Автореферат диссертации по теме "Социально-психологическое конструирование интеллектуальной нормы"

На правах рукописи

Рапопорт Наталья Викторовна

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСТРУИРОВАНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ НОРМЫ (На материале Самарской области)

Специальность: 19.00.05 - социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

САМАРА 2004

Работа выполнена на кафедре социальной психологии Самарского государственного педагогического университета

Научный руководитель: доктор философских наук,

профессор Шкуратов Владимир Александрович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор Ярушкин Николай Николаевич кандидат психологических наук

Орлова Галина Анатольевна

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный

университет

Защита состоится « £0 » ^Х^ССС/А- 2004 года в часов на заседании дис

сертационного совета К212.216.06 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443099, г. Самара, ул. М.Горького, 65/67, корп. 5, ауд. 16.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Самарского государственного педагогического университета

Автореферат разослан

2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук

Т.В. Иванова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования

В XX веке в связи с ростом промышленности и производства, развитием высоких технологий повышается уровень социальных требований к интеллектуальному развитию каждого индивидуума. При возросшем уровне сложности жизни возникает напряженность социального функционирования и увеличивается риск социальной дезадаптации. В этих условиях люди с интеллектуальной недостаточностью все чаще попадают в поле зрения психологов и психиатров.

Дифференцируется и стратифицируется социальная среда, в связи с этим возникают новые формы образования (классы коррекционно-развивающего обучения, гимназии, лицеи и проч.). На этом фоне мы не можем уже пользоваться устаревшим понятием интеллектуальной нормы, которое было сформировано в советский период властными установками и удовлетворяло ту социальную политику, которая проводилась в государстве в системе образования. С изменением социального строя и со-ци&чьного образования понятие интеллектуальной нормы должно быть пересмотрено в соответствии с теми социальными запросами, которые есть у общества: необходимостью быстро ориентироваться практически в любой новой задаче, выделять существенные для решения отношения, находить пути решения через изменение условий.

Сегодня интеллектуальная норма исследуется с целью профессиональной ориентации и анализа профессиональной пригодности, дифференциальной диагностики умственной отсталости и задержки психического развития детей, судебно-психологической экспертизы, исследования мышления у психически больных, оценки готовности к школе, выявления одаренных детей.

Под интеллектом как объектом измерения чаще всего подразумеваются те проявления индивидуальности, которые имеют отношение к познавательным свойствам и ментально-когнитивным особенностям. Это нашло свое отражение в многочисленных тестах для оценки различных интеллектуальных функций (тесты логического мышления, смысловой и ассоциативной памяти, арифметические, пространственной визуализации и т.д.).

Дшшая работа проведена для того, чтобы проследить историко-социальное своеобразие эмпирического становления понятия интеллектуальной нормы в профессиональном сознании прикладных диагностов. Она исследует психоэкспертный российский дискурс интеллектуальной нормы в эволюционной перспективе на материале психоэкспертных и законотворческих текстов, выявляя влияние социальных отношений и профессиональных представлений на предмет экспертизы.

Целью исследования является историко-эмпирическое изучение формирования экспертной психодиагностики интеллектуальной нормы в России.

Объектом исследования является корпус текстов, содержащих сведения об интеллектуальной норме в России. Он делится на опубликованные источники этимологического, культурологического, правового характера, труды по истории науки и материалы Государственного архива Самарской области, архива Самарского психоневрологического диспансера № 1, архива МУ Г. медико-педагогическая комиссия диагностики, корр< ков».

Самары «Городокап иппдолого-

1 .....

Гипотезы исследования

1. Психоэкспертный дискурс формируется в совместном пространстве знания и власти, служа образованию социальной структуры общества.

2. Исторически понятие интеллектуальной нормы формируется по мере разделения труда в обществе и в соответствии с государственными задачами по стратификации общества. Указанная тенденция отражается в законодательных актах государства и в научных представлениях о развитии и уровнях интеллекта.

3. Указанное взаимодействие знания и государства отражено в психолого-психиатрическом дискурсе. Дискурс многослоен и построен так, что специальная терминология оттесняет старую в общепринятый язык, который становится общим психолого-медико-правовым языком.

4. Существующая стадиальность в смене дискурса имеет признаки парадигмы и наррадигмы.

5. История интеллектуальной нормы в России обнаруживает отсутствие относительного паритета между знанием и властью, характерного для Запада.

Задачи исследования

1. Анализ основных научных подходов к развитию социально-психологических представлений об интеллекте и интеллектуальной норме.

2. Выявление источников по истории экспертизы интеллекта в России в XIX-ХХв.в.

3. Определение исторических этапов эволюции понятия интеллектуальной нормы в России.

4. Сравнительный анализ исследуемых этапов с точки зрения развития экспертного дискурса.

5. Изучение отношений знания и власти в отношении психоэкспертного дискурса в России.

Предмет исследования,

В качестве предмета исследования рассматриваются письменные практики нормирования интеллекта и представления об интеллектуальной норме в дореволюционной и современной России.

Методологические и теоретические основы исследования

Ими являются:

- идеи культурно-исторической теории Л.С. Выготского о развитии высших психических функций в истории;

- концепция знания-власти М. Фуко;

- подход к психике как социальной конструкции, развиваемой К. Джерд-женом, Р. Харре, Дж.Шоттером;

- понятие письменной ментальное™ и модель наррадигмы В А. Шкуратова, примененные в работах О.В. Бермант, Г.А. Орловой, ЕЛ. Федоровой, Я.М. Еремеева, А.И. Белкина.

Методы исследования

Для реализации целей и задач в исследовании были использованы следующие методы:

- источниковедческий анализ письменных свидетельств;

- нарративно- дискурсивный анализ текстов;

- статистические методы изучения документов.

Обработка результатов осуществлялась вручную.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования

В исследовании впервые в отечественной психологии предпринята попытка изучить интеллектуальную норму как социокультурное явление на конкретном материале, уточнить социально-психологическое содержание понятия на различных исторических этапах развития, раскрыть основные социальные прикладные функции понятия интеллектуальной нормы в профессиональной практике психодиапюсга.

Также впервые проведено сравнительное исследование экспертных практик нормирования интеллекта, разделенных полуторавековым отрезком времени. Выделены основные факторы, определяющие сущность нормирования. Изучена специфика психоэкспертного дискурса в дореволюционном, советском и постсоветском периодах с точки зрения знания и власти.

Практическое значение исследования

Исследование позволяет расширить и углубить знания психологов и психиатров о специфике развития психоэкспертной культуры, обусловленной социально-политическими установками власти и их восприятием обществом.

Полученные в исследовании данные могут быть использованы при решении задач оптимизации самооценки психодиагноста и ее профессиональной оценки в деловых взаимодействиях. Использованные в исследовании методы изучения экспертной психодиагностики могут быть применены для исследования феномена психологической экспертизы. Критерии социополитической, культурной, личностной обусловленности репрезентируют операциональные понятия как временные и инструктивные.

Рекомендуется использование результатов исследования при подготовке лекционных курсов и семинарских занятий для психологов и психиатров.

Положения, выносимые на защиту

1. Понятие интеллектуальной нормы, представления об интеллекте проходят историческую эволюцию, в которой можно наметить пять этапов:

1) мифомагический (дописьменный);

2) книжно-религиозный (допетровская Русь);

3) этап государственного рационализма (XVIII в.);

4) медико-административный (XIX в.);

5) психолого-психиатрический (конец XIX-XX в.в.).

2. Понятие умственного расстройства в мифомагическом и книжно-религиозном сознании являлось синонимом всей психической патологии и части телесной.

3. Дифференциация патологии на телесную, психическую и собственно интеллектуальную начинается в Новое время.

4. Психоэкспертиза вводится с целью разделения общества на маргиналов и лояльных к власти.

5. Тезаурус интеллекта сформирован государственно-адмистративной лексикой, философским и научным (медико-психологическим) языком. Тезаурус составляет семантическую основу многослойного дискурса в следующем составе:

а) архаический (мифомагический);

б) административный (литературно-правовой);

в) профессиональный (научный).

6. В конструировании интеллектуальной нормы выражены следующие задачи по стратификации общества:

а) разделение социально стабильных и маргинальных групп населения;

б) выделение внутри маргинальной страты антиобщественного и аномального поведения;

в) выделение психической аномальности как показателя неспособности к элементарному школьному обучению;

г) психократическое формирование социума по тестовым (психометрическим) критериям умственных способностей.

Апробация работы

Результаты и основные положения проведенного исследования обсуждались на заседании кафедры социальной психологии СамГПУ, на семинарах Городской психолого-медико-педагогической комиссии диагностики, коррекции развития детей и подростков г. Самары, были представлены на научно-практических конференциях (международная конференция молодых ученых и студентов «Актуальные проблемы современной науки», г. Самара, 2000г.; Международная научно-практическая конференция «Инновационные технологии и процессы личностного и группового развития в транзитивном обществе», г. Кострома, 2000г.; Открытая окружная конференция молодых ученых «Наука и инновации XXI века», г. Сургут, 2003г.) и отражены в б публикациях, из которых 4 статьи.

Объем и структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, 9 приложений, объем основного текста 205 страниц. В тексте диссертации имеется 39 таблиц, 6 рисунков, список литературы, включающий 211 наименований, из них 16 - на иностранных языках.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность проблемы, определяются цели, задачи, предмет, объект, гипотезы исследования, указываются методологические основы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, а также положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Изучение интеллекта и интеллектуальной нормы в науке» определено содержание понятия интеллекта; выявлены предпосылки и эволюция проблемы интеллекта в гуманитарном знании в России и на Западе; охарактеризованы письменные источники интеллекта в России; на основании изучения лингвистических, фольклорных и юридических источников в качестве основы социального конструирования интеллектуальной нормы представлены понятия о норме и патологии интеллекта в XI-XVII в.в.; освещены способы анализа текстов об интеллекте; определена роль парадигмы и наррадигмы в изучении конструирования понятия интеллектуальной нормы.

В первом параграфе «Понятие интеллекта, истоки и дальнейшее развитие проблемы интеллекта в западной психологии» изложена современная трактовка понятия интеллекта, освещена эволюция этой темы за рубежом, общие для России и Запада теоретические подходы в изучении проблемы интеллекта, а также факторные и иерархические модели интеллекта.

Интеллект (от лат. intellectus — понимание, познание) — способность к осуществлению процесса познания и к эффективному решению проблем, в частности, при овладении новым кругом жизненных задач. На сегодняшний момент принято считать, что существует общий интеллект как универсальная психическая способность, в основе которой может лежать генетически обусловленное свойство нервной системы перерабатывать информацию с определенной скоростью и точностью (Х.Айзенк) [www.psi.webzone.ru/st/311400.htm; Eysenk H.J.,1982,1985].

Основной идеей в европейской философии XVII в. была идея механицизма, которая распространялась и на природу человека [Шульц Д., Шульц С, 2002]. Во второй половине XX в. средневековая механистическая модель Вселенной претерпела изменения - сейчас часто используется компьютерная метафора [Шульц Д., Шульц С, 2002]. В общих же чертах внутри этой доктрины можно условно выделить несколько основных направлений: ассоцианизм; эволюционизм; тестирование; копштивизм. Также можно отметить, что до XX в. западноевропейская наука занималась изучением качественных характеристик интеллекта (его элементов и свойств), а в XX в. психология при помощи математических методов измеряет его количественные характеристики (IQ).

Попытка упорядочить информацию, накопленную в области экспериментально-психологических теорий и исследований интеллекта, была предпринята МА Холодной. Ей были выделены восемь основных подходов, для каждого из которых характерна определенная концептуальная линия в трактовке природы интеллекта [Холодная М.А., 2002].

1. Социокультурный интеллект рассматривается как результат процесса социализации и влияния культуры в целом (Дж. Бруннер; JL Леви-Брюль; А.Р. Лурия; Л.С. Выготский и др.).

2 Генетический интеллект определяется как следствие усложняющейся адаптации к требованиям окружающей среды в естественных условиях взаимодействия человека с окружающим миром (У.Р. Чарльзворт; Ж. Пиаже).

3. Процессуально-деятельносгный интеллект рассматривается как особая форма человеческой деятельности (СЛ. Рубинштейн; АВ. Брушлинский; TLA. Венгер; КА. Абульханова-Славская и др.).

4. Образовательный шггеллект как продукт целенаправленного обучения (А. Стаатс; К. Фишер; Р. Фейерштейн и др.).

5. Информационный интеллект определяется как совокупность элементарных процессов переработки информации (X. Айзенк; Э. Хапт; Р. Штернберг и др.).

6. Феноменологический интеллект как особая форма содержания сознания (В. Келер; К. Дункер, М Вертгеймер; Дж, Кемпион и др.).

7. Структурно-уровневый интеллект как система разноуровневых познавательных процессов (Б.Г. Ананьев, ЕЛ. Степанова; Б.М. Величковский и др.).

8. Регуляционный интеллект как форма саморегуляции психической активности (ЛЛ. Терстоун и др.) [Холодная М.А., 1992, 2002; www.psi.wcbzone.ru/st/ 311400.htm].

При факторном анализе предполагается, что за множеством результатов измерений различных психологических величин стоит некий скрытый фактор, в данном случае -интеллект, который мы и стараемся определить, анализируя его внешние проявления. К. Спирмсн создал двухфакторную модель интеллекта. Л. Терстоун выделил ряд групповых факторов, семь из которых получили название «первичных умственных способно-

стей». Многомерная структурная модель Гилфорда основана на трех критериях, описывающих различные стороны интеллектуальной деятельности. Всего в Тарификационной схеме Гилфорда 120 факторов [www.psi.webzone.ni/st/311400.htm].

Дальнейшим развитием стали иерархические теории интеллекта, например, теория Д. Вернона. Он различает три иерархических уровня. Иерархическая модель Д. Векслера также включает в себя три уровня. Р. Кеттел выделил два фактора. В настоящее время иерархические модели шггеллекта используются наиболее широко [www.psi.webzone.ru/ st/311400.htm; Cartel R.B.,1968].

Во втором параграфе «Тема интеллекта в российской науке» раскрыты особенности эволюции темы интеллекта в России.

Одним из первых в России к проблеме интеллекта обратился выдающийся мыслитель-материалист XVIII в. Я.П. Козельский. Он дал обстоятельный анализ этого вопроса [Козельский Я.П.,1952]. Вслед за ним проблемой ума, разума, рассудка занимались такие видные мыслители XXVIII в. как Н.И. Новиков, А.Н. Радищев, Димитрий Ростовский, Паисий Величковский [Кольцова В А., 2001]. В конце XIX в. — начале XXX в. проблемами мышления, сознания, интеллекта в России занимались физиологи: И.М. Сеченов (изучал предметное мышление), И.П. Павлов (открыл мыслительный тип высшей нервной деятельности), АА. Ухтомский (создал концепцию об «оперативном покое»Х В.М. Бехтерев (изучал потребность в творчестве, одаренность), К.Н. Корнилов (изучал мысль, интеллект, сознание); а также вновь возникшая психология в лице Л.С. Выготского (изучал сознание, умственное развитие ребенка, высшие психические функции, одаренность), МЛ. Басова (изучал психическое развитие ребенка), П.П. Блонского (также изучал психическое развитие ребенка, одаренность, открыл хроматин-наследственность, социал-наследственность), Г.И. Челпанова (открыл мышление без образов), Л.С. Рубинштейна (изучал умственные способности, одаренность), Б.Г. Ананьева (занимался проблемой интеллекта, его структурой), О.К. Тихомирова (открыл механизмы интеллектуальной активности), КА. Абульхановой-Славской (изучала социальное мышление-личностные типы мышления), З.И. Калмыковой (изучала продуктивное мышление), Б.М. Велич-ковского (открыл уровни интеллекта), ГА. Берулавой (умственное развитие ребенка), ПЛ. Гальперина (занимался проблемами мышления, внутренней умственной деятельности), М.М. Бонгарда, Н.М. Амосова, А.В. Напалкова, Ю.В. Орфеева (создали кибернетическую модель мышления) и др. Таким образом, в России научная мысль прошла длинный путь от архаических представлений об уме и разуме до профессиональных представлений о психическом развитии и интеллекте.

Во третьем параграфе «Становление психодиагностики как современного метода психоэкспертизы» выявлены особенности происхождения и развития отечественной психодиагностики, обозначены время формирования и составляющие понятия интеллектуальной нормы.

В 1920-е г.г. в России происходит зарождение советской марксистской психологии, направленной на решение социалистических задач. В это время в СССР происходит интенсивное развитие экспериментальной психологии (ведущими течениями становятся педология и психотехника), которое прекратилось в 1930-е г.г. из-за идеологических нападок и возобновилось лишь во второй половине XXX в. [Марцин-ковская Т.Д., 2001]. Между тем, в XXX в. достижения отечественной психодиагностики связаны с именами А.Ф. Лазурского (создал систему диагностики и коррекции разных типов отклонений психического развития ребенка), Л.С. Выготского (разра-

ботал экспериментально-генетический метод исследования, учение о возрасте как единице анализа детского развития, понятие психологического диагноза, тест Выготского-Сахарова), Н.М Щелованова (открыл клинику нормального развития детей, показатели нервно-психического развития детей в 1-ый год их жизни), Г.И. Россолимо (разработал психологические профили для измерения умственной одаренности), А.П. Болтунова (создал измерительную шкалу ума), К. Корнилова (разработал методику исследования ребенка раннего возраста), А.П.Нечаева, АЛ. Люблинской и А.И. Макаровой (создали измерительную шкалу ума для детей дошкольного возраста), Н.Л. Фигурина и М.П. Денисовой (разработали методику исследования детей), Е.И. Щеблановой, И.С. Авериной и Е.Н. Задориной (МЭДИС), Р.В. Тонковой-Ямпольской, Г.В. Пентюхиной, ЮГ Печорой (разработали показатели нервно-психического развития детей 2-го и 3-го года жизни) и др.

Психометрии подвергаются все стороны человеческой личности и, в первую очередь, интеллект. Однако, большей популярностью в России пользуются тесты западного происхождения: шкалы измерения интеллекта Векслера, матрицы Равена, доска форм Сегена и др., можно сказать, что интеллектуальная норма в России имеет во многом заимствованный характер.

В четвертом параграфе «Семиотический смысл текста психоэкспертного заключения и его оценивание» обозначены возможные качественные способы анализа письменных свидетельств об интеллектуальной норме.

Тексты психоэкспертных документов представляют собой семиотические системы, содержащие специальную терминологию - закодированную определенным образом информацию. Для понимания смысла этих семиотических систем необходимо обладать кодом, представляющим собой социальное соглашение об интеллекте [Солнцев В.М.,1977].

При изучении текстов относительно интеллектуальной нормы на русском языке семиотический смысл будет доступен пониманию, даже если эти тексты будут содержать новые языковые формулы (например, при исследовании разновременных психоэкспертных документов) [Хомский П., 1965].

Прочитывая письменные сообщения об интеллектуальной норме и патологии (фольклорные, правовые, экспертные), относящиеся к разным историческим промежуткам, мы вступаем в процесс коммуникации с их адресантами (народом, законотворцами, нормотворцами), при этом мы будем трактовать эти сообщения соответственно собственному социальному сознанию с точки зрения современной нам исторической эпохи [Успенский Б.А., 1996].

Все элементы письменных свидетельств об интеллектуальной норме могут быть подвержены дроблению, а все дробные части отнесены к тем или иным дискурсивным практикам, которые позволяют понять, каким образом строятся высказывания психоэкспертов, от чего зависят экспертные оценки в тех случаях, когда, казалось бы, одинаковые условия равно допускают противоположные решения [Фуко М.,1994].

Семиотический смысл текста психоэкспертного заключения можно определить не только с позиции профессиональных норм, но также и с позиции обыденных социальных представлений [Московичи С, 1998].

Для анализа психоэкспертных документов необходимо выяснение мотива и цели сообщения (почему и для чего идет повествование) [Дридзе Т.М.,1980]. .

Письменные свидетельства об интеллектуальной норме относятся к различным речевым жанрам, выполняющим определенные функции - традиционную, административную, профессиональную [Бахтин М.М.,1996]. Бахтин указывает, что эти функции и условия речевого общения порождают «относительно устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы высказываний», т.е. дискурсы или дискурсивные слои. В исследовании психоэкспертных документов мы будем выделять эти слои (традиционалистский (архаический), административный (правовой), профессиональный (психолого-психиатрический)) и их взаимоотношения.

В пятом параграфе «Интеллектуальная норма как продукт и инструмент социального конструирования» обозначены способы социально-психологического конструирования интеллектуальной нормы и способы конструирования ею социального мира.

Интеллектуальная норма является аналогом социальной конструкции типа индивида. Как и конструированный тип, норма интеллекта выполняет конвенционально-научную функцию систематизации конкретных данных о когнитивных способностях и навыках социального поведения, неразрывно связанных с когнитивными способностями индивида. Благодаря нормативному единообразию, мы можем понимать вариации или отклонения от системы. Таким образом, норма интеллекта есть средство сведения различий и сложностей когнитивных свойств к единому общему уровню, соответствующему социальным представлениям о разумности (нормальности). Интеллектуальная норма — это конструкция, составленная из абстрагированных элементов, она является гипотетической моделью, в каждом конкретном случае позволяющей выяснить отклонения от нормы [Беккер Г., 1961].

Конструирование интеллектуальной нормы происходит в результате познания человеком" мира с учетом социальной ситуации (Джерджен К.) [Андреева Г.М., 2001]. Интеллектуальная норма формируется в процессе коммуникации в ходе дискурса как социальный конструкт и является категорией, обозначающей предметы и явления социального мира, т.е. категорией, конструирующей мир [Андреева Г.М., 2001].

Если раньше социум создавал индивида, навязывая ему свои нормы, и являлся по отношению к нему постоянной величиной, то теперь индивид по своему усмотрению конструирует социум и социальные нормы (в том числе интеллектуальную норму), которые являются по отношению к индивиду переменными. Это касается и категории разума. Обладая таким могущественным социальным конструктом, стало возможно конструировать даже жизнь (искусственное оплодотворение, программированные роды, клонирование) и смерть (эвтаназия) [Московита С, 1998].

Во шестом параграфе «Современная социогуманитарная кониептуалистика о символическом регулировании поведения индивида» определено значение процесса социального конструирования интеллектуальной нормы и сб социальная роль.

В эпоху постмодернизма интеллектуальная норма играет роль фундаментальной социальной скрепы. Знаковая система нормы интеллекта (разумности) образует равновесие, наполненное смыслом. В настоящее время интеллектуальная норма является одним из каналов самосознания, самоупорядочивания общества; а вооруженная сю психология выполняет психоэкспертную функцию, обнаруживая несоответствие знаковой сущности разумности неразумной сущности означаемого. И если в эпоху модернизма орудием интеллектуальной нормы пользовался только один нор-мотворец - врач, то в настоящее время спрос на это орудие значительно возрос -

норма интеллекта нужна не только психиатрам, психологам, педагогам, но и маркетологам, политологам, социологам. И, вероятно, в этих условиях интеллектуальная норма представляет собой знак социальной конвенции, поэтому она как социальное образование, стереотип, соглашение также требует пересмотра, и это должно быть отражено в социальных институтах [Фуко М., 1994].

Кроме того, интеллектуальная норма является одним из основополагающих факторов социальной регуляции. Когнитивные процессы выступают в качестве внутренних регуляторов поведения и деятельности, через которые личность получает, хранит, преобразует, воспроизводит необходимую для организации поведения информацию [Журавлев АЛ., 2002].

В седьмом параграфе «Интеллектуальная норма как объект историко-эмпирического исследования» проведен детальный анализ письменных источников нормирования интеллекта.

История интеллектуальной нормы может быть изучепа только на основе документальных свидетельств. Мы пользовались следующими письменными источниками:

1) лингвистическими (цитаты из летописей и др. письменных свидетельств);

2) фольклорными (пословицы, поговорки, сказки);

3) юридическими (законодательные акты, научные статьи);

4) архивными (рабочие документы чиновников, врачей, психологов, педагогов);

5) обзорными научными источниками (издания по истории философии, психологии, психиатрии, праву);

6) академическими источниками по психологии и психиатрии (словари, справочники, учебные пособия, сборники статей отдельных авторов; труды съездов, конгрессов, конференций и совещаний, периодические научные издания);

7) научно-популярными источниками по психологии и психиатрии (статьи, монографии).

Лингвистические источники содержат лексику, относящуюся к допетровской истории с соответствующими толкованиями, что дает нам возможность расширить исторический охват представлений об у ме, т.к. вводит нас в древнейшие, еще до-письменные лексические пласты.

Фольклорные источники содержат описания внешнего облика, поведения, способностей и состояния ума героев. Материалы относятся к XVIII-XIX в.в. и также отражают представления народа об уме и глупости.

Юридические источники представлены законодательными актами XII-XX в.в. и отражают представления государства о норме и патологии интеллекта.

Архивные источники представлены документами различных ведомств, относятся к XEX-XXI в.в. и содержат сведения относительно внешнего вида, поведения, мышления, речи, осведомленности о себе и ближайшем окружении, обучаемости, жалоб, общей осведомленности, данных соматического и неврологического осмотров, внимания, познавательного интереса, зрительного восприятия, памяти, самостоятельности, критичности, анамнеза жизни обследуемых, а также оценки состояния их интеллекта.

Обзор научных источников предоставляет нам возможность проследить историю идей на протяжении XVШ-XX в.в., процесс превращения донаучных понятий

ума, разума в профессиональные понятия интеллекта, когнитивных способностей. Обзорные источники из области права позволяют получить представление о месте умалишенного в российском обществе и об отношении к нему власти в ХП-ХХ в.в. Некоторые из них содержат введения к текстам документов (где освещено социальное положение в стране, обоснование появления документов), тексты законов и комментарии к ним (где даны разъяснения и определена историческая роль документов).

Психологические труды приводят определения интеллекта, его характеристики и способы измерения, а также методы коррекции низкого интеллекта. В академических источниках по психиатрии представлены данные относительно эпидемиологии, этиологии, патогенеза, клиники (симптомы, синдромы), патологической анатомии, диагностики, профилактики, лечения и прогноза патологии интеллекта, а также вопросы медицинской и социальной реабилитации людей с интеллектуальной недостаточностью. Нами использованы академические источники, относящиеся к XIX-XXI в.в.

В научно-популярных источниках по психологии и психиатрии того же периода освещены отдельные вопросы относительно интеллекта и его патологии. Источники созданы с целью просвещения населения по этим вопросам.

В восьмом параграфе «Роль парадигмы и наррадигмы в изучении конструирования понятия интеллектуальной нормы» определены понятия парадигмы и нарра-дигмы, описаны фазы наррадигмалыюго цикла, выявлены парадигмальные и нарра-дигмальные черты в письменных источниках нормирования интеллекта в России.

В.А. Шкуратов выделяет два способа научного познания - парадигму и нар-радигму, он предлагает следующее определение парадигмы: «Парадигма - это модель научного восприятия и мышления, вокруг которой объединяются сообщества исследователей». Она состоит из теории, гипотез ,методов исследования и описания фактов. Наррадигма (от лат. паггаИо - рассказ, повествование и греч. deigma - образец, пример) - это способ научного позпания через рассказ. Шкуратов выделяет в ней следующие фазы развития [Шкуратов ВА.,1994]:

1) апокриф - определенное признание, но не узаконение в качестве образца, резерв скрытых смыслов и глубин;

2) канонизация - повествовательный легитимный образец, неизменяемая классика;

3) гуманистическая - изобретение нового через подражание образцу, соревнование и собеседование с образцом (классиком);

4) гуманитарная - «паспортизация текстов и критика текстов» (Бахтин), научное определение предмета, источников, методов, достоверности;

5) человекознание (переход к парадигме) - использование человека как объекта исследования (а не как персонажа и собеседника), использование вместо естественного языка формул, терминов, схем, таблиц.

К фазе апокрифа можно отнести статьи, монографии по психологии, психиатрии, праву; к фазе канонизации - сказки, пословицы, поговорки, цитаты из летописей, научные труды классиков психологии и медицины, не действующие (устаревшие) законы и не действующие (исторические) документы; к гуманистической фазе - научные труды но психологии и психиатрии отдельных авторов современности; к гуманитарной фазе наррадигмалыюго цикла относятся статьи, монографии по истории психологии, психиатрии, права; а к фазе человекознания - словари, справочни-

ки, учебники по психологии и психиатрии, действующие законы и действующие психоэкспертные документы.

Вр второй главе «Историко-эмпирическое исследование социально-психологического конструирования интеллектуальной нормы в России до 1917 г.» выделены этапы нормирования интеллекта в России; проведен нарративно-дискурсивный анализ психоэкспертных документов конце XIX — начале XX в.в.; выявлены особенности эволюции психоэкспертизы в России как способа социального конструирования нормы интеллекта; определены происхождение и особенности российского профессионального знания об интеллекте и его патологии в науке; проведено сравнение государственного нормирования интеллекта в России и Западной Европе.

В первом параграфе «Литературные и фольклорные свидетельства о социальном регулировании в отношении умалишенных» на основании изучения лингвистических, фольклорных и юридических источников выявлены изменения значения нормы и патологии интеллекта в России в XI-XVII в.в.; обозначено начало государственного нормирования интеллекта; выделены мифомагический и книжно-религиозный этапы нормирования интеллекта.

В дописьменную эпоху социальное представление об уме и глупости отражены в фольклорных сюжетах. Из описаний героев сказок следует, что, согласно на-, родным представлениям, понятия ума и глупости мало дифференцированы [Афанасьев А.Н.,1984; Круглов Ю.Г.,1989]. В России существует первобытный слой культуры, где дифференциация интеллекта не имеет значения, это практическая культура (до XV в.) и слой религиозной культуры (XV-XVI в.в.), в котором выделяется разум как синоним души, но понятие души еще тоже не дифференцировано [Бархударов СП, 1975], хотя имеют место представления о свободе выбора душой разумного пути (добра) и неразумного пути (зла) [Лихачев Д.С.,1970].

Письменные упоминания о людях с когнитивпыми расстройствами встречаются еще в источниках, относящихся к XI в. Однако понятия, обозначающие глупость и нормальные умственные способности расплывчаты и неопределенны [Бархударов С.Г.,1975]. Итак, в народном сознании не существовало четких критериев глупости, а имела место одержимость, суть которой - нарушение поведения. К одержимым относились бесноватые, юродивые, блаженные, кликуши. Для излечения от одержимости лишь изредка прибегали к бесоизгнанию, которое не предполагало наложения социальных запретов и ограничений. Представления об интеллекте в допетровской России прошли следующие этапы:

1) мифомагический (до XV в.);

2) книжно-религиозный (XV-XVII в.в.).

Во втором параграфе «Обыденно-социальные знания как предпосылка профессионального нормотворчества интеллекта» определены источники социальтьных представлений об уме и глупости, на основе которых выявлены особенности формирования профессиональных представлений об интеллекте и его патологии в области психологии и психиатрии в ХГХ в. в России.

Социальные представления об уме и глупости, разуме и неразумии существовали изначально в перцепции человека. Об этом свидетельствуют сотни пословиц, поговорок и народных изречений [Прокопшева К.,1988]. Зарождение профессионального знания в этой сфере своим происхождением обязано Европе. И хотя с первой половины XIX в. появляются первые труды по психиатрии, еще не существует научных познаний интеллектуальной сферы. Имеют место лишь отдельные мысли

отдельных врачей (В.Х. Кандинского, С.С. Корсакова, П.Б. Ганнушкина, И.П. Мер-жеевского, И.М. Балинского, Ф.И. Рюля, Ф.И. Герцога, ПЛ. Бутковского, И.Е. Дядь-ковского, П.П. Малиновского), которые не всегда согласуются друг с другом [Ба-линскийИ.М.,1958; Ганнушкин П.Б.,1964; Малиновский П.П.,1960; Федотов Д.Д.,1957]. Таким образом, в первой половине XIX в. профессиональные знания об интеллекте в России складываются главным образом из отечественных обыденных представлений (излишнее развитие ума, превратность ума, слабоумие, исступление, сумасшествие, бешенство, беспамятность, безумие, тупоумие, малоумие, глупость, помешательство, ограниченность ума, дурачество, бессмыслие, задумчивость) и частично заимствованных с Запада научных понятий (ипохондрия, меланхолия, идиотизм, ступор, мания, мономания, снохождение, расстройство одной умственной сферы).

Эта тенденция сохраняется и во второй половине XIX в.

В третьем параграфе «Государственное отделение больных от здоровых как социальное регулирование» выявлены способы государственного нормирования интеллекта в России в XVIII в.- первой половине XIX в., выделен этап государственного рационализма в формировании интеллектуальной нормы; составлен российский тезаурус интеллекта, проведен его анализ, выявлен универсальный характер происходящих в нем изменений.

При Петре I происходит возрождение магической мифологической культуры, о чем свидетельствуют шутовские празднества; насаждаются книжные понятия о разуме; впервые официально производится (входит в государственную практику) грубая дифференциация людей на умственно полноценных и умственно неполноценных, на что указывает появление свидетельствования дураков в Сенате (имеет место дурак как профессия и появляется дурак как член общества); эта дифференциация носит административный характер, так как вместе с другими маргиналами дураки выводились из общества государственными методами; подавляющая роль при определении умственной нормы отводится административному началу, в результате чего образуется связка «знание-власть», когда знание возникает по заказу власти; еще не существует систематической государственной регуляции в отношении умалишенных. Это этап государственного рационализма в формировании интеллектуальной нормы.

Со времен правления Екатерины II государственное регулирование в отношении умалишенных закрепляется и приобретает регулярный полицейский характер; в это время все еще отсутствует систематизированная нормативная база относительно умалишенных;

вследствие образовавшейся связки «знание-власть» государство через медицину только начинает создавать психически больного как явление социальной жизни.

В XIX в. медицина преодолевает средневековый «комплекс одержимости», в результате чего происходит замена народных практик бесоизгнания на медицинские практики смирения больных.

Лнапиз тезауруса интеллекта позволяет утверждать определенную преемственность его в России между областями гуманитарного знания и во времени, что объясняет дискурсивную многослойность текстов, т.к. тезаурус представляет собой семантическую основу дискурса. Так на архаические понятия XI-XV1 в.в., содержащие представления об уме и глупости, как о неких магических свойствах души, с XVII в. начинают наслаиваться новые - заимствованные с Запада. Хотя в целом до

XIX в. народ, власть и наука говорят на одном языке (назовем его архаическим), в XIX в. с развитием психиатрии и психологии возникает новый дискурсивный слой, представляющий особый профессиональный язык, понятный для специалистов (обследователей) и непонятный для остальных (обследуемых). Так формируется некая иерархия в отношении обследователя и обследуемого. Профессионализация языка происходит в первую очередь в медицине, где наряду с собственными используются заимствованные с Запада термины. Право и психология содержат в себе включения из профессионального медицинского языка и философии. Основу же во всех областях знания составляет архаический язык, на который наслаиваются профессиональные дискурсивные слои. В XX в. эта тенденция продолжается - сохраняется сердцевина языка. При этом специальная терминология оттесняет старую в общепринятый язык, который становится общим психолого-медико-правовым языком.

Имеет место аналогичная тенденция в западноевропейской науке, что позволяет предположить универсальный характер полученных закономерностей.

В четвертом параграфе «Медикализация представлений интеллектуачьной нормы под влиянием заимствования научного знания с Запада» выявлены особенности нормирования интеллекта в XIX в.; выделен медико-административный этап в формировании интеллектуальной нормы.

В 1835г. в России официально было введено преподавание психиатрии, а в 1857 г. при Петербургской медико-хирургической академии была организована первая кафедра психиатрии [Авербух Е.С., АвербухИ.Е.,1973). Появляется новый персонаж - психиатр (ординатор). Наступил медико-административный этап формирования интеллектуальной нормы в России. При помощи медицины из общества выделяются индивиды — больные, которые объединяются в слои, в частности, образуется слой психически больных. Имея в виду административную детерминированность медицины, в том числе и психиатрии, можно сделать вывод, что социальный слой психически больных изначально сконструирован административно-полицейскими методами. В это время в России психиатрические знания формируются из привнесенных с Запада знаний, в которых принимает участие власть (власть разрешает обучение и преподавание психиатрии, определяет кадровую политику).

В пятом параграфе «Гуманизация профессионального сознания психоэкспертов (социально-психологический генезис профессиональных представлений)» проведен нарративно-дискурсивный анализ психоэкспертных документов середины XIX в. - начала XX в.

За период с 1852 по 1929 гг. нами изучено 152 документа, среди которых: письмо из Земского суда в Самарскую врачебную управу (1852 г.); переписка с губернским Самарским правлением по поводу помещения в больницу больных с признаками сумасшествия (1855 г.); рапорты врачей больницы Самарского приказа в Самарскую врачебную управу (1859-1864 г.г.); рапорты врачей Самарской тюремной больницы в Самарскую врачебную управу (1862 г.); письма из комиссии военного суда в Самарскую врачебную управу (1862-1863 г.г.); Список статей свода законов, сенатских указов и правительственных распоряжений, касающихся быта умалишенных в России (1886 г.); письма из санитарного отделения Губернской Управы в волостные правления (1900 г.); волостные ведомости о душевнобольных (1900 г.); письмо земского врача в Санитарное отделение Самарской губернской земской управы (1901 г.); акт обследования несовершеннолетнего, подлежащего опеке (1925 г.); акт обследования лица, подлежащего назначению опекуном (1925

г.); письмо из амбулатории медицинского участка Самарского уезда в райздрав (1929 г.) [Государственный архив Самарской области].

Авторы этих документов: Земский суд; Губернское Самарское правление; Медицинский департамент министерства внутренних дел; Санитарное отделение губернской управы (члены управы, заведующий санитарным бюро); волостные старшины; врачи; заведующий медицинским участком; председатель комиссии военного суда генерал-лейтенант; старший врач больницы Самарского приказа, доктор медицины; Министерство внутренних дел земского уезда

В большинстве случаев причиной для психоэкспертизы являлась социальная дезадаптация больных, а точнее — девиантное поведение, поэтому психоэкспертиза представляла собой экспертизу не интеллекта, а поведения; а возможными ее последствиями могла быть изоляция с целью наказания или излечения.

В экспертных документах заключения о патологии интеллекта преобладали над заключениями об интеллектуальной норме, а понятие нормы встречается лишь в начале XX в. Так как общепринятой классификации психических болезней не существовало, не было и диагноза, имели место оценки, которыми пользовались и врачи, и чиновники. Оценки практически не претерпели изменений. В оценках представлен смешанный, синонимический, неупорядоченный дискурс.

Один и тот же документ иногда выступает в нескольких ипостасях, и роль автора этих документов также может быть неоднозначной. Кроме того, представитель власти и представитель медицины могут меняться ролями, что подтверждает тесную связь знания и власти.

Документы указывают на: административно-медицинское конструирование личности умалишенного и группы психически больных в середине XIX в.; легитимацию этой группы в конце XIX в.; отсутствие тонкой дифференциации внутри этой группы в первой половине XX в.

В Государственном архиве Самарской области нами изучен 51 документ, так или иначе имеющий отношение к оценке когнитивных способностей, из них собственно экспертных докумеш-ов 32 в отношении 23 человек, среди которых 19 мужчин, 4 женщины и двое подростков 16 лет. Документы написаны с 1851 г. по 1917 г. Это указы, отзывы, рапорты, заключения, протоколы, объединенные в «Дела об освидетельствовании в умственных способностях».

В качестве экспертов в определении умственных способностей участвовали: члены Самарского губернского правления (гражданский губернатор, вице-губернатор, управляющий палатой государственных имуществ, исполняющий обязанности председателя Самарской палаты гражданского суда, исполняющий обязанности губернского прокурора); члены врачебной управы (акушер, оператор).

Среди причин для освидетельствования в умственных способностях главное место занимает социальная дезадаптация испытуемых.

Психоэкспертная оценка во многом обусловлена присутствием в профессиональном сознании экспертов социальных представлений, соответствующих первобытному и средневековому слоям культуры.

Врачи и чиновники синонимизируют умственные способности и поведение, так как при оценке ума пытаются отделить правильное поведение от неправильного, время возникновения расстройств в поведении, их выраженность, социальную опасность. Эти документы свидетельствуют о том, что в середине XIX в. в общественном сознании умалишенный обретает индивидуальность.

В.шестом параграфе «Сравнение государственного нормирования интеллекта в России и Западной Европе (в свете истории безумия Мишеля Фуко)» проведен анализ российских административных методов нормирования интеллекта и сравнение их с западноевропейскими.

Анализ российского законодательства показывает, что государственное регулирование в отношении умалишенных и психически больных в России усиливается от XII в. к XX в., а в XDC-XX в.в. оно происходит при участии медицины. Таким образом, государственные санкции в отношении психически больных можно охарактеризовать следующим образом:

- XII-XV в.в.- оставление без внимания;

- XVI в.в.-попечение;

- XVII в.в.- лишение некоторых гражданских прав;

- XVIII в.в.- освидетельствование, наказание, осуждение, лишение гражданских прав, изоляция;

- XIX в.в.- призрение; освобождение от ответственности; принудительное лечение; забота о психически больных, их семьях и имуществе; психиатрическая экспертиза;

- XX в.в.- освобождение от ответственности, надзор, принудительные меры медицинского и воспитательного характера, изоляция, оказание психиатрической помощи, возможность добровольного лечения, соблюдите врачебной тайны. Налицо неравномерность государственных санкций в отношении психически

больных на протяжении 800 лет и тенденцию их гуманизации в конце XX в.

Согласно Фуко, в эпоху Возрождения умалишенные в Европе вели бродячий и довольно свободный образ жизни (исключения составляли перемещения в городах), с XIV до XVII века их изгоняли из поселений на «корабли дураков», и неприкаянные безумцы скитались по всему континенту. В XVII-XVIII вв. их впустили на сушу, чтобы запереть в стенах «домов умалишенных», «домов призрения» и «исправительных домов», а в XIX в. перевели в стены психиатрических лечебниц [Фуко М.,1997]. Таким образом, история безумия для Фуко- история страдания и несвободы. Очевидно, что российское общество относилось к умалишенным лояльнее европейского, следовательно нормирование интеллекта в России носит в целом гуманный характер.

В третьей глав? «Историко-эмпирическое исследование социально-психологического конструирования интеллектуальной нормы в России после 1917 г.» выделен психолого-психиатрический этап нормирования интеллекта в России; обозначены особенности экспертного подхода при оценке интеллекта детей в XX в.; описаны практикующие этот подход институциональные комиссии; проведен нарративно-дискурсивный анализ психоэкспертных документов середины XX - конца XX в.в.; выявлены свойства интеллектуальной нормы; обозначены составляющие понятия интеллектуальной нормы.

В первом параграфе «Становление психометрического подхода в определении интеллектуальной нормы» выявлены особенности государственного нормирования интеллекта в России в XX в.; выделен психолого-психиатрический этап формирования интеллектуальной нормы; проведен нарративно-дискурсивный анализ психоэкспертных документов середины и конца XX в., выявлены особенности эволюции пси-

хоэкспертизы в России за период с середины XIX в. до конца XX в.; выявлены свойства интеллектуальной нормы.

Конец XIX в.-начало XX в. - это психолого-психиатрический этап формирования интеллектуальной нормы. В связи с проникновением в СССР западных психологических учений в это время была сделана попытка широкого применения тестирования различных психических функций, в том числе интеллектуальных. Тестирование интеллекта означает рождение понятия интеллектуальной нормы. В 1920-е г.г. оно приходит в школу — это новый этап социального отбора, так как в процесс дифференциации включается новый слой -дети. Сначала тестирование выполняло роль грубой дифференциации детей на обучаемых и необучаемых (маргиналов), затем возникла тенденция к более тонкой дифференциации детского населения.

Для формирования общества грамотных людей нормирование интеллекта становится тотальным и шкалированым социокультурным нормативом, пришедшим на смену нормативам, существовавшим ранее (сословиям, рангам, степеням). Относительно массовое тестирование до появления по всей стране вспомогательных школ привело к тому, что группа умственно отсталых определялась государством как ненужный материал и была почти исключена из сферы воспитания, государствегаюй опеки и обычной жизни. Такое положение иллюстрирует прагматический подход государства к использованию человеческого материала. Далее до 30-х годов развиваются психотехника и профотбор, служащие вспомогательным средством в процессе разделения труда на умственный и физический.

В 1930-е г.г. в обществе возникает установка на социально-психологическое нивелирование людей и на их принудительное государственное использование (в колхозах, пятилетках, на стройках). На 20 лет страна вернулась в XVIII в., когда не существовало разделения людей с интеллектуальной недостаточностью. Это время репрессивной психиатрии. В 1930-е г.г. вводится психиатрическая диспансеризация промышленных предприятий, мастерских, общежитий и отдельных жилищ, в ходе которой определяется коэффициент нервно-психопатологического состояния коллективов [Каннабих K).,I994J - «зло» подвергается количественному измерению. В свете карательно-принудительных настроений вводятся брутальные методы лечения психически больных [Бауэр М.,1999]. В уголовном законодательстве продолжается усовершенствование принудительного лечения [www.gss.ru].

После Великой отечественной войны идет активное восстановление экономики страны, в связи с чем она нуждается в управленческих и рабочих кадрах, в результате возобновляется психодиагностика в школе. Она проводится силами медико-педагогических и врачебно-отборочных комиссий по отбору детей во вспомогательные школы. Комиссии выполняют функции государственного управления:

- функцию разделения населения (на перспективных и бесперспективных);

- функцию социального обеспечения (подбор программы обучения).

Здесь прослеживается аналогия с политикой государства в ХГХ в. Вместе с тем, в 50-е гт, в психиатрии происходят революционные изменения — появляется психофармакотерапия, на смену телесному приходит интеллектуальное воздействие на больных. Психофармакотерапия вызывает необходимость количественной и качественной оценки результатов лечения больных различными лекарственными препаратами.

Это приводит к возобновлению тестирования и вовлечению в конце XX в. в этот процесс новых слоев населения и дробному шкалированию. Сейчас психомет-

рия охватывает многие сферы общественной жизни (образование, медицину, армию, право). В России особенность психометрии заключается в том, что психологи и психиатры в основном пользуются тестами иностранного происхождения, которые являются продуктами чуждой нам западной культуры.

В архиве Самарского психоневрологического диспансера № 1 нами изучено 6 976 медицинских карт амбулаторных больных с 1943г. по 2000г. Из них 1 531 (22%) принадлежат пациентам, страдавшим задержкой интеллектуального развития (в детстве), разными формами олигофрении и деменцией. Возраст больных от 3 до 92 лет. Среди них 833 (54,4%) взрослых и 698 (45,6%) детей. Медицинские карты написаны врачами-психиатрами. Инициатором освидетельствования, как правило, являлся не сам обследуемый, а представитель семьи (родитель, опекун) или государства.

Советская эпоха с точки зрения дискурса противоречива. Это объясняется тем, что в это время усваиваются новые знания, развивается психология, появляются новые научные методы, но государственные функции относительно социальной стратификации остаются прежними, инертными, даже имеет место деградация: в 19201940-е г.г. отказ от массового тестирования и возврат к примитивным формам разделения на умственный и физический труд. При этом само понятие девиантности политизируется и в понятие ненормального поведения попадают самые разные случаи, в том числе и психические отклонения — возврат к еще более простому разделению по принципу нормального-ненормального поведения. Поэтому весьма значительное насыщение специальной терминологии профессионализмами усиливает, а не отменяет использование самых простых дихотомий нормальность-ненормальность.

В архивных документах интеллектуальная норма отражается как понятие относительное и динамическое (что соответствует современным теоретическим выкладкам [Тхостов А.Ш., Сурнов Г.К.,2002; Штыков Н.Г.,2002]). Следовательно, понятие интеллектуальной нормы нуждается в регулярном пересмотре с целью большей ин-струментализации критериев ее определения в индивидуальных условиях воспитания в детстве, характере, поступках, образе жизни.

В конце психолого-психиатрического этапа определяются общие свойства интеллектуальной нормы (лабильность, индивидуальная вариативность, комплексность, конвенциональность), ее количественные и качественные (жизнеспособность, адаптивность, конкурентоспособность) характеристики.

Психометрическое определение шггеллекту&чьной нормы происходит на разных уровнях: историческом (изучение анамнеза); клиническом (соматические, неврологические, лабораторные и психопатологические методы исследования); экспериментально-психологическом (тестирование); динамическом (наблюдение за больным).

Во втором параграфе «Характеристика экспертного полхода в прикладной диагностике интеллектуального развития детей» обозначены особенности экспертного подхода при оценке интеллекта детей в4ХХ в.; описаны институциональные комиссии и их взаимоотношения с государством.

Социальным институтом интеллектуального нормирования в России явились психолого-медико-педагогические комиссии (ПМПК). Они руководствуются рядом законодательных актов, разработанных государством (в частности, Комитетом по вопросам семьи, материнства и детства Администрации Самарской области - в Самаре, Комитетом здравоохранения Правительства Москвы и Московским Комите-

том образования - в Москве [www.gss.ru], что указывает на властную детерминацию психоэкспертизы у детей в конце XX в.).

Под интеллектом в психолого-медико-педагогических комиссиях понимается когнитивно-эмоционалыю-личностная готовность к обучению в современных массовых образовательных учреждениях. Социальная функция учреждения вносит коррективы в экспертный подход. Ее базой становится расширение представления о норме за счет включения уровня развития речи, внимания, восприятия, воли, самооценки, работоспособности, эмоциональной сферы и поведения.

В идеале в основной состав ПМПК разных уровней (в качестве ее членов) входят следующие высококвалифицированные специалисты: врач-психиатр (детская психиатрия), врач-невролог (детская неврология), врач-педиатр (педиатрия развития), отоларинголог, офтальмолог, ортопед, психолог (клиническая или специальная психология), логопед, педагог-дефектолог, социальный педагог, медсестра (регистратор, статистик), воспитатель, а также представители органов управления образования, здравоохранения, социальной защиты, правоохранительной системы [www.gss.ru].

Во третьем параграфе «Качественное сравнение экспертных заключений интеллектуальной нормы медико-педагогическими комиссиями (с 1953 г. по 1968 г.) и психолого-медико-пелагогическими комиссиями (с 1998 г. по 2003 гЛ» проведен нарративно-дискурсивный анализ психоэкспертных документов, принадлежащих институциональным комиссиям середины XX в. и начала XXI в.

С 1953 г. по 1968 г. нами было изучено 463 документа, посвященных исследованию состояния интеллекта у 3239 детей от 7 до 17 лет, среди них 2511 (77,5%) детей с интеллектуальной недостаточностью, 292 ребенка (9%) — с нормальным интеллектом [Государственный архив Самарской области]. Нами также изучены протоколы психолого-медико-педагогических комиссий с 1998 г. по июнь 2003 г. включительно [Архив МУ г. Самары «Городская психолого-медико-педагогическая комиссия диагностики, коррекции развития детей и подростков»] - всего 12864 документа, касающихся детей в возрасте от 18 дней до 18 лет, из которых 8168 (63,5%) отражают состояние интеллекта мальчиков и 4696 (36,5%) - состояние интеллекта девочек. При этом 7268 (56,5%) протоколов содержат результаты обследования детей с когнитивными расстройствами и 5596 (43,5%) - результаты обследования детей с нормальным интеллектом. Оценку интеллекта в психолого-медико-педагогических комиссиях проводят: председатель комиссии (педагог), психиатр, дефектолог, психолог, логопед, педиатр, невролог.

За период с середины XX в. прослеживаются следующие тенденции в развитии этого документа.

- Увеличивается объем (в ряде случаев до 8 составляющих).

- Происходит его стандартизация (от 1 до 6 составляющих представляют официальную форму).

- Усложняется структура протокола:

1) общие сведения (подробный семейный анамнез, иногда с подробным описанием внутрисемейных отношений), результаты медицинского обследования (анамнез, соматический статус, неврологический статус, психический статус, заключение врачей о состоянии анализаторов, заключение медико-генетической консультации, данные дополнительных инструментальных обследований), результаты психологического обследования (восприятия, внимания, памяти, мышления, работоспособности, особенностей эмоционалыю-

волевой сферы и поведения), результаты педагогического обследования (логопедическое обследование, оценка знаний и представлений в учебной и бытовой сфере, ориентированность в пространстве и времени, обучаемость, отношение к обучению, мотивация), общее заключение, рекомендации родителям или лицам, их заменяющим;

2) протокол логопедического обследования;

3) бланк фиксации результатов психолого-педагогического обследования (перечислены методики и подробно описаны способы и результаты их выполнения ребенком вплоть до цитирования, из 15 методик 14 -творческого плана);

4) педагогическая характеристика с места учебы ребенка;

5) письмо из отдела семьи районной администрации или заявка от опекуна в случае обследования детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей из замещающих семей;

6) пример письменного творчества ребенка (диктант или рисунок);

7) ксерокопия выписного эпикриза из психиатрической больницы (при необходимости);

8) протокол исследования методиками Векслера (в сложных диагностических случаях).

- Усиливается влияние государства (на это указывает наличие документов п.5.).

- Усиливается внимание к индивидуальности ребенка (об этом свидетельствует цитирование и фиксирование его вербального и невербального творчества).

- Диагностика состояния интеллекта тяготеет к стандартизации в рамках международной классификации болезней.

- Расширились рамки интеллектуальной нормы.

- В течение последних 50 лет психоэкспертиза в институциональных комиссиях переживает процесс гуманизации.

- Изменилась социальная роль документа, протокол психолого-медико-педагогической комиссии сегодня - история болезни, личное дело, досье. Составитель документа (врач, педагог, глава районной администрации) выступает в роли биографа, врача, диагноста.

- Изменился количественный и качествешшй состав психоэкспертов: их количество уменьшилось, в том числе уменьшилось количество чиновников, что также свидетельствует о гуманизации в нормировании интеллекта.

- Не меняется лишь цель обследования — изоляция в государственные учреждения.

В четвертом параграфе «Сравнительный анализ психоэкспертных документов с помощью X -критерия Колмогорова-Смирнова и метода гистограмм» определены задачи, цели, гипотезы исследования, описаны материалы исследования, выделены единицы исследования, описан его ход, изложены результаты, на основании которых сделаны выводы.

Задачей нашего исследования является выявление различий в распределении дискурсивных слоев в психоэкспертных документах в различные промежутки времени с середины ХГХ в. до конца XX в.

Целью исследования является определение развития дискурса интеллектуальной нормы.

Для количественной проверки гипотезы 3. об историческом строении дискурса нами проведено статистическое выявление различий в распределении дискурсивных

слоев в психоэкспертных документах с середины XIX до конца XX в.в. Для этого гипотеза 3. была переведена на язык статистического анализа. Приведем данные по 3-м этапам исследования, в которых были статистически проверены следующие гипотезы;

- Н01. различия между эмпирическим и равномерным распределениями архаического дискурсивного слоя в разновременных психоэкспертных документах недостоверны;

_ Н1.различия между эмпирическим и равномерным распределениями архаического дискурсивного слоя в разновременных психоэкспертных документах достоверны;

- Н02. различия между эмпирическим и равномерным распределениями профессионального дискурсивного слоя в разновременных психоэкспертных документах недостоверны;

_ Н2. различия между эмпирическим и равномерным распределениями профессионального дискурсивного слоя в разновременных психоэкспертных документах достоверны;

- Н03- различия между эмпирическим и равномерным распределениями административного дискурсивного слоя в разновременных психоэкспертных документах недостоверны;

_ Н3. различия между эмпирическим и равномерным распределениями административного дискурсивного слоя в разновременных психоэкспертных документах достоверны.

После расчета Х-критерия Колмогорова-Смирнова подтвердились гипотезы Ноь Ног, Нз и, соответственно, не подтвердились гипотезы Ш (при р > 0,01), Н2 (при 0,05 < р < 0,01), Ноз (при р < 0,05). Следовательно, архаический и профессиональный слои психоэкспертного дискурса представлены в документах неравномерно, т.е. их присутствие в дискурсе на протяжении последних полутора веков изменяется за счет вытеснения архаического слоя профессиональным, что связано с развитием психологии и психиатрии. Л административный слой дискурса в течение того же промежутка времени остается неизменным, что свидетельствует о постоянном влиянии государства на маргинальную группу людей с патологией интеллекта на протяжении последних 152 лет (то же самое подтверждают и гистограммы).

Заключение

Проведенные исследования, посвященные изучению становления профессиональных представлений об интеллектуальной норме человека дают возможность получить и систематизировать фактические данные, характеризующие развитие представлений и их функционирования в реальных российских практиках социального регулирования в зависимости от исторических изменений профессиональных дискурсов.

В России понятие интеллектуальной нормы формируется не в научно-теоретических дискурсах. Оно возникает и развивается как следствие социального нормирования и инструмент общественного влияния. На этапе медикалистской трансформации понятия интеллектуальной нормы в профессиональные представления получают доступ научные знания, заимствованные в большинстве случаев из западной культуры. Проникновение психометрического знания в Россию закладыва-

ет научную основу для формирования обоснованного представления об интеллектуальной норме.

Понятие интеллектуальной нормы рождалось в России в контексте социальных представлений о разуме и глупости. В России, будучи внедряемой сверху, в пространстве государственной политики, в начале интеллектуальная норма носила мифологический, затем религиозный, затем государственный, затем медикалист-ский характер, чтобы в начале XX в. затем индивидуализироваться в психометрических стратегиях.

Обоснование эволюционных этапов понятия интеллектуальной нормы обусловлено сменой политических установок власти в России. Интеллектуальная норма в России прошла следующие этапы развития:

1) мифомагический (дописьменный);

2) книжно-религиозный (допетровская Русь);

3) государственного рационализма (XVIII в.);

4) медико-административный (XIX в.);

5) психолого-психиатрический (конец XIX - XX в.в.).

Границы этих этапов достаточно размыты. Каждый последующий этап содержит в себе элементы предыдущего.

Текстологические, правовые и административные источники позволяют реконструировать исторический дискурс интеллектуальной нормы в контексте ее социально-психологических особенностей на различных этапах развития. Российский дискурс понятия нормы интеллекта сформировался во взаимодействии архаических и профессиональных представлений под влиянием административного регулирования государства, поэтому он многослоен. Соотношение дискурсивных слоев изменяется с течением времени.

На психолого-психиатрическом этапе развития интеллектуальной нормы властное регулирование экспертизы оформляется институциональными учреждениями, которым предоставляются права диагностики и констатации явлений интеллектуальной нормы и патологии у детей. Социальные представления психоэкспертов носят латентный характер и не проникают в документы.

Сравнительный анализ двух выборок документов институциональных комиссий, разделенных между собой 50 годами, показывает, что современный экспертный дискурс отличается от предшествующего тем, что увеличивается его объем, он стандартизируется, усложняется его структура, структура отражает усиление государственного влияния на диагностическую процедуру, возрастает внимание к индивидуальности ребенка, стандартизируется формальная сторона диагностики, расширяются границы понятия интеллектуальной нормы.

В прикладных сферах психодиагностической экспертизы научные представления об интеллектуальной норме трансформируются под влиянием институциональных задач. Операциональное понятие интеллектуачьной нормы по совокупности диагностико-оценочных суждений не является строго научным понятием, скорее оно предназначено для выполнения социально-регулятивных функций нормирования контингента образовательных учреждений. Психологическое содержание операционального понятия расширено до личностных характеристик, и потому экспертную интеллектуальную норму следует считать личностно-иителлектуальной нормой.

Интеллектуальная норма определяется следующими свойствами:

1) лабильность;

2) индивидуальная вариативность;

3) комплексность;

4) конвенциональность.

Несмотря на политическое вмешательство в процессы развития психологического знания, понятие интеллектуальной нормы продолжало развиваться, и на современном этапе существуют формы как теоретического знания, так и инструмента прикладных исследований в лице психолого-медико-педагогических комиссий, при этом продолжая эволюционировать.

Содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. История интеллектуальной нормы / Актуальные проблемы современной науки. Тезисы докладов международной конференции молодых ученых и студентов. -Самара: Самарский государственный технический университет, 2000. -С. 117.

2. Возможности психолого-педагогической комиссии в оказании помощи школьникам с аномалиями развития / Инновационные технологии и процессы личностного и группового развития в транзитивном обществе. Материалы международной научно-практической конференции. -Кострома-Москва: ЮГУ им. Н.А.Некрасова, Московский институт инновационных технологий, 2000. -С.7.

3. Социальная роль интеллектуальной нормы в эпоху постмодернизма / Материалы открытой окружной конференции молодых ученых «Наука и инновации XXI века». -Сургут Изд-во СурГО, 2004. -Т.П. -С.230-234.

4. Семиотический смысл текста психоэкспертного заключения и его оценивание / Материалы открытой окружной конференции молодых ученых «Наука и инновации XXI века». -Сургут. Изд-во СурГО, 2004. -Т.П. -С.227-230.

5. Качественный и количественный анализ структуры профессионального сознания психоэкспертов в Самарской области на примере изучения экспертных документов XIX-XX веков // Телескоп. -Вып.4. -Самара, 2003. -С.134-148.

6. Социально-политическое влияние российской власти на становление нормы интеллекта // Телескоп. -Вып. 5. -Самара, 2003 .-С. 123-13 8.

Подписано в печать 12.04.2004 г. Заказ № 16'! Формат 60х84\16. Бумага ксероксная Усл. печ. л. 1,2. Тираж 100 экз. Печать оперативная Отпечатано в ООО «Инсома-пресс» ул. Советской Армии, 217

»-8 0 2 t