Автореферат диссертации по теме "Социально-психологические особенности рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе"

На правах рукописи УДК 155.4 ББК 88.5

КОВАЛЬ Максим Валерьевич

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕФЛЕКСИВНО-ДИАЛОГИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПЕРЕГОВОРНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность 19.00.05-социальная психология

(психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Тамбов 2008

003455168

Работа выполнена на кафедре социальной психологии Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.

Научный руководитель: академик РАО,

доктор психологических наук, профессор Донцов Александр Иванович

МГУ им. М.В. Ломоносова, факультет психологии

Официальные оппоненты: академик АПСН, доктор психологических

наук, профессор Семенов Игорь Никитович

ГУ-Высшая Школа Экономики, факультет психологии

кандидат психологических наук Чулков Глеб Игоревич

ТГУ им. Г.Р.Державина, Академия экономики и предпринимательства

Ведущая организация: Московский городской

психолого-педагогический университет

Защита состоится 19 декабря 2008 года в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.261.09 в Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина по адресу: Россия, 392008, г. Тамбов, ул. Советская, д. 190 г.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина по адресу: г. Тамбов, ул. Советская, д. 6.

Автореферат разослан « /9 » ио£и)р&~ 2008 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент

/ЪЛСМЫ Т.В. Казакова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В период активного становления новых социально-экономических отношений в России повышается значение готовности специалистов разных областей к продуктивному диалогу (Р. Аксельрод, А.И. Донцов, В.Г. Зазыкин, В. Зигерт, Р.Л. Кричевский, М.М. Лебедева, Д.Б. Левин, A.B. Морозов и др.). Диалогическое взаимодействие необходимо для работы с партнерами как внутри страны, так и в международных проектах для решения возникающих проблемных задач, разработки идей и планов сотрудничества, преодоления противоречий и достижения согласованных целей. Подобные задачи наиболее эффективно решаются в переговорном процессе (В.А. Кременюк, Г. Ни-кольсон, Й. Ниссинен, А.Ю. Панасюк, И.Н. Семенов, Т.И. Холопова, Р. Фишер, У. Юри и др.).

Особое значение в ходе переговоров приобретает диалогическое взаимодействие, когда обе стороны ищут и находят предметное основание для совместной деятельности, сближая свои позиции и достигая деловое единство по мере приближения к искомому результату. Важно сближение как содержательного, стратегического, так и ценностного аспекта переговорного процесса.

Достижение единства сторон в переговорном процессе становится более эффективным, если оно подкрепляется рефлексивным взаимодействием участников, осмыслением своей и противоположной позиции, анализом мотивов тех или иных поступков, критическим восприятием как себя, так и партнеров по переговорам, формированием «я-концеп-ции». Рефлексия превращает взаимодействие договаривающихся сторон в рефлексивно-диалогическое, обеспечивающее успех переговоров. Несмотря на важность этого феномена, он пока еще остается недостаточно изученным в психологической науке.

Состояние и степень разработанности проблемы. Своими корнями рефлексивно-диалогическое взаимодействие уходит в античную эпоху, когда исходной ситуацией развития рефлексии был диалог, специально организованный Сократом в процессе полемических дискуссий между ним и его учениками. В данном случае имела место «звездчатая модель диалога», которую следует квалифицировать как «рефлексивно-диалогический полилог» (И.Н. Семенов).

Позднее данная проблема рассматривалась в концепции диалогизма сознания М.М. Бахтина, мысленного диалога и диалога культур B.C. Библера, а также «Я-Ты» в философской антропологии М. Бубера, представляющей диалогический метод как взаимодействие.

В отечественной психологии советского периода диалогическое взаимодействие исследовалось в свете двух взаимосвязанных и взаимо-

дополняющих теорий - деятельности (А.Н. Леонтьев) и речевой деятельности (A.A. Леонтьев). В соответствии с утвердившимся подходом речевой деятельности приписывалась особая функция «обслуживания» продуктивной деятельности человека, а диалогическое общение считалось формой достижения цели деятельности. В связи с этим получило распространение мнение о том, что диалог не может рассматриваться как самостоятельная форма деятельности (речевой), а только в связи с достижением продуктивных некоммуникативных целей (И. А. Зимняя).

В современной психологии (A.B. Балаева, A.A. Бодалев, А. Войскун-ский, В.А. Горянина, A.A. Деркач, Е. Мелибруда, H.H. Обозов, Э.А. Пуш-мин и др.) рефлексивно-диалогическое взаимодействие как аспект коммуникативного процесса активно исследуется в рамках рефлексивно-психологического подхода (Г.И. Давыдова, A.B. Карпов, Г.Ф. Похмелкина, И.Н. Семенов и др.), социокультурного взаимодействия (К.А. Абуль-ханова-Славская, В.Н. Розин, E.H. Шапинская, А.Г. Шмелев и др.), рефлексивной психологии творчества (А.Р. Баташев, С.З. Гончаров, Я.А. Пономарев и др.), рефлексивной культуры (A.A. Деркач, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов и др.).

Применительно к переговорному процессу рефлексивно-диалогическое взаимодействие анализируется через взаимное познание (A.A. Бодалев, C.B. Кондратьева, В.Н. Куницина, В.А. Лабунская и др.), интеллектуально-креативную активность его участников (Л.М. Веккер, А.Г. Спиркин, И.Н. Семенов и др.), рефлексию активного включения их в переговорную ситуацию (М.М. Лебедева, В.Б. Луков, Я. Нергеш, С.Ю. Степанов и др.).

Однако необходимо отметить, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе как социально-психологическая проблема пока еще недостаточно исследована. Пока еще остаются не полностью решенными следующие противоречия:

• между философским осмыслением данной проблемы и степенью ее психологической изученности,

• между психологическими исследованиями рефлексивно-диалогического взаимодействия и внедрением полученных результатов в практику переговорного процесса,

• между имеющимся опытом прикладных исследований рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и недостаточной доказательной базой эффективности соответствующих тренингов.

В связи с нерешенными противоречиями существует проблема недостаточной подготовленности специалистов к переговорному процессу в связи с неадекватным развитием их рефлексивно-диалогического взаимодействия. Отрицательным последствием этого положения является подмена рефлексивно-диалогического взаимодействия коммуникатив-

ным обменом, что приводит к неполному достижению цели переговоров, возникновением конфликтных ситуаций и блокированию межличностного взаимодействия. Этим обусловлена актуальность выбранной темы диссертационного исследования.

Объект исследования: переговорный процесс как социально-психологическое явление.

Предмет исследования: социально-психологические особенности рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

Цель исследования: выявить социально-психологические особенности рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и проверить их влияние на эффективность переговоров в условиях тренинга.

Задачи исследования:

• исследовать рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе как проблему социальной психологии;

• изучить социально-психологические характеристики рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе;

• охарактеризовать диалогичность как функцию рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и диалогического субъекта;

• определить основные психологические факторы, влияющие на развитие рефлексивности в переговорном процессе;

• выявить ценностную обусловленность рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе;

• проверить влияние рефлексивно-диалогического взаимодействия на эффективность переговорного процесса в ходе опытно-экспериментальной работы.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие будет способствовать успешности переговоров, если:

• рассматривать рефлексивность во взаимосвязи с когнитивными качествами личности;

• считать достижение цели переговоров и интеллектуальную активность участников важными показателями результативности рефлексивно-диалогического взаимодействия;

• обеспечивать сближение ценностных позиций участников;

• учитывать влияние таких психологических факторов, как социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация личности, саморегуляция в деятельности на развитие рефлексивности в переговорах.

Методологическую основу исследования рефлексивно-диалогического взаимодействия составили фундаментальные идеи теории отражения личностью окружающей действительности (К.А. Абульханова-Славская, А.Г. Асмолов, Е.В. Шорохова и др.), психологического детерминизма (СЛ. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, С.Д. Смирнов и др.), единства сознания и деятельности (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, A.B. Брушлин-ский и др.), системности психических явлений (В.А. Барабанщиков, Б.Ф. Ломов, Э.Г. Юдин и др.), диалогизма сознания (М.М. Бахтин, М.К. Мамардашвили и др.), диалога культур (B.C. Библер, В.П. Зинченко, В.М. Розин и др.), социального взаимодействия (К. Додж, М. Хьюстен, В.А. Янчук и др.), социального познания (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, В.А. Петровский и др.).

Теоретической основой исследования рефлексивно-диалогического взаимодействия служили труды по субъектности личности (К.А. Абуль-ханова-Славская, A.B. Брушлинский, Э.В. Сайко и др.); межличностной перцепции (A.A. Бодалев, В.А. Лабунская, В.Н. Панферов и др.); теории коммуникации (Д. Берло, Д. Хаймс, Ф.И. Шарков и др.); диалоговая концепция общения (С.Л. Братченко, Р. Ромметвейт, Т.А. Флоренская и др.), исследования в области рефлексивной психологии (Г.И. Давыдова, A.B. Карпов, И.Н. Семенов и др.), теории речевой деятельности и речевого взаимодействия (И.А. Зимняя, В.Х. Манеров, A.A. Леонтьев и др.).

Методы исследования: теоретико-методологический анализ литературных источников; эмпирические методы исследования: анкетирование, беседа, опрос; методики: «Диагностика рефлексивности» (A.B. Карпов), «Морфологический тест жизненных ценностей» (В.Ф. Сопов, Л.В. Карпушина), тест «Описание поведения» (К. Томас в адаптации Н.В. Гришиной), «Исследование самоотношения» (С.Р. Пантелеев), «Стилевая саморегуляция поведения человека» (В .И. Моросанова, Н.М. Коноз), «Личностный многофакторный опросник» (Р. Кеттелл), Калифорнийский психологический опросник (CPI) (Х.Дж. Гоух); метод экспертных оценок развития рефлексивно-диалогического взаимодействия студентов. Для статистической обработки и анализа использовалась программа SPSS 14.0 для Windows. При этом применялись следующие статистические методы: корреляционный анализ, факторный анализ, t-критерий Стьюдента для независимых выборок.

Научная новизна исследования. Выявлены социально-психологические характеристики рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах, включая взаимопознание участников, конкретизацию целей, идентификацию позиций, «зондирование» противоречий, поиск совпадающих оценок, прогнозирование перспектив переговоров.

Раскрыты три типа установления контактов в ходе переговоров: реактивный (обмен коммуникативными реакциями), нормативный (соблюдение профессиональных конвенций), инновационный (корректирование устоявшихся традиций).

Обнаружены психологические факторы, влияющие на развитие рефлексивности в переговорном процессе: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностные ориентации, саморегуляция в деятельности.

Найдены типы ценностей группового субъекта рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров: процессуальный, целевой, избегающий, преодолевающий и реализующий.

Теоретическая значимость исследования. Доказано, что при рефлексивно-диалогическом взаимодействии во время переговоров происходит сближение позиций партнеров на основе их ценностей, когнитивных качеств (аналитичности, прогностичности и проницательности), а также диалога.

Конкретизированы понятия «рефлексивно-диалогическое взаимодействие», «диалогичность», «диалогический субъект», «субъект диалога» в соответствии с предметом исследования.

Уточнены характеристики диалогичности как функции рефлексивно-диалопгческого взаимодействия в переговорном процессе, включая временную отнесенность, многоаспектность, многоуровневость.

Систематизированы характеристики диалогического субъекта, включая «эффект структуры», преодоление внутренних противоречий, единую экзистенцнальность, эмпатийные и процедурные умения, вероятность социально-психологической регрессии.

Практическая значимость исследования. Предложена методика социально-психологического тренинга по формированию рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговорного процесса, состоящая из семи этапов.

Разработаны рекомендации по использованию психодиагностических методик для применению рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

Материалы исследования могут быть использованы в учебных курсах: «Психология общения», «Социальная психология» и спецпрактикуме «Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в условиях переговоров».

Достоверность и надежность полученных результатов исследования обусловлены опорой на достижения современной психологии; применением валидных и надежных методов, адекватных предмету, задачам и гипотезе исследования; эмпирической проверкой основных положений; репрезентативностью выборки испытуемых; тщательным и корректным

проведением качественного анализа и статистической обработки исходных данных.

Положения, выносимые на защиту:

1. Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе представляет собой осознание участниками индивидуальных стилей самовыражения, позиций, интеллектуальной активности, включенности в переговорную ситуацию с взаимным сближением мнений, совместным принятием решения и достижением ими цели переговоров.

2. Социально-психологическая характеристика рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах включает особенности взаимного познания, конкретизацию целей, идентификацию позиций, «зондирование» противоречий, поиск совпадающих оценок, прогнозирование перспективы переговорного процесса, а также описание реактивного, нормативного и инновационного типов установления контакта.

3. Диалогичность как функция рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе обладает временной отнесенностью в виде синхронии и диахронии, многоаспектностью содержательного плана и характеризуется диалогическим субъектом с «эффектом структуры», преодолением противоречий, единой экзистенциональностью, эмпа-тийными и процедурными умениями, вероятностью регрессии.

4. Основными социально-психологическими факторами, влияющими на развитие рефлексивности в переговорном процессе, являются: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация, саморегуляция в деятельности.

5. Переговорный процесс обладает аксиологическим базисом, где основополагающими ценностями служат цель/результат, процесс и принципы рефлексивно-диалогического взаимодействия, что обеспечивает ценностную направленность переговоров.

6. Предложенный тренинг, включающий семь этапов, а именно: констатирующий, блокирующий, виртуальный, аналитический, творческий, фокусирующий и закрепляющий, способствует развитию у студентов рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования освещались на Международных научно-практических конференциях (Смоленск, 2008; Тамбов, 2006,2008); на Всероссийских научно-практических конференциях (Рязань, 2005; Воронеж, 2006; Мичуринск, 2006; Тамбов, 2004-2005); на научных конференциях аспирантов и преподавателей Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина «Дер-жавинские чтения» (2004-2007 гг.); на заседаниях кафедры социальной психологии ТГУ им. Г.Р. Державина.

Организация исследования. В исследовании приняли участие 72 студента старших курсов, обучающихся по специальности «международные отношения» в Академии гуманитарного и социального образования ТГУ им. Г.Р. Державина, в возрасте 19-23 лет.

Исследование проводилось в период с 2006 по 2008 гг.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, списка используемой литературы и приложений. Работа иллюстрирована таблицами, рисунками, диаграммами.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Рефлексивно-диалогическое взаимодействие важно для понимания особенностей формирования, развития и функционирования психики, интеллекта, взаимо- и самопознания, индивидуальности, творчества, принятия решения, межличностных отношений, групп и коллективов. Иными словами, рефлексивно-диалогическое взаимодействие личности с ее социальным окружением представляет собой универсальную категорию, обладающую объясняющей силой в широком круге психологической проблематики (Я.А. Пономарев).

Оно может быть рассмотрено с позиций различных теорий коммуникации, начиная с ее истоков, то есть с кодовой модели Шэннона и Вивера. В соответствии с этой моделью рефлексивно-диалогическое взаимодействие можно рассматривать как последовательное кодирование и декодирование информации. Такой информационный процесс выполняет свойственные ему функции, включая регуляцию с помощью производимых эффектов, циклическую кумуляцию с дополнением нового к уже известному и дидактическую кумуляцию с образованием интегративных знаний у участников обмена информацией.

Более сложная структура рефлексивно-диалогического взаимодействия может быть построена на основе теории компонентной модели коммуникации Р. Якобсона. Исследованные компоненты включают отправителя, адресата, сигналы, контекст, код и контакт. Данная структура выполняет экспрессивную (эмотивную), конативную, фатическую, металингвистическую, денотативную и поэтическую функцию, которые влияют на взаимодействие участников диалога.

Еще более детально рефлексивно-диалогическое взаимодействие представлено в модели коммуникации Д. Берло, где объектом рефлексии становятся коммуникативные способности участников общения, их смысловые установки, имеющиеся знания и, что особенно важно, принадлежность к определенной социокультурной среде. Это создавало предпо-

сылки для более конкретных исследований диалогового взаимодействия с позиций говорения как вида речевой деятельности.

В модели «говорения» Д. Хаймса рассматриваются следующие элементы рефлексивно-диалогического взаимодействия в форме говорения: ситуация, участники, цели, акты коммуникации, тональность, инструмен-тальность (каналы), нормы и жанры речевого общения. К этому можно также добавить дискурсивные стратегии, которые могут стать отдельным объектом рефлексии и содержанием рефлексивно-диалогического взаимодействия. Рассмотренные элементы существенно характеризуют коммуникативный процесс, однако они нуждаются в дополнении и уточнении за счет признаков «качественной» коммуникации.

Качество коммуникации зависит от четырех основных правил (Грайс), исполнение которых повышает эффективность диалога. Эти правила сводятся к тому, чтобы обеспечить адекватное количество, достоверность, релевантность и ясность информации, что составляет важное содержание рефлексивно-диалогическое взаимодействия, однако не исчерпывает его.

Иной взгляд на содержание рефлексивно-диалогического взаимодействия раскрывается в работах Кеннета Доджа, где делается акцент на обработке информации в процессе социального познания, то есть в диалоге. Его модель включает рефлексию проблемных задач, неосознанные цели и установки, социальную информацию, коммуникативное поведение и его оценку участниками. Подобный угол зрения способствует более глубокому пониманию рефлексивно-диалогического взаимодействия как социально-когнитивного процесса.

Идея рефлексивно-диалогического взаимодействия становится еще более завершенной с учетом разработки диалоговых концепций общения и появления понятия «интерсубъективности» (Р. Ромметвейт), то есть особой социально-психологической структуры, возникающей в результате взаимодействия. Интерсубъектность предполагает диалоговую интерпретацию взаимодействия участников, что углубляет рефлексивные процессы в диалоге, представляющем собой коллективную деятельность (В.А. Барабанщиков).

Концепция интерсубъективности переводит рефлексивно-диалогическое взаимодействие в личностный план, что получило отражение в работах Д. Анзье и Ж. Мартэна. Авторы показывают, что участники диалога характеризуются личной историей, мотивационной системой, аффективным репертуаром, культурно-интеллектуальным уровнем, социальным статусом и социально-психологическими ролями. Отсюда идентичность личности участников диалога составляет особое содержание рефлексии.

Личностный аспект рефлексивно-диалогического взаимодействия логично переводит анализ этого явления в деятельностный план (А.Н. Леонтьев, A.A. Леонтьев, М.И. Лисина). В соответствии с этим подходом данное взаимодействие направлено на диалог как на систему целенаправленных и мотивированных процессов, обеспечивающих взаимодействие участников в коллективной деятельности. Объектами рефлексии становится организация совместной деятельности, формирование межличностных отношений и взаимное познание в ходе осуществления диалога.

Более широко с позиций системного подхода рефлексивно-диалогическое взаимодействие может быть рассмотрено с учетом концепции общения Б.Ф. Ломова. Важной характеристикой этой концепции является учет разных сторон социального бытия человека в изучении диалогических процессов на микро, макро и мезо уровнях. Если рефлексивно-диалогическое взаимодействие на микроуровне осуществляется как межличностное общение, то макроуровень выводит анализ этого явления в область взаимодействия мировоззрений, а мезоуровень предполагает осмысление социокультурного «информационного фонда» участников диалога.

Анализ подходов к изучению рефлексивно-диалогического взаимодействия участников становится более полным с учетом основных принципов его организации (Е. Марк и Д. Пикар), включая целостность, причинность и регуляцию процессов в диалоге. Соблюдение этих важных принципов может дополнить содержание рефлексии в диалогическом взаимодействии сторон.

Особое место в рефлексивно-диалогическом взаимодействии занимает восприятие человека человеком (A.A. Бодалев, Н.В. Васина и др.). В этом научном направлении выделяются такие аспекты исследования, как психологическая структура взаимопознания с когнитивно-аффективными компонентами, социально-перцептивной способностью, психологическими коррелятами эмпатии, распознаванием эмоционального состояния друг друга и коммуникативной апперцепцией. Данные аспекты рефлексивно-диалогического взаимодействия ставят человека в центр взаимопознания в переговорном процессе.

Анализ рассмотренных подходов позволяет сделать вывод о том, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе представляет собой осознание участниками индивидуальных стилей самовыражения, позиций, интеллектуальной активности, включенности в переговорную ситуацию с взаимным сближением мнений, совместным принятием решения и достижением ими цели переговоров.

В зависимости от стандартности или новизны ситуации рефлексивно-диалогическое взаимодействие может быть реактивно-адаптивным,

стандартно-нормативным и проективно-творческим (Г.И. Давыдова, И.Н. Семенов). Отсюда выделяются такие типы рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах, как реактивный, предполагающий обмен коммуникативными реакциями; нормативный, направленный на соблюдение профессиональных конвенций; инновационный, корректирующий устоявшиеся традиции.

Анализ научной литературы, проведенное эмпирическое исследование позволило охарактеризовать рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорах. Данная социально-психологическая характеристика включала особенности взаимного познания участников переговоров, конкретизацию целей, идентификацию позиций, «зондирование» противоречий, поиск совпадающих оценок, прогнозирование перспективы переговорного процесса.

Выделенные типы и характеристика рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе стали основой для определения функции данного процесса - диалогичности.

Диалогичность как функция создает интегрированное и сложноструктурированное рефлексивно-диалогическое пространство, в котором формируется и действует диалогический субъект, обеспечивающий единый аксиологический базис, способствующий достижению целей переговорного процесса. В соответствии с данным определением диалог можно рассматривать не только как интерактивный дискурс, но и как процесс личностного единения участников диалогического общения через интеграцию ценностей на пути к искомому результату переговоров.

Прежде чем перейти к анализу диалогичности была предпринята попытка исследовать факторную структуру рефлексивности. Для этого были сгруппированы данные, полученные с помощью таких методик, как «Диагностика рефлексивности» (A.B. Карпов), «Морфологический тест жизненных ценностей» (В.Ф. Сопов, J1.B. Карпушина), тест «Описание поведения» (К. Томас в адаптации Н.В. Гришиной), «Исследование самоотношения» (С.Р. Пантелеев), «Стилевая саморегуляция поведения человека (В.И. Моросанова, Н.М. Коноз), «Личностный многофакторный опросник» (Р. Кеттелл), Калифорнийский психологический опросник (CPI) (Х.Дж. Гоух). Полученные данные подвергались корреляционному анализу и на этой основе были выделены значимые корреляции со шкалой рефлексивности. Отобранные переменные обрабатывались с помощью факторного анализа с применением статистического пакета SPSS. В результате были выделены следующие личностные факторы, влияющие на рефлексивность: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация, саморегуляция в деятельности.

Существенное влияние на диалогическое взаимодействие оказывали факторы «ценностная ориентация» и «саморегуляция в деятельности». Отметим, что такие факторы, как «социальная адаптация» и «межличностное взаимодействие» имели отрицательную корреляцию с рефлексивностью, то есть рост рефлексивности личности мог со значимой вероятностью привести к социальной дезадаптации и нарушению межличностного взаимодействия. Поэтому в дальнейшем исследовании главное внимание уделялось не столько рефлексивности как личностному свойству личности, сколько рефлексивно-диалогическому взаимодействию в переговорном процессе.

Диалогичность как функция имеет свои специфические характеристики.

Сущностной особенностью диалогичности переговорного процесса является сложно-структурированное рефлексивно-диалогическое пространство, существующее как в синхронии, так и диахронии и имеющее соответствующие планы и уровни. Синхрония проявляется в том, что переговорный процесс осуществляется по гештальт-принципу «здесь и теперь». В нем наблюдаются непосредственно регистрируемые шаги, представляющие собой немедленную реакцию на воспринимаемые в реальном времени сигналы-стимулы. В этом смысле синхронизация рефлексивно-диалогического процесса объединяет его участников единым временем и формированием чувства «данного настоящего». Вместе с тем, объединяя прошлое, настоящее и будущее, рефлексивно-диалогическое пространство содержит значительный элемент диахронии, то есть многовременного содержания, включая предысторию, историю, вариативное настоящее, ближайшие и отдаленные перспективы, а также вероятностные альтернативы развития ситуации. Это означает, что помимо «здесь и теперь», рефлексивно-диалогическое пространство также включает «раньше и потом».

В рефлексивно-диалогическом пространстве еще выявляется много-аспектность содерэ/сательного плана переговорного процесса. Она заключается в том, что разрабатываемая тема ассоциируется с другими тематическими направлениями, без которых решение возникшей проблемы и достижение поставленной цели не представляется возможным. Сложность содержательного плана переговоров бывает обусловлена не простой ассоциативной связью тематических пластов, а именно целесообразностью проведения переговоров в политематнческом плане. Содержательные планы переговоров можно описать как абстрактные и конкретные, производственные и конфликтологические, экономические и политические, бытовые и академические, а также личностные и сог/иальные. Абстрактный содержательный план переговоров отличается обобщенной отвлеченностью, в то время как конкретность характеризуется ситуаци-

онной референтностью содержания переговорного процесса. Производственная тема связана с решением задач продуктивной деятельности, а конфликтологический план появляется в переговорах, посвященных поиску выхода из конфликтной ситуации. Если экономический план выводит переговоры в область финансовых отношений, то политический план* предполагает обсуждение регуляции этих отношений в соответствии с корпоративными (государственными) интересами. Бытовая тема ограничена экзистенциональными рамками, в то время как академический план выводит переговоры на уровень научных закономерностей. Переговоры в личностном плане центрируются на индивидах, социальный же план переговоров переводит их в плоскость условий индивидуально-личностного и социального развития.

В отличие от многоаспектности многоуровневость рефлексивно-диалогического пространства означает, что одно и то же тематическое направление может разрабатываться участниками переговоров на разных дискурсивных уровнях, включая констатирующий, критический, про-бпематизирующий, декларативный и конструктивный уровни переговорного процесса. Наиболее высоким можно считать конструктивный уровень переговорного процесса, когда усилия его участников направлены на достижение поставленной цели через решение необходимых для этого задач.

Другой специфической характеристикой рефлексивно-диалогического пространства является его диалогический субъект. В традиционном дискурсивном понимании диалога его субъекты - это участники общения, активно высказывающие свою личностную позицию, отстаивающие свое мнение, сотрудничающие друг другом и достигающие свои цели через собственную субъектность.

Принципиальное отличие «диалогического субъекта» от «субъекта диалога» состоит в том, что если субъект диалога активен в реализации своей собственной личностной позиции через ресурсы диалогического общения, то диалогический субъект есть личностно единенные участники диалога, осуществляющие достижение разделяемой цели взаимоприемлемыми способами в ходе диалогического взаимодействия.

Введение диалогического субъекта как психологического конструкта в научный аппарат исследования рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе позволяет обнаружить следующие его свойства:

• диалогический субъект не просто объединяет позиции, усилия и возможности участников диалога, но обладает «эффектом структуры», когда целое не равно сумме его частей, но имеет существенный синерге-тический прирост диалогического потенциала;

• диалогический субъект обеспечивает развитие диалога за счет преодоления своих внутренних противоречий, отличие которых от противоречий между субъектами диалога заключается в том, что они всегда, изначально и безусловно направлены на поиск взаимоприемлемого решения в силу своей диалогичности через реконструкцию смысла;

• диалогический субъект обладает своей онтологической сущностью, заключающейся в полном единении намерений участников, во взаимопроникновении идей, взаимопринятии позиций, во взаиморазделении ценностей и нераздельной экзистенциональности;

• диалогический субъект в отличие от субъектов диалога есть динамическое социально-психологическое образование, которое не дано изначально, а возникает и развивается по мере накопления опыта диалогического взаимодействия, а также формирования эмпатийных, интерактивных, когнитивных, прогностических и процедурных умений;

• диалогический субъект отличается специфической «хрупкостью», возникая из объединения разрозненных субъектов в коммуникативном пространстве, вырастая до единения их личностных позиций, достигая подлинной диалогичности с постоянным риском социально-психологической регрессии и обратного превращения диалогического субъекта в субъекты диалога.

Таким образом, диалогический субъект есть личностно единенные участники диалога, осуществляющие достижение разделяемой цели взаимоприемлемыми способами в ходе диалогического взаимодействия. Он обладает специфическими свойствами, включая «эффект структуры», преодоление внутренних противоречий, нераздельную экзистенциональ-ность, эмпатийные и процедурные умения, вероятность социально-психологической регрессии.

Рефлексивно-диалогическое взаимодействие участников переговорного процесса характеризуется аксиологическим базисом. Он представляет собой ценностное основание диалогического субъекта, на котором держится диалогическое пространство. При этом выделяются следующие группы ценностей, существенных для участников переговорного процесса: цель/результат рефлексивно-диалогического взаимодействия как ценность, процесс рефлексивно-диалогического взаимодействия как ценность, принципы рефлексивно-диалогического взаимодействия как ценность.

Ценности в психологических исследованиях рассматриваются в контексте жизненной значимости, смысловой сферы и иерархии смыслов личности (Н.Ф. Добрынин, В.В. Знаков, Д.А. Леонтьев, и др.) Это делает их как психологическое образование одной из ключевых личностных характеристик, приобретающих особое значение в рефлексивно-диалогическом взаимодействии.

Значение ценностей для переговорного процесса обусловлено тем, что они представлены такими видами, как ценностный смысл, ценностный конструкт, ценностная установка, ценностная диспозиция, смысло-образующая ценность и личностная ценность. Развивая идеи Д.А. Леонтьева, можно полагать, что названные виды личностного смысла образуют иерархию, на каждом уровне которой они приобретают качественно новое значение и все более сложную функцию. Так, ценностный смысл в его мотивационно-целевой отнесенности раскрывает движущую силу осуществляемой деятельности (переговорного процесса). В отличие от личностного смысла ценностный конструкт включает помимо мотива и цели необходимые действия, знания, умения для достижения цели, энергетические и иные затраты, отношения с партнером, а также личностную значимость результата. Если к ценностному конструкту добавить по-требностно-ситуативную обусловленность, возникает ценностная установка как готовый к реализации ценностный конструкт при наличии адекватных ситуативных обстоятельств. Накопленный опыт реализации ценностных установок имеет своим результатом ценностную диспозицию как вероятностную обусловленность личности действовать определенным образом. Это означает, что в структуре личности возникают смыслообразующая ценность, определяющие репертуар ее действий, дея-тельностей и поступков. Значит, в структуре личности возникает, развивается и утверждается совокупность личностных ценностей, определяющих ее лицо в переговорном процессе. Следовательно, ценностный смысл, ценностный конструкт, ценностная установка, ценностная диспозиция, смыслообразующая ценность и личностная ценность представляют собой важные характеристики участников рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров.

Поскольку переговорный процесс предполагает личностное единение участников рефлексивно-диалогического взаимодействия, возникает необходимость рассмотреть личностные ценности в их надындивидуальном (надперсоналъном) проявлении, выходя за пределы индивидуально-личностного конструкта и поднимаясь на уровень диалогического субъекта. В этой связи важно четко разделять ценности и нормы как образования, принадлежащие личности и социальной группе. Традиционно ценности принадлежат индивидуальному личностному сознанию, а нормы формулируются в результате социальной договоренности (Л.М. Смирнов). Если же рассматривать надындивидуальные образования, то диалогический субъект характеризуется именно ценностями, так как нормы определяются протоколом, профессиональной этикой и традициями переговорного процесса. Подчеркнем, что сами нормы также могут быть усвоены диалогическим субъектом переговорного процесса как ценности.

Анализ психологических исследований (М.Е. Каневская, Н.И. Непомнящая, O.K. Пахомова, JI.M. Смирнов и др.) позволяет выделить следующие типы ценностей группового субъекта рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров: процессуальный, целевой, избегающий, преодолевающий и реализующий.

Процессуальный тип объединяет такие ценности, как бесконфликтность, беспрепятственность, этика переговорного процесса. Ценностями целевого типа являются результат, экономичность, достижения. Эти ценности существенно дополняются компонентами избегающего типа, включая антиципацию, компромисс, осторожность/осмотрительность. Преодолевающий тип состоит из таких ценностей, как опыт, умения, стратегии переговорного процесса. Ценности, связанные с преодолением возникающих трудностей, проявляются в единстве с реализующим типом, готового к переговорам, к решению поставленной задачи, объединению усилий сторон. Это означает, что процессуальный, целевой, избегающий, преодолевающий и реализующий типы ценностей рефлексивно-диалогического взаимодействия составляют ценностную сущность направленности диалогического субъекта в переговорном процессе.

Сам диалогический субъект формируется в ходе единения ценностей рассмотренных типов, что влияет на формы взаимодействия в переговорном процесса.

На материале социально-психологических исследований (E.H. Волкова, Э.В. Сайко, В.И. Степанскнй, В.П. Хайкин и др.) можно выделить следующие формы взаимодействия участников переговоров как способа существования диалогического субъекта: экзистенциональную, деловую, состязательную, кооперирующую, прагматическую.

Таким образом, рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе обусловлено такими видами ценностей, как ценностный смысл, ценностный конструкт, ценностная установка, ценностная диспозиция, смыслообразующая ценность и личностная ценность. Данные виды принадлежат диалогическому субъекту, для которого, в свою очередь, характерны следующие типы ценностей: процессуальный, целевой, избегающий, преодолевающий и реализующий. В соответствии с типами ценностей диалогического субъекта в исследовании выделяются следующие формы взаимодействия участников переговоров: экзистен-циональная, деловая, состязательная, кооперирующая и прагматическая. Данные формы рефлексивно-диалогического взаимодействия имеют свою ценностную обусловленность, образуя ценностный базис переговорного процесса.

Разработанные теоретические положения были реализованы в ходе тренингоЕой работы со студентами старших курсов (72 чел.).

Цель тренинга заключалась в том, чтобы сформировать у студентов рефлексивно-диалогическое взаимодействие в игровых ситуациях переговорного процесса, создавая у них единый ценностный базис как условие успешного достижения поставленных целей.

Методика социально-психологического тренинга разрабатывалась с учетом современных достижений психологической науки в области эффективного межличностного взаимодействия на основе изучения возникающих при этом рефлексивных процессов (O.A. Полишук, Г.В. Похмелкина, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов и др.).

Тренинг состоял из семи этапов-, констатирующий, блокирующий, виртуальный, аналитический, творческий, фокусирующий, закрепляющий.

На первом этапе главной задачей было сформировать у участников констатирующую рефлексию осуществляемого диалогического взаимодействия. Для этого студенты анализировали предложенные им ситуации, построенные на основе протоколов реальных дипломатических переговоров. Возникающие дискуссии проходили в диалогах с целью формирования у участников умений диалогического взаимодействия. Предметом рефлексии на этом этапе были очевидные детали обсуждаемой ситуации - участники, проблема, область совпадения взглядов, сущность возникших противоречий, предпринимаемые шаги для разрешения проблемы и итоги переговоров. Основной задачей тренера-фасилитатора на данном этапе было ограничить рефлексию констатацией очевидных фактов и препятствовать их интерпретации. Четкое определение сущности предъявленной ситуации позволило перейти к следующему, блокирующему этапу. На данном этапе тренинга ставилась задача остановить (блокировать) малопродуктивные сценарии развития предложенной ситуации. Для этого студенты подробно расписывали предложенные ситуации в виде сценариев рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговоров. Такие сценарии включали не только последовательность действий в переговорном процессе, но и их предысторию, подтекст, социальный фон, сопутствующие обстоятельства следующему, виртуальному этапу тренинга.

Виртуальность этапа заключалась в том, что выбранная ситуация переговорного процесса рассматривалась участниками тренинга как условно реальная действительность, обладающая всеми признаками реальности и одновременно открытая для гибкой и произвольной трансформации. Аналогичные виртуальные ситуации возникают в имитационной мультимедийной игре. Основным преимуществом виртуальной ситуации можно считать возможность преобразовывать заданный сценарий, прогнозируя его развитие и наблюдая за последствиями предпринятого преобразования. При этом создаются оптимальные условия для прогности-

ческой рефлексии, позволяющей заглянуть в будущее и предвидеть последствия решений, принятых в настоящем периоде.

Опыт преобразования ситуаций с анализом их настоящего и будущего позволял участникам тренинга накопить достаточно материала для глубокого анализа рассматриваемых обстоятельств переговоров. Эта работа составила содержание аналитического этапа. Анализ ситуации переговорного процесса заключался в разложении ее на такие составляющие, каждый из которых обладал как отдельной объясняющей силой, так и принадлежностью к объяснению ее динамики. К этим составляющим относились характеристики личности участников переговоров, включая потребности, мотивы, смыслы, ценности, отношения, убеждения и идеалы. Выявленное составило важное содержание процесса развития рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговорного процесса в ходе предпринятого тренинга.

Анализ личности участников переговоров служил основанием для того, чтобы организовать творческий этап тренинга. Творчество распространялось на разработку замыслов участников переговоров, ситуативных обстоятельств, путей разрешения проблемы. Творчество в переговорном процессе всегда связано с новым взглядом на личность участников, инновационное преобразование ситуации, принятие нестандартных решений. Новый взгляд на личность у участников тренинга формировался по мере того, как они решали задачу определения возможности изменения личностной позиции другой стороны. Творческое преобразование ситуативных обстоятельств сводилось к поиску резервов выхода из кризисной (тупиковой) ситуации за счет нового (надситуативного) взгляда на предлагаемые обстоятельства.

Творческий этап тренинга способствовал росту вариативности предлагаемых решений участниками. Это обусловило необходимость провести фокусирующий этап тренинга, на котором выделялся главный компонент рассматриваемой проблемы. Таким компонентом могла быть личностная позиция одного из участников, используемая аргументация, конфликтная ситуация, стратегии поведения, ожидаемый результат. Фокусирование участников на конкретной проблеме позволяло более конкретно представить пути решения возникшей проблемы. Это, в свою очередь, обусловило необходимость критически оценить проделанную в ходе тренинга работу на закрепляющем этапе. Сущность этого этапа заключалась в том, что его участники самостоятельно разрабатывали сценарий ситуации переговоров, выделяли в ней основную проблему, намечали шаги переговорного процесса, а также разрабатывали критерии для оценки эффективности рефлексивно-диалогического взаимодействия. Полученный таким образом материал использовался для имитационной игры.

По мере прохождения этапов тренинга у студентов формировалось рефлексивно-диалогическое взаимодействие, которое оценивалось по специально отобранным методикам.

В целях повышения корректности получаемых в ходе тренинга экспериментальных данных была проведена процедура рандомизации для распределения студентов между контрольной и экспериментальной группой. Эквивалентность групп определялась с помощью t-критерия.

Для анализа результатов формирования рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе организованного тренинга использовались следующие методы: «Диагностика рефлексивности» (A.B. Карпов), тест «Описание поведения» (К. Томас в адаптации Н.В. Гришиной), метод экспертных оценок развития рефлексивно-диалогического взаимодействия студентов. Эксперты (психолог, тренер-фасилитатор, преподаватель) оценивали ход и результаты тренинга по 7-балльной шкале с использованием следующих критериев: аналитичность, креативность, проницательность, прогностичность, эффективность переговорного процесса. Для центральной тенденции в оценках использовалось медианное значение.

В соответствии с результатами, полученными с помощью методики «Диагностика рефлексивности» A.B. Карпова, в начале опытной работы значимых различий между экспериментальной и контрольной группой не выявлено (93.93 - в контрольной группе, 95,23 - в экспериментальной группе). После проведения тренинга средние значения в контрольной группе равнялись 94.32, в экспериментальной - 95.92. Отсутствие значимого роста рефлексивности в ходе тренинга объяснялось тем, что главной задачей тренинга было обеспечение развития рефлексивно-диалогического взаимодействия участников в ходе переговорного процесса.

Более интересными оказались результаты сравнительно-корреляционного анализа данных, полученных с помощью метода экспертных оценок и теста «Описание поведения» Томаса до (рис. I) и после опытной работы.

До тренинга рефлексивность личности имела значимую корреляцию только со шкалой сотрудничества (тест К. Томаса) (рис. 1).

Рис. 1. Корреляционная плеяда рефлексивности до проведения тренинга

Количество значимых корреляций существенным образом возросло после опытно-экспериментальной работы. Возникли значимые корреляционные связи с такими показателями, как аналитичность, проницательность, прогностичность, сотрудничество и эффективность в переговорах (рис. 2).

Значимые различия между экспериментальной и контрольной группой выявлялись с помощью ^критерия Стьюдента.

В начале опытной работы значимые различия в перечисленных шкалах - не были отмечены (рис. 3).

Проницательность

Аналитичность

Прогностич кость

Рефлексивность

Эффективность

Сотрудничество

_ Корреляция положительная и значимая на уровне 0.05 _ Корреляция положительная и значимая на уровне 0.01

Рис. 2. Корреляционная плеяда рефлексивности после проведения тренинга

К1_1 К2_1 К3_1 К4_1 К5_1 Т1_1 Т2_1 Т3_1 Т4_1 Т5_1

Н контрольная группа Щэкспериментальная группа

Рис. 3. Средние значения показателей по тесту Томаса в экспериментальной и контрольной группах до проведения тренинга

После проведения тренинга были выявлены значимые различия по показателям аналитичности и эффективности на 1 %-ном уровне и по показателям проницательности, прогностичиости, соперничество и сотрудничество на 5%-ном уровне.

Таблица 1

Значения ^критерий Стыодента при сравнении контрольной (28 чел.) и экспериментальной (26 чел.) группах после проведения тренинга

Психодиагностические показатели Обозначения I- критерий Значимость

Рефлексивность -,491 ,625

Аналитичность К1 2 -2,736 ,008

Креативность К2 2 -1,588 ,118

Проницательность КЗ 2 -2,266 ,028

Прогностичность К4 2 -2,203 ,032

Эффективность К5 2 -2,769 ,008

Соперничество Т1 2 2,488 ,016

Сотрудничество Т2 2 -2,194 ,033

Компромисс ТЗ 2 -,900 ,372

Избегание Т4 2 ,787 ,435

Приспособление Т5 2 1,189 ,240

В экспериментальной группе значимо возросли средние групповые значения аналитичности, проницательности, прогностичиости, сотрудничества и эффективности в переговорном процессе. Показатель соперничества значимо снизился (рис. 4).

Нконтрольная группа Иэкспериментальная группа

] гЙ Й та Ьз 1 И

\л 1 1 1 ¥ -1 * 1 а § 1 _ | э к :: | 1 г ¡5 1 9 1 ш 1 _ к| т ад 1 1 1 и Н п

К1 2 К2_2 К3_2 К4_2 К5_2 Т1_2 Т2 2 Т3_2 Т4_2 Т5_2

Рис. 4. Средние значения показателей по тесту Томаса в экспериментальной и контрольной группах после проведения тренинга

По шкалам измерения потенциала целедостижения и интеллектуальной эффективности (Калифорнийский психологический опросник) были выявлены различия между контрольной и экспериментальной группой по следующим критериям: ясность идеи (31,19-35.16), спланированность действий (22,31-25,21),

Для более убедительного подтверждения развития у студентов рефлексивно-диалогического взаимодействия использовалась модификация «Морфологического теста жизненных ценностей» (В.Ф. Сопов и Л.В. Кар-пушина) со следующими шкалами: саморазвитие, этичность, креативность, работоспособность, престиж, статус, достижение, индивидуальность, компетентность. Эти компоненты составили ценностный базис личности и образовали следующую структуру: цель/результат (саморазвитие, достижение, компетентность), процесс (работоспособность, креативность, индивидуальность), принципы (этичность, престиж, статус). Участники тренинга (в контрольной и экспериментальной группе) оценивали идеальный и реальный уровень этих групп ценностей по 9-балльной системе. Если в контрольной группе показатели совпадения идеального и реального уровня ценностей составили в среднем 6.1 балла, то в экспериментальной группе этот показатель равнялся 8.9 баллов. Это подтверждало, что в экспериментальной группе ценностный базис рефлексивно-диалогического взаимодействия был не только более реальным, но и отличался единством ценностных ориентации. Выявленные различия между контрольной и экспериментальной группой были значимы по I-критерию Стьюдента.

В целом, проведенное исследование подтвердило гипотезу о том, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе будет более успешным, если: рассматривать рефлексивность во взаимосвязи с когнитивными качествами личности; считать достижение цели переговоров и интеллектуальную активность участников переговоров важными показателями результативности рефлексивно-диалогического взаимодействия; обеспечивать сближение позиций участников с учетом их ценностей; учитывать влияние таких психологических факторов, как: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация, саморегуляция в деятельности на развитие рефлексивности в переговорах.

Таким образом, цель достигнута, поставленные задачи решены, рабочая гипотеза доказана.

Полученные в исследовании результаты позволяют сделать следующие выводы:

1. Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе представляет собой осознание участниками индивидуальных

стилей самовыражения, позиций, интеллектуальной активности, включенности в переговорную ситуацию с взаимным сближением мнений, совместным принятием решения и достижением ими цели переговоров.

2. Социально-психологическая характеристика рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах включает описание реактивного, нормативного и инновационного типов установления контакта; особенности взаимного познания, конкретизации целей, идентификации позиций, «зондирования» противоречий, поиска совпадающих оценок, а также прогнозирование перспективы переговорного процесса.

3. Диалогичность как функция рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе имеет временную отнесенность в виде синхронии и диахронии, отличается многоаспектностью содержательного плана и характеризуется диалогическим субъектом с «эффектом структуры», преодолением противоречий, единой экзистенционально-стью, эмпатийными и процедурными умениями, вероятностью социальной регрессии.

4. Рефлексивность в переговорном процессе развивается под влиянием таких факторов, как социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация, саморегуляция в деятельности.

. 5. Аксиологическим базисом переговорного процесса служат цель/ результат, процесс и принципы рефлексивно-диалогического взаимодействия, что обеспечивает ценностную направленность переговоров.

6. Тренинг для эффективного развития рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров включал семь этапов, а именно, констатирующий, блокирующий, виртуальный, аналитический, творческий, фокусирующий и закрепляющий, на каждом из которых учитывалась специфика данного вида взаимодействия.

Основные публикации по тебе диссертации

Статьи в периодическом издании, рекомендованных ВАК РФ для публикаций научных исследований, проведенных при подготовке кандидатской диссертации:

1. Коваль, М.В. Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе как проблема психологической науки / М.В. Коваль // Вестн. Тамб. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2008. Вып. 10 (66). С. 293-296.

2. Донцов, А.И., Коваль, М.В. Психологические особенности проявления рефлексии в ходе переговоров / А.И. Донцов, М.В. Коваль // Вестн. Тамб. ун-та. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2008. Вып. 11 (67). С. 301-305.

Статьи в других научных сборниках, научно-практнческнх журналах:

3. Коваль, М.В. Формирование интегративного образа ситуации у участников переговоров / М.В. Коваль // Социально-психологические проблемы ментальное™ / менталитета: Сб. науч. ст. по мат-лам 8 международной науч.-практ. конф. 20-21 ноября 2008 года, I часть / СмолГУ, 2008. С. 168-173.

4. Коваль, М.В. Типы рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе / М.В. Коваль // Социально-психологические проблемы профессионального развития специалиста в современных условиях: Сб. мат-лов междунар. науч.-практ. конф. аспирантов, II часть / Отв. ред. H.A. Коваль; Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина. Тамбов, 2008. С. 50-56.

5. Коваль, М.В. Переговорный процесс: диалог, рефлексия, взаимодействие. Дмитров: ОАО «Фабрика офсетной печати № 2», 2007. 90 с.

6. Коваль, М.В. Социально-психологическая характеристика ценностных позиций участников переговоров И Социально-психологические проблемы развития личности: Материалы Всероссийской научной Internet-конференции, Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. С. 48-53.

Подписано в печать 14.11.2008 г. Формат 60x48/16. Объем 1,45 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 3407. Бесплатно. 392008, г. Тамбов, Советская, 190г. Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Коваль, Максим Валерьевич, 2008 год

Введение.

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе

1.1 Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе как проблема социальной психологии.

1.2 Социально-психологическая характеристика рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

1.3 Диалогичность как функция рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

Выводы по первой главе.

Глава 2. Эмпирическое исследование рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе

2.1 Методика изучения рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

2.2 Психологическая структура рефлексивности как личностной функции диалогического субъекта.

2.3 Опытное формирование рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и анализ результатов.

Выводы по второй главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Социально-психологические особенности рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе"

Актуальность исследования. В период активного становления новых социально-экономических отношений в России повышается значение готовности специалистов разных областей к продуктивному диалогу (Р. Аксельрод, А.И. Донцов, В.Г. Зазыкин, В. Зигерт, P.JL Кричевский, М.М. Лебедева, Д.Б. Левин, А.В. Морозов и др.). Диалогическое взаимодействие необходимо для работы с партнерами как внутри страны, так и в международных проектах для решения возникающих проблемных задач, разработки идей и планов сотрудничества, преодоления противоречий и достижения согласованных целей. Подобные задачи наиболее эффективно решаются в переговорном процессе (В.А. Кременюк, Г. Никольсон, Й. Ниссинен, А.Ю. Панасюк, И.Н. Семенов, Т.И. Холопова, Р. Фишер, У. Юри и ДР-)

Особое значение в ходе переговоров приобретает диалогическое взаимодействие, когда обе стороны ищут и находят предметное основание для совместной деятельности, сближая свои позиции и достигая деловое единство по мере приближения к искомому результату. Важно сближение как содержательного, стратегического, так и ценностного аспекта переговорного процесса.

Достижение единства сторон в переговорном процессе становится более эффективным, если оно подкрепляется рефлексивным взаимодействием участников, осмыслением своей и противоположной позиции, анализом мотивов тех или иных поступков, критическим восприятием как себя, так и партнеров по переговорам, формированием «я-концепции». Рефлексия превращает процесс взаимодействия договаривающихся сторон в рефлексивно-диалогическое, обеспечивающее успех переговоров. Несмотря на важность этого феномена, он пока еще остается недостаточно изученным в психологической науке.

Состояние и степень разработанности проблемы. Своими корнями рефлексивно-диалогическое взаимодействие уходит в античную эпоху, когда исходной ситуацией развития рефлексии был диалог, специально организованный Сократом в процессе полемических дискуссий между ним и его учениками. В данном случае имела место «звездчатая модель диалога», которую следует квалифицировать как «рефлексивно-диалогический полилог» (И.Н. Семенов).

Позднее данная проблема рассматривалась в концепции диалогизма сознания М.М. Бахтина, мысленного диалога и диалога культур B.C. Библера, а также «Я-Ты» в философской антропологии М. Бубера, представляющей диалогический метод как взаимодействие.

В отечественной психологии советского периода диалогическое взаимодействие исследовалось в свете двух взаимосвязанных и взаимодополняющих теорий - деятельности (А.Н. Леонтьев) и речевой деятельности (А.А. Леонтьев). В соответствии с утвердившимся подходом речевой деятельности приписывалась особая функция «обслуживания» продуктивной деятельности человека, а диалогическое общение считалось формой достижения цели деятельности. В связи с этим получило распространение мнение о том, что диалог не может рассматриваться как самостоятельная форма деятельности (речевой), а только в связи с достижением продуктивных некоммуникативных целей (И.А. Зимняя).

В современной психологии (А.В. Балаева, А.А. Бодалев, А. Войскунский, В.А. Горянина, А.А. Деркач, Е. Мелибруда, Н.Н. Обозов, Э.А. Пушмин и др.) рефлексивно-диалогическое взаимодействие как аспект коммуникативного процесса активно исследуется в рамках рефлексивно-психологического подхода (Г.И. Давыдова, А.В. Карпов, Г.Ф. Похмелкина, И.Н. Семенов и др.), социокультурного взаимодействия (К.А. Абульханова-Славская, В.Н. Розин, Е.Н. Шапинская, А.Г. Шмелев и др.), рефлексивной психологии творчества (А.Р. Баташев, С.З. Гончаров, Я.А. Пономарев и др.), рефлексивной культуры (А.А. Деркач, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов и др.).

Применительно к переговорному процессу рефлексивно-диалогическое взаимодействие анализируется через взаимное познание (А.А. Бодалев, С.В.

Кондратьева, В.Н. Куницина, В.А. Лабунская и др.), интеллектуально-креативную активность его участников (JI.M. Веккер, А.Г. Спиркин, И.Н. Семенов и др.), рефлексию активного включения их в переговорную ситуацию (М.М. Лебедева, В.Б. Луков, Я. Нергеш, С.Ю. Степанов и др.).

Однако необходимо отметить, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе как социально-психологическая проблема пока еще недостаточно исследована. Пока еще остаются не полностью решенными следующие противоречия:

• между философским осмыслением данной проблемы и степенью ее психологической изученности,

• между психологическими исследованиями рефлексивно-диалогического взаимодействия и внедрением полученных результатов в практику переговорного процесса,

• между имеющимся опытом прикладных исследований рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и недостаточной доказательной базой эффективности соответствующих тренингов.

В связи с нерешенными противоречиями существует проблема недостаточной подготовленности специалистов к переговорному процессу в связи с неадекватным развитием их рефлексивно-диалогического взаимодействия. Отрицательным последствием этого положения является подмена рефлексивно-диалогического взаимодействия коммуникативным обменом, что приводит к неполному достижению цели переговоров, возникновением конфликтных ситуаций и блокированию межличностного взаимодействия. Этим обусловлена актуальность выбранной темы диссертационного исследования.

Объект исследования: переговорный процесс как социально-психологическое явление.

Предмет исследования: социально-психологические особенности рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

Цель исследования: выявить социально-психологические особенности рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и проверить их влияние на эффективность переговоров в условиях тренинга.

Задачи исследования:

• исследовать рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе как проблему социальной психологии;

• изучить социально-психологические характеристики рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе;

• охарактеризовать диалогичность как функцию рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе и диалогического субъекта;

• определить основные психологические факторы, влияющие на развитие рефлексивности в переговорном процессе;

• выявить ценностную обусловленность рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе;

• проверить влияние рефлексивно-диалогического взаимодействия на эффективность переговорного процесса в ходе опытно-экспериментальной работы.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие будет способствовать успешности переговоров, если:

• рассматривать рефлексивность во взаимосвязи с когнитивными качествами личности;

• считать достижение цели переговоров и интеллектуальную активность участников важными показателями результативности рефлексивно-диалогического взаимодействия;

• обеспечивать сближение ценностных позиций участников;

• учитывать влияние таких психологических факторов, как социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация личности, саморегуляция в деятельности на развитие рефлексивности в переговорах.

Методологическую основу исследования рефлексивно-диалогического взаимодействия составили фундаментальные идеи теории отражения личностью окружающей действительности (К.А. Абульханова-Славская, А.Г. Асмолов, Е.В. Шорохова и др.), психологического детерминизма (C.JI. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, С.Д. Смирнов и др.), единства сознания и деятельности (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, А.В. Брушлинский и др.), системности психических явлений (В.А. Барабанщиков, Б.Ф. Ломов, Э.Г. Юдин и др.), диалогизма сознания (М.М. Бахтин, М.К. Мамардашвили и др.), диалога культур (B.C. Библер, В.П. Зинченко, В.М. Розин и др.), социального взаимодействия (К. Додж, М. Хьюстен, В.А. Янчук и др.), социального познания (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, В.А. Петровский и др.).

Теоретической основой исследования рефлексивно-диалогического взаимодействия служили труды по субъектности личности (К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, Э.В. Сайко и др.); межличностной перцепции (А.А. Бодалев, В.А. Лабунская, В.Н. Панферов и др.); теории коммуникации (Д. Берло, Д. Хаймс, Ф.И. Шарков и др.); диалоговая концепция общения (С.Л. Братченко, Р. Ромметвейт, Т.А. Флоренская и др.), исследования в области рефлексивной психологии (Г.И. Давыдова, А.В. Карпов, И.Н. Семенов и др.)? теории речевой деятельности и речевого взаимодействия (И.А. Зимняя, В.Х. Манеров, А.А. Леонтьев и др.).

Методы исследования: теоретико-методологический анализ литературных источников; эмпирические методы исследования: анкетирование, беседа, опрос; методики: «Диагностика рефлексивности» (А.В. Карпов), «Морфологический тест жизненных ценностей» (В.Ф. Сопов, Л.В. Карпушина), тест «Описание поведения» (К. Томас в адаптации Н.В. Гришиной), «Исследование самоотношения» (С.Р. Пантилеев), «Стилевая саморегуляция поведения человека (В.И. Моросанова, Н.М. Коноз),

Личностный многофакторный опросник» (Р. Кеттелл), Калифорнийский психологический опросник (CPI) (Х.Дж. Гоух); метод экспертных оценок развития рефлексивно-диалогического взаимодействия студентов. Для статистической обработки и анализа использовалась программа SPSS 14.0 для Windows. При этом применялись следующие статистические методы: корреляционный анализ, факторный анализ, t-критерий Стьюдента для независимых выборок.

Научная новизна исследования. Выявлены социально-психологические характеристики рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах, включая взаимопознание участников, конкретизацию целей, идентификацию позиций, «зондирование» противоречий, поиск совпадающих оценок, прогнозирование перспектив переговоров.

Раскрыты три типа установления контактов в ходе переговоров: реактивный (обмен коммуникативными реакциями), нормативный (соблюдение профессиональных конвенций), инновационный (корректирование устоявшихся традиций).

Обнаружены психологические факторы, влияющие на развитие рефлексивности в переговорном процессе: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностные ориентации, саморегуляция в деятельности.

Найдены типы ценностей группового субъекта рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров: процессуальный, целевой, избегающий, преодолевающий и реализующий.

Теоретическая значимость исследования. Доказано, что при рефлексивно-диалогическом взаимодействии во время переговоров происходит сближение позиций партнеров на основе их ценностей, когнитивных качеств (аналитичности, прогностичности и проницательности), а также диалога.

Конкретизированы понятия «рефлексивно-диалогическое взаимодействие», «диалогичность», «диалогический субъект», «субъект диалога» в соответствии с предметом исследования.

Уточнены характеристики диалогичности как функции рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе, включая временную отнесенность, многоаспектность, многоуровневость.

Систематизированы характеристики диалогического субъекта, включая «эффект структуры», преодоление внутренних противоречий, единую экзистенциальность, эмпатийные и процедурные умения, вероятность социально-психологической регрессии.

Практическая значимость исследования. Предложена методика социально-психологического тренинга по формированию рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговорного процесса, состоящая из семи этапов.

Разработаны рекомендации по использованию психодиагностических методик для применения рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе.

Материалы исследования могут быть использованы в учебных курсах: «Психология общения», «Социальная психология» и спецпрактикуме «Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в условиях переговоров».

Достоверность и надежность полученных результатов исследования обусловлены опорой на достижения современной психологии; применением валидных и надежных методов, адекватных предмету, задачам и гипотезе исследования; эмпирической проверкой основных положений; репрезентативностью выборки испытуемых; тщательным и корректным проведением качественного анализа и статистической обработки исходных данных.

Положения, выносимые на защиту:

1. Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе представляет собой осознание участниками индивидуальных стилей самовыражения, позиций, интеллектуальной активности, включенности в переговорную ситуацию с взаимным сближением мнений, совместным принятием решения и достижением ими цели переговоров.

2. Социально-психологическая характеристика рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах включает особенности взаимного познания, конкретизацию целей, идентификацию позиций, «зондирование» противоречий, поиск совпадающих оценок, прогнозирование перспективы переговорного процесса, а также описание реактивного, нормативного и инновационного типов установления контакта.

3. Диалогичность как функция рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорном процессе обладает временной отнесенностью в виде синхронии и диахронии, многоаспектностью содержательного плана и характеризуется диалогическим субъектом с «эффектом структуры», преодолением противоречий, единой экзистенциональностью, эмпатийными и процедурными умениями, вероятностью регрессии.

4. Основными социально-психологическими факторами, влияющими на развитие рефлексивности в переговорном процессе, являются: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация, саморегуляция в деятельности.

5. Переговорный процесс обладает аксиологическим базисом, где основополагающими ценностями служат цель/результат, процесс и принципы рефлексивно-диалогического взаимодействия, что обеспечивает ценностную направленность переговоров.

6. Предложенный тренинг, включающий семь этапов, а именно: констатирующий, блокирующий, виртуальный, аналитический, творческий, фокусирующий и закрепляющий, способствует развитию у студентов рефлексивно-диалогического взаимодействия в ходе переговоров.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования освещались на Международных научно-практических конференциях

Смоленск, 2008; Тамбов, 2006, 2008); на Всероссийских научно-практических конференциях (Рязань, 2005; Воронеж, 2006; Мичуринск, 2006; Тамбов, 2004-2005); на научных конференциях аспирантов и преподавателей Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина «Державинские чтения» (2004 — 2007 г.г.); на заседаниях кафедры социальной психологии ТГУ им. Г.Р. Державина.

Организация исследования. В исследовании приняли участие 72 студента старших курсов, обучающихся по специальности «международные отношения» в Академии гуманитарного и социального образования ТГУ им. Г.Р. Державина, в возрасте 19 — 23 лет.

Исследование проводилось в период с 2006 по 2008 гг. Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, списка используемой литературы и приложений. Работа иллюстрирована таблицами, рисунками, диаграммами.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ

Опытно-экспериментальная работа была организована в виде тренинговых занятий со студентами — международниками. Для отслеживания динамики развития рефлексивно-диалогического взаимодействия использовались стандартизированные методики на каждом из этапов тренинга. Были задействованы три группы методов исследования рефлексивно-диалогического взаимодействия: 1) диагностические; 2) статистические методы обработки данных; 3) развивающие.

На первом этапе опытно-экспериментальной работы исследовались: уровень рефлексивности; психологические свойства личности; характеристики межличностного общения и взаимодействия. Значимым для данного исследования явилось изучение индивидуальной системы ценностей студентов; стилевых особенностей их саморегуляции; предрасположенности к конфликтному поведению, а также их отношение к собственному "Я".

Важно было также показать, что во время переговоров происходит не только сближение позиций партнеров на основе их ценностей, но и когнитивных качеств. С этой целью исследовались такие качества, как аналитичность, креативность, проницательность, прогностичность, влияющие на не только принятие решений, но и достижение целей переговорного процесса.

Кроме отмеченных направлений в изучении рефлексивно-диалогического взаимодействия на основе результатов семи стандартизированных методик были получены данные, позволяющие выделит короткую факторную структуру. Были выявлены основные психологические факторы, влияющие на развитие рефлексивно-диалогического взаимодействия, к которым отнесены социальная адаптация, межличностные взаимодействия, ценностные ориентации, саморегуляция в деятельности.

Факторный анализ показал, что существенное влияние на диалогическое взаимодействие оказывали факторы «ценностная ориентация» и саморегуляция в деятельности». Отметим, что такие факторы, как «социальная адаптация» и «межличностное взаимодействие» имели отрицательную корреляцию с рефлексивностью, то есть рост рефлексивности личности мог со значимой вероятностью привести к социальной дезадаптации и нарушению межличностного взаимодействия. Поэтому в исследовании главное внимание уделялось не столько рефлексивности как личностному свойству личности, сколько рефлексивно-диалогическому взаимодействию в переговорном процессе.

В основу опытно-экспериментальной работы был положен обучающий тренинг, который состоял из 7 этапов: констатирующий, блокирующий, виртуальный, аналитический, творческий, фокусирующий, закрепляющий.

На первом этапе главной задачей было сформировать у участников констатирующую рефлексию осуществляемого диалогического взаимодействия. Для этого студенты анализировали предложенные им ситуации, построенные на основе протоколов реальных переговоров. Четкое определение сущности предъявленной ситуации позволило перейти к следующему, блокирующему этапу. На данном этапе тренинга ставилась задача остановить (блокировать) малопродуктивные сценарии развития предложенной ситуации. Для этого студенты подробно расписывали предложенные ситуации в виде сценариев рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговоров.

Виртуальность третьего этапа заключалась в том, что выбранная ситуация переговорного процесса рассматривалась участниками тренинга как условно реальная действительность, обладающая всеми признаками реальности и, одновременно, открытая для гибкой и произвольной трансформации. Опыт преобразования ситуаций с анализом их настоящего и будущего позволял участникам тренинга накопить достаточно материала для глубокого анализа рассматриваемых обстоятельств переговоров. Эта работа составила содержание аналитического этапа.

Анализ личности участников переговоров служил основанием для того, чтобы организовать творческий этап тренинга. Творчество распространялось на разработку замысла участников переговоров, ситуативных обстоятельств, путей разрешения проблемы. Это обусловило необходимость провести фокусирующий этап тренинга, на котором выделялся главный компонент рассматриваемой проблемы. Таким компонентом могла быть личностная позиция одного из участников, используемая аргументация, конфликтная ситуация, стратегии поведения, ожидаемый результат. Это, в свою очередь, обусловило необходимость критически оценить проделанную в ходе тренинга работу на закрепляющем этапе. Сущность этого этапа заключалась в том, что его участники самостоятельно разрабатывали сценарий ситуации переговоров, выделяли в ней основную проблему, намечали шаги переговорного процесса, а также разрабатывали критерии для оценки эффективности рефлексивно-диалогического взаимодействия. Полученный таким образом материал использовался для имитационной игры.

По мере прохождения этапов тренинга у участников формировалось рефлексивно-диалогическое взаимодействие, которое оценивалось по специально отобранным методикам.

После тренинга значительно возросли данные по рефлексивности участников, а также по таким качествам как аналитичность, проницательность, прогностичность, сотрудничество и эффективность в переговорном процессе. Значимо снизился показатель соперничества. Также была отмечена положительная динамика по шкалам измерения потенциала целедостижения и интеллектуальной эффективности. Убедительные изменения были получены по компонентам, составившие ценностный базис, а именно: цель/результат, процесс, принципы. В целом, полученные данные в ходе тренинга свидетельствовали о его результативности и роли в процессе развития рефлексивно-диалогического взаимодействия у его участников, о чем свидетельствовал анализ полученных эмпирических данных.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное эмпирическое исследование, анализы которого представлены в данном диссертационном исследовании, доказали гипотезу о том, что рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе будет более успешным, если: рассматривать рефлексивность во взаимосвязи с когнитивными качествами личности; считать достижение цели переговоров и интеллектуальную активность участников переговоров важными показателями результативности рефлексивно-диалогического взаимодействия; обеспечивать сближение позиций участников с учетом их ценностного базиса; учитывать влияние таких психологических факторов, как: социальная адаптация, межличностное взаимодействие, ценностная ориентация, саморегуляция в деятельности на развитие рефлексивности в переговорах.

Своими корнями рефлексивно-диалогическое взаимодействие уходит в античную эпоху, когда исходной ситуацией развития рефлексии был диалог, специально организованный Сократом в процессе полемических дискуссий между ним и его учениками. В данном случае имела место «звездчатая модель диалога», которую следует квалифицировать как «рефлексивно-диалогический полилог».

Позднее данная проблема рассматривалась в концепции диалогизма сознания, мысленного диалога и диалога культур, а также «Я-Ты» в философской антропологии, представляющей диалогический метод как взаимодействие.

В отечественной психологии советского периода диалогическое взаимодействие исследовалось в свете двух взаимосвязанных и взаимодополняющих теорий - деятельности и речевой деятельности. В соответствии с утвердившимся подходом речевой деятельности приписывалась особая функция «обслуживания» продуктивной деятельности человека, а диалогическое общение считалось формой достижения цели деятельности. В связи с этим получило распространение мнение о том, что диалог не может рассматриваться как самостоятельная форма деятельности (речевой), а только в связи с достижением продуктивных некоммуникативных целей.

В современной психологии рефлексивно-диалогическое взаимодействие как аспект коммуникативного процесса активно исследуется в рамках рефлексивно-психологического подхода, социокультурного взаимодействия, рефлексивной психологии творчества, рефлексивной культуры.

Применительно к переговорному процессу рефлексивно-диалогическое взаимодействие анализируется через взаимное познание, интеллектуально-креативную активность его участников, рефлексию активного включения их в переговорную ситуацию.

Особая роль в развитии рефлексивно-диалогического взаимодействия принадлежит коммуникативным теориям и моделям, идеи которых активно перерабатываются и реализуются современными исследователями. Если в ранних моделях коммуникации выделялись только такие составляющие, как отправитель, получатель, сообщение, сигнал и код, то в последующих моделях, разработанных в рамках социальной психологии вводились такие компоненты, как контекст, цели, мотивы, установки, личностные особенности, ценности, нормы коммуникантов. Наиболее перспективными в настоящее время являются подходы, которые носят системный характер и направлены на анализ не только структуры, но и динамики взаимодействия. Важным моментом является также выделение уровней коммуникации, позволяющие проследить особенности становления и развития рефлексивно-диалогического взаимодействия партнеров по диалогу. Наконец, существенным моментом является выделение в качестве важнейших детерминант взаимодействия социальных позиций его участников, ситуацию, обстановку, в которых разворачиваются рефлексивно-диалогическое взаимодействие.

Рефлексивно-диалогическое взаимодействие важно для понимания особенностей формирования, развития и функционирования психики, интеллекта, взаимо- и самопознания, индивидуальности, творчества, принятия решения, межличностных отношений, групп и коллективов. Иными словами, рефлексивно-диалогическое взаимодействие личности с ее социальным окружением представляет собой универсальную категорию, обладающую объясняющей силой в широком круге психологической проблематики.

В данном диссертационном исследовании оно рассматривается как осознание участниками индивидуальных стилей самовыражения, позиций, интеллектуальной активности, включенности в переговорную ситуацию с взаимным сближением мнений, совместным принятием решения и достижением ими цели переговоров.

Основными характеристиками рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах, являются взаимопознание участников, конкретизация целей, идентификация позиций, «зондирование» противоречий, поиск совпадающих оценок, прогнозирование перспектив переговоров.

Выявленные характеристики позволили определить ведущие типы взаимодействия в переговорах, а * именно: реактивный (обмен коммуникативными реакциями), нормативный (соблюдение профессиональных конвенций), инновационный (корректирование устоявшихся традиций).

Рефлексивно-диалогическое взаимодействие в переговорном процессе обусловлено такими видами ценностей, как ценностный смысл, ценностный конструкт, ценностная установка, ценностная диспозиция, смыслообразующая ценность и личностная ценность. Данные виды принадлежат диалогическому субъекту, для которого в свою очередь характерны следующие типы ценностей: процессуальный, целевой, избегающий, преодолевающий и реализующий. В соответствии с типами ценностей диалогического субъекта в исследовании выделяются следующие формы взаимодействия участников переговоров: экзистенциональная, деловая, состязательная, кооперирующая и прагматическая. Данные формы имеют свою ценностную обусловленность, образуя ценностный базис переговорного процесса, где основополагающими ценностями служат цель/результат, процессы и принципы рефлексивно-диалогического взаимодействия.

В ходе исследования была выявлена основная функция рефлексивно-диалогического взаимодействия в переговорах - диалогичность, обладающая такими свойствами, как временная отнесенность в виде синхронии и диахронии, а также многоаспектность содержательного плана, включая содержательные планы и дискурсивные уровни. Помимо этого для диалогичности характерны такие свойства, как «эффект структуры», преодоление внутренних противоречий, нераздельная экзистенциональность, эмпатийные и процедурные умения, вероятность социально-психологической регрессии.

Для организации опытно-экспериментальной работы с целью развития рефлексивно-диалогического взаимодействия был организован социально-психологический тренинг, состоящий из семи этапов: констатирующего, блокирующего, виртуального, аналитического, творческого, фокусирующего, закрепляющего.

На первом этапе главной задачей было сформировать у участников констатирующую рефлексию осуществляемого диалогического взаимодействия. Для этого студенты анализировали предложенные им ситуации, построенные на основе протоколов реальных дипломатических переговоров. Возникающие дискуссии проходили в диалогах с целью формирования у участников умений диалогического взаимодействия. Предметом рефлексии на этом этапе были очевидные детали обсуждаемой ситуации - участники, проблема, область совпадения взглядов, сущность возникших противоречий, предпринимаемые шаги для разрешения проблемы и итоги переговоров. Основной задачей тренера-фасилитатора на данном этапе было ограничить рефлексию констатацией очевидных фактов и препятствовать их интерпретации. Четкое определение сущности предъявленной ситуации позволило перейти к следующему, блокирующему этапу. На данном этапе тренинга ставилась задача остановить (блокировать) малопродуктивные сценарии развития предложенной ситуации. Для этого студенты подробно расписывали предложенные ситуации в виде сценариев рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговоров. Такие сценарии включали не только последовательность действий в переговорном процессе, но и их предысторию, подтекст, социальный фон, сопутствующие обстоятельства следующему, виртуальному этапу тренинга.

Виртуальность этапа заключалась в том, что выбранная ситуация переговорного процесса рассматривалась участниками тренинга как условно реальная действительность, обладающая всеми признаками реальности и одновременно открытая для гибкой и произвольной трансформации. Аналогичные виртуальные ситуации возникают в имитационной мультимедийной игре. Основным преимуществом виртуальной ситуации можно считать возможность преобразовывать заданный сценарий, прогнозируя его развитие и наблюдая за последствиями предпринятого преобразования. При этом создаются оптимальные условия для прогностической рефлексии, позволяющей заглянуть в будущее и предвидеть последствия решений, принятых в настоящем периоде.

Опыт преобразования ситуаций с анализом их настоящего и будущего позволял участникам тренинга накопить достаточно материала для глубокого анализа рассматриваемых обстоятельств переговоров. Эта работа составила содержание аналитического этапа. Анализ ситуации переговорного процесса заключался в разложении ее на такие составляющие, каждый из которых обладал как отдельной объясняющей силой, так и принадлежностью к объяснению ее динамики. К этим составляющим относились характеристики личности участников переговоров, включая потребности, мотивы, смыслы, ценности, отношения, убеждения и идеалы. Выявленное составило важное содержание процесса развития рефлексивно-диалогического взаимодействия участников переговорного процесса в ходе предпринятого тренинга.

Анализ личности участников переговоров служил основанием для того, чтобы организовать творческий этап тренинга. Творчество распространялось на разработку замыслов участников переговоров, ситуативных обстоятельств, путей разрешения проблемы. Творчество в переговорном процессе всегда связано с новым взглядом на личность участников, инновационное преобразование ситуации, принятие нестандартных решений. Новый взгляд на личность у участников тренинга формировался по мере того, как они решали задачу определения возможности изменения личностной позиции другой стороны. Творческое преобразование ситуативных обстоятельств сводилось к поиску резервов выхода из кризисной (тупиковой) ситуации за счет нового (надситуативного) взгляда на предлагаемые обстоятельства.

Творческий этап тренинга способствовал росту вариативности предлагаемых решений участниками. Это обусловило необходимость провести фокусирующий этап тренинга, на котором выделялся главный компонент рассматриваемой проблемы. Таким компонентом могла быть личностная позиция одного из участников, используемая аргументация, конфликтная ситуация, стратегии поведения, ожидаемый результат. Фокусирование участников на конкретной проблеме позволяло более конкретно представить пути решения возникшей проблемы. Это, в свою очередь, обусловило необходимость критически оценить проделанную в ходе тренинга работу на закрепляющем этапе. Сущность этого этапа заключалась в том, что его участники самостоятельно разрабатывали сценарий ситуации переговоров, выделяли в ней основную проблему, намечали шаги переговорного процесса, а также разрабатывали критерии для оценки эффективности рефлексивно-диалогического взаимодействия. Полученный таким образом материал использовался для имитационной игры.

По мере прохождения этапов тренинга у студентов формировалось рефлексивно-диалогическое взаимодействие, которое оценивалось по специально отобранным методикам.

Если до тренинга рефлексивность имела значимую корреляцию только со шкалой сотрудничества, то количество значимых корреляций существенным образом возросло после опытно-экспериментальной работы. Возникли значимые корреляционные связи с такими показателями, как аналитичность, проницательность, прогностичность, сотрудничество и эффективность в переговорах.

Убедительное подтверждение развития у студентов рефлексивно-диалогического взаимодействия было получено по таким данным, как саморазвитие, этичность, креативность, работоспособность, престиж, статус, достижение, индивидуальность, компетентность. Эти компоненты составили ценностный базис личности и образовали следующую структуру: цель/результат (саморазвитие, достижение, компетентность), процесс (работоспособность, креативность, индивидуальность), принципы (этичность, престиж, статус). Участники тренинга (в контрольной и экспериментальной группе) оценивали идеальный и реальный уровень этих групп ценностей. В контрольной группе показатели совпадения идеального и реального уровня ценностей были значительно ниже, чем в экспериментальной группе. Это подтверждало, что в экспериментальной группе ценностный базис рефлексивно-диалогического взаимодействия был не только более реальным, но и отличался единством ценностных ориентаций.

В целом, полученные в исследовании эмпирические данные свидетельствовали о том, что в ходе целенаправленной, т.е. тренинговой работы возможно развитие рефлексивно-диалогического взаимодействия, которое проявлялось в виде сближения позиций участников на основе их ценностей, когнитивных качеств (аналитичности, прогностичности и проницательности), а также самого диалога.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Коваль, Максим Валерьевич, Тамбов

1. Абульханова-Славская, К. А. Стратегия жизни / К. А. Абульханова-Славская. - М.: Мысль, 1991. — 299 с.

2. Агеев, B.C. Механизмы социального восприятия/ B.C. Агеев// Психологический журнал. 1989. - Т. 10, №2. - С. 63-70.

3. Адамьянц, Т.З. Коммуникативные механизмы понимания: знак, значение, смысл. Интенция как смысловая доминанта коммуникативного акта (От знака и значения — к смыслу) / Т.З. Адамьянц // Мир психологии. -2008.-№ 2.-С. 71-80.

4. Акмеология и социальная психология на рубеже XXI века / под ред. Е.В. Селезневой. М.: Изд-во РАГС, 2001. - 277 с.

5. Акмеология качества профессиональной деятельности специалиста: Монография / Н.В. Кузьмина, С.Д. Пожарский, JI.E. Паутова. — СПб Коломна - Рязань, 2008. - 376 с.

6. Алтунина, И.Р. Мотивы и мотивация социального поведения: Учебное пособие / И.Р. Алтунина. — М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2006. — 114с.

7. Ананьев, Б.Г. Человек как предмет познания / Б.Г. Ананьев. -СПб.: Питер, 2000. 452 с.

8. Андреева, Г.М. Социальная психология: Учеб. для высш. учеб. Заведений / Г.М. Андреева М.: Аспект Пресс, 1996. - 376 с.

9. Аникина, В.Г. Исследование экзистенциальной рефлексии в проблемно-конфликтных ситуациях: Учебное пособие / В.Г. Аникина, Н.А. Коваль, И.Н. Семенов. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2002. — 108 с.

10. Анисимов, О.С. Взаимодействие: сущность и типология / О.С. Анисимов // Мир психологии. 2008. - № 1. — С. 10-17.

11. Анисимов, О.С. Индивид, субъект и личность в контексте целостности психики человека / О.С. Анисимов // Мир психологии. 2007. -№ 1, —С. 31 —44.

12. Анохин, П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функциональной системы / П.К. Анохин. — М.: Наука, 1978. 400 с.

13. Анцыферова, Л.И. Психология формирования и развития личности / Л.И. Анцыферова // Человек в системе наук. М., 1989. - С.426-434.

14. Асмолов, А.Г. Психология личности. Принципы психологического анализа / А.Г. Асмолов. М.: Изд-во МГУ, 1990. — 367 с.

15. Ахиезер, А.С. Субъект общественного развития: динамика общения между диалогизацией и монологизацией / А.С. Ахиезер // Мир психологии. 2005. - № 1. - С. 41-51.

16. Баташев, А.Р. Творчество социального взаимодействия как источник жизненных смыслов индивидуального развития / А.Р. Баташев // Мир психологии. 2008. - № 1. - С. 18-28.

17. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. — М.: Искусство, 1986. 445 с.

18. Берков, В.Ф. Культура диалога / В.Ф. Берков Мн.: Ново знание, 2002.- 152 с.

19. Битянова, М.Р. Социальная психология: наука, практика и образ мыслей/ М.Р. Битянова. М.: ЭКСМО - Пресс, 2001. - 576 с.

20. Бодалев, А.А. Феномен понимания другого и определяющие его факторы/ А.А. Бодалев// Мир психологии. — 2001. — № 3. — С. 12-16.

21. Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б.Г. Мещеряков, В.П. Зинценко. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 672 с.

22. Бондырева, С.К. Коммуникация: от диалога межличностного к диалогу межкультурному: Учебное пособие / С.К. Бондырева, А.А. Мурашов. — М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2007. 384 с.

23. Братусь, Б.С. Аномалии личности / Б.С. Братусь. — М., 1988.

24. Братченко, С.Л. Межличностный диалог и его атрибуты// С.Л. Братченко // Психология с человеческим лицом: гуманистическаяперспектива в постсоветской психологии/ под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М., 1997. - С. 201 -221.

25. Брушлинский, А.В. Проблема психологического субъекта / А.В. Брушлинский. -М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 67-82.

26. Брылева, О.А. Социально-психологический тренинг как средство улучшения взаимопонимания учителя и учащихся: дис. . канд. психол. наук / О.А. Брылева. М., 1995. - 228с.

27. Бубер, М. Я и Ты / М. Бубер // Два образа веры М., 1999.

28. Будинайте, Г.Л. Личностные ценности и личностные предпочтения субъекта / Г.Л. Будинайте, Т.В. Корнилова // Вопросы психологии. 1993. - № 3. - С. 99-105.

29. Василюк, Ф.Е. Психология переживаний. / Ф.Е. Василюк М., 1984.- 133с.

30. Вебер, М. Избранные произведения / М. Вебер. М.: Прогресс,1990.

31. Вердербер, Р. Психология общения / Р. Вердербер, К. Вердербер.- СПб.: Прайм ЕВРОЗНАК, 2003. - 320 с.

32. Вилюнас, В. Психология эмоций / В. Вилюнас СПб.: Питер, 2006. - 496 с.

33. Власова, Т.И. Педагогика духовности как наука и актуализированная практика современной школы /Т.И. Власова // Интеграция образования. 1999. - №4. - С.39-42.

34. Волкова, Е.Н. Субъектность как деятельное отношение к самому себе, к другим людям и к миру / Е.Н. Волкова //Мир психологии. — 2005. № З.-С. 33-40.

35. Выготский, Л.С. Психология развития человека / Л.С. Выготский- М.: Смысл, Эксмо, 2005. 1136 с.

36. Гегель, Г.Ф. Энциклопедия философских наук. /Г.Ф. Гегель. -М.: Мысль, 1974. Т. 1. - 452 с.

37. Гордиенко, В.А. Особенности межличностного познания государственных служащих, работающих в общественных приемных: дис. . канд. психол. наук / В.А. Гардиенко. -М., 2003. 175 с.

38. Горянина, В.А. Психология общения: Учебное пособие для студ. высш. учеб. заведений / В.А. Горянина. М.: Издательский центр «Академия», 2002. - 416 с.

39. Гулевич, О.А. Психология коммуникации: учебное пособие / О.А. Гулевич. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный институт, 2008.-384 с.

40. Гусельцева, М.С. Парадигмы развития в психологии / М.С. Гусельцева, А.Г. Асмолов // Мир психологии. 2007. — № 2. - С. 18 — 30.

41. Гуссерль, Э. Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии / Э. Гуссерль // Язык и интеллект. М., 1996.

42. Давыдова, Г.И. Развитие индивидуальности в контексте рефлексивно-диалогического взаимодействия / Г.И. Давыдова, И.Н. Семенов // Мир психологии. 2008. - № 1. - С. 59 - 70.

43. Давыдова, Г.И. Рефлексивно-диалогическая психотерапия: экзистенциальная модель личности / Г.И. Давыдова, И.Н. Семенов // Мир психологии. 2006. - № 2. - С. 110 - 117.

44. Давыдова, Г.И. Рефлексивно-диалогическая психотерапия: экзистенциальная модель развития личности / Г.И. Давыдова, И.Н. Семенов //Мир психологии. 2006. - № 4. - С. 110 - 117.

45. Давыдова, Г.И. Социорефлексика развития личности подростков / Г.И. Давыдова // Ярослав, психол. вестн. М.: Ярославль, 2005. — Вып. 16.

46. Дашковский, И.А. К вопросу коммуникации с внутренним Я / И.А. Дашковский //Мир психологии. — 2002. № 2. - С. 64 - 70.

47. Демиденко, М.В. Исследование социально-личностной рефлексии как средства социализации старших школьников: автореф. дис. . канд. психол. наук / М.В. Демиденко. — Самара, 2000.

48. Деркач, А.А., Акмеологические пути постижения вершин профессионализма/ А.А. Деркач, Н.В. Кузьмина. — М.: РАУ, 1993. 32 с.

49. Деятельность: теории, методология, проблемы. М.: Политиздат, 1990. -366с.

50. Донцов, А.И. Психологические особенности проявления рефлексии в ходе переговоров / А.И. Донцов, М.В. Коваль // Вестн. Тамб. унта. Сер. Гуманитарные науки. Тамбов, 2008. — Вып. 10 (66). - С. 301-305.

51. Донцов, А.И. Экономические результаты рекламной восприимчивости / А.И. Донцов, А.Н. Овчаренко М: Эксмо, 2007. - 608 с.

52. Дридзе, Т.М. Две новые парадигмы для социального познания и социальной практики / Т.М. Дридзе // Социальная коммуникация и управление в экоантропоцентрической и семиосоциопсихологической парадигмах. Кн. 1.- М., 2000. С. 5 - 42.

53. Зимняя, И. А. Психолого-педагогические проблемы взаимодействия учителя и учащегося / И.А. Зимняя, В.А. Малахова, Т.С. Путиловская и др. -М., 1980. С. 53-65.

54. Иванова, И.Н. Модернизация экономики и развитие государства / И.Н. Иванова. М.: ГУВШЭ, 2006. - Т. 2. - С.344.

55. Идея системности в современной психологии / под ред. В.А. Барабанщикова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. - 496 с.

56. Изард, К. Эмоции человека / К. Изард М., 1980. - С. 58-104.

57. Иконникова, С.Н. Диалог о культуре / С.Н. Иконникова. Л.: Лениздат, 1987. - 205 с.

58. Ильин, Е.П. Мотивация и мотивы / Е.П. Ильин. СПб.: Питер, 2000.-512 с.

59. Каверин, С.Б. Акмеологическая теория потребностей / С.Б. Каверин. Тамбов, 2004. -300с.

60. Каган, М.С. Мир общения: проблема межсубъектных отношений/ М.С. Каган. -М., 1988. -319 с.

61. Кант, И. Критика чистого разума /И. Кант М.: Мысль, 1994.591 с.

62. Карпенко, JI.A. Категориальный анализ понятий общений и коммуникация / JI.A. Карпенко // Мир психологии. 2006. - № 4. - С. 77-84.

63. Карпов, А. В. Рефлексивность как психическое свойство и методика ее диагностики / А. В. Карпов // Психологический журнал. 2003. -№ 5. - С. 45-56.

64. Карпова, H.JI. Диалогическое общение и возможности преобразования личности / H.JI. Карпова // Мир психологии. 1996. - № 3. — С. 89-94.

65. Катрич (Давыдова), Г.И. Методика изучения регулятивных функций самооценки в творческом процессе / Г.И. Катрич (Давыдова), С.Ю. Степанов // Интеллектуальные системы и творчество. — Новосибирск, 1991. -С. 90- 102.

66. Кичеев, А.Г. Межличностные конфликты: циклы и ритмы в их характеристике / А.Г. Кичеев // Мир психологии. — 2002. № 3. — С. 111 — 118.

67. Климов, Е.А. Конфликтующие реальности в работе с людьми (психологический аспект) / Е.А. Климов. М., 2001. - 192 с.

68. Коллектив, личность. Общение: словарь социально-психологических понятий / под ред. Е.С. Кузьмина, В.Е. Семенова. JL, 1987. - 144 с.

69. Кон, И.С. В поисках себя: личность и ее самосознание / И.С. Кон. -М.: Политиздат, 1984. 335 с.

70. Конопкин, О.А. Стилевые особенности саморегуляции деятельности / В.И. Моросанова, О.А. Конопкин // Вопросы психологи -1989. № 5. - С. 18-26.

71. Копьев, А.Ф. Диалогический подход в консультировании и вопросы психологической клиники / А.Ф. Копьев // Московский психотерапевтический журнал. — 1992. № 1. — С. 33 — 48.

72. Копьев, А.Ф. Психологическое консультирование. Опыт диалогической интерпретации / А.Ф. Копьев// Вопросы психологии. — 1990. -№3. С. 17-25.

73. Корепанова, Е.В. Диалог как психологическое сопровождение адаптации первокурсников в диаде «преподаватель студент»: Монография / Е.В. Корепанова, Н.А. Коваль. - Тамбов: ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. — 191 с.

74. Корепанова, Е.В. Диалог как психологическое сопровождение адаптации первокурсников в диаде «преподаватель-студент» / Е.В. Корепанова, Н.А. Коваль. Тамбов, 2006. — 191 с.

75. Крайг, П. Психология развития / П. Крайг М., 2000. - 512 с.

76. Крижанская, Ю.С. Грамматика общения / Ю.С. Крижанская, В.П. Третьяков-М.: Смысл; Академический проект, 1999. -279 с.

77. Кричевский, P.JI. Психология малой группы: теоретический и прикладной аспекты/ P.J1. Кричевский, Е.М. Дубовская. -М., 1991. 207 с.

78. Кроник, А. А. Методика экспериментального исследования взаимопонимания в диаде/ А.А. Кроник // Психологический журнал. — 1985. С.37-42.

79. Кузьмина, Е.И. Психология свободы: теория и практика / Е.И. Кузьмина. СПб.: Питер, 2007. - 336 с.

80. Куницина, В.Н. Трудности межличностного общения: Автореф. дисс. . докт. псих наук / В.Н. Куницина. — СПб., 1991. 50 с.

81. Кучинский, Г.М. Диалог и мышление / Г.М. Кучинский. Минск, БГУ им. Ленина, 1983.-190 с.

82. Лабунская, В.А. Психология затрудненного общения: Теория. Методы. Диагностика. Коррекция / Лабунская В.А. — М.: Изд. Центр «Академия», 2001. 288 с.

83. Ладенко, И.С. Рефлексивное развитие познавательно-творческой активности/ И.С. Ладенко, С.Ю. Степанов. Новосибирск: Изд-во ИИФиФ СО АН СССР, 1999.-51 с.

84. Лапин, Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян / Н.И. Лапин // Социс. 1999. -№ 5. - С. 114-118.

85. Лекторский, В.А. Самосознание и рефлексия в научном познании/ В.А. Лекторский// Общественные науки. 1980. - №2. — С. 34-48.

86. Лекторский, В.А. Субъект, объект, познание/ В.А. Лекторский. — М.: Наука, 1980.-260 с.

87. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. / А.Н. Леонтьев. М.: Политиздат, 1977. - 304 с.

88. Леонтьев, А.Н. Избранные психологические произведения / А.Н. Леонтьев. -М.: Изд-во МГУ, 1983. Т. 1.

89. Леонтьев, Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности / Д.А. Леонтьев. М.: Смысл, 1999.

90. Ломов, Б.Ф. Проблема общения в психологии / Б.Ф. Ломов М.: Наука, 1981.-С. 3-23.

91. Ломов, Б.Ф. Проблемы психологии общения / Б.Ф. Ломов // Методологические и теоретические проблемы психологии. — М., 1984. — 444 с.

92. Майерс, Д. Социальная психология / Д. Майерс. — СПб.: Питер Ком, 2000. 688с.

93. Мамардашвили, М.К. Картианские вариации /М.К. Мамардашвили. М., 1997.

94. Маслоу, А. Самоактуализация. Психология личности. Тексты / А. Маслоу. М.: Изд-во МГУ, 1982. - 287 с.

95. Маслоу, А. Новые рубежи человеческой природы /А. Маслоу. -СПб. 1999.-386 с.

96. Морозов, А.В. «Деловая психология». Курс лекций: Учеб. для высш. и средних специальных учеб. заведений / А.В. Морозов. — СПб: Изд-во «Союз», 2002. 576 с.

97. Моросанова, В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека / В.И. Моросанова. М.: Наука, 1998.

98. Моросанова, В.И. Стилевые особенности саморегулирования личности / В.И. Моросанова // Вопросы психологии. 1991. - № 1. - С. 121127.

99. Мясищев, В.Н. Психология отношений / В.Н. Мясищев. — Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. 356 с.

100. Обозов, Н.Н. Психология межличностных отношений/ Н.Н. Обозов. Киев, 1990. - 192 с.

101. Орлов, А.Б. Феномены эмпатии и конгруэнтности/ А.Б. Орлов, М.А. Хазанова// Вопросы психологии. 1993. - №4. - С. 68-72.

102. Парыгин, Б.Д. Основы социально-психологической теории / Б.Д. Парыгин. М.: Мысль, 1971. - 351 с.

103. Парыгин, Б.Д. Социальная психология. Проблемы методологии, истории и теории / Б.Д. Парыгин. СПб.: ИГУП, 1999. - 502 с.

104. Петров, И.Г. Смысл как рефлективное отношение человеческого быта /И.Г. Петров // Мир психологии. 2001. - №2. - С. 26-35.

105. Петровская, Л.А., Воспитание как общение диалог / Л.А. Петровская, А.С. Спиваковская // Вопросы психологии. - 1983. - № 2. - С. 95106.

106. Петровский, В.А. Психология неадаптивной активности / В.А. Петровский. М., 1992. - 120 с.

107. Познание человека человеком (возрастной, тендерный, этнический и профессиональный аспекты) / под. ред. А.А. Бодалева, Н.В. Васиной. СПб.: Речь, 2005. - 324 с.

108. Пономарев, Я.А. О взаимодействии и развитии / Я.А. Пономарев // Докл. АПН РСФСР. 1959. - №1. - С. 73-76.

109. Психологические исследования общения / отв. ред. Б.Ф. Ломов и др. М.: Наука, 1985. - 344 с.

110. Психология и этика делового общения: Учеб. для вузов / под ред. проф. В.Н. Лавриненко. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997.-279 с.

111. Психология личности: Учебное пособие / под ред. проф. П.Н. Ермакова, проф. В.А. Лабунской. — М.: Эксмо, 2007. — 653 с.

112. Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997.-336 с.

113. Психология: словарь / под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. М.: Политиздат, 1990. — 494 с.

114. Реан, А.А. Социальная педагогическая психология/ А.А. Реан, Я.Л. Коломинский. М.: «Питер», 2000. - 410 с.

115. Репецкий, Ю.А. Рефлексия смысла жизни и личностного самоопределения в контексте рефлексивно-инновационного тренинга / Ю.А. Репецкий, И.Н. Семенов, А.Ю. Сидорова // Мир психологии. 2001. - № 2. -С. 177- 185.

116. Роджерс, К. Клиентоцентрированная терапия / К. Роджерс. М.: «Рефлбук»; К.: «Ваклер», 1997. - 320 с.

117. Розин, В.М. Традиционные и современные типы социально-психологического взаимодействия / В.М. Розин // Мир психологии. — 2008. -№ 1.-С. 38-47.

118. Россохин, А.В. Взаимосвязь внутреннего диалога и рефлексии: опыт эмпирического исследования / А.В. Россохин, B.JI. Измагурова // Вопросы психологии. 2008. - № 5. - С. 105-120.

119. Рубинштейн, C.JI. Основы общей психологии / Рубинштейн C.JI. М.: Педагогика, 1989. - Т. 2 . - 328 с.

120. Рубинштейн, C.JI. О мышлении и путях его исследования / C.JI. Рубинштейн. М., 1958.

121. Сайко, Э.В. Взаимодействие в социальном мире и специфика его действия / Э.В. Сайко // Мир психологии. 2008. - № 1. — С. 3-9.

122. Сайко, Э.В. Субъект: созидатель и носитель социального / Э.В. Сайко. М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2006. - 424 с.

123. Семенов, И.Н. Проблемы рефлексивной психологии решения творческих задач / И.Н. Семенов. М.: НИИ ОПП, 1990. - 215 с.

124. Семенов, И.Н. Психология научного творчества Я.А. Пономарева во взаимодействии с российскими учеными / И.Н. Семенов // Психология творчества: школа Я.А. Пономарева. — М., 2006. — С. 597 623.

125. Семенов, И.Н. Психология рефлексии и педагогика творчества во взаимодействии наук о человеке / И.Н. Семенов //Творчество и педагогика. — М.: ИФАН, 1988. T.IV. - С. 22-34.

126. Семенов, И.Н. Развитие проблематики рефлексии и ее изучение на факультете психологии Высшей школы экономики / И.Н. Семенов // Психология: Журн. Высш. шк. Экономики. — 2007. № 3.

127. Семенов, И.Н. Рефлексивно-психологические аспекты развития и профессионального самоопределения личности / И.Н. Семенов, И.А. Савенкова // Мир психологии. 2007. - № 2. - С. 203 — 216.

128. Слинькова, Т.В. Взаимосвязь образов партнеров по общению и взаимоотношений в диадном взаимодействии: дис. . канд. психол. наук /Т.В. Слинькова. СПб., 2002. - 180 с.

129. Слободчиков, В.И. Основы психологической антропологии: Психология человека: введение в психологию субъективности / В.И. Слободчиков, Е.Н. Исаев. — М.: Школа-Пресс, 1995. 384 с.

130. Слободчиков, В.И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека / В.И. Слободчиков // Вопросы психологии. — 1986.-№6.-С. 14-22.

131. Смирнов, JI.M. Уровень ценности в структуре личности / JI.M. Смирнов // Мир психологии. 2007. - № 4. - С. 220-230.

132. Социальная психология в трудах отечественных психологов: хрестоматия. СПб.: ПИТЕР, 2000. - 512 с.

133. Социальная психология: Словарь / В.В. Абраменкова, М.Ю. Кондратьев, А.А. Брудный и др.; под общ. ред. А.В. Петровского; сост. JI.A. Карпенко. М.: ПЕР СЭ, 2005. - 171 с.

134. Станкин, М.И. Психология общения: Курс лекций. / М.И. Станкин. М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2003. - 336 с.

135. Старовойтенко, Е.Б. Отношения личности: философско-психологические и рефлексивные модели / Е.Б. Старовойтенко // Мир психологии. 2006. - № 4. - С. 26 - 38.

136. Старовойтенко, Е.Б. Культурно-психологические модели личности / Е.Б. Старовойтенко // Мир психологии. 2007. - № 1. - С. 86 - 99.

137. Степанов, С.Ю. Психология рефлексии: проблемы и исследования / С.Ю. Степанов, Семенов И. Н. // Вопросы психологии. -1985. -№3. С. 31-40.

138. Степанов, С.Ю. Рефлексивно-инновационный процесс: модель и метод изучения / С.Ю. Степанов, И.Н. Семенов // Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М., 1990. - С. 64 - 91.

139. Стефаненко, Т.Г. Изучение социальной каузальной атрибуции: успехи, проблемы, перспективы / Т.Г. Стефаненко // Мир психологии. 1999. - №3. - С.52-60.

140. Сушков, И.Р. Психология взаимоотношений / И.Р. Сушков. М.: Академический проект, ИПРАН; Екатеринбург: Деловая книга, 1999. - 448 с.

141. Тернер, Дж. Социальное влияние / Дж. Тернер. СПб.: Питер, 2003.-256 с.

142. Тихомиров, O.K. Понятия «цель» и «целеобразование» в психологии /O.K. Тихомиров// Психологические механизмы целеобразования /отв. ред. O.K. Тихомиров. — М., 1977. С.5-20

143. Фельдштейн, Д.И. Психология развивающейся личности / Д.И. Фельдштейн. М.: МПСИ, 1996. - 512 с.

144. Фельдштейн, Д.И. Психология развития человека как личности: Избранные труды: В 2-х т. / Д.И. Фельдштейн. — М.: Изд-во Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2005. -Т.1 -568 с.

145. Филонов, Л.Б. Коммуникация, общение, взаимодействие / Б.Л. Филонов // Мир психологии. 1996. - № 3. - С. 12-16.

146. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991.

147. Философский энциклопедический словарь. М., 1989. - 815 с.

148. Флоренская, Т.А. Диалог в практической психологии / Т.А. Флоренская. М.: Ин-т психологии АН СССР, 1991. - 244 с.

149. Флоренская, Т.А. Диалог в практической психологии / Т.А. Флоренская. М.: Ин-т психологии АН СССР, 1991. - 244 с.

150. Флоренская, Т.А. Диалог в практической психологии: автореф. дисс. . докт. псих. наук. / Т.А. Флоренская М., — 1993.

151. Флоренская, Т.А. Диалогичные принципы в практике обучения, воспитания и психологической консультации / Т.А. Флоренская. М.: АПН СССР, 1987.-С. 78-94.

152. Франки, В.Человек в поисках смысла /В. Франкл. М.: Прогресс, 1990.-336 с.

153. Хараш, А.У. Другой и его функция в развитии Я / А.У, Хараш // Общение и развитие психики. — М., 1986.

154. Чалдини, Р. Психология влияния / Р. Чалдини. — СПб.: Питер Ком, 1999.-272 с.

155. Шадриков, В.Д. Способности человека как выражение его индивидуальности / В.Д. Шадриков // Психология индивидуальности / под ред. В.Д. Шадрикова. М., 2006. - С. 537 - 539.

156. Шедровицкий, Г.П. Коммуникация, деятельность, рефлексия / Г.П. Шедровицкий // Исследование рефлексивной деятельности. Алма-Ата, 1974. - С. 12-28.

157. Шибутани, Т. Социальная психология / Т. Шибутани. — М.: Прогресс, 1996. 535 с.

158. Щепаньский, Я. Элементарные понятия социологии / Я. Щепаньский. -М., 1969.

159. Ядов, В.А. Взаимосвязь ценностных ориентаций и социальных установок / В.А. Ядов // Саморегуляция и прогнозирование социального поведения. Д.; М., 1979. - С.62-70.

160. Adams-Webber, J. Self-reflexion in evaluating other. / J. Adams-Webber // Amer. J. Psychol. 1997. - №4. - P.l 10.

161. Combs A. W., Soper P. W., Courson С. C. The measurement of self-concept and self report // Educational and psychological measurement, 1963, v. 28, p. 493—500.

162. Crown P., Stephens M., Kelly R. The validity and equivalence of tests of self acceptance//J. of Psychology, 1961, v. 51, p. 101—112.

163. Hymes, D. Models of interaction of language and social life / J.J. Gumperz and D. Hymes // Directions in Sociolinguistics. The Ethnography of Communication. New York, Holt, Rinehart and Winston, 1972.

164. Hymes, D. The ethnography of speaking / T. Gladwin and W.C. Sturtevant // Anthropology and Human Behavior. Washington, DC, Anthropological Society of Washington, 1962.

165. Jacobson, R. Essais de linguistique generale / R. Jacobson. Paris, Minuit, 1963.

166. Fleming J., Watts A. The dimensionality of self-esteem: Some results for a college sample // J. of Pers. and Soc. Psychol. 1980, v. 39, N. 5, p. 921—929.

167. Kenrick P., Stringfield P. Personality traits and the eye at the beholder: crossing some traditional philosophical boundaries in search to consistency in all of the people // Psychol, rev. 1982, v. 89. N. 2, p. 93—114.

168. Phares E. J., Richie D. E., Davis W. L. Internal-external control and reaction to threat // J. of Personality and Social Psychology, 1968, 10, p. 402— 405.

169. Semenov, I.N. Philosophy of Humanization of Education and Reflexiveness of Dialogue / I.N. Semenov // Reflexive Processes and Control. -2002.-Vol. 1, № 1.