Автореферат диссертации по теме "Соотношение сознательного и бессознательного компонентов при решении мыслительных задач"

На правах рукописи

ПЛЕТЕНЕВСКАЯ НАТАЛЬЯ НИКОЛАЕВНА

СООТНОШЕНИЕ СОЗНАТЕЛЬНОГО И БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО КОМПОНЕНТОВ ПРИ РЕШЕНИИ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ

Специальность 19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2006

Работа выполнена на кафедре общей психологии Смоленского гуманитарного университета

Научный руководитель: доктор психологических наук,

СЕЛИВАНОВ Владимир Владимирович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

ВАСИЛЬЕВ Игорь Александрович

доктор психологических наук ТЕМНОВА Лариса Витальевна

Ведущая организация: Лаборатория системных исследований

Защита диссертации состоится 12 декабря 2006 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.05 при Московском государственном открытом педагогическом университете имени М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, Рязанский проспект, д. 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного открытого педагогического университета имени М.А. Шолохова по адресу: г. Москва, ул. Верхняя Радищевская, 16/18.

Автореферат разослан «_» ноября 2006 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук

Н.Ф. Шляхта

Актуальность работы. Сегодня в большинстве стран Европы интеллект рассматривают в качестве национального достояния. Следовательно, проблема формирования мышления приобретает особую значимость. При этом перед психологами встает задача изучения мышления как комплексного, системного процесса, включающего бессознательное, неосознаваемые компоненты. Особую роль в формировании мыслительной деятельности приобретают исследования, вскрывающие психологические механизмы мышления как единого и целостного явления, в том числе и непрерывность взаимодействия сознательного и бессознательного планов в ее регуляции. До последнего времени считалось, что эти компоненты в мыслительном процессе существуют как взаимоисключающие друг друга реальности психического. В рамках психосемантического подхода бессознательное уже рассматривается как нижележащий уровень сознания, характеризующийся меньшей рефлексивностью (Петренко В.Ф., 1997). Таким образом, традиционное противопоставление сознательного и неосознанного плана, их дизъюнктивное рассмотрение меняется на поиск общности их содержания, на анализ возможных способов взаимовлияния.

В многочисленных исследованиях мышление рассматривается как процесс принятия решения (Гурьева Л.П., 1975;ЗавалишинаД.Н., 1979; Матюшкин A.M., 1972 и др.) и выступает в самых разных контекстах: в связи с проблемами осознанного и неосознаваемого (Пономарев Я.А., 1976 и др.), интуиции внутри мышления (Гурова Л. Л., 1976 и др.), процессуального и результативного (Павлюченкова Т.В., 2002). Значительные результаты в исследовании протекания мыслительного процесса на сознательном и, частично, на бессознательном уровнях были получены с применением метода вспомогательной задачи - подсказки - как способа воздействия на мыслительный поиск испытуемого (Славекая К. А., 1966; Брушлинский A.B., 1979; Воловикова М.И., 1982; Васильев И.А., 1980; Рубинштейн С.Л., 1958; Тихомиров O.K., 1977 и др.)

С позиций субъекгно-деятельностного подхода в психологии мышления развивается представление, отражающее непрерывную взаимосвязь сознательного и бессознательного на всех этапах осуществления мыслительной деятельности (Рубинштейн С. Л., 1958). Наша работа представляет собой исследование взаимосвязи сознательного и неосознанного компонентов мышления на процессуальном уровне взаимодействия субъекта с познаваемым объектом.

В современной психологии мышления выделяются три компонента в содержании мыслительной деятельности — это формальный, операциональный, процессуальный.

На наш взгляд, введение именно процессуального аспекта в интерпретацию мыслительной активности позволяет выявить непрерывное взаимодействие между сознательными и бессознательными составляющими мышления на всем протяжении решения задачи испытуемыми. Экспериментальная разработка теории мышления как процесса проводилась в работах многих отечественных психологов (Брупшинский A.B., 1982; Матюшкин A.M., 1972; Славская К.А., 1968).

Наша работа представляет собой продолжение ряда кандидатских исследований в рамках этого направления. Данные разработки касаются, прежде всего, формирования специфически познавательной мотивации по ходу мыслительного процесса (Воловикова М.И., 1982); взаимосвязи процессуальных (психологических) и результативных (логических) характеристик мышления (Есенгазиева Б.О., 1982); исследования взаимосвязей между когнитивным стилем и мышлением как непрерывным процессом (Селиванов В.В., 1988). Эти исследования подтверждают, что реальный мыслительный процесс есть целостное, недизъюнктивное взаимодействие осознанного и неосознанного. Данный аспект исследования единства и соотношения сознательного и бессознательного в мыслительном поиске представляется нам наиболее перспективным. В предлагаемой диссертации мыслительный процесс рассматривается как непрерывное взаимовлияние, взаимодействие сознательного и бессознательного компонентов в решении мыслительной задачи.

Цель исследования - изучить взаимосвязь и взаимодействие сознательного и неосознанного компонентов мышления на процессуальном уровне по ходу решения задач.

Объектом исследования является процесс взаимодействия сознательного и бессознательного плана мыслительной деятельности субъекта при решении задачи, предметом - особенности взаимоотношения сознательных и бессознательных компонентов в процессе мыслительного поиска при решении задач.

Гипотезы исследования

1. Изменение сознательного плана решения задачи приводит к изменению решения и на бессознательном уровне в ходе мыслительного поиска.

2. Воздействие на бессознательный план решения задачи приводит к качественным изменениям в мыслительном процессе на сознательном уровне, что характеризуется более глубоким осознанием проблемы, развитыми формами прогнозируемого искомого, нахождением верного ответа.

3. Взаимовлияние сознательного и бессознательного компонентов по ходу мыслительного процесса наблюдается на всех фазах решения задачи.

Задачи исследования:

1. Провести анализ существующих теоретико-методологических подходов к изучению процессуальное™ мышления, взаимосвязи сознательного и бессознательного в мышлении, влияния подсказок на ход решения задач.

2. Экспериментально исследовать процессуальные особенности решения задачи на разных фазах мыслительного поиска, используя вербальную и субсенсорную подсказки.

3. Эмпирически установить влияние бессознательных компонентов на мыслительный процесс в целом.

4. Экспериментально изучить влияние сознательного плана мышления на неосознаваемые компоненты мыслительной деятельности.

Теоретико-методологической основой исследования являются основные положения континуально-генетического, процессуального подходов к исследованию мышления и субъектно-деятельностной парадигмы в психологии (Абульханова К.А., Брушлинский, A.B., Леонтьев А.Н., Рубинштейн С. JL, Тихомиров O.K.).

Методы исследования. Решение поставленных задач и проверка гипотез осуществлялась следующими методами: лабораторный эксперимент, в ходе которого использовался метод подсказок (вербальной и «субсенсорной») и метод микросемантического анализа протоколов решения испытуемыми мыслительных задач.

В ходе эксперимента мы использовали методы современной психосемантики (метод семантического дифференциала и др.). Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием компьютерного программного пакета «STATISTIKA 5.5» методами описательной статистики, факторным и корреляционным анализом.

Достоверность и надежность полученных в ходе исследования результатов обеспечиваются их теоретической обоснованностью с позиций субъектно-деятельностного, континуально-генетического, процессуального подходов к рассматриваемой проблеме; апробацией методики в форме пилотажного исследования; наличием основной и контрольной групп испытуемых; комплексностью используемых методов; сочетанием количественного и качественного анализа эмпирических данных и корректностью применения статистических методов обработки результатов; репрезентативностью выборки.

Научная новизна настоящего исследования заключается:

1) в применении метода «субсенсорной» подсказки в виде зрительного образа, при решении мыслительной задачи;

2) в выявлении определенных изменений на неосознаваемом уровне мыслительного процесса и качественных изменений в сознательном плане принятия решения;

3) в установлении взаимосвязи между сознательным и неосознанным в процессе мышления на уровне их взаимодействия;

4) в экспериментальном изучении взаимодействия сознательного и неосознанного планов решения мыслительной задачи при использовании подсказки, воздействующей на субсенсорном уровне восприятия;

5) в выявлении влияния типа подсказки (вербальной и «субсенсорной») на протекание мышления как процесса в соотнесении с умственными действиями, операциями.

Практическая значимость исследования. Установленное экспериментальным путем взаимодействие двух компонентов мыслительного процесса, выделенные особенности его протекания могут служить основой для дальнейшего теоретического и практического изучения мыслительного процесса решения задач, для создания адекватных и целостных моделей мышления. Полученные данные о влиянии бессознательной установки в виде недифференцированного зрительного образа на сознательное принятие решения при незначительных модификациях могут быть использованы для редукции адцикций и в других сферах психокоррекционной деятельности психологического консультирования; системный учет бессознательных мыслительных компонентов в обучении будет способствовать более целостному формированию мышления школьников. Созданная в процессе работы специальная компьютерная программа по быстрому предъявлению стимулов может быть использована также для активации бессознательных компонентов в мышлении и увеличении креативности субъекта.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Взаимосвязь сознательного и бессознательного плана в мыслительном процессе субъекта при решении задач осуществляется на уровне их взаимодействия. С изменением уровня осознанности основных компонентов задачи модифицируется бессознательная оценка личностью условий и требований задачи.

2. С введением новых бессознательных компонентов (с изменением бессознательного плана мышления) качественно меняется мыслительный процесс на осознанном уровне:

а) подсказка на субсенсорном уровне, являясь недифференцированным зрительным образом, выступает в качестве катализатора принятия интуитивного суждения (или обобщения) в виде немгновенного инсайта у субъекта мыслительного процесса;

б) введение новых компонентов в бессознательный план мышления («субсенсорная» подсказка) оказывает в том числе и прямое воздействие на сознательный план мыслительного процесса, однако это воздействие является недифференцированным, актуализирующим интуитивное, итоговое обобщение конечного результата задачи; при этом прогнозы искомого (как связь условий и требований задач) осознаются неотчетливо, субъектом практически не понимаются этапы и причины принятого окончательного решения.

3. Взаимодействие сознательного и бессознательного компонентов мыслительной деятельности - процесс непрерывный и недизъюнктивный, протекающий как в бессознательном, так и в сознательном планах на всех этапах мыслительного поиска.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации обсуждались и получили одобрение на заседаниях кафедры общей психологии СГУ (2004, 2005, 2006), кафедры практической психологии МГОПУ (2006), на Научно-практической конференции по проблемам теории и практики образования (2001, Смоленск), на научной конференции «VII Кирилло-Мефодиевские чтения» (2001, Смоленск), на I Региональной научно-практической конференции молодых ученых Смоленской области (2002), на I Межвузовской научно-практической конференции (2003, Смоленск), на конференции «Творческое наследие Брушлинского А. В. и Тихомирова О. К. и современная психология мышления» (2003, Москва), на VII Международной научно-практической конференции по проблемам исследования и развития индивидуальности (2004, Смоленск).

Основная часть экспериментальной работы осуществлялась при финансовой поддержке РГНФ, проект № 02-06-00166а в 2002,2003 годах. Теоретические и эмпирические положения исследования включены в курсы лекций и семинарских занятий по дисциплинам «Общая психология» и «Основы психодиагноза» для студентов психологического факультета СГУ. Материалы диссертации используются в лекционных курсах по возрастной психологии в СмолГУ, психотерапии в СГМА.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, новизна, объект, предмет, цель и задачи, гипотезы и методы исследования. Раскрывается практическое значение работы; сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Взаимоотношение сознательного и бессознательного компонентов в мыслительной деятельности субъекта при решении задач» раскрывается содержание сознательного и бессознательного в детерминации мыслительного поиска в традиционной психологии (п. 1.1), проводится теоретический анализ фазности мыслительного процесса в контексте сознательного и бессознательного (п. 1.2), рассматриваются особенности современных направлений исследования взаимосвязи сознательного и бессознательного (п. 1.3).

В первом параграфе проводится обзор научных представлений о сознательном и бессознательном в детерминации мыслительного поиска. Проблема сознательного — неосознанного представлена как в философских трудах (Декарт Р., 1950; Локк Д., 1985; Кант И., 1964 и др.) так и в традиционной психологии. Наиболее полно сферу бессознательного рассматривали представители психоанализа. Для Фрейда 3. бессознательное — область, в которую результаты активности сознания не проникают (Фрейд 3., 1998). У Узнадзе Д.Н. источником психической активности является установка, которая выступает как своеобразное динамическое состояние, предшествующее акту поведения. Оставаясь бессознательной, она направляет развертывание процессов сознания (Узнадзе Д.Н., 1966). Павлов И.П. относил к бессознательным процессам автоматизмы, основанные на физиологическом явлении динамического стереотипа, и утверждал, что психическая жизнь пестро складывается из сознательного и бессознательного (Павлов И.П., 1954). Бехтерев В.М. видел в бессознательном «потухшую сознательную деятельность» (Бехтерев В.М., 1921, с. 134). Во многом соотношение сознательного и бессознательного в мыслительном поиске рассматривалось не как единство и целостность, а скорее как противостояние или переход с одного уровня на другой.

Во втором параграфе проводится анализ фазности мыслительного процесса. Многие авторы в своих теориях предлагают разделить мыслительный процесс, процесс принятия решения на определенные стадии, фазы, уровни. Анализ психологической литературы, посвященной изучению этих вопросов, показал, что существуют две линии исследования. В рамках первой логический и творческий виды мыш-

ления изучаются как относительно самостоятельные. Вторую линию представляют исследования, посвященные их взаимосвязи и соотношению логических и творческих компонентов в функционировании и развиггии мышления. Наиболее популярной в свое время была мыслительная схема, состоящая из четырех стадий: подготовка, созревание решения, вдохновение, проверка найденного решения (Вудвортс Р., 1950). Классификации, предлагаемые разными авторами (Рибо Т., 1901; Wallas G., 1926; Goorden W.J., 1961), многим отличаются друг от друга, но в своем общем виде они имеют примерно следующее содержание. Первый этап (сознательная работа) - подготовка - особое деятельное состояние, являющееся предпосылкой для интуитивного проблеска новой идеи. Второй этап (бессознательная работа) — созревание — бессознательная работа над проблемой, инкубация направляющей идеи. Третий этап (переход бессознательного в сознание) - вдохновение -в результате бессознательной работы в сферу сознания поступает идея изобретения, открытия, вначале в гипотетическом виде. Четвертый этап (сознательная работа) - развитие идеи, ее окончательное оформление и проверка. Богоявленская Д.Б., в свою очередь, выделяет несколько уровней мыслительной активности. Первый - пассивный уровень, когда сама новая деятельность вызывает интерес. Но как только субъект овладевает ею, интерес у него иссякает. Второй уровень — эвристический, испытуемых здесь отличает проявление интеллектуальной активности, не стимулированной ни какими факторами. Новая найденная закономерность переживается как открытие, творческая находка. Высший уровень интеллектуальной активности - креативный, здесь обнаруженная испытуемым эмпирическая закономерность становится для него самостоятельной проблемой (Богоявленская Д.Б., 1976). В процессе решения задачи выделяются два переломных момента: возникновение предрешения и окончательное решение задачи, которые разделены периодом проверки или обоснования смысла (Тихомиров O.K., 1981). Рубинштейн C.JI. стремился показать общность осознанного и неосознаваемого через их слияние в конкретных психических явлениях и выделил следующие фазы мыслительного процесса: 1) осознание проблемной ситуации, переход от осознания к разрешению проблемы; 2) приход к окончательному, в пределах данного мыслительного процесса, суждению по данному вопросу, фиксирующему достигнутое в нем решение проблемы (Рубинштейн C.JL, 1957).

Пономарев Я.А. также различает два уровня протекания мышления: логический (осознанный) и интуитивный, на котором возможно

проникновение в недоступные при логическом режиме содержания (Пономарев Я.А., I960).

Согласно современным представлениям, мышление понимается как целостная, но многокомпонентная деятельность субъекта. Целостность определяется тем, что мышление функционирует как процесс, осуществляемый субъектом, но протекает и осуществляется он на разных уровнях. Неосознанное в процессе выполнения мыслительной деятельности находится в непрерывном взаимодействии с осознанным. Открытие нового, неизвестного в процессе мышления осуществляется одновременно на всех уровнях осознанного и неосознанного (Бруш-линский A.B., 1970). Новообразования микроразвития мышления, изучавшиеся в психологии, как мы отмечали в связи с формированием отдельных умственных действий, понятий (Гальперин П.Я., 1971; Ма-тюшкин A.M., 1972), описываются обычно посредством следующих характеристик: а) уровень обобщенного отражения существенных свойств объекта преобразования; б) способ действия (в основном количественными параметрами свернутости, экономности и т. д.); в) сознательность, разумность применения действия, состоящие в предвосхищении результатов, способов и условий действия.

В общей форме суть операциональной интеграции состоит в синтезе, взаимосвязи, взаимопроникновении операций разных видов, уровней мышления (и не только мышления), и в первую очередь в интеграции логического мышления с наглядно-действенным, наглядно-образным, интуитивным (и вообще с неосознаваемыми компонентами).

В третьем параграфе раскрываются современные направления взаимосвязи сознательного и бессознательного компонентов в мышлении. Бессознательное в работах многих зарубежных и отечественных психологов рассматривается в рамках таких явлений, как интуиция, установка, побочный продукт, эмоциональное предвосхищение, инсайт в творческом, интуитивном мышлении (Бассин Ф.В., 1978; Завалишина Д.Н., 1979; Матюшкин A.M., 1972; Пономарев Л.А., 1976;РатановаЕ.А., 1968; Тихомиров O.K., 1969; Узнадзе Д.Н., 1966). Общим для всех исследователей интуиции является выделение в этом процессе неосознаваемых элементов. Отличия в позициях ученых появляется при трактовке меры и генезиса неосознанного в интуитивном, неосознаваемом познании и формах его взаимосвязи с осознаваемыми элементами этого процесса. К сфере неосознанного относятся первоначальные этапы творчества: зарождение догадок, гипотез, творческих озарений, то есть сам момент возникновения творческой интуиции.

В рамках исследований ряда авторов интуиция рассматривалась как кульминационный пункт творческого мышления, в этой научной школе были выявлены реальные детерминанты инсайта (внезапного озарения) (Рубинштейн C.J1., 1958; Брушлинский A.B., 1979; Леонтьев А.Н., 1975 и др.). Инсайтное решение делится на этапы, которые непосредственно связаны с речевой деятельностью индивида, что подтверждает особую связь неосознанного решения и сознательно вербализованных действий (Поликарпов В.А., 2003). Вопросу об интуиции отводится значительное место в современных исследованиях творческого мышления (Гильманшина С. И., 2003; Кармин A.C., 1978; Кедров Б.М., 1969; Пономарев Я.А., 1967; и др.) В проблемной ситуации исследователь использует имеющиеся у него знания, осуществляет ее логический анализ. Но сознательные действия при решении задач имеют границы, и их может оказаться недостаточно. Тогда единственным источником расширения знаний становится побочный продукт действий (Пономарев Я.А., 1960). Интуитивные решения (озарения, инсайты) есть результат работы подсознания, когда сам процесс такой работы не осознается (отсюда и кажущаяся внезапность интуиции).

Исследования взаимосвязи сознательного и бессознательного компонентов в психологии рассматривалось и с позиции установок. Установка характеризует этап, предшествующий действию. Многообразные установки свидетельствуют о бессознательной активности. Наряду с неосознаваемыми возможны также установки, становящиеся осознанными (Бассин Ф.В., 1978; Узнадзе Д.Н., 1966; Шерозия А.Е., 1978).

В процессе экспериментального изучения эмоций был выявлен факт эмоциональной регуляции мыслительной деятельности. Обнаружилось, что эмоции обычно предшествуют вербализованным, осознанным результатам мышления. Возникновению эмоций предшествует неосознаваемая мыслительная деятельность (Тихомиров O.K., 1980; Васильев И.А., 1980; Васюкова Е.Е., 2003). Вначале осознается не результат неосознаваемого мышления, а сам факт удовлетворения ведущего влечения, побуждения (Пономарев Я.А., 1976). Рассматривая мышление и аффект как части единого целого человеческого сознания, Выготский JI.C. считал, что, кто отделил мышление от аффекта, тот навсегда закрыл себе дорогу к объяснению причин самого мышления (Выготский J1.C., 1934).

Данные, полученные в исследованиях Тихомирова O.K., приводят к следующим выводам (Тихомирова O.K., 1980): 1) в основе состояния

эмоциональной активации лежит принцип решения задачи, так как эмоциональное переживание по своей сущности есть вторичное явление, сопутствующее мыслительной деятельности; 2) принцип решения задачи является результатом неосознанной мыслительной деятельности, так как состояние эмоциональной активности на некоторый промежуток времени опережало вербализацию; 3) принцип решения задачи, будучи еще не осознанным, имеет идеальный характер, в противном случае было бы невозможно понять эмоциональную антиципацию человека; 4) состояние эмоциональной активности, будучи неосознанным, имеет идеальный характер, потому что всякое эмоциональное переживание представляет собой субъективно-оценочное отношение человека, воплощая в себе определенное семантическое содержание; 5) появление неосознанного эмоционального переживания является важным и сильным аргументом в пользу идеального характера неосознанного отражения.

Таким образом, рассмотренные подходы разных авторов к решению проблемы о соотношении логических и творческих, сознательных и неосознанных компонентов в мышлении, хотя и в несколько отличных интерпретациях (Корнилова Т.В., 2003; Костин А.Н., 2003; Короткова A.B., 2003), содержат общую идею, которая заключается в признании ими диалектического единства, целостности их соотношения в мышлении.

Вторая глава диссертации «Единство сознательного и бессознательного компонентов в мыслительном процессе при решении задач» содержит описание общей схемы эксперимента (2.1), описание исследования влияния осознания условий и требований задачи на неосознаваемые компоненты их репрезентации (2.2) и особенностей воздействия «субсенсорной» подсказки на процесс мышления (2.3). Экспериментальное исследование было разбито на два основных блока. В первом блоке мы изучали влияние осознания условий и требований задачи испытуемыми на неосознаваемые компоненты. Нами использовался метод микросемантического анализа решения задачи, в качестве последней выступила классическая задача Брушлинского A.B.: «Что произойдет со свечой, если ее зажечь на космическом корабле, находящемся на орбите?» (Брушлин-ский A.B., 1979). У испытуемых, в данном случае, объективно не может быть заранее известных и очевидных критериев правильности находимого решения, поскольку формально здесь возможно несколько решений. Для измерения неосознаваемого плана функционирования мышления мы обратились к методам психосемантики.

Так, по мере решения основной задачи, на разных этапах осуществления мышления как процесса, испытуемым несколько раз предъявлялась матрица семантического дифференциала относительно основных компонентов задачи. На основе ее обработки составлялись итоговые семантические пространства условий и требований, и определялся характер их изменений под влиянием осознания.

В исследовании приняло участие 140 человек от 17 до 36 лет (средний возраст - 22 года), 72 лица мужского и 68 лиц женского пола; студенты вузов и лица с высшим образованием. Экспериментальное исследование предполагало проведение 3-х серий экспериментов. В первой серии экспериментов группе испытуемых (45 чел.) в процессе решения основной задачи предъявлялась подсказка вербального характера: «Почему батареи водяного отопления находятся внизу?» Они начинали решать эту проблему, не видя никакой связи с основной задачей. При успешном решении задачи-подсказки, испьпуемым предлагалось вернуться к задаче о свече. Данная часть экспериментальной работы была направлена на исследование влияния компонентов сознательного плана мышления на структуры бессознательного уровня решения задачи.

Второй блок экспериментальной работы посвящен изучению влияния бессознательных компонентов на сознательный план решения задачи. Во второй серии группа испытуемых (60 чел.) решала ту же мыслительную задачу, но подсказка предъявлялась на субсенсорном уровне и была вмонтирована в микрофильм. Подсказка представляла собой изображение горящей свечи со стрелками, символизирующими процесс конвекции, и надпись «циркуляция». Третья серия эксперимента предполагала работу с контрольной группой (35 чел).

Для обоснованности наших выводов мы провели эксперимент, используя основную задачу, не предлагая испытуемым никаких подсказок, мы не вмешивались в процесс рассуждения вслух, и никак не влияли на мыслительный поиск решения задачи. Все рассуждения испытуемых мы записывали на диктофон.

Заполненные матрицы семантического дифференциала позволили нам получить данные об отношении каждого испытуемого к условиям и требованиям основной задачи до и после предъявления подсказок. Подвергнув данные факторному анализу, мы сочли возможным условно назвать первый фактор, как «дифференцированный - недифференцированный». Это определяется тем, что наиболее значимым параметром в нем выступает нечто маленькое, воздушное, темное, не имеющее определенной формы, детализации, определенности для отыскания решения

задачи. Второй фактор можно содержательно интерпретировать как «важный — неважный в решении». Это определяется тем, что наиболее значимым параметром в нем выступает нечто плохое, ненужное, не имеющее значимости для отыскания решения задачи.

Мы провели сравнительный анализ коэффициентов корреляций условий и требований основной задачи в семантическом пространстве, которое образуют два известных нам фактора. Полученные результаты рассматривались нами по двум аспектам: влияние сознательного плана решения задачи на бессознательные проявления и влияние изменений в бессознательном плане решения задачи на сознательный план мыслительного процесса. Успешное решение задачи возможно лишь в том случае, если будет выявлена связь между невесомостью (условием) и горением /не горением свечи (требованием), т. е. будет установлено основное отношение задачи. Первым членом основного отношения нашей задачи является горение или не горение свечи, а вторым членом — отсутствие или наличие веса у воздуха, воска.

Основным отношением между ними является зависимость горения от непрерывной циркуляции кислорода. Анализ протоколов всех участников исследования показал, что в самом начале решения задачи испытуемые, не раздумывая, давали ответ, что свеча не буцет гореть из-за отсутствия кислорода. В данном случае требование задачи не имеет связи с основным ее условием. Испытуемые решали задачу, используя прошлый опыт. После замечания о том, что на корабле кислорода достаточно, 78% отвечающих меняли точку зрения на то, что «свеча буцет гореть, раз кислород есть, на Земле же она горит». В данном случае операционная схема означает, что испытуемые осуществляют операцию по сопоставлению друг с другом условий горения свечи в земных и космических условиях. Пока испытуемым удается выявить лишь сходство обеих ситуаций, и они закономерно прогнозируют возможность горения свечи, находящейся на космическом корабле. Данная картина осознания проблемной ситуации отражается соответствующим образом на расположении неосознаваемых компонентов в семантических пространствах (рис. 1).

По первому фактору «дифференцированный — недифференцированный» мы можем проследить, что такие условия и требования задачи, как воздух, кислород, тепло, горение, воск, невесомость, до подсказок испытуемые считали дифференцированными, они разделяли данные компоненты задачи. На сознательном уровне испытуемые анализировали, структурировали составляющие задачу компоненты, не выделив еще основные ее условия, рассуждали формально и дизъюнктивно.

Rotation: Varimax normalized Extraction: Principal components

> > 1 1 1

о ВОЗ, ДУ* кисло Оо ЭОД

о тепло О пла

О Ь горение

1 свеча спичка _

° воск

о

-0.6 -0.4 -0.2 0,0 0.2 0.4 0,6 0.8 1,0 1,2

днфференинровянный — недифференцированный

Рис. 1. Распределение компонентов задачи до предъявления всех подсказок

В бессознательном плане сформировавшиеся «склейки» неплотные, такое условие, как невесомость не входит ни в один конструкт — это свидетельствует о том, что испытуемые не включили его в решение мыслительной задачи, что подтверждает и анализ протоколов рассуждений участников эксперимента. По второму фактору испытуемые важным компонентом в решении задачи видят только фитиль, а остальные 10 условий на начало решения не являлись значимыми. Большинство испытуемых, предложив тот или другой ответ на вопрос о свече, аргументировали только его, не предполагая других вариантов решения. В протоколах начала эксперимента видно, как путем непосредственного сопоставления разных видов пламени (на Земле и в космосе), их сравнения, испытуемыми вычленялись существенные компоненты задачи, т. е. реализовывался анализ через синтез, когда человек еще почти совсем не знает, в чем конкретно заключается различие или общность между выделенными им условиями горения, но он уже понимает, что их соотнесение может стать способом решения, и это является одной из форм прогнозирования искомого. В распределении компонентов задачи в семантическом пространстве после предъявления вербальной подсказки мы наблюдаем значительные различия в оценке понятий, компоненты основной задачи стали для испытуемых недифференцированными, связанными с аффективным переживанием значимости данных условий.

Rotation: Varlmax normalized Extraction: Principal components

-0,1 0,1 0,3 0.5 0.7 О.Э 1,1

дифференцированный — недифференцированный

К ■ свеча ^ фИТИЛЬ во спичка ° ° пламя ®горение кислород тепло о 0 0 воздух о невесомость

холод О

Рис. 2. Распределение компонентов задачи после вербальной подсказки

Более недифференцированное восприятие условий задачи происходит в тех случаях, когда подсказка испытуемым не принимается. После вербальной подсказки участники исследования выражали сомнение в предыдущем ответе и предлагали себе другой вариант решения задачи, по ходу рассуждения их гипотеза вновь становилась единственно верной. Испытуемые продолжали поиск новых связей между известными им компонентами и условиями задачи, добавляя в ходе прогнозирования ранее не используемые составляющие задачи {пламя, воск, сила притяжения). Во многих случаях, сомневаясь в верности своего предположения, они резко меняли решение и связывали вспомогательную задачу с основной, осознанно включая дополнительные компоненты такие, как воздух, тепло, тем самым ускорив принятие решения, которое в итоге выглядит как верное, осознанное, обоснованное и аргументированное. Верное решение задачи - подсказки (ее принятие) постепенно детерминировало процесс мышления через такие внутренние условия, как более глубокий анализ, синтез и обобщение принципов, объективно необходимых для успешного и уверенного решения. После подсказки по второму фактору условия задачи становятся важными в принятии решения, что интерпретируется как возможность включить их в новые связи, в новую систему отношений. Именно эта новая система связей и обеспечивает иное направление всего мыслительного процесса испытуемого (рис. 2).

>в 2 в | 1 о Rotation: Varlmax normalized Extraction: Principal components

а. я > С

а кислород

невесомость о о Л „.„^

а. О , 8 колод ** О воздух

Z о тепло О горение

s о

О , 6 о пламя

■S

3

S а О , 4 свеча о

о воск о

в

а я О ,2 спичка

а о

о о фитиль

§ в -О , 4 -0,2 0 0 0,2 0,4 0,6 0,8 1 неважный я решении - важным 0

Рис. 3. Распределение компонентов задачи после субсенсорной подсказки

Таким образом, после предъявления вспомогательной задачи проявились четкие изменения в семантическом пространстве, что свидетельствует о влиянии последней на ход мыслительного поиска. Так, к «склейке» кислород и воздух, добавилась невесомость, что свидетельствует о включении этого компонента в ход рассуждения.

От «склейки» пламя, горение «отошло» в сторону тепло, что отражает сомнение участников эксперимента в том, будет ли гореть свеча. Появилась новая «склейка» свеча-фитиль, которая имеет важное значение в правильном обоснавании, почему свеча гореть не будет. Таким образом, наиболее важными компонентами задачи считаются фитиль, воск, невесомость. После предъявления вспомогательной задачи факторы перевернулись, т. е. до подсказок те компоненты основной задачи, которые были для испытуемых неважными в решении, но дифференцированными, стали важными и недифференцированными. Данное превращение можно описать как процесс направленного поиска решения задачи на определенном уровне прогнозирования.

Во втором блоке эксперимента мы использовали совершенно новый способ подсказки на субсенсорном уровне, для того, чтобы придать ей еще более неосознаваемый характер. Обратимся к семантическому пространству распределения компонентов после предъявления этой подсказки (рис. 3).

Условия распределились в поле таких факторов, как важный и дифференцированный. Анализ результатов исследования показал, что в

русле нашей гипотезы эти данные являются закономерными. Компоненты задачи для испытуемых стали более значимыми в связи с тем, что интерес в поиске верного решения еще сохраняет свою актуальность, а их дифференцированность, структурированность, объясняются успешностью протекания мыслительных процессов.

На основе анализа имеющихся протоколов нами были сделаны выводы о том, что «субсенсорная» подсказка оказала значительное воздействие на процесс мышления. Были выделены несколько категорий ответов испытуемых по тому, верно или неверно был дан ответ и по степени осознанности принятого ими решения, где критерием осознанности послужила аргументированность ответа. Если испытуемый меняет свой ответ «неожиданно», не дает четкого обоснования своему решению, мы посчитали правомерным назвать такой путь принятия решения неосознанным, т. е. невербализованным. В другом случае, когда испытуемый изменяет свой ответ, аргументируя его новыми знаниями, логично связывая все условия и требования задачи, мы отнесли такие ответы к осознанным, вербализованным. По мнению Бруш-линского A.B., все, что осознается, необходимо выражается в речи (вербализуется) (Брушлинский A.B., 1979).

Мы выделили шесть категорий: 1) испытуемые, изменившие свой ответ после предъявления подсказок неосознанно и правильно решившие задачу; 2) испытуемые, изменившие свой ответ осознанно и правильно решившие задачу; 3) испытуемые, не менявшие свой ответ, сразу правильно решившие задачу; 4) испытуемые, не изменившие свой ответ, они изначально решили задачу неверно; 5) испытуемые, изменившие свой ответ неосознанно и неверно решившие задачу; 6) испытуемые, изменившие свой ответ осознанно и пришедшие к неправильному результату. На рис. 4 представлены различия по этим пунктам в группах с предъявлением двух видов подсказок.

Микросемантический анализ ответов показывает, что после вербальной подсказки изменили свой ответ без аргументации, неожиданно, в ходе немгновенного инсайта 10% испытуемых, а в случае с «субсенсорной» подсказкой — 46,5% выборки. Важно отметить, что в контрольной группе испытуемых, относящихся к данной категории, только 1%. Это объясняется тем, что на ход мыслительного процесса, на поиск верного ответа в большей мере повлияла именно скрытая от испытуемых, неявная подсказка. Испытуемых, изменивших ответ осознанно, решивших верно задачу при предъявлении вербальной подсказки - 20%, а при «субсенсорной» подсказке — 16,1%.

Рис. 4. Соотношение ответов различной степени осознанности и точности после предъявления вербальной и субсенсорной подсказок

Анализ протоколов этой категории испытуемых показал, что в их рассуждении использование таких условий задачи, как фитиль, воск, воздух, невесомость участилось по сравнению с их же рассуждениями до предъявления подсказок. В начале процедуры эксперимента прогноз о том, что свеча гореть не будет, четко не подтверждался самими участниками, и только ближе к завершению эксперимента их прогноз стал зрелым и обоснованным, что свидетельствует о воздействии «субсенсорной» подсказки на мыслительный процесс данных испытуемых. Этот факт дает нам право предположить наличие прямого влияния бессознательного плана решения на сознательный анализ условий и требований задачи и, прежде всего ее окончательное решение. Важно отметить и то, что не было ни одного испытуемого, который пришел к неправильному ответу, изменив свое решение как осознанно, так и неосознанно.

Таким образом, полученные результаты исследования свидетельствуют о явном воздействии «субсенсорной» подсказки, которая недиффе-ренцировано и непосредственно детерминировала процесс мышления. Более того, именно в данном эксперименте испытуемые включали в новые связи существенные компоненты и условия задачи, в первую очередь, на неосознанном уровне, в связи с прямым воздействием подсказки.

Следует отметить, что у всех испытуемых использовалась в начале эксперимента одна и та же операционная схема (сопоставление земных и космических условий горения). В форме такой схемы и осуществлялось прогнозирование искомого, как конкретного носителя основного отношения задачи (между угасанием свечи и невесомостью или кислородом), хотя в бессознательном плане решения задачи видно, что невесомость не имеет связи ни с одним компонентом задачи, в том числе и со свечой. Ближе к завершению эксперимента, после «субсенсорной» подсказки уровень прогнозирования стал достаточно высоким, испытуемые

включили в новые отношения различные переменные. Для того, чтобы решить задачу, они выявляли различные условия и требования, проявляющиеся для отвечающих в специфических качествах.

Так, на основе анализа через синтез шел поиск наиболее объективного решения проблемы. Результаты в контрольной группе, ще отражен разброс компонентов задачи, отсутствие «склеек», только подтвердили степень воздействия «субсенсорной» подсказки на процесс мышления.

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что мыслительный процесс функционирует одновременно на двух одинаково значимых уровнях и изменение неосознаваемых компонентов в мышлении влияет на сознательное решение.

В заключении формулируются выводы на основании теоретического и эмпирического исследования взаимодействия сознательного и бессознательного в мыслительном процессе, обозначены перспективы исследования.

1. Взаимосвязь сознательного и бессознательного плана в мыслительном процессе субъекта при решении задач осуществляется на уровне их взаимодействия. Так, с изменением уровня осознанности основных компонентов задачи модифицируется бессознательная оценка личностью условий и требований задачи.

2. С введением новых бессознательных компонентов (с изменением бессознательного плана мышления) качественно меняется мыслительный процесс на осознанном уровне. Изменение бессознательного плана мышления при использовании бессознательной установки (подсказки на субсенсорном уровне восприятия) вначале приводит к недифференцированному воздействию на сознательном уровне мышления: субъект не понимает причины принятого решения, способ связи между условиями и требованиями задачи; однако, осуществляет правильное решение задачи. В дальнейшем подсказка на субсенсорном уровне в целом способствует более глубокому осознанию проблемной ситуации, формированию теоретических прогнозов искомого, нахождению верного ответа.

3. Подсказка на субсенсорном уровне, являясь недифференцированным зрительным образом, выступает в качестве катализатора принятия интуитивного суждения (или обобщения) в виде немгновенного инсайта у субъекта мыслительного процесса.

4. Введение новых компонентов в бессознательный план мышления («субсенсорная» подсказка) оказывает прямое воздействие на сознательный план мыслительного процесса, однако это воздействие является недифференцированным, актуализирующим интуитивное, итоговое обобщение конечного результата задачи; при этом прогнозы искомого (как связь условий и требований задач) осознаются неотчетливо, субъектом практически не понимаются этапы и причины принятого окончательного решения.

5. Взаимодействие и взаимовлияние сознательного и бессознательного компонентов мыслительной деятельности — процесс непрерывный, активный, недизъюнктивный, одновременно протекающий как на бессознательном, так и на сознательном уровнях. Между сознательным и бессознательным планом мышления существуют не только опосредованные формы связи, но и прямое их взаимодействие.

6. Взаимовлияние сознательного и бессознательного протекает через механизм взаимообогащения между ними, где бессознательные компоненты являются условиями продуцирования нового в сознательном решении, а осознанный план задает направление к быстрому решению путем оценивания ответа, результата, но не самого процесса принятия этого решения как субъективно верного.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

1. Плетеневская H.H. Различные подходы к изучению соотношения сознательного и бессознательного в мышлении // Теория и практика психологии образования: Материалы научно-практической конференции. - Смоленск: СГПУ, 2001. - С. 12-14.

2. Плетеневская H.H. Соотношение сознательного и бессознательного в мыслительной деятельности: история взглядов // VII Кирилло-Мефодиевские чтения. - Смоленск: Универсум, 2001. - С. 42-45.

3. Плетеневская H.H. Сознательное и бессознательное как взаимодействующие стороны мыслительной деятельности субъекта // VIII Кирилло-Мефодиевские чтения. - Смоленск: Универсум, 2002. -С.37-40.

4. Плетеневская H.H. Соотношение сознательного и бессознательного в мыслительной деятельности: различные подходы к изучению // Молодежь и наука XXI века: I Региональная научно-практическая конференция молодых ученых Смоленской области. — Смоленск: СГИФК, 2002. - С. 87-90.

5. Плетеневская H.H. Мыслительный процесс как взаимосвязь сознательного и бессознательного // Методологические и медико-психологические аспекты здорового образа жизни: Материалы I межвузовской научно-практической конференции / Под ред. Цепова A.C. — Смоленск: Универсум, 2003. - С. 33-35.

6. Плетеневская H.H. Взаимоотношение сознательного и бессознательного в процессе решения мыслительной задачи // Творческое наследие A.B. Брушлинского и O.K. Тихомирова и современная психология мышления (к 70-летию со дня рождения) / Под ред. В.В. Знакова, Т.В. Корнилова. - М.: Институт психологии РАН, 2003. - С. 382-386.

7. Плетеневская H.H. Мыслительный процесс как взаимодействие сознательного и бессознательного //Университетский вестник. -2003. -№2.-С. 64-67.

8. Плетеневская H.H., Селиванов В.В. Психология мышления: соотношение осознанного и неосознанного.—Смоленск: Универсум, 2003. —132 с.

9. Плетеневская H.H. Взаимодействие сознательного и бессознательного в индивидуальном познании личности // Индивидуальность в современном мире: Материалы IV Международной научно-практической конференции. — Смоленск: Универсум, 2004. — С. 69-74.

10. Плетеневская H.H. Недизъюнктивность сознательного и бессознательного в мыслительной деятельности субъекта // Университетский вестник. - 2005. - № 4 (11). - С. 89-95.

Публикации в изданиях, регистрируемых государственной ВАК:

11. Плетеневская H.H. К вопросу о взаимодействии сознательного и бессознательного в мыслительном процессе // Вестник КГУ. — 2006. — №2.-С. 112-114.

Подписано в печать 23.10.2006. Формат 60х84'/|6. Бумага офсетная №1. Гарнитура Times. Псч. л. 1,5. Тираж 100 экз.

Издательство «Универсум» Смоленского гуманитарного университета 214014, г. Смоленск, ул. Герцена, д. 2. Тел./факс: (4812) 64-70-49 e-mail: universum@shu.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Плетеневская, Наталья Николаевна, 2006 год

Введение.

Глава 1. Взаимоотношение сознательного и бессознательного компонентов в мыслительной деятельности субъекта при решении задач

1.1. Сознательное и бессознательное в детерминации мыслительного поиска в традиционной психологии.

1.2.Фазность мыслительного процесса в контексте проблемы сознательного и бессознательного.

1.3.Современные направления исследования взаимосвязи сознательного и бессознательного компонентов.

Глава 2. Единство сознательного и бессознательного компонентов в мыслительном процессе при решении задач

2.1. Общая схема экспериментального исследования.

2.1.1. Цель, гипотеза и задачи исследования.

2.1.2. Методика исследования.

2.2. Влияние осознания условий и требований задачи на неосознаваемые компоненты их репрезентации.

2.3.Субсенсорная подсказка, ее воздействие на процесс мышления.

Введение диссертации по психологии, на тему "Соотношение сознательного и бессознательного компонентов при решении мыслительных задач"

Актуальность работы. Сегодня в большинстве стран Европы интеллект, креативность рассматриваются в качестве государственного потенциала, национального достояния. Следовательно, проблема формирования мышления взрослого населения приобретает особую значимость. При этом перед психологами встает важная задача изучения мышления как комплексного образования, не только в качестве просто сознательной познавательной активности, а как системного процесса, включающего бессознательное, неосознаваемые компоненты, интуитивную, эмоционально-аффективную деятельность субъекта. Повышение качества работы именно бессознательного плана при решении задач, его активация в целом будут способствовать повышению общего интеллектуального, творческого потенциала нации. Особую роль в формировании мыслительной деятельности приобретают исследования, вскрывающие психологические механизмы мышления как единого, комплексного и целостного явления, в том числе и непрерывность взаимодействия сознательного и бессознательного планов в ее регуляции. До последнего времени считалось, что сознательное и бессознательное в мыслительном процессе существуют как взаимоисключающие друг друга реальности психического (3. Фрейд, К. Юнг, Г.С. Салливан). В некоторых современных психологических направлениях, в частности, в рамках психосемантического подхода бессознательное рассматривается как нижележащий уровень сознания, характеризующийся меньшей рефлексивностью (В.Ф. Петренко, 1997). Таким образом, традиционное противопоставление сознательного и неосознанного плана психического отражения, их дизъюнктивное рассмотрение меняется на менее жесткий поиск общности их содержания, на анализ возможных способов взаимовлияния.

В многочисленных исследованиях мышление рассматривается как процесс принятия решения (Л.Л. Гурова, Л.П. Гурьева, В.В. Давыдов, Д.Н. Завалишина, В.В. Занков, A.M. Матюшкин, Я.А. Пономарев и мн. др.) и выступает в самых разных контекстах: в связи с проблемами осознанного и неосознаваемого (Я.А. Пономарев и др.), взаимосвязи теоретического и эмпирического содержания мышления (В.В. Давыдов и др.), рефлексии и ее роли в мыслительном поиске (В.К. Зарецкий, И.Н. Семенов, С.Ю. Степанов и др.), интуиции внутри мышления (J1.JI. Гурова и др.), влиянии эмоционального предвосхищения в ходе мыслительного поиска (И.А. Васильев, В.Л. Поплужный, O.K. Тихомиров), процессуального и результативного (Т.В. Павлюченкова), связи когнитивного стиля и процессуальных составляющих мышления (В.В. Селиванов). Значительные результаты, в исследовании протекания мыслительного процесса на сознательном и, частично, на бессознательном уровнях, были получены с применением метода вспомогательной задачи - подсказки, как способа воздействия на мыслительный поиск испытуемого (К. А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, М.И. Воловикова, И.А. Васильев, К. Дункер, Б.О. Есенгазиева, Н. Майер, Я.А. Пономарев, C.JL Рубинштейн, В.В. Селиванов, O.K. Тихомиров и др.) При этом решение расчленяется на три последовательные фазы: 1 Сознательного поиска решения; 2)инсайта как интуитивного, внезапного решения; 3)осознания решения и его формализации (П.Я. Гальперин, A.M. Матюшкин, Я.А. Пономарев, Е.А. Ратанова, O.K. Тихомиров, Д.Н. Узнадзе).

С позиций субъектно-деятельностного подхода в психологии мышления развивается представление, отражающее непрерывную взаимосвязь сознательного и бессознательного на всех этапах осуществления мыслительной деятельности (C.JI. Рубинштейн, 1958). Любое сознательное мыслительное действие содержит неосознаваемые компоненты. Неосознанное чувство - это не то чувство, которое не испытанное или не пережитое, а чувство, в котором переживание не соотнесено или неадекватно соотнесено с объектом, на который оно направлено (С.Л. Рубинштейн, 1958; А.В. Брушлинский, 1982).

Наша работа представляет собой исследование взаимосвязи сознательного и неосознанного компонентов мышления на процессуальном уровне взаимодействия субъекта с познаваемым объектом.

В современной психологии мышления выделяются три основных уровня и компонента в содержании мыслительной деятельности. Первый - это формальный, второй - операциональный, третий - процессуальный. Для психологического анализа наиболее важным оказывается рассмотрение взаимосвязи операционального и процессуального уровней функционирования мышления. На наш взгляд, введение именно процессуального аспекта в интерпретацию мыслительной активности позволяет выявить непрерывное взаимодействие между сознательными и бессознательными составляющими мышления на всем протяжении решения задачи испытуемыми и осуществить более адекватную трактовку связи сознательного и неосознанного в ходе мышления. Мышление как процесс -это определенный уровень функционирования и изучения мышления, содержанием которого являются мыслительные процессы (анализ, синтез, обобщение и др.), приводящие к решению задачи.

Экспериментальная разработка теории мышления как процесса проходила в качестве исследования мышления как непрерывного процесса актуализации знаний (К.А. Славская); исследования зависимости обобщения от анализа на материале решения испытуемыми задач (A.M. Матюшкин); определения роли основного механизма мышления в процессе познания причинно-следственных отношений (Л.И. Анцыферова); анализа мыслительной активности как недизъюнктивного процесса предвосхищения искомого (А.В. Брушлинский) и др.

Наша работа представляет собой продолжение ряда кандидатских исследований в рамках этого направления. Данные разработки касаются, прежде всего, формирования специфически познавательной мотивации по ходу мыслительного процесса (М.И. Воловикова); взаимосвязи процессуальных (психологических) и результативных (логических) характеристик мышления (Б.О. Есенгазиева); определения специфики мыслительного процесса решения нравственных задач (JI.B. Темнова); раскрытия взаимосвязи процессуального и самооценочного аспектов личностного плана мышления (С.В. Радченко); исследования взаимосвязей между когнитивным стилем и мышлением как непрерывным процессом (В.В. Селиванов). Исследования А.В. Брушлинского и его учеников подтверждают то, что реальный мыслительный процесс есть непрерывное взаимодействие осознанного и неосознанного, в этой непрерывности, характеризующей любой этап или микроэтап реального мышления проявляется недизъюнктивность психического (А.В. Брушлинский, 1996). Данный аспект исследования единства и соотношения сознательного и бессознательного в мыслительном поиске представляется нам наиболее перспективным. В предлагаемой диссертации мыслительный процесс рассматривается, как непрерывное взаимодействие, взаимовлияние сознательного и бессознательного компонентов в решении мыслительной задачи.

Цель исследования - изучить взаимосвязь и взаимодействие сознательного и неосознанного компонентов мышления на процессуальном уровне по ходу решения задач.

Объектом исследования является процесс взаимодействия сознательного и бессознательного плана мыслительной деятельности субъекта при решении задачи, предметом - взаимоотношение сознательных и бессознательных компонентов в процессе мыслительного поиска при решении задач.

Гипотезы исследования.

1. Изменение сознательного плана решения задачи приводит к изменению решения и на бессознательном уровне в ходе мыслительного поиска.

2. Воздействие на бессознательный план решения задачи приводит к качественным изменениям в мыслительном процессе на сознательном уровне, что характеризуется более глубоким осознанием проблемы; развитыми формами прогнозируемого искомого; нахождением верного ответа.

3. Взаимовлияние сознательного и бессознательного компонентов по ходу мыслительного процесса наблюдается на всех фазах решения задачи.

Задачи исследования:

1. Провести анализ существующих теоретико-методологических подходов к изучению процессуальности мышления, взаимосвязи сознательного и бессознательного в мышлении, влияния подсказок на ход решения задач.

2. Экспериментально исследовать процессуальные особенности решения задачи на разных фазах мыслительного поиска используя вербальную и «субсенсорную» подсказки.

3. Эмпирически установить влияние бессознательных компонентов на мыслительный процесс в целом.

4. Экспериментально изучить влияние сознательного плана мышления на неосознаваемые компоненты мыслительной деятельности.

Теоретико-методологической основой исследования являются основные положения континуально-генетического, процессуального подходов к исследованию мышления и субъектно-деятельностной парадигмы в психологии (К.А. Абульханова, А.В. Брушлинский, А.Н. Леонтьев, C.J1. Рубинштейн, O.K. Тихомиров).

Методы исследования. Решение поставленных задач и проверка гипотез осуществлялась следующими методами: лабораторный эксперимент, в ходе которого использовался метод подсказок (вербальной и «субсенсорной») и метод микросемантического анализа протоколов решения испытуемыми мыслительных задач (по А.В. Брушлинскому) В ходе эксперимента мы использовали методы современной психосемантики (метод семантического дифференциала). Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием компьютерного программного пакета «STATISTIKA 5.5», методами описательной статистики, факторным и корреляционным анализом.

Достоверность и надежность полученных в ходе исследования результатов обеспечиваются их теоретической обоснованностью с позиций субъектно-деятельностного, процессуального подходов по отношению к рассматриваемой проблеме; апробацией методики в форме пилотажного исследования; наличием основной и контрольной групп испытуемых; комплексностью используемых методов; сочетанием количественного и качественного анализа эмпирических данных и корректностью применения статистических методов обработки результатов; репрезентативностью выборки.

Научная новизна исследования

1. В применении метода «субсенсорной подсказки» в виде зрительного образа, при решении мыслительной задачи.

2. В выявлении определенных изменений на неосознаваемом уровне мыслительного процесса и качественных изменений в сознательном плане принятия решения.

3. В установлении взаимосвязи между сознательным и неосознанным в процессе мышления на уровне их взаимодействия.

4. В экспериментальном изучении взаимодействия сознательного и неосознанного планов решения мыслительной задачи при использовании подсказки, воздействующей на субсенсорном уровне восприятия.

5. В выявлении влияния типа подсказки (вербальной и «субсенсорной») на протекание мышления как процесса в соотнесении с умственными действиями, операциями.

Практическая значимость исследования. Установленное экспериментальным путем взаимодействие двух компонентов мыслительного процесса, выделенные особенности его протекания могут служить основой для дальнейшего теоретического и практического изучения мыслительного процесса решения задач, для создания адекватных и целостных моделей мышления. Полученные данные о влиянии бессознательной установки в виде недифференцированного зрительного образа на сознательное принятие решения при незначительных модификациях могут быть использованы для редукции аддикций и в других сферах психокоррекционной деятельности психологического консультирования; системный учет бессознательных мыслительных компонентов в обучении будет способствовать более целостному формированию мышления школьников. Созданная в процессе работы специальная компьютерная программа по быстрому предъявлению стимулов может быть использована также для активации бессознательных компонентов в мышлении и увеличению креативности субъекта.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Взаимосвязь сознательного и бессознательного плана в мыслительном процессе субъекта при решении задач осуществляется на уровне их взаимодействия. С изменением уровня осознанности основных компонентов задачи модифицируется бессознательная оценка личностью условий и требований задачи.

2. С введением новых бессознательных компонентов (с изменением бессознательного плана мышления) качественно меняется мыслительный процесс на осознанном уровне: а) подсказка на субсенсорном уровне, являясь недифференцированным зрительным образом, выступает в качестве катализатора принятия интуитивного суждения (или обобщения) в виде немгновенного инсайта у субъекта мыслительного процесса; б) введение новых компонентов в бессознательный план мышления (субсенсорная подсказка) оказывает, в том числе и прямое воздействие на сознательный план мыслительного процесса, однако это воздействие является недифференцированным, актуализирующим интуитивное, итоговое обобщение конечного результата задачи; при этом прогнозы искомого (как связь условий и требований задач) осознаются не отчетливо, субъектом практически не понимаются этапы и причины принятого окончательного решения.

3. Взаимодействие и взаимовлияние сознательного и бессознательного компонентов мыслительной деятельности - процесс непрерывный и недизъюнктивный, протекающий как в бессознательном, так и в сознательном планах на всех этапах мыслительного поиска.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Заключение

Таким образом, с позиций субъектно-деятельностного подхода в психологии мышления развивается представление, отражающее непрерывную взаимосвязь сознательного и бессознательного на всех этапах осуществления мыслительной деятельности. Любое сознательное мыслительное действие содержит неосознаваемые компоненты.

Наша работа представляет собой исследование взаимосвязи сознательного и неосознанного компонентов мышления на процессуальном уровне взаимодействия субъекта с познаваемым объектом.

В современной психологии мышления выделяются три основных уровня и компонента в содержании мыслительной деятельности. Первый - это формальный, второй - операциональный, третий - процессуальный. Для психологического анализа наиболее важным оказывается рассмотрение взаимосвязи операционального и процессуального уровней функционирования мышления. На наш взгляд, введение именно процессуального аспекта в интерпретацию мыслительной активности позволяет выявить непрерывное взаимодействие между сознательными и бессознательными составляющими мышления на всем протяжении решения задачи испытуемыми и осуществить более адекватную трактовку связи сознательного и неосознанного в ходе мышления. Мышление как процесс -это определенный уровень функционирования и изучения мышления, содержанием которого являются мыслительные процессы (анализ, синтез, обобщение и др.), приводящие к решению задачи.

Наша работа представляет собой продолжение ряда кандидатских исследований в рамках этого направления. Данные разработки касаются, прежде всего, формирования специфически познавательной мотивации по ходу мыслительного процесса; взаимосвязи процессуальных (психологических) и результативных (логических) характеристик мышления; определения специфики мыслительного процесса решения нравственных задач; раскрытия взаимосвязи процессуального и самооценочного аспектов личностного плана мышления; исследования взаимосвязей между когнитивным стилем и мышлением как непрерывным процессом. Исследования А.В. Брушлинского и его учеников подтверждают то, что реальный мыслительный процесс есть непрерывное взаимодействие осознанного и неосознанного, в этой непрерывности, характеризующей любой этап или микроэтап реального мышления проявляется недизъюнктивность психического.

Нами экспериментально установлена связь между сознательным и неосознанным в процессе мышления на уровне их взаимодействия, что дало возможность наглядно продемонстрировать одновременное функционирование данных двух планов мышления на разных этапах решения задачи. Впервые в русле процессуального подхода экспериментально исследуется взаимодействие сознательного и неосознанного планов решения мыслительной задачи при использовании подсказки воздействующей на субсенсорном уровне восприятия. Обнаружено влияние типа подсказки (вербальной и субсенсорной) на протекание мышления как процесса в соотнесении с умственными действиями, операциями. В результате нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

1. Взаимосвязь сознательного и бессознательного плана в мыслительном процессе субъекта при решении задач осуществляется на уровне их взаимодействия. Так, с изменением уровня осознанности основных компонентов задачи модифицируется бессознательная оценка личностью условий и требований задачи.

2. С введением новых бессознательных компонентов (с изменением бессознательного плана мышления) качественно меняется мыслительный процесс на осознанном уровне. Изменение бессознательного плана мышления при использовании бессознательной установки (подсказки на субсенсорном уровне восприятия) в начале приводит к недифференцированному воздействию на сознательном уровне мышления: субъект не понимает причины принятого решения, способ связи между условиями и требованиями задачи; однако, осуществляет правильное решение задачи. В дальнейшем подсказка на субсенсорном уровне в целом способствует более глубокому осознанию проблемной ситуации, формированию теоретических прогнозов искомого, нахождению верного ответа.

3. Подсказка на субсенсорном уровне, являясь недифференцированным зрительным образом, выступает в качестве катализатора принятия интуитивного суждения (или обобщения) в виде немгновенного инсайта у субъекта мыслительного процесса.

4. Введение новых компонентов в бессознательный план мышления (субсенсорная подсказка) оказывает, в том числе и прямое воздействие на сознательный план мыслительного процесса, однако это воздействие является недифференцированным, актуализирующим интуитивное, итоговое обобщение конечного результата задачи; при этом прогнозы искомого (как связь условий и требований задач) осознаются не отчетливо, субъектом практически не понимаются этапы и причины принятого окончательного решения.

5. Взаимодействие и взаимовлияние сознательного и бессознательного компонентов мыслительной деятельности - процесс непрерывный, активный, недизъюнктивный, одновременно протекающий как на бессознательном, так и на сознательном уровнях. Между сознательным и бессознательным планом мышления существуют не только опосредованные формы связи, но и прямое их взаимодействие.

6. Взаимовлияние сознательного и бессознательного протекает через механизм взаимообогащения между ними, где бессознательные компоненты являются условиями продуцирования нового в сознательном решении, а осознанный план задает направление к быстрому решению путем оценивания ответа, результата, но не самого процесса принятия этого решения как субъективно верного.

Установленное экспериментальным путем взаимодействие двух компонентов мыслительного процесса, выделенные особенности его протекания могут служить основой для дальнейшего теоретического и практического изучения не только мыслительного процесса решения задач, но и для изучения влияния бессознательных компонентов на все сферы личности. Интересно проследить и выявить посредников между сознательным и бессознательным планами. В перспективах наших научных исследований провести более тонкий анализ и учет характера воздействия на мышление субъекта.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Плетеневская, Наталья Николаевна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Личностные типы мышления // Когнитивная психология: Материалы советско-финского симпозиума. - М.: Наука, 1986. -С. 98-130.

2. Аналитическая психология: Прошлое и настоящее /К.Г. Юнг, Э. Сэмюэлс,

3. B. Одайник, Дж. Хэббэк; /Сост. В. В. Зеленский, А. М. Руткевич. М., 1997.-320 с.

4. Ануфриев А.Ф. Психологический диагноз. М.: «Ось-89», 2006. 192 с.

5. Аристотель. О душе: В 4-х т. М.: Мысль, 1975.-Т.1-4.

6. Арсеньев А.С. Размышления о работе C.JI. Рубинштейна «Человек и мир» // Вопросы философии. 1993. - №5. - С. 160-160.

7. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. М.: Мысль, 1965.-С. 3-23.

8. Бассин Ф.В. Проблема неосознаваемой психической деятельности // Вопросы философии. 1975. - №10. - С. 98-115.

9. Бессознательное: В 4-х т. /Под ред. А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Бассина.- Тбилиси: Мецниереба, 1978. Т.2. 686 с.

10. Бессознательное: природа, функции, методы исследования /Под ред. А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Бассина.- Тбилиси: Мецниереба, 1985.1. C. 429, 431-454.

11. Бехтерев В.М. Творчество с точки зрения рефлексологии // С.О. Грузенберг. Гений и творчество. Л., 1924. - С. 47-68.

12. Бжалава И.Т. К проблеме бессознательного в теории установки Д.Н. Узнадзе // Вопросы психологии. 1967. - №1. - С. 43-51.

13. Библер B.C. Мышление как творчество. М., 1975.

14. Богоявленская Д.Б. О предмете и методе исследования творческих способностей //Психологический журнал. 1995. - Т. 16. - № 5. С. 49-58.

15. Брунер Д. Психология познания. М.: Прогресс, 1977. - 412 с.

16. Богоявленская Д.Б. Об одном из подходов к исследованию интеллектуального творчества // Вопросы психологии. 1997. - №4.- С.69-79.

17. Бочоришвили А.Т. Проблема бессознательного в психологии. М.'Прогресс, 1965. С. 123-167.

18. Брушлинский А.В. Взаимосвязь процессуального и личностного аспектов мышления (методологический анализ) // Мышление: процесс, деятельность, общение. М.: Наука, 1982. С. 5-49.

19. Брушлинский А.В. Психология мышления и кибернетика. М.: Мысль, 1970.- 190 с.

20. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.: Институт практической психологии; Воронеж: НПО «Модэк», 1996. - 392 с.

21. Брушлинский А.В. Мышление и прогнозирование. М.: Мысль, 1979. - 230 с.

22. Брушлинский А.В. О формировании психического // Психология формирования и развития личности / Ред. Л.И. Анциферова. М.: Наука, 1981. С. 106-127.

23. Брушлинский А.В.Деятельность, действие и психическое как процесс // Вопросы психологии. 1984. - № 5. - С. 17-29.

24. Бунге М. Философия физики. М.: Прогресс, 1975. - 41 с.

25. Васильев И.А. Мотивационно эмоциональная регуляция мыслительной деятельности: Автореф. дисс. .доктора психол. наук. - М., 1998. - 41 с.

26. Васильев И.А., Поплужный В.Л., Тихомиров O.K. Эмоции и мышление. -М.: МГУ, 1980. 192 с.

27. Велиев Г.Н.о. Проблема соотношения сознания и бессознательного в человеческой деятельности (опыт философско-психологических исследований): Дисс. .доктора фил. наук. М., 1994. - 432 с.

28. Вертгеймер М. Продуктивное мышление.- М., 1987.

29. Воловикова М.И. Мышление как процесс и познавательная мотивация // Мышление: процесс, деятельность, общение /Отв. ред. А.В. Брушлинский -М.: Наука, 1982.-С. 50-80.

30. Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. М.: Институт психологии РАН, 2004. - 312 с.

31. Воскобойников А.Э. Бессознательное и сознательное в духовном мире человека: Автореф. дисс. .доктора фил. наук. М., 1997. - 42 с.

32. Выготский Л.С. Психика, сознание и бессознательное. // Элементы общей психологии (основные механизмы человеческого поведения) / Под ред. К. Н. Корнилова. М., 1930. - С. 147-184.

33. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6-ти т. /Под ред. А. В. Запорожца и др. М.: Педагогика, 1982. Т.2: Мышление и речь. - С. 5-361.

34. Гальперин П.Я. Психология мышления и учение о поэтапном формировании умственных действий // Исследования мышления в советской психологии /Отв. ред. Е. В. Шорохова. М.: Наука, 1966. - С. 236-278.

35. Гальперин П.Я. Обучение и умственное развитие // Материалы IV Всесоюзного съезда общества психологов СССР. Тбилиси, 1971. - С. 7879.

36. Гартман Э.фон. Сущность мирового процесса или философия бессознательного: Вып.2. М., 1875.

37. Гегель Г.В.Ф. Наука логики: В 3-х т.- М.: Мысль, 1971. Т.2: Наука логики. С. 144.

38. Гилфорд Д. Три стороны интеллекта // Психология мышления /Под ред. A.M. Матюшкина. М., 1965.

39. Гордеева O.B. Влияние марксизма на разработку проблемы сознания в отечественной психологии (на материале трудов А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Л.С. Выготского): Автореф. .канд. психол. наук. М., 1997. -23 с.

40. Гуревич К.М. Принцип нормативности в изучении и диагностировании мышления //Психологический журнал. 1994. - Т. 15. - №1. - С. 127-136.

41. Гурова Л.Л. Психологический анализ решения задач.- Воронеж, 1976.

42. Гурьева Л.П. Структура умственной деятельности человека в условиях автоматизации: Автореф. дисс. .канд. психол. наук. М., 1973. - 24 с.

43. Давыдов В.В. Теория развивающего обучения.- М.: Педагогика, 1996.

44. Давыдов В.В. Виды обобщения в обучении. М.: Педагогика, 1972. - 423 с.

45. Декарт Р. Страсти души. Изб. произв. М.: Госкультпросветиздат., 1950. -С. 400-450.

46. Добрынин Н.Ф. Об активности сознания // Проблемы сознания. М., 1966. -С. 176-184.

47. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Идея, алгоритм, решение: Принятие решения и автоматизация. ~М.: Воениздат, 1972.-328с.

48. Дункер К. Структура и динамика процессов решения задач (о процессах решения практических проблем) // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.В. Петухова. М.: МГУ, 1981.-С. 258-298.

49. Ирина В.Р., Новиков А.А. В мире научной интуиции: Интуиция и разум. -М.: Наука, 1978.- 191 с.

50. Ительсон Л.Б. Лекции по современным проблемам психологии обучения.-Владимир, 1972.

51. Калмыкова З.И. Продуктивное мышление как основа обучаемости.- М., 1981.

52. КантИ. Критика чистого разума// Соч. в 6 т.М.: Мысль, 1964.-Т.З.

53. Кармин А. С. Бессознательное: В 4-х т. М., 1978. Т. 3: Интуиция и бессознательное. - С. 87-100.

54. Кедров Б.М. О теории научного открытия // Научное творчество. М.: Наука, 1969.-С. 15-21.

55. Келлер В., Коффка К. Гештальтпсихология. М.: ООО ACT-ЛТД, 1998. -704 с.

56. Костандов Э.А. Сознание и бессознательное как проблема высшей нервной деятельности человека // Журнал высшей нервной деятельности. 1984. - Т. 34, №3.-С. 403 -411.

57. Костюк Г.С. Принцип развития в психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1969. - С. 118-152.

58. Кочетков В.В., Скотникова И.Г. Индивидуально-психологические проблемы принятия решения. М.: Наука, 1993. - 247 с.

59. Краткий психологический словарь. /Под ред. В.И. Войтко. Киев: Вища школа, 1976,- 192с.

60. Кудрина Т.С. Развитие логического мышления в диалоге. Дис. . канд. психол. наук.- М., 1987. 245 с.

61. Курек Н.С. Исследование снижения психической активности у больных шизофренией на материале процессов целеобразования и целедостижения: Автореф. дис. .канд. психол. наук. М., 1982. - 23 с.

62. Лебедев И.Б. Психика. Сознание. Бессознательное. М.: Московская академия МВД России, 2002. - 113 с.

63. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. -304 с.

64. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. М.: Педагогика, 1983. - Т. 2: Опыт экспериментального исследования мышления. - С. 72-78.

65. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. М., 1930

66. Лейбниц Г.В. Собрание сочинений: В 4-х т.- М.: Мысль, 1983.-Т.2: Новые опыты о человеческом разумении автора системы предустановленной гармонии. 296 с.

67. Локк Дж. Собрание сочинений: В 3-х т. М.,1985. - Т. 1-3.

68. Ломов Б.Ф. Сознание как идеальное отражение // Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. С. 172-332.

69. Лук А.Н. Мышление и творчество. М.: Политиздат, 1976. - 144с.

70. Лук А.Н. Психология творчества. М.: Наука, 1978. - 128 с.

71. Манасеина М.М. О сознании. Вып. 1. - М.: Типолитография «Русская», 1896.-360 с.

72. Мае лова Е.Б. Сознание и бессоснательное и их роль в психической деятельности человека: Дис. . канд. психол. наук.- М.,1991. 256 с.

73. Матюшкин A.M. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. М.: Педагогика, 1972. - 208 с.

74. Моляко В.А. Стратегия решения новых задач в процессе регуляции творческой деятельности // Психологический журнал. 1995. - Т.16. - №1. -С. 84-90.

75. Мудрагей Н.С. Рациональное и иррациональное философская проблема // Вопросы философии. - 1994. - №9. - С. 54.

76. Мышление: процесс, деятельность, общение /Под ред. А.В. Брушлинского. М.: Наука, 1982.-287 с.

77. Мясищев В.Н. Сознание как единство отражения действительности и отношений к ней человека // Проблемы сознания. М., 1966. - С. 126-132.

78. Налчаджян А.А. Некоторые психологические и философские проблемы интуитивного познания: Интуиция в процессе научного творчества. М.: Мысль, 1972.-271 с.

79. Никитина Е.А. Бессознательное в психическом отражении действительности: Дис. .канд. фил. наук. М., 1986. - 210 с.87.0ботурова Н.С. Природа и когнитивная функция бессознательного: Автореф. .канд. психол. наук. М., 1996. - 21 с.

80. Павлов И.П. Общие типы высшей нервной деятельности животных и человека: В 3-х т. М., 1951. - Т.3.-Кн.2. - С. 56-59.

81. Павлюченкова Т.В. Процессуальные характеристики решения тестовых задач: Автореф. .канд. психол. наук. М., 2002. - 22 с.

82. Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учебное пособие. Смоленск: СГУ, 1997.-400 с.

83. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: МГУ, 1988. - 208 с.

84. Петренко В.Ф., Мастеров Б.М. К проблеме понимания речевого высказывания // Самосознание, речь и мышление. Алма-Ата, 1981. - С.47-58.

85. Пиаже Ж. О природе креативности // Вестник моек, университета. Сер.14. Психология,- 1996. №3.- С.8 - 16.

86. Платон. Собрание сочинений: В 3-х т. М.: Мысль, 1968. Т. 1: Менон. 85 д. -С. 125 - 130.

87. Подгорецкая Н.А. Изучение приемов логического мышления у взрослых. -М., 1980.-С. 5-58.

88. Пономарев Я.А. Психология творчества. М.: Наука, 1976. - 302 с.

89. Психология процессов художественного творчества /Под ред. Б.С. Мейлах, Н.А. Хренов М.: Наука, 1980.- 286с.

90. Психология мышления. /Ред. Матюшкин A.M. М.: Прогресс, 1965. - 532 с.

91. Ретанова Е.А., Зинченко В.П., Вергилес Н.Ю. Исследование перцептивных действий в связи с проблемой инсайт//Вопросы психологии. 1986.-№ 4. - С. 44-48.

92. Рибо Т. Творческое воображение. СПб., 1901. - С. 43-57.

93. Риск исторического выбора в России (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 1994. - № 5. - С. 3-26.

94. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2002. - 720 с.

95. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: АН СССР, 1957. - 328 с.

96. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М.: АН СССР, 1958. - 147с.

97. Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. М.: Наука, 1997. - 463 с.

98. Селиванов В.В. Мышление как личностный процесс.- Смоленск: СГУ, 1995.- 48с.

99. Селиванов В.В. Мышление в личностном развитии субъекта. -Смоленск: Универсум, 2003. -312с.

100. Селиванов В.В. Современные проблемы психологии познания //Психологический журнал. 1994. - №3. - С. 173-175.

101. Селиванов В.В., Плетеневская Н.Н. Психология мышления: соотношение осознанного и неосознанного. Смоленск: Универсум, 2003. -132 с.

102. Сеченов И.М. Избранные произведения. М.: АН СССР, 1952. - Т. 1. -С.-771 с.

103. Симонов П.В. Сознание и сопереживание // Психологический журнал. -1996.-Т. 17, №3.-С. 4-8.

104. Славская К.А. Мысль в действии (психология мышления). М.: Полит, лит-ра, 1968.-208 с.

105. Славская К.А. Детерминация процесса мышления // Исследования мышления в советской психологии /Ред. А.В. Щорохова. М.: Наука, 1966. - С. 175-225.

106. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. М.: Политиздат, 1972. - 303с.

107. Столин В.В. Проблема значения в акте восприятия и единицы чувственного образа // Эргономика. Труды ВНИИТЭ. М., 1973. - № 6. - С. 182.

108. Талызина Н.Ф. Управление процессом усвоения знания. М., 1975.

109. Телегина Э.Д., Терехов В.А. Исследование креативности как свойства мышления // Вопросы психологии познавательной деятельности.- М., 1979. -С.20-28.

110. Телегина Э.Д. Психологическая регуляция и саморегуляция творческой мыслительной деятельности человека: Дис. .доктора психол. наук.- М., 1993.-410 с.

111. Теплов Б.М. Избранные труды: В 2-х т. М.: Педагогика, 1985. - Т.1. -С. 12-35.

112. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М., 1961. - 535 с.

113. Титов В.М. Особенности интуитивного мышления старшеклассников: Дис. канд. психол. наук. Киев, 1987. - 187 с.

114. Титченер Э. Два уровня сознания // Хрестоматия по вниманию /Ред. А. Н. Леонтьев, А. А. Пузырей, В .Я. Романов. М.: МГУ, 1976. - С. 34 - 36.

115. Тихомиров O.K. Психология мышления: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: «Академия», 2002.- 288с.

116. Тихомиров O.K. Структура мыслительной деятельности человека. М.: МГУ, 1969.-270 с.

117. Тихомиров O.K. Психологические исследования творческой деятельности. М., 1977. - С. 15-24.

118. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966. - 451 с.

119. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. -Тбилиси, 1961.-207 с.

120. Ушаков Г.К. Проблемы сознания. М., 1966. - С. 51-63.

121. Федоркина А.П. Становление концепции сознания, бессознательного в психологической науке: Теоретико-методологический анализ: Автореф. .докт. психол. наук. М., 1994. - 35 с.

122. Фихте И.Г. Собрание сочинений: В 4-х т. М.: Мысль, 1971. Т.З: Антология мировой философии. - 345 с.

123. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. М.: Наука. 1991. - 456 с.

124. Фрейд 3. Психология бессознательного. / Сост., ред., авт. вступ. ст. М.Г. Ярошевский. М.: Просвещение, 1990. - 448 с.

125. Фрейд 3. Основные принципы психоанализа. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1998.- 210 с.

126. Фрейд 3. Я и Оно: Сочинения. М.: ЗАО ЭКСМО-Пресс; Харьков: Фолио, 1998. 472 с.

127. Холодная М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования.-Москва-Томск, 1996. 391 с.

128. Холодная М.А. Структурный подход в псхологическом исследовании мышления // Проблемы философии: основные принципы построения научных теорий. Киев: Вища школа, 1988. - Вып. 77. - С. 94-102.

129. Холодная М.А. Когнитивный стиль как квадриполярное измерение // Психологический журнал. 2000. - Т. 21. - № 4. - С. 46-56.

130. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.: Наука, 1977.-С. 144.

131. Чуприкова Н.И. Психика и сознание как функция мозга. М.: Наука, 1985.-С. 153-187.

132. Чхартишвили Ш.Н. Проблема бессознательного в советской психологии. -Тбилиси, 1966.- С. 45-68.

133. Шеллинг Ф.В.И. Собрание сочинений: В 2-х т. Т.1: Система трансцендентального идеализма. М.: Мысль, 1987.- 341 с.

134. Шопенгауэр А. Собрание сочинений: В 2-х т. Т 2: Мир как воля и представление. М.: Наука, 1993. - 245 с.

135. Шорохова Е.В. Проблемы сознания в философии и психологии. М.: Соцэкгиз, 1961.-С. 249.

136. Щепин С.Н. Психология подсознания с точки зрения науки. -Челябинск, 2001. 80 с.

137. Элиава H.JI. Мыслительная деятельность и установка // Исследования мышления в советской психологии /Ред. Е.В. Шорохова. М.: Наука, 1974. -С. 3-34.

138. Эсаулов А.Ф. Психология решения задач. М., 1972. - 235 с.

139. Юдин Б.Г. Понятие целостности в структуре научного знания // Вопросы философии. 1970. - № 12. - С. 81-92.

140. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии: Теоретические проблемы развития психологической науки. -М.: Политиздат, 1974.- 447с.

141. Ясперс К. Общая психопатология. М.: Практика, 1997. - С. 34-37, 177178.

142. Alper, Gerald. Portrait of the artist as a young patient: Psychodynamic studies of the creative personality / Gerald Alper. New York, London: Insight books, 1992.-243 p.

143. Baumeister R.F., Tice D. M. Self-Esteem and Responses to Success and Failure: Subsequent Performance and Intrinsic Motivation // Journal of Personality. N. Y, 1985. - V. 53. - № 3. - P. 450-468.

144. Broverman D.M. Cognitive Style and Intra-Individual Variation in Adilities // Journal of Personality. N. Y., 1960. - V. 28. - № 02. - P. 240-255.

145. Bryan, Mark. The artist's way at work: Riding the dragon. London: Pan books, 1998.-280 p.

146. Creativity and context: A Seminar rep. /Ed. By Ann Buttimer. Lund: Roy. Univ. of Lund, 1983.- 168 p.

147. Faterson H.F. Articulateness of Experience. An Extension of Field-Dependence-Independence Concept //Measurement in Personality and Cognition /Eds. S. Messik, J. Boss. N.Y., 1976. - P. 167-171.

148. Goodenough D.R. The Role of Individual Differences in Field Dependence as a Factor in Learning and memory // Psychological Bulletin. N.Y., 1976. - V. 83.-P. 676-694.

149. Goorden W.J. Synectics. The Development of Creative Capacity. N. Y., 1961.- P. 147-156.

150. Guilford J.P. Intellectual Factors in Productive Thinking // Explorations in Creativity. N.Y., 1967. - 327 p.

151. Guilford J.P. Is some creative thinking irrational? // J. of Creative Behavior. -N.Y., 1982. V.16 (3) - P. 157-154.

152. Koestler A. The act of creation. L.: Hutchinson, 1964. - 751 p.

153. Koffka K. Perception: an introduction to the Gestalt theory // Classics in Psychology. -N.Y., 1961.-P. 1120-1132.

154. Maier N. R. F. The Behavior Mechanisms Concerned with problem Solving / Psychological Review. L., 1940. - V. 47. - № 1.

155. MacKinnon D.W. Creativity: A multi-feceted phenomenon In a Creativity: A discussion at the Nobel conf. organized by Gustavus Adolphus college. -Amsterdam, London, 1970. P. 17-32.

156. McFarlin D. В., Blascovich F. Effects of Self-Esteem and Performance Fudback on Future Affective Performances and Cognitive Expectations // Journal of Personality and Social Psychology N.Y., 1981 - V. 40. - P. 521-531.

157. Neisser U. Cognitive psychology. N.Y.: Appleton - Century - Crofts, 1967. -353 p.

158. Neisser U. The concept of intelligence. In. // Human intelligence: Perspectives on its theory and measurement / Eds. R.J. Sternberg, D.K. Determan. Norwood, New Jersey: Ablex Publ. Corp., 1979. - P. 41-56.

159. Osgood Ch. Dimensionality of the semantic space for communication Via facial expressions // Scand. J. of psychology. Stockholm, 1966. - V. 7. - №1.

160. Palmer S.E. Hierarchical structure in perceptual representation. // Cognitive Psychology. N.Y.: Wiley, 1977. - P. 441-474.

161. Psychological Differentiation. Studies Development / Ed. H. A. Witkin, R. B. Dyk. London: Wiley, 1974 - № 4. - 418 p.

162. Schroder H.M., Driver M.J., Streufert S. Levels of information processing. In: // Thought and Personality / Ed. P.B. Warr. Baltimor: Penguin Books Inc., 1970.-P. 174-191.

163. Torrance E.P. Guidng creative talent. N.Y. Prentice Hall. 1962.

164. Wallas G. The art of Thought. N. Y., 1926. - P. 210-250.

165. Wilson T.D., Schooler J.W. Thinking to much: Introspection can reduce the quality of preferences and decision // J. of Personality and Soc. Psychology. -N.Y., 1991.-P. 181-192.

166. Witkin H.A., Goodenough D. R. Field Dependence and Interpersonal Behavior//Psychological Bulletin. N.Y., 1977. - V. 84. - P. 661-689.

167. Wolfgan Kerler. Die Aufgabe der Gestaltpsychologie. /Einf. von Carroll C. Pratt. Berlin: Veit & Сотр., 1971. - 123 S.

168. Yamamoto K. Effect of restriction of rang and test unreliability on correlation between measures of intelligence and creative thinking // Brit. J. of Educat. Psychology. 1965. - V. 35. - P. 300-305.

169. Zuckerman H. The scientific elite: Nobel Laureate's mutual influences. In: // Genius and eminence: The social psychology of creativity and exceptional achievement / Ed. R. Albert. Oxford etc: Pergamon press., 1983. - P. 241-252.