимает в жизни женщины основное место. Опрошенные сами отмечают разницу между собственными семьями и воспринимаемыми «семьями прошлого» в отношении к мужчине: он утрачивает роль «опоры», «главы». При этом такое воспринимаемое изменение роли мужчины в семье оценивается негативно, вызывает сожаление.

Необходимость мужа, по утверждениям современных женщин, определяется, во-первых, важностью соответствия эталону «правильной жизни», предполагающей полную семью; во-вторых, важностью мужчины для воспитания детей. Он зарабатывает деньги, которые тратятся на детей. Дети видят модель полной семьи и образец мужского поведения, что, по мнению опрошенных, наиболее валено, если в семье дети-мальчики: «Отец обязательно должен быть, особенно, если дети - мальчики».

Забота о пожилых родителях тоже выступает необходимостью, несмотря на то, что опрошенные предпочитают проживать отдельно от «старшего поколения». В своей заботе о родителях женщины видят возвращение когда-то полученной заботы, выполнение долга. Забота о состарившихся родителях важна и как пример для собственных детей, дает надежду на то, что и в собственной старости, они будут окружены заботой.

Кроме того, пожилые родители (бабушки и дедушки) тоже участвуют в воспитании детей, передавая опыт, даря заботу, ласку, на которые не хватает времени у работающих родителей. Те женщины, у которых родители умерли или по иным причинам не принимают участия в воспитании маленьких детей, чувствуют себя и своих детей обделенными, лишенными чего-то очень важного.

Полученные результаты указывают на то, что работа может восприниматься женщинами как вредящая детям, «крадущая» время и силы у семьи. Кроме того, работа для большинства опрошенных выступает как своеобразный «противовес» домашней рутине. Часть опрошенных воспринимают работу как возможность «вырваться», отдохнуть от домашних забот. Анализ результатов проективной методики «Сценарий фильма» показал, что в представлениях исследуемой аудитории «работа» и «семья» зачастую находятся в конфликтующих отношениях. Подсознательно работа воспринимается как опасность - потенциальный риск

потери семьи, в первую очередь, мужчины, но также и детей. При этом потеря семьи рассматривается как серьёзное несчастье.

Несмотря на такую негативную оценку, работа выступает как необходимая составляющая жизни, в том числе и как источник материального благополучия. Однако понятие жизненного успеха (в метафоре сценария фильма - «счастливый конец») не ассоциируются у опрошенных с профессиональной реализацией. Даже если работа даёт достаточные деньги, это не является залогом счастья. Жизненное благополучие - это семья, любящий муж, дета, родные. Материальное благополучие - важная составляющая понятия «жизненного успеха» для данной аудитории, однако, создать это материальное благополучие должен мужчина. Для малообеспеченных женщин важность работы оценивается через призму семейных ценностей и интересов семьи. Работа позволяет женщинам почувствовать свою значимость и способствует уважению остальных членов семьи. Наличие собственного дохода дает уверенность, что в любой ситуации женщина сможет прокормить себя и детей. Это особенно важно потому, что практически все респондентки признают, что полностью полагаться на мужа неразумно. Показательно, что ощущение «переменности» наличия мужа и «неразумности» зависимости от него, характерно и для достаточно молодых женщин, с небольшим стажем брака, и для тех, кто уже давно (15 и более лет назад) создал семью.

Результаты автоматизированного лексического контент-анализа транскриптов фокус-групп с малообеспеченными женщинами показывают, что наиболее часто встречающиеся сочетания категорий, это: «Ребёнок/дети» г «Семья» (31), «Работа» - «Ребёнок/дети» (29), «Муж» -«РебСнок/дети» (29), «Время» - «Ребёнок/дети» (24). Кроме этого категория «Работа» наиболее часто упоминается в сочетании с категорией с категорией «Муж» (17), <Жизнь» (14), «Дом» (13) и «Время» (12). Категория «Семья» наиболее часто так же сочетается с категорией «Муж» (13).

Для изучения социальных представления неработающих молодых матерей было проведено 11 парных интервью (диад) с матерями детей в возрасте от 3 месяцев до года. При этом 5 интервью было проведено в Москве и по 3 интервью в С-Петербурге и Екатеринбурге. Анализ результатов этого и предыдущего этапов исследования позволяет утверждать, что для российских женщин ребенок - это абсолютный долг. По мнению опрошенных, российская женщина должна выйти замуж и родить ребенка, желательно до 30 лет. Если этого не произошло, то женщина будет чувствовать себя неполноценной. Вот характерное высказывание: «Свое естественное предназначение мы выполнили» (мама, Екатеринбург). По мнению опрошенных, общество сейчас более или менее снисходительно настроено по отношению к разводам или даже отсутствию официального брака, однако, отсутствие ребенка приводит к возрастающему давлению со стороны общества. Женщины после 30 лет, не имеющие детей, ощущают стресс и тревогу и вынуждены «оправдываться», когда им задают вопрос - «А у вас есть дети?». Также подчеркнем, что рождение детей дополнительно воспринимается как вариант успешной социальной «карьеры» для женщины. Женщина, которая делает все: ведет хозяйство, рожает детей и работает, делает карьеру -воспринимается как «нормальная», «обычная». Однако в представлениях опрошенных молодых матерей успешной может считаться женщина, «удачно вышедшая замуж», родившая несколько детей и не работающая - это может бьпь показателем благосостояния семьи. Показатели возможности семейной жизни, как варианта самореализации для женщины, были проверены в ходе количественного этапа исследования. Результаты исследования позволяют сделать вывод, что ребенок для российской женщины - обязательная часть социальной самореализации, это своего рода экзамен на право быть полноценной женщиной и приниматься с уважением окружающими. Именно мать является носителем семейных отношений, главной распорядительницей быта, хранительницей очага. Дети сохраняют теплые отношения с родителями до глубокой зрелости, и вмешательство матери в дела взрослых детей не считается неделикатным.

До сих пор бьпуют присказки: «мать плохого не пожелает», а еда, приготовленная мамой, считается самой вкусной и полезной по определению. Хотя семьи в больших городах стремятся к раздельному проживанию поколений, родители постоянно навещают семьи своих детей,

пытаются наблюдать и контролировать ситуацию, причем основным инициатором общения бывает именно мать.

Впрочем, несомненно, сказываются и другие обстоятельства, определяющие высокую ценность детей. Современные молодые мамы видят тяжелое положение большинства людей старшего возраста (маленькие пенсии, сомнительные социальные блага, сложность медицинского ухода). В России считается неэтичным помешать стариков в приюты - о них должны заботиться дети. Поэтому рождение ребенка и его правильное воспитание - залог будущего благополучия женщины в старости, она надеется, что дети отплатят ей добром за любовь и заботу. Отношение к сочетанию женщинами работы и семьи у аудитории молодых матерей неоднозначное. С одной стороны, результаты опроса и проективных методик показывают, что женщина, успешно сочетающая самостоятельное воспитание детей и работу, да ещё и у которой остаётся время на себя, домашние дела и мужа, воспринимается как «идеал» и «образец подражания», противопоставляя его образам «мамы - клуши» и «тупой домохозяйки». С другой стороны, очень негативно воспринимаются женщины, которые «забрасывают детей», практически с рождения, отдавая их на воспитание няне или бабушке. Такие женщины, по мнению опрощенных, не являются мамами в полном смысле этого слова, их жизнь с рождением ребёнка практически не меняется, но это оценивается негативно и порицается респондентками. Как оптимальный вариант для мамы указывается работа, которую можно сочетать с детьми - работа на дому и/или с гибким графиком. Часть опрошенных, особенно те, у которых дети старше полугода, рассматривают возвращение к работе как «отдых» от «декретного отпуска», а труд домохозяйки - как самую тяжелую, неоплачиваемую и неблагодарную работу.

Результаты автоматизированного лексического контент-анализа транскриптов интервью с молодыми мамами показывают, что наиболее часто упоминаемые категории (в порядке убывания) «Ребёнок/Дети», «Мама», «Беременность», «Грудное вскармливание», «Работа», «Роды/Рождение», «Муж» и «Дом». При этом категория «Работа» наиболее часто упоминается в сочетании с категориями «Ребёнок/дети» (58), «Муж» (30), «Мама» (18), «Декретный отпуск» (15) и «Дом» (14).

С целью уточнения социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, и их разделения различными социальными группами был проведен количественный опрос, в ходе которого анкеты заполнили 300 респондентов жителей Москвы и Нижнего Новгорода. Для проверки различий в представлениях между различными социальными группами, респонденты были разделены в соответствии с городом проживания, возрастом и доходом. Результаты описательного статистического анализа показывают, что высокий уровень (значимо отличающийся от среднего при р<0,01) согласия наблюдается в отношении выказывания «Я думаю, что женщина вполне может совмещать семью и работу». Согласие с этим высказыванием (включая «согласен» и «скорее согласен») выразили около 80% опрошенных, а несогласие только 7%. Такие результаты показывают, что практически все опрошенные считают возможным совмещение семьи и работы в жизни женщины.

Необходимо отметить, что, хотя во всех изучаемых группах респондентов с данным высказыванием согласно подавляющее большинство опрошенных, однако, с этим утверждением выразили согласие 60% опрошенных мужчин в сравнении с 84% женщин, в Нижнем Новгороде с этим высказыванием согласны только 72% опрошенных, а в Москве-82%.

При этом уровень согласия с таким утверждением женщин - жительниц Нижнего Новгорода (3,8) статистически значимо ниже уровня согласия женщин - москвичек (4,4) (при р<0,05). Эти данные являются подтверждением первой частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются у женщин, живущих в Москве и региональном городе.

Таблица 3.

Средние оценки по шкалам в зависимости от возраста (суммарные результаты обоих этапов исследования)_____^ _

Ориентация на семью, разделение работы и семьи Ориентация на успешное сочетание работы и семьи

25-29 2,7 4,4

30-34 2,8 4Д

35-39 3,2 3,8

Свыше 40 лет 3,4 3,5

Анализ значимости различий показывает, что наиболее выражены отличия между самой младшей (25-29) и самой старшей возрастными группами (40+). Внутри возрастных диапазонов 25-34 и свыше 35 статистически значимых различий не обнаружено. Статистически значимо (р<0.05), что более молодые респондентки (до 35 лет) выражают больше согласия с ориентацией на сочетание работы и семьи, чем респонденты старше 35 лет. Так же статистически значимо (р<0.05), что респондента! моложе 35 лет выражают меньше согласия с противопоставлением работы и семьи, чем респондентки старше 35. Ориентация на успешное сочетание женщиной работы и семьи более характерна для молодой части аудитории (р<0,05) Такие данные позволяют говорить о подтверждении второй частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются в различных возрастных группах. Таблица 4.

Средние оценки по шкалам в зависимости от дохода (суммарные результаты обоих этапов исследования)___

Ориентация на семью, разделение работы и семьи Ориентация на успешное сочетание работы и семьи

Доход ниже среднего* 2,8 3,6

Средний доход* 3,0 4,0

Доход выше среднего* 3,2 4,3

■"Относительный уровень дохода определялся отдельно для Москвы и для Нижнего Новгорода в соответствии со статистическими данными о среднем доходе для каждого региона.

Осуществленный анализ значимости различий показывает, что в оценках по шкале «Ориентация на семью, разделение работа и семьи» нет значимых различий между группами. При этом необходимо отметать, что во всех группах со статистически значимым отличием (при р<0,01) выше уровень согласия с утверждениями шкалы «сочетание работы и семьи», чем с утверждениями шкалы «противопоставление работы и семьи». В оценках по шкале «Ориентация на успешное сочетание работы и семьи» статистически значимо (р<0,05) отличаются малообеспеченные женщины от группы со средним доходом и доходом выше среднего. Между группами женщин со средним доходом и с более высоким -статистически значимых различий нет, однако, как тенденцию можно отметить, что средний балл согласия с утверждениями шкалы «ориентация на совмещение работы и семьи» продолжает увеличиваться.

На основе полученных данных можно сделать вывод о том, что большей степени разделять представления о возможности успешного совмещения работы и семьи женщиной склонны более высокодоходные группы (р<0,05) Таким образом, можно констатировать подтверждение третьей частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье различаются у больших социальных групп, выделенных по доходу.

В целом осуществленный на основе выделенных в ходе обоих этапов исследования ФА шкал (ориентация на сочетание работы и семьи и ориентация на противопоставление работы и семьи с приоритетностью семьи) анализ показывает наличие значимых различий в разделяемых

социальных представлениях между большими социальными группами. Подтверждение трех частных гипотез доказывает правоту первой основной гипотезы исследования: социальные представления о работе и семье в жизни женщины имеет сходное содержание внутри одной большой социальной группы и значительно отличается от представлений других социальных групп.

В ходе количественной части исследования статистически подтвердились выводы из качественного исследования и лексического анализа о ключевой роли детей в семейной жизни. С высказыванием «Семья без детей - это не семья» согласились 82% опрошенных. Таким образом, можно говорить о подтверждении четвертой частной гипотезы, что ключевым элементом ядра социальных представлений о работе и семьи в жизни женщины являются дети/материнство. Однако полученные результаты лексического анализа расширяют понимание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины - их ядро составляет не просто материнство, а именно сочетание (можно предположить и что противопоставление) детей с работой.

Анализ дисперсии показывает, что из «ценностных» утверждений наибольший разброс значений был в отношении характеристик, связанных с распределением ролей в семье:

1. Нет никаких «женских» и «мужских» обязанностей, в семье должно быть равноправие (коэффициент дисперсии 1,52).

2. Мужчина должен заниматься мужскими делами, например, деньги зарабатывать. А еду готовить, детей воспитывать - должна жена (1,85).

Анализ распределения оценок по этим высказываниям показывает, что первое утверждение, обладающее более высоким уровнем абстракции («Нет никаких «женских» и «мужских» обязанностей, в семье должно быть равноправие»), вызывает большее согласие в оценках, по сравнению с высказыванием о частном («традиционном») разделении« мужских» и «женских» обязанностей.

Сравнение этих параметров показывает, что доля согласных с тем, что нет никаких «женских» и «мужских» обязанностей и с равноправием в семье (72%) значительно выше тех, кто отрицает фактическое «традиционное» распределение ролей (47%). Такие данные показывают, что сама идея равенства мужчин и женщин вызывает большое согласие, однако традиционное распределение ролей тоже признаётся правильным. На основании этого можно сделать вывод о том, что для социальных представлений в России характерен тот же парадокс, который отмечают западные исследователи (например, Stone Felicity) - одновременное сочетание «традиционных» и «эгалитарных» представлений о разделении мужского и женского труда Анализ полученных результатов количественного этапа исследования позволяет сделать следующие выводы. Для сознания исследуемой аудитории характерно одновременное сочетание «традиционных» (патриархальных), так и «эгалитарных» (основанных на представлении о равенстве полов) представлений о разделении мужского и женского труда, семейных обязанностей. Подавляющим большинством опрошенных разделяется представление о равноправии супругов в семье и отсутствии каких-то специальных «женских» и «мужских» обязанностей (с этим согласны 70% опрошенных). При этом почти половина опрошенных (43%) принимает и поддерживает традиционную тендерную модель (муж -добытчик, жена - мать и хозяйка).

Подавляющее большинство опрошенных разделяют представления о возможности совмещение в жизни женщины одновременно работы и семьи. Согласие с этим высказыванием высказало 76% опрошенных, в то время как не согласны с ним лишь 6,5% (остальные не выразили ни согласия, ни несогласия). Представление о том, что работа наносит ущерб семье, разделяют лишь 12% опрошенных. Показательно, что большая часть из этих 12% работают.

Очевидное преобладание согласившихся с утверждением «Работа часть моей жизни, я стремлюсь достичь большего в профессиональном плане» показывает важную роль работы в жизни большей части исследуемой аудитории и стремлении к профессиональным достижениям. По совокупности обоих этапов исследования число согласившихся с этим высказыванием составило 70,5%.

Подавляющее большинство опрошенных (около 87%) согласны с высказыванием «Главное в жизни - максимально реализоваться, достичь всего, что можешь». При этом корреляционный анализ показывает, что представление о реализации статистически значимо коррелирует (р<0,01) не просто с отдельно «работор» и/или «семьей», а именно с сочетанием работы и семьи (без утверждения однозначной приоритетности того или иного). При этом показательно, что утверждение приоритетности семьи («для меня важна не карьера, а семья») не только не имеет значимой положительной корреляции с понятием о самореализации, но и даже оценивается как имеющее противоположное значение (значимая отрицательная корреляция при р<0;01).

Эти показатели (важность самореализации как профессиональной деятельности и приоритетность семьи с детьми) могут быть расценены как проявления на уровне индивидуальных и групповых убеждений одновременного сочетания «традиционности» и «эгалитарности». Таким образом, можно констатировать статистически достоверное подтверждение пятой частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины характеризуются одновременным сочетанием как традиционных, так и эгалитарных черт.

Результаты факторного анализа на обоих этапах показывают, что фактически расстановка приоритетов происходит не на дихотомии "что важнее семья или работа?", а на оси с полюсами "безусловно, важнее семья" и "важна как работа, так и семья". В рамках факторного анализа эти векторы обозначались соответственно как «ориентация на разделение работы и семьи, приоритетность семьи» и «ориентация на сочетание работы и семьи». Полученные данные полностью подтверждают шестую частную гипотезу о том, что социальные представления задают для женщины выбор между предпочтением семьи и предпочтением сочетания семьи и работы.

Представленные результаты показывают, что для всех трех изучаемых в ходе качественного этапа исследования групп, характерна приоритетность семьи, понимаемой в первую очередь, как ребенок/дета. Результаты количественной части подтверждают выводы качественной часта о приоритетности семьи в жизни женщин. С высказыванием «Мне важна семья, а не карьера» выразили согласие почти 60% опрошенных, и только 19% высказались против. Таким образом, можно сделать вывод о подтверждении седьмой частной гипотезы о том, что в социальных представлениях о работе и семье, семья выступает как приоритет. Подтверждение результатами количественного исследования пятой, шестой и седьмой частных гипотез, в сочетании с дополнительным подтверждением доказанной в ходе качественного исследования четвертой частной гипотезы, позволяет утверждать верность второй основной гипотезы о том, что содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, обладает элементами как «традиционности», так и «эгалитарности», задавая выбор на дихотомии с полюсами «предпочтение семьи» и «совмещение семьи и работы» при сохраняющемся приоритете семьи (в первую очередь, детей).

В ходе анализа результатов первого этапа количественного исследования анализировалась и связь разделяемых убеждений с индивидуальной характеристикой такой как «Активность/пассивность» (оцениваемой по шкале жизненная активность/пассивность ТЖУ Е. Орловой). Результаты показывают, что ориентация на совмещение работы и семьи связана с общей активностью/пассивностью индивида (р<0,1). Однако эта связь неодинаково выражена в разных социальных группах, что указывает на влияние не только индивидуальных характеристик, но и групповых факторов.

Другая индивидуальная характеристика, в отношении которой удалось обнаружить взаимосвязь с представлениями о сочетании работы и семьи в жизни - это мотивация собственной трудовой деятельности женщины. На основании проведенного исследования можно сделать вывод о взаимосвязи между разделяемыми представлениями о сочетании работы /семьи в жизни женщины и индивидуальной трудовой мотивации:

• разделение представления о том, что для женщины главное - семья и семейные обязанности, а работа это вред семье - взаимосвязано с представлением женщин о собственной работе как вынужденной необходимости;

• представления о возможности совмещения работы и семьи взаимосвязаны со стремлением к профессиональному росту и важностью работы.

В заключении сформулированы следующие выводы:

1. Анализ психологической литературы показал, что теория социальных представлений С. Московичи даёт новые возможности для изучения проблемы сочетания работы и семьи в жизни женщины. Эта теория позволяет прицельно изучить те элементы социального знания, которые обозначаются как «ролевые ожидания» - в теориях социальных ролей; «нормативные представления о чертах личности и особенностях поведения мужчин и женщин» - при анализе тендерных конфликтов, «стереотипы» и «атгиподы» в других психологических исследованиях.

2. Представления о работе и семье в жизни женщины, согласно теории социальных представлений, являются представлениями об объектах с длительной культурной историей. С точки зрения структуры, в этих представлениях можно выделить такие составляющие как ядро, периферийные схемы и установки. Эти представления включают в себя преимущественно декларативные сведения, необходимые для создания «общего интеллектуального пространства» больших социальных групп.

3. В современном мире экономические реалии приводят все группы к единому знаменателю необходимости совмещения работы и семьи (до 3/4 всех матерей), так что диалог и формирование социальных представлений проходят более в символически-ценностной плоскости, нежели практической.

4. Анализируя результаты исследования, можно констатировать полное подтверждение первой гипотезы о том, что социальное представление о работе и семье в жизни женщины имеет сходное содержание внутри одной большой социальной группы, и значительно отличается от представлений других больших социальных групп. В частности, можно наблюдать распределение социальных групп по вопросу совмещения женщинами работы и семьи и градацию предпочтений, располагающихся по оси от «женщина не должна совмещать работу и семью» до «женщина вполне успешно может совмещать работу и семью».

5. Социальные представления о работе и семье в жизни женщины различаются у больших социальных групп, различных по доходу. Парадоксально, но совмещение работы и семьи ощущается менее неизбежным на нижней ступени материальной лестницы. Женщины из малообеспеченных семей поддерживают модель семьи «мать и дитя», и одновременно считают семью в основном женской инициативой и видом работы (без которой семья перестанет существовать). На этом уровне общества задача повышения благосостояния семьи кажется женщинам менее важной, чем собственно сохранение семьи.

6. Дополнительным выводом данной работы является существенная разница в восприятии этого вопроса в крупных столичных городах и в провинции (провинция более патриархальна).

7. Социальные представлений о работе и семье в жизни женщины тах же отличаются у различных возрастных групп. Так более старшие возрастные группы чаще показывают более патриархальные представления.

8. В ходе исследования было выявлено, что для современных женщин представление о семье это, прежде всего, «мать и дитя» (а не, например, муж и жена). Общество терпимее относится к аномалиям парных отношений (разводам, детям вне брака), чем к женской бездетности. Такое представление о семье определяет материнство как основной элемент ядра социального представления о работе и семье в жизни женщины. Ключевой вопрос состоит в следующем: «Кто в современных условиях может считаться или не считаться хорошей мамой?». В зависимости от ответа на этот вопрос

формируются те самые «большие социо-демографические группы» с разными социальными представлениями.

9. Дуализм восприятия сочетания «работа и семья» обусловлен неоднозначностью изменений, произошедших в российском обществе за последние 50 лет. Прочно утвердившаяся эмансипация женщин в профессиональной и общественно-политической сфере до сих пор слабо поддерживается общественным мнением в семейной жизни. Это можно наблюдать как по стереотипным отношениям к домашним обязанностям мужчин и женщин, так и то восприятию ценности семьи, по принятым в обществе методам ухода за детьми и стариками. Результаты исследования показывают, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины характеризуются одновременным сочетанием как традиционных (патриархальных), так и эгалитарных (основанных на представлениях о равноправии полов) черт.

10. Таким образом, на основании данных исследования можно сделать вывод о полном подтверждении второй гипотезы исследования о том, что содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, обладает элементами как «традиционности», так и «эгалитарности», задавая выбор на дихотомии с полюсами «предпочтение семьи» и «совмещение семьи и работы» при сохраняющемся приоритете семьи (в первую очередь, детей). В качестве дополнительного вывода можно указать выявленную связь социальных представлений, разделяемых женщиной и такими характеристиками как активность и индивидуальная трудовая мотивация.

Опубликованные работы, отражающие основные результаты диссертации.

Публикации в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК

1. Шуляева, K.M. Восприятие собственной семьи малообеспеченными женщинами /

K.M. Шуляева [Текст] // Вестник Костромского Государственного Университета им, IIA

Некрасова - Кострома, 2006. - Вып, 4. Серия «Гуманитарные науки». - С. 96-98 (0,2 пл.).

Статьи в сборниках научных трудов и материалов конференций

2. Шуляева, K.M. Обучение студентов использованию проективных методов в социально-психологическом исследовании / K.M. Шуляева [Текст] II Молодые учёные -московскому образованию. - Материалы V городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения. - М.:МГППУ, 2006. - С. 292-293 (0,15 п.л.).

3. Шуляева, K.M. Проективные методы в социально-психологическом исследовании / K.M. Шуляева [Текст] // Проблемы педагогического образования: сборник научных статей. Вып. 25 I Под ред. В.А. Сластепина, Е.В. Левановой. - М.: МПГУ-МОСПИ, 2007. - С. 102-106 (0,3 п.л.).

4. Шуляева, K.M. Интернет-форумы как источник информации в социально-психологическом исследовании / K.M. Шуляева [Текст] // Проблемы педагогического образования: сборник научных статей. Вып. 28 / Под ред. В.А.Сластенина, Е.А.Левановой. -М.: МПГУ-МОСПИ, 2007.-С. 73-77 (0Д5 п.л.).

5. Шуляева K.M. Социальные представления о семье и работе в жизни женщины (результаты анализа Интернет-дискуссий) / K.M. Шуляева [Текст] // Материалы IV международной конференции «Психологические проблемы современной семьи» 21-23 октября 2009г., Москва: Тезисы конференции / Под ред. Е.И.Захаровой, О.А.Карабановой, - М., 2009. - С. 693-695 (0,25 п.л.).

6. Шуляева, K.M. Работающие матери: гипотеза ущерба и гипотеза вознаграждения (обзор зарубежных исследований) / K.M. Шуляева [Текст] // Материалы IV международной конференции «Психологические проблемы современной семьи» 21-23 октября 2009г. Москва: Тезисы конференции / Под ред. Е.И.Захаровой, O.A. Карабановой. - М., 2009 -С. 695-697 (0,25 п.л.).

Подписано в печать: 20.11.2009

Заказ №3117 Тираж -100 экз. Печать трафаретная. Типография «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 115230, Москва, Варшавское ш., 36 (499) 788-78-56 www.autoreferat.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Шуляева, Ксения Михайловна, 2009 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1 АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ АСПЕКТОВ ПРОБЛЕМЫ СОЧЕТАНИЯ РАБОТЫ И СЕМЬИ В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЖЕНЩИНЫ.

1.1. Подходы к психологическому анализу проблемы сочетания работы и семьи в жизни женщины: гипотеза ущерба и гипотеза вознаграждения.

1.2. Социально-психологический подход к значению работы и семьи в жизни женщины: ролевой и тендерный подходы, аттитюды и стереотипы

1.3. Сочетание работы и семьи в жизни женщины как предмет психологии социального познания. Теория социальных представлений.

ГЛАВА 2 ОБОСНОВАНИЕ И ОПИСАНИЕ МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Методология и композиция исследования.

2.2. Обоснование выбранных методик.

2.3.Описание и обоснование анкетных листов и выборки.

ГЛАВА 3 ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЗНАЧЕНИИ РАБОТЫ И СЕМЬИ В ЖИЗНИ ЖЕНЩИН.

3.1. Результаты контент-анализа Интернет-дискуссий, посвященных вопросам работы и семьи в жизни женщины.

3.2. Результаты качественного этапа исследования.

3.3. Результаты количественного этапа исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Социальные представления о значении работы и семьи в жизни женщины"

За последние десятилетия в России произошли серьезные трансформации состояния общества и сознания, которые привели к изменению как объективных характеристик жизни (например, репродуктивного возраста, положения женщин на рынке труда и т.п.), так и отражения социальной действительности в индивидуальном сознании. Существенной характеристикой современного российского общества является видоизменение прежних социальных представлений и стереотипов, что представляет собой конкретную форму «слома социального консенсуса», с одновременным порождением новых стереотипов и мифов, связанных с изменившимися реалиями жизни.

В условиях социальных и экономических трансформаций одной из важнейших задач психологии становится исследование фундаментальных аспектов психической регуляции человеческого поведения. При этом особый интерес представляют такие важнейшие области человеческой жизнедеятельности как экономическая сфера и семья.

Несомненный кризис традиционного института семьи, существенные изменения в трудовой сфере, появление новых, пока не изученных, представлений и образов, оказывающих существенное влияние на сложившуюся ситуацию, делают необходимым условием для разработки и осуществления продуктивной социальной политики в сфере семьи и труда, осмысление современных представлений о взаимоотношениях работы и семьи. В частности, является актуальным изучение тенденций и результатов трансформации социальных представлений о значении работы и семьи в жизии женщины. Состояние научной разработанности проблемы исследования. В настоящее время проблема сочетания работы и семьи в жизни современной женщины изучается как в социальной психологии, так и в смежных областях, в частности, в возрастной и педагогической психологии, психологии семьи и индустриальной психологии. В социальной психологии данная тема в основном изучается в рамках ролевого и тендерного подходов, где подобное сочетание рассматривается преимущественно как конфликтное.

В то же время из анализа литературы следует недостаточная изученность этой проблемы с точки зрения психологии социального познания, в частности - теории социальных представлений. Известно, что субъектом, носителем этих представлений являются не отдельные индивиды, а большие социальные группы. Подход к проблеме с точки зрения теории социальных представлений позволяет изучить характеристики больших социальных групп, выявить общее и установить различия между ними. При этом многими авторами (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, Т.П. Емельянова, Ю.М. Забродин и др.) отмечается, что в сравнении с объёмом эмпирических исследований в других разделах социальной психологии эмпирических исследований больших групп сравнительно немного.

Спецификой подхода теории социальных представлений к проблеме работы и семьи в жизни женщины являются:

• отказ от рассмотрения «объективной фактичности» социального бытия, а точнее вынесение данной темы «за скобки» дисциплинарного анализа. Семья и работа рассматриваются как социальные объекты, особенности, отражения которых культурно заданы в индивидуальной психике;

• изучеиие не индивидуально-психологической, а социальной реальности, которая конструируется в микро - и макросоциальном взаимодействиях. Представления рассматриваются как атрибут социальной группы, а индивиды выступают в качестве носителей социальных представлений.

В данной связи была сформулирована проблема исследования, которая состоит в недостаточной изученности социальных представлений о работе и семье в жизни современных женщин.

Охарактеризованная проблема обусловила выбор темы исследования «Социальные представления о значении работы и семьи в жизни женщины».

Цель исследования: установить содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины больших социальных групп, охарактеризовать их различия между группами и взаимосвязи с другими характеристиками.

Объект исследования: социальные представления о работе и семье в жизни женщины.

Предмет исследования: содержание и взаимосвязь социальных представлений о работе и семье в жизни женщины.

Задачи исследования:

1. Провести анализ психологической литературы по актуальному состоянию рассматриваемой проблемы и теме социальных представлений.

2. Сформулировать гипотетический блок исследования, подобрать адекватную целям и гипотезам исследования батарею методических средств.

3. Выявить закономерности, зависимости и тенденции, раскрывающие социально-психологическую сущность социальных представлений о работе и семье в жизни женщины.

4. Определить различия социальных представлений о работе и семье в жизни женщины между большими социальными группами.

Основные и частные гипотезы исследования: Согласно первой основной гипотезе исследования мы предположили, что социальное представление о работе и семье в жизни женщины имеет сходное содержание внутри одной большой социальной группы, и значительно отличается от представлений других больших социальных групп.

Согласно первой частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются у женщин, живущих в Москве и в региональном городе.

Согласно второй частной гипотезе мы предположили, что социальные . представления о работе и семье в жизни женщины отличаются у различных возрастных групп.

Согласно третьей частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины различаются у больших социальных групп, выделяемых по доходу. Согласно второй основной гипотезе мы предположили, что содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, обладает элементами как «традиционности», так и «эгалитарности», задавая выбор на дихотомии с полюсами «предпочтение семьи» и «совмещение семьи и работы» при сохраняющемся приоритете семьи (в первую очередь, детей).

Согласно четвертой частной гипотезе мы предположили, что ключевым элементом ядра социальных представлений о работе и семьи в жизни женщины являются дети/материнство.

Согласно пятой частной гипотезе мы предположили, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины характеризуются одновременным сочетанием как традиционных (патриархальных), так и эгалитарных (основанных на представлениях о равноправии полов) черт. Согласно шестой частной гипотезе мы предположили, что социальные представления задают женщине выбор между предпочтением семьи и предпочтением сочетания семьи и работы.

Согласно седьмой частной гипотезе мы. предположили, что в социальных представлениях о работе и семье, семья выступает как приоритет. Теоретико-методологические основы исследования построены па принципах детерминизма, развития и гуманизма, раскрытых в работах JI.C. Выготского, А.Н. Леонтьева, Г.М. Андреевой, Ю.М. Забродина, Л.Б. Шнейдер, С. Московичи и др., что задает комплексный, системный и субъектный подходы в рамках общей методологии междисциплинарного спектра.

Принципиальное значение в разработке теоретической базы исследования, его организации и осуществления имеют: французская школа социальных представлений С. Московичи; труды по психологии социального познания Г.М. Андреевой, Т.Н. Емельяновой; исследования по психологии семейных отношений Л.Б. Шнейдер и Т.В. Андреевой; ролевой и тендерный подходы в социальной психологии.

Методы исследования были выбраны, исходя из поставленных задач: качественно-количественный анализ документов (контент-анализ) с использованием компьютеризированного психолингвистического анализа; глубинное индивидуальное и групповое фокусированное интервью (с использованием проективной методики коллажа «Карта лиц» О.Т. Мельниковой); авторская анкета (с использованием шкалы жизненной активности из опросника ТЖУ Е. Орловой). Статистическая обработка полученных количественных данных проводилась с использованием пакета SPSS 11.13.

Научная новизна и теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что:

1. Результаты проведенного исследования показали как важность самореализации профессиональной деятельности, так и одновременную приоритетность для женщин семьи с детьми. Такие результаты могут быть расценены как проявления на уровне индивидуальных и групповых убеждений одновременного сочетания «традиционности» и «эгалитарности».

2. С помощью специальной методики лексического психологического анализа была определена структура и содержание социальных представлений о работе и семье в жизни современных женщин. Установлено, что ядро социального представления о работе и семье в жизни современных женщин составляет материнство. Именно проблема рождения детей и уделепия достаточных сил/времени их воспитанию составляет ключевой вопрос представлений о работе и семье. В качестве ближайших элементов в представлениях женщин выступают супруг и материальные ценности.

3. В ходе исследования было выявлено, что на уровне социальных представлений работа для женщины может выступать и в качестве потенциальной угрозы, и в качестве залога успешной семейной жизни.

4. Установлено, что альтернативным вариантом «семье» является не работа как таковая, а совмещение работы и семьи. Были определены и описаны ведущие социальные представления о сочетании работы и семьи в жизни женщины: противопоставление работы и семьи; подчинение работы семье; сочетание работы и семьи как равноценных составляющих.

5. Выявлено, что социальные представления о месте работы и семьи в жизни женщины более единообразны внутри больших социальных групп, и различаются между социально-демографическими группами.

6. Полученные результаты позволяют сделать вывод, что выбор семьи, а не совмещения семьи и работы характернее для женщин старшего возраста, женщин из малообеспеченных семей и провинции. Молодые женщины, женщины с высоким семейным доходом и москвички — более нацелены па совмещение работы и семьи.

7. Установлено также, что индивидуальные предпочтения, хоть и взаимосвязаны с социальными стереотипами, характерными для группы, но также коррелируют и с индивидуальными личностными чертами (в частности отношение к трудовой деятельности коррелирует с общим уровнем активности/пассивности: более активные женщины более склонны совмещать работу и семью, нежели более пассивные женщины).

8. Результаты проведенного исследования показывают, что разделение представлений о том, что для женщины главное - семья и семейные обязанности, а работа это вред семье — взаимосвязано с отношением женщин к собственной работе как вынужденной необходимости. Представления о возможности совмещения работы и семьи взаимосвязаны со стремлением к профессиональному росту и важностью работы.

Практическая значимость исследования.

Полученные результаты исследования могут быть использованы в индивидуальных и групповых консультациях, в работе с семьями, а также в сфере психологической адаптации матерей, выходящих на работу. Методологический инструментарий исследования может быть использован в практической психологии, психологии семьи.

Полученные в ходе проведённого исследования данные и сделанные выводы могут быть использованы при разработке и преподавании в высших учебных заведениях курсов по социальной психологии, психологии семьи, психологии развития, а также спецкурсов «Социальные представления: тендерный подход», «Социально-психологические особенности трудовой адаптации женщин», «Работающая мать как социально-психологический феномен».

Этапы исследования

На первом этапе (2004-2005 гг.) на основе анализа литературы по проблеме разрабатывались теоретические основания и методологические подходы к настоящему исследованию; изучался феномен методологии исследования в логике и структуре междисциплинарного научного знания; разрабатывался инструментарий, проводилось пилотажное исследование.

На втором этапе (2005-2006 гг.) проводилось системное эмпирическое изучение представлений различных групп женщин о совмещении работы и семьи. На третьем этапе (2007-2009 гг.) осуществлялись систематизация и оформление полученных результатов; уточнялись и углублялись выводы; оттачивался методологический инструментарий исследования; осуществлялась комплексная апробация результатов исследования в выступлениях на научных конференциях, методологических аспирантских семинарах, в публикациях.

Достоверность и надежность данных обусловлена адекватностью проблематике исследования используемых методологических и теоретических конструктов; целостным анализом литературы по теме исследования; широтой эмпирической базы и выбором методов, адекватных задачам исследования; репрезентативностью выборки испытуемых; обоснованным и корректным применением методов математической статистики; соотнесением полученных результатов с результатами других исследований.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Результаты исследования были представлены на заседаниях кафедры теоретических основ социальной психологии факультета социальной психологии МГППУ в 2007-2009 годах.

Полученные результаты были доложены на V городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Молодые учёные — московскому образованию» (Москва, 2006 г) и IV международной конференции «Психологические проблемы современной семьи» (Москва, 2009 г).

Результаты работы апробированы в содержании лекций по психологии развития и возрастной психологии. На основании результатов диссертационного исследования была разработана и внедрена программа обучения педагогического коллектива средней общеобразовательной школы № 1274 им. В.В. Маяковского г. Москвы.

Выводы исследования были использованы в качестве рекомендаций для разработки программы адаптации работающих матерей холдинга ООО «Норманн Групп» в 2007-2008 гг.

Положения, выносимые на защиту

1. Для социальных представлений характерно сочетание разнонаправленных установок, задающее одновременно важность и семьи, и работы в жизни современной женщины, при сохраняющейся приоритетности семьи.

2. Предпочтения женщины в отношении работы и семьи определяются между полюсами «сочетание работы и семьи» и «предпочтение семьи».

3. На уровне социальных представлений работа для женщины может выступать и в качестве потенциальной угрозы, и в качестве залога успешной семейной жизни.

4. Социальные представления о месте работы и семьи в жизни женщины более единообразны внутри больших социальных групп, и различаются между социально-демографическими группами.

5. Выбор семьи, а не совмещения семьи и работы более характерен для женщин старшего возраста, женщин из малообеспеченных семей и провинции. Более молодые женщины, женщины с высоким семейным доходом и москвички — более нацелены на совмещение работы и семьи.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

1. Для проверки различий в представлениях между различными социальными группами, респонденты были разделены в соответствии с их полом, доходом и образованием. Анализ на основе выделенного в ходе обоих этапов исследования факторного анализа фактора (положительный полюс которого составляла ориентация на сочетание работы и семьи, а отрицательный — ориентацию на противопоставление работы и семьи с приоритетностью семьи) показывает наличие значимых различий в разделяемых социальных представлениях между большими социальными группами:

• Ориентирующиеся на семью и на разделение работы и семьи преобладали в региональном городе - Нижнем Новгороде (58%), в то время как ориентирующиеся на сочетание работы и семьи преобладали в Москве (62%). Кроме того, уровень согласия с утверждением «Женщина может совмещать семью и работ» у жительниц Нижнего Новгорода (3,8) статистически значимо ниже уровня согласия женщин-москвичек (4,4) (при р<0,05). Это является подтверждением первой частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются у женщин живущих в Москве и региональном городе.

• Ориентация на успешное сочетание женщиной работы и семьи более характерно для молодой части аудитории (р<0,05) Такие данные позволяют говорить о подтверждении второй частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины отличаются в различных возрастных группах.

• В большей степени разделять представления о возможности успешного совмещения работы и семьи женщиной, склонны более высокодоходные группы (р<0,05) Таким образом, можно констатировать подтверждение третьей частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье различаются у больших социальных групп, выделенных по доходу.

2. Подтверждение трех частных гипотез доказывает правоту первой основной гипотезы исследования: социальные представления о работе и семье в жизни женщины имеет сходное содержание внутри одной большой социальной группы и значительно отличается от представлений других социальных групп.

3. Лексический анализ высказываний респондентов всех сегментов (Интернет-аудитория, малообеспеченные женщины и молодые матери) показывает, что наиболее часто встречается сочетание лексических категорий «работа» и ребенок/дети. Ребенок/дети при этом наиболее часто упоминаемая категория.

4. Таким образом, можно говорить о подтверждении четвертой частной гипотезы, что ключевым элементом ядра социальных представлений о работе и семьи в жизни женщины являются дети/материнство. Однако полученные результаты расширяют понимание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины — их ядро составляет не просто материнство, а именно сочетание (можно предположить и что противопоставление) детей с работой.

5. Анализ полученных результатов показывает, что для сознания исследуемой аудитории характерно одновременной сочетание «традиционных» и «эгалитарных» представлений о разделении мужского и женского труда, семейных обязанностей. Подавляющим большинством опрошенных разделяется представление о равноправии супругов в семье и отсутствии каких-то специальных «женских» и «мужских» обязанностей (с этим согласны 70% опрошенных). При этом почти половина опрошенных (43%) принимает и поддерживает традиционную тендерную модель (муж — добытчик, жена — мать и хозяйка).

6. Очевидное преобладание согласившихся с утверждением «Работа часть моей жизни, я стремлюсь достичь большего в профессиональном плане» показывает важную роль работы в жизни большей части исследуемой аудитории и стремлении к профессиональным достижениям. По совокупности обоих этапов количественного исследования число согласившихся с этим высказыванием составило 70,5%.

7. Подтвердились выводы их качественного исследования о ключевой роли детей в семейной жизни. С высказыванием «Семья без детей — это не семья» согласились 82% опрошенных. Эти показатели (важность самореализации как профессиональной деятельности и приоритетность семьи с детьми) так же могут быть расценены как проявления на уровне индивидуальных и групповых убеждений одновременного сочетания «традиционности» и «эгалитарности».

8. Таким образом, можно констатировать статистически достоверное подтверждение пятой частной гипотезы о том, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины характеризуются одновременным сочетанием как традиционных (патриархальных), так и эгалитарных (основанных на представлении о равенстве полов) черт. Результаты факторного анализа на обоих этапах показывают, что фактически расстановка приоритетов происходит не на дихотомии «что важнее семья или работа?», а на оси с полюсами «безусловно, важнее семья» и «важна как работа, так и семья» (в рамках факторного анализа эти векторы обозначались соответственно как «ориентация на разделение работы и семьи, приоритетность семьи» и «ориентация на сочетание работы и семьи»). Полученные данные полностью подтверждают шестую частную гипотезу о том, что социальные представления задают для женщины выбор между предпочтением семьи и предпочтением сочетания семьи и работы.

9. Полученные результаты показывают, что для всех трех изучаемых в ходе качественного этапа исследования групп, характерна приоритетность семьи, понимаемой в первую очередь, как ребенок/дети. Результаты количественной части подтверждают выводы качественной части о приоритетности семьи в жизни женщин. С высказыванием «Мне важна семья, а не карьера» выразили согласие почти 60% опрошенных, и только 19% высказались против. Таким образом, можно сделать вывод о подтверждении седьмой частной гипотезы о том, что в социальных представлениях о работе и семье, семья выступает как приоритет.

Ю.При этом необходимо отметить, что при сохраняющейся приоритетности семьи, эта приоритетность выражена в разной степени: наиболее сильно приоритет семьи над работой выражен у группы молодых матерей, а наименее выражен у Интернет-аудитории. Это позволяет сделать дополнительный вывод о подтверждении первой общей гипотезы (о том, что социальные представления различаются между большими социальными группами).

11. Подтверждение результатами количественного исследования пятой, шестой и седьмой частных гипотез, в сочетании с подтверждением в ходе качественного исследования четвертой частной гипотезы, позволяет утверждать верность второй основной гипотезы о том, что содержание г социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, обладает элементами как «традиционности», так и «эгалитарности», задавая выбор на дихотомии с полюсами «предпочтение семьи» и «совмещение семьи и работы» при сохраняющемся приоритете семьи (в первую очередь, детей).

12.В ходе анализа результатов первого этапа количественного исследования t дополнительно анализировалась и связь разделяемых убеждений с индивидуальной характеристикой такой как «Активность/пассивность» (оцениваемой по шкале жизненная активность/пассивность ТЖУ Е. Орловой). Результаты показывают, что ориентация на совмещение работы и семьи связана с общей активностью/пассивностью индивида (р<0,1). Однако эта связь неодинаково выражена в разных социальных группах, что указывает на влияние не только индивидуальных характеристик, но и групповых факторов.

13.Другая индивидуальная характеристика, в отношении которой удалось обнаружить взаимосвязь с представлениями о сочетании работы и семьи в жизни - это мотивация собственной трудовой деятельности женщины. На основании проведённого исследования можно сделать вывод о наличии взаимосвязи между разделяемыми представлениями о сочетании работы /семьи в жизни женщины и индивидуальной трудовой мотивации:

• Так разделение представления о том, что для женщины: главное -семья и семейные обязанности, а работа это вред семье -взаимосвязано с представлением женщин о собственной работе как вынужденной необходимости.

• Представления о возможности совмещения работы и семьи взаимосвязаны со стремлением к профессиональному росту и важностью работы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Анализ психологической литературы показал, что теория социальных представлений С. Московичи даёт новые возможности для изучения проблемы сочетания работы и семьи в жизни женщины. Эта теория позволяет прицельно изучить те элементы социального знания, которые обозначаются как «ролевые ожидания» - в теориях социальных ролей; «нормативные представления о чертах личности и особенностях поведения мужчин и женщин» - при анализе гендерных конфликтов, «стереотипы» и «аттитюды» в других психологических исследованиях.

2. Представления о работе и семье в жизни женщины, согласно теории социальных представлений, являются представлениями об объектах с длительной культурной историей. С точки зрения структуры, в этих представлениях можно выделить такие составляющие как ядро, периферийные схемы и установки. Эти представления включают в себя преимущественно декларативные сведения, необходимые для создания «общего интеллектуального пространства» больших социальных групп.

3. В современном мире экономические реалии приводят все группы к единому знаменателю необходимости совмещения работы и семьи (до 3/4 всех матерей), так что диалог и формирование социальных представлений проходят более в символически-ценностной плоскости, нежели практической.

4. Анализируя результаты исследования, можно констатировать полное подтверждение первой гипотезы о том, что социальное представление о работе и семье в жизни женщины имеет сходное содержание внутри одной большой социальной группы, и значительно отличается от представлений других больших социальных групп. В частности, можно наблюдать распределение социальных групп по вопросу совмещения женщинами работы и семьи и градацию предпочтений, располагающихся по оси от «женщина не должна совмещать работу и семью» до «женщина вполне успешно может совмещать работу и семью».

5. Социальные представления о работе и семье в жизни женщины различаются у больших социальных групп, различных по доходу. Парадоксально, но совмещение работы и семьи ощущается менее неизбежным на нижней ступени материальной лестницы. Женщины из малообеспеченных семей поддерживают модель семьи «мать и дитя», и одновременно считают семью в основном женской инициативой и видом работы (без которой семья перестанет существовать). На этом уровне общества задача повышения благосостояния семьи кажется женщинам менее важной, чем собственно сохранение семьи.

6. Дополнительным выводом данной работы является существенная разница в восприятии этого вопроса в крупных столичных городах и в провинции (провинция более патриархальна).

7. Социальные представлений о работе и семье в жизни женщины так же отличаются у различных возрастных групп. Так более старшие возрастные группы чаще показывают более патриархальные представления.

8. В ходе исследования было выявлено, что для современных женщин представление о семье это, прежде всего, «мать и дитя» (а не, например, муж и жена). Общество терпимее относится к аномалиям парных отношений (разводам, детям вне брака), чем к женской бездетности. Такое представление о семье определяет материнство как основной элемент ядра социального представления о работе и семье в жизни женщины. Ключевой вопрос состоит в следующем: «Кто в современных условиях может считаться или не считаться хорошей мамой?». В зависимости от ответа на этот вопрос формируются те самые «большие социо-демографические группы» с разными социальными представлениями.

9. Дуализм восприятия сочетания «работа и семья» обусловлен неоднозначностью изменений, произошедших в российском обществе за последние 50 лет. Прочно утвердившаяся эмансипация женщин в профессиональной и общественно-политической сфере до сих пор слабо поддерживается общественным мнением в семейной жизни. Это можно наблюдать как по стереотипным отношениям к домашним обязанностям мужчин и женщин, так и по восприятию ценности семьи, по принятым в обществе методам ухода за детьми и стариками. Результаты исследования показывают, что социальные представления о работе и семье в жизни женщины характеризуются одновременным сочетанием как традиционных (патриархальных), так и эгалитарных (основанных на представлениях о равноправии полов) черт.

10.Таким образом, на основании данных исследования можно сделать вывод о полном подтверждении второй гипотезы исследования о том, что содержание социальных представлений о работе и семье в жизни женщины, обладает элементами как «традиционности», так и «эгалитарности», задавая выбор на дихотомии с полюсами «предпочтение семьи» и «совмещение семьи и работы» при сохраняющемся приоритете семьи (в первую очередь, детей). В качестве дополнительного вывода можно указать выявленную связь социальных представлений, разделяемых женщиной и такими характеристиками как активность и индивидуальная трудовая мотивация.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Шуляева, Ксения Михайловна, Москва

1. Айвазова, С.Г. Русские женщины в лабиринте равноправия: Очерки политической теории и истории: Документальные материалы/ С.Г Айвазова. -М.: РИК Русанова, 1998. 408 с.

2. Алешина, Ю.Е., Лекторская, Е.В. Ролевой конфликт работающих женщин/ Ю.Е. Алешина, Е.В. Лекторская // Вопросы психологии. 1989. - № 5. - С. 8088.

3. Андреева, Г.М. Психология социального познания: Учебное пособие для студентов вузов/ Г.М. Андреева. — М.: Аспект Пресс, 2000. — 362 с.

4. Андреева, Г.М. Социальная психология: Учебник для высших учебных заведений/ Г.М. Андреева. М.: Аспект Пресс, 2007. - 287 с.

5. Андреева, Т.В. Психология семьи/ Андреева Т.В. СПб.: Речь, 2007. - 381 с.

6. Андриенко, Е.В.Социальная психология: учебное пособие для студентов высш. пед. учебных заведений/ Е.В. Андриенко / Под ред. В.А. Сластенина. -М.: Академия , 2008. 262 с.

7. Артемьева, О.А. Количественные и качественные методы психологического исследования массовой коммуникации: учебное пособие/ О.А. Артемьева -Иркутск: Иркутский гос. ун-т, 2007. 155 с.

8. Бабаева, Л.В. Женщины России в условиях социального перелома: работа, политика, повседневная жизнь/ Л.В. Бабаева. М.: Рос. обществ, науч. фонд, 1996.-204 с.

9. Баскакова, М.Е. Проблемы и права работников с семейными обязанностями/ М.Е. Баскакова // Права женщин в России: исследование реальной практики их соблюдения и массового сознания. В 2-х тт. Т. 1. М.: МЦГИ, 1998. - 392 с.

10. Белановский, С.А. Методика и техника фокусированного интервью/ С.А. Белановский. М.: Наука, 1993. - 349 с.11 .Белановский, С.А. Метод фокус — групп: Учеб. пособие для студентов вузов/ С. А. Белановский. М.: Никколо-Медиа, 2001. - 278 с.

11. Белинская, Е.П. К проблеме динамики сетевого сообщества / Е.П. Белинская // 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (М., 1214 апреля 2000 г.). М.: Экопсицентр РОСС, 2000. - С. 249-251.

12. Бем, C.JI. Линзы тендера. Трансформация взглядов на проблему неравенства полов Монография. / C.JI. Бем ; [пер. с англ. Д. Викторовой]. М.: РОССПЭН, 2004.-331 с.

13. Бережная, М.С. Психологическое консультирование по проблемаммежпоколенческого общения в семье/ М.С.Бережная: Дисс канд. психол.наук.-М., 2001.-169 с.

14. Берлов, В.И. Социальная психология: реалистическое миропонимание / В.И. Берлов. Краснодар: Изд. J1.K. Григорьева, 2008. — 243 с.

15. Бессчетнова, О.В. Приемная семья: сущность, проблемы, перспективы развития Монография./ О. В. Бессчетнова, Т. А. Юмашева. Саратов: Наука, 2007. - 233 с.

16. Бесчасная, А.А. Детство: история и современность монография. / А.А. Бесчасная. СПб: Нестор-История, 2007. - 181 с.

17. Бистрицкас, Р.Б. Теория социальной атрибуции в западноевропейских психологических исследованиях / Р.Б. Бистрицкас // Личность и социальная среда: идеологические и психологические аспекты общения. М.: ИНИОН, 1987.-С. 60-79.

18. Битянова, М.Р.Социальная психология / М.Р. Битянова. СПб: Питер, 2008. -368 с.

19. Бобрышева, Т.В. Социальные представления как объект психологического исследования / Т.В.Бобрышева : Дисс. канд. психол. наук. М., 1996. — 167 с.21 .Бовина, И. Б. Социальная психология здоровья и болезни / И. Б. Бовина. М.: Аспект Пресс , 2008. - 254 с.

20. Богомолова, Н.Н., Фоломеева, Т.В. Фокус-группы как качественный метод социально психологического исследования/ Н.Н. Богомолова, Т.В Фоломеева. - М.: Магистр, 1997. - 256 с.

21. Богомолова, Н.Н. Социальная психология массовой коммуникации: учебное пособие для студентов высших учебных заведений/ Н. Н. Богомолова. М.: Аспект Пресс , 2008. - 191 с.

22. Бузунова, Л.Г. Жизненные стратегии женщин российской провинции/ Л.Г. Бузунова // Психологическая наука и образование. 2007. - №3. - С. 47-59.

23. Бурменская, Г.В. Проблемы онто и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби / Г.В.Бурменская // Журнал практической психологии и психоанализа. - 2003. - №1 - С. 37-53.

24. Бэндлер, Р., Гриндер, Дж., Сатир, В. Семейная терапия/ Р.Бэндлер, Дж.Гриндер, В.Сатир. М.: Институт общегуманитарных исследований, 1999.- 127 с.

25. Верстелле, Л.Ф. Личностные особенности женщин с тяжело протекающим постразводным кризисом / Л.Ф. Верстелле: Дисс. канд. психол. наук. -М.,1998. 198 с.

26. Возникновение и развитие гендерных исследований в США и Западной Европе // Введение в тендерные исследования в двух частях / Под ред. И.Жеребкиной.- Санкт-Петербург: Алетейя, 2001. — 712 с.

27. Волков, А.Г. Эволюция российской семьи в XX веке / А.Г.Волков // Мир России. 1999. - Т. VIII. - № 4. - С. 47-57.

28. Волкова, А.Н. Ролевая адекватность как фактор супружеской совместимости/ А.Н. Волкова // Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга.- Краснодар, 1979. С. 62-69.

29. Выготский, Л.С. Психология развития человека/ Л.С. Выготский. М.: Смысл, 2006.- 1134 с.

30. Гаврилица, О.А. Ролевой конфликт работающей женщины/ О.А. Гаврилица: Дис. канд. психол. наук. М., 1998. - 185 с.

31. Голод, С.И. Современная семья: плюрализм моделей / С.И. Голод // Психологический журнал. 1996. - №3. - С. 99.-108.

32. Горностай, П.П. Диагностика и коррекция ролевых конфликтов/ П.П. Горностай // Журнал практического психолога. 1999. - N 1. С. 44-51.

33. Горностай, П.П. Личность и роль: ролевой подход в социальной психологии личности/ П.П. Горностай. Киев: Интерпресс , 2007. - 311 с.

34. Грюнвальд, Б.Б., Макаби, Г.В. Консультирование семьи: практическое руководство/ Б.Б. Грюнвальд, Г.В. Макаби; пер. с англ. И.Ю. Хамитовой. -М.: Когито-Центр , 2008. 413 с.

35. Гулевич, О.А., Безменова, И.К. Атрибуция: общее представление, направления исследований, ошибки. Реферативный обзор./ О.А. Гулевич, И.К. Безменова. -М.: РПО, 1998.- 112 с.

36. Гущин, В.И., Юсупова А.К. Методы контент-анализа общения изолированных малых групп: учебное пособие/ В.И. Гущин, А.К. Юсупова М.: МАИ-Принт, 2008. - 87 с.

37. Двинин, А.П. Психология труда: учебное пособие/ Двинин А.П. СПб: Береста, 2007. - 202 с.

38. Демидепко, Т.М. Изменение положения женщины в обществе и семье в Российской Федерации в 80-90-е годы. Соц. полит, аспект/ Т.М Демиденко : Дисс. канд. политол. наук. - М.,1997. - 161 с.

39. Джерджен, К.Дж. Движение социального конструкционизма в современной психологии/ К.Дж. Джерджен // Социальная психология: саморефлексия маргинальное™. Хрестоматия. М.: ИНИОН РАН, 1995. - С. 51-73.

40. Дмитриева, Е.В. Фокус группы в маркетинге и социологии / Е.В. Дмитриева. -М.: Центр, 1998.-140 с.

41. Добрина, О.А. Социальная психология: учебно-методический комплекс для студентов / Добрина О.А. Новосибирск: Изд-во НИГЖиПРО, 2008. 239 с.

42. Донцов, А.И., Емельянова, Т.П. Концепция социальных представлений в современной социальной психологии/ А.И.Донцов, Т.П. Емельянова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. — 257 с.

43. Дорошина, И.Г. Тендерные особенности родительско детских отношений в современной семье: монография. / И.Г. Дорошина. - Пенза: Изд-во ПГПУ им. В. Г. Белинского , 2007. - 115 с.

44. Дружинин, В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. М.: Питер, 2008. - 176 с.

45. Дубов И.Г. Феномен менталитета: психологический анализ / И.Г. Дубов // Вопросы психологии. 1993. - № 3. - С. 20-29.

46. Дудченко, О.Н., Митиль, А.В. Социальная идентификация и адаптация личности/ О.Н Дудченко, А.В. Митиль // СОЦИС. 1995. - № 6. - С. 110-119.

47. Егоршин, А.П. Мотивация трудовой деятельности: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / А.П. Егоршин. М.: ИНФРА-М, 2008. -462 с.

48. Емельянова, Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества / Т.П Емельянова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. - 398 с.

49. Журавлев, В.Ф. Анализ коммуникации в качественном интервью / В.Ф. Журавлев // Социология. 1996. - №7. - С. 81 -102.

50. Забродин, Ю.М. Практическая психология и управление социально-экономическими процессами // Вестник практической психологии образования. — 2007. № 2 (11), апрель-июнь. — С. 78-87.

51. Казакова, Т.В. Основы социальной психолингвистики: учебное пособие для студентов специализации «Социальная психология» / Т. В. Казакова. Тамбов: Изд-во ТГУ, 2008.- 101 с.

52. Калькова, B.JT. Исследование социальных представлений в европейской социальной психологии (сводный реферат) // Общественные науки за рубежом. Серия 11 «Социология». 1992. - №4. - С. 92-109.

53. Карабанова, О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / О.А. Карабанова. М.: Гардарики, 2008. — 319 с.

54. Клецина, И.С. Психология тендерных отношений: теория и практика / И.С.Клецина. СПб.: Алетейя, 2004. - 403 с.

55. Климов, Е.А. Индивидуальный стиль деятельности/ Е. А. Климов // Психология индивидуальных различий. Тексты/ Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982 . - С. 74-77.

56. Коваль, Н.А., Калинина, Е.А. Психология семьи и семейной дезадаптивности: учебное пособие/ Н.А. Коваль, Е.А. Калинина Тамбов: Изд-во ТГУ , 2007. -351 с.

57. Козлова, Е.А. Семейное консультирование: учебное пособие/ Е.А. Козлова. -Бийск: БПГУ им. В. М. Шукшина, 2007. 181 с.

58. Корнилова, Т.В. Введение в психологический эксперимент: Учебник/ Т.В. Корнилова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001. — 254 с.

59. Коровкин, А.Г., Королев, И.Б. Динамика и структура занятого населения России по полу: опыт макроэкономической оценки/ А.Г. Коровкин, И.Б. Королев // Проблемы прогнозирования. 2003. - N 3 (78) - С. 83-98.

60. Кузнецова, Ю.М., Чудова, Н.В. Психология жителей Интернета / Ю.М. Кузнецова, Н.В. Чудова. М.: URSS, 2008. - 224 с.

61. Лаба, Л.Я. Способы интеграции качественных и количественных методов/ Л.Я. Лаба // Социологические исследования. 2004. - № 2. — С. 124-129.

62. Либоракина, М.И. Российские женщины: немного о традициях, самопожертвовании и гражданственности/ М.И. Либоракина // Тендерные исследования в России: проблемы взаимодействия и перспективы развития. Материалы конференции. М.:МЦГИ,1996. - С. 83-94.

63. Лидере, А.Г. Психологическое обследование семьи : учебное пособие для студентов высших учебных заведений/ А.Г. Лидере. М.: Академия, 2007. -430 с.

64. Ловецкий, Г.И. Экономическая психология: учебно-методическое пособие/ Г.И. Ловецкий. М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2007. - 207 с.

65. Лурия, А.Р. Язык и сознание / Под редакцией Е.Д. Хомской/ А.Р Лурия. М: Изд-во Моск. ун-та, 1998. - 335 с.

66. Мананикова, Е.Н. Социальная психология: учебное пособие/ Е.Н. Мананникова. М.: Дашков и К, 2008. - 251 с.

67. Маценова, Е.Б. Представления о семье в разных группах старшеклассников и студентов/ Е.Б Маценова: Дисс. канд. психол. наук. М., 2001. — 241 с.

68. Мельникова О.Т. Фокус-группы. Методы. Методология. Моделирование. Учебное пособие для вузов/ О.Т. Мельникова. М.: Аспект Пресс, 2007. — 318 с.

69. Монахова, Ю.А. Социальная адаптация экономически активных женщин в условиях рынка/ Ю.А. Монахова // Женщины. История. Общество. Тверь: ТвГУ, 1999.-С. 186- 190.

70. Москвичева, H.JL Семья в системе ценностных ориентаций личности студента/ H.JI. Москвичева : Дисс. канд. психол. наук. СПб., 2000. — 165 с.

71. Московичи, С. Предпосылки объяснения в социальной психологии / С.Московичи // Социальная психология: саморефлексия маргинальности. Хрестоматия. М.: ИНИОН РАН, 1995. - С. 213-252.

72. Нартова-Бочавер, С.К., Несмеянова, М.И., Малярова, Н.В, Мухортова, Е.А. Ребенок в карусели развода /С.К. Нартова-Бочавер, М.И. Несмеянова, Н.В. Малярова, Е.А. Мухортова. М.: Дрофа, 2001. - 189 с.

73. Новикова, Э. С. Женщины в политической жизни России/ Э. С. Новикова // Преображение (Русский феминистский журнал). 1994. - № 2. — С. 13-18.

74. Носкова, О.Г. Психология труда: учебное пособие для студентов вузов/ О. Г. Носкова ; под ред. Е. А. Климова. М.: Академия, 2007. — 382 с.

75. Общение и познание/ отв. редакторы: B.C. Барабанщиков, Е.С. Самойленко.

76. М.: Ин-т психологии РАН, 2007. 493 с. 86.0лисаева, A.M. Этнопсихологические особенности социальных ролей в семье/

77. Орлова, Е.А. Профориентация: работаем с жизненными установками/ Е.А. Орлова // Психологическая диагностика. 2006. - № 2. - С. 70-77.

78. Психологический словарь/ Под редакцией Р.П. Немова. М.: Владос, 2007. — 559 с.

79. Ржаницына, JT.C. Социально-экономическая программа работающей женщине/ JT.C. Ржаницына // Роль женщины в современном обществе. Сб. статей. Ч. II. - М., 1985. - С.137-151.

80. Россия новая социальная реальность: Богатые. Бедные. Средний класс, монография. / [отв. ред.: М. К. Горшков, Н. Е. Тихонова]. - М.: Наука, 2004. -258 с.

81. Руденко, A.M., Ситдикова, С.Н. Психология карьеры для женщин монография. / A.M. Руденко, С.Н. Ситдикова. Шахты: ЮРГУЭС, 2007. - 104 с.

82. Савельева, И.М., Полетаев А.В. Социальные представления о прошлом : источники и репрезентации/ И.М. Савельева, А.В. Полетаев. М.: ГУ ВШЭ, 2005.-51 с.

83. Сакевич, В. Нравятся ли европейцам современные демографические тенденции? / В. Сакевич // Население и общество. Информационный бюллетень Центра демографии и экологии человека ИНП РАН. — 2006. № 101.

84. Сатир, В. Вы и ваша семья: руководство по личностному росту/ В. Сатир. М.: Ин-т общегуманитарпых исследований, 2007. — 279 с.

85. Свяцкевич, И.Ю. Социально-психологические аспекты самовосприятия исамооценки женщин в бесплодном браке / И.Ю.Свяцкевич: Дисс канд.психол. наук. Ярославль, 2002. — 180 с.

86. Синягина, Н.Ю. Современная молодая семья: взрослые и дети/ Н.Ю. Синягина. СПб: КАРО, 2007 - 205 с.

87. Соболева, Н.С. Структура идентичности и социальные представления юношества / Н.С. Соболева. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2007. - 99 с.

88. Современная личность: социальные представления, мышление, развитие в норме и патологии/ Отв. ред. К.А. Абульханова и др.. -М.: Ин-т психологии РАН, 2000.- 100 с.

89. Соколова, Е.Т. Проективные методы исследования личности/ Е.Т. Соколова/. М.: Педагогика, 1980. — 198 с.

90. Социальная политика и социальная работа: тендерный подход/ Под ред. Е. Ярской-Смирновой и П. Романова. М.: ИНИОН РАН, 2002. - 456 с.

91. Спиваковская, А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. Т. 1 / А.С. Спиваковская. М.: Эксмо-пресс, 2000. — 464 с.

92. Старовойтенко, Е.Б. Культурная психология личности/ Е.Б. Старовойтенко. М.: Академический проект: Гаудеамус, 2007. - 308 с.

93. Темкина, А.А., Роткирх, А. Советские тендерные контракты и их трансформация в современной России/ А.А.Темкина, А. Роткирх // Социс. -2002. -№ 11.-С. 4-14.

94. Торохтий, B.C., Прохорова О.Г. Психологическое здоровье семьи: Учебно-методическое пособие. /B.C. Торохтий, О.Г. Прохорова. М.: КАРО, 2009. — 159 с.

95. Трушкова, С.В. Структура, динамика и функции социальных представлений: Обзор/ С.В. Трушкова // Социология: Реферативный журнал. -1996. -№3.-С. 34-45.

96. Фоломеева, Т.В. Фокус-группы как метод социально-психологического исследования массовой коммуникации/ Т.В. Фоломеева. М.: 1994. — 234 с.

97. Хахиашвили, Р.И. Общественное сознание в России: актуальные тренды начала XXI века монография. / Р И. Хахиашвили. М.: МАКС Пресс, 2007. -192 с.

98. Хоткипа, З.А. Тендерные аспекты безработицы и системы социальной защиты населения/ З.А. Хоткина // Тендерные аспекты социальной трансформации. М.: Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, 1996. - С. 74-83.

99. Целуйко, В.М. Психологические проблемы современной семьи/ В.М. Целуйко. Екатеринбург: У-Фактория, 2007. — 495 с.

100. Чибисова, М.Ю. Феномен материнства и его отражение в самосознаниисовременной молодой женщины/ М.Ю. Чибисова: Диссканд. психол. наук.-М., 2003.-272 с.

101. Шнейдер, Л.Б. Семейная психология: учебное пособие для вузов/ Л.Б. Шнейдер. М.: Академический Проект, 2007. - 765 с.

102. Эйдемиллер, Э.Г., Юстицкис, В. Психология и психотерапия семьи / Э. Эйдемиллер, В. Юстицкис. М.: Питер, 2008. - 668 с.

103. Энджел, Д., Блэкуэлл, Р., Миниард, П. Поведение потребителей/ Д. Энджел, Р.Блэкуэлл, П. Миниард. СПб: Питер Ком, 1999. - 759 с.

104. Юревич, А.В. Социально-психологический анализ научного и обыденного объяснения/ А.В. Юревич: Диссд-ра психол. наук. — М., 1993. — 360 с.

105. Ядов, В.А. Социологическое исследование: Методология, программа, методы/ В.А Ядов. Самара: Самарский университет, 1995. — 328 с.

106. Якимова, Е.В. Теоретические предпосылки социального конструкционизма в психологии: Обзор/ Е.В.Якимова // Социология: Реферативный журнал. -1998.-№3.-С. 144-166.

107. Ярошенко, С.С. Женская занятость в условиях гендерного и социального исключения/ С.С. Ярошенко // Социологический журнал. 2002. - № 3. — С. 137-150.

108. Abric, J.-Cl. Central system, peripheral system: their functions and roles in the dynamics of social representations // Papers on social representations. 1993. - V. 2. - № 2. - p. 75-78.

109. Applegarth, L; Grill, E. Psychological Issues in Reproductive Disorders // Reproductive Medicine Secrets Chan, P. (ed). Philadelphia: Hanley & Belfus, Inc., Medical Publishers, 2004. - p. 391-402.

110. August, L., Waltman, J. Culture, climate, and contribution: Career satisfaction among female faculty // Research in Higher Education 45(2) 2004. - p. 177-192.

111. Barnett, R., Rivers, C. Same Difference: How Gender Myths Are Hurting Our Relationships, Our Children, and Our Jobs. New York: Basic Books, 2004. - 6791. P

112. Belsky, J. Childhood experiences and reproductive strategies // The Oxford Handbook of Evolutionary Psychology edited by R. I. M. Dunbar, L. Barrett -Oxford University Press, 2006. 720 p.

113. Bennetts, L. Feminine mistake: Are We Giving up Too Much? NY: Hyperion, 2007.-387 p.

114. Bergman, M.M. Social representations as the mother of all behavioral predispositions. The relations between social representations, attitudes, and values // Papers on social representations. Vol.7. — 1998. — p. 77-83.

115. Bridges, J. S., Etaugh, C. A. The Psychology of Women GB: Personal Education, 2006. - 345 p.

116. Brannen, J., Moss, P., and Mooney, A. Working and Caring in the Twentieth century: Change and continuity in four generation families ESRC Future of Work Series. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2004. — 256 p.

117. Brook, P. Work Less Live More: A Woman's Guide. Doubleday, 1998. -239 p.

118. Cassidy, J., & Berlin, L.J. Understanding the origins of childhood loneliness: Contributions of attachment theory // Loneliness in childhood and adolescence. Ed. K.J. Rotenberg & S. Hymel. NY: Cambridge University Press, 1999. - p. 971-991.

119. Chira, S. A Mother's Place: Taking the Debate about Working Mothers beyond Guilt and Blame. NY: HarperCollins, 1998. - 336 p.

120. Eccles, J.S. Women's educational and occupational choices // Psychology of Women Quarterly, 18 1994. - p. 386-392.

121. Ellis, B.J. & Bjorklund, D.F. The Origins of the Social Mind: Evolutionary Psychology and Child Development. London: Guilford Press - 2005. - 540 p.

122. Evans, G. W. The environmental of childhood poverty // American psycology, 2004 Feb-Mar;59(2). - p. 77-92.

123. Egeland, B. & Hiester, M., The Long-Term Consequences of Infant Daycare and Mother // Child Development, Vol.66 1995. - p. 474-485.

124. Ermisch, J., Francesconi, M., The Effect of Parents' Employment on outcomes for children's educational attainment // ISER working paper, 2002.- 2002-2021.

125. Ermisch, J., Francesconi, M., Parental employment and children's welfare.// Women at work Oxford University Press, Oxford, 2005. p. 154-193.

126. Etaugh, C., Williams, В., Carlson P. Changing attitudes toward day care and maternal employment as portrayed in women's magazines: 1977—1990 // Early Childhood Research Quarterly. Vol. 11.- №2. - 1996. - p.207-218.

127. Farr, R. Attitudes, social representations and widespread beliefs // Papers on social representations. 1994. - V. 3. # 1. - p. 13-25.

128. Fein, G.G. Infants in Group Care: Patterns of Despair and Detachment// Early Childhood Research Quarterly, Vol.10. 1995. - p. 261-275.

129. Fielding, N.G., Fielding, J.L. Linking Data. Qualitative Research Methods. -Vol. 4. London, 1986.-96 p.

130. Flament, C. Consensus, Siliens and Neccessity in Social Representations // Papers on social representations. Vol.3. - 1994. - p. 56-58.

131. Frey, J. H., Fontana, A. The group interview in social research // Successful Focus Group. N.Y., 1993. - p.256-263.

132. Friedan, B. The Feminine Mystique. -N.Y.: W.W. Norton & Co, 2001. 512 p.

133. Gershaw, D. A. (Mis) Fortunes of the Working Mother // Work, stress and health conference thesis. Washington, 2006. — p.234-246.

134. Gershaw, D.A. Working Mothers and Their Children. 1998. - 53 p.

135. Greenstein, T. N. Are the "most advantaged" children truly disadvantaged by early maternal employment? // Journal of Family Issues. 16 — 1995. — p. 149-169.

136. Grill, E.A Psychological Aspects of Balancing Career, Family and Life .- N. Y., 2006.-274 p.

137. Grill, E. A. Treating Single Women by Choice// Psychodynamic Dimensions of Infertility and Assisted Reproduction Rosen A & Rosen J (eds). Hillsdale, NJ: The Analytic Press, Inc., 2005. - p.45-56.

138. Harvey, E. Short-Term and Long-Term Effects of Early Parental Employment on Children of the National Longitudinal Survey of Youth // Developmental Psychology, Vol. 35, # 2 1999. - p. 445-459.

139. Hewstone, M., Jaspars, J., Lalljee, M. Social representations, social attribution and social identity: the intergroup images of public and comprehensive schoolboys. // European Journal of Social Psychology, 12 -1992. p 45-47.

140. Krueger, R. A. "Quality control in Focus Group" // Successful Focus Group -N.Y., 1993 -p.76-84.

141. Kunda, Z., Sinclair, L. Motivated stereotyping of women: She's fine if she praised me but incompetent if she criticized me // Personality and Social Psychology Bulletin. 26(11). - 2000. - p. 1329-1342.

142. Melhuish, E.C. Research on Daycare for Young Children in the United Kingdom' // Melhuish, E.C. and Moss, P. (eds.), Daycare for Young Children: International Perspectives, London: Tavistock/Routledge, 1991. p. 152-153.

143. Molinari F. & Emilliani F. More on the structure of Social Representations: Central Core and Social Dynamics // Papers on social representations. Vol.5. -1996. - p. 41-50.

144. Morgan D. L. Krueger R. A "The Focus Group". v.4. "Moderating Focus Groups", Sage Publications. - 1995. - 120 p.

145. Morgan D. L. Krueger R. A. "When to use Focus Group and why" // Successful Focus Group. N.Y., 1993. - p.34-39.

146. Moscovici S. The origin of social representations: a response to Michael // New ideas in psychology. 1990. - V. 8. # 3. - p. 383-388.

147. Moscovici S. Introductory Address // Papers on social representations. 1993. -V. 2. # 3. - p.160-170.

148. Moss, P., Melhuish, E., Children and Daycare: Lessons from Research. -London: Paul Publishing Company, 1992 — 136 p.

149. Muncer, St. J., Cambell, A. & Gillen, K. Social Representations and Comparative Network Analysis // Papers on social representations. Vol.5. -1996. - p. 1-11.

150. Neufeld, G. An Unexpected Tragedy: Evidence for the connection between working hours and family breakdown in Australia. Presentation in Frankfurt in May, 2007-417 p.

151. O'Connel, M. The raw and the cooked — Two types of public opinion // Papers on social representations. Vol.6. 1997. - p. 37-51.

152. Persaud, R. "Working mothers and guilt" (http://www.open2.net).

153. Rapoport, R., Bailyn, L., Fletcher, J.K., Pruitt B.H. Beyond Work-Family Balance: Advancing Gender Equity and Workplace Performance. -San Francisco: Jossey-Bass, 2002. 224 p.

154. Rathus, S. A., Psychology: Concepts and Connections, Brief Version (8th Edition), Wadsworth Publishing, 2006. 672 p.

155. Report to the government of Ontario Reversing the Real Brain Drain: The Early Years Study April 1999. 546 p.

156. Roiser, M.: Consensus, Attitudes and Guttman Scales // Papers on social representations. Vol.5. - 1996. - p.11-21.

157. Rosser, S.V. Creating an inclusive work environment. In Biological, Social, and Organizational Components of Success for Women in Science and Engineering-. Washington, DC: The National Academies Press, 2006 233 p.

158. Stewart, J. S. Morality, Motherhood and Misogyny Benevolent Sexism Couched as Concern in the Academic Workplace // Feministas Unitas at the Modern Language Association of America Annual Convention. 2006. p. 31-44.

159. Steinpreis, R., Sanders K., Ritzke D. The impact of gender on the review of the curriculum vitae of job applicants and tenure candidates: A national empirical study // Sex Roles: A Journal of Research. 41. - 1999. - p. 509-528.

160. Thornton, S. Maternity and childrearing leave policies for faculty: The legal and practical challenges of complying // University of Southern California Review of Law and Women's Studies. 12(2). - 2003. - p. 76-84.

161. Valencia, J.F. & Elejabarrieta F. Rationality and Social Representations: some notes between Rational Choice Theory and Social Representations Theory // Papers on social representations. Vol.3. — 1994. - p. 167-174.

162. Valsiner, J. Beyond Social Representations: A theory of enablement // Papers on social representations. Vol.12. - 2003. — p. 72-85.

163. Vandell, D.L. Effects of early and recent maternal employment on children from low-income families // Child Development, 63. 1992. - p. 938-949.

164. Vandell, D.L. & Corasaniti, M.A, Childcare and the Family: Complex: Contributors to Child Development // Childcare and Maternal Employment San Francisco: Josey-Bass inc., 1990. - p. 23-37.

165. Violata, C. & Russell, C., Effects of Non-maternal Care on Child Development: A Meta-analysis of Published Research. Paper presented at 55th annual convention of the Canadian Psychological Association, Penticton, British Columbia 2000. p. 268-231.

166. Vogt, C. Women's participation in ICT careers in industrialized nations // Explaining Gendered Occupational Outcomes. Washington, DC: American Psychological Association. — 2006. — 976 p.

167. Wagner, W. Fields of research and socio-genesis of social representations: a discussion of criteria and diagnostics // Social Science Information. 33(2). - 1994. -p. 198-204.

168. Wagner, W. People in Action and Social Representations // Papers on social representations. Vol.12 — 2003. - p. 59-71.

169. Williams, J.C., Cooper, H.C. The public policy of motherhood // Journal of Social Issues. 60 (4). 2004. - p. 849-855.

170. Wolf-Wendel, L.E., Twombly, S.B., Rice, S. Dual-career couples: Keeping them together // Journal of Higher Education. -71.- 2000. p. 291 - 321.

171. Working mothers common issues // The Australian Psychological Society (APS)-2006.- 1118 p.