Автореферат диссертации по теме "Соотношение феномена самоотчуждения с образом Я личности"

На правах рукописи

Латыпов Илья Владимирович

СООТНОШЕНИЕ ФЕНОМЕНА САМООТЧУЖДЕНИЯ С ОБРАЗОМ Я

ЛИЧНОСТИ

Специальность «19.00.01 - общая психология, психология личности, история психологии»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Хабаровск - 2011

4851333

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования «Дальневосточный Государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель: Вязникова Любовь Федоровна

профессор, доктор психологических наук

Официальные оппоненты: Нартова-Бочавер Софья Кимовна

профессор, доктор психологических наук

Защита состоится «30» мая 2011 в 10.00 часов на заседании Объединенного диссертационного совета ДМ 218.003.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора психологических наук при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный университет путей сообщения» Федерального агентства железнодорожного транспорта по адресу: 680021, г. Хабаровск, ул. Серышева, 47, ауд. 204, корпус 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дальневосточного государственного университета путей сообщения

Автореферат разослан «26» апреля 2011 г.

Шаповалова Евгения Владимировна

кандидат психологических наук

Ведущая организация: Московский Государственный университет

имени М.В. Ломоносова

Ученый секретарь Диссертационного совета

М.В. Сокольская

Общая характеристика исследования

Актуальность исследования

Развитие современного постиндустриального общества приводит к возникновению и распространению новых феноменов как в экономике, социальном устройстве, так и в психологии людей. Традиционалистское общество, диктовавшее многим поколениям людей определенный, освящённый авторитетом религии и предков, образ жизни и комплекс представлений о самих себе, ушло в прошлое. Особенно очевиден ценностный вакуум в постсоветском российском обществе, которое так и не обрело до конца свою новую идентичность, пытаясь сконструировать ее на основе прошлых идентичностей - дореволюционной и советской России.

Подобная ситуация (утрата обществом идентичности) не может не сказаться на отдельных его представителях. В настоящее время никто не диктует и не подсказывает человеку, каким ему быть, кем он должен стать. Вопрос личностной самоидентичности «кто Я?» приобрел в культурах «западного типа» (к которым, с некоторыми оговорками, относится и Россия) необычайную для прошлых поколений остроту. Ответственность за ответ на этот вопрос возлагается не на общество или традицию, а на самого человека. Данное обстоятельство не может не приводить к экзистенциальным конфликтам личности, так как бремя самостоятельного, ответственного выбора - одно из наиболее сложных и тяжелых для личности.

С другой стороны, развитие общества потребления стимулирует фактическое превращение личности в функцию (потребитель товара) или же в сам товар, который необходимо продать подороже. Данный процесс еще К.Марксом был обозначен как отчуждение личности при капитализме, и проблемы, связанные с отчуждением, были достаточно широко раскрыты в работах Э.Фромма.

К вопросам, связанным с отчуждением и его последствиями, прямо или косвенно обращались А.Маслоу, К.Хорни, А.Лоуэн, Ф.Перлз, М.Симен, С.Мадди, С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, В.В.Абраменкова, В.В.Столин, И.С.Кон, Д.А.Леонтьев, Л.Б.Шнейдер, С.К.Нартова-Бочавер, E.H.Осин и др.

Однако в большинстве случаев отчуждение исследователями рассматривалось как феномен, отражающий нарушение связей между индивидом и его жизненным миром. Фактически без внимания оставался феномен самоотчуждения, отражающий нарушение внутриличностных связей, что нередко приводит к серьезным деформациям личности. При этом в научной психологической литературе понятия «отчуждение» и «самоотчуждение» встречаются достаточно часто, но, в основном, они используются без конкретизации их психологического содержания, и вне связи с другими феноменами самосознания личности.

Проблемы самосознания, в частности категория «образ Я» и во многом синонимичная ей «Я-концепция», разрабатывались такими учеными, как

У.Джеймс, 3. Фрейд, Р.Бернс, К.Роджерс, Г.Мид, Л.Зурхер, В.В.Столин, И.С.Кон, А.Б.Орлов, Е.Т.Соколова, В.С.Мерлин, А.А.Налчаджян, А.Б.Орлов, Р.М.Грановская, А.В.Петровский, В.А.Петровский, М.Г.Ярошевский, Д.А.Леонтьев, В.Ф.Сафин и др. Интерес к образу Я при исследовании проблем сознания очень высок в контексте разных научных направлений и несовпадающих научных парадигм. При наличии многочисленных исследований самосознания, феномен самоотчуждения, тем не менее, чаще всего оставался за скобками этих исследований.

Человек в условиях глубокого духовного кризиса (который захватил и саму сущность человека) нередко теряет веру в себя и надежду на будущее. Именно индивидуальная самоорганизация каждой личности на уровне самосознания может открыть реальные возможности для выхода человека из кризиса, для его самореализации. Это возможно лишь через осознание и переживание своей личностной причастности ко всему, что происходит в мире и прежде всего к тому, что происходит с самим человеком. «Экзистенциальный конфликт личности с ее единственностью и неповторимой судьбой всегда остается для общества иррациональным» (Железнов Ю.Д.). Поэтому обращение к феномену самоотчуждения, к изучению его взаимосвязи с образом Я поможет сделать более глубоким наше понимание особенностей развития личности в современном обществе.

Актуальность данного исследования определяется следующими причинами и противоречиями:

- противоречием между важностью изучения феномена самоотчуждения личности в свете современных социально-психологических и индивидуально-психологических тенденций к изоляции человека, «атомизации» индивида в обществе и недостаточной научной разработанностью проблем самоотчуждения;

- противоречием между декларируемыми гуманистическими ценностями общества в целом и отдельных его институтов, в частности, и нарастающей тенденцией отчуждения личности от общества;

- широким применением философских терминов «отчуждение» и «самоотчуждение» без наполнения их конкретным психологическим, феноменологическим содержанием;

- фактическим отсутствием на практическом уровне работ по изучению соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности, которые затрагивают центральные проблемы самосознания, будучи разъединены разными научными традициями.

Указанные причины и противоречия выявили проблему содержания феномена самоотчуждения, его соотношения с образом Я личности и проявления этого соотношения в представлении личности о самой себе. Объектом исследования является феномен самоотчуждения личности. Предмет исследования: соотношение феномена самоотчуждения с образом Я личности.

Цель исследования: выявить взаимосвязь феномена самоотчуждения с образом Я личности, характер этой взаимосвязи и ее проявления. Гипотеза исследования состоит из нескольких допущений:

а) Категориальными признаками феномена самоотчуждения являются частичная утрата смысла, субъектности и личностной идентичности.

б) Взаимосвязь феномена самоотчуждения с образом Я личности носит взаимополагающий характер. Содержательные характеристики феномена самоотчуждения соотносятся с когнитивной и аффективно-эмоциональной составляющими образа Я.

в) Специфика соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности проявляется в наличии разных типов образа Я.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ разработанности проблем феномена самоотчуждения и образа Я в научных исследованиях.

2. На основе теоретического анализа уточнить содержание понятия «самоотчуждение».

3. В рамках экспериментального исследования установить наличие (отсутствие) связи феномена самоотчуждения с оценочно-аффективной и когнитивной составляющими образа Я.

4. Выявить и описать типы образа Я, обусловленные спецификой соотношения феномена самоотчуждения и образа Я личности.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили:

- экзистенциально-гуманистический подход, его базовые положения о родовых способностях человека, о сложности и непознаваемости человеческой природы, о возможности выбора личностью траектории своего развития (самодетерминации жизненного пути), о возможности быть аутентичным самому себе; о присутствии в жизни каждого человека экзистенциальных данностей - смысла, ответственности и свободы, одиночества, смерти и др. (Э.Фромм, К.Хорни, А.Маслоу, Дж.Бьюджентал,

B.Франкл, И.Ялом, Р.Мэй, С.Мадди, Д.А.Леонтьев и др.);

- идеи субъектно-деятелыюстного подхода о личности как активном субъекте деятельности, направленной на самореализацию и саморазвитие (К.А.Абульханова-Славская, Б.Г.Ананьев, А.Г.Асмолов, Н.А.Бернштейн, А.Н. Леонтьев, Д.А.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн и др.);

- концепция структуры самосознания В.В.Столина, делающая акцент на существовании «потерянного» или «фальшивого» Я, при котором личность поддерживает видимый, внешний образ Я, слабо связанный с реальными, аутентичными ее переживаниями;

- концепции личностной идентичности (Э.Эриксон) и дихотомии процессов идентификации-отчуждения (А.В.Абраменкова, Л.Б.Шнейдер,

C.Г.Корчагина), включающие самоотчуждение в контекст фундаментального психологического процесса идентификации -обособления личности.

- философские и психологические концепции феноменологии (Э. Гуссерль, Л.Бинсвангер, М.Мамардашвили, А.Лэнгле, А.М.Улановский и др.), рассматривающие представленность феноменов внешнего и внутреннего мира в сознании индивида. Базовый принцип феноменологии в психологии очень точно сформулировал М. Мамардашвили: «Мы не знаем мира субъекта помимо и через голову того, что о нем сообщает последний».

Для достижения поставленной цели и решения обозначенных задач использованы следующие взаимодополняющие методы исследования:

1. Общенаучные методы: теоретический анализ философской, психологической литературы, а также научной периодики по исследуемой проблеме; сравнительно-аналитический метод; наблюдение.

2. Диагностические методы исследования:

- констатирующий эксперимент;

-диагностические методики: «Методика изучения личностной идентичности» (МИЛИ - Л.Б.Шнейдер); «Опросник субъективного отчуждения (взрослый вариант)» (ОСОТЧ-В - модификация и адаптация Е.Н.Осиным теста С.Мадци); опросник «Суверенность психологического пространства» (СПП - С.К.Нартова-Бочавер); Методика «Кто Я» (Т.Кун, Т.Маркпартленд в модификации Румянцевой Т.В); «Опросник самоотношения» (ОСО - В.В.Столин и С.Р.Пантелеев); «Уровень соотношения "ценности" и "доступности" в различных жизненных сферах» (УСЦЦ - Е.Б.Фанталова); «Самоактуализационный тест» (САТ -адаптация Л.Я.Гозман, Ю.ЕАлешиной, М.В.Загика и М.В.Кроз); «Диагностика эмоциональных состояний» (ДЭС -А.Т.Джерсайлд);

- элементы контент-анализа.

3. Методы статистической обработки данных: корреляционный анализ, дисперсионный, факторный, кластерный и регрессионный анализы.

Корреляционный, регрессионный, факторный и кластерный анализы проводились с использованием пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки табличных данных Microsoft Excel ХР и пакетов статистического анализа Statistica v 6.1 и SPSS v.17. Достоверность полученных результатов обеспечивается опорой на совокупность обоснованных исходных методологических и теоретических положений отечественной и зарубежной психологии и комплексом научных методов и методик, адекватных задачам и гипотезе исследования. Положения, выносимые на защиту

1. Основным психологическим содержанием феномена самоотчуждения выступает смысловой (экзистенциальный) вакуум, следствием которого является отвержение человеком самого себя. Базовыми признаками феномена самоотчуждения является частичная утрата личностью

- чувства осмысленности собственной жизни,

- переживания субъектности.

Данные признаки одновременно являются не только содержательными, но и операциональными, делающими возможным практическое исследование этого феномена и его взаимосвязи с образом Я личности.

2. Феномен самоотчуждения негативно сказывается на личностном уровне в виде отрицательного самоотношения к существующему образу Я и в виде формирования устойчивого «внешнего» Я.

3. Феномен самоотчуждения связан с образом Я личности (его оценочно-аффективной составляющей и в меньшей степени - когнитивной составляющей образа Я). Соотношение этих феноменов носит взаимополагаю щий характер.

4. Соотношение феномена самоотчуждения с образом Я представлено в наличии трех типов образа Я:

• аутентичный (образ Я, для которого характерно позитивное самовосприятие, гибкость когнитивной составляющей без самоотвержения);

• самоотчужденный (образ Я, характеризующийся негативным самовосприятием);

• самоотстраненный (образ Я, неконгруэнтный по своей природе, сочетающий в себе противоречивые, но не в полной мере осознаваемые характеристики).

5. Самоотчуждение может носить не только негативный, но и позитивный характер, стимулируя личностные изменения через отрицание старого образа Я.

Научная новизна и теоретическая значимость работы заключается в следующем:

• Уточнено определение феномена самоотчуждения как особой формы процессов обособления и идентификации личности;

• описана феноменология самоотчуждения в негативном и позитивном аспектах;

• определены категориальные признаки феномена самоотчуждения: смыслоутрата и утрата субъектности;

• установлено соотношение между феноменом самоотчуждения и эмоционально-оценочным компонентом образа Я (Я-концепции), которое носит взаимополагающий характер и связано с различными типами отношения личности к себе.

• выделены и описаны три типа образа Я личности, обусловленные спецификой соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности Практическая значимость работы заключается в

• практическом подтверждении положения экзистенциальной психологии о ведущей роли смыслоутраты в формировании многих форм нарушения самосознания личности, в частности, связанных с наличием самоотчуждения.

• описании соотношения феномена самоотчуждения с образом Я

личности, что позволит более обоснованно выбирать способы и направления саморефлексии личности с целью раскрытия подлинного, аутентичного содержания собственного Я;

• выявления возможности использования результатов исследования в психологической экзизстенциально-гуманистической практике для обоснования и организации стратегии коррекции, направленной не на внешние, поведенческие дисфункции, а на сущностные, внутренние конфликты личности;

• обосновании необходимости внимания к внешней феноменологии проявления интрапсихических процессов, выраженной, в частности, в речевых конструкциях;

• возможности использования результатов исследования в образовательной деятельности для проведения теоретических и практических занятий со студентами по курсам «Психология личности», «Основы экзистенциальной психологии», «Психология саморазвития», а также при проведении курсов повышения квалификации для практикующих психологов.

База исследования В экспериментальном исследовании приняли участие испытуемые (случайная выборка) в возрасте от 23 до 55 лет (средний возраст 27) в количестве 148 человек. Из них 65 студентов 3-5 курсов ДВГГУ (факультетов психологии, биолого-химического и исторического, а также факультета художественной графики и дизайна); 83 - преподаватели, врачи, служащие различного профиля. Общая выборка составила 148 человек. Респондентов от 20 до 29 лет - 98 человек; от 30 до 55 - 50. Необходимость такой разновозрастной выборки обусловлена тем, что, согласно нашему предположению, феномен самоотчуждения, связанный с родовой сущностью человека, его внутренним Я, не обусловлен возрастом или социальной ролью.

Апробация результатов исследования Основные положения и полученные результаты были представлены на заседаниях кафедры и методологических семинарах кафедры психологии ДВГГУ; на Региональной научно-практической конференции «Подготовка компетентного специалиста: реалии и перспективы» (Хабаровск, 2008); на Международной научно-практической конференции «Личность в диалоге» (Хабаровск, 2009); Международной конференции «Инновационный потенциал психологии в развитии человека XXI века» (Владивосток, 2009); Региональной научно-практической конференции «Гуманитарность современного образования: психолого-педагогические парадоксы (Хабаровск, 2009); Дальневосточной научно-практической конференции «Духовно-нравственное и научное познание тайн природы» (Хабаровск, 2011).

Структура диссертации соответствует принятой форме изложения результатов научно-исследовательской деятельности. Работа включает введение, три главы, заключение, библиографический список и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Теоретические аспекты изучения феномена самоотчуждення» состоит из четырех параграфов и посвящена анализу теоретических подходов к изучению феномена самоотчуждения, а также понятия самоотчуждения.

В первом параграфе «Философские подходы к изучению отчуждения и самоотчуждения» анализируются основные философские концепции и подходы к пониманию феномена самоотчуждения. Необходимость изучения философских концепций объясняется тем, что сам термин «самоотчуждение» пришел в психологию из философии. В теоретическом анализе представлены позиции таких философов, как Г.Гегель, К.Маркс, М.Фуко, М.Хайдеггер, Ж.Бодрийяр, Я.Жижек, Т.Фингер и др. Основное внимание уделено двум наиболее разработанным философским концепциям отчуждения - Ф.Гегеля и К.Маркса.

Во втором параграфе «Кот{ептуалъные подходы к изучению отчуждения и самоотчуждения в психологии» рассматриваются подходы зарубежных и отечественных авторов к изучению отчуждения и самоотчуждения. Рассмотрены точки зрения таких ученых, как Э.Фромм, К.Хорни, М.Симен, А.Маслоу, С.Гроф, И.Ялом, С.Мадди, С.Рубинштейн, И.С.Кон, А.В.Абраменкова, Л.Б.Шнейдер, С.Г.Корчагина, В.А.Петровский, М.В.Полевая, Д.А.Леонтьев, Е.Н.Осин, А.Силяева и др.

Теоретический анализ позволил выявить, что единого понимания феноменов отчуждения и самоотчуждения в философии и психологии нет. Авторы применяют эти термины в соответствии со своими концептуальными представлениями, часто вне какой-либо системы или как синонимы многих других понятий. Однако в целом можно выделить три основных психологических подхода к самоотчуждению (оставив пока за скобками вопрос о причинах самоотчуждения):

1. Самоотчуждение как психологическая защита.

2. Самоотчуждение как механизм рефлексии, обеспечивающий саморазвитие

3. Самоотчуждение как сложное эмоциональное переживание и состояние (самоотчужденность) распада целостного Я.

При рассмотрении самоотчуждения как психологического феномена все указанные характеристики интегрируются, так как феномен многомерен, как многомерна и феноменология его проявления у разных людей.

Для понимания специфики феномена самоотчуждения особенно важна концепция обособления как конверсивы идентификации. Обособление и идентификация рассматриваются в рамках этой концепции как две стороны единого процесса: личность либо идентифицирует себя с какими-либо объектами или феноменами во внешней и внутренней среде, либо обособляется от них. Однако при нарушении этого процесса идентификация может перейти в слияние, а обособление — в отчуждение. Длительное

состояние слияния или отчуждения переходят в самоотчуждение - утрату контакта с самим собой (А.В.Абраменкова, Л.Б.Шнейдер, С.Г.Корчагина).

Состоянием, противоположным самоотчуждению, выступает аутентичность - как способность к осознанному балансу между обособлением и идентификацией, тогда как самоотчуждение связано с нарушением этого баланса в сторону либо отчуждения от людей или внешних объектов, либо слияния (полной идентификации) личности с другим человеком или объектом.

Б третьем параграфе «Признаки и феноменология самоотчуждения» представлен анализ самоотчуждения как психологического феномена. После определения смыслового поля самоотчуждения ставилась задача конкретизировать собственно психологическое содержание самоотчуждения и его феноменологию - представленность самоотчуждения в сознании и в переживаниях индивида.

Нами были выявлены инвариантные характеристики, объединяющие большинство авторских вариантов использования дефиниции «самоотчуждение»:

1. Отчуждение и самоотчуждение рассматриваются в рамках оппозиции «свой-чужой». Для самоотчуждения эта оппозиция звучит как «Я - не Я». Иными словами, проблема самоотчуждения связана с внутренними психологическими границами.

2. Самоотчуждение - это всегда нарушение целостности самой личности, возведение внутренних границ между отдельными ее частями (что подчеркивает термин «изоляция») или же ослабление связей между ними.

3. Самоотчуждение сопровождается частичной утратой чувства собственной субъектности. Если отчуждение возникает между субъектом (личностью) и объектом во внешнем мире (отчуждение от людей, государства, семьи, труда и др.), то при самоотчуждении происходит объективация части самого субъекта, от которой и происходит отчуждение. «Опредмечиванию» могут подвергнуться потребности, эмоции, тело, травмирующие переживания или же личность в целом, в результате чего они либо вовсе не осознаются субъектом (вытесняясь), либо осознаются как нечто внешнее, не имеющее источника в активности самого субъекта.

4. Самоотчуждение понимается и как процесс, и как результат нарушения внутренней цельности личности. Самоотчуждение - процесс, а не стабильное качество. Этот процесс может иметь два крайних полюса. С одной стороны - клиническая деперсонализация, когда самоотчуждение достигает своего «апогея», с другой - слияние с другим человеком, невозможность отличить свои потребности от чужих (например, психологическое слияние матери и ребенка).

5. Самоотчуждение связано с нарушениями процессов самоидентификации и смыслообразования. При утрате контакта с внутренним Я, своими потребностями и эмоциями, индивид не способен не только ответить на вопрос «Кто я?», не отождествляя себя с внешними

социальными ролями, но и затрудняется ответить на вопрос «Чего я хочу?» и «К чему я стремлюсь?». Утрата смыслов собственной жизнедеятельности приводит к целому комплексу разнообразных негативных переживаний и состояний - одиночеству, бессилию, аномии, апатии, депрессии и др.

6. Самоотчуждение имеет отношение и к механизмам психологической защиты личности. Чаще всего самоотчуждение позволяет избежать негативных переживаний, связанных с чувствами ответственности и вины (так как отказ от собственной субъектности автоматически перекладывает ответственность на другого субъекта или вовсе «растворяет» ее в безличном пространстве).

7. Самоотчуждение в большинстве подходов рассматривается как негативный процесс, препятствующий адаптации и развитию человека, в отличии от отчуждения.

Анализ описаний собственного состояния, которые давали посетители психологического форума В.Леви, показал, что чаще всего при описании состояний, близких к описываемому феномену, используются словосочетания, отражающие:

1. Чувство утраты себя («потерял себя», «ищу себя», «кто я?», «отстраненность» и т.п.);

2. Утрата смыслов, ценностей, надежды («не вижу никакого смысла»);

3. Трудность осознания собственных желаний («не знаю, чего хочу», «как отличить свои желания от чужих» и т.п.);

4. Ощущение пустоты, незаполненности («пустой внутри»);

5. Ощущение «объективации» собственной деятельности («живу на автомате», «выполняю схему жизни» и т.п.).

Проведенный нами теоретический анализ и анализ описаний переживания отчуждения и языковых феноменов, отражающих самоотчуждение, позволил сделать вывод, что основными процессами, связанными с самоотчуждением, являются смыслоутрата, деидентификаг^я (утрата личностной идентичности) и утрата чувства субъектности (суверенности).

В четвертом параграфе «Позитивные аспекты влияния самоотчуждения на личность» рассмотрены варианты конструктивных возможностей самоотчуждения. Конструктивные возможности самоотчуждения раскрываются в двух аспектах.

Во-первых, это возможность временного обособления личности от привычного восприятия и самовосприятия. И.С.Кон использует в данном случае термин «остранение» (от «странный»), который означает разрыв привычных связей, в результате которых знакомое, привычное явление кажется странным, необычным, требующим объяснения. Так, личность может обнаружить в себе качества или чувства, которые в себе не ожидала увидеть («сам от себя не ожидал»), и «остранение», являясь, в сущности, тесно связанным с рефлексией, позволяет совершать познание себя самого как другого, неизвестного себе же человека (И.Кон, Д.Трунов, Л.Шнейдер).

Во-вторых, самоотчуждение может выступать как составная часть самотрансценденции личности, то есть выхода интересов, мотивов, смыслов личности за пределы себя самой. Это «переживание, как опыт в моменты перехода жизни человека из одного измерения в другое» (Т.Карпунькина). Самотрансценденция личности сама по себе подразумевает самоотчуждение, иногда даже пренебрежение собой самим ради более значимой, чем собственное Я, цели. Свое Я становится не целью, а инструментом реализации смысла, лежащего во внешнем мире. В данном контексте самоотчуждение близко к самоотречению, к альтруизму в его абсолютной форме (Р.Грановская, Т.Карпунькина, К.Уилбер, С.Гроф).

В целом главный позитивный аспект самоотчуждения заключается в том, что личность освобождается от прежних, очень прочных, в первую очередь негативных идентичностей, что позволяет ей через дискомфорт «утраты себя» обретать новые идентичности.

В выводах по 1 главе, на основе проведенного теоретического анализа были уточнены определения понятий «отчуждение» и «самоотчуждение». Отчуждение - психологический феномен, заключающийся в обособлении личности от своих связей с внешним миром. Самоотчуждение - это психологический феномен, заключающийся в изоляции и объективации личностью своего Я или же отдельных составляющих Я, несущих конфликтный потенциал, и сопровождающийся частичной (в отличие от деперсонализации) утратой личностной идентичности, смыслов и чувства субъектности.

Во второй главе «Образ Я как объект психологических исследований» рассмотрено понятийно-смысловое пространство феномена образа «Я», его структура и показаны его особенности при самоотчуждения личности.

В первом параграфе «Образ Я как психологический феномен и его структура» рассмотрены различные подходы к дефиниции «образа Я». Отмечено, что, во-первых, употребление данного термина в современной психологии не систематизировано, несмотря на достаточно долгую историю его существования. Можно выделить два основных подхода к пониманию образа «Я». Одни авторы используют понятия образ «Я» и «Я-концепция» как синонимы (К.Роджерс, Л.Зурхер, И.Кон, Е.Соколова, Л.Шнейдер, А.Б.Орлов, В.В.Столин, Л.Н.Собчик, Г.Залесский и др.), другие разводят эти понятия (Р.Берне, Р.Грановская, В.С.Агапов и др.).

Во-вторых, проблема образа «Я» и Я-концепции выступает в неразрывной связи с проблемой самосознания личности и его структуры («что осознает личность в самой себе?»).

В данной работе используется понятие «образ Я», так как оно, на наш взгляд, более точно обозначает феномен представления личности о самой себе. «Я-котрпция» самой формулировкой, семантикой понятия подчеркивает рациональный, когнитивный аспект, тогда как понятие

«образ», близкое по одному из значений к понятию «гештальт», фиксирует внимание на целостности «картины себя».

При анализе образа Я рассмотрены три базовых компонента: когнитивный (знание о себе), аффективно-оценочный (отношение к знанию о себе) и поведенческий (Р.Бернс, М.Ярошевский, И.Кон, Е.Соколова и др.). В контексте исследования самоотчуждения наибольший интерес представляет аффективно-оценочный уровень, выражающий самоотношение, степень сопричастности личности самой себе.

В параграфе рассмотрены такие составляющие «образа Я», как социальное Я, физическое Я, идеальное Я, актуальное Я, прошлое Я. Согласно принятой в исследовании позиции, в структуру образа Я необходимо включить еще экзистенциальное и рефлексивное Я. Экзистенциальное Я - это источник личной активности, точка осуществления выбора различных идентичностей. Рефлексивное Я выступает как основа самосознания, когда личность способна частично отчуждаться от своих идентичностей и рассматривать их со стороны. Это «Я, которое осознает». Включение экзистенциального и рефлексивного Я в структуру образа Я объясняется тем, что самоотчуждение тесно связано с самосознанием, а экзистенциальное и рефлексивное Я человека нередко являются и субъектами, и объектами самоотчуждения.

Во втором параграфе «Проблема взаимосвязи феномена самоотчуждения с образом Я» на теоретическом уровне рассматриваются возможные особенности содержательно-операционального соотношения самоотчуждения с образом Я личности.

Для понимания сущности этого соотношения важной представляется концепция В.В.Столина о существовании различных феноменов Я в одном субъекте. В частности, отмечается, что личность может обладать двумя самосознаниями - одно «для других» (внешнее Я), а второе - «для себя», (внутреннее Я). Им соответствуют свои образы Я. В ситуации двух самосознаний возникает ряд феноменов Я: «потерянное Я», «неоправданное Я», «фальшивое Я», деиндивидуализация (утрата чувства свободы выбора, т.е. субъектности). Все указанные феномены можно объединить в один феномен, феномен «расколотого Я» или «расщепленного Я» (В.Столин, А.Лэнг, А.Янов, Е.Петанова и др.), при котором в личности (при сохранении психического здоровья) сосуществуют два «Я», каждое имеет свой образ.

Рассмотрены два основных варианта самоотчуждения - через слияние с каким-либо одним аспектом образа Я (что означает отчуждение от остальных аспектов), и через изоляцию одной составляющей образа Я.

На основе теоретического анализа проблемы взаимосвязи самоотчуждения и образа Я нами были выделены и описаны 4 типа образа Я:

1. Самоотстраненное Я - личность, в целом утратившая связь со своим подлинным «Я», в результате чего ее действия и истинные смыслы и цели не совпадают. Важно отметить, что свое внутреннее «Я» ею не

осознается, равно как и его отчуждение, что отличает самоотстраненное Я от самоотчужденного Я.

2. Самоотчужденное Я - личность в состоянии дезинтеграции, при которой нарушены связи между различными составляющими Я, а также баланс между обособлением и отчуждением. Данная дезинтеграция осознается и переживается индивидом, в отличие от самоотстраненного Я. Личность понимает, чего она не хочет, но не осознает, чего хочет.

3. Аутентичное Я - личность, сохраняющая баланс между своим внешним и внутренним Я, обособлением и идентификацией, осознающая свои желания и цели, и в целом реализующая их в жизни.

4. Самотрансцендентное Я- личность, отчужденная от самой себя в пользу ценностей, воспринимаемых ею как высшие по отношению к ней самой. Мы считаем, что данный тип личности - наиболее редко встречающийся, так как он связан с седьмым, высшим уровнем смысловой саморегуляции личности, по Д.А.Леонтьеву. Самотрансцендентное Я в экспериментальном исследовании не рассматривалось, так как его изучение требует привлечения дополнительного большого массива методик, что чрезмерно расширило бы рамки нашего исследования.

В выводах по 2 главе подчеркнуто, что:

- категории «образ Я» и «Я-концепции» в зарубежной и отечественной психологии являются не до конца определенными, вследствие чего нередко они используются как взаимозаменяемые;

- экзистенциальное и рефлексивное Я целесообразно рассматривать в структуре образа Я личности;

- самоотчуждение личности может проходить по двум сценариям: сценарию слияння (идентификации) или по сценарию обособления (отчуждения).

- выделены и описаны четыре типа образа Я, обусловленных соотношением самоотчуждения с образом Я личности.

В третьей главе «Экспериментальное исследование соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности» представлен анализ результатов экспериментального исследования.

При планировании исследования нами осознавались трудности выявления самоотчуждения. Если верна концепция «расщепленного Я», то ответы респондентов с подобным «расщеплением», будут, скорее всего, демонстрировать внешнее Я. Более того, данная фальсификация будет, по всей видимости, бессознательной, ненамеренной. При этом мы учитывали и то, что среди испытуемых могут быть люди, осознающие и переживающие свое самоотчуждение.

Решение этой проблемы мы видели, во-первых, в сравнительном изучении и анализе данных различных методик и в выявлении явных противоречий в них. Эта задача упрощалась благодаря тому, что часть методик частично «перекрывают», дополняют друг друга (ОСОТЧ-В, ДЭС, ОСО и CAT). Аутентичная личность вряд ли будет давать противоположные

ответы на сходные вопросы, равно как и личность, осознанно переживающая свое самоотчуждение, в отличие от носителей «фальшивого Я». В результате для исследования было отобрано 47 переменных, позволяющих наиболее полно отразить не только возможное самоотчуждение личности, но и возможную специфику жизненного мира индивида.

Во-вторых, этими соображениями был продиктован выбор нами (среди других методов статистической обработки данных) кластерного анализа методом К-средних. Кластерный анализ объединяет наблюдения в кластеры (группы) по критерию наибольшего различия между ними, то есть члены одного кластера могут не быть сходными друг с другом, но они максимально сильно отличаются от членов другого кластера. Была поставлена задача выявить группу максимально отличающихся друг от друга кластеров и провести анализ их различий. Если идея о существовании «расщепленного Я» верна, то таких кластеров может быть минимум два (один — с аутентичными, сочетающимися друг с другом результатами, другой - с противоречивыми).

На первом этапе экспериментального исследования был проведен кластерный анализ данных с помощью пакета статистических программ SPSS (рис.1).

В результате кластерного анализа были выявлены три группы испытуемых со статистически значимыми отличиями друг от друга:

1. Кластер 1 - группа с признаками самоотстранения.

2. Кластер 2 - группа с признаками самоотчуждения.

3. Кластер 3 - группа с признаками аутентичного самовосприятия.

Аутентичная группа (кластер 3, п=81) показала низкие результаты по

всем шкалам отчуждения (что указывает на присутствие смысла в жизни ее представителей), высокие - по шкалам самоотношения, суверенности, идентичности, самоактуализации.

Самоотчужденная группа (кластер 2, п=32) показала результаты, во многом противоположные аутентичной: высокие значения по отчуждению, низкие — по идентичности, самоактуализации, самоотношению и суверенности. Особо отметим низкий уровень интереса к себе, самопринятия и самопонимания, при высоком уровне самообвинения. Представители этой группы не принимают, отвергают себя и свой актуальный образ Я, отчуждаются от него, при этом осознавая состояние отчуждения от себя.

Самоотстраненная группа (кластер 1, п=31) показала самые противоречивые и неожиданные результаты. Низкий показатель по шкалам отчуждения (даже более низкий, чем в аутентичной группе), в том числе и отчуждения от себя, средний - по самоакутализации, самоотношению и суверенности, сочетается в этой группе с низким значением идентичности (1,94, что соответствует диффузной, размытой идентичности), с резко выраженным самообвинением, самым низким уровнем (ниже, чем в самоотчужденной группе) аутосимпатии, а также с низкими значениями самопринятия и интереса к себе. Как видно по профилю (рис.1) и таблице

значений (табл.1), по значениям отчуждения самоотстраненная группа почти идентична аутентичной, по шкалам самоотношения ее профиль ближе к самоотчужденной группе.

Рис.1. Профили кластеров по шкалам ОСОТЧ (отчуждение), ОСО (самоотношение) и СПП (суверенность)

Примечание-, отч. - отчуждение.

Значения кластеров по основным переменным Таблица 1.

Конечные цент ры класте ров ANOVA

Кластеры Переменные ^^ 1 N=35 2 N=32 3 N=81 значимость различий

Возраст 27,40 28,84 26,25 ,354

Идентичность 1,94 1,88 2,70 ,019

Отчуждение от себя 22,60 51,00 22,43 ,000

САТ.Компетент. во времени 6,71 5,97 8,05 ,000

САТ.Поддержка 43,03 42,97 49,32 ,000

ОСО.Самоотношение 70,04 53,50 91,45 ,000

ОСО. I Самоуважение 51,41 37,88 81,21 ,000

ОСО. 11 Аутосимпатия 40,59 46,74 80,65 ,000

ОСО. IV Самоинтерес 59,02 54,50 88,80 ,000

ОСО. самопринятие 46,33 46,02 86,68 ,000

ОСО. самообвинение 65,24 64,41 35,74 ,000

ОСО. самопонимание 44,59 36,31 71,43 ,000

СПП. Суверенность общая 43,86 37,91 48,35 ,000

Одиночество 2,51 4,56 1,88 ,000

Бессмысленность 3,23 4,84 2,17 ,000

Расхожд. реального и идеал. Я. 3,46 4,75 2,46 ,000

Указанные различия, на наш взгляд, свидетельствуют о том, что представители самоотстраненной группы, отвергая собственное Я (причем в ряде случаев даже более выраженно, чем в самоотчужденной группе), не осознают до конца этот процесс и бессознательно фальсифицируют результаты по шкалам отчуждения. Иными словами, они его на осознанном уровне не ощущают. Фактически обнаружен феномен расщепленного Я, когда личность предъявляет образ Я, который не согласуется с подлинным и не осознает этой подмены (но на бессознательном уровне отвергает этот внешний образ).

На втором этапе исследования ставилась задача изучить обоснованность предположения о существовании расщепленного Я и различных типов образа Я, а также проверить гипотезу о том, что основными признаками самоотчуждения являются утрата смысла, субъектности и личностной идентичности.

Факторный анализ позволил выделить 3 основных фактора (всего 10): фактор отчуждения, фактор суверенности и фактор позитивного самоотношения (табл.2).

Результаты факторного анализа полной выборки N=148 (первые 4

фактора). Таблица 2

№ фактор % дисперс. Название фактора Шкалы, относящиеся к фактору

1 29,8 Отчуждение Отчуждение общее, нигилизм, бессилие, вегетативность, отчуждение от семьи, от других людей, от общества, авантюризм, отчуждение от себя.

2 10,33 Суверенность Суверенность общая, суверенность вещей, привычек, территории, ценностей, физического тела, социальных связей.

3 7,97 Позитивное самоотношение Самоуважение, самопонимание, самоуверенность, сампопоследовательность, аутосимпатия, самообвинение (отрицат.коррел), самоотношение общее

Факторы оказались однородными и фактически полностью совпали с теми шкалами, по которым кластерный анализ показал наибольшие различия (отчуждение, суверенность, самоотношение).

Ведущим фактором является фактор отчуждения (29,8% дисперсии), что отражает, на наш взгляд, ведущую роль смыслоутраты в самоотчуждении личности. Включение в этот фактор всех шкал методики ОСОТЧ показывает, что самоотчуждение - не изолированное явление, оно связано с процессами отчуждения от внешнего мира, с общей утратой ценностно-смысловых связей личности с некогда значимыми для нее объектами.

Вторым по значимости выступил фактор суверенности, что также подтверждает предположение о том, что самоотчуждение личности связано с утратой субъектности личности.

В третий фактор вошли шкалы «Опросника самоотношения». Он был назван нами фактором позитивного самоотношения, т.к. единственная шкала (самообвинение), чьи высокие значения указывают на отвержение себя, имеет отрицательную корреляцию с данным фактором (-0,58).

Обнаружено, что данные факторы совпадают с методиками, по которым были выявлены наиболее существенные и значимые различия (ОСОТЧ, СПП и ОСО), что подтверждает как значимость этих факторов, так и обоснованность разделения испытуемых по группам. Отметим, что шкалы ДЭС и CAT, по которым также были выявлены различия между группами по кластерному анализу, вошли в 4 и 5 факторы соответственно. Исключение составила шкала идентичности (МИЛИ), которая вошла лишь в 10 фактор. Данное обстоятельство объясняется тем, что идентичность выступает не как фактор отчуждения или самоотчуждения, а как эпифеномен данных процессов, отражающий их воздействие на образ Я, но не определяющий изменения в образе Я личности.

Факторный анализ по каждой из групп (аутентичная, самоотчужденная и самоотстраненная) показал, что первые два фактора, «отчуждение» и «суверенность» являются общими для всех трех групп. Третьим по значимости фактором в самоотчужденной и самоотстраненной группах являются «экзистенциальные переживания» (шкалы ДЭС: свобода выбора, одиночество, расхождение идеального и реального Я, неприкаянность, безнадежность, бессмысленность). В аутентичной группе третьим является фактор «аутентичность» (поддержка, ценностные ориентации, спонтанность, сензитивность, гибкость, самоуважение, самопринятие), тогда как «экзистенциальные переживания» находятся только на шестой позиции.

Для проверки предположения о взаимовлиянии и взаимополагании самоотчуждения и самоотношения мы использовали корреляционный и множественный регрессионный анализ.

При проведении корреляционного анализа данных учитывалась выявленная специфика первого кластера. Так как он характеризуется рассогласованностью, неконгруэнтностью результатов, то эти результаты

могут исказить показатели корреляции. Руководствуясь этими соображениями, мы дважды провели корреляционный анализ: 1) с полной выборкой и 2) с выборкой, из которой был исключен «самоотстраненный» кластер (чтобы выявить характер искажений).

Сравнение результатов показало (таблица 3), что, несмотря на уменьшение выборки и уровень значимости р<0,001, коэффициенты корреляции между методиками в большинстве своем существенно увеличились, а корреляции между шкалами одной методики не претерпели значимых изменений.

Сравнение корреляций по 1-й (п=148) и 2-й (п=113) выборкам с переменной «отчуждение от себя» Таблица 3.

Шкала 3 класт. N=148 2 класт. N=113 Шкала 3 класт. N=148 2 класт. N=113

Отч. от общества 0,64 0,67 ОСО.Самоотношение -0,51 -0,67

Отч. межличностное 0,61 0,64 I. Самоуважение -0,41 -0,58

Отч. от семьи 0,65 0,66 II. Аутосимпатия -0,31 -0,53

Отч. общее 0,81 0,81 IV. Самоинтерес -0,38 -0,47

Авантюризм 0,59 0,63 3. Самопринятие -0,30 -0,45

Нигилизм 0,72 0,74 5. Самообвинение 0,25* 0,48

Бессилие 0,77 0,79 7. Самопонимание -0,35 -0,51

Вегетативность 0,77 0,78 СПП.Суверенность -0,28 -0,34

САТ.Комп.врем. -0,39 -0,48 Одиночество 0,41 0,47

CAT. Поддержка -0,30 -0,42 Безнадежность 0,42 0,49

Прим: Все корреляции значимы р<0,001; *р<0,01. Тёмным шрифтом выделены коэффициенты внутри методики ОСОТЧ.

На искаженность результатов по шкалам ОСОТЧ у представителей самоотстраненной группы (1-й кластер) указывают и данные корреляционного анализа внутри него. Наряду с объяснимыми парами корреляций мы обнаруживаем «странную» корреляцию (при р<0,01) между шкалой ОСО «самообвинение» и шкалами ОСОТЧ. Она носит отрицательный характер. Так, самообвинение в 1 кластере отрицательно коррелирует с отчуждением от семьи (-0,46), от себя (-0,57), общим отчуждением (-0,51), нигилизмом (-0,47), бессилием (-0,45) и вегегативностью (-0,57). Данный результат можно квалифицировать как парадоксальный, который обнаружен только в 1 кластере.

Корреляционный анализ на основе двух конгруэнтных кластеров показал следующее. Личностная идентичность (определенная по МИЛИ) довольно слабо коррелирует со шкалами отчуждения, за исключением отчуждения от себя (-0,26 при р<0,01), но имеет ряд значимых корреляций со шкалами Опросника самоотношения (здесь и далее, если специально не оговорено - при р<0,001): с общим самоотношением (0,41), самоуважением (0,33), самоинтересом (0,36), уверенностью в себе (0,37), самопринятием (0,32) и др. Кроме того, значимой является корреляция идентичности с

суверенностью физического тела (0,31). Данная взаимосвязь отражает, на наш взгляд, значимость физического Я человека в составе личностной идентичности. Кроме того, выявлена связь личностной идентичности с переживанием одиночества (-0,45).

Слабо выраженные корреляции уровня личностной идентичности, равно как и результаты факторного анализа (где фактор идентичности находится на 10 месте) ставят перед нами сложную проблему объяснения данного факта, так как мы рассматривали низкую личностную идентичность как одну из базовых характеристик самоотчуждения.

Разница в идентичности у двух «неблагополучных» (1 и 2) кластеров, с одной стороны, и у «благополучного» (3) кластера, равно как и имеющиеся корреляции, показывают, что шкала идентичности действительно отражает некоторый реальный факт самовосприятия, однако в нашем исследовании он оказывается скорее эпифеноменом (т.е. «указателем» на некий феномен, его следствием), а не самостоятельным феноменом. Скорее всего, это именно так, поскольку самовосприятие действительно является скорее отражением происходящих интра- и экстраличностных процессов, чем фактором, самостоятельно влияющим на эти процессы.

Суверенность личности связана с чувством «хозяина» своего тела (физическое тело), территории, вещей, социальных связей, привычек и ценностей, то есть со способностью проводить границы между «своим» и «чужим» и отстаивать эти психологические границы. Поэтому вполне ожидаемы были отрицательные корреляции общей суверенности с отчуждением от себя (-0,34), общим отчуждением (-0,29), авантюризмом как поведением, связанным с необдуманным поиском новых границ (-0,32) и вегетативностью как состоянием фактической утраты суверенности (-0,30). Корреляции значимые, но слабые. Это мы объясняем тем обстоятельством, что на суверенность личности влияет много различных факторов, главным из которых, по мнению автора методики, С.К.Нартовой-Бочавер, является воспитание в детстве. Если родители не считались с суверенностью ребенка, то есть его правом самому определять свои границы, то риск самоотчуждения в более зрелом возрасте возрастает (что отражают выявленные корреляции), однако такой риск не является линейно запрограммированным.

Сходная картина наблюдается в корреляциях суверенности с компетентностью во времени (0,33), общим самоотношением (0,37), самоуважением (0,39), аутосимпатией (0,35) и другими переменными, связанными с отношением к самому себе. Эти данные, а также отрицательная корреляция с самообвинением (-0,36) подчеркивает связь субъектности с уверенностью человека в собственном праве быть, утверждать себя в этом мире как самостоятельную и достойную своего места в мире личность.

Самоотчужденная личность, не чувствующая своего внутреннего Я или отторгающая какие-либо ее части, не может проявлять себя как суверенную.

Отчужденная личность не имеет внутреннего источника активности (в целом или в отчужденной сфере жизни) и, соответственно, у нее слабо выражена суверенность. На этом акцентируют внимание отрицательные корреляции суверенности со шкалами отсутствия свободы выбора (-0,34), неприкаянности (отсутствия «своего» места в мире, -0,36), безнадежности (0,39) и одиночества (-0,38).

Интересным является то обстоятельство, что наибольшее количество внешних корреляций (19) в методике СПП показывает шкала суверенности физического тела. Чувство собственного физического тела как важнейшая составляющая физического Я, оказалось связанным с идентичностью (0,41), отчуждением от себя (-0,34), общим отчуждением (-0,35), авантюризмом, бессилием и вегетативностью (-0,34), гибкостью поведения (0,36), общим самоотношением (0,41), уверенностью в себе (0,41), одиночеством (-0,41), безнадежностью (-0,49) и другими шкалами. На основании этого можно утверждать, что физическое тело в процессах отчуждения - идентификации весьма значимо, на что особо обращали внимание представители телесно-ориентированной терапии. Ощущение своего тела во многом является отражением внутрипсихическиех процессов, поэтому, согласно механизму обратной связи, усиление ощущения суверенности своего тела, чувства хозяина, может привести к ослаблению одних (одиночества, самоотчуждения) и усилению других (уверенность в себе, самоотношение) характеристик.

Из шкал методики ОСОТЧ наибольшее количество корреляций имеет шкала отчуждения от себя (26 корреляций со шкалами других методик, при р<0,001). Отчуждение от себя отрицательно коррелирует с большинством шкал CAT, в том числе с базовыми, «компетентностью во времени» (-0,48) и «поддержки» (-0,42); со всеми шкалами ОСО, в том числе с общим самоотношением (-0,67), самоуважением (-0,58), аутосимпатией (-0,53), самообвинением (0,48), самоинтересом (-0,57) и самопониманием (-0,51).

Значимость шкалы «отчуждение от себя» и взаимосвязь самоотчуждения и самоотношения была проверена при помощи множественного регрессионного анализа. Он позволяет оценить степень влияния двух и более предикторов на переменную «отчуждение от себя». Всего было отобрано 11 предикторов: (возраст, личностная идентичность (МИЛИ), общая дезинтеграция (УСЦЦ), общее самоотношение (ОСО), компетентность во времени (CAT), поддержка (CAT), общая суверенность (СПП), одиночество, бессмысленность, расхождение реального и идеального Я, безнадежность (все - методика ДЭС). Анализ показал, что самым значимым предиктором является «самоотношение», вторым по значимости -«компетентность во времени», отражающая целостность восприятия личностью самой себя и своего жизненного времени: прошлого Я, актуального Я и будущего Я. Третьим значимым предиктором стало «расхождение между реальным и идеальным Я» (таблица 4).

Регрессионный анализ влияния 11 переменных (предикторов) на

«отчуждение от себя». Таблица 4.

Модель И. Я-квадрат Скорректированный Л-квадрат Стд. ошибка оценки

1 ,569а ,324 ,318 15,28843

2 ,642ь ,412 ,401 14,32440

3 ,674е ,454 ,439 13,85933

а. Предикторы: ОСО.Самоотношение

Ь. Предикторы: ОСО.Самоотношение, САТ.Компет.времени

с. Предикторы: ОСО.Самоотношение, САТ.Компет.времени, Расхождение

реального и идеального Я.

Зависимая переменная: Отчуждение от себя

Регрессионный анализ влияния 11 предикторов на переменную «самоотношение» (10 уже упомянутых предикторов и «отчуждение от себя») показал, что наиболее значимым предиктором является отчуждение от себя, следующими по значимости выступают «безнадежность», «одиночество» и «бессмысленность» - предикторы, которые очень точно по смыслу совпадают с пониманием самоотчуждения (отчуждения от себя) как смыслоутраты.

Анализ когнитивной составляющей образа Я, основанный на методике «Кто я», показал различия в самопрезентации представителей трех групп. Некоторые из ответов (исключив наиболее типичные для всех кластеров) приведены в таблице 5.

Ответы на вопрос «Кто Я?» (по кластерам). Таблица 5

1 кластер, «самоотстраненный» 2 кластер, «самоотчужденный» 3 кластер, «аутентичный»

загадка для самого себя, потерянный; существо, обладающее разумом; неопределенная; биосоциальное существо; я вредная -так считает мама; сама не знаю; тот, кто любит природу (пишет девушка); анализатор; безвольное существо; опасающийся перемен; ведунья; мизантроп; хлюпик; пустая; ресурс. я часть сердца любимого человека; человек, у которого часто случаются раздвоение, растроение личности; странник, заблудившийся в собственных чувствах; тень на асфальте; привидение, отражение в зеркале, одинокая; мертвец; не терпящая одного и того же; постоянно ищу чем себя занять; себя толком не знающая; душевно-духовное тело; не любовница (4 раза); редкая птица; я духовна и материальна; хохотушка; духовный человек; вообще люблю людей, особенно умных; иногда львенок, иногда ежик; торпеда парогазовая; безработная; кукловод; сладкоежка и чревоугодница; винтик в системе; философ (4); такая какая есть; хозяйка своего дома;

определившееся в жизни милашко; я люблю

существо. деньги; я хочу

разобраться в себе

Анализ показал, что наряду с большим количеством «обычных» характеристик, относящихся к социальным ролям и к личным качествам, ответы в первом и втором кластерах содержат прямые указания на отчужденность, в отличие от третьего, где таких указаний нет в принципе (несмотря на то, что это самый большой кластер). Основные различия между представителями кластеров были зафиксированы не в содержательном компоненте образа Я, а в способе его презентации, то есть в языковых формах, что представлено в тексте диссертации.

В заключении диссертационного исследования были сформулированы следующие выводы:

1. На основе теоретического анализа выделены основные инварианты употребления понятия «самоотчуждение», которые объединяет идея утраты понимания личностью самой себя. Наиболее продуктивной, с точки зрения изучения и понимания феномена самоотчуждения, является теория идентификации - обособления, в которой самоотчуждение выступает как результат крайних форм идентификации (слияния) и обособления (отчуждения). На теоретическом уровне была выявлена возможность позитивного влияния самоотчуждения на изменение образа Я личности и её развитие в целом.

2. Самоотчуждение - это феномен, который характеризуется обособлением личности от собственного Я или отдельных его составляющих (образа Я, рефлексивного и экзистенциального Я, эмоций, потребностей). Наиболее значимым категориальным признаком самоотчуждения выступает утрата смысла как исчезновение личностно значимых связей индивида с собой и жизненным миром. Значимым признаком самоотчуждения также выступает утрата суверенности, которую мы рассматриваем вслед за С.Нартовой-Бочавер как форму субъектности личности.

3. Экспериментальное исследование выявило наличие соотношения самоотчуждения с образом Я личности (его оценочно-аффективной составляющей и в меньшей степени - когнитивной составляющей образа Я). Кластерный анализ данных показал, что испытуемые делятся на три кластера, различающихся, главным образом, по шкалам идентичности, отчуждения, самоотношения и суверенности. Корреляционный анализ подтвердил идею о взаимосвязи самоотношения личности (как оценочно-аффективного компонента образа Я) и самоотчуждения личности (и отчуждения в целом), так как все шкалы использованных методик коррелируют между собой. Регрессионный анализ показал, что корреляции между отчуждением от себя и самоотношением носят характер двусторонней взаимосвязи, а не одностороннего влияния. Факторный анализ выявил факторы отчуждения, суверенности и самоотношения, а также

вариативность самоотношения в зависимости от выраженности самоотчуждения личности. Выявлены также изменения когнитивной составляющей образа Я личности, связанные с уровнями самоотчуждения и самоидентичности личности. Основные изменения зафиксированы не в содержательном компоненте, а в способе его презентации, то есть в языковых формах.

4. Исследование показало также, что возраст не является значимым фактором самоотчуждения. Самоотчуждение - процесс, связанный не с возрастными изменениями психологии личности, а со смысловой динамикой и отражающий в первую очередь не содержание личностных смыслов, а их наличие как таковых. Содержание смысловых структур варьируется в зависимости от возрастного периода, в то время, как их наличие определяется другими, вневозрастными факторами.

5. Выделены три типа образа Я, отражающих специфику соотношения феномена самоотчуждения с образом Я:

A) Группа с аутентичнъш образом Я демонстрирует позитивный образ себя, положительное самоотношение, высокий относительно других групп уровень суверенности, ориентирована на самоактуализацию и имеет низкий уровень отчуждения от жизненного мира и от себя, то есть сохраняет личностные смыслы в различных сферах жизни.

Б) Выраженное самоотчуждение личности отражается в образе Я в виде отвержения себя, самообвинения, низкой симпатии и самоидентичности, непонимании себя и своих собственных желаний, что приводит к невозможности самоактуализации личности (самоотчужденный образ Я). Суверенность при самоотчуждении также снижена.

B) Специфический тип соотношения самоотчуждения с образом Я личности, самоотстраненный, характеризуется неосознанностью, расщеплением представления о самом себе. Личность с самоотстраненным образом Я дает сильно противоречащие друг другу описания себя и отношения к самому себе. По большинству характеристик самоотстраненный образ Я близок к образу Я при самоотчуждении.

Таким образом, проведенное экспериментальное исследование подтверждает высказанную гипотезу о наличии взаимосвязи феномена самоотчуждения с образом Я личности, показало взаимополагающий характер этой взаимосвязи и наличие трех специфических типов образа Я, обусловленных этим соотношением. Не подтверждено гипотетическое допущение о том, что одним из важнейших категориальных признаков самоотчуждения является утрата идентичности. Ее следует рассматривать как эпифеномен процесса самоотчуждения.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Латыпов И.В. Самоотчуждение как психологический феномен / И.В.Латыпов // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. -№4, 2010 - С.104-111. (Рецензируемый научный журнал, определенный ВАК для публикации результатов кандидатских исследований).

2. Латыпов И.В. Взаимосвязь самоотчуждения и образа Я личности / И-В.Латыпов // Мир науки, культуры, образования,- №2, 2011. - С.224-227. (Рецензируемый научный журнал, определенный ВАК для публикации результатов кандидатских исследований).

3. Латыпов И.В. Феноменология самоотчуждения личности

/ И.В.Латыпов // Вестник университета (Государственный университет управления). - №8, 2011. - С.58-60 (Рецензируемый научный журнал, определенный ВАК для публикации результатов кандидатских исследований).

4. Латыпов И.В. Отчуждение как фактор агрессивного поведения / И.В.Латыпов // Личность в диалоге. Сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции. Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2009. - 372 с. - С. 139-144.

5. Латыпов И.В. Отчужденность как фактор дезадаптации человека в современном обществе / И.В. Латыпов // Инновационный потенциал психологии в развитии человека XXI века. Сборник трудов межрегиональной научно-практической конференции с международным участием. Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. - 310 с. - С.218-220.

6. Латыпов И.В. Принципы «бытия» и «обладания» в подготовке компетентных специалистов-психологов / И.В. Латыпов // Подготовка компетентного специалиста: реалии и перспективы. Сборник научных трудов по итогам работы региональной научно-практической конференции. Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2008 - 325 с. - С. 44-50.

7. Латыпов И.В. Профессиональная подготовка психологов: проблемы актуализации личностных ресурсов / И.В. Латыпов // Гуманитарность современного образования: психолого-педагогические парадоксы. Сборник научных трудов. Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2009. - 285 с. - С. 130-134.

Научное издание Латыпов Илья Владимирович

Соотношение феномена самоотчуждения с образом Я личности

Автореферат диссертации на соискание степени кандидата психологических наук

Подписано в печать 18.04.2011 Бумага для множительных аппаратов. Гарнитура Times New Roman. Печать RISO. Объем 1,5 усл.печ.л. Тираж 100 экз. Заказ №33

Издательство Дальневосточного государственного гуманитарного университета 680000, Хабаровск, ул. Карла Маркса, 68 Отдел оперативной печати Дальневосточного государственного гуманитарного университета 680000, г. Хабаровск, ул.Лермонтова, 50

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Латыпов, Илья Владимирович, 2011 год

Введение.

Глава 1. Теоретические аспекты изучения феномена самоотчуждения.

1.1. Философские подходы к изучению отчуждения и самоотчуждения.

1.2. Концептуальные подходы к исследованию отчуждения и самоотчуждения в психологии.

1.3. Признаки и феноменология самоотчуждения.

1.4. Позитивные аспекты влияния самоотчуждения на личность.

Глава 2. Образ «Я» как объект психологических исследований.

2.1. Образ Я как психологический феномен и его структура.

2.2. Проблема взаимосвязи феномена самоотчуждения и образа Я личности.

Глава 3. Экспериментальное исследование соотношения самоотчуждения и образа «Я» личности.

3.1. Логика и методы исследования.

3.2. Результаты экспериментального исследования и их анализ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Соотношение феномена самоотчуждения с образом Я личности"

Актуальность исследования

Развитие современного постиндустриального общества приводит к возникновению и распространению новых феноменов как в экономике, социальном устройстве, так и в психологии людей. Традиционалистское общество, диктовавшее многим поколениям людей определенный, освящённый авторитетом религии и предков, образ жизни и комплекс представлений о самих себе, ушло в прошлое. Особенно очевиден ценностный вакуум в постсоветском российском обществе, которое так и не обрело до конца свою новую идентичность, пытаясь сконструировать ее на основе прошлых идентичностей - дореволюционной и советской России.

Подобная ситуация (утрата обществом идентичности) не может не сказаться на отдельных его представителях. В настоящее время никто не диктует и не подсказывает человеку, каким ему быть, кем он должен стать. Вопрос личностной самоидентичности «кто Я?» приобрел в культурах «западного типа» (к которым, с некоторыми оговорками, относится и Россия) необычайную для прошлых поколений остроту. Ответственность за ответ на этот вопрос возлагается не на общество или традицию, а на самого человека. Данное обстоятельство не может не приводить к экзистенциальным конфликтам личности, так как бремя самостоятельного, ответственного выбора - одно из наиболее сложных и тяжелых для личности.

С другой стороны, развитие общества потребления стимулирует фактическое превращение личности в функцию (потребитель товара) или же в сам товар, который необходимо продать подороже. Данный процесс еще К.Марксом был обозначен как отчуждение личности при капитализме, и проблемы, связанные с отчуждением, были достаточно широко раскрыты в работах Э.Фромма.

К вопросам, связанным с отчуждением и его последствиями, прямо или косвенно обращались А.Маслоу, К.Хорни, А.Лоуэн, Ф.Перлз, М.Симен,

С.Мадди, С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, В.В.Абраменкова, В.В.Столин, И.С.Кон, Д.А.Леонтьев, Л.Б.Шнейдер, С.К.Нартова-Бочавер, Е.Н.Осин и др.

Однако в большинстве случаев отчуждение исследователями рассматривалось как феномен, отражающий нарушение связей между индивидом и его жизненным миром. Фактически без внимания оставался феномен самоотчуждения, отражающий нарушение внутриличностных связей, что нередко приводит к серьезным деформациям личности. При этом в научной психологической литературе понятия «отчуждение» и «самоотчуждение» встречаются достаточно часто, но, в основном, они используются без конкретизации их психологического содержания, и вне связи с другими феноменами самосознания личности.

Проблемы самосознания, в частности категория «образ Я» и во многом синонимичная ей «Я-концепция», разрабатывались такими учеными, как У.Джеймс, 3. Фрейд, Р.Бернс, К.Роджерс, Г.Мид, Л.Зурхер, В.В.Столин, И.С.Кон, А.Б.Орлов, Е.Т.Соколова, В.С.Мерлин, А.А.Налчаджян, А.Б.Орлов, Р.М.Грановская, А.В.Петровский, В.А.Петровский, М.Г.Ярошевский, Д.А.Леонтьев, В.Ф.Сафин и др. Интерес к образу Я при исследовании проблем сознания очень высок в контексте разных научных направлений и несовпадающих научных парадигм. При наличии многочисленных исследований самосознания, феномен самоотчуждения, тем не менее, чаще всего оставался за скобками этих исследований.

Человек в условиях глубокого духовного кризиса (который захватил и саму сущность человека) нередко теряет веру в себя и надежду на будущее. Именно индивидуальная самоорганизация каждой личности на уровне самосознания может открыть реальные возможности для выхода человека из кризиса, для его самореализации. Это возможно лишь через осознание и переживание своей личностной причастности ко всему, что происходит в мире и прежде всего к тому, что происходит с самим человеком. «Экзистенциальный конфликт личности с ее единственностью и неповторимой судьбой всегда остается для общества иррациональным»

Железнов Ю.Д.). Поэтому обращение к феномену самоотчуждения, к изучению его взаимосвязи с образом Я поможет сделать более глубоким наше понимание особенностей развития личности в современном обществе.

Актуальность данного исследования определяется следующими причинами и противоречиями:

- противоречием между важностью изучения феномена самоотчуждения личности в свете современных социально-психологических и индивидуально-психологических тенденций к изоляции человека, «атомизации» индивида в обществе и недостаточной научной разработанностью проблем самоотчуждения;

- противоречием между декларируемыми гуманистическими ценностями общества в целом и отдельных его институтов, в частности, и нарастающей тенденцией отчуждения личности от общества; широким применением философских терминов «отчуждение» и «самоотчуждение» без наполнения их конкретным психологическим, феноменологическим содержанием; !

- фактическим отсутствием на практическом уровне работ по изучению соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности, которые затрагивают центральные проблемы самосознания, будучи разъединены разными научными традициями.

Указанные причины и противоречия выявили проблему содержания феномена самоотчуждения, его соотношения с образом Я личности и проявления этого соотношения в представлении личности о самой себе. Объектом исследования является феномен самоотчуждения личности Предмет исследования: соотношение феномена самоотчуждения с образом Я личности.

Цель исследования: выявить взаимосвязь феномена самоотчуждения с образом Я личности, характер этой взаимосвязи и ее проявления. Гипотеза исследования состоит из нескольких допущений: а) Категориальными признаками феномена самоотчуждения являются частичная утрата смысла, субъектности и личностной идентичности. б) Мы предполагаем, что взаимосвязь феномена самоотчуждения с образом Я личности носит взаимополагающий характер. Содержательные характеристики феномена самоотчуждения соотносятся с когнитивным и аффективно-эмоциональным составляющими образа Я. в) Специфика соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности проявляется в наличии разных типов образа Я.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ разработанности проблем феномена самоотчуждения и образа Я в научных исследованиях.

2. На основе теоретического анализа уточнить содержание понятия «самоотчуждение».

3. В рамках экспериментального исследования установить наличие (отсутствие) связи феномена самоотчуждения с оценочно-аффективной и когнитивной составляющими образа Я.

4. Выявить и описать типы образа Я, обусловленные спецификой соотношения феномена самоотчуждения и образа Я личности.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили:

- экзистенциально-гуманистический подход, его базовые положения о родовых способностях человека, о сложности и непознаваемости человеческой природы, о возможности выбора личностью траектории своего развития (самодетерминации жизненного пути), о возможности быть аутентичным самому себе; о присутствии в жизни каждого человека экзистенциальных данностей — смысла, ответственности и свободы, одиночества, смерти и др. (Э.Фромм, К.Хорни, А.Маслоу, Дж.Бьюджентал, В.Франкл, И.Ялом, Р.Мэй, С.Мадди, Д.А.Леонтьев и др.);

- идеи субъектно-деятельностного подхода о личности как активном субъекте деятельности, направленной на самореализацию и саморазвитие

К.А.Абульханова-Славская, Б.Г.Ананьев, А.Г.Асмолов, Н.А.Бернштейн, А.Н. Леонтьев, Д.А.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн и др.);

- концепция состояний самосознания В.В.Столина, делающая акцент на существовании «потерянного» или «фальшивого» Я, при котором личность поддерживает видимый, внешний образ Я, слабо связанный с реальными, аутентичными ее переживаниями;

- концепции личностной идентичности (Э.Эриксон) и дихотомии процессов идентификации-отчуждения (А.В.Абраменкова, Л.Б.Шнейдер, С.Г.Корчагина), включающие самоотчуждение в контекст фундаментального психологического процесса идентификации -обособления личности.

- философские и психологические концепции феноменологии (Э. Гуссерль, Л.Бинсвангер, М.Мамардашвили, А.Лэнгле, А.М.Улановский и др.), рассматривающие представленность феноменов внешнего и внутреннего мира в сознании индивида. Базовый принцип феноменологии в психологии очень точно сформулировал М.Мамардашвили: «Мы не знаем мира субъекта помимо и через голову того, что о нем сообщает последний».

Для достижения поставленной цели и решения обозначенных задач использованы следующие взаимодополняющие методы исследования:

1. Общенаучные методы:

- теоретический анализ философской, психологической литературы, а также научной периодики по исследуемой проблеме;

- сравнительно-аналитический метод;

- наблюдение.

2. Диагностические методы исследования:

- констатирующий эксперимент;

-диагностические методики: «Методика изучения личностной идентичности» (МИЛИ - Л.Б.Шнейдер); «Опросник субъективного отчуждения (взрослый вариант)» (ОСОТЧ-В - модификация и адаптация Е.Н.Осиным теста С.Мадди); опросник «Суверенность психологического пространства» (Clül - С.К.Нартова-Бочавер); Методика «Кто Я» (Т.Кун, Т.Маркпартленд в модификации Румянцевой Т.В); «Опросник самоотношения» (ОСО - В.В.Столин и С.Р.Пантелеев); «Уровень соотношения "ценности" и "доступности" в различных жизненных сферах» (УСЦД - Е.Б.Фанталова); «Самоактуализационный тест» (САТ -адаптация ЛЯ.Гозман, Ю.ЕАлешиной, М.В.Загика и М.В.Кроз); «Диагностика эмоциональных состояний» (ДЭС -А.Т.Джерсайлд);

- элементы контент-анализа.

3. Методы статистической обработки данных:

- корреляционный анализ;

- дисперсионный анализ;

- факторный анализ;

- кластерный анализ;

- регрессионный анализ.

Корреляционный, регрессионный, факторный и кластерный анализы проводились с использованием пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки табличных данных Microsoft Excel ХР и пакетов статистического анализа Statistica v 6.1 и SPSS v.17.

Достоверность полученных результатов обеспечивается опорой на совокупность обоснованных исходных методологических и теоретических положений отечественной и зарубежной психологии и комплексом научных методов и методик, адекватных задачам и гипотезе исследования. Положения, выносимые на защиту

1. Основным психологическим содержанием феномена самоотчуждения выступает смысловой (экзистенциальный) вакуум, следствием которого является отвержение самого себя человеком. Базовыми признаками феномена самоотчуждения является частичная утрата личностью

- чувства осмысленности собственной жизни,

- переживания субъектности.

Данные признаки одновременно являются не только содержательными, но и операциональными, делающими возможным практическое исследование этого феномена и его взаимосвязи с образом Я личности.

2. Феномен самоотчуждения негативно сказывается на личностном уровне в виде отрицательного самоотношения к существующему образу Я и в виде формирования устойчивого «внешнего» Я.

3. Феномен самоотчуждения связан с образом Я личности (его оценочно-аффективной составляющей и в меньшей степени - когнитивной составляющей образа Я). Соотношение этих феноменов носит взаимополагающий характер.

4. Соотношение феномена самоотчуждения с образом Я представлено в наличии трех типов образа Я: аутентичный (образ Я, для которого характерно позитивное самовосприятие, гибкость когнитивной составляющей без самоотвержения); самоотчужденный (образ Я, характеризующийся негативным самовосприятием); самоотстраненный (образ Я, неконгруэнтный по своей природе, сочетающий в себе противоречивые, но не в полной мере осознаваемые характеристики).

5. Самоотчуждение может носить не только негативный, но и позитивный характер, стимулируя личностные изменения через отрицание старого образа Я.

Научная новизна и теоретическая значимость работы заключается в следующем:

• Уточнено определение феномена самоотчуждения как особой формы процессов обособления и идентификации личности;

• описана феноменология самоотчуждения в негативном и позитивном аспектах;

• определены категориальные признаки феномена самоотчуждения: смыслоутрата и утрата субъектности;

• установлено соотношение между феноменом самоотчуждения и эмоционально-оценочным компонентом образа Я (Я-концепции), которое носит взаимополагающий характер и связано с различными типами самоотношения личности.

• выделены и описаны три типа образа Я личности, обусловленных спецификой соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности

Практическая значимость работы заключается в:

• практическом подтверждении положения экзистенциальной психологии о ведущей роли смыслоутраты в формировании многих форм нарушения самосознания личности, в частности, связанных с наличием самоотчуждения.

• описании соотношения феномена самоотчуждения с образом Я личности, что позволит более обоснованно выбирать способы и направления саморефлексии личности с целью раскрытия подлинного, аутентичного содержания собственного Я;

• выявлении возможности использования результатов исследования в психологической экзистенциально-гуманистической практике для обоснования и организации стратегии коррекции, направленной не на внешние, поведенческие дисфункции, а на сущностные, внутренние конфликты личности;

• обосновании необходимости внимания к внешней феноменологии проявления интрапсихических процессов, выраженной, в частности, в речевых конструкциях;

• возможности использования результатов исследования в образовательной деятельности для проведения теоретических и практических занятий со студентами по курсам «Психология личности»,

Основы экзистенциальной психологии», «Психология саморазвития», а также при проведении курсов повышения квалификации для практикующих психологов.

База исследования. В экспериментальном исследовании приняли участие испытуемые в возрасте от 23 до 55 лет (средний возраст 27) в количестве 148 человек. Из них 65 студентов 3-5 курсов ДВГГУ (факультетов психологии, биолого-химического и исторического, а также факультета художественной графики и дизайна); 83 — преподаватели, врачи, служащие различного профиля. Общая выборка составила 148 человек. Респондентов от 20 до 29 лет - 98 человек; от 30 до 55 — 50. Необходимость такой разновозрастной выборки обусловлена тем, что, согласно нашему предположению, феномен самоотчуждения, связанный с родовой сущностью человека, его внутренним Я, не обусловлен возрастом или социальной ролью.

Апробация результатов исследования. Основные положения и полученные результаты были представлены на заседаниях кафедры и методологических семинарах кафедры Психологии ДВГГУ; на Региональной научно-практической конференции «Подготовка компетентного специалиста: реалии и перспективы» (Хабаровск, 2008); на Международной научно-практической конференции «Личность в диалоге» (Хабаровск, 2009); Международной конференции «Инновационный потенциал психологии в развитии человека XXI века» (Владивосток, 2009); Региональной научно-практической конференции «Гуманитарность современного образования: психолого-педагогические парадоксы (Хабаровск, 2009); Дальневосточной научно-практической конференции «Духовно-нравственное и научное познание тайн природы» (Хабаровск, 2011).

Структура диссертации соответствует принятой форме изложения результатов научно-исследовательской деятельности. Работа включает введение, три главы, заключение, библиографический список из 178 наименований и приложения.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Основные результаты общего факторного анализа (метод главных компонент с применением варимакс-вращения) приведены нами в таблице 3 (полные данные см. в Приложении 4). Несмотря на то, что наиболее значимыми являются первые три фактора, для анализа мы оставили первые шесть. Это обусловлено, во-первых, тем, что факторы однородны и достаточно просто поддаются интерпретации, во-вторых, как оказалось, они охватывают практически все основное содержание теоретической части работы и дополняют ее.

Всего факторов со значением более 1 выделено 10, процент объясненной дисперсии равен 72,262%. Приведенные 6 факторов аккумулируют 61,39% дисперсии.

Заключение

В диссертационном исследовании была поставлена цель изучить соотношение феномена самоотчуждения с образом Я личности и варианты его проявления. В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам:

1. На основе теоретического анализа выделены основные инварианты употребления понятия «самоотчуждение», которые объединяет идея утраты понимания личностью самой себя. Наиболее продуктивной, с точки зрения изучения и понимания феномена самоотчуждения, является теория идентификации - обособления, в которой самоотчуждение выступает как результат крайних форм идентификации (слияния) и обособления (отчуждения). На теоретическом уровне была выявлена возможность позитивного влияния самоотчуждения на изменение образа Я личности и её развитие в целом.

2. Самоотчуждение - это феномен, который характеризуется обособлением личности от собственного Я или отдельных его составляющих (образа Я,. рефлексивного и экзистенциального Я, эмоций, потребностей). Наиболее значимым категориальным признаком самоотчуждения выступает утрата смысла как исчезновение личностно значимых связей индивида с собой и жизненным миром. Значимым признаком самоотчуждения также выступает утрата суверенности, которую мы рассматриваем вслед за С.Нартовой-Бочавер как форму субъектности личности.

3. Экспериментальное исследование выявило наличие соотношения самоотчуждения с образом Я личности (его оценочно-аффективной составляющей и в меньшей степени - когнитивной составляющей образа Я). Кластерный анализ данных показал, что испытуемые делятся на три кластера, различающихся, главным образом, по шкалам идентичности, отчуждения, самоотношения и суверенности. Корреляционный анализ подтвердил идею о взаимосвязи самоотношения личности (как оценочно-аффективного компонента образа Я) и самоотчуждения личности (и отчуждения в целом), так как все шкалы использованных методик коррелируют между собой. Регрессионный анализ показал, что корреляции между отчуждением от себя и самоотношением носят характер двусторонней взаимосвязи, а не одностороннего влияния. Факторный анализ выявил факторы отчуждения, суверенности и самоотношения, а также вариативность самоотношения в зависимости от выраженности самоотчуждения личности. Выявлены также изменения когнитивной составляющей образа Я личности, связанные с уровнями самоотчуждения и самоидентичности личности. Основные изменения зафиксированы не в содержательном компоненте, а в способе его презентации, то есть в языковых формах.

4. Исследование показало также, что возраст не является значимым фактором самоотчуждения. Самоотчуждение — процесс, связанный не с возрастными изменениями психологии личности, а со смысловой динамикой и отражающий в первую очередь не содержание личностных смыслов, а их наличие как таковых. Содержание смысловых структур варьируется в зависимости от возрастного периода, в то время, как их наличие определяется другими, вневозрастными факторами.

5. Выделены три типа образа Я, отражающих специфику соотношения феномена самоотчуждения с образом Я:

А) Группа с аутентичным образом Я демонстрирует позитивный образ себя, положительное самоотношение, высокий относительно других групп уровень суверенности, ориентирована на самоактуализацию и имеет низкий уровень отчуждения от жизненного мира и от себя, то есть сохраняет личностные смыслы в различных сферах жизни.

Б) Выраженное самоотчуждение личности отражается в образе Я в виде отвержения себя, самообвинения, низкой симпатии и самоидентичности, непонимании себя и своих собственных желаний, что приводит к невозможности самоактуализации личности (самоотчуэ/сденный образ Я). Суверенность при самоотчуждении таюке снижена.

В) Специфический тип соотношения самоотчуждения с образом Я личности, самоотстраненный, характеризуется неосознанностью, расщеплением представления о самом себе. Личность с самоотстраненным образом Я дает сильно противоречащие друг другу описания себя и отношения к самому себе. По большинству характеристик самоотстраненный образ Я близок к образу Я при самоотчуждении.

Таким образом, проведенное экспериментальное исследование подтверждает высказанную гипотезу о наличии взаимосвязи феномена самоотчуждения с образом Я личности, показало взаимополагающий характер этой взаимосвязи и наличие трех специфических типов образа Я, обусловленных этим соотношением. Не подтверждено гипотетическое допущение о том, что одним из важнейших категориальных признаков самоотчуждения является утрата идентичности. Ее следует рассматривать как эпифеномен процесса самоотчуждения.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Латыпов, Илья Владимирович, Хабаровск

1. Абраменкова A.B. Проблема отчуждения в психологии / А.В.Абраменкова// Вопросы психологии, 1990, №1. С.5-13

2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. / К.А. Абульханова-Славская. М.: Мысль, 1991. - 300 с.

3. Абульханова-Славская К.А. Рубинштейновская категория субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта (под ред. А.В.Брушлинского, М.И.Воловиковой). / К.А.Абульханова-Славская. — М.: ПЕР СЭ, 2002.

4. Аверин В.А., Дандарова Ж.К. и др. Психология человека от рождения до смерти (под общ. ред. Реана A.A.) / В.А.Аверин, Ж.К.Дандарова и др. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. - 656 с.

5. Аллахвердов В.М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания / В.М. Аллахвердов СПб.: Речь, 2003. - 368 с.

6. Анцыферова Л.И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности /Л.И.Анцыферова // Вопросы психологии, 1978, №1. — с.37-50

7. Армстронг К. Будда / К.Армстронг М.: Альпина нон-фикшн, 2008. — 224 с.

8. Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа / А.Г.Асмолов. М.: Смысл, ИЦ «Академия», 2002 - 416 с.

9. Асмолов А.Г. О предмете психологии личности /А.Г.Асмолов // Вопросы психологии, 1983. №3. с.119-125.

10. Ахметзянова Р., Лебедев А.Б. Отчуждение в пространстве знака как отчуждение в пространстве власти // Ученые записки Казанского Государственного Университета. Т. 149, кн.5. 2007. С. 91 - 102.

11. Бауман 3. Текучая современность (пер. с англ) / З.Бауман. СПб.: Питер, 2008 - 240 с.

12. Берне, Р. Развитие "Я"-концепции и воспитание (пер.с англ) / Р. Берне.- М.: Педагогика, 1986. 422 с.

13. Бодалев, А. А. Общая психодиагностика / А. А. Бодалев, В. В. Столин.- СПб.: Речь, 2000. 440 с.

14. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии /Б.С.Братусь // Вопросы психологии, №5, 1997. — с. 3-19.

15. Братченко С.Л. Развитие у студентов направленности на диалогическое общение в условиях групповой формы обучения. Дисс. канд. психол.наук/ С.Л.Братченко. Ленинград, 1987.

16. Братченко С. Экзистенциально гуманистический подход Джеймса Бюджентала: человек в поисках самого себя/ С. Братченко// Психологические проблемы самореализации личности. Вып. 2. СПб., 1998. С. 56-66

17. Братченко С.Л., Миронова М.Р. Личностный рост и его критерии / С.Л. Братченко, М.Р. Миронова // Психологические проблемы самореализации личности. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1997. — 56 с. С.38-46

18. Брушлинский A.B. Проблемы психологии субъекта / A.B. Брушлинский. М., 1994

19. Брушлинский, A.B. Субъект: мышление, учение, воображение. Избр. психол. труды / A.B. Брушлинский. — М., Воронеж: НПО «МОДЭК». 1996.-387 с.

20. Булюбаш И.Д. Я тебя слышу. Феномены языка и речи в практике гештальт-терапевта /И.Д.Булюбаш Самара: Издательский Дом «Бахрах-М», 2008. - 272 с.

21. Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта / Дж. Бюдженталь. -СПб.: Питер, 2001.-304 с.

22. Бьюдженталь Дж. Наука быть живым. Диалоги между терапевтом и пациентами в гуманистической терапии /Дж.Бьюдженталь. М.: Независимая фирма «Класс», 1998. 336 с.

23. Василюк Ф.Е. Психология переживания./ Ф.Е.Василюк. М.: Изд-во МГУ, 1984.-200 с.

24. Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии /Ф.Е.Василюк. — М.: МГППУ; Смысл, 2003. 240 с.

25. Вачков И.В. Окна в мир тренинга. Методологические основы субъектного подхода к групповой работе / И.В.Вачков, С.Д.Дерябо. -Речь, 2004. 272 с.

26. Вязникова Л.Ф. Психологические основания профессиональной переподготовки руководителей системы образования: время перемен/ Л.Ф. Вязникова. Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2002.

27. Гегель Г.Ф. Феноменология духа /Г.Ф.Гегель. СПб.: Наука, 1992. -443 с.

28. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. Курс лекций / Ю.Б.Гиппенрейтер М.: Издательство МГУ, 1988. - 301 с.

29. Грановская Р. М. Психологическая защита /Р.М.Грановская СПб.: Речь, 2007. - 476 с.

30. Грановская P.M. Элементы практической психологии / Р.М.Грановская СПб.: Речь, 2003. - 655 с.

31. Гроф С. Неистовый поиск себя / С.Гроф. М.: ООО «Издательство ACT», 2003.-347 с.

32. Губин В.Д. Философия: актуальные проблемы /В.Д.Губин. М.: Омега-Л, 2006.-370 с.

33. Гуссерль Э. Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии./ Язык и интеллект. -М., 1996.

34. Дерябо С. Личность: от субъективности к субъектности / С.Дерябо // Развитие личности, №3, 2002. С.261-265

35. Джемс У. Психология /У.Джемс. М., Педагогика, 1991. - 367 с.

36. Дорцен Э. ван. Практическое экзистенциальное консультирование и психотерапия / Э.ван Дорцен. Ростов-на-Дону, Ассоциация экзистенциального консультирования, 2007. — 216 с.

37. Дружинин В.Н. Варианты жизни. Очерки экзистенциальной психологии / В.Н.Дружинин. СПб.: Питер, 2010 - 156 с.

38. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов / О.Ю.Ермолаев. — М.: Московский психолого-социальный институт, Флинта, 2003.-336 с.

39. Ефимкина Р.П. В переводе с марсианского: приемы метакоммуникации в психологическом консультировании и психотерапии / Р.П.Ефимкина. -СПб.: Речь, 2006.-288 с.

40. Железнов Ю.Д. Человек в природе и обществе. Введение в эколого-философскую антропологию /Ю.Д.Железнов, Э.А.Абрамян, С.Т.Новикова. М.: Изд-во МНЭПУ, 1999. - 298 с.

41. Журавлев И. Феномен отчуждения: стратегии концептуализации и исследования / И.Журавлев, А.Тхостов// Психологический журнал, 2002, т.23, №5, С.42-48.

42. Завадский М. Реактуализация проблемы отчуждения Сартром: феномен инертной практики / М.Завадский // Топос, 2009, №1. С.53-59.

43. Залесский Г.Е. Психодиагностика убеждений и ориентаций личности /Г.Е.Залесский, Е.Б.Редькина. М.: МГУ, 1996.

44. Зиновьева Д.М. Методологические возможности категории отчуждения в изучении психологии личности / Д.М.Зиновьева // Проблемы социальной психологии личности, 2005, выпуск 1.

45. Знаков В.В. Психология понимания: проблемы и перспективы /В.В.Знаков. М.: изд-во «Института психологии РАН», 2005. - 448 с.

46. Ильенков Э.В. Гегель и «отчуждение» // Ильенков Э.В. Философия и культура. М. 1991 С. 141-152.

47. Карпов A.B. Рефлексивность как психическое свойство / A.B. Карпов // Психологический журнал 2003. - №5. — С.46-54

48. Карпунькина Т. Социально-психологические аспекты проблемы отчуждения в подростковом возрасте / Т.Карпунькина //Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия, 2008, вып. 1., С. 126-142

49. Колядин А.П. Подходы к изучению «Я-концепции» в психологической науке /А.П.Колядин // Сборник научных трудов Северо-Кавказского государственного технического университета. Гуманитарные науки. №1,2005.

50. Кон Г. У. Размышление и действие в экзистенциальной психотерапии/ Г. Кон // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия. Выпуск 1. 2005. №6. С.89-96

51. Кон И.С. В поисках себя /И.С.Кон.- М.: Политиздат, 1984. 335 с.

52. Корчагина С.Г. Психология одиночества / С.Г.Корчагина. М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. — 228 с.

53. Краткий психологический словарь / ред-сост. JI.A. Карпенко; под ред. A.B. Петровского, М.Г. Ярошевского. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. — 512 с.

54. Кривцова С. Экзистенциально — аналитическая теория личности Альфрида Лэнгле /С.Н. Кривцова.// Развитие личности. — М.: Московский гос. пед. университет №1, 2005, С. 105- 127.

55. Кузьмина Е.И. Психология свободы: теория и практика /Е.И.Кузьмина. СПб.: Питер, 2007. 336 с.

56. Куликов Л.В. Психология личности в трудах отечественных психологов: хрестоматия /Л.В.Куликов. СПб.: Питер, 2009. — 464 с.

57. Кэмпбелл Дж. Мифы, в которых нам жить / Дж.Кэмпбелл. Киев: София; М.: ИД «Гелиос», 2002. - 256 с.

58. Лебедева Н. Путешествие в Гештальт: теория и практика /Н.Лебедева, Е.Иванова. СПб.: Речь, 2010. - 550 с.

59. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность /А.Н.Леонтьев . М.: Смысл, 2004. - 352 с.

60. Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности/ Д.А. Леонтьев // Психологический журнал. 2000. - Т21.-№1 - С. 15-25

61. Леонтьев Д.А. Смыслоутрата и отчуждение /Д.А.Леонтьев, Е.Н.Осин // Культурно-историческая психология", 2007, №4, с. 68-79

62. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности / Д.А.Леонтьев. М.: 1993.

63. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности /Д.А.Леонтьев. М.: Смысл, 2007. - 511с.

64. Леонтьев Д.А. Феномен свободы: от воли к автономии личности /Д.А.Леонтьев // Только уникальное глобально: сб. статей в честь 60-летия Г.Л.Тульчинского. СПб.: СПбГУКИ, 2007. С.64-89.

65. Леонтьев Д.А. Феномен ответственности: между недержанием и гиперконтролем/Д.А.Леонтьев // Экзистенциальное измерение в консультировании и психотерапии. Т.2. Бирштонас; Вильнюс: ВЕАЭТ, 2005. с.7-22.

66. Лифинцева Т.П. Категория «мужество быть» в онтологии, антропологии и этике П.Тиллиха /Лифинцева Т.П // Человек, 2009, №4. С.96-111

67. Лоуэн А. Предательство тела /А.Лоуэн. Екатеринбург: Деловая книга, 1999.- 328 с.

68. Лукьянов О.В. Готовность быть. Введение в транстемпоральную психологию / О.В.Лукьянов. М.: Смысл, 2009. — 231 с.

69. Лэнгле А. Жизнь, наполненная смыслом /А.Лэнгле. М.: Генезис, 1998.- 128 с.

70. Лэнгле А. Что движет человеком? Экзистенциально-аналитическая теория эмоций /А.Лэнгле. М.: Генезис, 2008. - 235 с.

71. Лэнгле А. Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности /А.Лэнгле. М.: Генезис, 2008. - 159 с.

72. Лэнгле А. Феноменологический метод в экзистенциально-аналитической психотерапии /А.Лэнгле // Московский психотерапевтический журнал, 2009. №2. с. 110-129

73. Магомед-Эминов М.Ш. Трансформация личности / М.Ш.Магомед-Эминов. М.: ПАРФ, 1998. - 494 с.

74. Мадди С. Смыслообразование в процессах принятия решения /С.Мадди // Психологический журнал, 2005. т. 26, № 6. С. 87-101.

75. Мамардашвили М.К. Стрела познания (набросок естественноисторической гносеологии) /М.К.Мамардашвили — М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. 304 с.

76. Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года / К.Маркс // Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М.: Гос. изд-во полит, лит-ры, 1956. 690 с. - С. 517-642.

77. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы /А.Маслоу М.: Смысл, 1999.-424 с.

78. Меграбян A.A. Деперсонализация / А.А.Меграбян. Ереван: Армянское гос. изд-во, 1962. - 356 с.

79. Мерлин B.C. Психология индивидуальности /В.С.Мерлин. М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: Изд-во НПО «Модэк», 1996. - 448 с.

80. Микиртумов Б.Е. Лексика психопатологии / Б.Е.Микиртумов. СПб.: Речь, 2004.- 200 с.

81. Митина О.В. Факторный анализ для психологов /О.В.Митина, И.Б.Михайловская. М.: Учебно-методический коллектор «Психология», 2001 - 169 с.

82. Москаленко В.Д. Зависимость: семейная болезнь /В.Д.Москаленко. — М.: ПЭР СЭ, 2002.-336 с.

83. Мэй Р. Открытие Бытия. Очерки экзистенциальной психологии /Р.Мэй.- М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2004 224 с.

84. Наследов A. SPSS : Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках/А.Наследов. СПб.: Питер, 2005. - 416 с.

85. Нартова-Бочавер С.К. Понятие «психологическое пространство личности»: обоснование и прикладное значение./ С.К. Нартова-Бочавер // Психологический журнал, 2003. №6. - С.27-36

86. Нартова-Бочавер С.К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии /С.К.Нартова-Бочавер. СПб.: Питер, 2008. - 400 с.

87. Немов P.C. Психодиагностика. Введение в научное психологическое исследование с элементами математической статистики / Р.С.Немов. — М.: Гуманитарный изд.центр ВЛАДОС, 2001. 640 с.

88. Непомнящая Н.И. Ценностность как центральный компонент психологической структуры личности / Н.И.Непомнящая, М.Е.Каневская, О.Н.Пахомова, В.В.Барцалкина, С.Н.Рубцова// Вопросы психологии, 1980, №1. с. 22-30.

89. Никандров В.В. Методологические основы психологии/В.В.Никандров.- СПб.: Речь, 2008. 235 с.

90. Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И.Ожегов — М.: Русский язык, 1983.-816 с.

91. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека: парадигмы, проекции, практики / А.Б.Орлов — М.: Академия, 2002. 272 с.

92. Орлов А.Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека //Психология личности: сборник статей . М.: ООО «Вопросы психологии», 2003. — с. 189-203.

93. Осин E.H. Аутентичность./ Е.Н.Осин // Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия, вып. 2, 2004 (5), стр. 88 — 93.

94. Осин E.H. Отчуждение как психологическое понятие /Е.Н.Осин // Третья Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений / Под ред. Д. А. Леонтьева. М.:* Смысл, 2007. - С. 97-100

95. Осин E.H. Смыслоутрата как переживание отчуждения: структура и диагностика. Дисс. к. психол. наук /Е.Н.Осин. М.: МГУ, 2007.

96. Перлз Ф. Гештальт-семинары / Ф.Перлз . М.: Институт общегуманитарных исследований, 1998. — 326 с.

97. Перлз Ф. Теория гештальт-терапии /Ф.Перлз. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2008. - 320 с.

98. Петрова, Н.И. Уровень самоактуализации студентов и их социально-психологическая адаптация / Н.И. Петрова // Психологический журнал. 2003. - Т. 24. - №3, - С. 116-120.

99. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности / В.А. Петровский; Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996

100. Петровский В.А. Принцип отраженной субъектности в психологическом исследовании личности /В.А.Петровский// Вопросы псиохологии, 1985, №4. С. 17-30

101. Петровский В.А. Отчуждение как феномен детско-родительских отношений /В.А.Петровский, М.В.Полевая // Вопросы психологии, 2001. №1 с. 19-25

102. Пепло JI. Одиночество и самооценка /Л.Пепло, М.Мицелли, Б.Мораш // Лабиринты одиночества -М.: Прогресс, 1989. С. 169-191

103. Пивоваров Д.В. Понятие отчуждения: альтернативные подходы /Д.В.Пивоваров // Известия Уральского государственного университета. — 2007, №57. — с.80-92.

104. Психология человека от рождения до смерти / под общ.ред. А.А.Реана.-СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. 656 с.

105. Рагулина М.В. Ценностно-смысловое содержание понятия «аутентичность» как системного качества личности /М.В.Рагулина // Вестник Томского государственного университета. — Томск, 2007г. -№296.-С. 206-212

106. Рагулина М.В. Аутентичность как психологический ресурс самоорганизации личности /М.В .Рагулина // Автореферат дисс. к. псих, наук. Хабаровск, 2007.

107. Робин Ж.-М. Быть присутствии Другого. Этюды по психотерапии (пер. с франц.) / Ж.-М.Робин. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2008. — 288 с.

108. Ш.Роджерс К. Искусство консультирования и терапии/ К.Роджерс. М.: Апрель Пресс; Эксмо, 2002. - 976 с.

109. Рубинстайн К. Опыт одиночества /К.Рубинстайн, Ф.Шейвер // Лабиринты одиночества-М.: Прогресс, 1989. с.275-300

110. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. Человек и мир /С.Л.Рубинштейн -СПб.: Питер, 2003.-512 с.

111. Рубинштейн С.Л. Человек и мир / С.Л.Рубинштейн М.: Наука, 1997. -191 с.

112. Румянцева Т.В. Диагностика отношений в паре / Т.В.Румянцева. -СПб.: Речь, 2006,- 176 с.

113. Самосознание и защитные механизмы личности, хрестоматия (сост. Д.Я.Райгородский) /Д.Я.Райгородский. — Самара, изд. дом Бахрах-М, 2006. 656 с.

114. Сартр Ж.-П. Проблемы метода /Ж.-П.Сартр. М.: Издательская группа «Прогресс», 1994. - 240 с.

115. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии / Ж.-П.Сартр . М.: Республика, 2000. - 639 с.

116. Сандлер У., Джонсон Т. От одиночества к аномии // Лабиринты одиночества /сост. и общ. ред. Покровского Н.Е. М.: Прогресс, 1989. - 624 с.

117. Сердюков Ю.М. Проблема трансцендентального субъекта / Ю.М.Сердюков // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке, 2009, №3. с.35 - 45.

118. Силяева А. Феномен отчуждения подростков: социально-психологическая помощь средствами иппотерапии. Автореферат дисс. к. псих, наук, М., 2008

119. Слободчиков В.И. Реальность субъективного духа / В.И.Слободчиков // Человек, 1994. №5. с.21-38

120. Слободчиков, В.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: введение в психологию субъективности: учебное пособие для вузов / В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев. М.: Школа-Пресс, 1995.

121. Слободчиков И.М. Переживание одиночества в рамках формирования «Я-концепции» подросткового возраста /И.М.Слободчиков // Психология и педагогика образования, 2005, №1. — с.28-32.

122. Собчик, Л.Н. Введение в психологию индивидуальности / Л.Н. Собчик. -М., 2000.-512 с.

123. Собчик Л.Н. Диагностика индивидуально-типологических свойств и межличностных отношений / Л.Н.Собчик СПб.: Речь, 2003. — 96 с.

124. Соколова Е.Т. Самооценка и самосознание при аномалиях личности /Е.Т.Соколова. М.: Издательство МГУ, 1989. - 211 с.

125. Соколова Е.Т., Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях / Е.Т.Соколова, В.В.Николаева. — М.: SvR-Apryc, 1995.-359 с.

126. Сосланд А.И. Ключ к Хайдеггеру /А.И.Сосланд // Московский психотерапевтический журнал, 2003, №2. С.64-88

127. Старак Я. Техники гештальт-терапии на каждый день / Я.Старак, Т.Кей, Д.Олдхейм. М.: Психотерапия, 2009. — 176 с.

128. Столин В.В. Самосознание личности / В.В.Столин. — М.: Издательство МГУ, 1983.-288 с.

129. Столин В.В. Опросник самоотношения /В.В.Столин, С.Р. Пантилеев // Практикум по психодиагностике: Психодиагностические материалы. М., 1988. С. 123-130.

130. Торчинов Е.А. Пути философии Востока и Запада: познание запредельного / Торчинов Е.А. — СПб.: «Азбука-классика», «Петербургское востоковедение», 2007. — 480 с.

131. Торчинов Е.А. Религии мира: опыт запредельного. Психотехника и трансперсональные состояния / Торчинов Е.А. — СПб., «Азбука-классика», «Петербургское востоковедение», 2005. 544 с.

132. Трунов Д.Г. Иносказательная природа отчуждения как социокультурного феномена. Дисс. канд. филос. Наук/Д.Г.Трунов. Пермь, 2000.

133. Тхостов А.Ш. Психология телесности / А.Ш. Тхостов М.: Смысл, 2002

134. Уилбер К. Никаких границ. Восточные и западные пути личного роста (пер.с англ.) / К.Уилбер. — М.: Издательство Трансперсонального Института, 1998. 176 с.

135. Улановский A.M. Феноменологический метод в психологии, психиатрии и психотерапии /А.М.Улановский // Методология и история психологии, 2007. Т.2., вып. 1.- с.130-150.

136. Улановский A.M. Феноменология в психологии и психотерапии: прояснение неотчетливых переживаний/А.М.Улановский// Московский психотерапевтический журнал, 2009. №2. с.27-51.

137. Уотте А. Психотерапия: Восток и Запад / А.Уоттс . М.: Весь мир, 1997.-240 с.

138. Фанталова Е.Б. Об одном методическом подходе к исследованию мотивации и внутренних конфликтов (на контингенте больных артериальной гипертонией и здоровых лиц) /Е.Б. Фанталова // Психологический журнал, 1992, Т. 13, №1. — с. 107-И7.

139. Фельдштейн Д.И. Человек в современной ситуации: тенденции и потенциальные возможности развития / Д.И. Фельдштейн // Мир психологии. 2005, №1- С. 15-23.

140. Франкл В. Сказать жизни «Да» / В.Франкл. — М.: Смысл, 2007. 173 с.

141. Франкл В. Страдания от бессмысленности жизни: актуальная психотерапия / В.Франкл. — Новосибирск: Сибирское университетское издательство, 2009 — 105 с.

142. Франкл В. Психотерапия на практике / В.Франкл. СПб.: Речь, 2000. -256 с.

143. Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл — М., 1990. — 368 с.

144. Фрейд 3. Я и Оно. По ту сторону принципа удовольствия / З.Фрейд. -М., ACT, 2006

145. Фрейд 3. Психология бессознательного / З.Фрейд. — М.: Просвещение, 1989-448 с.

146. Фрейджер Р., Фейдимен Д. Личность: теории, упражнения, эксперименты / Р.Фрейджер, Д.Фейдимен. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. 864 с.

147. Фромм Э. Психоанализ и религия. Искусство любить. Иметь или быть?/Э.Фромм К.: Ника-Центр, 1998,- 400 с.

148. Фромм Э. Здоровое общество. Догмат о Христе / Э.Фромм. М.: ACT: Транзиткнига, 2005. — 571 с.

149. Фромм Э. Бегство от свободы /Э.Фромм. М.: Олимп, 1998. - 416 с.

150. Фуко М. История безумия в классическую эпоху /М.Фуко СПб.: Университетская книга, 1997. — 576 с.

151. Хагуров Т.А. Дисфункции процессов социализации и социального контроля в условиях экспансии массовой потребительской культуры (проблемы девиантологического анализа) /Т.А.Хагуров / Автореф. дисс. докт.социолог.наук. Москва, 2007

152. Хайдеггер М. Бытие и время /М.Хайдеггер. СПб: Наука, 2002. - 452 с.

153. Хвостов А. Проблемы статистического анализа в психологических исследованиях / А. Хвостов // Развитие личности. 2003. - №1. - С. 111-119

154. Хейли Дж. Что такое психотерапия /Дж.Хейли СПб.: Питер, 2002. -224 с.

155. Холмогорова Н. Эмоциональные расстройства и современная культура (на примере соматоформных, депрессивных и тревожных расстройств) / А. Холмогорова, Н. Гаранян // Московский психотерапевтический журнал, 1992 -№22. С. 61-89

156. Хорни К. Наши внутренние конфликты / К.Хорни СПб.: Лань, 1997. -240 с.

157. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самоанализ / К. Хорни М., 1993.-480 с.

158. Чехов А.П. Огни // Книга Екклезиаста. М.: Изд-во Эксмо, 2005. 384 с. С.270-344.

159. Чирков, В.И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека / В.И. Чирков // Вопросы психологии. — 1996. — № 3.

160. Чудновский В.Э. Смысл жизни: проблемы относительной эмансипированности от «внешнего» и «внутреннего» / В.Э. Чудновский // Психологический журнал. 1995. - № 2. - С. 15-25.

161. Чудновский В.Э. Психологические составляющие оптимального смысла жизни / В.Э. Чудновский // Вопросы психологии. 2003. - № 3. - С. 314.

162. Шварц Б. Парадокс выбора /Б.Шварц. М.: Добрая книга, 2005. - 288 с.

163. Шибутани Т. Социальная психология /Т.Шибутани. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.-539 с.

164. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт / А.Г. Шмелев -СПб.: Речь, 2002

165. Шнейдер Л.Б. Личностная, тендерная и профессиональная идентичности: теория и методы диагностики /Л.Б.Шнейдер М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. — 128 с.

166. Эллис А. Гуманистическая психотерапия: рационально-эмоциональный подход / А.Эллис. СПб.: Изд-во Сова; М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. - 272 с.

167. Эммонс Р. Психология высших устремлений: мотивация и духовность личности / Р.Эммонс М.: Смысл, 2004. - 416 с.

168. Эриксон Э. Детство и общество / Э.Эриксон — СПб.: ИТД «Летний сад», 2000.-416 с.

169. Эриксон, Э. Идентичность: юность и кризис / Э.Эриксон. М.: Прогресс, 1996.

170. Юнг, К.Г. Психология бессознательного / К.Г. Юнг. — М.: Канон, 1994. 320 с.

171. Юревич A.B. Объяснение в психологии/ A.B. Юревич // Психологический журнал. 2006, №1. - С. 97 — 106

172. Ялом И. Групповая психотерапия: теория и практика /И.Ялом. — М.: Апрель Пресс, Издательство Института психотерапии, 2005. — 576 с.

173. Ялом И. Шопенгауэр как лекарство /И.Ялом М.: Эксмо, 2008. - 544 с.

174. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия /И.Ялом М.: Независимая фирма «Класс», 1999. - 576 с.

175. Янов А. Первичный крик /А.Янов. М.:АСТ МОСКВА, 2009. - 606 с.