Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Дубов, Игорь Глебович, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ

1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. Общая характеристика работы

1.2. Психологический подход к изучению менталитета и социально-психологических феноменов массового сознания

1.3. Содержательная сторона иерархической регуляции поведения

2. БАЗОВЫЕ ЦЕННОСТИ РОССИЯН И СМЫСЛОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ АБСТРАКТНЫХ ПОНЯТИЙ, ОБОЗНАЧАЮЩИХ ОСНОВНЫЕ ЦЕННОСТИ И «АНТИЦЕННОСТИ»

2.1. Составление списка базовых ценностей. Определение иерархии ценностей

2.2. Социально-демографические характеристики сторонников различных ценностей и противников «антиценностей»

2.3. Анализ смыслового наполнения понятий, обозначающих ценности

2.4. Новый метод изучения структуры абстрактных понятий, выражающих базовые ценности

3. ВАЖНЕЙШИЕ ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕЛИ ЛЮДЕЙ И ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ

С БАЗОВЫМИ ЦЕННОСТЯМИ

3.1. Структура жизненных целей жителей российского мегаполиса

3.2. Соотношение жизненных целей и базовых ценностей.

3.3. Жизненные цели различных больших групп

3.4. Национальная идея

4. НОРМАТИВНО-УСТАНОВОЧНАЯ СФЕРА ОБЫДЕННОГО СОЗНАНИЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ БОЛЬШИХ ГРУПП

4.1. Моральная детерминация поведения в обыденном сознании больших групп населения. Этические системы

4.2. Различия в нормативной сфере больших групп населения Москвы

4.3. Социальные установки в семье и на работе

4.4. Ненормативные запреты. Представления россиян о границах допустимого поведения в межличностном общении

4.5. Представления людей о боге и влияние религиозных установок на отношение россиян к политическим лидерам

Введение диссертации по психологии, на тему "Социально-психологическая феноменология больших групп российского общества"

В последние годы в России заметно усилился интерес к социально-психологической проблематике на уровне эмпирических исследований, связанных со стремлением зафиксировать тенденции развития личности и совершенствования общества. Это является особенно актуальным для страны, пережившей совсем недавно слом системы общественных отношений. Подобный интерес стимулирует дальнейшее развитие всей гуманитарной науки, а результаты соответствующих исследований приобретают особое значение для социальной практики.

Освобожденная от диктата марксистской философии, а также других идеологизированных схем, социальная психология находит все новые фундаментальные и прикладные аспекты своего применения. Все больше выходит переводных и отечественных монографий, посвященных актуальным проблемам социально-психологической науки, пишутся учебники, открываются новые кафедры в вузах. Не менее важно другое: растет количество служб и агентств, включающих в набор выполняемых работ прикладные исследования по социально-психологической тематике.

Такое заметное развитие науки, смежной практически со всеми отраслями гуманитарного знания, не может не радовать исследователей самого разного профиля. Чем больше людей приходит к изучению психологических составляющих процессов, происходящих в обществе, тем выше вероятность того, что в этой сфере будут сделаны новые открытия, поняты неизвестные пока закономерности общественного развития и связанная с этим динамика массовых настроений и социальных предпочтений, глубже изучены причины конфликтов, раздирающих общество.

В этой связи особый интерес представляет глубокое изучение всего комплекса содержательных социально-психологических феноменов, которые выражают наполненное смыслом отношение индивида (групп индивидов) к окружающему социальному миру. Сюда относятся ценности и нормы, установки и жизненные цели, интересы и идеалы, склонности и убеждения, стереотипы сознания и мифы, а также многие другие явления, являющиеся предметом социальной психологии. Именно описание особенностей психологии индивидуальных и групповых субъектов, составляющих общество, и являются наилучшей характеристикой данного общества. Мало кто из современных исследователей, изучающих социальные процессы, игнорирует данные феномены, однако предлагаемые трактовки далеко не всегда отличаются научной обоснованностью и глубиной.

Одна из причин сложившегося в этой области науки состояния дел заключается в том, что в настоящее время практически все отечественные эмпирические исследования, касающиеся внутреннего мира людей как социальных существ, направлены на изучение механизмов формирования и взаимодействия различных социально-психологических феноменов в сознании представителей как больших, так и малых групп. При этом игнорируется описание и анализ самих феноменов как таковых. При этом игнорируется описание и анализ самих феноменов как таковых.

Множество работ посвящено формированию социальных установок, но при этом никто не интересуется вопросом, какие установки вообще существуют в различных сферах жизнедеятельности людей, как они сосуществуют с другими социально-психологическими феноменами, например, нормами или жизненными целями. Рассматриваются вопросы влияния ценностных ориентаций на поведение, но при этом мало кого занимает какие ценности доминируют в изучаемых группах. Проводятся исследования формирования целеполагания у подростков, но сами жизненные цели, которые ставит перед собой молодежь, остаются не описанными. И тем более остается не изученной система жизненных целей представителей данной культуры или общества в целом, без чего их специфика у молодежи попросту не может быть определена.

А между тем, именно содержание и структура важнейших социально-психологических феноменов как нельзя лучше характеризуют личность индивида, позволяют описать специфику отношения человека к окружающему его миру, выявить параметры, отличающие его реакцию на происходящее от реакции других людей. То же в равной, если не в большей степени, относится и к социально-психологическим феноменам, характеризующим различные большие группы индивидов, различающиеся своими социально-демографическими, экономическими или социально-психологическими характеристиками. Специфика мировосприятия представителей этих групп, отношения их к окружающей социальной реальности, равно как и специфика их социального поведения лучше всего могут быть описаны через анализ особенностей их базовых ценностей, жизненных целей, важнейших социальных установок, существующих в их восприятии стереотипов сознания. Все они характеризуют внутренний мир этих людей и саму сущность их личности, если, конечно, понимать под личностью человека как субъекта социальных отношений, а не что-нибудь другое. Иными словами, психологическая специфика социального индивида, выявляемая через анализ содержания и структуры в его сознании важнейших социально-психологических феноменов, незаслуженно обходится вниманием исследователей. Это, безусловно, не содействует адекватному пониманию характера и сути происходящих социальных процессов в условиях глубоких системных трансформаций.

Очевидно, что до 1917 года российская психология развивалась как составная часть мировой науки. Усиление после Октябрьского переворота идеологического давления на нее, доходящее до прямого диктата, привело к тому, что многие ветви психологии оказались фактически уничтожены. Сама психология не была ликвидирована, но социальная психология, зоопсихология, психология труда, историческая психология, инженерная психология, психотехника, педология и ряд других отраслей психологической науки были закрыты на 25 лет, а некоторые их них - навсегда. Происходящее не могло сказаться и на судьбе многих видных отечественных ученых, чьи судьбы были изломаны, а карьеры разрушены.

Однако некоторые идеи, идущие от марксизма, оказали положительное влияние на развитие психологической науки в нашей стране. В частности, это относится к постулату детерминации психической жизни и поведения личности внешними социально-экономическими условиями. Принятие данного постулата привело к тому, что вся отечественная психология - в той части, в которой она поднималась над психофизиологией и рядом прикладных областей - с определенного периода стала психологией социальной. Во многом благодаря этому в России пионерские работы по влиянию социума (именно общества, а не непосредственного окружения и тем более не анонимных наблюдателей) на психическую жизнь индивида (В. Бехтерев, П. Блонский, JI. Выготский, А. Лурия, М. Соколов, Г. Фортунатов и др.).

Данная социальность психологии оказалась хорошим заделом для развития науки после того, как ей были возвращены «права гражданства». Именно поэтому в 60-70-е годы отечественная социальная психология не только оправилась от последствий катастрофического разгрома 20-30-х годов, но и сумела внести определенный вклад в развитие мировой науки. Работы ведущих советских ученых, посвященные личности и динамическим процессам в малых группах, стали достоянием зарубежной научной общественности, внеся определенный вклад в развитие мировой социально-психологической науки. Но самое главное - в бурных академических дискуссиях был отточен понятийный аппарат, базирующийся на выверенных представлениях о содержании важнейших социально-психологических категорий, таких как ценности, нормы, цели, установки и др., и позволяющий благодаря этому методологически точно подходить к изучению основных социально-психологических феноменов. А в рамках лабораторных исследований успешно отрабатывался тонкий инструментарий, позволяющий изучать указанную феноменологию при первой возможности идеологической нерегламентированности подобных исследований.

В частности, это • относится к методам психосемантики, позволяющим «упаковывать» необозримое множество смыслов изучаемого явления в обобщенные смыслы второго порядка, с которыми в силу их гораздо большей компактности могут работать экспериментаторы, изучающие групповое сознание. Это также касается создания тестов, выводящих исследователей на более глубокие и объединенные внутренним смыслом опросники, нежели те, что представляют собой социологические анкеты. Совершенствовался и применяемый в исследованиях математический аппарат. Соответственно повышалась надежность решения сложных познавательных задач, встающих перед психологами.

Таким образом, к концу 80-х годов в отечественной социальной психологии существовал пусть небольшой, но высокопрофессиональный отряд специалистов, способных решать самые сложные задачи по изучению психологических аспектов общественных отношений. Можно было ожидать, что после прекращения с 1991 года идеологического диктата и освобождения от ограничений, накладываемых догматическим обществоведением на свободное развитие эмпирических общественных и гуманитарных наук, эмпирическая социальная психология начнет полномасштабное изучение внутреннего мира человека, подняв анализ его зависимости от существующих общественных отношений до уровня больших (социально-демографических, социально-психологических, этнических и пр.) групп и общества в целом.

К сожалению, этого не произошло. Социальная психология, обладающая развитым понятийным аппаратом и валидными методами, необходимыми для глубокого анализа социально-психологических феноменов обыденного сознания - таких как базовые ценности, социальные мотивы (включая жизненные цели людей), социальные установки, перцептивные и когнитивные эталоны (и в т.ч. социальные нормы), стереотипы сознания и стереотипы поведения (включая стереотипы принятия решений), фактически устранилась от системных исследований психологии больших групп и общества в целом. Не были также задействованы хорошо к данному времени разработанные методы психосемантического и психолингвистического анализа языковой реальности, весьма точно отражающие в изучаемых значениях и смыслах специфику окружающего общества. В результате в настоящее время указанная проблематика психологами практически не изучается, не считая, конечно, работ спекулятивного или публицистического характера, которые не всегда удачно систематизируют эмпирические исследования, выполненные другими, непрофильными и не имеющими необходимого инструментария науками.

Вместе с тем очевидно, что указанное направление науки просто обречено на быстрое развитие, поскольку в результатах подобных исследований остро нуждается трансформирующееся общество. В изучении психологии больших групп, начиная от психологии различных профессиональных групп и заканчивая психологическими особенностями этносов, кровно заинтересованы не только политики, учитывающие психологическую специфику разных групп избирателей, экономисты, изучающие потребительское поведение разных слоев населения, государственные деятели, регулирующие межнациональные отношения, но также рекламисты и специалисты по связям с общественностью, обращающиеся к вполне конкретной аудитории, а также бизнесмены и представители СМИ.

Дать им эти знания - задача современной социальной психологии, которая вполне способна справиться с решением указанных проблем на подлинно научной основе.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

1. В ходе подготовки и проведения исследований была отработана методология экспериментального изучения социально-психологических феноменов, характеризующих специфику сознания больших групп, создана концептуальная схема эмпирического подхода к изучению менталитета представителей указанных групп.

2. Комплексные исследования специфики сознания представителей больших групп проводились с опорой на инструментарий, основанный на психосемантических процедурах и на ведении массовых опросов с применением выстроенных с помощью этих процедур опросников. В ходе исследований была отработана технология репрезентации многозначного смыслового содержания сложных социально-психологических явлений в пригодных для полевых исследований методиках. Благодаря реализации данного подхода впервые были получены эмпирические результаты о характере и структуре различных содержательных социально-психологических феноменов в сознании представителей отечественной культуры в целом, а также наиболее важных из составляющих ее больших групп, позволившие выйти на составление психологических портретов представителей этих групп, включая портреты представителей различных этносов. Знание этой феноменологии является основанием проведения любых кросс-культурных и кросс-субкультурных исследований, ставящих своей целью определение сути психологических различий между представителями различных культур или субкультур.

3. Использование психосемантических процедур применительно к составлению короткого списка базовых ценностей, репрезентирующего практически все их многообразие, позволило выделить их иерархию и показать различие иерархий ценностей представителей основных социально-демографических групп населения. В работе были выявлены иерархии распространенности ценностей больших групп населения, таких как мужчины и женщины, пожилые и молодые, горожане и сельские жители и т.д. Было показано, что хорошо дифференцирующие большие группы социально-демографические характеристики индивидов обусловливают различия в ценностных иерархиях представителей этих групп. На основе проведенного исследования построены психологические портреты сторонников основных базовых ценностей и противников наиболее неприемлемых респондентами «антиценностей», изучены ассоциативные поля и смысловая структура ряда понятий, репрезентирующих ведущие базовые ценности и «антиценности».

4. Благодаря использованию психосемантических методов, ценностная сфера личности выступила в качестве доступной для продуктивного анализа с учетом примечательного факта: различия в индивидуальных иерархиях ценностей, отобранных респондентами по одному и тому же критерию, могут обусловливаться тем, что люди вкладывают разный смысл в одни и те же понятия. Было показано, что это широко распространенное явление приобретает в высокоабстрактных понятиях достаточно серьезный характер. И если в семантическом «облаке» индивидуальных значений какого-либо конкретного понятия существует достаточно плотное общее ядро, позволяющее людям легко понимать друг друга, то у терминальных ценностей такое ядро весьма невелико, в результате чего люди, произнося одно и тоже слово (Труд, Справедливость, Процветание, Патриотизм и пр.), могут обозначать им совершенно разные, а порой и взаимоисключающие явления.

Именно поэтому возникла необходимость в проведении психосемантических и психолингвистических исследований, позволяющих раскрыть смысловую структуру высокоабстрактного понятия и выявить различные смыслы, вкладываемые людьми в эти понятия, определив удельный вес выявленных смыслов в совокупном «общечеловеческом» семантическом поле каждого из понятий. В результате такого исследования была раскрыта и описана семантическая структура 14-и важнейших базовых ценностей и «антиценностей».

5. Была реализована возможность применения психосемантических процедур и к изучению жизненных целей людей, выделению их структуры. В результате исследования показаны отличия данных целей у представителей основных социально-демографических групп населения. Были исследованы и описаны структуры жизненных целей, заметно различающихся у лиц разного пола, разного возраста, различного уровня образования, разного социального статуса и с различной степенью удовлетворенности жизнью. Было показано, что важнейшие социально-демографические и социально-психологические характеристики индивидов обусловливают различия в иерархиях жизненных целей, а значит и психологическую специфику представителей указанных больших групп. Отдельно выявлены приоритеты жителей Москвы в определении своей главной жизненной цели. На примере общенациональной идеи отработана техника йзучения важнейших групповых жизненных целей и сделаны выводы о способах их формирования.

Жизненные цели имеют немаловажное значение в детерминации поведения людей и принятия ими решений. В результате исследования было обнаружено, что факторная структура жизненных целей россиян состоит из самоосуществления, достижения внешнего успеха, служения обществу, защиты своего «Я», обеспечения счастья своих детей, наполнения жизни многообразным смыслом, соблюдения нравственных основ человеческого существования, реализации силы и достижения независимости, интеллектуального развития, понимания направленности своих жизненных целей, создания семьи и достижения сексуального удовлетворения. Будучи подтвержденным результатами исследования ценностей, нижеследующий анализ показал: деятельность огромного числа людей в первую очередь определяется не интересами дела или перспективами получения личного удовольствия, а необходимостью подержания благополучного существования их семей.

С опорой на разработанные исследовательские процедуры была отслежена взаимосвязь жизненных целей и ценностей людей. Как и ожидалось, эти связи оказались достаточно понятны, при этом система жизненных целей, репрезентирующих ценности, раскрывала содержание ценностей даже полнее, чем ассоциативный эксперимент.

6. С помощью факторного анализа была исследована смысловая структура этических установок и показаны различия в морально-этической сфере представителей различных этносов, составляющих российский суперэтнос. Исследование показало, что культурные различия людей обусловливают различия в их морально-этической сфере, меняя иерархию доминирующих моральных принципов.

Важным итогом исследования моральных установок и анализа существующих в массовом сознании этических систем явилась констатация того факта, что существующие в массовом сознании сочетания этических ценностей, норм и принципов могут заметно отличаться от логически безупречных этических систем, разработанных представителями религиозных и философских направлений. Было показано, что обыденное моральное сознание, как правило, представляет собой разрозненный набор предписаний, в котором причудливо переплетаются положения, относящиеся к несовместимым, а часто и взаимоисключающим этическим системам.

7. В работе были изучены особенности нормативной сферы, регулирующей поведение в семье и на работе, и описаны основные социальные установки людей в этих сегментах жизнедеятельности. Был также предложен критерий определения момента перехода существующих в больших группах людей социальных установок в нормы.

Кроме того, было показано, что социально-демографические и иные различия индивидов обусловливают очевидные различия в их нормативно-установочной сфере. Были изучены и описаны различия нормативной сферы представителей различных больших социально-демографических и иных групп, достаточно точно характеризующие особенности психологии представителей изучаемых групп, а также существующие в массовом сознании ненормативные запреты на различные виды поведения.

8. Исследование, изучавшее одновременно ценностную структуру больших групп и доминирующие в их среде социальные установки относительно поведения в семье и на работе, показало, что структура социально-психологической регуляции людей, включающая в себя их ценности, цели и социальные установки, характеризуется определенным единством.

Вместе с тем, было обнаружено, что достаточно большое количество социальных установок индивидов не совпадает по смыслу с декларируемыми этими же индивидами базовыми ценностями. Исследование показало, что превышение сторонников какой-либо ценности, выбиравших связанную с нею по смыслу форму поведения, над убежденными сторонниками этой же ценности, выбравшими в качестве предпочтительного альтернативное поведение является совсем незначительным. Указанные несовпадения заставляют по-новому взглянуть на проблему психологической регуляции социального поведения человека, обращаясь в исследованиях, в первую очередь, к психосемантическим методам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги, можно отметить, что в ходе проведенных исследований были отработаны методические приемы изучения психологической феноменологии сознания больших социально-демографических и социально-психологических групп населения и проведены системные исследования таких важнейших составляющих массового сознания как базовые ценности, жизненные цели, социальные нормы и глобальные установки людей, обусловливающие их поведение в различных ситуациях.

Проведенная работа позволила сформулировать и обосновать теоретико-методологический подход к изучению социально-психологической феноменологии сознания больших групп людей, в комплексе достаточно полно характеризующей психологические особенности этих групп.

В ходе исследований базовых ценностей, жизненных целей, установочно-нормативной сферы и структурных связей между различными феноменами были описаны и проанализированы структуры данных феноменов в сознании носителей данной культуры в целом и в сознании представителей различных больших социально-демографических, политических и общепсихологических групп населения РФ. Были изучены иерархия распространенности базовых ценностей и смысловое содержание, которым массовое сознание наполняет важнейшие ценности и «антиценности»; структура жизненных целей с выделением важнейшей жизненной цели, включая анализ такой глобальной коллективной цели как «национальная идея»; нормативная сфера людей, включая вопрос определения критерия перехода индивидуальных социальных установок в общественные нормы поведения; социальные установки относительно поведения в семье и на работе; религиозные установки, включая представления о Боге; ненормативные запреты; а также смысловая взаимосвязь между различными уровнями психической регуляции поведения, а именно между ценностями, целями и установками. Проявления всех этих феноменов были изучены как в массовом общественном сознании в целом, так и в сознании представителей отдельных больших групп людей, составляющих это общество.

Изучение указанных феноменов массового сознания не является накоплением схоластического знания, пригодного только для саморазвития «чистой» или «высокой» науки. В них нуждаются сотрудники различных государственных служб и общественных организаций, ученые из самых разных областей знания, педагоги, работники СМИ и

26 Имеется в виду как российское общество, включающее в себя всех жителей страны, так и общество людей, проживающих в отдельных субъектах федерации. В рамках единой культуры последние безусловно являются фрагментом, идентичным, с некоторыми оговорками, обществу в целом. многие другие люди, обращающиеся в своей деятельности к массовому сознанию, учитывающие групповую психологию людей, с которыми им приходится работать. К числу наиболее актуальных- для этого сообщества проблем относятся как вопросы специфики обыденного массового сознания представителей различных, существующих в нашем обществе субкультур (мужчин и женщин, молодежи и стариков, рабочих и студентов, представителей различных национальностей и др.), так и выяснение содержательного наполнения обыденного массового сознания представителей всего российского суперэтноса в целом.

Именно поэтому вся полученная информация находит применение при выработке тактики и стратегии деятельности политических организаций, подготовке рекламных материалов, создании теле- и радиопрограмм, и многих других продуктов информационно-пропагандистской деятельности общественных и государственных структур. Проводимые исследования специфики массового сознания также используются не только в политике или в рекламе, но и в таких областях общественной жизни как образование и управление макроэкономикой. В каждой из этих областей необходимо знание содержания основных психических феноменов, будь то цели людей или мифы массового сознания. Такое знание является путеводным маяком в любой деятельности, предполагающей влияние на массовое сознание и коррекцию группового поведения.

Спектр возможных исследований специфики сознания различных социально-демографических, экономико-политических и общепсихологических групп населения исключительно велик. Абсолютно неизученными до сих пор остается содержание существующих в массовом сознании перцептивных и когнитивных эталонов, стереотипов сознания, оценок самых разных сторон действительности, выглядящих как система социальных установок. Изучение малой части существующей нормативной сферы людей не только не закрыло брешь в системе научных знаний об отношении людей к окружающему миру, но скорее лишь показало масштабы неосведомленности современной науки по этому безусловно важному вопросу. Описание убеждений, идеалов, склонностей, интересов представителей больших групп населения, а точнее - специфики их убеждений, идеалов, интересов и т.п., также должно расцениваться как важнейшая составляющая анализа ментальности изучаемых групп.

Не менее актуальны исследования языковой специфики, отражающие социальные различия людей в их восприятии мира. Неизученной остается и содержание мотивационной сферы больших групп населения (естественно, речь идет лишь об осознаваемых мотивах, аппарат исследования которых достаточно хорошо проработан в психологии). Практически неизученной является и сфера реального социального поведения, чему безусловно способствует отсутствие надежных и совершенных методов изучения, которые могли бы использоваться для получения статистически значимой информации.

При этом наиболее интересными для научного анализа представляются даже не столько внутрикультурные различия, выявляемые в ходе анализа различных социальных и демографических групп населения нашей страны, сколько кросс-культурные различия, для изучения которых необходимо комплексное, охватывающее большой круг социально-психологических феноменов исследование разных народов, живущих в странах, характеризующихся различной культурой и различным государственным устройством.

Таким образом, круг вопросов, являющихся в настоящее время открытыми, и проблем, остающихся нерешенными, значительно шире того небольшого участка, который удалось изучить с помощью комплекса проведенных исследований.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Дубов, Игорь Глебович, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М., 1991.

2. Агаев Р. Вам надо вернуться к своим корням, к своим истокам // "Российская газета", 1996, 31 октября.

3. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие. М., 1990.

4. Алексеев Н.П. 1967. Методика и результаты изучения религиозности сельского населения // «Вопросы научного атеизма». Вып. 3. М.

5. Алиев И. Евразийство как национальная идея: Россия может быть измерена только тюркским аршином // "Независимая газета", 1998, 8 апреля

6. Альмодавар Ж.-П. Рассказ о жизни и индивидуальная траектория // "Вопросы социологии", 1992, т.1, N 2, с 98-105.

7. Андреева Г. М. Образ мира в структуре социального познания // «Мир психологии», 2003, №4. С. 51 -67.

8. Андрианов Н.П. Эволюция религиозного сознания. Л., 1975.

9. Андрющенко Е.Г. Притягательны ли демократические ценности для россиян? // "Независимая газета", 1 августа 1996 г.

10. Апресян Ю.Д. Современные методы изучения значений и некоторые проблемы структурной лингвистики // Проблемы структурной лингвистики. М., 1963.

11. Ахиезер А. С. Циклизм ценностных основ российской власти // Россия и современный мир. №3. 2003. С 30 43.

12. Ахиезер А.С. Специфика российского общества, культуры, ментальности как теоретическая и практическая проблема // Обновление России: трудный поиск решений. РНИСиНП. М. 2001. Вып. 9.

13. Аяцков Д. Россия: свой собственный путь // "Власть", 1997, №7.

14. Бабичев И. Требуется корректировка партийного спектра // "Независимая газета", 1998,16 мая.

15. Бабурин С. Подлинное народовластие вместо "демократии" // "Независимая газета", 1998, 16 апреля.

16. Базарбаев Ж., Садыков С. Формирование научно-атеистического мировоззрения молодежи. Нукус, 1980.

17. Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стратегии. Символы. Мифы. / Под ред. Рябова А.В. и Курбангалеевой Е.Ш. М. 2003.

18. Бакиров B.C. Ценностное сознание и активизация человеческого фактора. Харьков. 1988.19.