Автореферат диссертации по теме "Социально-психологические детерминанты межличностной привязанности"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

КАЗАНЦЕВА Татьяна Валерьевна

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ МЕЖЛИЧНОСТНОЙ ПРИВЯЗАННОСТИ

19.00.05 - социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

• Санкт-Петербург 2011

1 2 МАЙ 2011

4845819

Работа выполнена на кафедре социальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Куницына Валентина Николаевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Посохова Светлана Тимофеевна (кафедра специальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета)

кандидат психологических наук, доцент Васина Елена Алексеевна (кафедра истории и социальных наук Крестьянского государственного университета им. Кирилла и Мефодия г. Луги)

Ведущая организация: Южный федеральный университет

Защита состоится «25 »_мая_2011 г. в _13_ часов на заседании совета

Д 212.232.53 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: факультет психологии, ауд.227, наб. Макарова, 6, Санкт-Петербург, 199034. ;

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: Санкт-Петербург, Университетская наб.. 7/9.

Автореферат разослан « ¿¿^/а'^^Ь 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук, доцент .О.Свешникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

В последнее время интерес к исследованию привязанности заметно возрос, что связано с усиливающимся в социальных науках вниманием к проблемам человеческих взаимоотношений. Трудности с установлением психологической близости выделяются социологами, культурологами, медиками, психологами и педагогами в качестве ключевого фактора таких актуальных явлений нашего времени, как одиночество (Дж. Янг, Ф. Скэрдеруд, М. Deniz, R. S.Weiss), невротизация и сексуальные перверсии (И.С. Кон, Э. Гидденс, Дж. Келли), различные формы аддикций (И.Н. Гурвич, Е.В. Емельянова, Г.В. Старшенбаум) и деструктивное общение (М. Wei, D.L. Vogel. J. Weinhold, Ц. П. Короленко, В.Н.Куницына, В.АЛабунская, Е.Л. Доценко). Меняются технологии, социальная мобильность структура семьи; отмечается удлинение периода поиска партнера, увеличение возраста вступления в брак, отказ от формального закрепления отношений и деторождения, непродолжительность отношений и низкая удовлетворенность ими (Петростат, 2009), что также можно считать проявлением дефицита способности к формированию гармоничных отношений.

В современной психологии данная проблема связывается с тенденцией к преувеличению роли независимости, свободы и личных достижений и преуменьшению роли солидарности и привязанности (С.Е. Rusbult, Р.А.М. Van Lange, N. Korobov, A.Thorne). Однако эмпирических исследований, связывающих качество близких отношений с установками в отношении к межличностной зависимости и независимости, не проводилось.

Основная масса исследований привязанности у взрослых людей проводится с конца 1980-х за рубежом (М. Ainsworth, J. Bovvlby, К. Bartholomew, L. M. Horowitz, R. Bornstein, К. Brennan, Ph.Shaver, N. Collins, B. Feeney, P. Crittenden, C. Hazan, J. Holmes, L. A. Kirkpatrick, M. Main, M. Miculincer, W.S. Rholes, J.A. Simpson, E. Waters). В отечественной психологии подобные работы начались совсем недавно, в начале 2000-х, и до сих пор остаются разрозненными и единичными (В.О. Аникина, Е.О. Смирнова, Р. Радева, С. Калмыкова, М.А. Падун, О.П. Макушина, Л.А. Николаева, Е.В. Пупырева). Остро ощущается нехватка надежного диагностического инструментария. Кроме того, исследования охватывают в основном подростков и студентов, оставляя остальные возрастные группы неизученными.

Цель исследования: изучить социально-психологические детерминанты межличностной привязанности.

В качестве объекта исследования выступили респонденты различных возрастных и профессиональных групп. Общее число испытуемых составило 387 человек, из них 237 женщин и 150 мужчин.

Предметом исследования являются социально-психологические детерминанты привязанности.

Основная гипотеза исследования:

Тип привязанности личности определяется комбинацией двух

несвязанных социально-психологических установок: установкой к

зависимости и установкой к независимости в межличностных

отношениях.

Частные гипотезы.

1. Установки личности к зависимости и независимости формируются на основе опыта отношений со значимыми другими в детстве и имеют устойчивый характер.

2. Типы привязанности связаны с личностными особенностями, такими как потребность в аффилиации, доверие и эмпатия с одной стороны, и самодостаточность, эмоциональная зрелость, коммуникативная компетентность - с другой.

3. Качество (удовлетворенность и стабильность) межличностных отношений связано с принятием как зависимости в отношениях, так и независимости. Неспособность принять как зависимость, так и независимость в межличностных отношениях связана с защитами личности.

Задачи исследования:

1. Провести анализ различных подходов к пониманию природы привязанности, ее типологии; систематизировать различные представления о факторах формирования привязанности в межличностных отношениях. Рассмотреть привязанность с точки зрения социально-психологической установки.

2. Проанализировать методы оценки типов привязанности; провести адаптацию и психометрическую проверку методики «Опыт близких отношений» К.Бреннан и Р.К.Фрейли. Разработать шкалу самооценки качества отношений.

3. Изучить имплицитные представления о зависимости и привязанности, соотнести их с выделенными типами.

4. Определить половозрастную специфику выраженности различных типов привязанности.

5. Исследовать согласованность генерализованного и специфического типа привязанности в межличностных отношениях.

6. Рассмотреть социально-психологические детерминанты созревания установок, определяющих привязанность - детский опыт отношений.

7. Составить психологический портрет (с учетом личностных особенностей) людей с разными типами привязанности.

8. Изучить качество близких отношений людей с разными типами привязанности.

9. Проанализировать связь типа привязанности с психологическими защитами личности.

Теоретико-методологическая база: теоретическим основанием настоящего исследования послужили теория отношений В.Н.Мясищева

(Мясищев, 1998), теория привязанности Дж.Боулби (Bovvlby, 1980), концепция зависимой личности Р.Борнштейна (Bornstein, 2003 ), структурная теория механизмов психологической защиты Р.Плутчика, теория черт личности Р. Кетгелла, теория психологической суверенности (Нартова-Бочавер С.К., 2008) и диалектическая модель межличностных отношений (Baxter, Rawlins, 1988).

Методы, используемые в процессе работы: самооценочные и проективные методики, в том числе ассоциативный эксперимент; контент-анализ, качественные и количественные методы (дисперсионный, дискриминантный, сравнительный, корреляционный анализы). При обработке данных использовались компьютерные программы MS Excel; StatSoft Statistica 6.0; SPSS 17.0.

Достоверность результатов проведенного исследования обеспечивается научно-методологической обоснованностью программы исследования; использованием методов, адекватных его предмету, задачам и гипотезам; достаточным объемом выборки; корректным применением методов математической статистики для обработки данных в сочетании с их качественным анализом.

Научная новизна исследования:

Систематизированы теоретические и эмпирические факты об условиях формирования привязанности в межличностных отношениях во взрослом возрасте.

Впервые предложено рассмотрение привязанности как результата реализации разнонаправленных потребностей в аффилиации и индивидуации, выраженных в установках на зависимость и независимость от близких людей. Когнитивные, эмоциональные и поведенческие компоненты отношения к независимости и к зависимости не связаны друг с другом. В предшествующих моделях эти две установки личности как независимые не рассматривались.

Эмпирически обоснован новый подход к автономии, в котором автономия не исключает, а подразумевает взаимозависимость партнеров.

Показано, каким образом целостность или поврежденность границ психологического пространства личности, сформированная в результате детского опыта, связана с межличностными установками во взрослом возрасте.

Выявлены проблемные зоны в переживании романтических/супружеских отношений людей с разными типами привязанности. Установлено, каким образом отношение к собственной добровольной зависимости у мужчин и женщин связано с качеством романтических отношений. Описаны психологические портреты людей с разными типами привязанности.

Переведены и адаптированы новые методики для измерения привязанности.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Тип привязанности личности определяется двумя несвязанными между собой установками: установкой к зависимости и установкой к независимости в близких отношениях. Существует четыре типа привязанности: автономный тип (принимает и зависимость, и независимость), сверхзависимый (принимает только зависимость), псевдоавтономный (принимает только независимость) и дезориентированный (не принимает ни зависимость, ни независимость).

2. Позитивная установка к межличностной независимости связана с такой группой личностных свойств как субъектность, включающей низкую чувствительность к отвержению, самодостаточность, высокий социальный интеллект и эмоциональную зрелость. Позитивная установка к межличностной зависимости связана с просоциальной направленностью, включающей стремление к аффилиации и стабильности близких отношений, благожелательность, альтруизм, доверие и эмпатию.

3. На установки к зависимости и независимости влияет детский опыт отношений - уважение родителями личных границ ребенка или внедрение в его психологическое пространство. Целостность психологических границ физического тела (связанная с самопринятием и базовым доверием), личной территории (символизирующая социальный статус и умение распознавать границы партнера) и социальных связей (определяющая способность к интимности) характерна для людей с автономным типом привязанности. Нарушение территориальности характеризует сверхзависмый тип; при псевдоавтономии наблюдается повреждение сферы социальных связей, а наиболее травмированным является психологическое пространство личности с дезориентированным типом.

4. Принятие как зависимости, так и независимости от ближайшего окружения определяет качество межличностных отношений (стабильность и удовлетворенность). Неспособность создать удовлетворяющие отношения связана с активизацией психологических защит - регрессии, проекции и замещения при неприятии независимости; и вытеснением, интеллектуализацией и компенсацией - при неприятии зависимости.

5. Установки к зависимости и независимости обусловлены половыми различиями. Степень собственной добровольной зависимости в текущих романтических/супружеских отношениях и мужчины, и женщины оценивают как высокую; при этом мужчины стремятся ее сохранить, а женщины -снизить. Однако вне контекста конкретных отношений мужчины склонны чаще отрицать межличностную зависимость (у них более выражен псевдоавтономный тип генерализованной привязанности), а женщины -независимость (более выражены сверхзависимый и дезориентированный типы).

Научно-практическая значимость работы

Теоретическая значимость работы определяется тем, что избранный путь исследования привязанности дает основание для решения ряда

вопросов, связанных с индивидуальными различиями в качестве близких отношений. Результаты данного исследования могут быть использованы в лекционных курсах и семинарских занятиях по общей, возрастной и социальной психологии, а также в педагогике, этике и других отраслях человекознания. Предложена модель межличностной привязанности как двух социально-психологических установок в отношении зависимости и независимости в близких отношениях. Ранее данные установки не рассматривались как независимые. Представлено эмпирическое обоснование модели. Предложенная модель позволяет по-новому раскрыть психологическое содержание типов привязанности; а также понятия автономии. Показано, каким образом детско-родительское взаимодействие влияет на межличностные установки во взрослом возрасте.

Практическая значимость состоит в актуальности полученных результатов о психологическом содержании различных типов привязанности. Полученные в исследовании данные могут быть использованы в практической деятельности психологов и специалистов близких профессий при решении задач индивидуального и семейного консультирования; в педагогике при обучении и воспитании детей и подростков; в диагностических целях - для выявления качества отношений и причин неудовлетворенности ими, конфликтов или одиночества; данные будут полезны при разработке тренинговых программ. Предложена авторская методика самооценки качества близких отношений; адаптированы 2 новые методики для измерения типа привязанности.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования. Полученные в ходе исследования данные обсуждались на заседании кафедры социальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета, на международных и региональных научно-практических конференциях («Психология XXI века», Санкт-Петербург, 2004; «Ананьевские чтения», Санкт-Петербург, 2004, 2008, 2009, 2010; «Съезд психологов», Санкт-Петербург, 2003; «Психология системного функционирования личности», Саратов, 2004; «Интегративная психология», Ярославль, 2010). По теме диссертации опубликовано 11 работ, в том числе 3 работы в изданиях, предусмотренных списком ведущих рецензируемых журналов, рекомендованных ВАК РФ. Основные результаты исследования были использованы в лекционных и практических занятиях по дисциплинам: «Межличностные отношения», «Социальная психология» и «Психология морали» на различных факультетах СПбГУ (психологии, политологии, философии, искусств, социологии).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и 5 приложений. Общий объем работы - 205 страниц. В тексте диссертации содержится 26 таблиц, 35 рисунков. Список литературы включает 223 наименования, из них 92 - на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы, ее новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются задачи исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации - «Межличностная привязанность: теоретический анализ» - дает общую характеристику проблемы и обобщает результаты теоретических и эмпирических исследований в изучаемой области. В первом разделе - «Понятие привязанности в современной психологии» - описываются различные подходы к определению понятия привязанности, рассматриваются связи со смежными категориями -отношения, близость, зависимость, аффилиация. Выявлено, что привязанность представляет собой многоуровневый феномен, который можно рассматривать как 1) потребность в выживании и безопасности; 2) тип личности; 3) чувство, главной составляющей которого является доверие и стремление к контакту с объектом привязанности; 4) эмоциональную связь (отношения); 5) поведенческую стратегию; 6) способ переработки информации; 7) установку; 8) стадию развития отношений; 9) способность.

В данном исследовании привязанность понималась как разновидность межличностных отношений, основанных на потребности в психологической безопасности, которые устанавливаются в результате длительного взаимодействия и отличаются избирательностью, эмоциональностью и относительной устойчивостью.

Во втором параграфе первой главы - «Типы привязанности» -установлено, что индивидуальные различия в качестве привязанности можно проанализировать при помощи двумерной модели. Двумя измерениями привязанности, задающими ее типы, могут быть: 1) представление о себе и о других людях (Bartholomew, Horowitz, 1991), 2) чувствительность к отвержению и избегание близости (Brennan et al., 1998); 3) поведенческие системы мониторинга и регуляции поведения привязанности (Hazan, Shaver, 1987; Miculincer, Shaver, 2007). Привязанности организованы иерархически: выделяют генерализованный и специфические типы привязанности, связанные друг с другом.

В третьем параграфе - «Тип привязанности и особенности близких отношений» - обобщаются результаты исследований качества межличностных отношений людей с разными типами привязанности. Были рассмотрены: 1) установки в любви и общая удовлетворенность отношениями; 2) соответствие типов в паре; 3) особенности сексуальных отношений; 4) установление психологической близости; 5) проявление поддержки и заботы; 6) конфликтное поведение; 7) эффект типа привязанности партнера. Наиболее гармоничные отношения чаще выявляются при надежном типе привязанности.

Четвертый параграф - «Факторы формирования привязанности» -раскрывает эволюционные, нейробиологические, и социально-психологические (ситуационные и личностные) факторы привязанности.

Теоретический анализ работ в этой области позволил нам обобщить их результаты в виде схемы (рис. 1).

■ Качество ранних отношений

Ранний тип привязанности к матери

Личностные факторы

Представление о себе Представление о других Представление об отношениях (в т.ч. о зависимости и независимости)

Свойства личности; Суверенность психологического пространства личности Защитные стратегии

/Переработка социальной информации в соответствии со I своими установками

( Выбор партнера в \ [ соответствии со своими — V установками )

Тип привязанности во взрослом возрасте (генерализованный)

С Поведение,

моделирующее поведение партнера

Видоспецифический тип привязанности (в различных видах отношений - дружеских, любовных, детско-родительских и пр.)

Специфический тип привязанности (в отношениях с конкретным партнером)

Качество отношений с конкретным партнером

Рис. 1. Формирование межличностных привязанностей

Ранние отношения привязанности формируют личность, с ее свойствами, установками и способами переработки информации, которые во взрослом возрасте являются определяющими факторами качества близких отношений. В то же время, существует возможность изменения типа привязанности в результате отношений с конкретным партнером.

В пятом параграфе - «Привязанность в соотношении с зависимостью и автономией» - обосновывается, что привязанность можно рассматривать сквозь призму зависимости как меры связи с другими людьми. Зависимость представляет собой неотъемлемую (и нормальную) характеристику

личности, а субъективное отношение к зависимости является, с одной стороны, культурно обусловленным, с другой - определяется опытом ранних отношений. Помимо этого, привязанность парадоксальным образом связана с независимым функционированием личности. Данный аспект остается наименее изученным.

К анализу привязанности применим диалектический подход, рассматривающий формирование отношений как разрешение конфликта между различными эмоциональными потребностями, в частности, между потребностями в зависимости (общности) и независимости (индивидуации).

В шестом параграфе - «Тип привязанности как социально-психологическая установка» - кратко освещаются известные теории установки, описываются ее признаки, функции, механизмы формирования. Формулируется авторский подход к привязанности с точки зрения установки, который базируется на следующих предпосылках.

1. Партнеры в отношениях привязанности всегда оказывают влияние друг на друга, опираются друг на друга, согласовывают свои решения, что определяет их зависимость друг от друга. С другой стороны, за каждым из них остается право на личное пространство и время, на свое мнение, на разрыв отношений. Следовательно, привязанность предполагает как зависимость, так и независимость.

2. Характер привязанности личности определяется двумя независимыми друг от друга социально-психологическими установками: отношением к зависимости и независимости в межличностном контексте.

3. Существуют четыре типа привязанности (рис.2):

1) Автономия (тип А) - тип привязанности, складывающийся у людей, принимающих взаимозависимость и осознающих при этом свою самодостаточность. Это добровольная, комфортная, саморегулирующаяся форма зависимости человека, реализующего потребности как в аффилиации, так и в индивидуации.

2) Сверхзависимость (тип В) - тип привязанности, при котором личность признает факт зависимости в близких отношениях, однако отрицает независимость, как свою, так и партнера. Это тревожно-манипулятивная, принуждающая, симбиотическая форма отношений, при которой подчиненное положение является следствием ограничения собственной свободы, а не следствием зависимости.

3) Псевдоавтономия (тип С) - тип привязанности, при котором личность не приемлет никакой формы зависимости и преувеличивает значение независимости; характеризуется дистанцированием и демонстративной самодостаточностью.

4) Дезориентированность (тип О) - тип привязанности, формирующийся у личности с негативной установкой как на взаимозависимость, так и на самодостаточность. Пассивно-беспомощный тип отношений, в которых ни сам индивид, ни его партнеры не способны повлиять на реализацию его потребностей в аффилиации и в индивидуации.

* Неприятие зависимости

- - Принятие зависимости

^ Неприятие независимости.

Дезориентированный тип (D)

Сверхзависимый тип (В)

Рис.2. Типы привязанности как комбинация двух различных социально-психологических установок личности - отношения к зависимости и независимости

Во второй главе - «Методы и организация эмпирического исследования» описаны этапы, объект и методы исследования.

Исследование осуществлялось с использованием следующих методов.

1. Измерение установок в отношении зависимости и независимости -ассоциативный эксперимент; русскоязычная версия методики самооценки генерализованного типа привязанности K.Bartholomew (Relationship Quality (RQ),); адаптированная версия опросника «Опыт близких отношений» K.Brennan и R.K.Fraley.

2. Для исследования качества близких отношений применялась авторская шкала самооценки качества отношений (актуальных и идеальных) и социально-демографическая анкета.

3. Оценка личностных особенностей проводилась с помощью 16-факторного личностного опросника Р.Кеттелла (форма С); методики «СТАЛЬ-17» (оценка личностных свойств с дополнительными шкалами «самодостаточность»; «зависимость»; «боязнь отвержения» и др.) В.Н. Куницыной; методики «СУМО-5» («Саморегуляция и успешность межличностного общения») В.Н. Куницыной.

4. Особенности детского опыта взаимодействия с родителями изучались посредством опросника «Суверенность психологического пространства» С.К. Нартовой-Бочавер.

5. Выраженность психологической защиты измерялась с помощью методики «Диагностика типологий психологической защиты»

Р.Плутчика, Г.Келлермана и Х.Р.Конта в адаптации Л.И.Вассермана.

О.Ф.Ерышева, Е.Б.Клубовой.

В параграфе 2.4 второй главы описывается процесс адаптации модифицированной методики «Опыт близких отношений» (Experiences in Close Relationships-Revised (ECR-R) Adult Attachment questionnaire, Fraley, Waller, & Brennan, 2000). Результаты проведенного психометрического анализа (проверки на надежность, валидность, сохранение факторной структуры) подтверждают пригодность адаптированной русскоязычной версии опросника для диагностики специфического типа привязанности. Первый фактор описывает тревожность в близких отношениях - в нашем понимании это установка к межличностной независимости; второй фактор -избегание близости - понимается нами как установка к межличностной зависимости. Факторы ортогональны: корреляция между ними составила г=0,09 (р=0,000).

Третья глава посвящена результатам эмпирического исследования и их обсуждению.

В первом разделе - «Имплицитные представления о зависимости и независимости» - раскрывается обыденное понимание зависимости, а также выраженность различных комбинаций установок к зависимости и независимости.

В первом параграфе, «Феноменологическое содержание понятий "зависимость" и "привязанность" в обыденном сознании», рассматриваются данные, полученные с помощью ассоциативного эксперимента. Классификация ответов испытуемых позволила выделить смысловые категории исследуемых конструктов и их представленность в сознании опрашиваемых. По объекту отношения, зависимость чаще всего ассоциируется с физиологическими потребностями, включая патологические химические аддикции (25%), с финансами (18%), работой (12%), состоянием здоровья (6%); с близкими людьми ее связывают всего 15% респондентов. Зависимость переживается как несвобода (39%), обязательства (14%), активизирует страх (20%), депрессию (17%) и гнев (10%). Субъекту зависимости приписываются слабость (48%), безнравственность (17%), и наличие сильных потребностей (15%), в том числе во власти и превосходстве (20%). Обнаруживается явное неприятие испытуемыми понятия «зависимость» (по сравнению с «привязанностью») и отделение его от сферы межличностных отношений. Однако есть и люди, которые позитивно или нейтрально оценивают зависимость - для них характерен автономный тип привязанности (р<0,05). Среди уклонившихся от ассоциативного эксперимента чаще всего встречаются испытуемые псевдоавтономного типа (р<0,01).

Второй параграф - «Установки на межличностную зависимость и независимость: половозрастные особенности» - посвящен анализу выраженности генерализованных типов привязанности в различных группах, выделенных по полу и возрасту. Наиболее распространенным в общей

выборке (N=263) является автономный тип (41%). Мужчины склонны придерживаться установки на отрицание зависимости в большей мере, чем женщины (40% и 19% соответственно; р<0,001). Женщины чаще мужчин признаются в своей сверхзависимости (17% и 7% соответственно; р<0,001) и дезориентированное™ (25% и 8% соответственно; р<0,001).

Двухфакторный дисперсионный анализ показал, что влияние возраста значимо для трех типов: сверхзависимого (р=0,009), псевдоавтономного (р=0,048) и - в тенденции - для автономного (р=0,082). В старшей возрастной группе как у женщин, так и у мужчин ниже выражена автономия и выше - на псевдоавтономия.

Во втором разделе - «Соотношение генерализованного и специфического типа привязанности» - проверяется гипотеза об устойчивости обобщенных межличностных установок и их воспроизведении в конкретных (романтических/супружеских) отношениях. Анализ средних значений выраженности типов генерализованной привязанности в группах с различным типом специфической привязанности показал, что различные уровни привязанности в целом соответствуют друг другу, т.е. лица, классифицированные по характеристикам актуальным отношений, отмечали у себя соответствующие установки в отношении взаимозависимости и близости в целом.

В 19,35% случаев мужчины, в актуальных отношениях с романтическим партнером демонстрирующие автономный тип, склонны в целом обесценивать близкие отношения и заявлять о своей независимости (у женщин этот процент значимо ниже, ф*эмп=2,81; р=0,001). У женщин автономия более однозначна - она демонстрируется как в глобальной межличностной ориентации, так и в актуальных отношениях. Несовпадения обусловлены в основном более негативным отношением к зависимости и независимости в романтических отношениях (22%). Более короткая дистанция, а также глубина эмоций, характерные для романтических отношений, приводят у женщин к размытости личных границ и к желанию либо избавиться от них, либо сделать их непроницаемыми.

Были рассмотрены интеркорреляции генерализованного и специфического типов привязанности в общей выборке. Типы, противоположные друг другу, (автономный и дезориентированный; сверхзависимый и псевдоатономный), имеют сильные отрицательные взаимосвязи, у смежных же типов можно наблюдать слабоотрицательные корреляции либо их отсутствие (рис.3). Т.о., можно говорить, во-первых, о воспроизведении генерализованного типа привязанности в актуальных отношениях; и во-вторых, об отсутствии связи между двумя установками -на зависимость и на независимость г=0,09 (р=0,000).

Рис. 3. Интеркорреляции генерализованных типов привязанности и их связь с установками в специфических (романтических/супружеских) отношениях

В третьем разделе - «Формирование межличностных установок: опыт детско-родительских отношений» - представлены результаты анализа ретроспективы детского опыта взаимодействия респондентов с родителями в различных секторах психологического пространства. Выявлены ситуации, которые формируют негативное или позитивное отношение к зависимости и независимости; показано, каким образом межличностные установки связаны с суверенностью психологического пространства личности.

Наиболее целостными являются психологические границы людей автономного типа, а наиболее травмированными - у лиц с дезориентированным типом привязанности. Автономия позитивно связана с суверенностью (в частности, с- суверенностью физического тела (г=0,36; р<0,01) и территории (г=0,35; р<0,05), а неавтономные типы - негативно (-0,28<г<-0,35; р<0,05). Наиболее поврежденным сектором психологического пространства сверхзависимых людей является территориальность (р<0,01), символически связанная со способностью человека отличать собственные границы от чужих. Знаменательно, что люди, отрицающие зависимость (псевдоавтономные), неспособны регулировать гибкость психологических границ в сфере социальный связей (г=-0,31; р0,05) и физического тела (г=-0,26; р<0,05), что говорит о трудностях в установлении личностью отношений интимности (психологической и сексуальной). Т.о. раскрывается защитный характер их стремления к независимости."

Четвертый раздел третьей главы - «Личностные особенности людей с различными типами привязанности» - посвящен изучению личностных детерминант привязанности. Дискриминантный анализ позволил выявить те переменные из числа личностных свойств, которые позволяют определить тип привязанности испытуемых. Выделены 2 канонические функции,

объясняющие 85.7% дисперсии (табл.1). Точность предсказанной классификации составила 82%.

Весь комплекс свойств 1-й функции свидетельствует о слабости «Я», боязни одиночества, внутренней напряженности и несвободе. Мы понимаем эту функцию как низкую «субъектность» (независимость от изменений среды) и соотносим ее с установкой в отношении независимости, то есть принятием или неприятием независимости на когнитивном (стремление к самодостаточности или боязнь отвержения), эмоциональном (страх, пессимизм, чувство вины) и поведенческом (навыки) уровне. Низкой субъектностью характеризуются люди со сверхзависимым и дезориентированным типами привязанности.

Таблица 1. Структурная матрица канонических функций

Функция

1 (низкая) «Субъектность»

: 2 «Просоцнальная направленность»

I.Чувствительность к отвержению (0,453*)

2. Коммуникативно-личностный потенциал (-0,358*)

3.Коммуникативные навыки (-0,349*)

4.Самодостаточность (-0,3) 9*)

5.Боязнь отвержения (0,263*)

6.G (сила «Сверх-Я») (-0,225*)

7. Н (Социальная смелость) (-0,205*)

8. С (Эмоциональная стабильность) (-0,198*) 9.0 (Чувство вины) (0,169*) 10.Пессимистичность(0,169*)

II.Q3 (самоконтроль) (-0,152*)_

! 1.Стремление к аффилиации(0,356*)

2.Стабильность отношений (0,340*)

3.F (экспрессивность) (0,277*)

4.А (общительность) (0,268*)

: 5.Благожелателыюсть (0,242*)

6.Альтруистическая направленность (0,228*)

7.Доверие (0,163*)

8. Эмпатия (0,142*)

* Максимальная по абсолютной величине корреляция между переменными и дискриминантны.чи функциями.

Личностные особенности, включенные во 2-ю функцию, имеют отношение к стремлению к близости и самораскрытию, открытости и доброжелательному отношению к другим. Поэтому данную функцию мы обозначили как «просоциальную направленность» и соотносим с установкой в отношении к зависимости (или внутренней готовности к сближению с другими) - так же - на когнитивном (стремление к аффилиации, доверие), эмоциональном (эмпатия, экспрессивность, благожелательность) и поведенческом уровнях (общительность, альтруизм). Низкой просоциальной направленностью характеризуются люди с псевдоавтономным и дезориентированным типом привязанности. Автономия предполагает высокие значения субъектности и просоциальной направленности. Таким образом, каждое из измерений привязанности (установки в отношении зависимости и независимости) характеризуется определенным набором личностных особенностей.

График (рис. 4) позволяет визуально оценить качество классификации: внутри каждого класса наблюдается высокая плотность

объектов и отчетливость его границ. Центроиды равноудалены друг от друга и находятся на разных полюсах функций.

Канонические дискриминантные функции

Тип Прив

01 •>2 7 3

9 Центроид типа

Функция 1

Примечание: 1 - автономный тип привязанности; 2 - сверхзависимый; 3 -псевдоавтономный; 4 - дезориентированный.

Рис. 4. Объекты и групповые центроиды в осях канонических функций.

Пятый раздел - «Качество близких отношений людей с разными типами привязанности» - посвящен анализу стабильности и удовлетворенности различными сторонами романтических/супружеских отношений людей с разными типами привязанности.

В первом параграфе - «Удовлетворенность отношениями и тип привязанности» - показано, что принятие взаимозависимости и независимости (автономный тип), отражается в высоких оценках различных аспектов отношений и наибольшей, по сравнению с другими типами, удовлетворенности ими. Рассчитаны индексы неудовлетворенности близкими отношениями (как разница между идеальными и актуальными

отношениями). Выявлены наиболее проблемные зоны для каждой группы. Сверхзависимых людей тревожит стабильность отношений, легкость взаимодействия, уровень поддержки партнера, единства ценностей и целей (р<0,05). Таким людям необходимо чувствовать, что их партнер так же зависит от них, как и они от него. Различия во взглядах и невнимание воспринимаются как угроза отношениям.

Еще большая неудовлетворенность свойственна дезориентированному типу (8 из 13 параметров), наиболее актуальными являются сферы взаимопонимания, принятия и легкости взаимодействия (демонстрирующие силу потребности в эго-подтверждении). Проблемными сферами людей с псевдоавтономным типом привязанности являются эмоциональная насыщенность и эмоциональная близость (р<0,05). Данный факт свидетельствует о противоречивости этого типа, о наличии неосознаваемого стремления реализовать потребность в психологической близости. Степень взаимного принятия и взаимной зависимости в данной группе низкая, но субъективно приемлемая. Выражено желание увеличить предсказуемость отношений (без того высокую), говорящее о потребности контролировать партнера, иметь возможность понимать й прогнозировать его поведение, чтобы регулировать психологическую дистанцию.

Во втором параграфе - «Удовлетворенность близкими отношениями и принятие степени собственной добровольной зависимости от партнера» -прослеживается, с чем связано принятие или неприятие людьми собственной зависимости в отношениях, поскольку эта тема оказалась крайне значимой для большинства респондентов (60%), независимо от их типа привязанности. Показано, что удовлетворенности уровнем собственной зависимости сопутствует более высокая удовлетворенность и другими аспектами отношений, такими как взаимопринятие партнеров (р<0,01), легкость взаимодействия (р<0,05), поддержка партнерами друг друга, стабильность (р<0,05) и предсказуемость отношений (р<0,05).

Меньшая удовлетворенность этими сторонами отношений свойственна как тем, кто желает уменьшить свою зависимость, так и тем, кто хочет ее увеличить. Женщины в большей мере, чем мужчины, неудовлетворены собственной зависимостью и стремятся ее снизить (р<0,018). Людей, стремящихся к увеличению зависимости, характеризует склонность к сверхзависимости (р<0,05), боязнь отвержения (р<0,05), пессимистичность (р<0,05), низкий коммуникативно-личностный потенциал (р<0,01) и толерантность (р<0,01). Тех, кто стремится в идеале снизить свою зависимость, отличает избегание близости (р<0,06), нормативность (р<0,01), прямолинейность (р<0,05) и открытость (р<0,05).

В третьем параграфе - «Стабильность отношений и тип привязанности» - рассматриваются результаты двух частей исследования: 1) сопоставления типов привязанности у людей с различным семейным статусом; 2) изучение типов привязанности у супругов со стажем семейной

жизни более 20 лет, удовлетворенных и неудовлетворенных своими семейными отношениями.

В средней возрастной группе (26-45 лет) сопоставлялись подвыборки: 1) незамужних/неженатых; 2) проживающих в незарегистрированном и 3) зарегистрированном браке; и 4) разведенных. Не создавшие к этому возрасту семьи респонденты отличаются от замужних/женатых преобладанием сверхзависимого типа привязанности (р=0,044). У переживших развод также более выражены (по сравнению с теми, кто состоит в браке) сверхзависимый (р=0,047) и дезориентированный (р=0,031) типы привязанности, а уровень автономности резко снижен (р=0,001). Значимых различий в выраженности типов привязанности у людей, состоящих в разных формах брака, не обнаружено.

В стабильных браках (50 пар, средний стаж совместной жизни 26,1±2,5 лет) распределения типов значимо отличаются от равномерного как у мужчин (р<0,000), так и у женщин (р<0,003), причем у женщин преобладает автономный, а у мужчин - автономный и псевдоавтономный типы. Из 16 возможных вариантов сочетаний типов привязанности партнеров наиболее распространенным является наличие автономного типа у обоих супругов (30%). Мужчины и женщины с автономным типом привязанности предпочитают людей со сходным типом (г=0,60; р<0,01), и не совместимы с другими партнерами (-0,23<г<-0,30; р<0,05). Удовлетворенность отношениями мужа и жены связаны между собой (г=0,92; р<0,001) и с автономным типом привязанности как мужа (г=0,55; р<0,001), так и жены (г=0,79; р<0,001); и отрицательно - с остальными типами привязанности обоих супругов (-0,30<г<-0,47; р<0,05). Если у мужа преобладал псевдоавтономный тип привязанности, то высокая и средняя степень удовлетворенности оказалась возможна при условии автономности женщины (г=0,62, р<0,001; х,2=26,2; р<0,01). Т.о., с точки зрения долгосрочного прогноза наиболее адаптированными к семейной жизни являются мужчины и женщины с автономным типом привязанности.

В шестом разделе - «Тип привязанности и стратегии психологической защиты» - проверяется гипотеза о том, что неспособность принять как факт зависимости, так и факт независимости в межличностных отношениях, сопровождается напряженностью психологических защит, которые помогают справится со страхом поглощения (слияния с партнером) и страхом отвержения (расставания с партнером). Различия типов не обнаружились только в отношении такого механизма, как отрицание; однако наблюдается тенденция к снижению этой стратегии у депривированного типа (р<0,08). Общая степень напряженности защит, как и отдельные механизмы, у автономного типа выражены в меньшей мере, чем у других (р<0,05). Неприятие независимости (свойственное сверхзависимому и дезориентированному типам) связано с регрессией (г=0,36; р<0,05), проекцией (г=0,37; р<0,05), формированием реакции (г=0,44; р<0,01) и замещением (г=0,34; р<0,05), позволяющими усиливать эмоциональный фон

отношений с партнером, чтобы не утратить с ним контакт. При неприятии зависимости (псевдоавтономный и дезориентированный типы) активизируются интеллектуализация (г-0,36; р<0,05), компенсация (г^О.ЗО; р<0,05) и вытеснение (г=0,30; р<0,05) - механизмы, регулирующие контроль над проявлением чувств.

Проведенные исследования позволили сделать следующие выводы:

¡.Автономный тип (А) осознает и принимает как факт зависимости в близких отношениях, так и факт независимости. Сверхзависимый тип (В) не признает и не реализует свою независимость. Отличительной чертой псевдоавтономного типа (С) является неприятие любой формы зависимости и ориентация на личную независимость. Дезориентированный тип (О) не приемлет ни взаимозависимости, ни независимости.

2. Имплицитные представления о зависимости в широком смысле обнаруживают эмоциональное неприятие данного феномена подавляющим большинством испытуемых (для которых он связан с безнравственностью, незрелостью, властью и гневом) и отделение его от сферы межличностных отношений. Отношение к зависимости, несмотря на преобладающее ее отвержение, выступает одним из критериев различения типа привязанности: позитивное отношение характеризует автономный тип, противоречивое -сверхзависимый, вытеснение - псевдоавтономный.

3. Установки к независимости и зависимости не связаны между собой и проявляются как в генерализованном типе привязанности, так и в специфических отношениях (в частности, в романтических/супружеских).

4. Обнаружены различия в выраженности различных типов привязанности у людей разного пола и возраста. Мужчины и люди старшего возраста чаще других отрицают, что их отношения подразумевают взаимную зависимость и в большей мере ориентированы на независимость (псевдоавтономный тип). Женщины и молодые люди, напротив, недооценивают степень своей независимости - способность переживать одиночество, выражать свое мнение, реализовывать свои желания и потребности (сверхзависимый тип). Дезориентированный тип, характеризующийся негативной установкой как на взаимозависимость, так и на независимость, и выражающийся в пассивности и беспомощности в сфере межличностных отношений, чаще встречается среди женщин и лиц старшего возраста.

5. Формированию межличностных установок способствует опыт детских отношений личности с родителями. Уважение родителями границ психологического пространства ребенка (особенно в сфере телесности, территории и социальных связей) связано с автономным типом привязанности. Сверхзависимость формируется при нарушении целостности территориальных границ ребенка, которые символически связаны с социальным статусом. При псевдоавтономии наиболее поврежденными секторами психологической суверенности являются телесность (физические принуждения) и сектор социальных связей (насильственное общение с теми,

кого ребенок не выбирал). При дезориентированном типе привязанности наблюдается травмированность всех сфер психологического пространства личности.

6. Тип привязанности определяется двумя группами личностных свойств, понимаемых нами как «субъектность» (или независимость от изменений среды) и «просоциальная направленность». «Субъектность» включает такие качества, как низкая чувствительность к отвержению, самодостаточность, высокий социальный интеллект, развитость коммуникативных навыков, эмоциональная зрелость и соотносится с установкой в отношении независимости - принятием ее и способностью реализовать в поведении. «Просоциальная направленность» включает в себя стремление к аффилиации и стабильности близких отношений, благожелательность, альтруизм, доверие, эмпатию и соотносится с социально-психологической установкой в отношении межличностной зависимости.

7. Автономный тип привязанности предполагает высокую субъектность и высокую просоциальную активность. Отличительным свойством людей с данным типом привязанности является высокий уровень морального развития (высокие показатели толерантности, альтруистичности, благожелательности и низкая выраженность ханжества и предрассудков). Сверхзависимость характеризует людей с низкой субъектностью и, в то же время, направленностью на взаимодействие и сближение; от других типов отличается выраженным страхом расставания. У зависимой личности желание сблизиться с другим человеком вступает в конфликт со стремлением избегать близости (потребность в аффилиации выражена значимо меньше, чем у автономного, но больше, чем у псевдоавтономного и дезориентированного типа). Псевдоавтономность связана с самодостаточностью, эмоциональной зрелостью и коммуникативной компетентностью. При этом просоциальная направленность выражена слабо. Псевдоавтономность является* гиперкомпенсацией сверхзависимости. Дезориентированный тип привязанности свойственен людям с незрелым «Я» и низкой просоциальной активностью. Это несамодостаточные, тревожные, недоверчивые люди, которых отличает от других типов страх установления контакта (что выражается в социальной робости, подозрительности и самокритичности).

8. Тип привязанности определяет качество близких отношений. Принятие взаимозависимости и независимости (тип А), отражается в высоких оценках различных аспектов отношений и наибольшей, по сравнению с другими типами, удовлетворенности ими. Тех, кто ориентирован на симбиотические отношения (тип В), более других не устраивает уровень поддержки партнера и единства ценностей и целей, а также преобладание собственной зависимости над зависимостью партнера. Проблемными сторонами отношений для людей, отрицающих зависимость (тип С), можно назвать эмоциональность и предсказуемость отношений, которые им хотелось бы усилить. У людей, не способных реализовать свои потребности во

взаимозависимости и автономии (тип О), снижена удовлетворенность большей частью исследованных аспектов близких отношений, наиболее фрустрированными из которых являются сферы взаимопонимания, принятия и легкости взаимодействия.

9. Вопрос взаимной зависимости партнеров имеет наибольшую субъективную значимость при оценке качества актуальных романтических/супружеских отношений, независимо от типа привязанности. При этом удовлетворенность уровнем собственной зависимости сочетается с удовлетворенностью и другими аспектами отношений. Желание увеличить взаимную зависимость испытывают в большей мере люди с преобладанием тревожности, а желание снизить - люди с преобладанием избегания близости. У мужчин межличностная зависимость в конкретных отношениях носит комфортный характер, у женщин - дискомфортный: им в большей мере хочется ее уменьшить.

10. Установки в отношении межличностной зависимости и независимости проявляются в способности к созданию стабильных привязанностей. Не создавшие к возрасту ранней зрелости семьи респонденты отличаются от замужних/женатых преобладанием сверхзависимого типа привязанности. У переживших развод также более выражены сверхзависимый и дезориентированный типы привязанности, а уровень автономности резко снижен. В стабильных браках супруги характеризуются автономным типом привязанности.

11. Неспособность принять как зависимость, так и независимость в межличностных отношениях (сопровождающаяся страхом потерять собственную идентичность и/или связь с партнером), активизирует психологические защиты личности. При сверхзависимости усиливаются защиты, направленные на интенсификацию эмоций - регрессия, проекция, замещение, при псевдоавтономии - направленные на блокировку эмоций -вытеснение и интеллектуализация. Для дезориентированного типа характерна наибольшая напряженность психологических защит и сочетание противоположных механизмов - компенсации и гиперкомпенсации. Автономный тип привязанности характеризуется наименьшей выраженностью психологической защиты.

В Заключении диссертации подводятся общие итоги работы, намечаются перспективы дальнейших исследований привязанностей в межличностных отношениях.

Результаты диссертационной работы отражены в следующих публикациях.

В журналах, рекомендованных ВАК:

1. Казанцева Т.В. Адаптация модифицированной методики «Опыт близких отношений» К.Бреннан и Р.К.Фрейли // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. N 34 (74): Аспирантские тетради. Ч. 1Р (Педагогика, психология, теория и методика обучения). СПб., 2008. С.139-144.

2. Казанцева Т.В., Куницына В.Н. Воспроизведение типов привязанности в отношениях с близкими людьми. // Вестник СПбГУ. Сер. 12. Психология. Социология. Педагогика. 2009: Вып. 1.4. II. С. 3-8.

3. Казанцева Т.В. Исследования психологической близости в теории привязанности // Вестник СПбГУ. Сер. 12. Психология. Социология. Педагогика. 2010. Вып. 4. С. 94-98.

В других изданиях:

4. Саушкина Т.В. Учет типа привязанности к значимым другим при проведении профотбора и формировании коллективов // Педагогические информационные технологии. Проблемы подготовки кадров: Тезисы докладов межвузовской научно-методической конференции. СПб, 2001. С.108.

5. Казанцева Т.В. Факторы формирования привязанности: эволюционные, нейробиологические, ситуационные, личностные // Психология системного функционирования личности: Материалы международной научной конференции. Саратов: СГУ, 2004. С.143-146.

6. Казанцева Т.В. Психология зависимой привязанности // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов / Под ред. В.Б. Чеснокова. СПб.: СПбГУ, 2004. С.69-71.

7. Казанцева Т.В. Привязанность и помогающее поведение // Психология и мораль / Сост. и науч. ред. В.Н. Куницына. СПб.: Речь, 2004. С.152-159.

8. Казанцева Т.В., Можелис Ю.В. Эмоциональная привязанность пациента к врачу и качество жизни -больного // «Гастроэнтерология Санкт-Петербурга», материалы 6-го международного Славяно-Балтийского форума «Гастро-2004». СПб., 2004, №1, 2, с. М94-М95.

9. Казанцева Т.В. Методы исследования привязанности у взрослых // Ананьевские чтения-2004: Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения-2004» / Под ред. Л.А. Цветковой, Г.М.Яковлева. СПб.: СПбГУ, 2004. С.63 2-634.

Ю.Казанцева Т.В. Доверие и близость в зависимых отношениях // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых 24-26 апреля 2008 г./ Под науч. ред. Н.В.Гришиной. СПб.: СПбГУ, 2008. С.144-146.

И.Казанцева Т.В. Зависимая привязанность как манипуляция другими // Семья в современном мире / Сост. и науч. ред. В.Н. Куницына. СПб.: СПбГУ, 2010. С.133-138.

Подписано в печать 08.04.2011 г. Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,3. Тираж 100 экз. Заказ №2916 Отпечатано в ООО «Томас-Петербург»

199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О. Средний пр., д. 28; тел. 305-06-96 www.tomas.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Казанцева, Татьяна Валерьевна, 2011 год

Оглавление.

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. МЕЖЛИЧНОСТНАЯ ПРИВЯЗАННОСТЬ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ.

1.1. Понятие привязанности в современной психологии.

1.2. Типы привязанности.

1.3. Тип привязанности и особенности близких отношений.

1.4. Факторы формирования привязанности.

1.4.1. Эволюционные факторы.

1.4.2. Нейробиологические факторы.

1.4.3. Социально-психологические факторы.

1.5. Привязанность в соотношении с зависимостью и автономией.

1.5.1. Привязанность и зависимость.

1.5.2. Привязанность и автономия.

1.5.3. Диалектический подход к анализу привязанности.

1.6. Тип привязанности как социально-психологическая установка.

1.6.1. Установка как социально-психологическая категория.

1.6.2. Модель привязанности в межличностных отношениях.

1.6. Выводы.

ГЛАВА 2. МЕТОДЫ И ОРГАНИЗАЦИЯ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Этапы эмпирического исследования.

2.2. Объект исследования.

2.3. Методы эмпирического исследования.

2.4. Адаптация русскоязычной версии опросника «Опыт близких отношений» К.Бреннан и Р.К.Фрейли.

ГЛАВА 3. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

3.1 Имплицитные представления о зависимости и независимости.

3.1.1. Феноменологическое содержание понятий «зависимость» и «привязанность» в обыденном сознании.

3.1.2. Установки на межличностную зависимость и независимость: половозрастные особенности.

3.2. Соотношение генерализованного и специфического типа привязанности.

3.3. Формирование межличностных установок: опыт детско-родительских отношений.

3.4. Личностные особенности людей с различными типами привязанности.

3.5. Качество близких отношений людей с разными типами привязанности.

3.5.1. Удовлетворенность отношениями и тип привязанности.

3.5.2. Удовлетворенность близкими отношениями и принятие степени собственной добровольной зависимости от партнера.

3.5.3. Стабильность отношений и тип привязанности.

- Семейный статус и тип привязанности.

- Тип привязанности супругов в стабильных браках.

3.6. Тип привязанности и стратегии психологической защиты.

Введение диссертации по психологии, на тему "Социально-психологические детерминанты межличностной привязанности"

Актуальность исследования.

В последнее время интерес к исследованию привязанности заметно возрос, что связано с усиливающимся в социальных науках вниманием к проблемам человеческих взаимоотношений. Трудности с установлением психологической близости выделяются социологами, культурологами, медиками, психологами и педагогами в качестве ключевого фактора таких актуальных явлений нашего времени, как одиночество (Дж. Янг, Ф. Скэрдеруд, М. Deniz, R. S.Weiss), невротизация и сексуальные перверсии (И.С. Кон, Э. Гидденс, Дж. Келли), различные формы аддикций (И.Н. Гурвич, Е.В. Емельянова, Г.В. Старшенбаум) и деструктивное общение (М. Wei, D.L. Vogel, J. Weinhold, Ц. П. Короленко, В.Н.Куницына, В.А.Лабунская, E.JI. Доценко). Меняются технологии, социальная мобильность, структура семьи; отмечается удлинение периода поиска партнера, увеличение возраста вступления в брак, отказ от формального закрепления отношений и деторождения, непродолжительность отношений и низкая удовлетворенность ими (Петростат, 2009), что также можно считать проявлением дефицита способности к формированию гармоничных отношений.

В современной психологии данная проблема связывается с тенденцией к преувеличению роли независимости, свободы и личных достижений и преуменьшению роли солидарности и привязанности (С.Е. Rusbult, Р.А.М. Van Lange, N. Korobov, A.Thorne). Однако эмпирических исследований, связывающих качество близких отношений с установками в отношении к межличностной зависимости и независимости, не проводилось.

Основная масса исследований привязанности у взрослых людей проводится с конца 1980-х за рубежом (М. Ainsworth, J. Bowlby, К. Bartholomew, L. M. Horowitz, R. Bornstein, К. Brennan, Ph.Shaver, N. Collins,

B. Feeney, P. Crittenden, C. Hazan, J. Holmes, L. A. Kirkpatrick, M. Main, M. 3

Miculincer, W.S. Rholes, J.A. Simpson, E. Waters). В отечественной психологии подобные работы начались совсем недавно, в начале 2000-х, и до сих пор остаются разрозненными и единичными (В.О. Аникина, Е.О. Смирнова, Р. Радева, С. Калмыкова, М.А. Падун, О.П. Макушина, JI.A. Николаева, Е.В. Пупырева). Остро ощущается нехватка надежного диагностического инструментария. Кроме того, исследования охватывают в основном подростков и студентов, оставляя остальные возрастные группы неизученными.

Цель исследования: изучить социально-психологические детерминанты межличностной привязанности.

В качестве объекта исследования выступили респонденты различных возрастных и профессиональных групп. Общее число испытуемых составило 387 человек, из них 237 женщин и 150 мужчин.

Предметом исследования являются социально-психологические детерминанты привязанности.

Основная гипотеза исследования:

Тип привязанности личности определяется комбинацией двух несвязанных социально-психологических установок: установкой к зависимости и установкой к независимости в межличностных отношениях. Частные гипотезы:

1. Установки личности к зависимости и независимости формируются на основе опыта отношений со значимыми другими в детстве и имеют устойчивый характер.

2. Типы привязанности связаны с личностными особенностями, такими как потребность в аффилиации, доверие и эмпатия с одной стороны, и самодостаточность, эмоциональная зрелость, коммуникативная компетентность — с другой.

3. Качество (удовлетворенность и стабильность) межличностных отношений связано с принятием как зависимости в отношениях, так и независимости.

Неспособность принять как зависимость, так и независимость в межличностных отношениях связана с защитами личности.

Задачи исследования:

1. Провести анализ различных подходов к пониманию природы привязанности, ее типологии; систематизировать различные представления о факторах формирования привязанности в межличностных отношениях. Рассмотреть привязанность с точки зрения социально-психологической установки.

2. Проанализировать методы оценки типов привязанности; провести адаптацию и психометрическую проверку методики «Опыт близких отношений» К.Бреннан и Р.К.Фрейли. Разработать шкалу самооценки качества отношений.

3. Изучить имплицитные представления о зависимости и привязанности, соотнести их с выделенными типами.

4. Определить половозрастную специфику выраженности различных типов привязанности.

5. Исследовать согласованность генерализованного и специфического типа привязанности в межличностных отношениях.

6. Рассмотреть социально-психологические детерминанты созревания установок, определяющих привязанность - детский опыт отношений.

7. Составить психологический портрет (с учетом личностных особенностей) людей с разными типами привязанности.

8. Изучить качество близких отношений людей с разными типами привязанности.

9. Проанализировать связь типа привязанности с психологическими защитами личности.

Теоретико-методологическая база: теоретическим основанием настоящего исследования послужили теория отношений В.Н.Мясищева

Мясищев, 1998), теория привязанности Дж.Боулби (Во\у1Ьу, 1980), концепция зависимой личности Р.Борнштейна (Bornstein, 2003 ), структурная теория механизмов психологической защиты Р.Плутчика, теория черт личности Р. Кеттелла, теория психологической суверенности (Нартова-Бочавер С.К., 2008) и диалектическая модель межличностных отношений (Baxter, Rawlins, 1988).

Методы, используемые в процессе работы: самооценочные и проективные методики, в том числе ассоциативный эксперимент; контент-анализ, качественные и количественные методы (дисперсионный, дискриминантный, сравнительный, корреляционный анализы). При обработке данных использовались компьютерные программы MS Excel; StatSoft Statistica 6.0; SPSS 17.0.

Достоверность результатов проведенного исследования обеспечивается научно-методологической обоснованностью программы исследования; использованием методов, адекватных его предмету, задачам и гипотезам; достаточным объемом выборки; корректным применением методов математической статистики для обработки данных в сочетании с их качественным анализом.

Научная новизна исследования:

Систематизированы теоретические и эмпирические факты об условиях формирования привязанности в межличностных отношениях во взрослом возрасте.

Впервые предложено рассмотрение привязанности как результата реализации разнонаправленных потребностей в аффилиации и индивидуации, выраженных в установках на зависимость и независимость от близких людей. Когнитивные, эмоциональные и поведенческие компоненты отношения к независимости и к зависимости не связаны друг, с другом. В предшествующих моделях эти две установки личности как независимые не рассматривались.

Эмпирически обоснован новый подход к автономии, в котором автономия не исключает, а подразумевает взаимозависимость партнеров.

Показано, каким образом целостность или поврежденность границ психологического пространства личности, сформированная в результате детского опыта, связана с межличностными установками во взрослом возрасте.

Выявлены проблемные зоны в переживании романтических/супружеских отношений людей с разными типами привязанности. Установлено, каким образом отношение к собственной добровольной зависимости у мужчин и женщин связано с качеством романтических отношений. Описаны психологические портреты людей с разными типами привязанности.

Переведены и адаптированы новые методики для оценки типа привязанности.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Тип привязанности личности определяется двумя несвязанными между собой установками: установкой к зависимости и установкой к независимости в близких отношениях. Существует четыре типа привязанности: автономный тип' (принимает и зависимость, и. независимость), сверхзависимый (принимает только зависимость), псевдоавтономный (принимает только независимость) и дезориентированный (не принимает ни зависимость, ни независимость).

2. Позитивная установка к межличностной независимости связана с такой группой личностных свойств как субъектность, включающей низкую чувствительность к отвержению, самодостаточность, высокий социальный интеллект и эмоциональную зрелость. Позитивная установка к межличностной зависимости связана с просоциальной направленностью, включающей стремление к аффилиации и стабильности близких отношений, благожелательность, альтруизм, доверие и эмпатию.

3. На установки к зависимости и независимости влияет детский опыт отношений - уважение родителями личных границ ребенка или внедрение в его психологическое пространство. Целостность психологических границ 7 физического тела (связанная с самопринятием и базовым доверием), личной территории (символизирующая социальный статус и умение распознавать границы партнера) и социальных связей (определяющая способность к интимности) характерна для людей с автономным типом привязанности. Нарушение территориальности характеризует сверхзависмый тип; при псевдоавтономии наблюдается повреждение сферы социальных связей, а наиболее травмированным является психологическое пространство личности с дезориентированным типом.

4. Принятие как зависимости, так и независимости от ближайшего окружения определяет качество межличностных отношений (стабильность и удовлетворенность). Неспособность создать удовлетворяющие отношения связана с активизацией психологических защит - регрессии, проекции и замещения при неприятии независимости; и вытеснением, интеллектуализацией и компенсацией - при неприятии зависимости.

5. Установки к зависимости и независимости обусловлены половыми различиями. Степень собственной добровольной .зависимости в текущих романтических/супружеских отношениях и мужчины, и женщины оценивают как высокую; при этом мужчины стремятся ее сохранить, а женщины -снизить. Однако вне контекста конкретных отношений мужчины склонны чаще отрицать межличностную зависимость (у них более выражен псевдоавтономный тип генерализованной привязанности), а женщины — независимость (более выражены сверхзависимый и дезориентированный типы).

Научно-практическая значимость работы

Теоретическая значимость работы определяется тем, что избранный путь исследования привязанности дает основание для решения ряда вопросов, связанных с индивидуальными различиями в качестве близких отношений. Результаты данного исследования могут быть использованы в лекционных курсах и семинарских занятиях по общей, возрастной и 8 социальной психологии, а также в педагогике, этике и других отраслях человекознания. Предложена модель межличностной привязанности как двух социально-психологических установок в отношении зависимости и независимости в близких отношениях. Ранее данные установки не рассматривались как независимые. Представлено эмпирическое обоснование модели. Предложенная модель позволяет по-новому раскрыть психологическое содержание типов привязанности; а также понятия автономии. Показано, каким образом детско-родительское взаимодействие влияет на межличностные установки во взрослом возрасте.

Практическая значимость состоит в актуальности полученных результатов о психологическом содержании различных типов привязанности. Полученные в исследовании данные могут быть использованы в практической деятельности психологов и специалистов близких профессий при решении задач индивидуального и семейного консультирования; в педагогике при обучении и воспитании детей и подростков; в диагностических целях — для выявления качества отношений и причин неудовлетворенности ими, конфликтов или одиночества; данные будут полезны при разработке тренинговых программ. Предложена авторская методика самооценки качества близких отношений; адаптированы 2 новые методики для измерения типа привязанности.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования.

Полученные в ходе исследования данные обсуждались на заседании кафедры социальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета, на международных и региональных научно-практических конференциях («Психология XXI века», Санкт-Петербург, 2004;

Ананьевские чтения», Санкт-Петербург, 2004, 2008, 2009, 2010; «Съезд психологов», Санкт-Петербург, 2003; «Психология системного функционирования личности», Саратов, 2004; «Интегративная психология»,

Ярославль, 2010). По теме диссертации опубликовано 11 работ, в том числе

3 работы в изданиях, предусмотренных списком ведущих рецензируемых 9 журналов, рекомендованных ВАК РФ. Основные результаты исследования были использованы в лекционных и практических занятиях по дисциплинам: «Межличностные отношения», «Социальная психология» и «Психология морали» на различных факультетах СПбГУ (психологии, политологии, философии, искусств, социологии).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и 5 приложений, в которых приведены адаптированные методики и некоторые эмпирические результаты. Общий объем работы - 205 страниц. В тексте диссертации содержится 26 таблиц, 35 рисунков. Список литературы включает 223 наименования, из них 92 - на иностранном языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Нашей основной гипотезой было предположение о том, что тип привязанности личности определяется комбинацией двух различных социально-психологических установок: отношением к зависимости и отношением к независимости в межличностных отношениях. На основании полученных эмпирических данных мы можем сделать следующие выводы.

1. Автономный тип (А) осознает и принимает как факт зависимости в близких отношениях, так и факт независимости. Сверхзависимый тип (В) не признает и не реализует свою независимость. Отличительной чертой псевдоавтономного типа (С) является неприятие любой формы зависимости и ориентация на личную независимость. Дезориентированный тип (Э) не приемлет ни взаимозависимости, ни независимости.

2. Имплицитные представления о зависимости в широком смысле обнаруживают эмоциональное неприятие данного феномена подавляющим большинством испытуемых (для которых он связан с безнравственностью, незрелостью, властью и гневом) и отделение его от сферы межличностных отношений. Отношение к зависимости, несмотря на преобладающее ее отвержение, выступает одним из критериев различения типа привязанности: позитивное отношение характеризует автономный тип, противоречивое — сверхзависимый, вытеснение — псевдоавтономный.

3. Установки к независимости и зависимости не связаны между собой и проявляются как в генерализованном типе привязанности, так и в специфических отношениях (в частности, в романтических/супружеских).

4. Обнаружены различия в выраженности различных типов привязанности у людей разного пола и возраста. Мужчины и люди старшего возраста чаще других отрицают, что их отношения подразумевают взаимную зависимость и в большей мере ориентированы на независимость (псевдоавтономный тип). Женщины и молодые люди, напротив, недооценивают степень своей независимости - способность переживать одиночество, выражать свое мнение, реализовывать свои желания и потребности (сверхзависимый тип). Дезориентированный тип, характеризующийся негативной установкой как на взаимозависимость, так и на независимость, и выражающийся в пассивности и беспомощности в сфере межличностных отношений, чаще встречается среди женщин и лиц старшего возраста.

5. Формированию межличностных установок способствует опыт детских отношений личности с родителями. Уважение родителями границ психологического пространства ребенка (особенно в сфере телесности, территории и социальных связей) связано с автономным типом привязанности. Сверхзависимость формируется при нарушении целостности территориальных границ ребенка, которые символически связаны с социальным статусом. При псевдоавтономии наиболее поврежденными секторами психологической суверенности являются телесность (физические принуждения) и сектор социальных связей (насильственное общение с теми, кого ребенок не выбирал). При дезориентированном типе привязанности наблюдается травмированность всех сфер психологического пространства личности.

6. Тип привязанности определяется двумя группами личностных свойств, понимаемых нами как «субъектность» (или независимость от изменений среды) и «просоциальная направленность». «Субъектность» включает такие качества, как низкая чувствительность к отвержению, самодостаточность, высокий социальный интеллект, развитость коммуникативных навыков, эмоциональная зрелость и соотносится с установкой в отношении независимости - принятием ее и способностью реализовать в поведении. «Просоциальная направленность» включает в себя стремление к аффилиации и стабильности близких отношений, благожелательность, альтруизм, доверие, эмпатию и соотносится с социально-психологической установкой в отношении межличностной зависимости.

7. Автономный тип привязанности предполагает высокую субъектность и высокую просоциальную активность. Отличительным свойством людей с данным типом привязанности является высокий уровень морального развития (высокие показатели толерантности, альтруистичности, благожелательности и низкая выраженность ханжества и предрассудков). Сверхзависнмостъ характеризует людей с низкой субъектностью и, в то же время, направленностью на взаимодействие и сближение; от других типов отличается выраженным страхом расставания. У зависимой личности желание сблизиться с другим человеком вступает в конфликт со стремлением избегать близости (потребность в аффилиации выражена значимо меньше, чем у автономного, но больше, чем у псевдоавтономного и дезориентированного типа). Псевдоавтономностъ связана с самодостаточностью, эмоциональной зрелостью и коммуникативной компетентностью. При этом просоциальная направленность выражена слабо. Псевдоавтономность является гиперкомпенсацией сверхзависимости. Дезориентированный тип привязанности свойственен людям с незрелым «Я» и низкой просоциальной активностью. Это несамодостаточные, тревожные, недоверчивые люди, которых отличает от других типов страх установления контакта (что выражается в социальной робости, подозрительности и самокритичности).

8. Тип привязанности определяет качество близких отношений. Принятие взаимозависимости и независимости (тип А), отражается в высоких оценках различных аспектов отношений и наибольшей, по сравнению с другими типами, удовлетворенности ими. Тех, кто ориентирован на симбиотические отношения (тип В), более других не устраивает уровень поддержки партнера и единства ценностей и целей, а также преобладание собственной зависимости над зависимостью партнера. Проблемными сторонами отношений для людей, отрицающих зависимость (тип С), можно назвать эмоциональность и предсказуемость отношений, которые им хотелось бы усилить. У людей, не способных реализовать свои потребности во

181 взаимозависимости и автономии (тип О), снижена удовлетворенность большей частью исследованных аспектов близких отношений, наиболее фрустрированными из которых являются сферы взаимопонимания, принятия и легкости взаимодействия.

9. Вопрос взаимной зависимости партнеров имеет наибольшую субъективную значимость при оценке качества актуальных романтических/супружеских отношений, независимо от типа привязанности. При этом удовлетворенность уровнем собственной зависимости сочетается с удовлетворенностью и другими аспектами отношений. Желание увеличить взаимную зависимость испытывают в большей мере люди с преобладанием тревожности, а желание снизить - люди с преобладанием избегания близости. У мужчин межличностная зависимость в конкретных отношениях носит комфортный характер, у женщин - дискомфортный: им в большей мере хочется ее уменьшить.

10. Установки в отношении межличностной зависимости и независимости проявляются в способности к созданию стабильных привязанностей. Не создавшие к возрасту ранней зрелости семьи респонденты отличаются от замужних/женатых преобладанием сверхзависимого типа привязанности. У переживших развод также более выражены сверхзависимый и дезориентированный типы привязанности, а уровень автономности резко снижен. В стабильных браках супруги характеризуются автономным типом привязанности.

11. Неспособность принять как зависимость, так и независимость в межличностных отношениях (сопровождающаяся страхом потерять собственную идентичность и/или связь с партнером), активизирует психологические защиты личности. При сверхзависимости усиливаются защиты, направленные на интенсификацию эмоций - регрессия, проекция, замещение, при псевдоавтономии — направленные на блокировку эмоций вытеснение и интеллектуализация. Для дезориентированного типа характерна наибольшая напряженность психологических защит и сочетание

182 противоположных механизмов - компенсации и гиперкомпенсации. Автономный тип привязанности характеризуется наименьшей выраженностью психологической защиты.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе настоящего исследования были проанализированы существующие подходы и эмпирические данные о факторах формирования привязанности в межличностных отношениях во взрослом возрасте. Было установлено, что к традиционной модели типов привязанности возможно приложение диалектического подхода, в рамках которого привязанность будет рассматриваться как результат реализации противоположных потребностей в зависимости и независимости или как комбинация двух независимых социально-психологических установок — в отношении к зависимости и к независимости от ближайшего окружения. Показано, в частности, что автономия не исключает, и даже предполагает взаимозависимость, а чрезмерное стремление к независимости является защитной формой поведения.

Определено, что характер детско-родительских отношений, в частности, уважение родителями личных границ ребенка или внедрение в его психологическое пространство, связан с установками в межличностной сфере. Данные факты следует учитывать в практической работе с семьями и в тренингах родительской компетентности.

В ходе исследования было доказано, что наиболее стабильные и удовлетворяющие отношения складываются у людей, наиболее адекватно воспринимающих реальность социальных связей, а именно тот факт, что любые близкие отношения подразумевают как взаимозависимость, так и независимость партнеров друг от друга.

Выявлены ведущие и проблемные зоны в переживании близких отношений людей с разными типами привязанности. Замечено, что переживание собственной добровольной зависимости в близких отношениях у мужчин психологически более комфортно, чем у женщин, и связано с более высоким субъективным качеством романтических отношений. Данный факт, на наш взгляд, достоин более тщательного изучения.

В результате проведенной работы расширено методическое обеспечение исследований межличностных отношений - адаптирована новая методика для измерения привязанности, а также создана шкала для самооценки качества реальных и идеальных отношений.

Таким образом, была эмпирически подтверждена авторская модель привязанности как социально-психологической установки.

Дальнейшие исследования могут быть направлены на изучение изменения типа привязанности по мере развития отношений, а также под воздействием особенностей партнера или третьих лиц. Наиболее полную картину стабильности и изменчивости типа привязанности возможно получить в лонгитюдных исследованиях с участием обоих партнеров.

В данном исследовании, как и во многих других, было установлено, что по большинству изучаемых параметров наиболее благополучным является автономный тип привязанности. Однако сама по себе автономия не гарантирует ни личностный рост, ни исключительную глубину межличностных отношений. Автономный тип привязанности может являться лишь одним из условий психологического развития.

Несмотря на то, что с начала исследований привязанности было получено огромное количество результатов, многие аспекты теории требуют дальнейшей разработки и эмпирического подтверждения. В целом, основные вопросы, требующие уточнения, касаются природы привязанности, ее формирования и функций у взрослых людей, моделей индивидуальных и половых различий, а также стабильности и изменчивости типов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Казанцева, Татьяна Валерьевна, Санкт-Петербург

1. Авдеева H.H. Привязанность ребенка к матери и образ себя // Психологическийжурнал. 1999. №5.

2. Авдеева H.H. , Хаймовская H.A. Зависимость типа привязанности ребенка к взросломуот особенностей их взаимодействия (в семье и Доме ребенка) //Психологический журнал. 1999. № 1.

3. Адлер А. Любовные отношения и их нарушения (Глава из книги А.Адлера "Очерки поиндивидуальной психологии") // Журнал практической психологии и психоанализа, №4,2001 (электронная версия).

4. Александрова Ю.В. Методики диагностики отношений взрослого человека: роли,позиции, нравственная сущность: Метод, пособие., 2-е изд. Москва Воронеж, 2009, -96 с.

5. Алмаева H.A., Малкова Г.Ю. Оценка психометрических свойств методики «Индексажизненного стиля» Плутчика-Келлермана // Вопросы психологии. 2006. №4. С. 151159.

6. Аникина В. О. Изучение привязанности у взрослых. Анализ случая // Эмоции иотношения человека на ранних этапах развития / Под ред. Р.Ж. Мухамедрахимова. СПб: изд-во СПбГУ, 2007. С. 250-283.

7. Аргайл М. Психология счастья. 2-е изд. Пер. с англ. СПб, «Питер». 2006

8. Батъко Б.М. Соискателю ученой степени. Практические рекомендации (от диссертации до аттестационного дела). 4-е изд., переработанное, дополненное. М.: СИП РИА, 2002. 288 с.

9. Велик И.А. Чувство вины в связи с особенностями развития личности. Дис.канд.психол.наук. СПб, 2006.

10. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: "Медиум", 1995. 323 с.

11. Бодалев A.A. Психология общения. М.; Воронеж, 1996.

12. Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Мещеряков, В.Зинченко. -СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. 672с.

13. Бондырева С.К., Колесов Д.В. Суверенитет, субъективность, свобода. М.-Воронеж. 2007. 464с.

14. БоулбиДж. Привязанность. М.: Гардарики, 2003. 477с.

15. БоулбиДж. Создание и разрушение эмоциональных связей. М., 2006.

16. Бубер М. Я и Ты. М., 1993.

17. Буунк Б. П. Аффилиация, аттракция и близкие отношения. //Перспективы социальной психологии. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. Гл. 12. с. 372-397.

18. Бэйдер Э., Пирсон П. В поисках мифической пары: эволюционный подход к диагностике и психотерапии пар: уч. пособие. М.: Изд. МПСИ, 2008. 302 с.

19. Вассерман Л.И. и др. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля (ИЖС). Пособие для врачей и психологов. СПб.: Санкт-Петербургский государственный научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М.Бехтерева, 1999. -48с

20. Винникотт Д.В. Способность быть в одиночестве // Журнал практической психологии и психоанализа, 2002. №4 (электронная версия).

21. Витакер К, Нейпир О. Семья в кризисе: опыт психотерапии одной семьи. М.: «Когито-центр». 2005.

22. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. М. Наука, 1992.

23. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм всовременных обществах. СПб. Литер, 2004. 208с.

24. Гозмап Л.Я. Психология эмоциональных отношений. М., 1987.

25. Гурвич И.Н. Социальная психология здоровья. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999.

26. Гуриева С. Д. Установка и межэтнические отношения. СПб.: Нестор-История, 2008. 21. Даль В.И. Словарь живого великорусского языка. М., 1978.

27. ДелезЖ. Турнье и мир без Другого // Логика смысла. М.- Екатеринбург, 1998.

28. Дергачева О. Е. Личностная автономия как предмет психологического исследования:автореферат дис. канд. психол. наук: МГУ. Москва, 2005. 20 с.

29. Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М: Изд-во ЧеРо, МГУ, 1996.

30. Духновский C.B., Куликов Л.В. Социально-психологическая дистанция вмежличностных отношениях: факторы и регуляции // Вестник СПбГУ, Серия 12, 2009. Вып.2. Ч. I. С.20-26.

31. Емельянова Е.В. Кризис в созависимых отношениях СПб.: «Речь», 2004

32. Жданова О.В. Социально-психологические факторы укрепления семейных отношений.

33. Дисс. магистра психологии. СПб, 2010.

34. Зимбардо Ф., Бойд Дж. Психология временной перспективы: Методическое пособие. СПб, ф-т психологии СПбГУ, 2008.

35. Казанцева Т.В. Психология зависимой привязанности // Психология XXI века:

36. Материалы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов/ Под ред. В.Б. Чеснокова. СПб.: Издательство СПбГУ, 2004. С.69-71.

37. Казанцева Т.В. Факторы формирования привязанности: эволюционные,нейробиологические, ситуационные, личностные // Психология системного функционирования личности: Материалы международной научной конференции. Саратов: Изд-во Сарат. Ун-та, 2004. С.143-146

38. Казанцева Т.В. Привязанность и помогающее поведение // Психология и мораль / Сост.и науч. ред. В.Н. Куницына. СПб.: Речь, 2004. С.152-159.

39. Казанцева Т.В. Исследование психологической близости в теории привязанности. //

40. Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2010. Вып. 4. С.94-98.

41. Калмыкова С., Падун М.А. Качество привязанности как фактор устойчивости к психической травме // Журнал практической психологии и психоанализа. 2002. №1 (электронная версия).

42. Калмыкова С., Падун М.А. и др. Взаимосвязь типа привязанности и признаковпосттравматического стресса (сообщение 2) // Психологический журнал. 2002. №6. С.89-97.

43. Каменская В.Г., Зверева С. В. Возрастные и тендерные особенности системы психологических защит (на примере подростково-юношеской выборки) // Психологический журнал. 2005. Т.26. №4. с.77-88.

44. Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла. СПб.: Речь, 2001112с.

45. Келли Г. Основы современной сексологии. СПб, 2000.

46. Клауд Г. Изменения, которые исцеляют. СПб.: Мирт. 2003.

47. Кпяйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. СПб.: Б.С.К., 1997.

48. Кови С. Семь навыков успешного человека. М., 1989.

49. Кон КС. Дружба: этико-психологический очерк. СПб, Питер. 2005.

50. Кон КС. Сексология. М.: Издательский центр «Академия», 2004.

51. Короленко Ц. П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе. Новосибирск: Наука, 1990.

52. Кордуэлл М. Психология: А-Я. Словарь-справочник. М, 1999. 448 с.

53. Криттенден П. Трансформация отношений привязанности в юности // Журнал практической психологии и психоанализа. 2002. №1 (электронная версия).

54. Кроник А.А., Кроник Е.А. В главных ролях: Вы, Мы, Он, Ты, Я: Психология значимыхотношений. Москва.: Мысль, 1989. 204 с.

55. Кроник А.А., Кроник Е.А. Психология человеческих отношений. Москва, Дубна, 1998.

56. Крейн У. Боулби и Эйнсуорт о человеческой привязанности. (Глава из книги "Теорииразвития") // Журнал практической психологии и психоанализа, 2002. №1.

57. Кузнецова КВ. Мотив аффилиации в межличностных отношениях: дисс. канд. психол. наук. СПб, 2006.

58. Куликов Л.В. Страстность и страсть как психические феномены // Вестник СПбГУ,

59. Сер.6, 2007, Вып.1. С.12-24.

60. Куницына В.Н., Казаринова Н.В., Поголыиа В.М. Межличностное общение. — Спб.:1. Питер, 2001. 544с.

61. Купер К. Индивидуальные различия. М.: Аспект Пресс, 2000. 527 с.

62. Лазурский А. Ф. Избранные труды по психологии. М.: Наука, 1997.

63. Лосенков В.А. О юношеской дружбе // Социальная психология личности, Л., 1974.

64. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. — Петрозаводск,1982.318 с.

65. Льюис К Любовь // Вопросы философии. 1989. № 8. С. 107-149

66. МаслоуА. Психология Бытия. «Ваклер», 1997, С.58-71

67. МаслоуА. Мотивация и личность.- 3-е изд. Спб,: Питер, 2003

68. МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 1997.

69. Макушина О.П. Причины психологической зависимости от родителей в подростковомвозрасте // Вопросы психологии. 2002. №5. С.135-143.

70. Мейжис И.А., Почебут Л.Г. Социальная психология общественного развития. Учебноепособие. К.: Миллениум, 2007.

71. Межличностное общение / Сост. и общая редакция Н. В. Казариновой, В. М. Погольши. СПб.: Питер, 2001. 512 с.

72. А. Моисеева А.А. Альтруистическая направленность личности и ее формирование в семье. Автореф. дисс. канд. психол. наук. СПб, 2007.

73. Морковкин В.В. Идеографические словари. М., 1970.

74. Мухамедрахимов Р.Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. СПб.:1. Речь. 2003.

75. Мэй Р. Любовь и воля. М., 1997, с. 33-45.

76. Мясищев В.Н. Дружба и вражда в их социально-психологической значимости // Социальная психология личности. JI. 1974.

77. Мясищев В.Н. Психология отношений // Избр. психол. труды. М.; Воронеж, 1998.

78. Нагера У. Реакции детей на смерть значимых объектов // Журнал практическойпсихологии и психоанализа, №1, 2002 (электронная версия).

79. Нартова-Бочавер С.К. Теория приватности как направление зарубежной психологии //

80. Психологический журнал, 2006, № 5 с.27-39

81. Нартова-Бочавер С.К. Человек суверенный: психологическое исследование человека вего бытии. СПб.: Питер, 2008. 400 с.

82. Николаева Л. А. Психологическая привязанность и конфликты в семье // Семья всовременном мире / Ред. В.Н.Куницына, СПб, изд-во СПбГУ. 2010. С. 118-125.

83. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. МГУ, 1990

84. Новейший философский словарь / Сост. А. А. Грицанов. Мн., 1998. С.683.

85. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. JL, 1979.

86. Обуховский К. Психология человеческих влечений. М., 1972.

87. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1986.

88. Оксфордский толковый словарь по психологии / Под ред. А.Ребера. М., 2002.

89. О'Нил. Автономия: зависимость и независимость // Мораль и рациональность. М.,1995. С. 119-135.

90. От Я к Другому / Ред. А.А. Михайлов. Мн, 1997.

91. Палуди М. Психология женщины. СПб.; Прайм-Еврознак, 2003. 384 с.

92. Пастушик М.М., Эмоциональная близость: построение структурной и функциональной моделей // Вестник Санкт-Петербургского университета, Сер. 12. 2009. Вып. 2. Ч. I. С. 27-35.

93. Попов Ю.В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. СПб: Речь, 2000. 402 с.

94. Пупырева Е.В. Эмоциональная привязанность к матери как фактор становленияавтономии личности в младшем школьном возрасте. Диссертация. Москва, 2007.

95. Психология привязанности и ранних отношений: Тексты / Сост. M.JI. Мельниковой;у

96. Под ред. С.Ф. Сироткина. Ижевск, 2005. 362 с.

97. Психология семьи. Хрестоматия. / Сост. Райгородский Д. Я. Самара, 2002. 752 с.

98. Ребер А. Большой толковый психологический словарь., в 2-х томах, т.П — М., 2000.

99. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация: перспективы социальной психологии / Пер. с англ. М.: Аспект-Пресс. 1999. 430с.

100. Сартр Ж.-П. Первичное отношение к Другому: любовь, язык, мазохизм // Проблема человека в западной философии. М., 1990.101 .Свенцицкий А.Л. Социальная психология: Учебник. М.: Проспект. 2005.

101. Скрипкина Т.П. Психология доверия: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2000. 264с.

102. Скэрдеруд Ф. Беспокойство. Путешествие в себя. Самара. 2003. 480с.

103. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопр.психол. — 1995. №3. .139-151.

104. Смирнова Е.О., Радева Р. Развитие теории привязанности // Вопр. психол., 1998 -№1. - С.105-116.

105. Старшенбаум Г.В. Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей. М.: Когито-Центр. 2006.

106. Столлороу Р., Брандшафт Б., АтвудД. Сковывающие узы и освобождающие связи. -Журнал практической психологии и психоанализа, №1, 2000 (электронная версия).

107. Сухорукое Л.С. Афоризмы, http://www.aphorism.ru

108. Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. Освобождение от созависимости. — М.: Класс, 2002.

109. Уолш Р. Основания духовности / Пер. с англ. — М.: Академический проект, ОППЛ, Екатеринбург: Деловая книга, 2000. 320с.

110. Ухтомский A.A. Доминанта. СПб.: Питер, 2002

111. Федеральная служба государственной статистики http://www.gks.ru

112. Философская антропология как интегративная форма знания, СПбГУ, 2001.

113. Философия любви / Общ. ред. Д.П. Горского. М., 1990.

114. Фонаги П. Точки соприкосновения и расхождения между психоанализом и теорией привязанности // Журнал практической психологии и психоанализа, №1, 2002 (электронная версия).

115. Фрейджер Р., Фэйдимен Д. Теории личности и личностный рост. М.: Прайм-Еврознак. 2002. 690с.

116. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1999.

117. S.Фромм Э. Искусство любить. // Психология и психоанализ любви /Сост. и редакция Райгородского Д.Я. Самара, 2002. С.156-263.

118. Фромм Э. Кризис психоанализа. СПб., 2000.120 .Фенъко А. Б. Психологический анализ отношения москвичей к деньгам // Психологический журнал, № 2, 2006. с.34-42.

119. Чалдини Р., Кенрик Д.,-Нейберг С. Социальная психология. Пойми себя, чтобы понять других! СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. 336с.

120. Шорохова О.А. Жизненные ловушки: зависимости и созависимости. — СПб.: Речь, 2002. 136с.

121. Щеголев А.А. Ложная женщина. Невроз как внутренний театр личности. Санкт-Петербург, «Речь», 2001.

122. Эйнсворт М. Д. С. Объектные отношения, зависимость и привязанность: теоретический обзор проблемы взаимосвязи мать-младенец // Психология привязанности: Тексты/ Сост. и перев. М.Л.Мельниковой; Под ред. С.Ф. Сироткина. Ижевск. 2005. С. 37-129.

123. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: «Прогресс». 1996. 344 с.

124. Эшнер Л., Майерсон М. Когда родители любят слишком сильно. Как помочь родителям жит своей, а не чужой жизнью. М.: «Добрая книга», 2002. 400 с.

125. Ялом И. Жизнь без страха смерти. «Класс». 2010

126. Ainsworth, М. Object relations, dependency and attachment: a theoretical review of the infant-mother relationships. Child Development, 1969, 40, 969-1025.

127. Ainsworth M., Bowlby J. An ethological approach to personality development // American Psychologist. 1991, V.46. p. 331-341.

128. Alhusen J.L. A literature update on maternal-fetal attachment // J Obstet Gyneacol Neonate Nurs. 2008. N. 37. P. 315-328.

129. Allik J., Realo A. Individualism-collectivism and social capital // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2004. N. 35, p. 29-49.

130. Attachment disorganization. / Eds. Solomon J., George C. N.Y., 1999.

131. Attachment theory and close relationships / Eds. Simpson J.A., Rholes W.S. N.Y.; L., 1998. - 438 p.

132. Bartholomew K. Avoidance of intimacy: An attachment perspective. Journal of Social and Personal Relationships, 1990, 7,147-178.

133. Bartholomew K„ Horowitz, L. M. Attachment styles among young adults: A test of a four-category model. Journal of Personality and Social Psychology, 1991, 61, 226-244.

134. Bornstein R„ Languirand, M. Healthy dependency: leaning on others without losing yourself. N.Y., 2003. 270 p.

135. Cassidy J. Emotion regulation: Influences of attachment relationships. Monographs of the Society for Research in Child Development. 1994. N 59. p. 228-283.

136. Conference on compassionate love, Bloomington, II, USA, June 2003 -http://lilt.ilstu.edu/loveconference.

137. Communication, intimacy and close relationships. Acad. Press, 1984.

138. Crittenden P. Attachment, information processing, and psychiatric disorder // World Psychiatry. June 2002. 1:2. p.72-76.

139. Crowell J.A., Treboux D. A Review of adult attachment measures: Implications for theory and research. Social Development, 1995, 4, 294-327.

140. Davila J., Burge D., Hammen C. Why Does Attachment Style Change? Journal of Personality and Social Psychology, October 1997 Vol. 73, No. 4, 826-838

141. Deniz M., Hamarta E., Ari R. An investigation of social skills and loneliness levels of university students with respect to their attachment styles in a sample of Turkish students. // Social Behavior and Personality. 2005, 33,19-32.

142. Diamond L.M., Hicks A.M., Otter-Henderson K. Physiological evidence for repressive coping among avoidantly attached adults. Journal of Social and Personal Relationships 2006; 23; 205

143. Diehl M., Elnick A., Bourbeau L., Labouvie-Vief G. Adult attachment styles: their connections to family context and personality // Journal of Personality and Social Psychology, 1998 Vol. 74, No. 6, 1656-1669.

144. Donnellan M. B., Burt S. A., Levendosky A. A., Klump K. L. Genes, Personality, and Attachment in Adults: A Multivariate Behavioral Genetic Analysis // Personality and Social Psychology Bulletin . 2008. Vol. 34 No. 1, p. 3-16.

145. Dworkin G. The Theory and Practice of Autonomy. Cambridge, 1988.

146. Duck St. Human relationships. An introduction to social psychology. N.Y., 1990.

147. Dutton L.B., Winstead B.A. Predicting unwanted pursuit: Attachment, relationship satisfaction, relationship alternatives, and break-up distress. // Journal of Social and Personal Relationships 2006; 23; 565

148. Feeney B.C. The dependency paradox in Close Relationships: Accepting Dependence Promotes Independence // Journal of Personality and Social Psychology, 2007. Vol. 92. No. 2. P. 268-285.

149. Feeney J., Noller P. Attachment styles as a predictor of adult romantic relationships. Journal of Personality and Social Psychology, 1990, 58 (2), 281-291.

150. Field T. Attachment and separation in young children // Annual Review of Psychology, 1996. 47, 541-562.

151. Fonagy P. Transgenerational consistencies of attachment. Paper to the Psychoanalytic Association Meeting. 13 May 1999.

152. Fraley R. C ., Shaver P. R. Airport separations: A naturalistic study of adult attachment dynamics in separating couples. Journal of Personality and Social Psychology, 1998, 75, No.5,1198-1212.

153. Fraley R. C., Waller N.G., Brennan K.A. An item response theory analysis of self-report measures of adult attachment // Journal of Personality and Social Psychology, 2000, 78, 350-365.

154. Grusec J.E. Parental socialization and children's acquisition of values. / Handbook of Parenting, ed. by M.H. Bornstein. 2003. Vol 5, pp.143-167.

155. Guerrero L, Andersen P. The Waxing and Waning of Relational Intimacy: Touch as a Function of Relational Stage, Gender and Touch Avoidance // Journal of Social and Personal Relationships. 1991; 8; 147.

156. Handbook of attachment interventions. / Ed. Levy T. N.Y., 2000.

157. VIA.Hassebrauck M, Fehr B. Dimensions of relationship quality / Personal Relationships. 2002. N 9. P. 253-270.

158. Hinde R. A. Relationships: A Dialectical Perspective. Psychology Press, Hove, U.K. 1997. pp.586

159. Holmes J. John Bowlby and attachment theory. New York: Routledge Press. 1993.

160. Hatch D. L. Factors that influence the association between adult attachment and marital satisfaction. Doctoral thesis. Uhta, 2008

161. Johnson D., Johnson R. New Developments in Social Interdependence Theory // Genetic, Social, and General Psychology monographs, 2005. Vol. 131. N4. P. 285-358.

162. Kirkpalrick L. A. & Hazan, C. Attachment styles and close relationships: A four-year prospective study. Personal Relationships, 1994,1,123-142.

163. Korobov N., Thome A. Intimacy and Distancing: Young Men's Conversations About Romantic Relationships // Journal of Adolescent Research 2006; 21; 27.

164. Lambird, K. H., Mann, T. When Do Ego Threats Lead to Self-Regulation Failure? Negative Consequences of Defensive High Self-Esteem // Personality Social Psychol Bulletin. 2006; 32; 1177

165. Laurenceau J., Barrett L., Rovine M. The Interpersonal Process Model of Intimacy in Marriage: A Daily-Diary and Multilevel Modeling Approach. Journal of Family Psychology 2005, Vol. 19, No. 2, 314-323

166. Lehnart J., Neyer F. J., Eccles J. Long-Term Effects of Social Investment: The Case of Partnering in Young Adulthood // Journal of Personality, 2010. N. 78. p. 639-670.

167. Main M. Attachment Theory: Eighteen Points with Suggestions for Future Studies // Handbook of Attachment: Theory, Research and Clinical Applications / Eds. Cassidy J, Shaver PR. New York: Guilford Press. 1999. pp.845-87.

168. Mallinckrodt B., Coble H. M., Gantt D. L. Working alliance, attachment memories, and social competencies of women in brief therapy // Journal of Counseling Psychology, 1995. N. 42, p. 79-84.

169. Martin J., Ashby J. Perfectionism and Fear of Intimacy: Implications for Relationships The Family Journal 2004; 12; 368

170. McCrae R.R., Costa P.T. The structure of interpersonal traits: Wigging's circumplex and five-factor model I I Journal of Personality and Social Psychology, 1989. N.56. 586-595.

171. Mikulincer M. & Florian V. & Tolmacz R. Attachment Styles and fear of personal death: A case study of affect regulation. Journal of Personality and Social Psychology, 1990, 58 (2), 273-280.

172. Miculincer M., Shaver P. Attachment in adulthood: structure, dynamics and change. The Guilford Press. 2007. 570 p.

173. Morrison T.L., Goodlin-Jones B., Urquiza A. Attachment, perception of interaction and relationship adjustment // Journal of Social and Personal Relationships. 1997. N.14. P. 627642.

174. Neff K., Harter S. The role of power and authenticity in relationship styles emphasizing autonomy, connectedness, or mutuality among adult couples // Journal of Social and Personal Relationships.2002 V. 19 (6). P. 835-857.

175. Neyer F.J. The dyadic interdependence of attachment security and dependency: A conceptual replication across older twin pairs and younger couples // Journal of Social and Personal Relationships. 2002 Vol. 19(4): 483-503.

176. Noftle E. E., & Shaver P. R. Attachment dimensions and the big five personality traits: Associations and comparative ability to predict relationship quality. Journal of Research in Personality, 2006.40(2), 179-208.

177. Obegi J.H., Morrison T.L., Shaver Ph.R. Exploring intergenerational transmission of attachment style in young female adults and their mothers. Journal of Social and Personal Relationships 2004; 21; 625

178. Register L., Henley T. The Phenomenology of Intimacy // Journal of Social and Personal Relationships. 1992; 9; 467-482.

179. Reis H. Implications of attachment theory for research on intimacy / Dynamics of romantic love: attachment, caregiving and sex. Eds. Miculincer M., Goodman G. Guilford Press, 2006. P. 383-404.

180. Rholes W. S, Paetzold R. L., Friedman M. Linking Personality to Interpersonal Behavior Through the Study of Adult Attachment Style and Relationship Satisfaction // Personality and social behavior / Ed. F.T. Rhodewalt. Psychology Press, 2008. PP.308.

181. Rholes W.S., Simpson J.A., Friedman M. Avoidant Attachment and the Experience of Parenting // Personality and Soc Psychol Bull, 2006; 32; 275

182. Ross L., Spinner B. General and Specific Attachment Representations in Adulthood: Is there a Relationship? //Journal of Social and Personal Relationships, 2001, V.18, N6, P.747-766.

183. Simpson J. A., Rholes W S., Nelligan J. S. Support seeking and support giving within couples in an anxiety-provoking situation: The role of attachment styles. Journal of Personality and Social Psychology, 1992, 62, 434-446.

184. Schultz S., Baker S. M. An Integrative Review of Material Possession Attachment // Academy of Marketing Science Review, 2004 online.

185. Shaver P.R., Brennan K.A. Attachment styles and the "Big Five" personality traits: Their connections with each other and relationship outcomes // Personality and Social Psychology Bulletin, 1992. N. 18, 536-545.

186. Sherman■ M., Thelen M. Fear of Intimacy Scale: Validation and Extension with Adolescents. Journal of Social and Personal Relationships 1996; 13; 507

187. Thelen M., Vander Wal J., Thomas A, Harmon R. Fear of Intimacy among Dating Couples // Behav Modif 2000; 24; 223

188. Waters E. Traits, behavioral systems, and relationships: Tree models of infant-adult attachment. 1981. www.psy.sunysb.edu/ewaters.

189. Waters E., Hamilton C., Weinfield N. The stability of attachment security from infancy to adolescence and early adulthood. Child Development, May/June 2000, V. 71, No. 3, 678706.

190. Wei-M„ Vogel D. L., Ku T., ZakalikR. A. Adult attachment, affect regulation, psychological distress, and interpersonal problems: The mediating role of emotional reactivity and emotional cutoff. Journal of Counseling Psychology. 2005. N.52. P. 14-24.

191. Weinhold, Janae and Barry. Counter-dependency: The Flight from Intimacy. Trafford Publishing, 2004. 246p.

192. Weiss, R. S. The attachment bond in childhood and adulthood. // Attachment Across the Life Cycle / Ed. by C. M. Parkes, J. Stevenson-Hinde. London: Routledge. 1991. P. 171184.

193. Westmaas J., Cohen S. The role of attachment in responses to victims of life crises. Journal of Personality and Social Psychology, 2001, V.80, No. 3, 425-438.

194. Young J., Klosko J. Reinventing Your Life: how to break through negative life patterns. N.Y., 1993.-365 p.