Автореферат диссертации по теме "Социально-психологический анализ граффити"

На правах рукописи

Белкин Антон Игоревич

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ГРАФФИТИ

(На материале неинституциональных надписей и рисунков учебных заведений г. Самары)

Специальность: 19.00.05 - социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ — диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

САМАРА 2003

Работа выполнена на кафедре социальной психологии Самарского Государственного Педагогического университета

Научный руководитель: доктор философских наук,

профессор Шкуратов Владимир Александрович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Клейберг Юрий Александрович доктор психологических наук, профессор Юсупов Ильдар Масгудович

Ведущая организация:

Защита состоится «

Санкт-Петербургский государственный университет

2003 года в часов на

заседании диссертационного содега К 210.216.06 Самарского государственного педагогического университета по адресу: 443099, г.Самара, ул. М. Горького 65\67, корп.5., ауд. 16.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Самарского государственного педагогического университета

Автореферат разослан « д »_алЬ ЬЛ—_2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета .у '

кандидат психологических наук "сЛл&Р^. Т.В. Иванова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. В современном обществе интенсивно происходят изменения во всех сферах жизни: экономической, политической, социокультурной и др. Идет процесс перехода личности от психологии стабильности к психологии выбора моделей поведения, полиидентичности и мобильности. Эти процессы прежде всего затрагивают молодежные группы. Однако в психологической науке формы самовыражения молодежных фупп до настоящего времени остаются мало исследованными. Одним из основных способов индивидуального и группового самовыражения определенной часта молодежи в современном мире становятся граффити - надписи и рисунки, имеющие нелиппимированный характер, служащие средством конструирования психосоциальной идентичности и решения индивидуальных психологических проблем.

Граффити представляют собой обыденную, промежуточную, междисциплинарную реальность, важную для понимания состояния и самочувствия современной молодежи. Феномен граффити не является объектом искусствоведения, так как неинституциональные надписи и рисунки не являются искусством, литературоведения - так как это не литература, лингвистики - так как граффипги -фрагментарованный язык, и тд. С этой точки зрения анализ граффити прежде всего лежит в области изучения психологии больших социальных групп и ментальноста, то есть психологии на стыке с культурологией, семиотикой, историей — в сферах социальной и культурно-исторической психологии.

Изучением психолог ических аспектов граффити занимался ряд зарубежных и отечественные ученых (Скороходова A.C., Бодрийяр Ж., Lachmann R. и др.). Их исследования в основном направлены на изучение возрастных, гендерньгх, статусных характеристик авторов граффигш (Kokoreff M., Lachmann R., Brewer D., Miller M.L.), степени распространенности данного вида изобразительной деятельности (Mawby R.I., Rhyne L.D., Ullman L.P.), а также на выявление отдельных личностных свойств авторов граффити (Solomon H., Yager H., Schwartz M.J., Dovidio J.F.). Вопрос о тендерных и культурных различиях изучался специально только в отношении надписей и рисунков в общественных туалетах (Otta Е., Wales Е., Brewer D., Olowu A.A., Sechrest L., Flores L.).

Однако, по нашему мнению, мало исследованными остаются вопросы о социально-психологических и личностных характеристиках авторов граффити, о факторах, обусловливающих специфику личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальноста данного вида. Авторы имеющихся на данный момент исследований граффити в отечественной (Седнев В., Бочарова О., Щукин Я и др.) и зарубежной психологической науке (Abel E.L., Buckley В.Е., Freeman R., Lachmann R. и др.) анализируют граффити главным образом с позиций общей психологии как продукт неинституциональной деятельности субъекта, обладающего определенными личностными особенностями, и не рассматривают граффити как проблему больших социальных Фупп.

В данной работе для исследования граффити применяются понятия ментальность, письменная ментальность и культура. Понятие ментальное™, носящее междисциплинарный характер, применительно к проблематике социальной психологии активно разрабатывается в г. Самаре на основании обобщения понятия группового сознания. Под ментальностью в социально-психологической науке понимается выражение группового сознания в историческом времени и географическом пространстве (Г.В. Акопов). Понятие письменной ментальное™ используется в исторической психологии для обозначения корпуса письменных текстов вместе со спецификой общения авторов произведений (В.А. Шкуратов). В настоящее время исследования российской письменной ментальное™ единичны, затрагивают художественные и бюрократические произведения (О.В. Бермант, Г.В. Орлова). Под культурой в социальной психологии понимается в основном образ жизни, ценности и нормы группы. В рамках культурно-исторической психологии и новейших направлений зарубежной социальной психологии принято выделять несколько типов культуры больших социальных групп (Д. Белл). Ученый выделяет три основных типа культуры: смеховую, официальную и информационную, каждая из которых представляет собой выражение группового сознания определенной общности индивидов и формирует свой собственный психосоциальный тип личности.

В рамках данной диссертационной работы граффити рассматриваются как средство конструирования определенной социокультурной реальности -психосемиотической системы, обладающей рядом социально-психологических свойств и формирующей сознание индивидов, попадающих в сферу ее влияния. Отсутствие комплексных социально-психологических исследований граффити и стремление содействовать расширению представлений о нелигитимированной изобразительной деятельности обусловливает актуальность темы диссертационного исследования. Целью нашей работы явилось изучение особенностей письменной ментальное™ граффити и социально-психологических характеристик авторов граффити.

Объектом исследования является корпус неинституциональных надписей и рисунков различных социальных групп учащейся молодежи г. Самары.

Предмет исследования: особенности письменной ментальности граффити и социально-психологические характеристики их авторов.

Гипотезы исследования:

1) Граффити имеют психологическое содержание, которое кодируется в формах изобразительной деятельности, характерных для граффити темах и реализуемых ими функциях.

2) Авторы граффити обладают специфической совокупностью психологических особенностей. Существует определенная специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальное™ данного вида, которая обусловлена тендерной принадлежностью, типом образования (гуманитарное, техническое), уровнем образования (начальное профессиональное, высшее профессиональное) авторов граффити и типами создаваемых ими граффити.

В соответствии с выдвинутыми гипотезами исследования были поставлены следующие задачи:

1) Выявление состояния проблемы граффити в психологической науке. Определение основных категорий эмпирического исследования граффити.

2) Изучение особенностей письменной ментальное™ граффити в зависимости от структурной (формационной), образовательной и топографической дифференциации. Описание граффити как психосемиотической системы регуляции социального поведения индивидов.

3) Исследование личностных качеств и межличностных отношений авторов граффити. Анализ различий между личностными качествами и межличностными отношениями авторов граффити в зависимости от их тендерной принадлежности, уровня и типа образования, типов создаваемых ими граффити.

Методологической и теоретической основой исследования являются работы зарубежных и отечественных ученых в области социальной и культурно-исторической психологии: С. Московичи, А. Тоффлера, Э. Эриксона, Дж. Брунера, К. Джерджена, Р. Харре, Дж. Потгера, В.А. Шкуратова, Л. Бовоне, О.В. Бермант и др.

Диссертационная работа базируется на:

культурно-исторической теории JI.C. Выготского;

- концепции М.М. Бахтина о карнавальной смеховой культуре; представлениях о ментальное™ в социальной и исторической психологии (Г.В. Акопов, В.А. Шкураггов и др.).

- исследованиях граффити в отечественной и западной психологической науке (Abel E.L., Buckley В.Е., A.C. Скороходова и др.);

положениях о социально-психологическом исследовании личности (Г.М. Андреева, Д. Майерс, П.Н. Шихирев, Т. Шибутани и др.)

В соответствии с целью и задачами работы использовались следующие методы исследования: описательные методы (психологическая качественная интерпретация; нарративно-дискурсивный анализ), организационные методы (метод контрольных групп; метод констатирующего эксперимента); эмпирические методы исследования (метод фиксации эмпирических данных; метод качественно-количественного анализа документов - контент-анализ; метод опроса; метод психологического тестирования); математико-статистические методы обработки данных: (критерии уг Пирсона, угловое преобразование Фишера <р*, W-критерий Вилкоксона и V критерий Ван дер Вардена; непараметрические коэффициенты ранговой корреляции rs Спирмена и т Кендалла; факторный анализ по методу главных факторов, методу ортогонального вращения Varimax). Обработка результатов осуществлялась вручную и с помощью статистической программы Stadia.

Этапы научного исследования: I этап - изучение и анализ психологической литературы; определение основных категорий эмпирического исследования граффити; выделение основных направлений исследования; составление его программы. П этап - выявление особенностей письменной ментальное™ психосемиотической системы граффити на материале высших учебных заведений и профессиональных училищ г. Самары. III этап - проведение констатарующего

эксперимента по определению специфики личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальное™ данного вида. Обработка и анализ результатов эксперимента, формулировка выводов.

Достоверность результатов исследования обеспечена обоснованностью методологии исследования, ее соответствием поставленной проблеме; длительностью экспериментальной работы (2000-2002) и возможностью ее повторения; репрезентативностью объема выборки и значимостью экспериментальных данных.

Научная новизна исследования. Впервые в отечественной социально-психологической науке комплексному психологическому анализу подвергается проблема граффити, которая рассматривается в широком культурно-историческом контексте. Наряду с традиционными социально-психологическими методами используются принципиально новые методы исследования характеристик изобразительной деятельности. В данном исследовании происходит соединение социокультурного подхода и психолингвистического анализа с историко-кулыурологическими доктринами современной зарубежной гуманитарной науки. Предлагается содержательная типология граффити в зависимости от особенностей письменной ментальности данной изобразительной деятельности. Выявлены особенности письменной ментальное™ граффити как особой психосемиотической системы, описаны ее специфические характеристики в зависимости от структурной, образовательной и топографической дифференциации. Получены и описаны особенности личностных свойств и межличностных отношений авторов граффити, а также выявлена специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида, обусловленная их тендерной принадлежностью, типом и уровнем образования, типами создаваемых ими граффити.

Теоретическая значимость работы. В настоящей работе получает развитие культурно-исторический подход в психологической науке. Происходит обогащение культурно-исторической психологии, включение в ее сферу новой проблемной области исследований, объектом анализа выступают тексты, находящиеся на быстрой и средней стадиях письменной ментальности. Полученные данные способствуют обогащению теоретических представлений о неинституциональной изобразительной деятельности, а проведенный эмпирический и теоретический анализ углубляет представление о граффити как о способе конструирования идентичности и самовыражения личности в новом информационном пространстве.

Практическая значимость работы. Полученные данные позволяют по особенностям изобразительной деятельности авторов граффити, а также по их тендерной принадлежности, типу и уровню образования, типам создаваемых граффити делать заключения об их личностных свойствах и межличностных отношениях, что может быть использовано в психодиагностических целях. Результаты исследования могут быть применены при выявлении особенностей молодежной политики, а также при разработке способов борьбы с вандалистическими граффити. Ряд аспектов диссертационной работы имеет прикладное значение: опыт исследования может быть использован при

проведении широкого спектра кросскультурных и психоисторических исследований, в практике преподавания социальной психологии.

Положения, выносимые на защиту:

1) Связь между психосемиотической системой граффити и поведением авторов граффити реализуется через функции граффити. Граффити реализуют следующие основные функции: идентификационную, выражения агрессии, экзистенциальную, эстетическую, эвристически-сублимативную.

2) Содержание базового слоя письменной ментальное™ граффити составляют темы группы, исчисления, персонажа, физического пространства и «Я».

3) Авторы граффити отличаются своеобразием личностных качеств и межличностных отношений. Они являются более агрессивными и зависимыми в межличностных отношениях; обладают большей общей экстернальностью, а также экстернальностью в области производственных и межличностных отношений; более замкнуты, доминантны, подвержены влиянию чувств, дипломатичны, обладают более высоким самоконтролем.

4) Специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида обусловлена: тендерной принадлежностью авторов граффити; типом и уровнем образования авторов граффити; типами создаваемых ими граффити.

База экспериментального исследования: Исследование настенных и туалетных граффити проводилось на базе 14-ти высших учебных заведений и 7-ми различных учреждений начального профессионального образования г. Самары. Соответственно было обследовано 5193 и 992 единиц эмпирического материала (п=6185). Констатирующий эксперимент осуществлялся на базе Самарского государственного педагогического университета, Самарской государственной архитектурно-строительной академии, Самарского муниципального университета им. Наяновой и ПТУ №11. Общее число респондентов - 249 человек.

Апробация работы:

Материалы диссертации были представлены на заседании кафедры организационной и юридической психологии СамГПУ. Материалы исследования обсуждались на научно-практических конференциях в г. Самаре, нашли отражение в тезисах и статьях, опубликованных автором.

Публикации:

По теме диссертации опубликовано 7 работ, из них 6 статей общим объемом 3,1 условного печатного листа.

Структура диссертации:

Работа включает в себя введение, две главы, заключение, библиографию, содержащую 224 источника, из них 54 на английском языке, и приложения. Общий объем основного текста составляет 227 страниц.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность проблемы, определяются объект, предмет, цель, гипотезы исследования, формулируются задачи, указываются методологические основы, база, этапы, методы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Теоретические предпосылки изучения граффити» определено основное содержание понятий, раскрывающих тему исследования; проведен анализ исторических, психологических, социологических исследований граффити; описаны характеристики письменной ментальности граффити; выделены основные характеристики смеховой, официальной, информационной культур; дана характеристика процедуры и методов эмпирического исследования граффити.

В первом параграфе «Изучение граффити в исторической науке, психологии и социологии» дан анализ традиционных и современных подходов к определению граффити, описаны исторические исследования граффити, выделены основные исторические функции граффити, проведен анализ исторических, психологических, социологических исследований граффити

В работе конкретизированы следующие понятия: граффити, функции граффити. Под граффити мы понимаем любое изображение, выполненное от руки, неинституциональное по своему характеру, которое является продуктом индивидуального или группового самовыражения. Под граффити в современном значении понимается любая неразрешенная надпись, знак, рисунок, сделанные любым способом на предметах общественной и частной собственности [Скороходова A.C., 1998 и др.]. Под функциями граффити мы понимаем роль, выполняемую нелигитимированными надписями и рисунками в рамках всей психосемиотической системы граффити. Были выделены основные исторические функции граффити: коммуникативная, идентификационная, религиозно-магическая, протестная и прагматическая.

В западной психологической науке основным концептуальным подходом к граффити является психодинамическая теория. В ее рамках граффити понимаются либо как продукт сублимированных влечений личности, либо как деятельность, возникающая на основе инфантильного желания играть с собственными фекалиями [Dandes А., 1966; Jones Е., 1961 и др.]. Лишь небольшое число ученых указывают на связь этого вида деятельности с культурными аттитюдами и конфликтами, жаждой социального признания [Freeman R., 1966; Lachmann R., 1988; Lomas H.D., 1973; Opler M.K., 1971]. Теоретик постмодерна Ж. Бодрийяр рассматривает нью-йоркские граффити как средство борьбы со смыслами тотальной семиотической системы, возникающей в информационном обществе [Бодрийяр Ж., 2000].

В исследованиях личностных черт, обусловливающих принадлежность к авторам граффити, была выявлена взаимосвязь данного вида деятельности с авторитаризмом [Schultz P.W., Stone W.F., 1984 и др.], креативностью и экстернальностью личности [Schwartz M.J., Dovidio J.F., 1984]. Исследования тендерных различий показали, что мужские граффити чаще сексуальны, тогда

как в женских преобладает романтическая тематика [McMenemy p., Cornish 1.М., 1993; Otta Е., 1993; Wales Е„ Brewer D., 1976]. Отношение к авторам граффити оказалось связанным с тем, имеет ли респондент собственный опыт такого поведения [Solomon Н., Yager Н., 1975].

В ходе нашего исследования была также предложена модель определения потребностей, получающих удовлетворение в ходе данной изобразительной деятельности.

Во втором параграфе «Карнавальная культура в концепции М.М. Бахтина» дается анализ социально-психологических подходов к культуре; описаны характеристики смеховой и официальной типов культур на материале работ М.М. Бахтина.

В современной социальной психологии культура рассматривается как система образцов, с которыми человек соотносит свои действия, чувства, мысли. Подчеркивается культурная детерминация психических процессов [Выготский Л.С., 1982], утверждается, что поведенческие и концептуальные конфигурации, идеалы, идентичность формируются культурой [Эриксон Э., 1996] и т.д. Социальными психологами культура рассматривается как совокупность конвенциональных групповых представлений [Шибутани Т., 1998; Redfield R., 1941], форма межгрупповой коммуникации [Цюрхер К., 1999], образ жизни, присущий группе [Робер М.-А., Тильман Ф., 1988 и др.].

В третьем параграфе «Письменная ментальность граффити» выявляются качественные особенности письменной ментальности граффити.

Самарскими психологами понятие ментальности вводится в социально-психологическую науку на основании обобщения понятия группового сознания [Г.В. Акопов, 1997 и др.]. Подробный анализ специфики функционирования письменной ментальности дается в работах В.А. Шкуратова [Шкуратов В.А., 1988; Шкуратов В.А., 1994], который ввел это понятие в научный оборот. Под письменной ментальностью понимается вся текстуальная масса цивилизации вместе со спецификой общения авторов произведений. Письменная ментальность представляет собой слитность психологических и знаково-предметных характеристик.

Структурно-динамической единицей письменной ментальности выступает наррадигма. Продукты письменной культуры являются результатом человеческого творчества и обстоятельств человеческой жизни, но их социальное использование, характеристики усвоения и распространения определяются закономерностями надындивидуального характера. Внутренняя логика этой закономерности проявляет себя как последовательность наррадигмальных фаз (апокрифической, канонической, гуманистической, гуманитарной и фазы человекознания). [Шкуратов В.А., 1994а]. В ходе качественного анализа нам удалось выявить в письменной ментальности граффити динамику, подобную наррадигмальной.

В четвертом параграфе «Психокультурные характеристики информационной культуры» проведен анализ характеристик информационной культуры. Смеховая, официальная, информационная культуры различаются исторически и структурно, но сохраняют преемственность по своим

социокультурным функциям. В настоящее время они находятся в сложном взаимодействии, так как информационная культура ассимилирует элементы смеховой и официальной типов культур. В данной работе указанные типы культур рассматриваются как отдельные культурные образования, так как свойственные каждому культурному типу темы, жанры, стилистика сохраняются в виде устойчивых культурно-семиотических традиций и систем.

Во второй главе «Граффити как объект исследования» описываются процедура и методы исследования, выделены функции граффити и определены их критерии, дается первичное описание эмпирического материала.

В первом параграфе «Объект, процедура и методы эмпирического исследования граффити» описываются используемые в западной социальной науке методы дискурсивного и нарративного анализа, а также традиционный метод социальных наук - контент-анализ, дается характеристика процедуры эмпирического исследования граффити.

Во втором параграфе «Функции граффити» дается описание функций граффити. Функции граффити - это психосемиотические регулятивы поведения. Граффити реализуют следующие функции: идентификации, экзистенциальную, общения, выражения агрессии, протестную, выражения витальности, эстетическую, прагматическую, утверждения социальных норм и эврисгически-сублимативную.

В третьем параграфе «Психосемиотическая структура граффити: числовая, символическая, изобразительная и дискурсивная формации» проведен первичный анализ эмпирического материала, описаны типы граффити выделенных формаций.

В третьей главе «Эмпирическое исследование особенностей письменной ментальности и социально-психологических характеристик авторов граффити» предлагается содержательная типология граффити в зависимости от особенностей письменной ментальности данной изобразительной деятельности; представлены результаты исследования особенностей письменной ментальности граффити; описаны характеристики психосемиотической системы граффити в зависимости от формационной, топографической дифференциации; проведено исследование социально-психологических особенностей авторов граффити; показана специфика личности и межличностных отношений в проявлении письменной ментальности данного вида.

В первом параграфе «Общий тезаурус граффити. Анализ граффити учебных заведений начального и высшего профессионального образования» определен базовый слой и проведен сравнительный анализ письменной ментальности граффити высших учебных заведений и профессиональных училищ, а также студенческих «полевых» граффити и граффити, создаваемых в ситуации социальной легитимации (п=209).

Основными темами в основной выборке являются: бытие, исчисление, любовь, общение, персонаж, пространство, секс, телесный низ, учебная деятельность, «Я», в контрольной - группа, игра, исчисление, персонаж, пространство, в экспериментальной выборке - животные, «Мы», общение, персонаж, природа, пространство, «Я». Базовый слой письменной ментальности граффити составляют темы «Я», группы, персонажа, физического пространства и исчисления.

Основная выборка превосходит контрольную по функциям социальной идентификации (р<0,01), общения (р<0,01), выражения агрессии (р<0,01) и витальности (р<0,01), утверждения социальных норм (р<0,05) по протестной (р<0,01) и экзистенциальной (р<0,01) функциям. В основной выборке более представлены витальные потребности (р<0,01), потребности в безопасности и защите (р<0,05), в общении (р<0,01) и самоактуализации (р<0,01), жанр автохарактеристики (р<0,01) и притязания (р<0,01), информационная культура (р<0,01), темы: бытие (р<0,01), группа (р<0,01), животные (р<0,01), курение (р<0,01), «Мы» (р<0,01), общение (р<0,01), отношения (р<0,01), секс (р<0,01), телесный низ (р<0,01), «Ты» (р<0,01), фекалии (р<0,01).

Контрольная выборка превосходит основную по идентификационной (р<0,01), персонально идентификационной (р<0,01), прагматической (р<0,01) и эвристически-сублимативной функциям (р<0,01), по потребностям принадлежности и любви (р<0,01), в идентичности (р<0,01) и самоуважении (р<0,01), жанру самопрезентации (р<0,01), смеховой (р<0,05) и официальной культуре (р<0,01), темам агрессии (р<0,01), движения (р<0,01), ифы (р<0,01), исчисления (р<0,01), природы (р<0,01) и «Я» (р<0,01).

Основная выборка превосходит экспериментальную по функциям идентификации (р<0,01), социальной идентификации (р<0,01), выражения витальности (р<0,01), сексуальной функции (р<0,05). В основной выборке больше граффити, создаваемых на основе витальных потребностей (р<0,01), потребностей принадлежности и любви (р<0,01), потребностей в идентичности (р<0,01), в любви (р<0,05), самоуважения (р<0,01). В основной выборке в большей степени представлен жанр самопрезентации (р<0,01) и неоформленные граффити (р<0,01), информационная культура (р<0,01), темы бытия (р<0,05), группы (р<0,01), любви (р<0,05), телесного низа (р<0,01), «Я» (р<0,01).

Экспериментальная выборка превосходит основную по функции общения (р<0,01), коммуникативной (р<0,05), интерактивной (р<0,01), эстетической (р<0,01) и эвристически-сублимативной (р<0,01) функциям, а также по функции выражения агрессии по отношению к деятельности (р<0,05). В экспериментальной группе больше граффити, создаваемых на основе потребностей в общении (р<0,01), эстетических потребностей (р<0,01), потребностей самоактуализации (р<0,01) и самовыражения (р<0,01). Здесь в большей степени представлен жанр автохарактеристики (р<0,01), официальная культура (р<0,01), темы: граффити (р<0,01), девиация (р<0,01), животные (р<0,01), курение (р<0,01), «Мы» (р<0,01), норма (р<0,01), общение (р<0,01), праздник (р<0,01), предмет (р<0,01), природа (р<0,01), «Ты» (р<0,05).

Доминирующей во всех выборках является идентификационная функция (р<0,01), при этом в основной выборке преобладает функция социальной (р<0,01), а в контрольной и экспериментальной - персональной идентификации (р<0,01). Во всех выборках доминируют потребности принадлежности и любви (р<0,01), в идентичности (р<0,01), индивидуально позиционированные граффити (р<0,01), не содержащие временных характеристик (р<0,01), надписи на русском языке (р<0,01). В основной и экспериментальной выборках преобладает жанр автохарактеристики, а в контрольной - самопрезентации

(р<0,01). Ведущей во всех выборках является смеховая культура (р<0,01). В основной и контрольной выборках доминирует каноническая стадия наррадигмального цикла (р<0,01), а в экспериментальной - апокрифическая стадия (р<0,01). В основной и экспериментальной выборках преобладает тема группы, а в контрольной - тема «Я» (р<0,01).

В число основных, достигающих теоретической значимости функций, в основной выборке входят: экзистенциальная, эстетическая, эвристически-сублимативная функции, функция персональной идентификации и выражения агрессии, в контрольной - функция социальной идентификации, эстетическая, прагматическая и эврисгически-сублимативная функции, в экспериментальной -экзистенциальная функция, функции социальной идентификации, общения, выражения агрессии, интерактивная, эстетическая и эвристически-сублиматавная функции. Во всех выборках теоретической значимости достигают потребности самоактуализации, самовыражения, а в экспериментальной выборке - также потребности в общении и эстетические потребности.

Таким образом, психосемиотическую систему граффити составляют граффити на русском языке, не содержащие временных характеристик, индивидуально позиционированные, которые создаются на основе потребностей их авторов в принадлежности и любви и реализуют идентификационную функцию. Граффити являются выражением смеховой культуры. Главными жанрами граффити являются жанры самопрезентации и автохарактеристики. В психосемиотическую систему граффити начинает проникать информационная культура. Этот процесс реализуется прежде всего в пространстве высших учебных заведений. Современные самарские учебные граффити, в отличие от нью-йоркских, не являются средством реализации борьбы с тотальной семиотической системой.

Сознание авторов граффити и способы конструирования социальной реальности в студенческой группе более сложны. Здесь доминирует жанр автохарактеристики, в то время как среди учащихся начального проф. образования главным является жанр самопрезентации. Для студенческой группы в большей степени характерно стремление к обретению психосоциальной идентичности, маркировка принадлежности к референтной социальной группе, в то время как конструирование психосоциальной идентичности в группе учащихся выступает в латентной форме и представляет собой отождествление с группой авторов граффити. В случае социальной 1

легитимации изобразительной деятельности роль идентификации с группой авторов граффити повышается и в студенческой выборке. В студенческой группе возрастает роль смысложизненных проблем. В ситуации социальной легитимации в студенческой группе повышается роль нестандартизированного индивидуализированного творчества, возрастает значение потребностей общения, самовыражения и роль эстетической функции, граффити в меньшей степени реализуют функцию борьбы с тотальной семиотической системой.

Во втором параграфе «Анализ граффити по числовой, символической, изобразительной, дискурсивной формациям граффити» проведен анализ

, письменной ментальности граффити в зависимости от структурных

| характеристик, дается психологическая интерпретация типов граффити, проведен

' сравнительный анализ формаций граффити высших учебных заведений и

) профессиональных училищ.

I Числовая формация включает в себя граффити, представляющие собой

даты, расчеты, формулы, номера телефонов, схемы, отдельные числа, крестики-нолики. Граффити числовой формации можно отнести к трем основным типам: учебно-информативные - служат подсобными средствами для реализации задач I учебной деятельности (расчеты и формулы); неоформленные — являются

. выражением смеховой культуры; коммуникативные и экзистенциальные (даты,

[ номера телефонов, схемы).

I В обеих выборках распределение типов граффити отличается от

к теоретического, в основной выборке преобладающим является тип «расчеты», а

в контрольной - «крестики-нолики» (р<0,01).

В числовой формации граффити реализуют экзистенциальную, учебно-I информативную, прагматическую, эвристически-сублимативную функции и

I функцию общения; создаются на основе потребностей в общении, достижении,

I самоактуализации; выделяются два типа культуры: смеховая и официальная;

присутствуют темы: время, игра, исчисление, общение.

Основная выборка превосходит контрольную по экзистенциальной (р<0,01) и учебно-информативной функциям (р<0,01), потребностям самоактуализации (р<0,01), экзистенциальным потребностям (р<0,01), смеховой культуре (р<0,01), темам времени (р<0,01) и исчисления (р<0,01). Контрольная выборка превосходит основную по функции общения (р<0,01), прагматической функции (р<0,01), потребностям принадлежности и любви, представленных в числовой формации только потребностями в общении (р<0,01), по официальной культуре (р<0,01) и теме игры (р<0,01).

Ведущими в обеих выборках являются прагматическая функция (р<0,01) и потребность в достижении (р<0,01). В обеих выборках доминирует официальная культура (р<0,01) и тема исчисления (р<0,01).

Граффити числовой формации возникают на основе потребности в достижении для решения практических задач и представляют собой продукт , официальной культуры, являясь средством исчисления связей и отношений

действительности. Числовые граффити высших учебных заведений более неофициальны, ориентированы на решение смысложизненных и учебных I проблем, в то время как граффити училищ в большей степени направлены на

взаимодействие с другим индивидом.

Символическая формация включает в себя экзистенциальные граффити, представляющие символизацию любви (сердечко), смерти (череп) и др.; идентификационные граффити служат средством конструирования психосоциальной идентичности; «низовые» граффити представляют собой символы телесного низа (фалл и лоно).

Идентификационные и экзистенциальные граффити принадлежат к официальной, а «низовые» - к смеховой культуре. Символические граффити реализуют ряд функций: идентификации (потребность в идентичности),

экзистенциальную (экзистенциальные потребности), эстетическую (эстетические потребности) и функцию выражения витальности (витальные потребности). В обеих выборках доминирует тема группы, а в основной выборке теоретической значимости также достигает тема любви.

Основная выборка превосходит контрольную по типам «сердечко» (р<0,01), «фалл» (р<0,01), экзистенциальной функции (р<0,01) и функции выражения витальности (р<0,01), витальным потребностям (р<0,01), потребностям самоактуализации (р<0,01), смеховой культуре (р<0,01), темам любви (р<0,01) и телесного низа (р<0,01). Контрольная выборка превосходит основную по символам социальных групп (р<0,01), идентификационной .

функции (р<0,01) потребностям принадлежности и любви (р<0,01), официальной культуре (р<0,01) и теме группы (р<0,01).

В обеих выборках ведущим типом являются граффити, представляющие собой символы социальных групп (р<0,01), доминируют идентификационная функция (р<0,01) и потребность в идентичности (р<0,01), официальная культура (р<0,01), ведущей темой является тема социальной группы (р<0,01).

Граффити символической формации возникают на основе потребностей принадлежности и любви и реализуют функцию социальной идентификации, представляя собой средство конструирования психосоциальной идентичности. Они являются продуктом официальной культуры. Символические граффити высших учебных заведений в большей степени неофициальны и ориентированы на сферы межличностных и сексуальных отношений, а граффити проф. училищ создаются главным образом из-за потребностей в принадлежности и любви и ориентированы прежде всего на процесс конструирования психосоциальной идентичности.

Изобразительная формация включает в себя идентификационные граффити (изображения животных, персонажей, портретные рисунки); эстетические граффити, которые делятся на декоративные (цветы, снежинки, узоры), телесные (рука, глаз, обнаженное тело), геометрические (линии, фигуры) и небольшую группу предметных граффити (подкова, кувшин, меч, очки, самолет, свеча и т.д.).

Граффити изобразительной формации реализуют идентификационную, эвристически-сублимативную, прагматическую функции, функцию выражения ■

витальности, а также эстетическую функцию (так как имеют художественную форму). Они создаются для удовлетворения витальных потребностей, потребностей принадлежности и любви, самоактуализации. В изобразительной 1

формации представлена смеховая и официальная типы культур, а основными темами являются темы пространства, «Я», природы.

Основная выборка превосходит контрольную по смеховой культуре (р<0,01), теме пространства (р<0,01), а контрольная основную - по прагматической функции (р<0,01), официальной культуре (р<0,01), темам движения (р<0,01) и природы (р<0,01).

Ведущей функцией в обеих выборках является эвристически-сублимативная функция (р<0,01), а главной потребностью, лежащей в основе создания граффити-рисунков, - потребность в самовыражении (р<0,01). В обеих

выборках преобладает смеховая культура (р<0,01) и тема пространства (р<0,01).

Граффити изобразительной формации являются продуктом смеховой культуры. Они создаются на основе потребности в самовыражении и выполняют эвристически-сублимативную функцию, представляя собой главным образом способы переструктурирования физического пространства. Граффити высших учебных заведений являются более неофициальными, чем граффити профессиональных училищ.

Дискурсивная формация является самой дифференцированной и , многоаспектной. В обеих выборках граффити дискурсивной формации

доминируют (р<0,01).

В дискурсивной формации граффити реализуют следующие функции: экзистенциальную, идентичности, общения, эвристически-сублимативную, протестную, функцию выражения агрессии и витальности, утверждения социальных норм. Граффити создаются на основе следующих потребностей: витальных, безопасности и защиты, принадлежности и любви, самоуважения, самоактуализации. Представлены все типы культур. Дискурсивные граффити делятся на непозиционированные, индивидуально и социально позиционированные; по языковым признакам - на русские, английские и «смешанный» тип. Основными темами являются: группа, персонаж, «Я». В основной выборке теоретической значимости также достигают темы бытия, любви, общения, секса, телесного низа и учебной деятельности. В ходе нарративно-дискурсивного анализа было выделено три основных жанра дискурсивных граффити: самопрезентации (происходит заявление о своем существовании), автохарактеристики (раскрытие содержательных отношений к миру, эстетических вкусов и т.д.) и притязания (утверждение права на особый язык, на влияние в отношении других индивидов и групп).

Основная выборка превосходит контрольную по экзистенциальной (р<0,01), протестной функциям (р<0,01), функциям социальной идентификации (р<0,01), общения (р<0,01), выражения агрессии (р<0,01) и витальности (р<0,01), по витальным потребностям (р<0,01) и потребностям самоактуализации (р<0,01), жанрам автохарактеристики (р<0,01) и притязания . (р<0,01), официальной (р<0,01) и информационной типам культур (р<0,01),

темам бытия (р<0,01), группы (р<0,01), общения (р<0,01), секса (р<0,05), телесного низа (р<0,01). Тема учебной деятельности представлена только в I основной выборке. Контрольная выборка превосходит основную по функциям

идентификации (р<0,01), персональной идентификации (р<0,01), потребностям принадлежности и любви (р<0,01), в идентичности (р<0,01), жанру самопрезентации (р<0,01), смеховой культуре (р<0,01), темам времени (р<0,01) и «Я» (р<0,01).

Доминирующей функцией в обеих выборках является идентификационная функция (р<0,01), но в основной выборке преобладает функция социальной (р<0,01), а в контрольной - персональной идентификации (р<0,01). В обеих выборках доминируют потребности принадлежности и любви (р<0,01), потребности в идентичности (р<0,01) и индивидуально

позиционированные граффити (р<0,01). В основной выборке преобладает жанр автохарактеристики (р<0,01), а в контрольной - самопрезентации (р<0,01). I

Доминирующей в обеих выборках является смеховая культура (р<0,01). В основной выборке доминирует тема группы (р<0,01) а в контрольной - тема 1

«Я»(р<0,01). |

Дискурсивные граффити создаются главным образом на основе потребности в идентичности и реализуют идентификационную функцию. Они представляют собой выражение смеховой культуры. В студенческих граффити повышается значимость функции социальной идентификации, что выражается |

в доминирующей теме «группа», в то время как граффити проф. училищ в основном реализуют функцию персональной идентификации. В основной {

выборке доминирует жанр автохарактеристики, в котором в большей мере )

происходит раскрытие отношений субъекта и группы к миру, а в контрольной - !

жанр самопрезентации, который обозначает и утверждает идентичность без раскрытия содержательных психологических характеристик субъекта и группы.

В основной выборке возрастает значение межличностных и сексуальных I

отношений, большему осмыслению подвергаются «последние вопросы жизни» I

(М.М. Бахтин) и общественные проблемы, более представлены официальная и |

информационная типы культур. Важнейшими темами студенческих граффити являются: жизнь, социальная группа, общение и секс. Граффити контрольной выборки в большей степени являются продуктом смеховой культуры и I

реализуют функцию персональной идентификации.

В третьем параграфе «Топографическая дифференциация граффити» дается |

сравнительный анализ особенностей письменной ментальности настенных и ,

туалетных граффити основной и контрольной выборок. ,

В работе выделены две основные (настенные и туалетные граффити) и ,

четыре локальные топографические области: настенные публичные [внешняя сторона зданий] и личные [настенные граффити внутри зданий], туалетные I

мужские и женские граффити. Во всех типах подвыборок основной и контрольной выборки доминируют идентификационная функция; потребности принадлежности 1

и любви; граффити, не содержащие временных характеристик; надписи на русском языке; граффити, относящиеся к смеховой культуре. По потребностям I

принадлежности и любви контрольная выборка превосходит основную по всем <

подвыборкам. Потребности самоактуализации достигают теоретической )

значимости среди всех настенных граффити обеих выборок и среди всех типов |

туалетных граффити основной выборки. Базовый слой письменной J

ментальности всех подвыборок граффити составляют темы «Я» и группа. По I

теме «Я» контрольная выборка превосходит основную по всем подвыборкам граффити, за исключением туалетных женских граффити. По теме группы основная выборка превосходит контрольную по всем типам настенных 1

граффити. !

Настенные публичные граффити обеих выборок превосходят личные по '

официальной культуре (р<0,01), темам игры (р<0,05; р<0,01) и исчисления I

(р<0,01). Настенные личные граффити обеих выборок превосходят публичные '

по потребностям самоактуализации (р<0,05; р<0,01), жанру притязания (р<0,01), смеховой культуре (р<0,01).

Туалетные мужские граффити основной выборки превосходят женские по витальным (р<0,01) и эстетическим потребностям (р<0,01), потребностям самовыражения (р<0,01), жанрам автохарактеристики (р<0,01) и притязания (р<0,01), теме группы (р<0,01) и др. Туалетные женские граффити обеих выборок превосходят мужские по функции общения (р<0,01; р<0,05), потребностям в общении (р<0,01; р<0,05).

По жанру притязания (р<0,01; р<0,05), потребностям самоактуализации (р<0,01), самовыражения (р<0,01) туалетные граффити обеих выборок превосходят настенные. По смеховой культуре туалетные граффити основной выборки превосходят настенные (р<0,01), среди которых в большей степени представлены официальная (р<0,01) и информационная культуры (р<0,01). Среди настенных граффити основной выборки в большей степени представлены следующие темы: животные (р<0,01), исчисление (р<0,01), любовь (р<0,01), отношения (р<0,01), персонаж (р<0,05), смерть (р<0,01), «Я» (р<0,01). Туалетные граффити основной выборки превосходят настенные по темам: время (р<0,01), группа (р<0,01), курение (р<0,01), «Мы» (р<0,01), секс (р<0,01), телесный низ (р<0,01), «Ты» (р<0,01), фекалии (р<0,01). В контрольной выборке туалетные граффити превосходят настенные по теме «эмоции» (р<0,05).

Следовательно, психосемиотическая система граффити имеет топографическую дифференциацию, которая не затрагивает ее основных характеристик. Смеховая культура представлена в большей степени среди туалетных, информационная - среди настенных, а официальная — среди настенных публичных граффити. Тема группы в большей степени представлена среди туалетных мужских, а тема «Я» - среди настенных граффити.

В четвертом параграфе «Социально-психологическое исследование личности и межличностных отношений авторов граффити» выявлены типы социально-психологических установок по отношению к авторам граффити; проведено исследование личности и межличностных отношений авторов граффити; показана специфика личности и межличностных отношений в проявлении письменной ментальности данного вида. Сравнительный анализ проводился с помощью теста межличностных отношений Т. Лири, опросника уровня социальной фрустрированности Л. Вассермана, 16 РР опросника Кегтелла, опросника уровня I субъективного контроля Д. Ротгера и опросника акцентуаций личности К.

Леонгарда.

На первом этапе определялись типы социально-психологических установок по отношению к авторам граффити. Выборку составили 524 респондента (446 - авторы граффити, 78 - респонденты контрольной группы). Выявилось шесть типов социально-психологических установок: позитивная, негативная, нейтральная, эстетическая, содержательно-смысловая и содержательно-эстетическая. Оказалось, что авторам граффити в большей степени присуща позитивная (р<0,01) и в меньшей - негативная (р<0,01) типы установок. Среди авторов граффити доминирует позитивная, а среди

респондентов контрольной группы - негативная установка по отношению к авторам граффити (р<0,01).

На втором этапе определялись особенности межличностных |

отношений и личностных характеристик авторов граффити.

Выборку составили студенты 3 курса психологического факультета [

СамГПУ и студенты 4 курса специализаций ПГС и ИЗОС СамГАСА. В (

экспериментальную выборку вошли 62 (50 девушек, 12 юношей), а в |

контрольную - 58 (47 девушек, 11 юношей) респондентов. |

Анализ социальной фрустрированности показал, что авторы граффити I

испытывают большую фрустрацию в отношении образования (р<0,05), ■

проведения досуга (р<0,05), содержания работы (р<0,05) и образа жизни в |

целом (р<0,01). I

При анализе акцентуаций характера не были выявлены статистически I

достоверные различия у респондентов экспериментальной и контрольной ,

групп. Корреляционный анализ позволил выделить 26 значимых связей в '

экспериментальной и 22 - в контрольной группах. Специфичными для экспериментальной группы оказались положительные корреляции '

застревающего и аффективно-экзальтированного типов (Р=0,0031), эмотивного и аффективно-экзальтированного типов (Р=0,025), педантичного и возбудимого типов (Р=0,0034), тревожного и возбудимого типов (Р=0,0316), отрицательные корреляции между гипертимическим и дистимическим (Р=0,0043), педантичным и демонстративным (Р=0,0091), тревожным и демонстративным типами (Р=0,0008). Специфическими для контрольной группы оказались корреляции между застревающим и педантичным (Р=0,0195), педантичным и циклотимным типами (Р=0,0442), отрицательная корреляция между застревающим и демонстративным типами (Р=0, 0075).

Следовательно, в экспериментальной группе стойкость аффекта связана со сменой состояний восторга и печали, а в контрольной - с меньшей способностью к вытеснению. При наличии повышенной способности к |

вытеснению в обеих группах авторы граффити отличаются отсутствием пониженного фона настроения, а для респондентов контрольной группы более медленными и постепенными становятся переходы между состояниями I

активности и заторможенности, оптимизма и пессимизма. ^

Анализ межличностных отношений показал, что в экспериментальной >

группе в низкой степени выражен подчиняемый, а в контрольной - зависимый тип |

отношений. Авторы граффити отличаются большей агрессивностью (Р=0,0459) и 1

зависимостью в межличностных отношениях (Р=0,0293). |

В экспериментальной выборке было обнаружено 25, а в контрольной - 24 |

корреляционные связи. Для проверки корреляций был проведен факторный анализ, который выявил наличие в экспериментальной группе 3-х общих |

факторов (объясняющих 78,89 % дисперсии). 1-ый объединяет авторитарный, |

агрессивный, зависимый, дружелюбный и альтруистический типы отношения к окружающим. 2-ой влияет на эгоистический, а 3-ий - на подозрительный тип. В контрольной группе было обнаружено 2 фактора (71,39 %): 1-ый объединяет все переменные, за исключением подчиняемого типа, за которым стоит влияние

2-го фактора. В экспериментальной группе три независимых переменных -эгоистический, подозрительный и подчиняемый, а в контрольной - только подчиняемый тип. В экспериментальной группе выявлено 15, а в контрольной -4 значимых корреляции. В экспериментальной группе эгоистический тип положительно коррелирует с авторитарным (Р=0,0001), агрессивным (Р=0,0001), зависимым (Р=0,0155), дружелюбным (Р=0,0114) и альтруистическим (Р=0,0021) типами, т.е. с первым фактором. Подозрительный тип связан с авторитарным (Р=0,0021), агрессивным (Р=0,0001), зависимым (Р=0,0001) и альтруистическим типами (Р=0,0125). Подчиняемый тип связан с агрессивным (Р=0,0076), зависимым (Р=0,0001), дружелюбным (Р=0,0001) и альтруистическим (Р=0,0001) типами. Обнаружены также связи подозрительного типа с эгоистическим (Р=0,0001) и подчиняемым типами (Р=0,0001). В контрольной группе наблюдается отрицательная корреляция между авторитарным и подчиняемым типами (Р=0,0122), положительные корреляции между подчиняемым и агрессивным (Р=0,0482), зависимым (Р=0,0004), подозрительным (Р=0,0001) типами. Связаны также эгоистический и подозрительный (Р=0,0047) типы.

В обеих группах наблюдается разнонаправленность межличностных отношений. По-видимому, это связано с умеренной степенью выраженности противоположных типов межличностных отношений. Для авторов граффити характерна амбивалентность связей подчиняемого типа, в то время как в контрольной группе наблюдается традиционная отрицательная корреляция между авторитарным и подчиняемым типами межличностных отношений.

При определении локуса субъективного контроля оказалось, что авторы граффити обладают большей общей экстернальностью (Р=0,0353), а также экстернальностью в области производственных (Р=0,0153) и межличностных отношений (Р=0,0386). В обеих группах респонденты являются интерналами в области достижений и межличностных отношений, а члены контрольной группы - также интерналами в целом, в области семейных отношений и здоровья. Следует отметить пограничное значение средних, что говорит о том, что соответствующие преобладающие типы контроля не являются выраженными в высокой степени. Единственное исключение составляет сфера межличностных отношений в контрольной группе, интернальность в которой выражена в высокой степени.

Корреляционный анализ выявил 19 связей между переменными в экспериментальной и 11 - в контрольной группах. Факторный анализ показал, что в экспериментальной выборке действуют 3 фактора (79,03 %): 1-ый объединяет все шкалы интернальности, за исключением шкалы интернальности в области здоровья, 2-ой оказывает влияние на интернальность в области достижений, а 3-ий - на интернальность в области межличностных отношений.

В контрольной выборке сразу же было выделено два фактора (74,11 %): 1-ый объединяет сферы общей интернальности, интернальности в области достижений и неудач, семейных и производственных отношений, 2-ой стоит за шкалой интернальности в области межличностных отношений. Интернальность в отношении здоровья связана с интернальностью в области производственных

отношений в экспериментальной (Р=0,0347) и контрольной (Р=0,0494) группах, а в экспериментальной - также с общей интернальностью (Р=0,0003), интернальностью в области неудач (Р=0,0002), семейных (Р=0,0071) и межличностных отношений (Р=0,042).

У авторов граффити интернальность в области межличностных отношений определяется действием 1-го и 3-го факторов, в то время как для испытуемых контрольной группы межличностные отношения представляют собой отдельную сферу интернальности. В контрольной группе 2-ой фактор не коррелирует с переменными 1-го фактора.

При исследовании личностных черт оказалось, что авторы граффити более замкнуты (Р=0,0348), доминантны (Р=0,016), подвержены влиянию чувств (Р=0,0156), дипломатичны и расчетливы (Р=0,0181), у них в более высокой степени развит самоконтроль (Р=0,0383).

У авторов граффити в высокой степени выражена доминантность и подозрительность. Корреляционный анализ показал наличие 46-ти связей в экспериментальной и 29-ти - в контрольной группах. В обеих группах подчиненность-доминантность связана с низким-высоким уровнями эмоциональной устойчивости (Р=0,0359; Р=0,0127) и с консерватизмом-радикализмом (Р=0,0365; Р=0,016). В экспериментальной группе также дополнительно присутствуют положительные корреляции подчиненности-доминантности со сдержанностью-экспрессивностью (Р=0,0026), робостью-смелостью (Р=0,0016), прямолинейностью-дипломатичностью (Р=0,0478) и др. Корреляционные связи косвенно свидетельствуют о том, что в экспериментальной группе повышается значение таких личностных качеств, как подозрительность, нонконформизм, меньшая эмоциональная устойчивость, радикализм, экспрессивность, уверенность в себе, жесткость. В контрольной группе возрастает значение таких качеств, как экспрессивность, конформизм, тревожность, развитость воображения, меньшая эмоциональная устойчивость.

На третьем этапе экспериментального исследования проводился сравнительный анализ личности и межличностных отношений авторов граффити в зависимости от их тендерной принадлежности, уровня и типа образования, типов создаваемых ими граффити. В эксперименте участвовало 149 респондентов (84 девушки и и 65 юношей; 81 студент и 68 учащихся; 79 лиц с техническим и 70 - с гуманитарным образованием). При анализе личности и межличностных отношений авторов граффити в зависимости от типов создаваемых ими граффити в выборку также вошли 100 студентов 1 курса СамГАСА, что, при исключении из выборки авторов граффити, не указавших примеры своей изобразительной деятельности, в сумме составило 205 респондентов.

Анализ тендерных различий показал, что у юношей в высокой степени выражен авторитарный и в низкой - подчиняемый типы отношения к окружающим. В обеих группах интернальному типу субъективного контроля соответствуют сферы достижений и межличностных отношений, а у девушек -также сфера здоровья. В обеих группах в высокой степени выражена подозрительность, а у юношей - доминантность.

Юноши превосходят девушек по авторитарному (Р=0,0002), эгоистическому (Р=0,0001) и агрессивному типам отношения к окружающим (Р=0,0023). Они являются более экстернальными в целом (Р=0,0299), в области неудач (Р=0,0056), семейных (Р=0,0115) и межличностных отношений (Р=0,0043). Юноши отличаются более высокой самооценкой (Р=0,008) и самоконтролем (Р=0,0169). Девушки склонны к большей подчиняемости в межличностных отношениях (Р=0,0008). Они превосходят юношей по эмотивности Р=0,0001), тревожности (Р=0,0114), экзальтированности (Р=0,0484), обладают более высоким интеллектом (Р=0,0428), более экспрессивны (РИЗ,0352), чувствительны (Р=0,0001), тревожны (Р=0,0024), отличаются развитым воображением (Р=0,0166), радикализмом и критичностью (Р=0,0361). У них в большей степени выражена напряженность, возбудимость (Р=0,001).

Анализ личности и межличностных отношений студентов и учащихся учреждений начального проф. образования показал, что у учащихся авторитарный тип отношения достигает высокого уровня. В обеих группах интернальному типу субъективного контроля соответствуют сферы достижений и межличностных отношений. У учащихся начального проф. образования в высокой степени представлена подозрительность, у студентов - доминантность.

Учащиеся превосходят студентов по авторитарному (Р=0,0493), эгоистическому (Р=0,0035), агрессивному (Р=0,0164), подозрительному (Р=0,0028) типам отношения к окружающим. Студенты более дружелюбны в межличностных отношениях (Р=0,0058). Учащиеся более экстернальны, чем студенты в целом (Р=0,0001), в области неудач (Р=0,0229), достижений (Р=0,0092) и межличностных отношений (Р=0,0003). Студенты более эмотивны (Р=0,03), чем учащиеся, которые превосходят их по циклотимности (Р=0,0303). Учащиеся более подозрительны (Р=0,0018), независимы от мнения окружающих (Р=0,0001), в то время как студенты обладают более развитым самоконтролем (Р=0,0023).

Анализ личности и межличностных отношений авторов граффити с техническим и гуманитарным образованием показал, что в обеих группах все типы межличностных отношений находятся в умеренной зоне, а интернальному типу субъективного контроля соответствуют сферы достижений и межличностных отношений. У гуманитариев высокой степени достигает интеллект и подозрительность, а у лиц с техническим образованием -эмотивный тип акцентуации характера и доминантность.

Авторы граффити с техническим образованием отличаются большей экстернальностью в области межличностных отношений (Р=0,0106), а гуманитарии являются более эмотивными (Р=0,0078), обладают более высоким интеллектом (Р=0,0001), у них больше выражена нормативность поведения (Р=0,0094), подозрительность (Р=0,0222), независимость от группового мнения (Р=0,0003) и самоконтроль (Р=0,0004).

Анализ социально-психологических характеристик авторов граффити в зависимости от типов создаваемых ими граффити показал, что у авторов канонических и гуманитарных граффити в низкой степени выражен

подчиняемый тип отношения, у авторов гуманитарных граффити -эгоцентрический и зависимый типы. У авторов апокрифических, канонических, гуманистических граффити интернальному типу субъективного контроля соответствуют сферы достижений и межличностных отношений, а авторы гуманитарных граффити являются интерналами только в области межличностных отношений. У авторов апокрифических граффити высокого значения достигает авторитарный тип отношения к окружающим. У авторов апокрифических и гуманистических граффити в высокой степени выражена подозрительность, у авторов гуманистических граффити - доминантность, низкая самооценка, у авторов гуманитарных граффити - прямолинейность и конформизм.

По дружелюбному (Р=0,049) и альтруистическому (Р=0,0385) типам отношения к окружающим авторы апокрифических граффити превосходят авторов канонических граффити. По степени интернальности в области межличностных отношений авторы гуманистических граффити превосходят авторов граффити апокрифического типа (Р=0,0259).

Авторы канонических граффити превосходят авторов апокрифических граффити по застревающему (Р=0,0289), а последние - первых по циклотимному типу (Р=0,0084). Авторы гуманистических граффити превосходят авторов апокрифических и канонических граффити по эмотивности (Р=0,046; Р=0,0089), а авторов канонических граффити - по педантичности (Р=0,0061), циклотимности (Р=0,0191), экзальтированности (Р=0,0408).

Авторы гуманистических граффити превосходят авторов граффити апокрифического типа по дипломатичности (Р=0,0389), они более тревожны (Р=0,0445) и фрустрированы (Р=0,0097). Авторы гуманитарных граффити по сравнению с авторами апокрифических граффити более прямолинейны (Р=0,0061). Авторы канонических граффити обладают более высокой самооценкой (Р=0,024), большей эмоциональной устойчивостью по отношению к фрустрирующим ситуациям (Р=0,0255) по сравнению с авторами гуманистических граффити. Последние^олее^гревожны (Р=0,04) и напряжены (Р=0,0187) по сравнению с авторами канонических граффити, которые превосходят по интеллекту (Р=0,0453), дипломатичности (Р=0,007) авторов гуманитарных граффити. Последние обладают более высокой самооценкой, чем авторы гуманистических граффити (Р=0,0165).

Авторов гуманистических граффити больше среди девушек (р<0,01) и учащихся гуманитарного профиля (р<0,01), чем среди юношей и учащихся технического профиля. Среди учащихся начального профессионального образования больше авторов канонических (р<0,01), а среди студентов -апокрифических граффити (р<0,01). Среди всех подвыборок экспериментальной группы преобладают авторы канонических граффити (р<0,01).

Комплексное описание личностных и социально-психологических особенностей авторов граффити позволяет с большей эффективностью включить полученные данные в сферу психодиагностической практики.

Выводы:

1) Базовый слой письменной ментальное™ граффити составляют темы «Я», группы, исчисления, персонажа и физического пространства. В неинституциональной изобразительной деятельности были обнаружены черты наррадигмального цикла.

2) Психосемиотическая система граффити в структурном отаошении состоит из числовой, символической, изобразительной и дискурсивной формаций, среди которых доминирующие позиции занимает дискурсивная формация. В числовой формации доминирует тема исчисления, в символической - тема группы, базовый слой письменной ментальное™ изобразительной формации составляют темы физического пространства и «Я», дискурсивной формации - темы группы, персонажа и «Я».

3) Среди граффити всех подвыборок преобладают надписи и рисунки, реализующие идентификационную функцию. Граффити являются средством конструирования психосоциальной идентачноста. К числу основных функций граффити относятся: экзистенциальная, выражения агрессии, эстетическая, эврисгачески-сублимативная.

4) В психосемиотаческой системе граффити присутствуют слои смеховой, официальной и информационной культур. При этом доминирующие позиции занимает смеховая культура. Граффита являются выражением смеховой культуры, связанной с материально-телесным низом.

5) Психосемиотическая система граффити топографически дифференциирована. Смеховая культура представлена в большей степени среди туалетных, информационная - среди настенных, а официальная культура - среди настенных публичных граффити. Тема группы в большей степени представлена среди туалетных мужских, а тема «Я» - среди настенных граффити.

6) В студенческой выборке повышается значение смысложизненных проблем, общения, интамной жизни, учебной деятельности, возрастает роль граффити как средства борьбы с тотальной семиотаческой системой. В выборке учащихся начального проф. образования важное значение имеет игровая деятельность. В ситуации легитимированного изобразительного творчества повышается роль дистантного общения непосредственной группы авторов граффити, получают распространение изображения «естественной» картины мира.

7) Авторы граффити - учащиеся учебных заведений высшего профессионального образования г. Самары испытывают большую фрустрацию в отношении образования, содержания работы и образа жизни в целом. У них в низкой степени выражен подчиняемый тип отношения к окружающим, в высокой - доминантность и подозрительность. Они являются более агрессивными и зависимыми в межличностных отношениях, обладают большей экстернальностью в целом, в области производственных и межличностных отношений, более замкнуты,

доминантны, подвержены влиянию чувств, дипломатичны, обладают более высоким самоконтролем по сравнению с репондентами контрольной группы.

8) Специфика личности и межличностных отношений авторов граффити -учащихся учебных заведений начального и высшего профессионального образования г. Самары в проявлении письменной ментальное™ данного вида обусловлена: гендерной принадлежностью авторов граффити; типом и уровнем их образования, типами создаваемых ими граффити.

Содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Граффити как современная форма народной карнавальной культуры // Психология искусства: образование и культура. - Самара: СГПУ, 2002. С.119-124.

2. Исследование специфики межличностных отношений самарских авторов граффити на материале СамГАСА // Аспирантский Вестник Поволжья. 2002. №2. С.21-23.

3. Наррадигмально-функциональный анализ самарских граффити // Развитие творческих и коммуникативных способностей личности. Выпуск 2. - Самара: СамГПУ, 2002. С.43-51.

4. Особенности потребностной сферы самарских авторов граффити // Ежегодник Российского психологического общества. Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 г. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского Государственного Университета, 2003. Т.1. С. 385387.

5. Социально-психологический анализ граффити с позиций классической, неклассической и постнеклассической психологии // Психология искусства. Т.2. - Самара: СамГПУ, 2003. С. 46-50. Фор. А4.

6. Уровни толерантности нью-йоркских и самарских авторов граффити по отношению к тотальной семиотической системе И Актуальные проблемы этнической и религиозной толерантности народов Поволжья. Научно-практическая конференция. 17-18 октября 2002 г. - Самара: СГПУ, 2002. С. 16-21.

7. Эмпирическое исследование самарских граффити на материале физико-математического и биолого-химического факультетов СамГПУ // Психология искусства. Т.2.-Самара: СамГПУ, 2003. С. 151-154. Фор. А4.

Подписано в печать 4.11.2003 г. Заказ № 540 Формат 60х84\ 16 . Бумага ксероксная Усл. печ. л. 1,2. Тираж 120 экз. Печать оперативная Отпечатано в ООО «Инсома-пресс» ул. Советской Армии, 217

152 А? *182497

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Белкин, Антон Игоревич, 2003 год

Введение.

Глава 1. Теоретические предпосылки изучения граффити.

1.1. Изучение граффити в исторической науке, психологии и социологии.

1.1.1. Изучение граффити в исторической науке.

1.1.2. Изучение граффити в психологии и социологии.

1.2. Карнавальная культура в концепции М.М. Бахтина.

1.3. Письменная ментальность граффити.

1.4. Психокультурные характеристики информационной культуры.

Глава 2. Граффити как объект исследования.

2.1. Эмпирический объект, процедура, методы исследования.

2.2. Функции граффити.

2.3. Психосемиотическая структура граффити: числовая, символическая, изобразительная и дискурсивная формации граффити.

Глава 3. Эмпирическое исследование особенностей письменной ментальности граффити и социально-психологических характеристик авторов граффити.

3.1. Общий тезаурус граффити. Анализ граффити учебных заведений начального и высшего профессионального образования.

3.2. Анализ граффити по числовой, символической, изобразительной и дискурсивной формациям.

3.3. Топографическая дифференциация граффити.

3.4. Социально-псмихологическое исследование личностных свойств и межличностных отношений авторов граффити.1!

Введение диссертации по психологии, на тему "Социально-психологический анализ граффити"

Актуальность исследования. В современном обществе интенсивно происходят изменения во всех сферах жизни: экономической, политической, социокультурной и др. Идет процесс перехода личности от психологии стабильности к психологии выбора моделей поведения, полиидентичности и мобильности. Эти процессы прежде всего затрагивают молодежные группы. Однако в психологической науке формы самовыражения молодежных групп до настоящего времени остаются мало исследованными. Одним из основных способов индивидуального и группового самовыражения определенной части молодежи в современном мире становятся граффити - надписи и рисунки, имеющие нелигитимированный характер, служащие средством конструирования психосоциальной идентичности и решения индивидуальных психологических проблем.

Граффити представляют собой обыденную, промежуточную, междисциплинарную реальность, важную для понимания состояния и самочувствия современной молодежи. Феномен граффити не является объектом искусствоведения, так как неинституциональные надписи и рисунки не являются искусством, литературоведения - так как это не литература, лингвистики - так как граффити -фрагментированный язык, и т.д. С этой точки зрения анализ граффити прежде всего лежит в области изучения психологии больших социальных групп и ментальности, то есть психологии на стыке с культурологией, семиотикой, историей - в сферах социальной и культурно-исторической психологии.

Изучением психологических аспектов граффити занимался ряд зарубежных и отечественные ученых (Скороходова А.С., Бодрийяр Ж., Lachmann R. и др.). Их исследования в основном направлены на изучение возрастных, гендерных, статусных характеристик авторов граффити (Kokoreff М., Lachmann R., Brewer D., Miller M.L.), степени распространенности данного вида изобразительной деятельности (Mawby R.I., Rhyne L.D., Ullman L.P.), а также на выявление отдельных личностных свойств авторов граффити (Solomon Н., Yager Н., Schwartz M.J., Dovidio J.F.). Вопрос о тендерных и культурных различиях изучался специально только в отношении надписей и рисунков в общественных туалетах (Otta Е., Wales Е., Brewer D., Olowu А.А., Sechrest L., Flores L.).

Однако, по нашему мнению, мало исследованными остаются вопросы о социально-психологических и личностных характеристиках авторов граффити, о факторах, обусловливающих специфику личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида. Авторы имеющихся на данный момент исследований граффити в отечественной (Седнев В., Бочарова О., Щукин Я. и др.) и зарубежной психологической науке (Abel E.L., Buckley В.Е., Freeman R., Lachmann R. и др.) анализируют граффити главным образом с позиций общей психологии как продукт неинституциональной деятельности субъекта, обладающего определенными личностными особенностями, и не рассматривают граффити как проблему больших социальных групп.

В данной работе для исследования граффити применяются понятия ментальность, письменная ментальность и культура. Понятие ментальности, носящее междисциплинарный характер, применительно к проблематике социальной психологии активно разрабатывается в г. Самаре на основании обобщения понятия группового сознания. Под ментальностью в социально-психологической науке понимается выражение группового сознания в историческом времени и географическом пространстве (Г.В. Акопов). Понятие письменной ментальности используется в исторической психологии для обозначения корпуса письменных текстов вместе со спецификой общения авторов произведений (В.А. Шкуратов). В настоящее время исследования российской письменной ментальности единичны, затрагивают художественные и бюрократические произведения (О.В. Бермант, Г.В. Орлова). Под культурой в социальной психологии понимается в основном образ жизни, ценности и нормы группы. В рамках культурно-исторической психологии и новейших направлений зарубежной социальной психологии принято выделять несколько типов культуры больших социальных групп (Д. Белл). Ученый выделяет три основных типа культуры: смеховую, официальную и информационную, каждая из которых представляет собой выражение группового сознания определенной общности индивидов и формирует свой собственный психосоциальный тип личности.

В рамках данной диссертационной работы граффити рассматриваются как средство конструирования определенной социокультурной реальности — психосемиотической системы, обладающей рядом социально-психологических свойств и формирующей сознание индивидов, попадающих в сферу ее влияния. Отсутствие комплексных социально-психологических исследований граффити и стремление содействовать расширению представлений о нелигитимированной изобразительной деятельности обусловливает актуальность темы диссертационного исследования. Целью нашей работы явилось изучение особенностей письменной ментальности граффити и социально-психологических характеристик авторов граффити.

Объектом исследования является корпус неинституциональных надписей и рисунков различных социальных групп учащейся молодежи г. Самары.

Предмет исследования: особенности письменной ментальности граффити и социально-психологические характеристики их авторов.

Гипотезы исследования:

1) Граффити имеют психологическое содержание, которое кодируется в формах изобразительной деятельности, характерных для граффити темах и реализуемых ими функциях.

2) Авторы граффити обладают специфической совокупностью психологических особенностей. Существует определенная специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида, которая обусловлена тендерной принадлежностью, типом образования (гуманитарное, техническое), уровнем образования (начальное профессиональное, высшее профессиональное) авторов граффити и типами создаваемых ими граффити.

В соответствии с выдвинутыми гипотезами исследования были поставлены следующие задачи:

1) Выявление состояния проблемы граффити в психологической науке. Определение основных категорий эмпирического исследования граффити.

2) Изучение особенностей письменной ментальности граффити в зависимости от структурной (формационной), образовательной и топографической дифференциации. Описание граффити как психосемиотической системы регуляции социального поведения индивидов.

3) Исследование личностных качеств и межличностных отношений авторов граффити. Анализ различий между личностными качествами и межличностными отношениями авторов граффити в зависимости от их тендерной принадлежности, уровня и типа образования, типов создаваемых ими граффити.

Методологической и теоретической основой исследования являются работы зарубежных и отечественных ученых в области социальной и культурно-исторической психологии: С. Московичи, А. Тоффлера, Э. Эриксона, Дж. Брунера, К. Джерджена, Р. Харре, Дж. Поттера, В.А. Шкуратова, JI. Бовоне, О.В. Бермант и др.

Диссертационная работа базируется на: культурно-исторической теории JI.C. Выготского; концепции М.М. Бахтина о карнавальной смеховой культуре; представлениях о ментальности в социальной и исторической психологии

Г.В. Акопов, В.А. Шкуратов и др.). исследованиях граффити в отечественной и западной психологической науке

Abel E.L., Buckley В.Е., А.С. Скороходова и др.); положениях о социально-психологическом исследовании личности (Г.М.

Андреева, Д. Майерс, П.Н. Шихирев, Т. Шибутани и др.)

В соответствии с целью и задачами работы использовались следующие методы исследования: описательные методы (психологическая качественная интерпретация; нарративно-дискурсивный анализ), организационные методы (метод контрольных групп; метод констатирующего эксперимента); эмпирические методы исследования (метод фиксации эмпирических данных; метод качественно-количественного анализа документов - контент-анализ; метод опроса; метод психологического тестирования); математико-статистические методы обработки данных: (критерии %г Пирсона, угловое преобразование Фишера <р*, W-критерий Вилкоксона и V критерий Ван дер Вардена; непараметрические коэффициенты ранговой корреляции rs Спирмена и т Кендалла; факторный анализ по методу главных факторов, методу ортогонального вращения Varimax). Обработка результатов осуществлялась вручную и с помощью статистической программы Stadia.

Этапы научного исследования: I этап - изучение и анализ психологической литературы; определение основных категорий эмпирического исследования граффити; выделение основных направлений исследования; составление его программы. П этап — выявление особенностей письменной ментальности психосемиотической системы граффити на материале высших учебных заведений и профессиональных училищ г. Самары. III этап — проведение констатирующего эксперимента по определению специфики личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида. Обработка и анализ результатов эксперимента, формулировка выводов.

Достоверность результатов исследования обеспечена обоснованностью методологии исследования, ее соответствием поставленной проблеме; длительностью экспериментальной работы (2000-2002) и возможностью ее повторения; репрезентативностью объема выборки и значимостью экспериментальных данных.

Научная новизна исследования. Впервые в отечественной социально-психологической науке комплексному психологическому анализу подвергается феномен граффити, который рассматривается в широком культурно-историческом контексте. Наряду с традиционными социально-психологическими методами используются принципиально новые методы исследования характеристик изобразительной деятельности. В данном исследовании происходит соединение социокультурного подхода и психолингвистического анализа с историко-культурологическими доктринами современной зарубежной гуманитарной науки. Предлагается содержательная типология граффити в зависимости от особенностей письменной ментальности данной изобразительной деятельности. Выявлены особенности письменной ментальности граффити как особой психосемиотической системы, описаны ее специфические характеристики в зависимости от структурной, образовательной и топографической дифференциации. Получены и описаны особенности личностных свойств и межличностных отношений авторов граффити, а также выявлена специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида, обусловленная их гендерной принадлежностью, типом и уровнем образования, типами создаваемых ими граффити.

Теоретическая значимость работы. В настоящей работе получает развитие культурно-исторический подход в психологической науке. Происходит обогащение культурно-исторической психологии, включение в ее сферу новой проблемной области исследований, объектом анализа выступают тексты, находящиеся на быстрой и средней стадиях письменной ментальности. Полученные данные способствуют обогащению теоретических представлений о неинституциональной изобразительной деятельности, а проведенный эмпирический и теоретический анализ углубляет представление о граффити как о способе конструирования идентичности и самовыражения личности в новом информационном пространстве.

Практическая значимость работы. Полученные данные позволяют по особенностям изобразительной деятельности авторов граффити, а также по их гендерной принадлежности, типу и уровню образования, типам создаваемых граффити делать заключения об их личностных свойствах и межличностных отношениях, что может быть использовано в психодиагностических целях. Результаты исследования могут быть применены при выявлении особенностей молодежной политики, а также при разработке способов борьбы с вандалистическими граффити. Ряд аспектов диссертационной работы имеет прикладное значение: опыт исследования может быть использован при проведении широкого спектра кросскультурных и психоисторических исследований, в практике преподавания социальной психологии.

Положения, выносимые на защиту:

1) Связь между психосемиотической системой граффити и поведением авторов граффити реализуется через функции граффити. Граффити реализуют следующие основные функции: идентификационную, выражения агрессии, экзистенциальную, эстетическую, эвристически-сублимативную.

2) Содержание базового слоя письменной ментальности граффити составляют темы группы, исчисления, персонажа, физического пространства и «Я».

3) Авторы граффити отличаются своеобразием личностных качеств и межличностных отношений. Они являются более агрессивными и зависимыми в межличностных отношениях; обладают большей общей экстернальностью, а также экстернальностью в области производственных и межличностных отношений; более замкнуты, доминантны, подвержены влиянию чувств, дипломатичны, обладают более высоким самоконтролем.

4) Специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида обусловлена: тендерной принадлежностью авторов граффити; типом и уровнем образования авторов граффити; типами создаваемых ими граффити.

База экспериментального исследования: Исследование настенных и туалетных граффити проводилось на базе 14-ти высших учебных заведений и 7-ми различных учреждений начального профессионального образования г. Самары. Соответственно было обследовано 5193 и 992 единиц эмпирического материала (п=6185). Констатирующий эксперимент осуществлялся на базе Самарского государственного педагогического университета, Самарской государственной архитектурно-строительной академии, Самарского муниципального университета им. Наяновой и ПТУ №11. Общее число респондентов - 249 человек.

Апробация работы:

Материалы диссертации были представлены на заседании кафедры организационной и юридической психологии СамГПУ. Материалы исследования обсуждались на научно-практических конференциях в г. Самаре, нашли отражение в тезисах и статьях, опубликованных автором.

Публикации:

По теме диссертации опубликовано 7 работ, из них 6 статей общим объемом 3, 1 условного печатного листа.

Структура диссертации:

Работа включает в себя введение, две главы, заключение, библиографию, содержащую 224 источника, из них 54 на английском языке, и приложения. Общий объем основного текста составляет 227 страниц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

1) Основная выборка граффити числовой формации превосходит контрольную по типу «формулы» и уступает ей по типу «крестики-нолики». В отличие от контрольной, в основную выборку входят типы «дата» и «телефон». В ней преобладает тип «расчеты», а в контрольной - «крестики-нолики». Такое соотношение понятно, так как для студентов на первом месте стоит учебная деятельность, а для подростков - игра.

2) Число граффити, относящихся к учебно-информативной функции, больше в основной выборке. Контрольная выборка превосходит основную по прагматической функции и функции общения. Основная выборка также отличается от контрольной наличием граффити, относящихся к экзистенциальной функции. Контрольная выборка превосходит основную по числу граффити, создаваемых на основе потребности в общении. В основной выборке также присутствуют граффити, выражающие экзистенциальные потребности. Ведущей функцией в обоих случаях является прагматическая функция, а ведущей потребностью — потребность в достижении. Таким образом, граффити числовой формации возникают на основе потребности в достижении для решения практических задач.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Целью нашей работы было выявление особенностей письменной ментальности граффити, а также социально-психологических характеристик их авторов. Эмпирическое исследование граффити проводилось на материале учебных заведений начального и высшего профессионального образования г. Самары. Сбор эмпирического материала и констатирующий эксперимент осуществлялись в течение 2000-2002 гг.

Анализ исторических исследований граффити показал, что неинституциолизированные надписи и рисунки представляют собой общемировое культурное явление, реализующее ряд исторических функций: идентификационную, религиозно-магическую, коммуникативную, протестную и прагматическую. Феномен граффити в современной социально-психологической науке мало исследован и рассматривается главным образом в русле общей психологии с точки зрения психодинамического подхода.

Граффити представляют собой систему психосемиотических кодов поведения, в которой присутствуют слои телесной (карнавально-смеховой), письменной (официальной) и информационной культур. Наиболее ярко в граффити представлена смеховая культура, характерной особенностью которой является растворение индивидуального сознания в групповом. В смеховой культуре нет разделения «Я» и «Мы», «Я» всегда является частным случаем «Мы». В граффити доминирующие позиции занимает смеховая культура. В психосемиотическую систему граффити начинает проникать информационная культура. Этот процесс реализуется прежде всего в пространстве высших учебных заведений.

В структурном отношении граффити разделяются на дискурсивную, изобразительную, символическую и числовую формации. Дискурсивная формация является доминирующей во всех выборках, и именно в ее рамках происходят основные процессы трансформации дискурса граффити. В числовой формации доминирует тема исчисления, в символической - тема группы, базовый слой письменной ментальности изобразительной формации составляют темы физического пространства и «Я», дискурсивной формации - темы группы, персонажа и «Я».

В исследованной нами выборке заметно преобладание дискурсивных граффити над художественными изображениями. Мало представлена информационная культура. По-видимому, это связано с топографией граффити, так как учебные заведения не предоставляют условий для группового творчества авторов-граффитистов.

Сравнительный анализ граффити учебных заведений начального и высшего профессионального образования г. Самары показал, что психосемиотическая система граффити представляет собой особую нарративно-дискурсивную практику, задающую определенные формы производства высказываний. В граффити происходит нарративизация дискурса. Главными повествовательными инстанциями на макроуровне текстовой коммуникации являются жанры самопрезентации и автохарактеристики. Доминирующим дискурсом психосемиотической системы граффити является дискурс группового самоутверждения.

В работе автор также опирался на концепцию социокультурного порождения психики и модель наррадигмы - структурно-динамической единицы письменной ментальности. На материале граффити высших учебных заведений и профессиональных училищ г. Самары выявлен состав письменной ментальности граффити, очерчен корпус ее тем. Проведенный качественный анализ и эмпирическое исследование позволили обнаружить в неинституциолизированной изобразительной деятельности черты наррадигмального цикла. В количественном отношении доминирует каноническая стадия наррадигмального цикла, что говорит о высокой типизированности форм высказываний и их воспроизводимости в психосемиотической системе граффити. Базовый слой письменной ментальности граффити составляют темы «Я», группы, персонажа, физического пространства и исчисления.

Психосемиотическую систему граффити в основном составляют граффити, которые реализуют идентификационную функцию. Граффити являются средством конструирования психосоциальной идентичности. Граффити также реализуют следующие основные функции: экзистенциальную, выражения агрессии, эстетическую, эвристически-сублимативную.

Таким образом, на эмпирическом материале подтверждается первая гипотеза диссертационного исследования о том, что граффити имеют психологическое содержание, которое кодируется в формах изобразительной деятельности, характерных для граффити темах и реализуемых ими функциях.

В студенческой выборке повышается значение смысложизненных проблем, общения, интимной жизни, учебной деятельности, возрастает роль граффити как средства борьбы с тотальной семиотической системой. В выборке учащихся важное значение имеет игровая деятельность. В ситуации легитимированного изобразительного творчества повышается роль дистантного общения непосредственной группы авторов граффити, получают распространение изображения «естественной» картины мира.

Психосемиотическая система граффити имеет топографическую дифференциацию, которая, однако, не затрагивает основных характеристик самой системы: во всех подвыборках доминируют функция идентификации и потребности принадлежности и любви; каноническая стадия наррадигмы; смеховая культура; индивидуально позиционированные граффити; надписи на русском языке; главными темами являются темы «Я» и группы. Смеховая культура представлена в большей степени среди туалетных, информационная - среди настенных, а официальная культура - среди настенных публичных граффити. Тема группы в большей степени представлена среди туалетных мужских, а тема «Я» - среди настенных граффити. Наибольшей пластичностью обладают все сферы настенных граффити, где идет борьба смеховой и информационной культур.

В ходе экспериментального исследования группы респондентов (авторов граффити и испытуемых контрольной группы) было выделено 6 типов социально-психологических установок в отношении авторов граффити: позитивная, негативная, нейтральная, эстетическая, содержательно-смысловая и составная содержательно-эстетическая. Обращение к неинституциолизированной изобразительной деятельности связано с формированием позитивной установки в отношении авторов граффити. У лиц, не связанных с изобразительной деятельностью данного типа, доминирует негативная установка. Для авторов граффити наиболее доступной для рефлексии является потребность самовыражения, в то время как значение граффити как средства конструирования психосоциальной идентичности не выделяется как главная причина создания надписей и рисунков.

Авторы граффити — учащиеся учебных заведений высшего профессионального образования г. Самары испытывают большую фрустрацию в отношении образования, содержания работы и образа жизни в целом. У них в низкой степени выражен подчиняемый тип отношения к окружающим, в высокой — доминантность и подозрительность. Они являются более агрессивными и зависимыми в межличностных отношениях, обладают большей экстернальностью в целом, в области производственных и межличностных отношений, более замкнуты, доминантны, подвержены влиянию чувств, дипломатичны, обладают более высоким самоконтролем. Изобразительная деятельность данного типа не связана с преобладанием какой-либо акцентуации личности.

Во всех подвыборках экспериментальной группы преобладают авторы канонических граффити. Авторов гуманистических граффити больше среди девушек и учащихся гуманитарного профиля. Среди учащихся начального профессионального образования больше авторов канонических, а среди студентов — апокрифических граффити.

Специфика личности и межличностных отношений авторов граффити -учащихся учебных заведений начального и высшего профессионального образования г. Самары в проявлении письменной ментальности данного вида обусловлена:

-гендерной принадлежностью авторов граффити: юноши превосходят девушек по авторитарному, эгоистическому и агрессивному типам отношения к окружающим. Они являются более экстернальными в целом, в области неудач, в семейных и межличностных отношениях, отличаются более высокой самооценкой и самоконтролем. Девушки склонны к большей подчиняемости в межличностных отношениях. Они превосходят юношей по эмотивности, экзальтированности, обладают более высоким интеллектом, у них в большей степени развиты экспрессивность, чувствительность и мягкость, воображение, они являются более тревожными, отличаются радикализмом и критичностью. У них в большей степени выражена напряженность, возбудимость.

-типом образования авторов граффити: авторы граффити с техническим образованием отличаются большей экстернальностью в области межличностных отношений, а гуманитарии являются более эмотивными лабильными, у них больше выражена нормативность поведения, подозрительность, независимость от группового мнения, нонконформизм и самоконтроль.

-уровнем образования авторов граффити: у учащихся учреждений начального профессионального образования более представлены авторитарный, эгоистический, агрессивный, подозрительный типы отношения к окружающим. Они обладают большей общей экстернальностью, экстернальностью в сферах неудач, достижений и межличностных отношений, являются более циклотимными, более подозрительны, независимы от мнения окружающих. У студентов более представлен дружелюбный тип межличностных отношений, они являются в большей степени эмотивными, лабильными, обладают более развитым самоконтролем.

-типами создаваемых граффити. Наиболее эмотивными, лабильными и тревожными являются авторы гуманистических граффити, которые также обладают наиболее низкой самооценкой. Авторы гуманитарных граффити наиболее прямолинейны.

Подтвердилась вторая гипотеза диссертационного исследования о том, что авторы граффити обладают специфической совокупностью психологических особенностей. Существует определенная специфика личности и межличностных отношений авторов граффити в проявлении письменной ментальности данного вида, которая обусловлена гендерной принадлежностью, типом образования (гуманитарное, техническое), уровнем образования (начальное профессиональное, высшее профессиональное) авторов граффити и типами создаваемых ими граффити.

По нашему мнению, основное отличие авторов граффити заключается в специфике межличностных отношений. Будучи более доминантными, агрессивными и экстернальными в области межличностных отношений, они в большей степени подвержены влиянию чувств, но при этом дипломатичность, замкнутость и развитый самоконтроль не позволяют им в достаточной степени отреагировать и прорабатывать негативные эмоции. Можно предположить, что эскалация конфликтогенов вызывает рост агрессивности. Для авторов граффити нелигитимированная изобразительная деятельность служит средством частичного катарсического разрешения проблем, возникающих в области межличностных отношений.

В научно-практическом плане диссертация может быть использована при проведении широкого спектра кросскультурных и психоисторических исследований, в практике преподавания социальной психологии. Полученные данные могут стать отправной точкой для целого ряда смежных исследований не только неинституциолизированных, но и социально легитимированных произведений книжной, журнальной, газетной и плакатной продукции.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в смежных дисциплинах - литературоведении, культурологии, психолингвистике, социологии, философии, применяться для осмысления и анализа онтологических оснований существования современного российского общества, социальных групп (прежде всего молодежи), индивидов, а также для выявления социально-психологических характеристик и особенностей письменной ментальности разного рода культурных текстов. Полученные данные способны оказать влияние на осмысление опыта, накопленного в области арт-терапии, развитие которой до настоящего времени идет в русле психодинамического и гуманистического подходов, не рассматривающих продукты изобразительного творчества как процесс и результат движения дискурса определенной семиотической системы.

В рамках одной диссертационной работы не было возможности затронуть ряд некоторых вопросов, связанных с социально-психологическими аспектами граффити. Так, по нашему мнению, в более глубокой теоретической проработке и основательной эмпирической проверке нуждается рассмотрение влияния субкультуры молодежных групп на авторов граффити, а также исследование групп «профессиональных» авторов граффити. Перспективным представляется изучение действия социально-психологических факторов семьи на обращение к неинституциолизированной изобразительной деятельности, а также исследование ценностных и смысложизненных ориентаций авторов граффити. Актуальным представляется изучение специфики воздействия письменной ментальности граффити на формирование ментальных карт городского пространства в сознании индивидов (С. Милграм), на эмоциональную и когнитивную сферу личности. Отдельным вопросом может стать исследование эффективности действия граффити как метода политической борьбы. Анализ граффити может служить средством для более глубокого понимания специфики изменений психики индивидов в условиях нового информационного пространства постсовременной эпохи.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Белкин, Антон Игоревич, Самара

1. Адорно Т. Новый подход к индустрии культуры // Контексты современности-1.-Казань: КУ, 2000. С.139-141.

2. Акопов Г.В., Иванова Т.В. Менталистика как идеология психологического понимания проблемы ментальности // Психология искусства. Т.1. Самара: СамГПУ, 2003.С. 78-87.

3. Акопов Г.В. Народная культура в контексте психологии и психотерапии // Акопов Г.В. Российское сознание. — Самара: СамГПУ, 1999. С.34-42.

4. Алексеев А. Рисунки из подполья // Коммерсант. Власть. — 2000,-март (№10). С.46-48.

5. Алексеев А.Н. Опыт измерения удельного веса категорий содержания на страницах газеты // Проблемы контент-анализа в социологии. — Новосибирск, 1970. С.41-47.

6. Алексеев JI.B. Смоленская земля в 9-13 вв.: Очерки истории Смоленщины и Восточной Белоруссии.М.,1980.

7. Андреева Г.М. Социальная психология. -М: МУ, 1999.- 376 с.

8. Анурин В.Ф. Постмодернизм: в поисках материального фундамента // Общественные науки и современность. 2001. №3. С. 110-120.

9. Ю.Бахтин М.М. Рабле и Гоголь // Вопросы литературы и эстетики. -М.: Художественная литература, 1975. С.484-495.

10. Н.Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М., 1965.

11. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. — М.: Художественная литература, 1990.-544 с.

12. З.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе // Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. — М.: Художественная литература, 1975а.-С.234-407.

13. Н.Белкин А.И. Постмодернизм в психологии. Дипломная работа. -Самара, 2000.-104 с.

14. Белкин А.И. Постмодернизм в психологии / Актуальные проблемы современной науки. 4.6. Самара: СамГТУ, 2000а. С.58.

15. Беннет Т. Политика популярного // Контексты современности-1.-Казань: КУ, 2000. С. 153-157.

16. Беннет Т. Теории медиа, теории общества // Контексты современности-2.-Казань: КУ, 1998. С.24-29.

17. Бермант О.В. Письменная ментальность в России 1917-1996 гг. по материалам художественного книгоиздания. Дисс. к.пс.н. Ростов-на-Дону, 1998.- 182 с.

18. Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. -СПб.: МФИН, 1992. 448 с.

19. Бовоне JI. Глобальная коммуникация и культурные ниши // Средства массовой коммуникации и социальные проблемы. — Казань: КУ, 2000. С.130-140.21 .Богомолова Н.Н., Стефаненко Т.Г. Контент-анализ. М.: МГУ, 1992.-58 с.

20. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М.: Добросвет, 2000. -387 с.

21. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1972. Т.7. С.267.

22. Большой толковый словарь иностранных слов. Т.1. / Сост. М.А. Надель-Червинская, П.П. Червинский. Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. С.370.

23. Большой толковый словарь русского языка. СПб.: Норинт, 2000. С.226.

24. Борискин В.М. Религия и свободомыслие в системе художественного мировоззрения Ф. Рабле / М.М. Бахтин: эстетическое наследие и современность. — Саранск: Мордовский Университет, 1992. С.311-316.

25. Бочарова О., Щукин Я. Минитекст молодежных граффити // Искусство кино. 1997. - янв. (№1). - С. 100-109.

26. Вебер М. Политика как призвание и профессия / Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С.644-706.

27. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма / Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990а.С.61-272.

28. Вильям С. Сексуальности эпохи постмодернизма. Постмодернизация секса / Омельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М.: Ин-т социологии РАН, 2000. С.223-228.

29. Войскунский А.Е. Метафоры Интернета // Вопросы философии. 2001. №11. С.64-79.

30. Выготский Л.С. Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства // Л.С. Выготский. Собрание сочинений: в 6-ти тт. Т.5. М.: Педагогика, 1983. С.257-321.

31. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6-ти тт. Т.З. М.: Педагогика, 1983а. С.5-328.

32. Выготский Л.С. Мышление и речь И Выготский Л.С. Собрание сочинений: в 6-ти тт. Т.2. М.: Педагогика, 1982. С.5-361.

33. Выготский C.JI. Основные проблемы дефектологии // Л.С. Выготский. Собрание сочинений: в 6-ти тт. Т.5. М.: Педагогика, 19836. С.6-33.

34. Выготский Л.С. Проблема сознания // Л.С. Выготский. Собрание сочинений: в 6-ти тт. Т.1. М.: Педагогика, 1982а.

35. Высоцкий С.А. Киевские граффити 11-17 вв. Киев, 1985.

36. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. СПб.: Наука, 1992. - 448 с.

37. Герасимова-Томова В. Граффити върху монети от горнославского съкровище// Numizmatika. 1981. №31. С. 13-15.

38. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. М.: ЧеРо, 1996.-336 с.

39. Гоготишвили Л.А. Варианты и инварианты М.М. Бахтина // Вопросы философии. 1992. №1. С. 115-134.

40. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. М.: МУ, 1982.-464 с.

41. Гоулднер А. Идеология, аппарат культуры и новая индустрия сознания // Контексты современности-1. — Казань: КУ, 2000. С. 150152.

42. Гумбольт В. Язык и философия культуры. М.:, 1984. - 452 с.

43. Даркевич В.П. Народная культура средневековья. М., 1988.

44. Деррида Ж. О почтовой открытке от Сократа до Фрейда и не только. Минск: Современный литератор, 1999. - 832 с.

45. Добровольский И.Г., Дубов И.В., Кузьменко Ю.К. Граффити на восточных монетах: Древняя Русь и сопредельные страны. Л: ЛГУ, 1991.-192 с.

46. Добровольский И.Г., Дубов И.В., Кузьменко Ю.К. Классификация и интерпретация граффити на восточных монетах (коллекция Эрмитажа) // ТГЭ. Вып.11.Л.,1981.

47. Драчук B.C. Система знаков Северного Причерноморья. Киев, 1975.

48. Дубровский Д.И. Постмодернистская мода // Вопросы философии.2001. №8. С.42-55.

49. Дюркгейм Э. Социология и теория познания / Хрестоматия по истории психологии. М., 1980.

50. Дьяченко О.М., Веракса Н.Е. Элементы «карнавальной культуры» в развитии ребенка-дошкольника // Вопросы психологии. 1994. №2. С.77-87.

51. Идентификация / Словарь практического психолога. Минск: Харвест, 1998. С. 183-185.

52. Ильин И.П. Нарративная типология / Современное зарубежное литературоведение. -М.: Интрада, 1999. С.58-68.

53. Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия. М.: Интрада, 1998.-256 с.

54. Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. №4.

55. Иноземцев B.JI. Постиндустриальное хозяйство и «постиндустриальное» общество // Общественные науки и современность. 2001. №3. С. 140-152.

56. Ионин Л.Г. Социология культуры. М.: Логос, 1996. - 280 с.

57. Ищенко К. Ночь. Улица. Стена. Граффити. Ровесник. - 1997.-окт. (№10). - С.4-7.

58. Калачева С., Рощин П. Жанр / Словарь литературоведческих терминов. М.: Просвещение, 1974. С. 82-83.

59. Камера М.И., Голенко К.В. Ленинаканский клад касанидских и византийских монет (1956) // Византийский временник. Вып.19. М., 1961. С. 190. Табл. 8.

60. Кассирер Э. Опыт о человеке: введение в философию человеческой культуры // Проблема человека в западной философии. М.: Прогресс, 1988. С. 3-30.

61. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000. - 518 с.

62. Кожев А. Введение в чтение Гегеля // НЛО. 1995. №13. С.59-77.

63. Кон И.С. Человеческие сексуальности на рубеже 21 века // Вопросы философии. 2001. №8. С.29-41.

64. Конев В.А. Философия бытия-события М. Бахтина / Российское сознание: Психология, феноменология, культура. — Самара: СамГПУ, 1994. С.3-42.

65. Коул М. Культурно-историческая психология. — М.: Когито-Центр,1997.-432 с.

66. Лакан Ж. Семинары, Книга 1: Работы Фрейда по технике психоанализа (1953/1954). М.: Гнозис, 1998. 432 с.

67. Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе. М.: Гнозис, 1995.-106 с.

68. Леонов Н.Н. Функция / Новейший философский словарь. — Минск,1998. С. 783.

69. Леонтьев Д.А. Развитие идеи самоактуализации в работах А. Маслоу // Вопросы психологии. 1987. №3.

70. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992.

71. Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Питер, 1997. - 678 с.

72. Макаров Р. Не хрюкать, душа гуляет // Общая газета. 1997. №12.

73. Маркузе Г. Одномерный человек. М., 1995.

74. Мартин Д. Психологические эксперименты. Секреты механизмов психики. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. - 480 с.

75. Мартынов А. И., Шер Я.А. Методы археологического исследования. -М., 1989. -224 с.

76. Медведев П.Н. Проблема жанра / Из истории советской эстетической мысли 1917-1932. М.: Искусство, 1980. С.418-424.

77. Медынцева А.А. Древнерусские надписи Новгородского Софийского собора. М.: Наука,1978.

78. Мельникова Е.А., Никитин А.Б., Фомин А.В. Граффити на куфических монетах Петергофского клада начала 9 в. // Древнейшие государства на территории СССР. 1982 год / Под ред. В.Т. Пашуто. М.,1984.

79. Милграм С. Эксперимент в социальной психологии. СПб.: Питер, 2000.-336 с.

80. Михайлов Г. Правда мата: существует ли она? / Горбаневский М.В., Караулов Ю.Н., Шаклеин В.М. Не говори шершавым языком. О нарушениях норм литературной речи в электронных и печатных СМИ. М.: Галерия, 2000. С.251-262.

81. Моль А. Социодинамика культуры. М.: Прогресс, 1973. - 406 с.

82. Немов Р.С. Психология. Кн.1. М.: Просвещение , 1995. - 576 с.89.0бщение / Словарь практического психолога. — Минск: Харвест,1998. С.355-358.90.0мельченко Е. Молодежные культуры и субкультуры. М.: Ин-т социологии РАН, 2000. - 264 с.

83. Отношение / Словарь практического психолога. Минск: Харвест, 1998. С.376-377.

84. Петушкова Е.В. Идентификация / Новейший философский словарь. Минск: Изд-во В.М. Скакун, 1998. С.256.

85. Потебня А.А. Мысль и язык. М.: Лабиринт, 1999.-272 с.

86. Потин В.М. Введение в нумизматику // ТГЭ. Вып. 26: Нумизматика.6. Л., 1986. С. 124.

87. Проскурин С.А. Глобализация как фактор поляризации современного мира // Социально-гуманитарные знания. 2001. №4. С.41-65.

88. Психологическая наука в России 20 столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А.В. Брушлинского. — М.: Институт психологии РАН, 1997.-576 с.

89. Психология личности: тесты, опросники, методики. — М.: Геликон, 1995.-236 с.

90. Радионова С.А. Символ / Новейший философский словарь. — Минск: Изд-во В.М. Скакун, 1998. С.614-615.

91. Разлуцкий А. Чаще красьте заборы // HapKoNET. 2001. — янв. (№1).-С.38-39.

92. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа. СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 1995. - 288 с.

93. Реале Д., Антисери Д. История западной философии от истоков до наших дней. Т.4. СПб.: Петрополис, 1997. — 850 с.

94. Рейман Л. Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении // Вопросы философии. 2001. №3. С.3-9.

95. Робер М.-А., Тильман Ф. Психология индивида и группы. -М.: Прогресс, 1988. 256 с.

96. Роджерс К. Клиенто-центрированная терапия. М.: Рефл-бук;-К.: Ваклер, 1997. - 320 с.

97. Роджерс К. Несколько важных открытий // Вестник Московского Университета. Сер. 14. Психология. 1990. №2.

98. Романова Е.С., Потемкина О.Ф. Графические методы в психологической диагностике. М.: Дидакт, 1992. — 256 с.

99. Руденко В. Политическое граффити // СИ. 1997. №10. С.50-55.

100. Руткевич A.M. Психоанализ. Истоки и первые этапы развития. М.: ИНФРА-М-ФОРУМ, 1997. - 352 с.

101. Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи 10-14 вв. -М.,1964.

102. Савченко Н. Знакомьтесь: граффити «по-русски» // Встреча. — 2000.-март (№3). С.42.

103. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. В.А. Ядова. JL: Наука, 1979. - 264 с.

104. Седнев В. Надписи и рисунки в общественном транспорте (попытка классификации) // Философская и социологическая мысль.1993. №1. С.170-173.

105. Секерин В.П. Контент-анализ в системе социального эксперимента // Проблемы контент-анализа в социологии. -Новосибирск, 1970. С.64-71.

106. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. -М., 1993.-655 с.

107. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: Речь, 2001. -352 с.

108. Скороходова А.С. Граффити: значение, мотивы, восприятие // Психологический журнал. Т. 19. 1998. №1. С. 144-164.

109. Скурат В.М. Нарративный анализ / Постмодернизм. Энциклопедия. Ми.: Интерпрессервис, Книжный Дом, 2001. С. 494.

110. Словарь античности. М.: Прогресс, 1989. С. 156.

111. Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1980. С.146.

112. Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1983. С. 143.

113. Словарь практического психолога. Минск: Харвест, 1998. -800 с.

114. Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1979. С.341.

115. Современное зарубежное литературоведение. М.: Интрада, 1999.-320 с.

116. Солсо Р., Джонсон X., Бил К. Экспериментальная психология: практический курс. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. -528 с.

117. Сорокин П.А. Интегральная теория познания социальной реальности // Реальность и субъект. Т.2. 1998. С.98-125.

118. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. — М.: Политиздат, 1992. 543 с.

119. Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики. М., 1998.

120. Спасский И.Г. Русская монетная система. JL, 1970.

121. Стенник Ю.В. Системы жанров в историко-литературном процессе / Историко-литературный процесс. Проблемы и методы изучения.-Л.: Наука, 1974. С. 168-202.

122. Тёрнер Б.С. Массовая культура, различие и стиль жизни // Контексты современности-1. Казань: КУ., 2000. С. 157-161.

123. Тимофеев Л. Эстетика / Словарь литературоведческих терминов / Ред.-сост. Л.И. Тимофеев, С.В. Тураев. — М.: Просвещение, 1974. С.477-480.

124. Тойнби А.Д. Постижение истории. М.: Прогресс, 1994. - 736 с.

125. Толстых А. Неизвестный классик / Э.Эриксон. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. С.5-19.

126. Тоффлер А. Футуршок. СПб.:, 1997. - 464 с.

127. Тузова Т.М. Экзистенциализм / Новейший философский словарь. Минск: Изд-во В.М. Скакун, 1998. С.833-835.

128. Тулупов И. И., Шевандрин Н.И. Психоэстетика как метод исследования сферы выражения личности // Вопросы психологии. 2000. №6. С.49-56.

129. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х тт.Т.1. СПб.: Азбука, 1996. С.453.

130. Философия / Под общ. ред. А.И. Ракитова. М.: Политиздат, 1990. - 368 с.

131. Философия / Под общ. ред. Ю.А. Харина. — Минск: ТетраСистемс, 2000. -416 с.

132. Фуко М. Археология знания. К.: Ника-Центр, 1996. - 208 с.

133. Фуко М. Рождение клиники. М.: Смысл, 1998. -320 с.

134. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Т.2. М.: Педагогика, 1986. - 392 с.

135. Холл Д.А. Проблема культуры // Контексты современности-1. Казань: КУ, 2000а. С. 106-112.

136. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Культура, эмоции и психическое здоровье // Вопросы психологии. 1999. №2. С.61-74.

137. Хофштеде Г. Культура как ментальное программирование // Контексты современности-1.-Казань: КУ, 2000.

138. Хьелл JL, Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер Пресс, 1997.-608 с.

139. Хэммонд Ф. Культурная идентичность и идеология / Средства массовой коммуникации и социальные проблемы. Казань: КУ, 2000. С.150-172.

140. Церковный устав Владимира. Вторая редакция. Памятники русского права. Т. 1. М., 1952.

141. Цюрхер К. Мультикультуризм и этнополитический порядок в постсоветской России: некоторые методологические замечания // Полис. 1999. №6.

142. Шатин Ю.В. Хронотоп и тайминг // Дискурс. 1998.№7. С.29-32.

143. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов-на-Дону: Феникс, 1998.-544 с.

144. Шкуратов В.А. Двойники. Эпизод письменной ментальности 19 в. / Российское сознание: психология, феноменология, культура. — Самара: СамГПУ, 1994. С. 124-157.

145. Шкуратов В.А. Историческая психология. Ростов-на-Дону: Город N, 1994а.-288 с.

146. Шкуратов В.А. Личность в дописьменной и письменной культурах: психолого-исторический аспект // Актуальные вопросы психологии личности. М: АН СССР, 1988. С. 16-32.

147. Шкуратов В.А. От Манхетенна до «Норд-Оста». Психология масс-медиа, политика после 11 сентября 2001 года. Самара: СамИКП-СНЦ РАН, 2002. - 102 с.

148. Шпенглер О. Закат Европы. Т.1. М.: Мысль, 1998. - 663 с.

149. Штерн Э.Р. «Graffiti» на античных южнорусских сосудах // ЗООИД. Т.20. Одесса, 1897.

150. Щепаньская Т.Б. Символика молодежной субкультуры: Опыт этнографического исследования системы 1986-1989 гг. СПб., 1993.

151. Щербак A.M. Знаки на керамике из Саркела // Эпиграфика Востока. 12.1958.

152. Щитцова Т.В. Бахтин / Новейший философский словарь. -Минск: Изд-во В.М. Скакун, 1998. С. 58-59.

153. Эко У. От Интернета к Гутенбергу // Новое Литературное Обозрение. 1998. №32. С.5-14.

154. Энциклопедический словарь: в 2-х тт. Т.1. М.: Советская энциклопедия, 1963. С. 288.

155. Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: Ленато, 1996. - 592 с.

156. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996а.-344 с.

157. Юнг К.Г. Архетип и символ. М.: Ренессанс , 1991. - 304 с.

158. Юнг К. Г. Психологические типы. М.: Прогресс-Универс, 1995.-716 с.

159. Юнг К.Г. Феномен духа в искусстве и науке. М.: Ренессанс, 1992.-320 с.

160. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994.- 528 с.

161. Abel E.L., Buckley В.Е. The handwriting on the wall: toward a sociology and psychology of graffiti. Westport: Greenwood Press, 1977.

162. American School of Classical Studies, Athens, Graffiti in the Athenian Agora Princeton. Princeton: N.J., 1974.

163. Brewer D.D., Miller M.L. Bombing and burning: The social organization and values of Hip Hop graffiti writers and implications for policy // Deviant Behavior. V.l 1.1990. №4. P.345-371.

164. Buchnell J. Moscow graffiti: language and subculture. Boston, 1990.

165. Chaplin J.P. Dictionary of psychology. -N.Y., 1971.

166. Cohen S. Destruction of property: motives and meanings / Ward C. Vandalism. L., 1973. P. 23-53.

167. Collins T.B., Batzle P. Method of increasing graffito responses // Percep and Motor Skills. 1970. 31. P.733-734.

168. Dandes A. Here I Sit A study of American Latrinalia // Kroeber Anthropological Society, 34 (1966). P. 91-105.179. deCharms R. Enhancing Motivation: Chande in the Classroom. -N.Y., 1976.180. deCharms R. Personal Causation. N.Y., 1968.

169. Desi E.L. Intrinsic Motivation. N.Y., 1975.

170. Dictionaiy of American slang / Ed. By R.L. Chapman. USA, 1995.

171. Dictionary of Etymology / Ed. By R.K. Barnhart. USA, 1995.

172. Encyclopaedia Britannica. Chicago, 1964. V.10. P.654.

173. Featherstone M. Cultural Production, Consumption and the Development of Cultural Sphere in Munch // Theoiy of Culture. USA,1992.

174. Freeman R. Graffiti. L.: Hutchinson and Co., 1966.

175. Goldstein A. The psychology of vandalism. -N.Y., 1996.

176. Hall S. Introduction: Who needs Identity? / Hall S., Gay P. (Ed.) Questions of Cultural Identity. L., 1996.

177. Huntington S. The Clash of Civilizations' in Foreign Affairs.1993.

178. Jones E. Anal-Erotic Character Traits // Papers of Psychoanalysis. -Boston, 1961. P. 413-437.

179. Kokoreff. M. Tags et zoulous: Une nouvelle violence urbaine// Esprit. 1991. №2. P.23-36.

180. Lachmann R. Graffiti as career and ideology // American Journal of Sociology. 1988.V.94. №2. P.229-250.

181. Lewis D.A., Salem G. Fear of crime: Incivility and the production of a social problem.- New Brunswick, 1986.

182. Lomas H.D. Graffiti: Some Observations and Speculations // Psychoanalytical Review. № 68. (1973). P.71-89.

183. Lucca I.N., Pacheco A. El estudio de los graffiti como fuente para la investigacion en la psicologia evolutiva // Perspectivas en Psicologia. 1983. V.2.№ 1-2. P.57-82.

184. Lucca I. N. and Pacheco A. Children's graffiti: Visual communication from a developmental perspective // The Journal of Genetic Psych. 1986. V.147. №4. P.465-479.

185. Kinsey A.C., Pomeroy W.B., Martin C.E., Gebhard P.H. Sexual behavior in human females. Philadelphia: W.B. Saunders Co., 1953.

186. Lacan J. Ecrits. A selection. L,1977. - 338 p.

187. Mawby R.I. Perception of vandalism in residential areas // Levy-Leboyer C. Vandalism: behavior and motivation. Amsterdam, 1983. P.235-245.

188. McMenemy P., Cornish I.M. Gender differences in the judged acceptability of graffiti // Percep and Motor Skills. 1993.V.77(2). P.622.

189. Miller A. Vandalism and the architect / Ward C. Vandalism. L., 1972. P.96-116.

190. Moser A. et al. The evaluation of acts of vandalism / Levy-Leboyer C. Vandalism: behavior and motivation. Amsterdam, 1983. P.247-255.

191. Olowu A.A. Graffiti here and there // Psych. Reports. 1983. P.986.

192. Opler M.K. Graffiti Represent Thwarted Human Interests / Gadpaille W.J. Graffiti: Its Psychodynamic Significance // Sexual Behavior, №2. (1971). P. 45-51.

193. Otta E. Graffiti in the 1990's // Journal of Social Psych. 1993.V. 133. P.589-590.

194. Otta E. et al. Musa latrinalis: Gender differences in restroom graffiti //Psychol. Reports. 1996.V.78.(3,Pt.l). P.871-880.

195. Rhyne L.D., Ullman L.P. Graffiti: A Nonreactive Measure // Psych. Record. 1972.V.22. P.157-168.

196. Redfield R. The Folk Culture of Yucatan. Chicago, 1941.

197. Rudak R.B., Patnaik R. Crowding, perceived control, and the destruction of property // Psychological Studies. 1989. V. 34. №1. P. 1-14.

198. Rudin L.A., Harless M.D. Graffiti and building use: The 1968 election // Psychol. Reports. 1970. 27. P.517-518.

199. Sagarin E. Graffiti // The Encyclopedia Americana. USA. , 1999.V.13.P. 142.

200. Schultz P.W., Stone W.F. Authoritarianism and attitudes towards the environment // Environment and Behavior. 1984. V.26. №1. P.25-37.

201. Schwartz M.J., Dovidio J.F. Reading between the liens: Personality correlates of graffiti writing // Percep and Motor Skills. 1984. V.59. P.395-398.

202. Sechrest L., Flores L. Homosexuality in the Philippines: The handwriting on the wall // Journal of Social Psych. 1969. V.79. P.3-12.

203. Solomon H., Yager H. Authoritarianism and graffiti // Journal of Social Psychology. 1975. V. 97. P.149-150.

204. Texts of identity./ Ed. Shotter J., Gergen K.J. L., 1989. - 244 p.

205. Thomson J.B. The most concepts of culture // Ideology and Modern Culture. Polity Press, 1990.

206. Wales E., Brewer D. Graffiti in the 1970's // Journal of Social Psychology. 1976. V. 99. №2. P.l 15-123.

207. Watson. S. A prompt plus delayed contingency procedure for reducing bathroom graffiti // Journal of Applied Behavior Analysis. 1996. V. 29.№1. P. 121-124.

208. White R.W. Motivation reconsidered: The concept of competence // Psychological Review, 1959,66.

209. Wiesenthal D.L. Psychological aspects of vandalism // Ed. by Drenth P.J.D. et al. // European perspectives in psychology. 1990. V. 3. P.279-297.

210. Williams R. Culture // Keywords, 1988.

211. Wise J. A gentle deterrent to vandalism // Psychology Today. 1982. V. 16. №9. P.31-38.

212. Youth culture in late modernity / Ed. J. Fornas and G. Bolin. -L.,1995.