Автореферат диссертации по теме "Социально-психологические особенности восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы"

На правах рукописи

МАКАРОВА ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

ВОСПРИЯТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ОСУЖДЕННЫМИ В УСЛОВИЯХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Специальность 19.00.05 - Социальная психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Иваново 2004

Работа выполнена на кафедре психологии Ивановского государственного

университета

Научный руководитель: доктор психологических наук,

профессор Сушков Игорь Рудольфович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор Иванова Наталья Львовна

кандидат психологических наук, доцент Ерина Светлана Ивановна

Ведущая организация: Владимирский государственный

педагогический университет

Защита состоится «__£_» ноября 2004 г. в часов на

заседании диссертационного совета К 212.094.03 в Костромском

государственном университете им. Н.А. Некрасова по адресу: 156961 г. Кострома, ул. 1 Мая, д. 16а, корп. «В», ауд. 11.

Отзывы на автореферат присылать по адресу: 156961 г.Кострома, ул. 1 Мая, д. 14, КГУ им. Н.А. Некрасова, ученому секретарю диссертационного совета К 212.094.03.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова.

Автореферат разослан

октября 2004 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат психологических наук, доцент

Г.И. Миронова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ,

Актуальность исследования обусловлена запросами уголовно-исполнительной практики и пенитенциарной психологии в связи с современными социальными процессами, в частности, ростом количества рецидивных преступлений среди их общего количества. Это подтверждает то, что меры, применяемые в отношении людей, преступивших черту закона, не являются достаточно эффективными для того, чтобы вставшие на преступный путь могли изменить свой образ жизни. Соглашаясь с целым рядом ученых (Ю.М. Ан-тоняном, В.М Поздняковым, Г.Ф. Хохряковым, В.В. Яковлевым и другими), мы считаем, что в исправительных учреждениях преобладающая карательная функция должна уступить место методам индивидуальной и групповой работы с заключенными, которые основаны на глубоком психологическом анализе личности и способствуют психологической коррекции сознания и дальнейшего образа жизни человека.

Существующие исправительные программы не способствуют цели уголовного наказания - исправлению осужденных, возвращению в общество лиц, не совершающих преступления в силу соответствующих жизненных установок и позиций (а не из-за страха перед наказанием).

Анализ современной психологической литературы свидетельствует о наличии множества неисследованных вопросов и противоречий в области изучения личности преступника. Среди большого количества эмпирического материала и теоретических концепций, посвященных различным аспектам изучения личности преступника, почти отсутствуют работы, затрагивающие проблему сознания заключенных. Незнание социально-психологических особенностей структуры сознания преступников не позволит корректно разработать направления работы с ними по предотвращению рецидива.

Репрезентация социальной реальности в сознании людей упорядочивает образ мира и, в частности, отдельную его сферу (взаимодействие с другими людьми), детерминирует поведение как отдельных индивидов, так и социальных групп. Занимаемая позиция при взаимодействии с окружающими во многом определяется степенью адекватности восприятия социальной реальности. Поэтому предпринятое нами изучение социально-психологических особенностей восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы является для социальной психологии не только интересной теоретической, но и важнейшей практической задачей.

Цель исследования: выявление специфических особенностей восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы.

РОС. НАЦИОНАЛЬНА*

Объект исследования: осужденные, отбывающие наказание в исправительных учреждениях.

Предмет исследования: социально-психологические особенности восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы.

Основная гипотеза исследования. В местах лишения свободы осужденным лицам свойственны специфические особенности восприятия социальной реальности, в первую очередь, других людей. Эта специфика проявляется в преобладании оценочных характеристик над качественными и в эгоцентрич-ности восприятия.

Частные гипотезы.

1) У осужденных имеет место искажение ценностной структуры сознания как результат воздействия субъективных факторов, связанных с характеристиками личности, и объективных факторов, обусловленных особенностями условий пребывания в исправительном учреждении.

2) У лиц, отбывающих наказание, нарушена целостность «Я-образа», это выражается в размытости представлений о себе и своем положении в социальной реальности в условиях социальной изоляции.

3) Семантическая структура сознания осужденных имеет специфические особенности, проявляющиеся в шаблонности при воспроизведении и построении ассоциативных связей и образов.

Цель и гипотезы исследования определили постановку следующих задач:

1. Проведение теоретического анализа современного состояния проблемы изучения личности преступника в отечественной и зарубежной науке, рассмотрение существующих подходов к ее решению, обобщение результатов экспериментальных и эмпирических исследований, выполненных в контексте анализируемой проблематики, для обоснованного выбора объекта, предмета исследования и соблюдения преемственности получаемых знаний.

2. Формулирование понятий и основных методологических принципов, необходимых для построения системы научных координат, в рамках которой будет проходить исследование, а также обеспечиваться валидность выводов, получаемых в его ходе.

3. Разработка и обоснование теоретической модели изучения особенностей восприятия социальной реальности заключенными.

4.Проведение эмпирических исследований, выявляющих особенности восприятия социальной реальности осужденными, по сравнению с представителями контрольной группы, по следующим этапам:

а) сравнение ценностной структуры сознания осужденных с ценностной структурой сознания законопослушных граждан;

б) выявление особенностей пребывания осужденных в исправительном учреждении как фона, на котором происходит.восприятие социальной реальности, а также их влияния на психическое состояние человека;

в) определение структуры и содержания представлений о себе и своем положении в социальной реальности у лиц, отбывающих наказание в исправительном учреждении;

г) выявление особенностей структуры семантических связей сознания осужденных; .

д) определение специфики восприятия человека, как главного элемента социальной реальности, осужденными.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования.

. Основными методологическими принципами, применявшимися в работе, были: принцип единства сознания и деятельности, принцип детерминизма, принцип системности.

Концептуальную основу исследования составили:

- теория психосемантического подхода к исследованию сознания и личности в отечественной психологии В. Ф. Петренко, базирующегося на идеях Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурии;

- теоретико-эмпирический опыт, накопленный в отечественной социальной психологии при изучении специфики ценностной структуры сознания заключенных (А.Р. Ратинов, В.Ф. Пирожков, В.А. Елеонский, В.В. Яковлев и другие); индивидуально-психологических качеств заключенных (Ю.М. Анто-нян, М. И. Еникеев, В. Е. Эминов); восприятия (А.А. Бодалев); адаптации к местам лишения свободы (В.Ф. Пирожков, А.Н. Сухов, А.Д. Глоточкин, Г.Ф. Хохряков и другие); .

- теоретико-эмпирический опыт изучения личности преступника зарубежными учеными (положения теорий символического интеракционизма, социально-когнитивного научения, черт личности, эмоциональных проблем, мыслительных моделей, Я-концепции и другие).

Для решения сформулированных задач в диссертационной работе были использованы следующие методы исследования:

* методы теоретического исследования проблемы: изучение социально-психологической, методической и юридической литературы, связанной с исследованием личности преступника, как в отечественной, так и зарубежной науке; анализ документации; теоретический анализ и синтез; абстрагирование и конкретизация;

• методы эмпирического исследования проблемы: наблюдение, интервью, эксперимент, анкетирование. . .

При обработке результатов были использованы следующие методы математической статистики: ранговое и процентное распределение, метод корреляционных связей, дисперсионный и частотный анализ с использованием программы статистической обработки данных SPSS 10.0.

Научная новизна работы заключается в следующем:

• Разработан новый теоретико-эмпирический подход к изучению особенностей восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы. Он заключается в том, что процесс восприятия осужденными социальной реальности рассматривается как системный, являющийся итогом взаимодействия особенностей сознания и условий пребывания заключенных в исправительном учреждении.

• Создан и апробирован диагностический комплекс методик, способствующий продуктивному исследованию основных элементов восприятия социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях.

• На эмпирическом материале обнаружены следующие закономерности восприятия осужденными социальной реальности:

- социальная изоляция ведет к нарушению целостности Я-образа, проявляющемуся в размытости представлений о себе и своем положении в социальной структуре общества и выражающемуся в плохо сформированной социальной идентичности;

- неопределенность ценностной структуры сознания осужденных приводит к своеобразному видению взаимоотношений людей, выражающемуся в снижении чувства эмпатии по отношению к другим, тонкостям их взаимоотношений;

- неадекватное восприятие других людей, как главных элементов социальной реальности, является следствием нарушения семантической структуры сознания, обусловленной комплексом факторов: особенностями пребывания в исправительном учреждении, размытостью представлений о себе, неопределенностью ценностной структуры;

- психическая изоляция оказывает на осужденных большее влияние, чем физическая.

• Теоретический анализ наряду с авторскими эмпирическими исследованиям позволил выявить психологический феномен на основе теоретического анализа и авторских эмпирических исследований, который ранее не обсуждался в психологической литературе. Тем не менее, он играет большую роль в адаптации человека в условиях изоляции и, по нашему мнению, существенно влияет на восприятие социальной реальности. Этот феномен мы назвали «вынужденной» идентификацией личности в условиях социальной изоляции.

«Вынужденная» идентификация является одним из главных препятствий успешной адаптации осужденного после освобождения. Суть этого процесса сводится к следующему: включение себя в сообщество «мы», которое выражается в «принятии» субкультурного комплекса, предполагающего наличие потребности в принадлежности, образа валоризованного социального пространства, идентификации с социально-территориальной общностью осужденных, определенной идеологической ориентации и соответствующего набора образно-символической продукции.

Теоретическая значимость исследования определяется его вкладом в общую систему знаний об особенностях восприятия социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях. Полученные результаты позволяют уточнить теоретические представления о внешних и внутренних детерминантах особенностей восприятия социальной реальности осужденными.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты, отражающие специфику восприятия социальной реальности осужденными в условиях социальной изоляции, могут быть использованы работниками следственных органов, пенитенциарных учреждений, прежде всего, психологами, в своей практической работе, а также при построении программ ресоциализации бывших заключенных.

Выявленные особенности восприятия социальной реальности заключенными могут лечь в основу других исследований в контексте этой проблематики.

Полученные результаты могут быть актуализированы в лекционно-практических курсах по социальной и юридической психологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Социально ценностные связи осужденных, вследствие пребывания в заключении, ослабляются либо приобретают неустойчивый характер. Это порождает ситуацию сенсорной и информационной депривации и приводит к изменению ценностных ориентации лиц, отбывающих наказание. В связи с этим после выхода из изоляции осужденным трудно вписаться в произошедшие изменения за время их отсутствия «на воле».

2. У осужденных размыто представление о себе и своем положении в социальной реальности. Специфичной для лиц, отбывающих наказание в исправительном учреждении, является плохо сформированная социальная идентичность. Она носит диффузный характер и слабо затрагивает мотивационную сферу, в результате чего в структуре "Я-концепций" осужденных практически отсутствует принадлежность к какому-либо статусу или социальной роли.

3. Неадекватное восприятие социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, выражается в шаблонности мышления, проявляющейся при воспроизведении и построении ассоциативных связей и образов. Дискретность ценностной структуры сознания приводит к своеобразному видению взаимоотношений людей, прежде всего, снижает чувство эмпатии по отношению к другим, тонкостям их взаимоотношений.

4. Особенности пребывания в исправительном учреждении, размытость представлений о себе, низкая структурированность ценностной структуры, в свою очередь, нарушают семантическую структуру сознания и приводят к неадекватному восприятию главных элементов социальной реальности - других людей. В основном, это проявляется в преобладании оценочных характеристик над качественными и более выраженной эгоцентричное™ восприятия другого.

Достоверность полученных результатов обеспечена посредством глубокого и всестороннего исследования научной литературы; проработанностью теоретико-методологических оснований исследования; подтверждением теоретических положений данными эмпирических исследований, опубликованных в периодических изданиях по социальной психологии; применением адекватных методических приемов сбора и статистической обработки эмпирических данных, полученных в авторских эмпирических исследованиях.

Эмпирическая база исследования. Авторские эмпирические исследования проводились на базе колонии строгого режима (Ж 3/5 г. Кохма Ивановской области, а также в отряде хозяйственной части по обслуживанию СИЗО в г. Иванове. Испытуемыми являлись лица мужского пола, осужденные по различным статьям Уголовного кодекса, преимущественно, за совершение уголовных преступлений средней тяжести (кражи).

Для сопоставительного анализа в качестве нормативных показателей использовались средние данные по контрольной группе.

Общий объем выборки составил 530 человек, из них 284 осужденных и 246 представителей контрольной группы.

Апробация и внедрение результатов.

Основные теоретические положения и эмпирические результаты диссертационного исследования:

а) опубликованы в психологической печати;

б) вошли в лекционно-практический курс «Юридическая психология» для студентов Международного «Института Управления» (г. Иваново);.

в) докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры психологии ИвГУ (1999 - 2004 гг.), учебно-научных конференциях, проходивших в ИвГУ (2000 -2004 гг.), на Международной научно-практической конференции в Междуна-

родном «Институте Управления» (г. Иваново, 2003), на научно-практической конференции «Современное состояние теоретических и прикладных исследований в свете модернизации образования» (г. Иваново, 2003 г.); на I . Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Р.Б. Гительмахера «Социально-перцептивные процессы в управлении»; в колонии строгого режима ОК 3/5 г. Кохма Ивановской области, которая являлась основной эмпирической базой проведения исследования.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений. Список литературы включает в себя 265 названий. Объем диссертации составляет 181 страницу. В работе содержится 18 таблиц и 6 рисунков.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Структура диссертации отражает логику исследования и его результаты.

Во введении представлена общая характеристика работы, обосновывается актуальность проблемы исследования, определяются предмет и объект исследования, ставятся цель и задачи работы, формулируются гипотезы, излагаются положения, выносимые на защиту, перечисляются используемые методы исследования; выделяется научная новизна исследования, теоретическая и практическая значимость работы; сфера апробации и внедрения результатов диссертационной работы; описывается общая структура работы.

В первой главе «Проблема изучения личности преступника в зарубежной и отечественной социальной психологии» рассмотрены основные подходы к изучаемой проблеме. Глава представлена двумя параграфами.

В первом параграфе данной главы излагаются теоретические основы изучения личности преступника.

Рассматриваются три основные подхода к изучению причин преступности и личности преступника в зарубежной науке: биологический, социологический и психологический.

Биологическая школа имеет многочисленные разновидности в зависимости от усматриваемой главной причины - физического вырождения (Э. Ферри, Э. Хутен, Э. Шелдон, Э. Кречмер), генетической аномалии (Й. Ланге, Ф. Штумпфль, М. Шлап, Э. Смит, Э. Подольски, П. Джекобе), психического заболевания (Г. Годдард, 3. Фрейд, У. Уайт, Э. Гловер, Д. Абрахамсен) и др. Однако, несмотря на значительное число исследований в этом направлении обоснованность биологических концепций до сих пор убедительно не доказана.

В социологии на сегодняшний момент существуют две основные парадигмы объяснения преступности: этиологическая и дефиниционная. В первой - преступление рассматривается как «готовый факт», и внимание исследо-

вателей (Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Э. Сатерленд, А. Коэн, Р. Клауорд, Л. Оулин) направлено на поиск его корней в причинной связи явлений. Зо второй - внимание сосредотачивается на изучении процессов, ведущих к пониманию и определению того или иного действия, акта как преступления, а той или иной личности как преступника (Ф. Танненбаум, Э. Лемерт, Г. Беккер, Е. Гофман). В рамках этой парадигмы важным для нашего исследования является то, что представители теории символического интеракционизма акцентировали внимание на существенной роли категоризации поведения и человека со стороны общества. Результатом этого процесса является то, что преступность и преступник рассматриваются как результат категоризации и оценивания. Ярлык включается в «образ Я» самого человека, определенного как преступник. Вторичное отклонение выражается в нарушении норм индивидом, который уже категоризован как делинквент, или преступник, воспринимается как таковой окружающими, и сам себя считает таковым.

Осознание односторонности двух основных парадигм породило течение «критической» криминологии, представители которой (Г. Блох, Д. Гейс, Д. Конгер, В Миллер, Р. Куинни, У. Чемблис. Я. Тейлор) ориентированы на этиологическую парадигму, но в ее развитии делают упор на изучение социальных конфликтов и социального неравенства как источника преступности и социальных отклонений. Недостатком этого направления является отсутствие у него четких теоретических основ.

Анализ концепций биологического и социологического направлений свидетельствует об узости, односторонности объяснения причин преступности только с какой-либо одной позиции.

Необходим органичный подход, который бы в своих рамках объединял все стороны рассмотрения обозначенной проблемы. К таковым можно отнести анализ специфики восприятия социальной реальности, прежде всего, Я-образа человека и восприятия другого в качестве главного элемента социальной реальности, а также тех социальных структур, в которых находится осужденный.

Поэтому наиболее адекватным, на наш взгляд, является социально-психологический подход, соединяющий единичные (объясняющие поведение конкретной личности) и сложные механизмы функционирования социальных структур государства. Это может быть осуществлено только в рамках системного анализа.

В соответствии с таким подходом к анализу особенностей сознания лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, в зарубежных исследованиях имеется ряд положительных сторон.

По мнению немецкого психолога Ф. Лезела необходимо изучать причины преступности одновременно в аспекте взаимодействия личностных и ситуационных факторов.

Представители теорий эмоциональных проблем отличают преступника от непреступника на основе фактора способности справиться с жизненными

ситуациями. Причинами эмоциональных проблем считаются:., недостаточное развитие психической саморегуляции, нарушение межличностных отношений, отсутствие занятости на работе, финансовые затруднения.

Сторонники психологических теорий мыслительных моделей установили, что существуют серьезные различия между преступниками и непреступниками не только в особенностях формирования и развития в онтогенезе отдельных когнитивных процессов, но и в целом в структуре интеллекта, в логике и стиле мышления, речевых особенностях.

Сущностью теорий Я-концепции является эмпирически установленный факт, подтверждающий то, что у каждого человека существует устойчивая, более или менее осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений о самом себе, на основе которой он строит взаимодействие с другими людьми и относится к себе.

В отечественной науке возникновение различных теорий личности преступника обуславливалось существовавшими на определенных исторических этапах концептуальными представлениями о человеке. В связи с этим в этом параграфе дается обзор философских оснований исследования личности преступника (Н. Станкевич, Н. Надеждина, В. Одоевский, И. Киреевский, Н.Г. Чернышевский, Н.И. Кареев и др.). Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что определяющую роль в развитии отечественных концепций изучения личности преступника сыграли следующие научные течения: естественнонаучное, опытническое, социологическое, рационально-философское, религиозно-философское, социалистическое, синтетически-антропологическое.

На биологическое и социологическое направления к пониманию причин преступности и личности преступника в отечественной науке сильное влияние было оказано разработками и идеями зарубежных ученых.

В развитии психологического направления велика роль таких ученых, как В.М. Бехтерев, СВ. Познышев, М.Н. Гернет.

Среди современных исследований важными, на наш взгляд, являются разработки Ю.М. Антоняна, М.И. Еникеева, А.Р. Ратинова, В.В. Яковлева, Г.Ф. Хохрякова, В.Ф. Пирожкова, А.Н.Сухова, И.Р. Сушкова.

Во втором параграфе проводится обзор основных направлений изучения лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, которые имеют значение для нашего исследования, связанного с изучением сознания заключенных.

В зарубежной науке значительное число исследований посвящено разработке и реализации разноплановых подходов к изучению личности, прогнозированию рецидивности и обоснованию исправительно-профилактических мероприятий по конкретным категориям преступников, изучению субкультуры заключенных, неформальной иерархии и ролевой стратификации, психическим состояниям заключенных.

Рассмотрены разные концепции исследования субкультуры осужденных и причин ее возникновения. Для нас важен вывод о том, что в основе возникновения субкультурных норм в исправительных учреждениях лежат определенные функциональные факторы жизнедеятельности сообщества заключенных, не зависящие от их индивидуальных и национально-расовых особенностей, видов и методов управления тюрьмой.

Направления изучения осужденных в отечественной науке зависели от исторического периода. В дореволюционный период ученые стремились раскрыть личность и поведение заключенного как «человека особенного», т. е. развивающегося в определенной субкультурной среде мест лишения свободы, где осуществляются специфические формы взаимодействия.

В советский период значительное число эмпирических исследований было проведено непосредственно в среде осужденных с целью выбора адекватного исправительного воздействия.

Среди узловых проблем в 1960-80-е годы были:

1) вопросы личности осужденных;

2) вопросы среды осужденных;

3) психологическое обеспечение основных средств исправления осужденных.

Несмотря на малый промежуток времени, относящийся к постсоветскому периоду, была проделана большая исследовательская работа. Анализ публикаций свидетельствует, что в последние десятилетия наблюдалось смещение акцентов в выборе проблематики эмпирических исследований.

Во-первых, произошел переход от широкоплановой тематики изучения личности осужденных к более узко сформулированной научной проблеме. Она решается путем выявления психологических механизмов определенного типа поведения или особенностей просоциального изменения личности через конкретные методы пенитенциарно-психологического воздействия.

Во-вторых, общей тенденцией смещения интересов в социально-психологических исследованиях в ИУ следует считать отказ от изучения лишь отдельных проблем (психологический климат в отрядах, конфликты в среде осужденных и др.), ориентация в рассмотрении которых диктовалась конкретными концепциями (А. И. Папкин (1975); А. Н. Сухов (1978) и др.). В начале 90-х годов была раскрыта на междисциплинарном уровне культурно-историческая изменчивость субкультуры мест лишения свободы, а также психологические закономерности и механизмы криминогенного общения осужденных.

Вторая глава «Теоретические и методологические основы исследования социально-психологических особенностей восприятия реальности осужденными в условиях лишения свободы» содержит изложение концептуального подхода, принципов и методов эмпирического исследования особенностей восприятия социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях. Глава представлена двумя параграфами.

Первый параграф данной главы посвящен изложению стратегии исследования, обоснованию объекта и предмета исследования, уточнению некоторых понятий, используемых в работе, в частности, понятия социальной реальности. Под ней мы понимаем ту реальность, от которой временно изолированы осужденные и в которую они вернутся после отбывания наказания.

Далее излагаются принципы, положенные в основу эмпирического исследования: принцип единства сознания и деятельности, принцип детерминизма, принцип системности.

Взятый нами за основу социально-психологический подход к изучению явлений предполагает учет, с одной стороны, психологии людей, т. е. их субъективного мира, а с другой стороны, объективной реальности, детерминирующей этот субъективный мир.

Обосновывается выбор теоретической модели изучения особенностей восприятия социальной реальности заключенными. Она включает следующие элементы: ценностную структуру сознания; образное восприятие себя как субъекта социальной реальности и своего места в ней; структуру семантических связей сознания в соответствии со сложившейся индивидуальной системой значений; восприятие другого человека как главного элемента социальной реальности; влияние нахождения в исправительном учреждении на психическое состояние человека.

В соответствии с этим рассматриваются методологические подходы к изучению личности осужденного, в том числе ценностно-нормативный подход (А.Р.Ратинов), индивидуально-психологический (Ю.М.Антонян), а также влияние объективных факторов (внешних факторов детерминации) на восприятие социальной реальности осужденными

Во втором параграфе излагается программа и методы эмпирического исследования.

В соответствии с обозначенной теоретической моделью изучения особенностей восприятия социальной реальности заключенными, считаем целесообразным проведение эмпирического исследования по следующим этапам:

а) сравнение ценностной структуры сознания осужденных с ценностной структурой сознания законопослушных граждан;

б) выявление особенностей пребывания осужденных в исправительном учреждении как фона, на котором происходит восприятие социальной реальности, а также их влияния на психическое состояние человека;

в) определение структуры и содержания представлений о себе и своем положении в социальной реальности у лиц, отбывающих наказание в исправительном учреждении;

г) выявление особенностей структуры семантических связей сознания осужденных;

д) определение особенностей восприятия человека, как главного элемента социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительном учреждении.

Дано обоснование комплекса методик, позволивших выявить специфику восприятия социальной реальности заключенными. Они должны соответствовать ряду требований, основными из которых являются: положительная оценка надежности по данным других исследователей; доступность для изучаемого контингента с учетом образовательного уровня; краткость по времени; пригодность для групповых обследований и дальнейшей математической обработки. При выборе конкретных методик нами также учитывалось предубежденное отношение осужденных к формализованным анкетам, умелое использование при традиционных анкетных обследованиях и беседах осужденными защитных механизмов.

., Исследование ценностной структуры сознания заключенных проводилось с помощью методики Криссмана «Шкала морального поведения».

Изучение влияния нахождения осужденных в исправительном учреждении на их психическое состояние и особенности восприятия социальной реальности осуществлялось с помощью специально составленного инструментария.

Для исследования структуры «образа-Я» осужденных использовался тест «20 ответов» М. Куна и Т. Макпартленда.

Изучение (семантический анализ) индивидуальной системы значений осужденных проводилось с помощью ассоциативного эксперимента.

Исследование особенностей восприятия осужденными других людей осуществлялось с помощью фотографий.

Третья глава «Эмпирическое исследование социально-психологическх особенностей восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы» содержит анализ эмпирических данных, полученных в результате реализации теоретической модели исследования. Глава представлена пятью параграфами.

В целях проверки предположения о различиях в процессе восприятия окружающей действительности у лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, и правопослушных граждан мы посчитали необходимым исследовать ценностные аспекты сознания, влияние условий содержания на потреб-ностную сферу личности и специфику механизмов восприятия, особенности «Я-концепции» и семантической структуры сознания заключенных.

В первом параграфе приведены результаты исследования ценностных аспектов сознания заключенных. Выявленные специфические особенности были подтверждены на двух категориях заключенных: осужденных за преступления средней тяжести (кражи) и тяжкие преступления (умышленное убийство). Использовались следующие виды обработки результатов: корреляционный анализ, факторный анализ, частотный анализ, определение показателей дисперсии, средней арифметической величины, сравнение средних групповых оценок.

Нами была выявлена размытость ценностной структуры сознания осужденных, выраженная в высоких показателях дисперсии степени зла, приносимого различными нарушениями морали и права. По результатам анализа законопослушные граждане превосходят преступников по социально-позитивному отношению к базовым ценностям. Различия между преступниками и законопослушными гражданами в наибольшей мере выражены в отношении к таким ценностям, как семья, дети, общественные интересы.

Особенность ценностной структуры сознания осужденных заключается в том, что они склонны фиксировать незначительные проступки на уровне нарушений морали и подвергать их более строгой оценке, нежели тяжкие уголовные преступления, направленные против личности.

Осужденные по сравнению с законопослушными гражданами менее строго оценивают поступки, касающиеся ущемления интересов всего общества и потенциально способные принести вред многим людям. Было выявлено снижение у осужденных чувствительности в сфере межличностных отношений, что свидетельствует о смещении жизненно важных ориентации, трансформации ценностной структуры сознания в сравнении с правопослушными гражданами.

Обнаруживается склонность у осужденных к категоричности оценок событий, которая проявляется в тенденции выбирать в качестве вариантов ответов полярные пункты шкалы «О баллов зла» и «10 баллов зла». Это может свидетельствовать об отсутствии системы базовых ценностей, разделяемых всеми заключенными. Полученные результаты позволяют сделать вывод о низкой структурированности сознания осужденных.

Во втором параграфе было подтверждено, что на специфику мировосприятия заключенных существенное влияние оказывают внешние факторы детерминации. В колонии (условиях социальной изоляции) человек отгорожен от многих процессов, перестает обогащать свой жизненный опыт, нарушая тем самым важнейшие функции общения. Социальная изоляция, замкнутая группа людей, принудительное общение, жесткий распорядок дня, многочисленные ограничения, специфика субкультуры осужденных, невозможность организовывать свой досуг и целый ряд других особенностей, сопровождающих пребывание в исправительном учреждении, в совокупности отрицательно воздействуют на заключенных. Наряду с дисфункциональными процессами в обще-

нии нарушаются, искажаются и теряют ценность такие значимые механизмы межличностной перцепции, как идентификация и эмпатия. Следовательно, утрачивается способность ставить себя на место партнера, сопереживать.

Изолированность заключенных от социально значимых связей из-за жесткой регламентации семейно-родственных отношений для лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, приводит к дефициту общения (57% от числа опрошенных отмечают потребность более частого общения с семьей; 30% - испытывают тоску по дому). В связи с закрытостью учреждения это проявляется в сенсорном и информационном голоде. По данным опроса, прослеживается следующая закономерность: чем больше у человека судимостей, тем большая у него потребность в свиданиях. Наиболее невыносимо для впервые осужденных помещение в замкнутую среду; тогда как для остальных заключенных - полный контроль поведения и навязывание другими своей воли. В связи с этим происходит переключение на иную специфику общения, которая носит компенсаторный характер. Вследствие того, что лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении, вынуждено находиться большую часть времени среди осужденных, то и дефицит общения восполняется, прежде всего, в этой среде. Новая специфика общения ведет к нравственной и криминальной деформации отношений заключенного с социальной средой.

Несмотря на стремление отгородиться от других заключенных вследствие «тюремного синдрома», осужденному все же приходится отождествлять себя с ближайшим окружением при взаимодействии с другими социальными категориями людей. Это отождествление можно определить применительно к большинству осужденных, как «вынужденную идентификацию».

Восприятие своей причастности к своеобразному сообществу «мы» возникает лишь в определенном контексте и сопровождается неизбежным противопоставлением себя всем остальным, не входящим в это объединение, а потому являющимся «врагами», общностью «не мы».

Включение себя в сообщество «мы - осужденные» выражается в принятии субкультурного комплекса, предполагающего наличие:

- потребности в принадлежности;

- образа валоризованного социального пространства, имеющего локализацию (конкретное исправительное учреждение);

- идентификации с социально-территориальной общностью осужденных;

- определенной идеологической ориентации;

- соответствующего набора образно-символической продукции.

Обозначенный процесс «вынужденной идентификации» осужденного со

своим ближайшим окружением возникает как реакция на агрессию со стороны людей из сообщества «не мы», как протест на необоснованное видение в осужденном злостного преступника. Это существенно облегчает усвоение тех мер

и эталонов преступного сообщества, с помощью которых осужденным начинает восприниматься и структурироваться социальная реальность.

Поэтому можно предположить, что процесс «вынужденной идентификации» становится одним из главных препятствий успешной адаптации осужденного после освобождения.

В третьем параграфе излагаются результаты исследования сформированное™ «образа-Я» у лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях.

У заключенных была обнаружена «узость», поверхностность системы индивидуальных значений, репрезентирующих его. Так, основываясь на самоотчетах осужденных, можно предположить, что они практически не ощущают своей причастности к какой-либо социальной группе и включенности в нее. На этом основании можно сделать вывод о том, что у осужденных изолированность от общества проявляется не только в их искусственном ограждении от него (помещение в закрытое учреждение), она еще и зафиксирована в их сознании. В ответах заключенных в меньшей степени, по сравнению с законопослушными гражданами, представлены характеристики себя как социального существа (58% - осужденные, 82% - законопослушные), а преобладает информация рефлексивного характера в виде простого перечисления индивидуальных качеств, одобряемых в обществе.

Сложившиеся особенности состояния образа-Я человека определяют его поведение и занимаемую позицию при взаимодействии с окружающими, а также восприятие им социальной реальности. Именно эти особенности структуры «образа-Я» заключенных, выявленные нами в ходе эмпирического исследования, позволяют предположить неадекватность их социальной перцепции.

По результатам исследования, можно отметить, что у осужденных проявляется защитная реакция в виде склонности переводить негативную оценку, если она приписывается некоторым собственным характеристикам, в шутливую форму, что свидетельствует о проявлении защитной реакции с их стороны.

В четвертом параграфе излагаются результаты ассоциативного эксперимента, целью которого было изучение процесса субъективного восприятия социальной реальности осужденными.

На основании результатов эмпирического исследования выявлены следующие особенности:

а) преобладание «шаблонности мышления» у осужденных при ответах (у осужденных диапазон: от 27,3 до 89,6%; у законопослушных - от 45 до 83,3%);

б) торможение процесса ассоциативного эксперимента или в целом его затруднение у заключенных. Это выражалось в том, что удлинялось время реакции или испытуемый реагировал необычным словом, ничем не связанным со словом стимулом (иногда просто повторял слово-стимул);

в) относительное сужение круга выражаемых реакций осужденными по типу: стимул-реакция по сравнению с данными контрольной группы;

г) наличие группы слов-стимулов (судьба, надежда, справедливость, счастье, семья), несущих серьезную смысловую нагрузку для отбывающих наказание и вызвавшая ряд ассоциативных затруднений, что подтверждает отсутствие определенных ориентации относительно будущего у представителей изучаемой нами категории лиц;

д) способность приводить, преимущественно, простейшие ассоциации осужденными на уровне синонимов, антонимов, у контрольной группы - преобладание вторичных ассоциаций.

В пятом параграфе излагаются выявленные в авторском эмпирическом исследовании особенности восприятия осужденными другого человека, как главного элемента социальной реальности.

Анализ характеристик, приписываемых заключенными лицам, изображенным на фотографиях, позволяет сделать вывод, что у заключенных и представителей нормативной группы существуют различия в процессе восприятия другого человека, которые проявляются в следующем:

1. Структура описания человека заключенными не является постоянной, тогда как у законопослушных граждан она довольно устойчива и не зависит от особенностей воспринимаемого человека.

2. Особенность восприятия у заключенных проявляется в тенденции экстреми-зации оценок других людей, заключающейся в преобладании отрицательных характеристик в «словесных портретах».

3. При описании портретов происходит сравнение себя с людьми на фотографиях, что свидетельствует об эгоцентричности восприятия заключенных.

4. У осужденных в большей степени, чем у законопослушных граждан присутствует концентрация на оценочной стороне восприятия.

5. Осужденные чаще законопослушных граждан при описании незнакомого человека оценивают его отношение к другим людям. Это свидетельствует о том, что выявленная особенность для осужденного является очень важной и во многом предопределяющей все другие качества личности.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейших исследований и возможности практического использования результатов исследования.

Материалы проведенного исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Осужденным свойственна дискретность ценностной структуры сознания, которая проявляется в своеобразном видении взаимоотношений людей, ценностной значимости различных поступков, снижении чувства эмпатии по

отношению к другим людям, тонкостей их взаимоотношений, к интересам общества.

2. Осужденные менее строго, по сравнению с законопослушными гражданами, оценивают поступки, связанные с нарушением базовых ценностей: семья, дети, общественные интересы.

3. У заключенных представление о себе и своем положении в социальной структуре общества носит размытый характер. Им присуща плохо сформированная социальная идентичность. Она носит диффузный характер и слабо затрагивает мотивационную сферу. Это подтверждается, прежде всего, тем, что в структуре «Я-концепций» осужденных практически отсутствует принадлежность к какому-либо статусу или социальной роли, а преобладает информация рефлексивного характера в виде простого перечисления индивидуальных качеств.

4. Анализ категории рефлексивного Я показал, что сложившийся в обществе стереотип преступника как примитивного, злого существа не совпадает с самовосприятием заключенных. Такая противоречивость образаАЯ. осужденных, с точки зрения общества, становится для многих из них сильным деза-даптивным фактором их существования за пределами места лишения свободы и должна быть зоной особого внимания в процессе ресоциализации заключенных.

5. Специфика восприятия осужденными других людей проявляется, прежде всего, в эгоцентричности, концентрации на оценочной стороне суждений, экстремизации подобных оценок, оценке жизненного положения человека. Это подтверждает анализ характеристик, приписываемых заключенными лицам, изображенным на фотографиях.

6. В процессе исследования осужденные особый акцент делали на интерпретации отношений человека, изображенного на фотографии, к другим людям. Данная особенность, по нашему мнению, во многом предопределяет оценку всех других качеств людей с позиции осужденного.

7. Социально ценностные связи (с семьей, трудовым коллективом, родственниками, знакомыми, друзьями, другими представителями микросреды) заключенных ослабляются либо приобретают неустойчивый характер. На изменение ценностных ориентации существенно влияет то, что осужденный оказывается в условиях сенсорного и информационного голода.

8. Специфика общения в исправительном учреждении ведет к нравственной и криминальной деформации. Это приводит к трансформации содержания и структуры ценностей. Изменение ценностей, в свою очередь, способствует искажению самооценки, восприятия других людей, переоценке некоторых частных категорий индивидуального сознания, отражающих индивидуальный опыт субъекта.

9.Несмотря на опасение реакций на свои действия со стороны других заключенных, осужденному все же приходится отождествлять себя с ближай-

шим окружением. Это отождествление можно определить, по отношению к большинству осужденных, скорее как «вынужденную» идентификацию. Включение себя в сообщество «мы» выражается в «принятии» субкультурного комплекса, предполагающего наличие потребности в принадлежности, образа валоризованного социального пространства, имеющего локализацию (конкретное исправительное учреждение); общей идентификации с социально-территориальной общностью осужденных, определенной идеологической ориентации и соответствующего набора образно-символической продукции.

Обозначенный процесс «вынужденной» идентификации осужденного со своим ближайшим окружением возникает как реакция на агрессию со стороны людей из сообщества «не мы», как протест на необоснованное видение в осужденном злостного преступника. Это приводит к тому, что существенно облегчает усвоение тех мер и эталонов преступного сообщества, с помощью которых осужденным начинает восприниматься и структурироваться социальная реальность.

Можно предположить, что процесс «вынужденной» идентификации становится одним из главных препятствий успешной адаптации заключенного после освобождения.

Основные положения диссертации раскрываются в следующих работах:

1. К вопросу о гуманизации психологического воздействия на личность преступника // Социально-философские аспекты ноосферной динамики России. Материалы Международной научной конференции «Проблемы сознания и ноосферы в отечественной и зарубежной философии XX века». Иваново, 2021 декабря 2000г. Часть 2. - Изд-во: Ив. гос. ун-т. - 2000. - С. 149-152.

2. К вопросу о типологии личности корыстных преступников: история и проблемы / Вопросы социальной и педагогической психологии. - Иваново: ИвГУ, 2000. - С. 39-51.

3. Проведение социально-психологических исследований и экспериментов в условиях исправительных учреждений: целесообразность и особенности / Вестник молодых ученых ИвГУ. Приложение к журналу «Вестник Ивановского государственного университета». Выпуск 1. Изд-во «Ивановский гос. унт», 2001.-С. 39-41.

4. Психологическое изучение личности преступника / Молодая наука в классическом университете: Тезисы докладов научных конференций фестиваля студентов, аспирантов и молодых ученых, Иваново, 15-19 апреля 2002 г.: В 6 ч.- Иваново: Ивановский гос. ун-т, 2002. - Ч. 1. Социокультурные процессы и социальная политика в современной России. - С. 70.

5. Особенности работы психолога с осужденными / Вестник молодых ученых ИвГУ. Приложение к журналу «Вестник Ивановского гос. ун-та». Выпуск 2. Изд-во «Ивановский гос. ун-т», 2002. - С. 112-114 (в соавторстве с И.Р.Сушковым).

6. Особенности отражения социальной реальности осужденными / Актуальные проблемы социально-экономического развития Ивановской области: Материалы Международной научно-практической конференции. - Архангельск: МИУ, 2003. - С. 406-408.

7. Особенности структуры образа-Я осужденных / Развитие и современное состояние психологических исследований в свете модернизации образования: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Иваново, 21-22 марта 2003 г.: Вып. 1. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2003. - С. 39-41.

8. Восприятие психолога заключенными / Молодая наука в классическом университете: Тезисы докладов научных конференций фестиваля студентов,

аспирантов и молодых ученых, Иваново, 21-25 апреля 2003 г.: В 7 ч. - Иваново: Иван. гос. ун-т, 2003. - 4.5. Социокультурные процессы и социальная политика в современной России. Социально-философские проблемы устойчивого развития России. Актуальные проблемы современного образования и пути их решения. - С. 48-49.

9. Исследование особенностей ценностной структуры сознания у лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях / Социально-психологические процессы в управлении: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Р.Б. Гитель-махера, Иваново, 14 ноября 2003 г. / Отв. ред. В.И. Назаров. - Иваново: Иван, гос. ун-т, 2003.-С. 245-249.

Подписано в печать 04.10.2004. Формат 60x80 1/16. Бумага писчая. Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз.

Отпечатано в частном предприятии «Полиграфия-Центр» 155900, Ивановская обл., г. Шуя, ул. Свердлова, д. 5. Тел. (09351) 3-23-54

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Макарова, Юлия Владимировна, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ

1. ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА В ЗАРУБЕЖНОЙ И

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

1.1. Теоретические основы изучения личности преступника.

1.1.1. Опыт изучения личности преступника в зарубежных странах: основные направления и результаты.

1.1.2. Проблема личности преступника в отечественной науке: ретроспективный анализ.

1.2. Психологическое изучение осужденных в условиях лишения свободы

1.2.1. Влияние результатов психологических исследований на понимание закономерностей трансформации личности осужденного в условиях лишения свободы в зарубежной науке.

1.2.2. Направления изучения осужденных в отечественной науке

2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПРИЯТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ОСУЖДЕННЫМИ В УСЛОВИЯХ ЛИШЕНИЯ

СВОБОДЫ.

2.1. Концептуальный подход к исследованию особенностей восприятия социальной реальности осужденными.

2.1.1. Обоснование объекта и предмета исследования.

2.1.2. Методологические принципы исследования.

2.1.3. Теоретическая модель изучения особенностей восприятия социальной реальности осужденными.

2.2. Программа и методы эмпирического исследования социально-психологических особенностей восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы

2.2.1. Этапы и выборка эмпирического исследования.

2.2.2. Методы исследования особенностей восприятия социальной реальности осужденными

3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО

ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПРИЯТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ОСУЖДЕННЫМИ В УСЛОВИЯХ ЛИШЕНИЯ

СВОБОДЫ.

3.1. Исследование особенностей ценностной структуры сознания осужденных в условиях лишения свободы

Д 3.2. Изучение влияния условий содержания в исправительном учреждении на потребностную сферу личности и специфику восприятия осужденных.

3.3. Выявление степени сформированности «образа-Я» и его структуры у осужденного.

3.4. Исследование особенностей структуры семантических связей сознания осужденных.

3.5. Исследование особенностей восприятия другого человека осужденными в условиях лишения свободы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Социально-психологические особенности восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы"

Актуальность проблемы.

В настоящее время в нашей стране существует довольно сложная криминогенная ситуация, поэтому одной из наиболее актуальных проблем является проблема преступности. Ее прогноз в мире, его отдельных странах и регионах на ближайшие годы третьего тысячелетия неблагоприятен. Общая результирующая преступности продолжает идти вверх. Так, в 2003 году было зарегистрировано около 2 млн. 750 тыс. преступлений, что на 9,2 % больше, чем за предыдущий год.1

Социальная опасность от преступности возрастает в связи с тем, что среди общего количества преступлений возрастает доля рецидивных. Подобные показатели подтверждают, что меры, применяемые в отношении людей, преступивших черту закона, не являются достаточно эффективными для того, чтобы вставшие на преступный путь могли изменить свой образ жизни. На практике акцент делается, в основном, на карательной функции наказания, хотя именно она во многом способствует не исправлению и перевоспитанию личности, а скорее, наоборот, озлобляет человека.

Проблема преступности, являясь междисциплинарной, изучается не только в психологии, но и в криминологии, социологии, философии и других смежных науках. К сожалению, при изучении ее наблюдается тот факт, что воздействие на это негативное социальное явление сводится, в основном, к «пожарному» устранению последствий, но не предотвращению причин. Возможно, это объясняется тем, что детерминанты преступности - проблема, которая так и не получила однозначного решения ни в одной из изучающих ее наук.

Анализ современной психологической литературы свидетельствует о наличии множества неисследованных вопросов в области изучения личности пре

1 По данным отчета Министерства Внутренних Дел за 2003 год ступника. Так, среди большого количества эмпирического материала и теоретических концепций, посвященных различным аспектам изучения лиц, отбывающих наказание, почти отсутствуют материалы, затрагивающие проблему сознания заключенных.

Соглашаясь с целым рядом ученых (Ю.М. Антоняном, В.М. Поздняковым, Г.Ф. Хохряковым, В.В. Яковлевым и другими), мы считаем, что в исправительных учреждениях карательная функция должна уступить место методам индивидуальной и групповой работы с заключенными, которые основаны на глубоком психологическом анализе личности и способствуют психологической коррекции сознания и дальнейшего образа жизни человека.

Предпринятое нами изучение восприятия социальной реальности заключенными объясняется тем, что репрезентация социальной реальности в сознании людей упорядочивает образ мира и, в частности, отдельную его сферу (взаимодействие с другими людьми), детерминирует поведение, как отдельных индивидов, так и социальных групп. Занимаемая позиция при взаимодействии с окружающими во многом определяется степенью адекватности восприятия социальной реальности. Поэтому изучение социально-психологических особенностей восприятия социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительном учреждении, является для социальной психологии не только интересной теоретической, но и важнейшей практической задачей.

Это объясняется тем, что незнание социально-психологических особенностей структуры сознания преступников не позволит корректно разработать направления работы с ними по предотвращению рецидива.

Цель исследования: выявление специфических особенностей восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы.

Объект исследования: осужденные, отбывающие наказание в исправительных учреждениях.

Предмет исследования: социально-психологические особенности восприятия социальной реальности осужденными в условиях лишения свободы.

Основная гипотеза исследования. В местах лишения свободы осужденным лицам свойственны специфические особенности восприятия социальной реальности, в первую очередь, других людей. Эта специфика проявляется в преобладании оценочных характеристик над качественными и в эгоцентрично-сти восприятия.

Частные гипотезы.

1) У осужденных имеет место искажение ценностной структуры сознания как результат воздействия субъективных факторов, связанных с характеристиками личности, и объективных факторов, обусловленных особенностями условий пребывания в исправительном учреждении.

2) У лиц, отбывающих наказание, нарушена целостность «Я-образа», это выражается в размытости представлений о себе и своем положении в социальной реальности в условиях социальной изоляции.

3) Семантическая структура сознания осужденных имеет специфические особенности, проявляющиеся в шаблонности при воспроизведении и построении ассоциативных связей и образов.

Цель и гипотезы исследования определили постановку следующих задач:

1. Проведение теоретического анализа современного состояния проблемы изучения личности преступника в отечественной и зарубежной науке, рассмотрение существующих подходов к ее решению, обобщение результатов экспериментальных и эмпирических исследований, выполненных в контексте анализируемой проблематики, для обоснованного выбора объекта, предмета исследования и соблюдения преемственности получаемых знаний.

2. Формулирование понятий и основных методологических принципов, необходимых для построения системы научных координат, в рамках которой будет проходить исследование, и обеспечиваться валидность выводов, получаемых в его ходе.

3. Разработка и обоснование теоретической модели изучения особенностей восприятия социальной реальности заключенными.

4. Проведение эмпирических исследований, выявляющих особенности восприятия социальной реальности осужденными, по сравнению с законопослушными гражданами, по следующим этапам: а) сравнение ценностной структуры сознания осужденных с ценностной структурой сознания законопослушных граждан; б) выявление особенностей пребывания осужденных в исправительном учреждении как фона, на котором происходит восприятие социальной реальности, а также их влияния на психическое состояние человека; в) определение структуры и содержания представлений о себе и своем положении в социальной реальности у лиц, отбывающих наказание в исправительном учреждении; г) выявление особенностей структуры семантических связей сознания осужденных; д) определение специфики восприятия человека, как главного элемента социальной реальности, осужденными.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования.

Основными методологическими принципами, применявшимися в работе, были: принцип единства сознания и деятельности, принцип детерминизма, принцип системности.

Концептуальную основу исследования составили:

- теория психосемантического подхода к исследованию сознания и личности в отечественной психологии В. Ф. Петренко, базирующегося на идеях JI. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурии;

- теоретико-эмпирический опыт, накопленный в отечественной социальной психологии при изучении специфики ценностной структуры сознания заключенных (А.Р. Ратинов, В.Ф. Пирожков, В.А. Елеонский, В.В. Яковлев и другие); индивидуально-психологических качеств заключенных

Ю.М. Антонян, М. И. Еникеев, В. Е. Эминов); восприятия (А.А. Бодалев); адаптации к местам лишения свободы (В.Ф. Пирожков, А.Н. Сухов, А.Д. Глоточкин, Г.Ф. Хохряков и другие);

- теоретико-эмпирический опыт зарубежных ученых в исследовании личности преступника (положения теорий символического интеракционизма, социально-когнитивного научения, черт личности, эмоциональных проблем, мыслительных моделей, «Я-концепции» и другие).

Для решения сформулированных задач в диссертационной работе были использованы следующие методы исследования:

• методы теоретического исследования проблемы: анализ документации, социально-психологической, методической и юридической литературы, связанной с исследованием личности преступника, как в отечественной, так и зарубежной науке; абстрагирование и конкретизация;

• методы эмпирического исследования проблемы: наблюдение, интервью, эксперимент, анкетирование.

Исследование особенностей ценностной структуры сознания заключенных проводилось с помощью методики Криссмана «Шкала морального поведения», модифицированной нами с учетом специфики изучаемого объекта.

Изучение влияния условий содержания в исправительном учреждении на потребностную сферу личности и специфику механизмов социальной перцепции осужденных проводилось с помощью специально разработанного опросника.

Выявление степени сформированности «Я-образа» осужденных и его структуры осуществлялось с помощью теста «20 ответов» М. Куна и Т. Макпартленда.

Изучение (семантический анализ) индивидуальной системы значений осужденных проводилось с помощью ассоциативного эксперимента.

- неадекватное восприятие других людей, как главных элементов социальной реальности, является следствием нарушения семантической структуры сознания, обусловленной комплексом факторов: особенностями пребывания в исправительном учреждении, размытостью представлений о себе, неопределенностью ценностной структуры;

- психическая изоляция оказывает на осужденных большее влияние, чем физическая.

• Теоретический анализ наряду с авторскими эмпирическими исследованиями позволил выявить психологический феномен, который ранее не обсуждался в психологической литературе. Тем не менее, он играет большую роль в адаптации человека в условиях изоляции и, по нашему мнению, существенно влияет на восприятие социальной реальности. Этот феномен мы назвали «вынужденной» идентификацией личности в условиях социальной изоляции.

Вынужденная» идентификация является одним из главных препятствий успешной адаптации осужденного после освобождения. Суть этого процесса сводится к следующему: включение себя в сообщество «мы», которое выражается в «принятии» субкультурного комплекса, предполагающего наличие потребности в принадлежности, образа валоризованного социального пространства, идентификации с социально-территориальной общностью осужденных, определенной идеологической ориентации и соответствующего набора образно-символической продукции. Теоретическая значимость исследования определяется его вкладом в общую систему знаний об особенностях восприятия социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях. Полученные результаты позволяют уточнить теоретические представления о внешних и внутренних детерминантах особенностей восприятия социальной реальности осужденными.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты, отражающие специфику восприятия социальной реальности осужденными в условиях социальной изоляции, могут быть использованы работниками следственных органов, пенитенциарных учреждений, прежде всего, психологами, в своей практической работе, а также при построении программ ресоциализации бывших заключенных.

Выявленные особенности восприятия социальной реальности заключенными могут лечь в основу других исследований в контексте этой проблематики.

Полученные результаты могут быть актуализированы в лекционно-практических курсах по социальной и юридической психологии.

Положения, выносимые на защиту.

1. Социально ценностные связи осужденных, вследствие пребывания в заключении, ослабляются либо приобретают неустойчивый характер. Это порождает ситуацию сенсорной и информационной депривации и приводит к изменению ценностных ориентаций лиц, отбывающих наказание. В связи с этим после выхода из изоляции осужденным трудно вписаться в произошедшие изменения за время их отсутствия «на воле».

2. У осужденных размыто представление о себе и своем положении в социальной реальности. Специфичной для лиц, отбывающих наказание в исправительном учреждении, является плохо сформированная социальная идентичность. Она носит диффузный характер и слабо затрагивает мотивационную сферу, в результате чего в структуре "Я-концепций" осужденных практически отсутствует принадлежность к какому-либо статусу или социальной роли.

3. Неадекватное восприятие социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, выражается в шаблонности мышления, проявляющейся при воспроизведении и построении ассоциативных связей и образов. Дискретность ценностной структуры сознания приводит к своеобразному видению взаимоотношений людей, прежде всего, снижает чувство эмпатии по отношению к другим, тонкостям их взаимоотношений.

4. Особенности пребывания в исправительном учреждении, размытость представлений о себе, низкая структурированность ценностной структуры, в свою очередь, нарушают семантическую структуру сознания и приводят к неадекватному восприятию главных элементов социальной реальности - других людей. В основном, это проявляется в преобладании оценочных характеристик над качественными и более выраженной эгоцентричности восприятия другого.

Достоверность полученных результатов обеспечена посредством глубокого и всестороннего исследования научной литературы; проработанностью теоретико-методологических оснований исследования; подтверждением теоретических положений данными эмпирических исследований, опубликованных в периодических изданиях по социальной психологии; применением адекватных методических приемов сбора и статистической обработки эмпирических данных, полученных в авторских эмпирических исследованиях.

Эмпирическая база исследования. Авторские эмпирические исследования проводились на базе колонии строгого режима ОК 3/5 г. Кохма Ивановской области, а также в отряде хозяйственной части по обслуживанию СИЗО в г. Иванове. Испытуемыми являлись лица мужского пола, осужденные по различным статьям Уголовного кодекса, преимущественно, за совершение уголовных преступлений средней тяжести (кражи).

Для сопоставительного анализа в качестве нормативных показателей использовались средние данные по контрольной группе.

Общий объем выборки составил 530 человек, из них 284 осужденных и 246 представителей контрольной группы.

Апробация и внедрение результатов.

Основные теоретические положения и эмпирические результаты диссертационного исследования: а) опубликованы в психологической печати; б) вошли в лекционно-практический курс «Юридическая психология» для студентов Международного «Института Управления» (г. Иваново); в) докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры психологии ИвГУ (1999 - 2004 г.г.), учебно-научных конференциях, проходивших в ИвГУ (2000 - 2004 г.г.), на Международной научно-практической конференции в Международном «Институте Управления» (г. Иваново, 2003 г.), на научно-практической конференции «Современное состояние теоретических и прикладных исследований в свете модернизации образования» (г. Иваново, 2003 г.); на I Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Р.Б. Гительмахера «Социально-перцептивные процессы в управлении»; в колонии строгого режима ОК 3/5 г. Кохма Ивановской области, которая являлась основной эмпирической базой проведения исследования.

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Результаты исследования позволяют нам выдвинуть предположение о том, что у заключенных по сравнению с законопослушными гражданами в большей мере отсутствует восприятие себя как члена общества в целом, отдельных его социальных групп. Осужденным присуща плохо сформированная социальная идентичность. Она носит диффузный характер и слабо затрагивает мотивационную сферу. Это подтверждается, прежде всего, тем, что в структуре их «Я-концепций» практически отсутствует принадлежность к какому-либо статусу или социальной роли, а преобладает информация рефлексивного характера в виде простого перечисления индивидуальных качеств, одобряемых в обществе. Полученные нами результаты подтвердили вывод других исследователей о том, что «ценностная матрица» большинства преступников представлена общепризнанными ценностями. Оценивая себя, преступники исходят из постулируемой обществом модели поведения и соответствующих этой модели качеств личности. Можно предположить, что самооценка преступников результат воздействия коллективных норм и ценностей. Преступникам свойственна скорее конформистская, а не интериоризированная «матрица ценностей».

А отсутствие четкого представления о себе в структуре социальных отношений наряду с утратой позитивной идентичности не только дезорганизует собственный внутренний мир заключенных, но предположительно приводит и к дезорганизации своих впечатлений относительно окружающего мира.

Для преступника ценность не имеет истинного смысла ценности. Испытуемый, оценивающий себя по признаку «трудолюбивый», на самом деле воспринимает себя таким не потому, что трудолюбие входит в систему его потребностей, а потому, что при данных социальных условиях, детерминированных конкретной деятельностью, иного ответа он дать не может.

Для нашего исследования важно, прежде всего, то, что через самооценку прослеживаются установки и представления о системе определенных значимых для личности ценностей.

Система ценностных ориентаций и «Я-концепции» определяют содержательную сторону направленности личности и составляют основу ее отношений к окружающему миру, к себе самой, к другим людям, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, основу жизненной концепции.

Особенности пребывания в заключении изменяют не только систему ценностей и «образ Я», но и ведут к изменению структуры сознания индивида в целом, что отражается на структуре семантических связей сознания. Поэтому применение ассоциативного эксперимента объясняется тем, что он актуализирует в сознании человека определенные характеристики элементов социальной реальности, значимых для его сознания, психики.

Внутренняя ценностно-нормативная модель является продуктом индивидуального опыта личности и коллективного опыта макро- и микросреды, преобразованного через образцы поведения в систему значений.

С точки зрения используемого нами психосемантического подхода к исследованию личности в сознании каждого человека существует индивидуальная система значений, через призму которой происходит восприятие субъектом мира, других людей, самого себя.

Авторское эмпирическое исследование выявило важную особенность у осужденных при построении ассоциативных связей и образов - преобладание «шаблонности мышления».

Полученные выводы представляют важность для нашего исследования, учитывая то, что личностные конструкты определяют ту систему субъективных категорий, через призму которых субъект осуществляет межличностное восприятие.

Анализ характеристик, приписываемых заключенными лицам, изображенным на фотографиях, позволяет сделать вывод, что специфичными для них в процессе восприятия другого человека, являются: экстремизация оценок, эгоцентричность восприятия, концентрация на его оценочной стороне, оценка жизненного положения человека. Важным является отношение человека на фото по отношению к другим, которое во многом предопределяет все другие качества личности.

Выявленные особенности объясняют и подтверждают специфику восприятия другого человека и занимаемой позиции по отношению к нему со стороны осужденных.

Несмотря на опасение реакций на свои действия со стороны других заключенных, осужденному все же приходится отождествлять себя с ближайшим окружением. Это отождествление можно определить, применительно к большинству, скорее как «вынужденную» идентификацию. Включение себя в сообщество «мы» выражается в «принятии» субкультурного комплекса, предполагающего наличие потребности в принадлежности; образа валоризованного социального пространства, имеющего локализацию (конкретное исправительное учреждение); общей идентификации с социально-территориальной общностью осужденных; определенной идеологической ориентации и соответствующего набора образно-символической продукции.

Обозначенный процесс «вынужденной» идентификации осужденного со своим ближайшим окружением возникает как реакция на агрессию со стороны людей из сообщества «не мы», как протест на необоснованное видение в осужденном злостного преступника. Это приводит к тому, что существенно облегчает усвоение тех мер и эталонов преступного сообщества, с помощью которых осужденным начинает восприниматься и структурироваться социальная реальность.

Обозначенная дихотомия "Мы-Они" оформляет психологические границы групп. Восприятие социальной реальности становится упрощенным, проходящим через призму одной структуры логических связей, подчиненной идее противопоставления.

Поэтому можно предположить, что процесс «вынужденной» идентификации становится одним из главных препятствий успешной адаптации осужденного после освобождения.

Полученные нами результаты подтверждают, что при реабилитации и исправлении лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, с целью предотвращения рецидива необходимо большее внимание уделять особенностям сознания осужденных.

Необходимо пересмотреть меры воздействия, применяющиеся в отношении преступников, с учетом особенностей сознания заключенных с целью их реабилитации и исправления. Незнание социально-психологических особенностей структуры сознания преступников не позволит корректно разработать направления работы с ними по предотвращению рецидива.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы закончили программу, предусмотренную диссертационным исследованием. Все выдвинутые на защиту положения нашли определенное подтверждение в ходе исследования.

Стал очевидным главный вывод всего исследования: условия пребывания в исправительном учреждении и специфика ценностной структуры сознания существенно влияют на особенности восприятия социальной реальности осужденными.

Сущность представлений о социальной реальности заключается в образном представлении человеком себя, других людей и социальных явлений окружающего мира.

В соответствии с предметом нашего исследования мы выдвинули предположение, что особенности восприятия человека и других элементов социальной реальности являются результатом взаимодействия внутренних и внешних детерминирующих факторов. Это потребовало психологического анализа субъективных и объективных составляющих, способных оказывать влияние на сознание осужденного.

В соответствии с концепцией нашего исследования (согласно логике исследования) нами были изучены:

- ценностные аспекты сознания осужденных;

- влияние условий содержания на потребностную сферу личности и специфику механизмов социальной перцепции;

- особенности «Я-концепции» заключенных;

- особенности семантической структуры сознания заключенных;

- восприятие другого человека как главного элемента социальной реальности.

Исследование ценностной структуры сознания с помощью теста «Шкала морального поведения» выявило существенные различия между осужденными и правопослушными гражданами.

Заключенные в своих отчетах менее последовательны при оценке поступков, связанных общим основанием, акцентируют внимание, в основном, на четко зафиксированных в УК РФ нарушениях закона. Законопослушные граждане, выражая свою точку зрения, проявляют большую согласованность при оценивании содержательно связанных поступков.

Осужденные по сравнению с законопослушными гражданами менее строго оценивают поступки, касающиеся ущемления интересов всего общества потенциально способные принести вред многим людям.

Дискретность ценностной структуры сознания проявляется в своеобразном видении взаимоотношений людей, ценностной значимости различных поступков, снижении чувства эмпатии по отношению к другим людям. Законопослушные граждане намного превосходят осужденных по социально-позитивному отношению к таким базовым ценностям, как семья, дети, общественные интересы.

Выявленная в ходе исследования склонность у осужденных к категоричности оценок событий, которая проявляется в тенденции выбирать в качестве вариантов ответов полярные пункты шкалы «О баллов зла» и «10 баллов зла», может свидетельствовать об отсутствии системы базовых ценностей, разделяемых всеми заключенными.

Полученные результаты позволяют сделать вывод о низкой структурированности сознания осужденных.

На специфику восприятия социальной реальности лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, накладывает отпечаток само нахождение в исправительном учреждении. Поэтому в нашей работе отдельным вопросом рассматривалось то, каким образом объективные детерминанты, связанные с нахождением людей в исправительном учреждении, влияют на сознание заключенных.

Социальная изоляция (от значимых взаимоотношений в связи с жесткой формализацией семейно-родственных уз для лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы) способствует деформации объема и содержания общения осужденных, выступающего нередко в качестве механизма их вторичной личностной деформации и приводящей к криминогенным последствиям. Дефицит общения - это количественно-качественная трансформация феномена общения. Происходит актуализация новых видов общения, которые носят компенсаторный характер. Вследствие того, что лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы в исправительном учреждении, вынуждено находиться, преимущественно, среди осужденных, то и дефицит общения (его объем) восполняется, прежде всего, в этой среде.

Специфика общения в исправительном учреждении предположительно, в свою очередь, ведет к его нравственной и криминальной деформации. А деформация объема или содержания общения (или объема и содержания сразу) справедливы в отношении любого осужденного. Это не может не влиять на содержание и структуру ценностей, приводя к их трансформации, что мы можем наблюдать по результатам проведенных экспериментов. В свою очередь, изменение ценностей способствует искажению самооценки, восприятии других людей, переоценке некоторых частных категорий индивидуального сознания, отражающих индивидуальный опыт субъекта. В частности, искаженная стереотипизация восприятия осужденными друг друга и других людей составляет основу нравственной деформации общения. Она мотивирует и дальнейшее поведение осужденного.

Анализ эмпирических данных, полученных на этом этапе исследования, сделал очевидным тот факт, что в колонии человек отгорожен от многих процессов, перестает обогащать свой жизненный опыт, нарушая тем самым важнейшие функции общения.

Наряду с дисфункциональными процессами в общении нарушаются, искажаются и теряют ценность такие значимые механизмы межличностной перцепции, как идентификация и эмпатия. Следовательно, утрачивается способность ставить себя на место партнера и сопереживать.

В целом объективная социальная реальность представляет для конкретного человека некую субъективную модель со своеобразным пониманием своего положения в ней, причастности к происходящим в ней процессам. В феномене самооценки фокусируется психическое отражение всех объективных отношений и связей личности со средой. Поэтому следующим шагом в нашем исследовании было изучение особенностей «образа Я» заключенных. При этом мы оставили открытым вопрос о том, существовали ли такие отличия у испытуемых до заключения, или они явились следствием их изолированности от нормальных взаимоотношений людей из-за пребывания в местах заключения. Данный вопрос мы считаем, безусловно, важным, но выходящим за рамки диссертационного исследования.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Макарова, Юлия Владимировна, Иваново

1. Абульханова К.А., Воловикова М.И., Елисеев В.А. Проблемы исследования индивидуального сознания // Психологический журнал. - 1991. - № 4.

2. Айзенк Г. Ю. Структура личности. - СПб., 1999. - 464 с.

3. Алексеева Л., Осколкова О. Опыт социальной реабилитации подростков в Голландии, Чехии, Словакии, Венгрии, США и Англии. Социальная помощь семьям и детям. М., 1994. Вып. 2.

4. Алферов Ю. А. Международный пенитенциарный опыт и его реализация в современных условиях. Домодедово, 1993. - С. 52-70, 96.

5. Алферов Ю. А. Психолого-педагогическая диагностика и воспитательное воздействие на осужденных. Домодедово, 1990.

6. Анализ причин стресса среди заключенных // Борьба с преступностью за рубежом. М., 1994. - № 8. - С. 31-34.

7. Ананьев Б.Г. К постановке проблемы развития детского самосознания. -Изв. АПН РСФСР. Вып. 18. М., 1948.

8. Ананьев Б. Г. Очерки истории русской психологии 18 и 19 веков. М. - JL, 1947.-С. 110.

9. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001. -288 с.

10. Андреев В. И. Объединять усилия психиатров, психологов и педагогов // Исправительно-трудовые учреждения. 1979. - № 9. - С. 60-62.

11. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. -416с.

12. Антонян Ю. М. Преступная жестокость: Монография. М., 1994. - С. 111141.

13. Антонян Ю. М. Преступность и психические аномалии. М.: Наука, 1987. -58 с.

14. Антонян Ю. М. Психология убийства. М.: Юрист, 1997. - 304 с.

15. Антонян Ю.М., Бородин Р.В. Преступность и психические аномалии. М.: Наука, 1987. -207с.

16. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск, 1989. - С. 84-157.

17. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н., Бовин В.Г. Некоторые отличительные психологические черты личности преступника // Личность преступника и предупреждение преступлений // Сб. научных трудов. М., 1987. - С. 13-26.

18. Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. М.: Юрист, 1996. - 336с.

19. Анцыферова Л.И. Психология повседневности: жизненный мир личности и «техники» ее бытия // Психологический журнал. 1993. - № 2.

20. Аронсон Э. Общественное животное. Введение в социальную психологию. М., 1998. - С. 34-35, 292-301.

21. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980.

22. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. -М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 104с.

23. Асмолов А. Г. Психология личности. М.: МГУ, 1990. - С. 184-185.

24. Башкатов И. П. Социально-психологические методы изучения личности и групп в ВТК. -М., 1986.

25. Башкатов И. П., Саблина Л. С. Психолог ВТК. М., 1977. - С. 13-41.

26. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М.: Социальное здоровье России. 1993. - 198с.

27. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986. -420 с.

28. Беттельхайм Б. Индивидуальное и массовое поведение в крайних ситуациях //Дружба народов. 1992. - № 11-12. - С. 101-116.

29. Бехтерев Ю. Ю. Изучение личности заключенного. М., 1928. -С. 17-18.

30. Бим-Бад Б. Д. Педагогическая антропология. М., 1998. - С. 3445.

31. Бим-Бад Б. Д. Педагогические течения в начале 20 столетия. М., 1994. - С. 7-10.

32. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.-200 с.

33. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

34. Бойко И. Б. Основы суицидологии. В 2-х частях. Рязань, 1996.

35. Бриллиантов А.В. Дифференциация наказания и степень исправления осужденных к лишению свободы. Монография. М., 1997. - С. 8-45, 89131.

36. Буева Л. П. Индивидуальное сознание и условия его формирования // Вопросы философии. 1963. - № 5. - С. 68-79.

37. БэронР., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1997. - С. 151-155, 286296.

38. Валигура Б. Фукнционирование человека в условиях тюремной изоляции. Познань, 1974.

39. Васильев В. А. Юридическая психология. СПб.: Питер Ком, 1998. -656 с.

40. Васильева Ю. А. Особенности смысловой сферы личности при нарушениях социальной регуляции поведения // Психологический журнал. Т. 18. 1997. - № 2. - С. 58-78.

41. Волков Б.С. Мотивы преступлений: Уголовно-правовое и социально-психологическое исследование. Казань, 1982. - С. 42- 48.

42. Выготский JI.C. Развитие личности и мировоззрение ребенка. В кн.: Психология личности. Тексты. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. -М., 1982.

43. Гачев Г. Национальные образы мира. Космо-психо-логос. М., 1995. -237 с.

44. Герцен А. И. Собр. соч. в 30 т. М., 1960. Т. 20. Ч. 1. - С. 439-440.

45. Гилинский Я. И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория // Социол. исслед. 1998. - № 4. - С. 73-76.

46. Гласс Дж., Стэнли Дж. Статистические методы в педагогике и психологии / Пер. с англ. Л.И. Харусовой; общ. ред. Ю.П. Адлера. М.: Прогресс. - 1976. -495 с.

47. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Эмоции и чувства человека, лишенного свободы. М., 1970. - 46 с.

48. Голоднюк М.Н., Зубкова В.И. Предупреждение преступности. -1990.

49. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.: Гардарика, 1998. - 472с.

50. Деев В. Г. Изучение индивидуальных особенностей осужденных, содержащихся в ИТУ. Рязань, 1975.

51. Деев В. Г. Наблюдение как метод изучения личности осужденного.-Рязань, 1976.

52. Динамика ценностей населения реформируемой России / Отв. ред. Н.И. Лапин, Л.А. Беляева. -М., 1996. 173с.

53. Дорошевич В. М. Сахалин. Каторга. М., 1907.

54. Дюркгейм Э. Норма и патология // Социология преступности (современные буржуазные теории): Пер. с англ. канд. юрид. наук А. С. Никифорова и д-ра юрид. наук А. М. Яковлева / Под ред. проф. Б. С. Никифорова. М.: Прогресс, 1966.-С. 39-45.

55. Елеонский В. А. Теоретические проблемы отношения осужденных к наказанию и повышения эффективности их исправления и перевоспитания в местах лишения свободы: Автореф. дис. .докт. юр. наук. М.,1987.

56. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М.: Юридическая литература, 1997. - С. 87-101.

57. Ефремова Г.Х., Гранат Н.Д. Эмпирическое исследование правосознания: реальное содержание и задачи формирования // Психологический журнал.1988.-№ 6.-С. 92-102.

58. Завражин С. А. Предупреждение отклоняющегося поведения несовершеннолетних в Российской империи. М., 1996. - С. 99.

59. Залевский Г. В. Женщина и стресс в современных условиях: мифы и реальность // Сибирский психологический журнал. Вып. 10. 1999,-С. 90.

60. Звоницкая А. С. К вопросу об изучении личности преступника. Киев, 1924.

61. Изучение личности преступника в СССР и за границей / Под ред. М. Н. Гернета. -М., 1925.

62. Интервью с А. Б. Орловым // Журнал практического психолога. 1997. -№3.-С. 67-69.

63. Иншаков С. М. Зарубежная криминология, М.: Инфра-М. - 1997. - С. 169177.

64. Исследование поведения в тюрьмах заключенных с различными умственными способностями // Борьба с преступностью за рубежом. М., 1994. - № 7. - С. 36-39.

65. Казанцев В. Н. Контент-анализ массовой документации в ИТУ. Рязань, 1977.

66. Каннабих Ю. История психиатрии. Репринт, издание 1928 г. М., 1994. - С. 323-341.

67. Кареев Н. И. Сущность исторического процесса и роль личности в истории. -СПб., 1890. С. 485.

68. Карпец И. И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. М.: Юрид. литература, 1973. - 287 с.

69. Карпец И. И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Российское право, 1992.-431 с.

70. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. М., 1995.

71. Кон И.С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. - 383с.

72. Краткий психологический словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М.: Политиздат, 1995. - С. 189.

73. Криминальная мотивация / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М.: Наука, 1986. -302с.

74. Криминология / Под общ. ред. доктора юрид. наук, профессора А. И. Долговой. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. - М., 1999. - С. 43-47, 397-405.

75. Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии. М.: Юридическая литература, 1976. - 286 с.

76. Кудрявцев В. Н. Социальные деформации (причины, механизмы и пути преодоления). М.: ИГПАМ, 1992. - 133 с.

77. Кудрявцев В.Н., Казимирчук Л.П. Современная социология права. М.: Юристь, 1995. -301с.

78. Кузнецов В. Е. Истоки междисциплинарного подхода в отечественной суи-цидологии // Комплексные исследования в суицидологии. М., 1986.

79. Кузнецов В. Е. Исторические аспекты исследования самоубийств в России // Актуальные проблемы суицидологии. М., 1981.

80. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. М.: Изд-во Московского ун-та, 1969. - 232с.

81. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К.Маркса. -М., 1980.-312 с.

82. Лабковская Е.Б. Юридическая психология: теории девиантного поведения. СПб., 2000. - С. 65-74.

83. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. Пг., 1924. - С. 37-41, 86-94, 185-195.

84. Лайне М. Криминология и социология отклоненного поведения. Хельсинки, 1994. - С. 53-58, 125, 131.

85. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. -304с.

86. Леонтьев А.Н. О системном анализе в психологии // Психологический журнал. Т.12. №4. - 1991. - С. 117-120.

87. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1979. -№2.

88. Лестер Д., Данто Б. Л. Самоубийство за решеткой. Рязань, 1994.

89. Личность преступника. Методы изучения и проблемы воздействия: Сб. научн. трудов ВНИИ МВД СССР. М., 1988.

90. Личность преступника как объект психологического исследования / Под ред. А.Р. Ратинова. М.: Изд-во Каз. ун-та, 1979. - С. 2341.

91. Личность преступников и индивидуальное воздействие на них: Сб. научн. трудов ВНИИ МВД СССР. М., 1989.

92. Лович Е. Изучение преступника//Революция и культура. 1929.-№ 3.-С. 57.

93. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984.-444с.

94. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии. -1975.-№ 2.-С. 31-45.

95. Ломов Б.Ф. Проблема социального и биологического в психологии // Биологическое и социальное в психике человека. М.: Наука, 1977. -С. 34-65.

96. Ломов Б.Ф. Системный подход к проблеме детерминизма в психологии // Психологический журнал. 1989. - Т. 10. - № 4. - С. 19-33.

97. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М.: Наука, 1991. -382с.

98. Лунеев В.В. Преступность в XXI веке (методология прогноза) // Социол. иссл. 1996. - № 7. - С. 93-106.

99. Магомед-Эминов М. Ш. Трансформация личности. М., 1998. - С. 400412.

100. Магун B.C. Оценки и самооценки в структуре индивидуальности. В кн.: Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдном исследовании). -Л., 1976.

101. Маджаров Е.А. Особенности психокоррекционной работы в интеракцион-ных группах осужденных: Автореферат дис. . канд. психол. наук. М., 1991. -С. 12-16.

102. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 2000. - С. 278-292, 500-502, 526-527 (688с.).

103. Макарова Ю.В. К вопросу о типологии личности корыстных преступников: история и проблемы / Вопросы социальной и педагогической психологии. Иваново: ИвГУ, 2000. - С. 39-51.

104. Макарова Ю.В., Сушков И.Р. Особенности работы психолога с осужденными / Вестник молодых ученых ИвГУ. Приложение к журналу «Вестник Ивановского гос. ун-та». Выпуск 2. Изд-во «Ивановский гос. ун-т», 2002. С. 112-114.

105. Макарова Ю.В. Особенности отражения социальной реальности осужденными / Актуальные проблемы социально-экономического развития Ивановской области: Материалы Международной научно-практической конференции. Архангельск: МИУ, 2003. - С. 406-408.

106. Максимов С. Сибирь и каторга. СПб., 1891.

107. Максимова Р. А. Опознании школьниками самих себя и своих сверстников. Учен. зап. Ленингр. ун-та, 1970, № 352. Сер. психол. наук, вып. 2.

108. Максудов Р., Флямер М., Грасенкова А. Институт примирения в уголовном процессе: необходимость и условия развития // Уголовное право. 1998. -№ 1. С. 67-76.

109. Максудов Р., Флямер М., Грасенкова А. Примирение жертвы и правонарушителя: проект реализации восстановительного правосудия в России // Адвокат. 1998. - № 5. - С. 59-77.

110. Методологические проблемы социальной психологии / Под. ред. Е.В. Шороховой. -М.: Наука, 1975. 295с.

111. Михлин А. С. Личность осужденных к лишению свободы и проблема их исправления и перевоспитания. Фрунзе, 1980.

112. Мораль: сознание и поведение / Отв. ред. Н.А. Головко. М.: Наука, 1986. - 207с.

113. Морогин В.Г. Некоторые результаты экспериментально-психологического исследования ценностно-потребностной сферы личности осужденных // Сибирский психологический журнал. 1997. - Вып. 5.

114. Морогин В. Г., Залевский Г. В. Ценностно-потребностная сфера личности осужденных, переживших смертный приговор // Психологический журнал. 1999. -№2.-С. 73-81.

115. Мясищев В.Н. Сознание как единство отражения действительности и отношения к ней человека. В кн. Проблема сознания. - М., 1966.

116. Наприс А.В. Психологическая характеристика личных жизненных планов и их влияние на поведение осужденных молодежного возраста (по материаламколоний строгого режима): Автореф. дис. . канд. психол. наук. Рязань, 1997.

117. Некоторые методы психотерапии молодых заключенных, страдающих депрессией // Борьба с преступностью за рубежом. -М., 1994. -№ 8.-С. 28-31.

118. Некоторые приложения диагноза «антисоциальная личность» к преступникам, отбывающим наказание в тюрьме // Борьба с преступностью за рубежом. М., 1984. - № 7. - С. 37-41.

119. Новоселова А. С., Катков В. JI. Комплексное изучение личности как основа осуществления индивидуального подхода в воспитании и перевоспитании. -Пермь, 1990.

120. Общая психология / Под ред. А.В. Петровского. М., 1977. - 479 с.

121. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. 4-е изд., дополненное. - М.: Азбуковник. - 1998.- С. 96,233.

122. Первозванский В.Б., Стурова М.П. Проблемы исправления осужденных различных категорий. М., 1999. - С. 19-22.

123. Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982. -255 с.

124. Петровский А.В. Проблемы развития личности с позиций социальной психологии // Вопросы психологии. 1984. - № 4. - С. 15-30.

125. Пирожков В.Ф., Глоточкин А.Д. Психические состояния человека, лишенного свободы / Под ред. К.К. Платонова. М., 1968. - 42с.

126. Пирожков В.Ф., Глоточкин А.Д. Эмоции и чувства человека, лишенного свободы / Под ред. К.К. Платонова. М., 1970. - 46с.

127. Платонов К.К. Системное качество психических явлений // Психол. журнал. 1982. - Т. 3. - № 2. - С. 27-33.

128. Поздняков В.М. Личность преступника и исправление осужденного (ис-торико-психологический очерк). Домодедово, 1998.

129. Поздняков В. М. Отечественная пенитенциарная психология: история и современность. Монография. М.: Академия управления МВД России. - 2000. -С. 143.

130. Поздняков В.М. Психология в пенитенциарной практике зарубежных стран в XX столетии. Монография. М., 2000. - 148с.

131. Познавательные процессы: ощущение и восприятие. М., 1982. -336 с.

132. Познышев С. В. Криминальная психология. Преступные типы. М., 1926.-С. 7.

133. Пономарев И. Б. Современное состояние юридической психологии и основные прикладные направления развития // Юридическая психология / Под ред. И. Б. Пономарева. М., 1994. - С. 10.

134. Постон Т., Стюарт С. Теория катастроф и ее применение. М., 1986. -Гл. 17.

135. Пошан Т., Дюма К. Абрахам Маслоу и Хайнц Кохут: сравнение // Иностранная психология. 1993. - № 1. - С. 18-27.

136. Прангишвили А.С. Социальная психология паники в свете понятия установки. В кн.: Исследования по психологии установки. Тбилиси, 1967.

137. Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление (Материалы «круглого стола» в ИГП РАН. 4 октября 1995 г.). М., 1996. -89с.

138. Психология межличностного познания / Под ред. А. А. Бодалева. М., 1981.-223 с.

139. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. -СПб.: Питер, 1999. С. 345-346.

140. Радзиховский Jl.А. Диалог как единица анализа сознания,- В кн.: Познание и общение / Б.Ф.Ломов, А.В.Беляева, М.Коул. М.: Наука, 1988. -С. 24-35.

141. Ратинов А. Р. К ядру личности преступника // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии. М., 1981. - С. 3.

142. Ратинов А. Р. Методологические вопросы психологического изучения личности преступника // Психологическое изучение личности преступника (методы исследования). Сборник научных трудов. М., 1976. -С. 18-19.

143. Ратинов А. Р. Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход // Личность преступника как объект психологического исследования. М., 1979. - С. 15.

144. Ратинов А. Р., Ефремова Г. X. Изучение ценностно-нормативной сферы преступников // Личность преступника как объект психологического исследования. -М., 1979. С. 44-62.

145. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988. - 253с.

146. Ратинов А. Р., Ефремова Г. X., Зудин В. В. Опыт изучения правовых установок и ориентаций преступников // Психологическое изучение личности преступника. -М., 1976. С. 153-185.

147. Розен Г. Я. Психология познания как самостоятельное направление исследований. В кн.: Зарубежные исследования по психологии познания. - М., 1977.

148. Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Академика РАН Г.В. Осипова. М.: Издательская группа НОРМА -ИНФРА. - М., 1998. -С. 405, 518.

149. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М.: Педагогика, в 2-х тт., 1989.-С. 46.

150. Рубинштейн С.Jl. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений. Изд-во АН СССР, 1957. С. 14.

151. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 Т. М.: Педагогика, 1989.

152. Сагатовский В.Н. Основы систематизации всеобщих категорий. Томск, 1973.

153. Самовичев Е. Г. Психологическая типология трудно-воспитуемых осужденных и особенности индивидуальной работы с ними // Сб. научных трудов /ВНИИ МВД СССР. Вып. 88. М., 1986. - С. 12-36.

154. Самовичев Е.Г. Психологические основы исправления и перевоспитания осужденных /Под ред. и с предисл. Н.А. Стручкова. М., 1985. -С. 6-36.

155. Сафин В.Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения. Вопр. психологии, 1975. - № 3.

156. Свидерский В.И. О диалектике отношений. М., 1983. - 137 с.

157. Семантические измерения как модели // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1991. - № 1. - С. 61-72.

158. Семенова Э.Ф. Влияние роли статуса на процессы социальной перцепции и на восприятие информации. В сб.: Экспериментальная и прикладная психология. Вып. 4. - ЛГУ, 1971.

159. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. М. 1995. -С. 31-35, 342-353.

160. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М., 1985.

161. Стуканов В.Г. Методические основы исправительной психологической коррекции личности осужденного за корыстные преступления. Минск. -1999.-С. 6-36.

162. Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ // Новый мир. 1989. - № 10. -С. 323.

163. Сотонин К. Психограмма судебного следователя // Интеллигентный труд. М„ 1925.

164. Социальные отклонения / Под ред. В.Н. Кудрявцева, B.C. Нерсесянца. -М.: Юридическая литература, 1989. 368с.

165. Социология преступности. Сборник статей. Пер. с англ. А.С.Никифорова и A.M. Яковлева / Под ред. Б.Ф. Никифорова. М.: Прогресс, 1966. -368с.

166. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. -284с.

167. Страх виктимизации и симптомы психопатии у заключенных // Борьба с преступностью за рубежом. М., 1994. - № 7. - С 32-34.

168. Стурова М.П. Воспитательная система исправительно-трудовых учреждений: Автореф. дис. . докт. пед. наук. -М., 1991.

169. Сухов А. Н. Криминогенное общение в среде осужденных. Рязань. -1993. - Гл. 2,3.

170. Сухов А. Н. Психология криминогенного общения в среде осужденных: Автореф. дис. . докт. психол. наук. Л., 1991.

171. Сушков И.Р. Межгрупповые отношения в производственной организации. Канд. дис. М., 1983.

172. Сушков И. Р. Психология взаимоотношений. М., 1999. - С. 136, 147.

173. Сушков И.Р. Психология взаимоотношений групп в социальной системе. Докт. дис. М., 2002.

174. Сушков И.Р. Социально-психологические особенности личности преступника. Текст лекции. Иваново: ИвГУ, 1990.

175. Тагер А. С. О программе экспериментального исследования психологии свидетельских показаний//Психология. Т. 2. М., 1929.

176. Тимашев М. В., Семенов В. А. Составление психологических характеристик на различные категории осужденных. Рязань, 1986.

177. Тобин С. А. Сравнение психоаналитической Я-психологии и личностно центрированной психологии К. Роджерса // Иностранная психология. 1993. -№ 1. С. 7-18.

178. Трубников В.М. Социальная адаптация освобожденных от отбывания наказания. Харьков: Изд-во Основа, 1990. - С. 76-79.

179. Уголовный кодекс РФ // Сборник кодексов РФ. М.: Изд-во ЗАО «Славянский дом книги», 1998. - С. 190-239.

180. Утевский Б. С. Воспоминания юриста. М., 1989. - С. 282-283.

181. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Введение в пенитенциарную психологию. Рязань. - 1998. - С. 89-90.

182. Филонов JI. Б. Психологические способы изучения личности обвиняемого. -М„ 1983.

183. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. СПб., 1898.-С. 385.

184. Франки В. Психолог в концентрационном лагере //Человек в поисках смысла. М., 1990. - С. 130-156.

185. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. - С. 23.

186. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994. -447 с.

187. Холл К. С., Линдсей Г. Теории личности. М., 1997. - С. 273-306, 403446, 497-540.

188. Хохряков Г. Ф. Парадоксы тюрьмы. М., 1991. - С. 43-45.

189. Хохряков Г. Ф., Голубев В.П. Ценностные ориентации и их влияние на противоправное поведение осужденных // Социально-психологические и правовые проблемы профилактики правонарушений в ИТУ. Рязань, 1982. - С. 102-111.

190. Хохряков Г. Ф., Саркисов Г. С. Преступления осужденных: причины и предупреждение (Основные проблемы пенитенциарной криминологии). Ереван, 1988. - 124 с.

191. Хьелл JL, Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и приложения). СПб., 1997. - С. 270-330, 528-573.

192. Чамата П.Р. К вопросу о генезисе самосознания личности. В кн.: Проблемы сознания. - М., 1968.

193. Чернышевский Н. Г. Полн. собр. соч. М., 1940. Т.: X. Ч. 2. -С. 92.

194. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М., 1977.

195. Шабанов В.Б. Криминалистическая характеристика преступной среды, ее норм и традиций в местах лишения свободы. Гродно, 1994. -С. 24.

196. Шаламов В. Левый берег. Очерки преступного мира. М., 1989. - С. 501508.

197. Шамис А. В. Основные средства карательно-воспитательного воздействия на осужденных и механизм их реализации в исправительных учреждениях: атореф. дис. . докт. юрид. наук. М., 1996.

198. Шорохова Е.В. Проблема «Я» и самосознание. В кн.: Проблемы сознания. М., 1968.

199. Щегорцов В.А. Социология правосознания. М.: Мысль, 1981. -168с.

200. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М.: Зерцало, 1998. -352с.

201. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М., 1999. -447 с.

202. Шнайдер Г. Й. Криминология. М., 1994. - С. 346-375, 414-415.

203. Шульц Д., Шульц С. Э. История современной психологии. СПб., 1998. -С. 469-480.

204. Энциклопедический социологический словарь / Под общ. ред. Г.В. Оси-пова. М.: РГНФ. 1995. - С. 206, 686, 689.

205. Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. М.: Советская энциклопедия, 1987. - С. 355.

206. Ядов В.А. Диспозиционная позиция личности // Социальная психология. Д., 1979.

207. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975. -С. 89-105.

208. Яковлев А. М. Преступность и социальная психология. М.: Юридическая литература, 1971. - 237 с.

209. Яковлев В. В. Психологическая характеристика смысловой сферы осужденных к лишению свободы: Автореф. дис.канд. психол. наук. Рязань, 1999.-С. 13-19.

210. Anomie and deviant behavior. A discussion and critique / Ed. by M. B. Clinard. -New York, 1966. P. 82-83.

211. Aromaa K. Varkaan ammatti ja sen tuki-instituutiot. Helsinki, 1983.

212. Bowker L. Prison Subcultures. Lexington, 1977.

213. Brunswik E., Reiter L. Eindruckscharaktere schematisierter Gesichter. Zs. F. Psychol, 1937, S. 67-134.

214. Clemmer D. The Prison Community. New York, 1958. - P. 298306.

215. Cline H, Wheeler S. The determinants of normative patterns in correctional institutions// Scandinavian Studies in Criminology / N. Christie (ed.). 1968.-№2. - P. 173-184.

216. Flynn E. E. Kriminologie und Humanwissenschaften Gewalt und kriminelle Karriere//MschrKrim. 1989, S. 451-474.

217. Galtung J. Fengseissamfunnet. Oslo, 1959, S. 45-48, 135136.

218. Goffman E. Asylums. Essays on the Social Situation of Mental Patiens and Ohterlnmates. New York, 1961. - P. 7-9, 18, 20.

219. Grapendaal M. The Inmate Subculture in Dutch Prison // BritJCrim. 1990. Vol. 30. - P. 341-357.

220. Harbordt S. Die Subkultur des Gefagnissens. Stuttgart, 1967.

221. Hohmeier J. Die sozile Situation des Strafgefangenen: Deprivation der Haft und Ihre Folgen // MschrKrim. 1971. -№4, S. 292-304.

222. Hoppensack H.-C. Uber die Strafanstalt und ihre Wirkung auf Einstellungund Verhalten von Insassen. Berlin, 1969, S. 94.

223. Houchon G. Riceria suite structure sociate penitenciare e sulla cultura carcerale // Quaderni di Criminologia Clinica. 1969. P. 271-294.

224. Inside Criminology / Ed. by Ruth Masters, Cliff Robertson. California, 1990. - P. 298-301,333-344.

225. Irwin J. The Felon. Englewood Cliffs, 1970.

226. Irwin J., Cressey D. Thieves, Convicts and Inmate Culture // Social Problems. 1962. № 10.

227. Journal of Offender Rehabilitation. 1993. № 1-2 -P. 43-56.

228. Kaiser G., Kemer H.-J., Schoch H. Strafvollzug. Eine Einfuhrung in die Grundlagen. 4 Aufl. Meidelburg, 1991. - S. 328-333.

229. Kets de Vries M. F. Prisoners of leadership // Human Relations. 1988. Vol. 41. -№3. P. 261-280.

230. Klience C.L. Self-perseption. San Francisco, 1978.

231. Lambropoulou E. Erlebnisbiographie und Aufenthalt im Jugendstrafvollzug berlin, 1987, S. 153-155.

232. Lehrner H.-J. Prestige und Solidaritat in der Haft // In: H.Steinert (Hrsg.), Der Process der Kriminalisierung. Untersuchungen zur Kriminalsoziologie. Berlin, 1973, S. 144-156.

233. Lersch Ph. Einfuhrung in die Psychodiagnostik unter besonderer der Aus-druckspsychologie. Munchen, 1952.

234. Losel F. Rechtspsychologie // Handworterbuch Psychologie. 5 Aufl. Wein-heim, 1994, S. 645-646.

235. Mechler A. Psychiatrie des Strafvollzugs. Munster, 1981, S. 1726.

236. Merton R. Social Structure and Anomi // American Sociological Review. 1938. № 3. - P. 672-682.

237. Panse F. Die psychologische Problematic des Strafvollzugs im Hinblick auf den Besserungsgedanken // MschrKrim. 1956. 39, S. 517.

238. Plutchic R. A study of facial expression in the light of a new theory of emotion. Der Bericht uber sechszehnten internationalen Kongress. Amsterdam, 1961.

239. Psychological auproaches to crime and its correction: Theory research, prachtive / Jacks J., CoxF., ed. Chicago: Nelsonhale, 1984. -585 p.

240. Radbruch G. Die Psychologie der Gefangenschaft // ZStW. 1911. № 166, S. 339-354.

241. Rettig S., and Pasamanick, B. (1959). Changes in moral values among college students: a factorial study. American Sociological Review, 24, 856 -863.

242. Rosner A. Suicid im Strafvollzug der Bundesrepublik Deutschland wirklich ein Problem? // KrimPad. 1986. - № 14, S. 42-44.

243. Samuel S.C. Enhancing self-concept in early childhood. N. Y., 1977.

244. Scanzoni J. Socialization, Achievment and Achievment Values // American Sociological Review. 1976. Vol. 32. P. 390-456.

245. Scheu W. In Haft. Zum Verhalten dsutscher Strafgefangener. Berlin. 1983, S. 95-97.

246. Sieverts R. Die Wirkungen der Freiheitstrafe und Untersuchungshaft auf die Psyche der Gefangen. Phanomenologische Studien an literarischen Selbstzeugnissen ehemaliger Haftlinge. Berlin, 1929.

247. Siverts R. Haftpsychologie// HWKrim. 1979. № 4, S. 445-455.

248. Steinhagen H. Die informelle Sozialstructur einer Gefangengemeinschaft, dar-gestein am Beispiel der halboffenen Erwachsenenstrafanstalt Vierlande. Vierlande. 1976, S. 233.

249. Swientek C. Autoaggressivitat dti Gefangenen aus pa dagogischer Sicht. -Munchen, 1982, S. 297-298.

250. Sykes C. Messinger D. The Inmate Social System // Theoretical Studies in Social Organization of the Prison / Ed. by R. Gloward. New York, 1960.

251. Sykes C. The Society of Captives: A Study of a Maximum Security Prison. -Princeton, 1958.

252. The Oxford History of the Prison: The Practice of Punisment in Western society / Ed. by Norwal Morris and David J. Rothman. New York: Oxford University Press, 1995. - P. 184.

253. Walter M. StrafVollzug. Stutgart, 1997, S. 185,187.

254. Wegner D.M., Vallacher R.R. (eds.). The Self in Social Psychology. N. Y., Oxford, 1980.

255. WeisK. Die Gefangenen: Die Subculrur der Strafanstalten // Schwind H. -D., BlauG. (Hrsg) Strafvollzug in der Praxis. Berlin, 1988, S. 239255.

256. Wheeler S. A Study of Prisonization 11 N. Jonson, L. Savitz, M. E. Wolfgang (Ed.), The Sociology of Punishment and Correction. Aufl. 1. New York, 1962. -P. 152-164.

257. YingerJ. M. Contraculture and Subculture //D. O. Arnold (Edc.): The Sociology of Subcultures. New York, 1970. - P. 121-124.