Автореферат диссертации по теме "Содержание структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи"

Направзх рукописи

ТУЛЫНИНА Анна Юрьевна

СОДЕРЖАНИЕ СТРУКТУРНЫХ КОМПОНЕНТОВ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ

Специальность 19.00.05 - "Социальная психология" (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Ростов-на-Дону 2004

Работа выполнена на кафедре социальной психологии факультета психологии Ростовского государственного университета

Научный руководитель доктор социологических наук, профессор

Мостовая Ирина Владимировна

Официальные сппске!ггь! доктор психологических наук, профессор

Стефаненко Татьяна Гавриловна кандидат психологических наук, доцент Габдулина Людмила Ивановна

Ведущая организация Ростовский государственный

педагогический университет

Защита состоится 25 декабря 2004 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д-212.208.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук в Ростовском государственном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М.Нагибина, 13, факультет психологии, ауд.222.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского государственного университета по адресу: 344006, г.Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан 23 ноября 2004 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук, —г— "Л

доцент ¡СЬ^РвМи А.И. Тащёва

<t&gé>£

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В России в конце XX, начале XXI века происходят системные изменения, сопровождающиеся сменой сложившихся отношений, традиций, норм, правил поведения, оснований социального причисления. Ломка социальных идентичностей в российском обществе представляет собой уникальную экспериментальную лабораторию для изучения общих механизмов социальной идентификации личности [Балагова JI.X., 1996; Здра-вомыслов А.Г., 1998; Лебедева Н.М., 1999; Сикевич З.В. 1999; ЯдовВ.А., 2000].

В 90-х гг. 20 столетия в нашей стране обозначились процессы, вызванные всплеском осознания этнической идентичности. Возрастание роли этнич-ности обусловлено психологической реакцией на социальную неопределенность. При разрушении метагрупповой идентичности, скрепляющей общество, на первый план выходят более устойчивые формы мезо- и микрогруппового структурирования, в том числе этническая. Деление по национальному признаку становится одним из основных атрибутов социального причисления, а этноидентичность актуализируется в числе центральных компонентов самосознания индивида [Велик А.А., 2001; Гришина Е.А., 1999; Данилова Е.Н., 1994; Дробижева Л.М. 1994, 1996; Лебедева Н.М., 1997, 1999; Коростылев А.Д., 2002; Павленко В.Н., Корж Н.Н., 1998; Солдатова Г.У, 2001; Стефаненко Т.Г., 1999; Ядов В.А., 2000].

У этого процесса есть генерационная (поколенная) специфика. Поэтому анализ этнической идентичности молодежи обретает самостоятельную значимость и требует целенаправленного исследования на материале историко-культурных регионов, что связано с решением важнейших задач общественной практики [Кадиева Р.И., 2002; Карпухин О.И., 1998; Лебедева Н.М. 2002; Панеш Э.Х., 1996].

Обращение к данной проблематике обусловлено не только вопросами российской социальной модернизации, поскольку уже во второй половине XX века в мировом масштабе наметились процессы, характеризовавшиеся всплеском осознания этнической идентичности [Болотоков В.Х., 1997; Бром-лей Ю.В., 1987, 1990; Козлова М., 2001; Соснин В.А., 1997;. Стефаненко Т.Г, 2003; Черныш М.Ф., 1994]. В США в 2002 г. американской ассоциацией психологов был издан документ "Guidelines on Multicultural Education, Training, Research, Practice, and Organizational Change for Psychologists", посвященный вопросам этнической идентичности. В основу которого положены многочисленные исследования ведущих психологов [Levin К., 1995; Phinney Dj., 1996; Brewer М., 1999; Hornsey К. and Hogg M., 2000 и др.].

Анализ этнической идентичности осложнен неоднозначностью понятия "этнос". В данной работе оно используется для обозначения любых этнических общностей, в том числе национальных сообществ (поскольку ряд этнологов определяет русских как постэтническое образование). С точки зрения психологической науки, по мнению Т.Г. Стефаненко, этносу

biiWi;:o¡) • л

группу людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этнодифференцирующие характеристики. [Бромлей Ю.В., 1993; Кон И.С., 1988; Лебедева Н.М., 1999; Шпет Г.Г., 1996; Стефаненко Т.Г., 1999, 2003]

Степень разработанности проблемы. Термин "этническая идентичность" в отечественную психологическую науку пришел из зарубежной социальной психологии. В российской психологии чаще пользовались термином "этническое самосознание", которое определяло предметность этносоциологии [Арутюнян Ю.В., 1972, 1984, 1990; Дробижева Л.М., 1985, 1991, 1994; Порш-нев Б.Ф., 1966, 1973; Сикевич З.В., 1996; Снежкова И.А., 1992]. В этнопсихологии термин "этническое самосознание" утверждается с середины 1980-х гг. [Агеев B.C., 1990; АсмоловА.Г., Шлягина Е.И., 1984; Вяткин Б.А., 1996; Кцоева Г.У., 1985; Лебедева Н.М., 1993; Петренко В.Ф., 1987; Татарко А.Н., 2002; Хотинец В.Ю., 2000; Чеснокова И.И., 1977].

В отечественной социальной психологии исследования, связанные с проблемой этнической идентичности, актуализировались во второй половине 90-х гг. XX в., постфактум активизации этнических процессов, породивших и стремление к культурному суверенитету, и национальный сепаратизм.

В потоке научных публикаций, посвященных этнической идентичности, можно выделить следующие направления: исследование стадий становления этнической идентичности [Романова О.Л., 1994; Стефаненко Т.Г., 1998, 1999]; трансформация этнической идентичности в постсоветский период [Лебедева Н.М., 1996, 1999, 2002; Мендяева А.Б., 1997; Павленко В.Н., 1997, 1998; Солдатова Г.У., 1998, 2001; Стефаненко Т.Г., 1998]; особенности формирования этнической идентичности [Кауненко И.И., 2000; Хотинец В.Ю., 2001; Улымжиева Е.А., 2003]; соотношение этнической идентичности и установок толерантности - интолерантности [Лебедева Н.М., Татарко А.Н., 2003; Малхо-зова Ф.М., 1999; Мольденгауэр Н.В., 2001]. В данных трудах были разработаны отдельные теоретико-методологические подходы и решены многие важные проблемы исследования этнической идентичности, дан глубокий анализ работ зарубежных авторов [Дево Г., 1982; Тэджфела Г., 1971, 1972, 1982; Тернера Дж., 1978, 1985, 1986; Финней Дж., 1993, 1997; Ягоды Г., 1966 и др.], связанных с изучением идентичности.

Проведенные научные изыскания позволили на междисциплинарном уровне обобщить и систематизировать основные положения отечественных и зарубежных исследований этнической идентичности. Однако при определении понятия "этническая идентичность" возникла проблема ее соотношения с содержанием таких понятий, как "этническое самосознание" и "этничность". В данной работе понятие этнической идентичности рассматривается как один из уровней этнического самосознания (относительно устойчивой системы осознанных представлений и оценок реально существующих этнодифференци-рующих и этноинтегрирующих компонентов жизнедеятельности этноса), составляющую социальной идентичности, а именно - осознание своей принадлежности к определенной этнической общности. При этом разводятся понятия

"идентификация" (процесс формирования идентичности) и "идентичность" (результат этого процесса) [Баранова Т.С., 1993; Качанов Ю.Л., 1993; Хоти-нец Ю.В., 2000; Ядов В.А., 1995].

Этническая идентичность как один из индикаторов межэтнической напряженности рассматривается Г.У. Солдатовой [1998, 2001]. О.Л. Романова [1994] разводит понятия "этническая идентичность" и "осознание принадлежности к собственной этнической группе". Специальным исследованием, посвященным этнической идентичности, является докторская диссертация Т.Г. Стефаненко [1999], где последняя изучается с позиции конструктивистской социальной психологии как самостоятельная феноменологическая область, один из элементов конструирования индивидом образа окружающего мира и своего места в нем.

В научной литературе выделены стадии становления этнической идентичности и особенности ее формирования на разных возрастных этапах. Этническое причисление рассматривается как процесс, при помощи которого люди конструируют свою идентичность. Сложность заключается в том, что этническая идентичность конструируется индивидом на основе аскриптивной идентичности, но может и не совпадать с ней. Развитие этнической идентичности проходит ряд этапов: от диффузной до реализованной, которая достигается обычно в подростковом возрасте.

При разработке методических приемов изучения этнической идентичности были выделены характеристики социальной среды, влияющие на ее формирование и проявление: реальные социально-политические условия, статусные отношения контактирующих этносов, соотносительная численность этнических групп, ориентации этнической группы на тот или иной тип общественного развития (традиционный - современный, коллективистский - индивидуалистский), этноконтактные условия (моно- или полиэтническая среда села или города) [Романова О.Л., 1994; Солдатова Г.У., 1998, 2001; Стефаненко Т.Г., 1999, 2002; Тимофеева Е.П., 2001; Хотинец Ю.В., 2000,2001].

Несмотря на существование разнообразных исследований в области проблемы этнической идентичности, в российской науке остается множество белых пятен, связанных с ее исследованием [Романова О.Л., 1994; Солдатова Г.У., 1998; Стефаненко Т.Г., 2002; Хотинец В.Ю., 2000]. Так, в научной литературе не существует единого подхода к определению этнической идентичности, ее структурных компонентов. Исследования старшего подросткового возраста показали, что этническая идентичность не статичное, а динамичное образование: процесс ее становления не завершен. За рамками проведенных исследований осталось выявление тендерных особенностей формирования этнической идентичности. Изучаемые характеристики социальной среды не всегда дают исчерпывающую основу для интерпретации проявлений этноидентично-сти и дифференциации индивидов на подгруппы в зависимости от этнокон-тактной ситуации, что связано с психологической трактовкой понятия "этнос" и фактора этничности в сознании индивидов.

Целью данного исследования является изучение содержания структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи.

В качестве предмета исследования выступает этническая идентичность студенческой молодежи.

Цель исследования конкретизировалась в следующих задачах:

Теоретические задачи:

1. Осуществить теоретический анализ философских, психологических, социально-психологических источников, предметом исследования которых являются этническое самосознание и этническая идентичность.

2. Провести социально-психологический анализ понятия этнической идентичности, на основе которого уточнить содержание изучаемого понятия.

3. Обосновать выбор структурных компонентов этнической идентичности.

4. Сформулировать подходы к определению психологической границы этноса и этнического самопричисления, обосновав понятие нативной среды.

Методические задачи:

5. Подобрать методический инструментарий, позволяющий изучить содержание структурных компонентов этнической идентичности.

6. Разработать программу эмпирического исследования содержания структурных компонентов этнической идентичности.

Эмпирические задачи:

7. Проанализировать параметры (степень эмоциональной определенности, направленность) аффективного компонента этнической идентичности студенческой молодежи различных этнических групп (русские в Майкопе, русские в Ростове, адыги).

8. Осуществить сравнительный анализ содержания аффективного компонента этнической идентичности студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

9. Выявить и сравнить уровень этнической идентификации и этнических предпочтений молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

10. Рассмотреть содержание когнитивного компонента этнической идентичности студенческой молодежи различных этнических групп (русские в Майкопе, русские в Ростове, адыги).

11. Выполнить сравнительный анализ содержания когнитивного компонента этнической идентичности студенческой молодежи в зависимости от условий нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

12. Изучить этноаффилиативные тенденции молодежи различных этнических групп (адыги, русские - майкопчане, русские - ростовчане).

13. Провести сравнительный анализ этноаффилиативных тенденций молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, рус-

ские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

14. Изучить и осуществить сравнительный анализ содержания компонентов этнической идентичности студенческой молодежи по критерию "пол" с выявлением тендерных аспектов.

15. Изучить и осуществить сравнительный анализ содержания компонентов этнической идентичности студенческой молодежи по критерию "курс", выявляя особенности влияния начального и завершающего этапов профессиональной социализации.

Гипотеза исследования: различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи обусловлены социокультурным характером среды - нативной или иноэтничной, зависят от половой принадлежности и этапа социализации.

Объектом исследования выступила студенческая молодежь г. Майкопа и г. Ростова-на-Дону в возрасте от 17 до 22 лет. Общая выборка составила 310 человек. Она была разделена на следующие подгруппы: студенческая молодежь, проживающая в условиях нативной среды - русские в Ростове, адыги в Майкопе; молодежь, проживающая в условиях иноэтничной среды - русские майкопчане; респонденты 1 курса (русские майкопчане, адыги), респонденты 5 курса (русские майкопчане, адыги); подгруппа "юноши" (русские майкопчане, русские ростовчане, адыги), подгруппа "девушки" (русские майкопчанки, русские ростовчанки, адыги).

Наш выбор обусловлен тем, что молодежь - это поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших общеобразовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции. Молодая генерация выступает носителем новых противоречий и объективных изменений, происходящих в обществе, а также выразителем определенных свойств, которые передаются от поколения к поколению.

В основу теоретико-методологической базы исследования положены следующие подходы: положения о сущности человека и особенностях его развития в этнокультурной парадигме (Л.В. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.Ю. Хотинец); информационная теория этноса, рассматривающая факторы неопределенности и хаотичности в социокультурной трансляции и связанные с этим проблемы адаптации сознания (О. Тоффлер); положения теории социальной идентичности (Г. Тэджфел), положения теории самокатегоризации (Дж. Тернер); представление об этническом самосознании (Б.Ф. Поршнев, Ю.В. Хотинец).

В целях сбора информации и анализа результатов был использован комплекс методов: изучение и теоретический анализ философских, психологических, социально-психологических, этнопсихологических, этносоциологиче-ских источников по проблеме; анализ документов, метод анкетирования, метод статистической обработки данных.

Методический инструментарий был представлен следующими методиками: "Диагностический тест отношения", "Этническая аффилиация", "Культурно-ценностный дифференциал" (автор - Г.У Солдатова); процедурой частотного анализа, критериями "ср - угловое преобразование Фишера", "X -Колмогорова - Смирнова"; технологиями компьютерной обработки данных (Microsoft Excel, SPSS 11.0 for Windows).

Достоверность полученных результатов обеспечивалась методологическим обоснованием исходных положений, используемых методов и методического инструментария, адекватных целям, задачам и логике исследования; применением методов математической статистики и стандартного программного пакета статистической обработки данных.

Результаты проведенного исследования позволили сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Нативная среда - определённый социальный ареал, ограниченный "психологической границей", в пределах которого доминируют культурно-языковые и нормативно-ценностные стандарты конкретного этноса, его традиции и обычаи - выступает важнейшим фактором актуализации этнической идентичности индивида.

2. В результате сравнительного анализа содержания структурных компонентов этнической идентичности выявлено, что эмоциональный образ собственного этноса имеет положительную направленность в группе русских респондентов в условиях иноэтничной среды, и отрицательную в условиях на-тивной среды; в содержании когнитивного компонента этнической идентичности наиболее выраженными критериями в условиях нативной среды являются "подчинение", "ориентация на группу", в условиях иноэтничной - "самостоятельность", "осторожность", "миролюбие", "направленность на взаимодействие"; в условиях нативной среды наиболее выражены этноаффилиативные тенденции, в условиях иноэтничной - антиэтноаффилиативные.

3. В условиях нативной среды эмоциональный образ собственного этноса у русской студенческой молодежи является нечетко структурированным на фоне отрицательной идентификации с ним, выраженности этноаффи-лиативных тенденции и осознания своей культуры как открытой переменам и направленной на взаимодействие. В условиях иноэтничной среды эмоциональная оценка, русскими, образа своей этнической группы имеет низкую степень определенности на фоне преобладания отрицательных показателей коэффициентов "этнические предпочтения" и "коэффициент этнической идентификации" и одновременного осознания своей культуры как открытой переменам и направленной на взаимодействие.

4. Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности адыгской студенческой молодежи, проведенный в исследовании, показал, что в условиях нативной среды эмоциональный образ собственной группы является нечетко структурированным на фоне выраженной положительной направленности и отрицательной идентификации с адыгским этносом, проявления этноаффилиативных тенденций и осознания, что

для своего этноса наиболее характерна ориентация на группу, открытость переменам и направленность на взаимодействие.

Научная новизна исследования определяется тем, что в ходе его проведения:

1. Обосновано понятие нативной среды как фактора, обусловливающего характер формирования и особенности проявления этнической идентичности, эвристическое значение которого состоит в возможности более четко обозначить психологические границы между этническими группами.

2. На основе результатов эмпирического исследования осуществлен сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности адыгской и русской студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды.

3. Получены и проинтерпретированы данные о содержании структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в зависимости от моно/полиэтничной среды (селяне/горожане), половой принадлежности (девушки/юноши) и этапа профессиональной социализации (младшекурсники/старшекурсники).

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты и выводы, диссертации могут быть использованы в работе комитетов по молодежной политике, выступать научным обоснованием практической деятельности институциональных организаций, реализующих национальную политику. Материалы диссертационного исследования могут использоваться в учебных курсах по этнологии, этнопсихологии, социологии, политологии и истории.

Апробация результатов исследования. Данные диссертационного исследования докладывались и получили позитивную оценку на Международной конференции "Психология общения: социокультурный анализ" (г. Ростов-на-Дону, 2003), на конференциях аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета (г. Ростов-на-Дону, 2002, 2003). По материалам диссертационной работы проведен научно-методический семинар. Теоретический и эмпирический материал диссертационной работы апробированы в авторском семестровом курсе лекций в Таганрогском государственном радиотехническом университете. Данные исследования используются в курсе политической психологии для студентов факультета психологии РГУ.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях автора, включая 6 тезисов и 1 статью общим объемом 1,6 усл. п. л.

Структура н объем работы отражают логику, содержание и результаты проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, включающего выводы, рекомендации и перспективы исследования; списка литературы, состоящего из 141 источника, из них - 4 на английском языке; 6 приложений. Основное содержание диссертации изложено на 152 страницах машинописного текста, содержит 40 таблиц, 115 рисунков, их них 49 рисунков в тексте.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы изучения этнической идентичности в зависимости от условий нативной и иноэтничной среды, определяются цели задачи, объект, предмет, и методы исследования, показываются его теоретическая и практическая значимость.

В первой главе - "Социально - психологический анализ этнической идентичности" - рассматривается историческое становление понятия "этническая идентичность", определяются его компоненты, дается теоретическое обоснование их использования в структуре этноидентичности, рассматривается влияние социального контекста на этническую идентичность.

В первом параграфе - "Этническая идентичность: история становления понятия" - рассматривается история формирования понятия "идентичность", которая включает в себя "формально - логический этап" как появление первых зачаточных теоретических форм знания [Заковоротная М.В., 1999]. Развитие понятия идентичности и ее основное содержание анализируется в работах Э. Эриксона (непрерывность и тождественность развития личности во времени), Дж. Марсиа (статусная модель идентичности), А. Ватермана (идентичность динамическое понятие, имеющее свое содержание), Дж. Мида (соотношение социальной детерминации идентичности), И. Гофмана (выделение типов идентичности). Проблема соотношения личностной и социальной идентичности: как взаимоисключающие понятия (Дж. Тернер, Г. Тэджфел, М. Яр-мовиц и др.), личностная идентичность как одна из социальных репрезентаций (Г. Брейкуэл, Ж. Дешамп, Т. Девос, У. Дойс, С. Московичи) [Антонова Н.В., 1996; Романова О.Л., 1994; Павленко В.Н., 2000; Сушков И.Р., 1993, 1994; Тэджфел Г., 1982, 1984; Шихерев П.Н., 1999; Эриксон Э., 1996]. Отмечается, что в отечественной психологии, проблема преодоления противопоставления и разрыва между природой человека и социумом, процессами индивидуализации и социализации раскрывается в этнокультурной парадигме [Хотинец В.Ю., 2001]. Этническая идентичность рассматривается как разновидность социальной идентичности, которая подчиняется законам существования последней. Рассматриваются основные процессы формирования этнической идентичности: социальная категоризация, социальное сравнение и социальная идентификация [Г. Теджфел, Дж. Тернер, 1986; Б.Ф. Поршнев, 1966, 1973]. Этническая идентичность рассматривается как один из уровней самосознания [Хотинец В.Ю, 2000]. На основе анализа работ отечественных авторов, посвященных этноидентичности [Кауненко И.И., 2000; Лебедева Н.М., 1996, 1999; Лебедева Н.М., Татарко А.Н., 2003; Мендяева А.Б., 1997; Молхозова Ф.М., 1999; Моль-денгауэр Н.В., 2001; Павленко В.Н., 1997, 1998; Романова О.Л., 1994; Солдато-ва Г.У., 1998, 2001; Стефаненко Т.Г., 1998, 1999; Хотинец В.Ю., 2001; Улым-жиева Е. А., 2003] делается вывод, что понятие этноидентичности определено неоднозначно. Отмечается, что этническая идентичность складывается из определения ее как самой личностью (самоопределение), так и другими (внешняя идентичность), чтобы этноидентичность имела смысл, должна существо-

вать определенная степень согласия между самоопределением и "внешней идентичностью". "Внешняя идентичность" формируется на основе ингруппо-вой (внутри группы членства) и аутгрупповой идентификаций. С одной стороны, этническая идентичность дана от рождения. С другой, в структуре иден-тичностей человека она является характеристикой, которую он выбирает сам. Отмечается, что в современной социальной психологии этническую идентичность можно рассматривать в связи с понятием "средовая идентичность" [Андреева Г.М., 2000].

Во втором параграфе - "Структурные компоненты этнической идентичности" — анализируются различные подходы к определению структурных компонентов этнической идентичности [Дробижева JI.M., 1994; Кау-ненко И.И., 2000;. Романова O.JI, 1994; Солдатова Г.У., 1998; Стефаненко Т.Г., 1999]. Делается вывод о том, что в структуре этнической идентичности обычно выделяют два основных компонента: когнитивный и аффективный. Некоторые авторы расширяют структуру этнической идентичности, выделяя в ней мотивационно-потребностный компонент [Г.У. Солдатова, 1998], поведенческий компонент [JI.M. Дробижева, 1996]. На основе анализа понятия "этническая идентичность" и процессов ее формирования, существенное влияние на которые оказывают мотивы и потребности индивида искать членства в референтной для него группе, определяется трехкомпонентная структура этнической идентичности, включающая в себя когнитивный и аффективный компоненты, этноаффилиативные потребности.

В первом разделе "Этнические стереотипы в структуре этнической идентичности" - обосновывается выбор когнитивного и аффективного компонентов этнической идентичности. На основе анализа этнических стереотипов [КцоеваГ.У., 1885; Степанова O.K., 1999] обосновывается и раскрывается содержание когнитивного и аффективного компонента этнической идентичности.

Во втором разделе - "Этноаффилиативные потребности в структуре этнической идентичности" - обосновывается необходимость появления эт-ноаффилиативных потребностей как структурных компонентов этнической идентичности. Отмечаются основные предпосылки выделения этноаффилиа-тивных потребностей в структуре этнической идентичности: со стороны личности, как одна из базовых потребностей личности; повышение информатизации современного общества; нестабильность современной ситуации [Лебедева Н.М., 1996; Маслоу А., 1999; Мюррей Г., 1938; Ковалева, А.И., 2000; Кочетков В.В., 1998; Солдатова Г.У., 1998, 2001; Стефаненко Т.Г., 1999, 2003; Эрик-сон Э., 1996; Фромм Э., 1992; Хекхаузен X., 1986; Ядов В.А., 1993,1995].

В третьем параграфе - "Влияние социального контекста на этническую идентичность" - рассматривается процесс социализации, условия социализации: макрофакторы (страна, общество, государство), мезофакторы (этнос, тип поселения), микрофакторы (институты социализации, с которыми человек непосредственно взаимодействует) [Андреева Г.М, 2000; Здравомы-словА.Г., 1998, Ковалева А.И., 2000; Лебедева Н.М., 1999; Мака-

рецН.Ф., 1983; Мудрик A.B., 1998; Павленко В.Н., Корж H.H., 1998; Солдато-ва Г.У., 1998; Ядов В.А., 1995]. Были выделены условия формирования этнического самосознания [Тимофеева Е.П., 2001]. В результате анализа понятия "этнос" [Бромлей Ю.В., 1987, 1993; Гумилев Л.Н., 2002; Поршнев Б.Ф., 1979; Стефаненко Т.Г., 1999] и характеристик понятия "среда" [Андреева Г.М., 2000] можно сделать вывод: общество, включает в себя этнос, который, в свою очередь, является понятием психологической общности некоторого количества людей, связанных общим представлением о своих "корнях", ценностью своего "места" и т.д. Данные факторы реализуются внутри "непосредственной жизненной среды" индивида - тогда для этноса существует "своя" - "нативная" среда проживания. В результате анализа понятия "этническая граница" [ Барт Ф., 1969; Солдатова Г.У., 1998] и анализа понятия "этноконтактная ситуация"; делается вывод, что существует "нативная среда", очерченная "психологической границей", позволяющая более четко идентифицировать индивидов. Психологическая граница определяется как более широкое понятие по отношению к этническим границам, так как "свой" и "чужой" наполняются рядом социальных, психологических, социально-психологических компонентов, которые делают данное понятие психологическим. Нативная среда - определенный социальный ареал, ограниченный "психологической границей", в пределах которого доминируют культурно-языковые и нормативно-ценностные стандарты конкретного этноса, его традиции и обычаи. В заключение рассмотрены особенности кавказских этносов и русского этноса.

Во второй главе — "Эмпирическое исследование содержания структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи" -представлены результаты эмпирического исследования, их анализ и интерпретация.

В первом параграфе - "Цель, гипотезы, задачи, методы, техника, выборка, статистическая обработка (обоснование выборки, методов и техники исследования)" - определены цель, методические и эмпирические задачи исследования, сформулирована гипотеза, обоснован выбор объекта исследования, описана процедура исследования, обосновано применение статистических методов обработки результатов.

Во втором параграфе - "Анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в условиях на-тивной и иноэтничной среды" - выявлены различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности в условиях нативной и иноэтничной среды.

В первом разделе - "Содержание структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в условиях нативной среды (русские ростовчане, адыги) - выявлено содержание этнической идентичности группы "русские - Ростов" и группы "адыги". В группе "русские ростовчане" 66,32% респондентов имеют высокую степень эмоциональной неопределенности автостереотипа. 9,47% коэффициента направленности носят отрицательный характер. Наиболее выраженными являются коэффициент "этниче-

ские предпочтения - русский" (р<0,001), "коэффициент идентификации русский" (р<0,001), наибольшее количество отрицательных показателей данного коэффициента относится к русскому этносу (р<0,004). В семантическом пространстве автостереотипа наиболее выражены следующие шкалы: "открытость переменам" (р<0,001), "направленность на взаимодействие" (р<0,001). В группе русской студенческой молодежи из Ростова наиболее выраженными оказались этноаффилиативные тенденции (47,60%). Для большинства респондентов - адыгов в содержании аффективного компонента этнической идентичности образ собственной группы имеет высокие показатели коэффициента амбивалентности и невысокие показатели коэффициента направленности. Наиболее выраженными является коэффициент "этнические предпочтения - адыг" (р<0,03), "коэффициент идентификации - адыг" (при р<0,01), наибольшее количество отрицательных показателей данного коэффициента относится к адыгскому этносу (р<0,001). Содержание когнитивного компонента этнической идентичности включает в себя шкалы "ориентация на группу" (р<0,001), "открытость переменам" (р<0,001), "направленность на взаимодействие" (р<0,001). Наиболее выраженными в группе адыгской студенческой молодежи оказываются этноаффилиативные тенденции.

Во втором разделе - "Содержание структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в условиях иноэтничной среды" - выявлено содержание структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи группы "русские майкопчане". Было выявлено, что в данной группе русских респондентов эмоциональное содержание автостереотипа имеет низкую степень определенности, 4,04% коэффициента направленности носят отрицательный характер. Наиболее выраженным является коэффициент "этнические предпочтения - русский" (р<0,001), наибольшее количество отрицательных показателей данного коэффициента относится к русскому этносу (р<0,001). Наиболее выраженными является "коэффициент идентификации - русский" (р<0,001), наибольшее количество отрицательных показателей данного коэффициента относится к русскому этносу (р<0,001). Содержание когнитивного компонента этнической идентичности включает в себя шкалы "открытость переменам" (р<0,001), "направленность на взаимодействие" (р<0,001). В группе респондентов русских майкопчан 42,29% выборов относятся к этноаффилиативным тенденциям, 43,65% - к тенденциям ан-тиэтноаффилиативным.

В третьем разделе - "Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности русской студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды" - сравнительный анализ содержания структурных компонентов русской студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды проводился между группами респондентов "русские ростовчане" и "русские майкопчане". Сравнение происходило по схеме: содержание аффективного компонента этнической идентичности (на основании данных ДТО: амбивалентности и направленности), содержание когнитивного компонента этнической идентичности (на основании данных

КЦЦ), соотношение этноаффиалиативных тенденций (на основании результатов методики "Этноаффилиативные тенденции"). В результате анализа выявлены различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности русской студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды.

Во-первых, в аффективном компоненте этнической идентичности, в большей степени положительной направленностью обладает образ собственной этнической группы у русских майкопчан и отрицательной направленностью в группе русских ростовчан (при р<0,01).

Во-вторых, в группе русских студентов в условиях нативной среды наиболее выраженными являются этноаффилиативные тенденции, в условиях иноэтничной среды — антиэтноаффилиативные (р<0,001). Результаты сравнения представлены на Рисунке 1.

Этническая аффилиация: русские ростовчане, русские майкопчане.

60,00% -| 40,00% -20,00% 0,00%

□ ростовчане

ШмаИкопчаие

Рис. 1. Соотношение этноаффилнатнвных тенденций (ЭАТ) и антнэтноаффнлнатив-ных тенденций (АЭАТ) в группах русских, проживающих в нативной и иноэтничной среде

В-третьих, в содержании когнитивного компонента этнической идентичности по шкале "ориентация друг на друга - ориентация на себя" в выборке респондентов ростовчан более выражен критерий "подчинение" (45,26%, р<0,02), а в выборке майкопчан - "самостоятельность" (87,76%, р<0,001); "ориентация на группу" в большей степени присутствует у ростовских респондентов (57,89%, р<0,022). Критерий "осторожность" более значим для русских майкопчан (62,24%, р<0,01), для них так же важнее "миролюбие" (90,82%, р<0,05). Шкала "направленность на взаимодействие" наиболее выражена у майкопских студентов (р<0,001).

В четвертом разделе - "Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности адыгской студенческой молодежи в разных социокультурных условиях (аул - город)" - сравнительный анализ содержания структурных компонентов адыгской студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды проводился на группах респондентов "адыги из аула (села)" и "адыги из города". Выбор был обусловлен тем, что аул является социальной, языковой средой, в которой культура

ориентирована на традиции, обычаи, передаваемые от поколения к поколению, одновременно это сельский тип культуры. В городе темп жизни, потоки информации, многонациональный круг общения приводят к тому, что ослабевают связи с предками, а, следовательно - с культурными традициями, нормами, обычаями, одновременно - это городской тип культуры. В результате анализа выявлены различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

Во-первых, в содержании аффективного компонента этнической идентичности у респондентов, проживающих в сельской местности, более высокая степень эмоциональной определенности автостереотипа: распределение показателей коэффициента направленности различается у респондентов данных подгрупп (при р<0,02). Были найдены различия в распределении показателей коэффициента "этнические предпочтения - адыг" (при р<0,04).

Во-вторых, в содержании когнитивного компонента этнической идентичности различия были найдены в соотношении следующего критерия: "взаимовыручка" выражена более у аульских адыгов (при р<0,02).

В-третьих, для адыгов, проживающих в ауле, этноаффилиативные потребности более характерны, чем для адыгов, проживающих в городской среде при уровне статистической значимости р<0,02. Результаты сравнения представлены на Рисунке 2.

80,00% 1 60,00% 40,00% 20,00% -0,00%

□ город

Этническая аффилиация: адыги - аул, адыги -город.

ЭАТ 58,39% 54,35%

АЭАТ 24,70% 32,61%

16,90% 13,04%

Рис. 2. Соотношение этноаффилиативных тенденций (ЭАТ) и антипноаффнлиагив-ных тенденций (АЭАТ) в группах адыгов, проживающих в различной социокультурной среде

В третьем параграфе - "Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности юношей и девушек в условиях нативной и иноэтничной среды (русские ростовчане, русские май-копчане, адыги)" - сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности проводился в подгруппах респондентов "юноши - девушки" (русские ростовчане), "юноши - девушки" (русские май-копчане, адыги). Сравнивались подгруппы юношей в условиях нативной и иноэтничной среды и подгруппы девушек в этих же условиях. В результате

анализа выявлены различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности.

Во-первых, при анализе группы "юноши - девушки" из Ростова были выявлены различия в распределении показателей коэффициента амбивалентности (р<0,045), направленности (р<0,03). В группе юношей эмоциональная определенность образа своего этноса дифференцирована в меньшей степени, чем у девушек. В содержании когнитивного компонента этнической идентичности "самостоятельность" наиболее выражена в выборке юношей (р<0,007), "сердечность" (р<0,04), "уступчивость" (р<0,03) - в выборке девушек. В подгруппе девушек направленность на взаимодействие выражена более, чем у юношей (р<0,003). Этноаффилиативные тенденции наиболее выражены у юношей (р<0,043). Девушки чаще отвечали на вопрос "не знаю", чем юноши (р<0,001).

Во-вторых, в группе респондентов "юноши - девушки" из Майкопа в результате исследования параметров автостереотипа (амбивалентности, направленности) было выявлено, что эмоциональный образ собственного этноса более определен в группе девушек (найдены значимые различия в распределении показателя направленности, р<0,03). Различия в распределении показателей "этническое предпочтение - русский" (р<0,01). Различия в распределении показателей "коэффициента идентификации - русский" (р<0,004). В содержании когнитивного компонента этнической идентичности в группе юношей критерии: "замкнутость культуры" (р<0,01), "холодность" (р<0,03), "подчинение" (р<0,05) выражены более, чем в группе девушек; у девушек наиболее выражен критерий "сердечность" (р<0,054). У юношей в большей степени выражено сопротивление переменам (р<0,04), у девушек направленность на взаимодействие (р<0,025). Этноаффилиативные тенденции более характерны для юношей (р<0,027). В группе девушек наиболее выражены антиэтноаффилиативные тенденции.

В-третьих, были найдены различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности юношей в условиях нативной и иноэтничной среды. В содержании аффективного компонента этнической идентичности: различия в распределении амбивалентности автостереотипа (р<0,04); отрицательных показателей коэффициента направленности автостереотипа больше в группе "юношей - ростовчан", положительных - в группе "юношей - майкоп-чан" (р<0,003); различия в распределении показателей "коэффициента идентификации - русский" (р<0,001). В содержании когнитивного компонента этнои-дентичности в выборке "юношей - майкопчан" более выражены критерий "осторожность" (р<0,027), шкала "направленность на взаимодействие" (р<0,035), чем в выборке "юношей - ростовчан". Этноаффилиативные тенденции наиболее выражены в группе "юношей - ростовчан" (р<0,02), "юноши - майкопчане" сомневаются в своем выборе более, чем "юноши - ростовчане" (р<0,001).

В-четвертых, были найдены различия в содержании когнитивного компонента этноидентичности: в выборке "девушек - майкопчанок" критерии "самостоятельность" (р<0,001), "осторожность" (р<0,027) выражены более, чем у

"девушек - ростовчанок". Критерий "подчинение" у "девушек - ростовчанок" (р<0,002). Шкала "ориентация на группу" более выражена у "девушек - ростовчанок" (р<0,04). Для девушек, проживающих в нативной среде этноаффи-лиативные потребности более характерны, чем для девушек, проживающих в иноэтничной среде, при уровне статистической значимости р<0,02.

В-пятых, были найдены различия в содержании когнитивного компонента этнической идентичности юношей и девушек адыгов: для девушек наиболее выраженными являются шкалы "ориентация на группу" (р<0,001), "открытость переменам" (р<0,001), "отвержение взаимодействия" (р<0,001).

В четвертом параграфе - "Сравнительный анализ содержания структурных компонентов студенческой молодежи 1-го и 5-го курсов (русские майкопчане, адыги)" - в результате сравнительного анализа были выявлены различия в группах респондентов, находящихся на разных уровнях социализации.

Во-первых, в содержании когнитивного компонента этнической идентичности в группе русских первокурсников, по отношению к пятикурсникам, наиболее выраженными оказались критерии: "самостоятельность" (р<0,01), "внутригрупповая поддержка" (р<0,001), "устремленность в будущее" (р<0,001), "сердечность" (р<0,052). В группе русских пятикурсников - "холодность" (р<0,044). Статистически значимое различие было получено при сравнении критериев шкалы "открытость переменам" (при р<0,005). Для первокурсников, наиболее характерны антиэтноаффилиативные тенденции (46,81%). Для пятикурсников наиболее характерны этноаффилиативные тенденции (46,46%) (р<0,001).

Во-вторых, в содержании когнитивного компонента этнической идентичности в группе адыгских первокурсников наиболее выраженными оказались критерии: "взаимовыручка" (р<0,001), "верность традициям" (р<0,001), "открытость переменам" (р<0,053), "устремленность в будущее" (р<0,02), "склонность к риску" (р<0,003), "сердечность" (р<0,004). Критерий "подчинение" в большей степени выражен у адыгов пятикурсников (р<0,01). Статистически значимое различие было получено при сравнении критериев шкалы "ориентация на группу" (р<0,005) и "открытость переменам" (при р<0,001).

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, отмечается, что полученные данные подтверждают выдвинутые гипотезы, приводятся основные выводы:

1. Этническая идентичность проявляется в осознании своей тождественности с определенным этносом, которая формируется в результате представления ингруппы об индивиде как члене этноса и представления аутгруппы о данном индивидууме. В последствии происходит причисление к определенному этносу, не только по формальным признакам (по праву рождения), но и в результате идентификации: "себя" с этносом, а так же идентификация индивида членами ингруппы и аутгруппы. Этническая идентичность имеет свою структуру: аффективный, когнитивный и мотивационный компоненты. Каждый компонент этнической идентичности имеет свое содержание, которое не

только отражает целостное представление об этнической идентичности, но и позволяет определить, что значит для индивида идентификация с определенной группой, каковы эмоциональное наполнение этнической идентичности, когнитивное содержание и значимость группового членства.

2. В результате анализа понятий "этнос", "этноконтактная ситуация", "этническая граница" было выделено понятие "нативная среда", выступающее как фактор дифференциации индивидов в соответствии с пребыванием в той или иной среде.

3. Содержание структурных компонентов этнической идентичности у студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды имеют как одинаковые, так и отличительные черты. Это выражается в том, что эмоциональный образ этнической идентичности собственного этноса носит размытый неструктурированный характер. Одновременно различия выражаются в оценках образа своей этнической группы: положительный образ присутствует у респондентов в условиях иноэтничной среды, отрицательный - в условиях нативной.

4. В отличие от русских респондентов, адыги в условиях нативной среды отдают более чёткое предпочтение позитивному или негативному полюсу оценки при оценивании качеств автостереотипа, чем адыги в условиях иноэтничной.

5. Эмпирически установлено, что для русских, проживающих в нативной среде, выявлены различия в распределении коэффициента "этнические предпочтения - русский", "коэффициент этнической идентификации - русский", с проявлением отрицательной тенденции последнего. Различий в подгруппе "пол" в данной группе респондентов не выявлено.

6. На основании соотношения диагностических коэффициентов категории "самоидентификации" и различных этнических групп (русские, адыги, кавказцы) эмпирически установлено что, в группе "русские - Майкоп" коэффициент идентичности по отношению к русскому этносу выражен у всех подгрупп. Найдены различия в подгруппе "пол", которые выражают следующие особенности: коэффициент идентификации - русский" выражен у девушек в большей степени, чем у юношей. В общем, в условиях иноэтничной среды у юношей и девушек преобладает отрицательный коэффициент этнической идентификации по отношению к русскому этносу. Различий в подгруппе "курс" в данной группе респондентов выявлено не было.

7. При соотношении средних показателей в группах адыгов, проживающих, в селе и в группах адыгов, проживающих в городе, коэффициент идентичности выше у респондентов, проживающих в селе.

8. Различия в содержании когнитивного компонента этнической идентичности в группах русской студенческой молодежи заключается в следующем: наиболее выраженными критериями в условиях нативной среды являются "подчинение" ¿><0,001), "ориентация на группу" (р<0,02); в условиях иноэтничной - "самостоятельность" (р<0,001), "осторожность" (р<0,01), "миролюбие" (р<0,05), "направленность на взаимодействие" (р<0,001). Так же были вы-

явлены межполовые различия в группах респондентов как в нативной, так и иноэтничной среды. Найдены межполовые различия в группах респондентов "юноши" и "девушки" в условиях различных этнических сред.

9. Были найдены различия в проявлении этноаффилиативных тенденций в условиях нативной и иноэтничной сред и межполовые различия в группах респондентов русской студенческой молодежи внутри группы и в условиях нативной и иноэтничной среды. А так же в группе русской студенческой молодежи по критерию "курс".

В заключении так же даются рекомендации профессиональным психологам, работникам образования, СМИ, комитетам по молодежной политике. Результаты и выводы диссертации могут выступать научным обоснованием деятельности соответствующих организаций, использоваться в учебных курсах по этнологии, этнопсихологии, социологии и др.

Отмечаются перспективы исследования этнической идентичности: изучение содержательных характеристик этнической идентичности представителей различных этнических групп в зависимости от социокультурного окружения; изучение причин (психологических, социально-психологических) различий в содержании компонентов этнической идентичности; соотношение типов этнической идентичности, установок толерантного отношения к представителям различных этнических групп в зависимости от условий нативной или иноэтничной среды; тендерных различий в структуре этноидентичности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Калачева (Тулынина) АЛО. Методы этнопсихологического исследования/ Труды аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета. Том УШ. 2002. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002. С. 132 - 134.

2. Калачева (Тулынина) АЛО. Социализация молодежи в современном Российском обществе/ Северо-Кавказский психологический вестник: Приложение №1, 2003. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2003. С. 78 - 82.

3. Тулынина АЛО. Особенности социализации молодежи в России/ Путь в науку: Молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук. Выпуск 3. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002. С. 297 - 301.

4. Тулынина АЛО, Осознание этноидентичности молодежью в городском полиэтничном социуме/ Материалы международной конференции "Психология общения: Социокультурный анализ". Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2003.С. 310-312.

5. Тулынина АЛО. Социально - психологические аспекты этнической идентичности/ Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. Том 7. СПб.: Изд- во СПбГУ, 2003. С 552-554.

6. Тулынина АЛО. Эмпирическое исследование этнической идентичности молодежи в зависимости от проживания в нативной или иноэтничной среде/ Труды аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета. Том X. 2004. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2004. С. 169 - 171.

7. Тулынина А.Ю. Этноаффилиативные тенденции./ Труды аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета. Том IX, 2003. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2003. С. 204- 205.<

Подписано в печать 18.11.2004г. Печать цифровая. Бумага офсетная. Гарнитура «Тайме». Заказ № 342. Тираж 100 экз. Формат 60x84/16. Объем 0,9 уч.-изд. л. Отпечатано в КМЦ «КОПИЦЕНТР» 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Суворова, 19, тел. 47-34-88

РНБ Русский фонд

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Тулынина, Анна Юрьевна, 2004 год

Специальность 19.00.05 - "Социальная психология" (психологические науки)

Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Научный руководитель: доктор социологических наук, профессор Мостовая Ирина Владимировна

Ростов-на-Дону

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ.

1.1. Этническая идентичность: история становления понятия.

1.2. Структурные компоненты этнической идентичности. 30«

1.2.1'. Этнические стереотипы в структуре этнической идентичности.

1.2.2. Этноаффилиативные потребности в структуре этнической идентичности.

1.3. Влияние социального контекста на этническую идентичность.

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ СТРУКТУРНЫХ КОМПОНЕНТОВ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ.

2.1. Цель, гипотезы, задачи, методы, техника, выборка, статистическая обработка (обоснование выборки, методов и техники исследования).

2.2. Анализ содержания* структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды

2.2.1. Содержание структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в условиях нативной среды (русские ростовчане, адыги).

2.2.2. Содержание структурных компонентов этнической идентичности русской студенческой молодежи в условиях иноэтничной среды.

2.2.3. Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности русской студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды.

2.2.4. Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности адыгской студенческой молодежи в разных социокультурных условиях (аул - город).

2.3. Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности юношей и девушек в условиях нативной и иноэт-ничной среды (русские ростовчане, русские майкопчане, адыги).

2.4. Сравнительный анализ содержания структурных компонентов студенческой молодежи 1-го и 5-го курсов (русские майкопчане, адыги).

Введение диссертации по психологии, на тему "Содержание структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи"

Актуальность исследования. В России в конце 20 начале 21 века происходят системные изменения, сопровождающиеся сменой сложившихся отношений, традиций, норм, правил поведения, оснований социального причисления. Ломка социальных идентичностей в российском обществе представляет собой уникальную экспериментальную лабораторию для изучения общих механизмов социальной идентификации личности [Балагова JI.X., 1996; Здраво-мыслов А.Г., 1998; Лебедева Н.М., 1999; Сикевич З.В. 1999; Ядов В.А., 2000].

В 90-х гг. 20 столетия в нашей стране обозначились процессы, вызванные всплеском осознания этнической идентичности. Возрастание роли этнич-ности обусловлено психологической реакцией на социальную неопределенность. При разрушении метагрупповой идентичности, скрепляющей общество, на первый план выходят более устойчивые формы мезо- и микрогруппового структурирования, в том числе этническая. Деление по национальному признаку становится одним из основных атрибутов социального причисления, а этноидентичность актуализируется в числе центральных компонентов самосознания индивида [Велик А.А., 2001; Гришина Е.А., 1999; Данилова Е.Н., 1994; Дробижева Л.М. 1994, 1996; Лебедева Н.М., 1997, 1999; Коростылев А.Д., 2002; Павленко В.Н., Корж Н.Н., 1998; Солдатова Г.У, 2001; Стефаненко Т.Г., 1999; Ядов В.А., 2000].

У этого процесса есть генерационная (поколенная) специфика. Поэтому анализ этнической идентичности молодежи обретает самостоятельную значимость и требует целенаправленного исследования на материале историко-культурных регионов, что связано с решением важнейших задач общественной практики [Кадиева Р.И., 2002; Карпухин О.И., 1998; Лебедева Н.М. 2002; Панеш Э.Х., 1996].

Обращение к данной проблематике обусловлено не только вопросами российской социальной модернизации, поскольку уже во второй половине XX века в мировом масштабе наметились процессы, характеризовавшиеся всплеском осознания этнической идентичности [Болотоков В.Х., 1997; Ю.В. Бром-лей, 1987, 1990; Козлова М., 2001, Соснин В.А., 1997, Т.Г. Стефаненко, 2003; Черныш М.Ф., 1994J. В США в 2002 г. американской ассоциацией психологов был издан документ "Guidelines on Multicultural Education, Training, Research, Practice, and Organizational Change for Psychologists", посвященный вопросам этнической идентичности. В основу которого положены многочисленные исследования ведущих психологов [Levin К., 1995; Phinney Dj., 1996; Brewer М., 1999; Hornsey К. and Hogg M., 2000 и др.].

Анализ этнической идентичности осложнен неоднозначностью понятия "этнос". В данной работе оно используется для обозначения любых этнических общностей, в том числе национальных сообществ (поскольку ряд этнологов определяет русских как постэтническое образование). С точки зрения психологической науки, по мнению Т.Г. Стефаненко, этнос можно определить как группу людей, осознающих себя ее членами,на основе любых признаков, воспринимаемых как естественные и устойчивые этнодифференцирующие характеристики. [Бромлей Ю.В., 1993; Кон И.С., 1988; Лебедева Н.М., 1999; Шпет Г.Г., 1996; Стефаненко Т.Г., 1999, 2003]

Степень разработанности проблемы. Термин "этническая идентичность" в отечественную психологическую науку пришел из зарубежной социальной психологии. В российской психологии чаще пользовались термином "этническое самосознание", которое определяло предметность этносоциологии [Арутюнян Ю.В., 1972, 1984, 1990; Дробижева JI.M., 1985, 1991, 1994; Порш-нев Б.Ф., 1966, 1973; Сикевич З.В., 1996; Снежкова И.А., 1992]. В этнопсихологии термин "этническое самосознание" утверждается с середины 1980-х гг. [Агеев B.C., 1990; АсмоловА.Г., Шлягина Е.И., 1984; Вяткин Б.А., 1996; Кцоева Г.У., 1985; Лебедева Н.М., 1993; Петренко В.Ф., 1987; Татарко А.Н., 2002; Хотинец В.Ю., 2000; Чеснокова И.И., 1977].

В отечественной социальной психологии исследования, связанные с проблемой этнической идентичности, актуализировались во второй половине 90-х гг. XX в., постфактум активизации этнических процессов, породивших и стремление к культурному суверенитету, и национальный сепаратизм.

В потоке научных публикаций, посвященных этнической идентичности, можно выделить следующие направления: исследование стадий становления этнической идентичности [Романова O.JI., 1994; Стефаненко Т.Г., 1998, 1999J; трансформация этнической идентичности в постсоветский период [Лебедева Н.М., 1996, 1999, 2002; Мендяева А.Б., 1997; Павленко В.Н., 1997, 1998; Сол-датова Г.У., 1998, 2001; Стефаненко Т.Г., 1998]; особенности формирования этнической идентичности [Кауненко И.И., 2000; Хотинец В.Ю., 2001; Улым-жиева Е.А., 2003]; соотношение этнической' идентичности и установок толерантности - интолерантности [Лебедева Н.М., Татарко А.Н., 2003; Молхозова Ф.М., 1999; Мольденгауэр Н.В., 2001]. В данных трудах были разработаны отдельные теоретико-методологические подходы и решены многие важные проблемы исследования этнической идентичности, дан глубокий анализ работ зарубежных авторов [Дево Г., 1982; ТэджфелаГ., 1971, 1972, 1982; Тернера Дж., 1978, 1985, 1986; Финней Дж., 1993, 1997; Ягоды Г., 1966 и др.], связанных с изучением идентичности.

Проведенные научные изыскания позволили на междисциплинарном уровне обобщить и систематизировать основные положения отечественных и зарубежных исследований этнической идентичности. Однако при определении понятия "этническая идентичность" возникла проблема ее соотношения с содержанием таких понятий, как "этническое самосознание" и "этничность". В данной работе понятие этнической идентичности рассматривается как один из уровней этнического самосознания (относительно устойчивой системы осознанных представлений и оценок реально существующих этнодифференци-рующих и этноинтегрирующих компонентов жизнедеятельности этноса), составляющую социальной идентичности, а именно — осознание своей принадлежности к определенной этнической общности. При этом разводятся понятия "идентификация" (процесс формирования идентичности) и "идентичность" результат этого процесса) [Баранова Т.С., 1993; Качанов Ю.Л., 1993; Хотинец Ю.В., 2000; Ядов В.А., 1995].

Этническая идентичность как один из индикаторов межэтнической напряженности рассматривается Г.У. Солдатовой [1998, 2001]. О.Л. Романова [1994] разводит понятия "этническая идентичность" и "осознание принадлежности к собственной этнической группе". Специальным исследованием, поt священным этнической идентичности, является докторская диссертация Т.Г. Стефаненко [1999], где последняя изучается с позиции конструктивистской социальной, психологии как самостоятельная феноменологическая область, один из элементов конструирования индивидом образа окружающего мира и своего места в нем.

В научной литературе выделены .стадии становления этнической идентичности и особенности ее формирования на разных возрастных этапах. Этническое причисление рассматривается как процесс, при помощи которого люди конструируют свою идентичность. Сложность заключается в том, что этническая идентичность конструируется индивидом на основе аскриптивной идентичности, но может и не совпадать с ней. Развитие этнической > идентичности проходит ряд этапов: от диффузной до реализованной, которая достигается обычно в подростковом возрасте.

При разработке методических приемов изучения этнической идентичности были выделены характеристики социальной среды, влияющие на ее формирование и проявление: реальные социально-политические условия, статусные отношения контактирующих этносов, соотносительная численность этнических групп, ориентации этнической группы на тот или иной тигт общественного развития (традиционный - современный, коллективистский — индивидуалистский), этноконтактные условия (моно- или полиэтническая среда села или города) [Романова О.Л., 1994; Солдатова Г.У., 1998, 2001; Стефаненко Т.Г., 1999, 2002; Тимофеева Е.П., 2001; Хотинец Ю.В., 2000, 2001].

Несмотря на существование разнообразных исследований в области проблемы этнической идентичности, в российской науке остается множество белых пятен, связанных с ее исследованием [Романова О.Л., 1994; Солдато-ваГ.У., 1998; Стефаненко Т.Г., 2002; Хотинец В.Ю;, 2000]. Так, в научной литературе не существует единого подхода к определению этнической идентичности, ее структурных компонентов. Исследования старшего подросткового возраста показали, что этническая идентичность не статичное, а динамичное образование: процесс ее становления не завершен. За рамками проведенных исследований осталось выявление тендерных особенностей формирования этнической идентичности. Изучаемые характеристики социальной среды не всегда дают исчерпывающую основу для интерпретации проявлений этноиден-тичности и дифференциации индивидов на подгруппы в зависимости от этно-контактной ситуации, что связано с психологической трактовкой понятия "этнос" и фактора этничности в сознании индивидов.

Целью данного исследования является изучение содержания структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи.

В качестве предмета исследования выступает этническая идентичность студенческой молодежи.

Цель исследования конкретизировалась в следующих задачах:

Теоретические задачи:

1. Осуществить теоретический анализ философских, психологических, социально-психологических источников, предметом исследования которых являются этническое самосознание и этническая идентичность.

2. Провести социально-психологический анализ понятия этнической идентичности, на основе которого уточнить содержание изучаемого понятия.

3. Обосновать выбор структурных компонентов этнической идентичности.

4. Сформулировать подходы к определению психологической границы этноса и этнического самопричисления, обосновав понятие нативной среды.

Методические задачи:

5. Подобрать методический инструментарий, позволяющий изучить содержание структурных компонентов этнической идентичности.

6. Разработать программу эмпирического исследования содержания структурных компонентов этнической идентичности.

Эмпирические задачи:

7. Проанализировать параметры (степень эмоциональной определенности, направленность) аффективного компонента этнической идентичности студенческой молодежи различных этнических групп (русские в Майкопе, русские в Ростове, адыги).

8. Осуществить сравнительный анализ содержания аффективного компонента этнической идентичности студенческой молодежи в условиях натив-ной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

9. Выявить и сравнить уровень этнической* идентификации и этнических предпочтений молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

10. Рассмотреть содержание когнитивного компонента этнической идентичности студенческой молодежи различных этнических групп- (русские в Майкопе, русские в Ростове, адыги).

П. Выполнить сравнительный анализ содержания когнитивного компонента этнической идентичности студенческой молодежи в зависимости от условий нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды

12. Изучить этноаффилиативные тенденции молодежи различных этнических групп (адыги, русские - майкопчане, русские - ростовчане).

13. Провести сравнительный анализ этноаффилиативных тенденций молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды (русские в Майкопе, русские в Ростове), адыгской студенческой молодежи в условиях сельской и городской среды.

14. Изучить и осуществить сравнительный анализ содержания компонентов этнической идентичности студенческой молодежи по критерию "пол" с выявлением тендерных аспектов.

15. Изучить и осуществить сравнительный анализ содержания компонентов этнической идентичности студенческой молодежи по критерию "курс", выявляя особенности влияния начального и завершающего этапов профессиональной социализации.

Гипотеза исследования: различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи обусловлены социокультурным характером среды - нативной или иноэтничной, зависят от половой принадлежности и этапа социализации.

Объектом исследования выступила студенческая молодежь г. Майкопа и г. Ростова-на-Донув возрасте от 17 до 22 лет. Общая* выборка составила 310 человек. Она была разделена на следующие подгруппы: студенческая молодежь, проживающая в условиях нативной среды - русские в Ростове, адыги в Майкопе; молодежь, проживающая в условиях иноэтничной среды - русские майкопчане; респонденты 1 курса (русские майкопчане, адыги), респонденты 5 курса (русские майкопчане, адыги); подгруппа "юноши" (русские майкопчане, русские ростовчане, адыги), подгруппа "девушки" (русские майкопчанки, русские ростовчанки, адыги).

Наш выбор обусловлен тем, что молодежь - это поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших общеобразовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции. Молодая генерация выступает носителем новых противоречий и объективных изменений, происходящих в обществе, а также выразителем определенных свойств, которые передаются от поколения к поколению.

В основу теоретико-методологической базы исследования положены следующие подходы: положения о сущности человека и особенностях его развития в этнокультурной парадигме (JI.B. Выготский, А.Н. Леонтьев, В.Ю. Хотинец); информационная теория этноса, рассматривающая факторы неопределенности и хаотичности в социокультурной трансляции и связанные с этим проблемы адаптации сознания (О. Тоффлер); положения теории социальной идентичности (Г. Тэджфел), положения теории самокатегоризации (Дж. Тернер); представление об этническом самосознании (Б.Ф. Поршнев, Ю.В. Хотинец).

В целях сбора информации и анализа результатов был использован комплекс методов: изучение и теоретический анализ философских, психологических, социально-психологических, этнопсихологических, этносоциологиче-ских источников по проблеме; анализ документов, метод тестирования, метод статистической обработки данных.

Методический инструментарий был представлен следующими методиками: "Диагностический тест отношения", "Этническая- аффилиация", "Культурно-ценностный дифференциал" (автор - Г.У. Солдатова); процедурой частотного анализа, критериями "(р* - угловое преобразование Фишера", "А. -Колмогорова-Смирнова"; технологиями, компьютерной обработки данных (Microsoft Excel, SPSS 11.0 for Windows).

Достоверность полученных результатов обеспечивалась методологическим обоснованием исходных положений, используемых методов и методического инструментария, адекватных целям, задачам и логике исследования; применением методов математической статистики и стандартного программного пакета статистической обработки данных.

Результаты проведенного исследования позволили сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. Нативная среда - определённый социальный ареал, ограниченный "психологической границей", в пределах которого доминируют культурно-языковые и нормативно-ценностные стандарты конкретного этноса, его традиции и обычаи - выступает важнейшим фактором актуализации этнической идентичности индивида.

2. В результате сравнительного анализа содержания структурных компонентов этнической идентичности выявлено, что эмоциональный образ собственного этноса имеет положительную направленность в группе русских респондентов в условиях иноэтничной среды и отрицательную в условиях натив-ной среды; в содержании когнитивного компонента этнической идентичности наиболее выраженными критериями в условиях нативной среды являются "подчинение", "ориентация) на группу", в условиях иноэтничной - "самостоятельность", "осторожность", "миролюбие", "направленность на взаимодействие"; в условиях нативной среды наиболее выражены этноаффилиативные тенденции, в условиях иноэтничной - антиэтноаффилиативные.

3. В условиях нативной среды эмоциональный образ собственного этноса у русской студенческой молодежи является нечетко структурированным на фоне отрицательной идентификации с ним; выраженности этноаффилиа-тивных тенденции и осознания своей культуры как открытой переменам и направленной на взаимодействие. В условиях иноэтничной среды русскими эмоциональная оценка образа своей этнической группы имеет низкую степень определенности на фоне преобладания отрицательных показателей коэффициентов "этнические предпочтения" и коэффициентов "этнической идентификации" и одновременного осознания своей культуры как открытой переменам и направленной на взаимодействие.

4. Сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности адыгской студенческой молодежи, проведенный в исследовании, показал, что в условиях нативной среды эмоциональный образ собственной группы является нечетко структурированным на фоне выраженной положительной направленности и отрицательной идентификации с адыгским этносом, проявления этноаффилиативных тенденций и осознания, что для своего этноса наиболее характерна ориентация на группу, открытость переменам и направленность на взаимодействие.

Научная новизна исследования определяется тем, что в ходе его проведения:

1. Обосновано понятие нативной среды как фактора, обусловливающего характер формирования и особенности проявления этнической идентичности, эвристическое значение которого состоит в возможности более четко обозначить психологические границы между этническими группами.

2. На основе результатов эмпирического исследования осуществлен сравнительный анализ содержания структурных компонентов этнической идентичности адыгской и русской=студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды.

3. Получены и проинтерпретированы данные о содержании; структурных компонентов этнической идентичности студенческой молодежи в зависимости от моно/полиэтничной среды (селяне/горожане), половой принадлежности (девушки/юноши) и этапа профессиональной социализации (младшекурсники/старшекурсники).

Практическая значимость исследования-заключается в том, что полученные результаты и выводы диссертации могут быть использованы в работе комитетов по молодежной политике, выступать научным обоснованием практической деятельности институциональных организаций, реализующих национальную политику. Материалы диссертационного исследования могут использоваться в учебных курсах по этнологии, этнопсихологии, социологии, политологии и истории.

Апробация результатов исследования. Данные диссертационного исследования докладывались и получили позитивную оценку на Международной конференции "Психология общения: социокультурный анализ" (г. Ростов-на-Дону, 2003), на конференциях аспирантов и соискателей Ростовского государственного университета (г. Ростов-на-Дону, 2002, 2003). По материалам диссертационной работы проведен научно-методический семинар. Теоретический и эмпирический материал диссертационной работы апробированы в авторском семестровом курсе лекций в Таганрогском государственном радиотехническом университете. Данные исследования используются в курсе политической психологии для студентов факультета психологии РГУ.

Основное содержание диссертации отражено в публикациях автора, включая 6 тезисов и 1 статью общим объемом 1,6 усл. п. л.

Структура и объем работы отражают логику, содержание и результаты проведенного исследования. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, включающего выводы, рекомендации и перспективы исследования; списка литературы, состоящего из 141 источников, из них - 4 на*английском языке; 6 приложений. Основное содержание диссертации изложено на 152 страницах машинописного текста. Работа содержит 10 таблиц, 115 рисунков, из них 49 рисунков в тексте.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В итоге анализа истории становления понятия "этническая идентичность" было уточнено, что оно проявляется в осознании своей тождественности с определенным этносом, которая формируется в результате представления ингруппы об индивиде как члене этноса и представлении аут-группы о данном индивидууме. В последствии происходит причисление к определенному этносу, не только по формальным признакам (по праву рождения), но и в результате идентификации "себя" с этносом, а так же идентификации индивида членами ингруппы и членами аутгруппы. Так как, идентичность переживается как чувство тождественности собственной личности при восприятии ее другими людьми, которые признают существование индивидуума. Например, у человека сформируется моноэтническая идентичность, если его принимают члены одной этнической группы, а другие подтверждают аутгрупповую идентификацию. У человека сформируется биэт-ническая идентичность, если он осознает тождественность с двумя этносами и его идентифицируют как "своего" члены этих двух этносов.

Этническая идентичность имеет свою структуру, которая состоит из аффективного, когнитивного и мотивационного компонентов. Каждый компонент имеет свое содержание, которое не только отражает целостное представление об этнической идентичности, но и позволяет определить, что значит для индивида идентификация с определенной группой, каково эмоциональное наполнение этнической идентичности, когнитивное содержание и значимость группового членства. Тем самым, содержание компонентов этнической идентичности является индикатором данного явления. Так, аффективный и когнитивный компоненты этнической идентичности находят свое отражение в автостереотипах (знание и оценка образа своей этнической группы). Мотивационный компонент, как промежуточное место между образами и реальностью, находит свое отражение в потребностях и мотивах, связанных с потребностями в этнической принадлежности, в позитивной этнической идентичности, в этнической безопасности (в данной работе были рассмотрены этноаффилиативные потребности как проявление групповой солидарности).

В России исследования, посвященные изучению этноидентичности, чаще всего ведутся на материале национальных республик, где деление индивидов по их этнической принадлежности является закономерным. Сравнительному анализу подвергаются этногруппы в зависимости от их статуса: "титульность - нетитульность", "меньшинство - большинство" (в политическом плане), "меньшинство - большинство" (в социально-демографическом соотношении), и в разном соотношении русский этнос и этнос, проживающий на территории, где происходит исследование. В результате, на основе разделения по данным категориям делаются выводы о проявлении особенностей этнической идентичности.

Интерпретация этнической идентичности русского этноса не всегда укладывается в выше описанные рамки, так как он находится в ином положении, чем большинство этнических групп, проживающих на территории Российской Федерации. Это связано, во-первых, с численностью этноса и протяжённостью этнической территории.

Во-вторых, неоднородностью этнического состава населения, смешанностью этнических территорий (на современном этапе общественного развития - республик, автономных округов). В итоге, территория проживания русского этноса раздроблена.

В-третьих, в результате исторического развития представители русского этноса живут как в своей этнической среде, так и в иноэтничной среде. Конечно же, данные характеристики являются в большей степени внешними по отношению к психологическим причинам осознания этнической идентичности. Тем более, что проблема территориальных границ между этническим группами является очень острой, особенно в Северо-Кавказском регионе. В свою очередь, понятие "территории" (места) очень значимо для возникновения этноса, как социальной группы, так и для психологического оформления любой общности.

При исследовании этнической идентичности русской молодёжи в Южном Федеральном округе была выявлена проблема дифференциации респондентов на подгруппы. Как было отмечено ранее, одним из ключевых моментов такого распределения - обычно является территориальное деление (в частности, республика), но русский этнос является титульным на всей территории Российской Федерации, а в республике Адыгея составляет большую численность населения, но не является титульным.

В связи с выше описанными положениями и в результате анализа понятий "среда", "этноконтактная ситуация", "этническая граница" было найдено социально - психологическое понятие, которое позволяет более чётко дифференцировать индивидов в зависимости от их нахождения в той или иной этнической среде. Это понятие нативной среды - определённого социального ареала, ограниченного "психологической границей", в пределах которого доминируют культурно-языковые и нормативно-ценностные стандарты конкретного этноса, его традиции и обычаи - это поле социального взаимодействия на котором поддерживаются и охраняются этноинтегри-рующие признаки, являющиеся не только психологическими универсалиями, но и основополагающими принципами жизнеустройства любой социальной группы, независимо от этнонима. В его контексте четко определяются понятия "Мы" - "Они", "свой — чужой", "хозяин — гость" и т.д.

Данное положение нашло свое отражение в результатах эмпирического исследования структурных компонентов этнической идентичности молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды. Итоги которого подтвердили выдвинутую гипотезу и позволили сделать следующие выводы:

1. Содержание структурных компонентов этнической идентичности у студенческой молодежи в условиях нативной и иноэтничной среды имеют как одинаковые, так и отличительные черты. Это выражается в том, что эмоциональный образ в структуре этнической идентичности собственного этноса носит размытый неструктурированный характер. Одновременно, различия выражаются в оценках образа своей этнической группы: положительный образ присутствует у респондентов в условиях иноэтничной среды, отрицательный - в условиях нативной.

2. В отличие от русских респондентов, адыги в условиях нативной (сельской) среды отдают более чёткое предпочтение позитивному или негативному полюсу оценки, при оценивании качеств автостереотипа, чем адыги в условиях иноэтничной (городской) среды. Различия были найдены в распределении показателей коэффициентов направленности.

3. На основании показателей диагностического коэффициента найдены показатели "этнических предпочтений" и "коэффициента этнической идентификации", которые проявились в следующих особенностях:

4. Эмпирически установлено, что для русских, проживающих в нативной среде, выявлены различия в распределении коэффициента "этнические предпочтения - русский", "коэффициент этнической идентификации — русский", с проявлением отрицательной тенденции последнего. Высокая доля коэффициента идентификации с русским этносом, выражена в группе девушек - "русские ростовчанки", на фоне преобладания отрицательных показателей. У юношей, отрицательная идентификация со своим этносом больше, чем с кавказским. Значимых различий в подгруппе "пол" по исследуемому критерию, в данной группе респондентов не выявлено.

5. В группе "русских майкопчан" коэффициент идентификации по отношению к русскому этносу выражен у всех подгрупп. Найдено различие между подгруппами юношей и девушек, которое отражается в том, что "коэффициент идентификации - русский" выражен у девушек в большей степени, чем у юношей. В общем, в условиях иноэтничной среды у юношей и девушек преобладает отрицательный коэффициент этнической идентификации по отношению к русскому этносу. Различий в подгруппе "курс" в содержании данных показателях выявлено не было.

6. При сравнении средних показателей в группах адыгов в сельских и городских социокультурных условиях "коэффициент идентификации" выше у респондентов, проживающих в селе.

7. Различия в содержании когнитивного компонента этнической идентичности в группах русской студенческой молодежи заключается в следующем: наиболее выраженными критериями в условиях нативной среды являются "подчинение" (р<0,001), "ориентация на группу" (р<0,02); в условиях иноэтничной - "самостоятельность" (р<0,001), "осторожность" (р<0,01), "миролюбие" (р<0,05), "направленность на взаимодействие" (р<0,001). Так же были выявлены межполовые различия в группах респондентов как в условиях нативной, так и иноэтничной среды. Между группами респондентов "юноши", "девушки" в условиях различных этнических сред, также найдены различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности.

8. Этноаффилиативные потребности имеют: значимые различия в соотношении этноаффилиативных и антиэтноаффилиативных тенденций в условиях нативной и иноэтничной среды; межполовые различия в группах респондентов русской студенческой молодежи как внутри группы, так и в различных социокультурных условиях (нативной или иноэтничной среде). Л так же в группе русской студенческой молодежи по критерию "курс".

9. У адыгской студенческой молодежи в условиях нативной среды выражены этноаффилиативные тенденции на фоне осознания, что для адыгского этноса характерна "ориентация на группу" (р<0,001), "открытость переменам" (р<0,001) и "направленность на взаимодействие" (р<0,001). При исследовании данной группы респондентов по критериям "курс" и "пол", различий в содержании аффективного компонента этнической идентичности и этноаффилиативных тенденциях не выявлено. Значимые расхождения наблюдаются в содержании когнитивного компонента у девушек и юношей; с выраженной тенденцией изменения в подгруппах первокурсников и пятикурсников.

Таким образом, можно сделать общий вывод, что содержание структурных компонентов этнической идентичности обусловлено условиями нативной или иноэтничной среды. Одновременно, в результате сравнительного анализа структурных компонентов этнической идентичности русской, адыгской студенческой молодежи по подгруппам "пол" были выявлены значимые различия между юношами и девушками как внутри группы, так и на межгрупповом (межэтническом) уровне. Так же, между подгруппами респондентов, находящихся на разных уровнях профессиональной социализации выявлены значимые различия в содержании структурных компонентов этнической идентичности.

Подводя итог сделанной работе, хочется отметить, что многие вопросы, затронутые в диссертации, требуют специального изучения и составляют, на наш взгляд, перспективу исследований этнической идентичности. К их числу относятся, например, вопросы, связанные с изучением содержательных характеристик этнической идентичности представителей различных этнических групп в зависимости от социокультурного окружения. Изучения причин (психологических, социально-психологических) различий в содержании компонентов этнической' идентичности как в условиях нативной, иноэтничной сред, так и межпоколенных и тендерных. Соотношение типов этнической идентичности, установок толерантного отношения к представителям различных этнических групп в зависимости от условий нативной или иноэтничной среды.

Подводя итог сказанному, хочется подчеркнуть, что необходимость и значимость этой работы обусловлены не только логикой развития психологического знания, но и требованиями реальной ситуации, в первую очередь вопросами, связанными с возможностью и условиями формирования толерантного отношения к иноэтничным представителям, не зависимо от проживания в нативной или иноэтничной среде, а так же необходимостью осмысления, на современном этапе развития общества, многих этнических феноменов. Решение этнических проблем зависит от профессиональных психологов, работников образования, СМИ, комитетов по молодежной политике. Разработанные в диссертации подходы, полученные новые данные и их теоретическое обобщение создают основу для дальнейшего развития сравнительных этнопсихологических исследований, дают инструментальную возможность проведения социально-психологического мониторинга, корректировки национальной политики в региональном масштабе на научной основе. Помимо этого, материалы диссертационного исследования могут быть использованы в учебных курсах по этнологии, этнопсихологии, социологии, политологии и истории.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Тулынина, Анна Юрьевна, Ростов-на-Дону

1. Авдуевская Е.П. Принадлежность к группе и самовосприятие личности // Вопросы психологии. 1990. №3. С. 144-150.

2. Автопортрет славянина. М.: Издательство "Индрик", 1999. 258 с.

3. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. 240 с.

4. Андреева Г.М. Психология социального познания: Учеб пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Аспект Пресс, 2000. 288 с.

5. Андреева Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений. М.: Аспект Пресс, 2000. 376 с.

6. Антонова Н.В. Личностная идентичность современного педагога и особенности его общения // Вопросы психологии. 1997. № 6. С. 23-30.

7. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. №1. С. 129-134.

8. Аринушкина Н.С. Об определении и типах идентичности // Мир психологии. 2004. №2. С. 48-53.

9. Арутюнян Ю.В Этносоциология: цели, методы и некоторые результаты исследованияя. М.: Изд-во "Наука", 1984. 256 с.

10. Арутюнян Ю.В. Этносоциология. М.: Аспект Пресс, 1999. 271 с.

11. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во МГУ, 1990. 367 с.

12. Базов В.В. Культурные традиции и самоидентификация личности: Автореф. дис. .канд. филос. наук. М., 1994. 19 с.

13. Балагова Л.Х. Формирование миротворческого сознания адыгских детей нач. школьного образования на основе этнической идентификации: Дис. . канд. пед. наук. М, 1996. 160 с.

14. Баляев С.И. Этнические стереотипы как социально- перцептивные феномены этнического самосознания эзрян и мокшан: Дис. . канд. психологии. наук. Самара, 1999. 144 с.

15. Белинская Е.П. Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. М.: Аспект Пресс, 2001. 301 с.

16. Березин Ф.Б. и др Методика многостороннего исследования личности. М.: "Фолиум", 1994.

17. Бодалев А.А Социальная психология личности // Мир психологии и психология в мире. 1995. №1. С.64-73.

18. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во МГУ, 1982. 200 с.

19. Бодалев А.А. О характеристиках идентификации и идентичности взрослого человека // Мир психологии. 2004. № 2. С. 93-98.

20. Болотоков В.Х., Сушнев З.Ш. Этнопсихологические теории России. Нальчик, 1997. 158 с.

21. Бромлей Ю.В Очерки теории этноса. М.: Изд-во "Наука", 1993. 412 с.

22. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М.: из-во "Наука", 1987. 334 с.

23. Будилова Е.А. Социально-психологические проблемы в русской науке. М.: Изд-во "Наука", 1983. 232 с.

24. Васильев Р.Ф. Охота за информацией. М., 1973.

25. Вопросы психологической адаптации. Новосибирск, 1974. 240 с.

26. Вопросы социальной и этнической психологии. Сборник научных трудов / Под ред. Докт. филол. наук, проф. Ю.В. Красикова: Сев.-Осет. гос. унт, Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2001. 138 с.

27. Вяткин Б.А., Хотинец В.Ю. Этническое самосознание как фактор развития индивидуальности // Психологический журнал. 1996. № 5. С. 69-75.

28. Горбатов Д.С. Практикум по психологическому исследованию. Самара: Изд-ий Дом "БАХРАХ -М", 2000. 248 с.

29. Гришина Е.А. Российская молодежь: проблемы гражданской идентичности. М., 1999. 133 с.

30. Гумилев JI.H. Этногенез и биосфера земли. М.: ООО "Издательство ACT", 2002. 506 с.

31. Денисова Г.С., Родовель М.Р. Этносоциология: Учебное пособие для студентов ун-тов и пед. вузов. Ростов-на/Д: Изд-во ООО "ЦВВР", 2000. 280 с.

32. Джемс У. Психология / Под ред. JT.A. Петровской. М.: Педагогика, 1991.368 с.

33. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т-. Язык как фактор этнической идентичности // Вопросы психологии . 1997. №4. С. 75-86.

34. Дробижева JT.M. и др. Демократизация и образы национализма в РФ 90-х гг. М., 1996. 273 с.

35. Дробижева JI.M. Национализм, этническое самосознание и конфликты в трансформирующемся обществе // Национальное самосознание и национализм в РФ начала 1990-х гг: Сб. статей / Отв. ред проф. JI.M. Дробижева. М., 1994. С. 16-47

36. Дробижева JI.M. Ценности и символы в контексте новых концепций этничности // Национальное самосознание и национализм в РФ начала 1990-х гг: Сб. статей / Отв. ред проф. JI.M. Дробижева. М., 1994. С. 8-25

37. Ещич М.Б. Перед историческим выбором: к вопросу о толерантном этносознании и преодолении злой этноисторической памяти // Мир психологии. 2001. №4. С. 127

38. Заковоротная М.В. Идентичность человека. Социально- философские аспекты. Ростов- на/Д: Изд-во Северо — Кавказского научного центра высшей школы, 1999. 200 с.

39. Здравомыслов А.Г. Этнополитические процессы и динамика национального самосознания //Журнал социологические исследования. 1998. № 12. С. 23-32.

40. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной психологии. М.: Изд-во МГУ., 1982. 128 с.

41. Иванова Н.И. Исследование социальной идентичности у студентов педагогических вузов // Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. С. 134-152.

42. Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева.-М., 2002.416 с.

43. Кадиева Р.И. Межнациональное общение в научных заведениях многонационального региона (психологический и педагогический аспекты). М., 2002. 133 с.

44. Карпухин О.И. Самооценка молодежи'как индикатор ее социокультурной идентификации //Журнал социологические исследования. 1998. № 12. С. 89.

45. Кауненко И.И. К проблеме формирования этнической идентичности в юношеском возрасте // Журнал прикладной психологии. 2000. № 1. С 58-60.

46. Ключевский В.О. Сочинения: В 9 т. Т. IV. Специальные курсы / Под ред. B.JI. Янина. М.: Мысль. 1989. 476 с.

47. Ковалева А.И., Реут М.Н. Социализация неслышащей молодежи. М., 2000. 222 с.

48. Козлова М. Влияние этнического фактора на становление психосоциальной идентичности // Ж. прикладной психологии . 2001. №3. С. 32-36.

49. Кон И.С. В поисках себя: Личность и её самосознание. М.: Политиздат, 1984. 335 с.

50. Кон И.С. Ребенок и общество (историко-этнографическая перспектива). М., 1988. 270 с.

51. Кон И.С. Социологическая психология. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж; Изд-во НПО "МОДЕК", 1999. 560 с.

52. Коростелев А.Д. Парадоксы этнической идентичности / Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. С. 86-Ш.

53. Костинская А.Г. Феномен идентичности как структурирующий фактор // Мир психологии. № 1. 2003. С. 186-198.

54. Кочетков В.В. Психология межкультурных различий. Саратов: Саратовский гос. техн. ун-т, 1998. 268 с.

55. Кузин Ф.А. Диссертация: Методика написания. Правила оформления. Порядок защиты. Практическое пособие для докторантов, аспирантов и магистрантов. М.: "Ось-89", 2000. 320 с.

56. Куницына В.Н. и другие. Межличностное общение. Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2002. 544 с.

57. Кцоева Г.У. Опыт эмпирического исследования этнических стереотипов // Психологический журнал. 1986. №2.

58. Кцоева Г.У. Этнические стереотипы в системе межэтнических отно- ' шений: Дис. . канд. психологич. наук. М., 1985. 236 с.

59. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс — культурную психологию: Учебное пособие. М.: "Ключ-С", 1999. 224 с.

60. Лебедева Н.М. Новая русская диаспора. Социально психологический анализ.- М., 1997. 325 с.

61. Лебедева Н.М. Русская диаспора: диалог цивилизаций и кризис социальной идентичности // Психологический журнал. 1996. №5. С. 32-42.

62. Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла // Психологический журнал. 1999. № 3. С. 48 57.

63. Лебедева Н.М. Теоретико-методологические основы исследования < этнической идентичности и толерантности в поликультурных регионах России и СНГ // Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. С. 10-35.

64. Лебедева Н.М., Манхозова Ф.М. Социально-психологическое исследование на Северном Кавказе // Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. С. 152-169.

65. Лебедева Н.М., Татарко А.Н. Социально-психологические факторы этнической толерантности и стратегии межгруппового взаимодействия в поликультурных регионах России // Психологический журнал. 2003. №5. С. 3144.

66. Личность. Культура. Этнос. / Под общ.ред. А.А. Велика. М.: Смысл, 2001.550 с.

67. Луковицкая Е.Г. Социально-психологическое значение толерантности к неопределенности: Дис. . канд. психологич. наук. М., 1998. 172 с.

68. Макарец Н.Ф. Социализация индивида: сущность, всеобщий механизм, основные факторы. Днепропетровск, 1983.

69. Малхозова Ф.М. Социально-психологические особенности этнической толерантности в поликультурном регион: Дис. .канд. психологич. наук. М., 1999. 166 с.

70. Маслоу А. Теория человеческой мотивации // Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 1999. С. 77-105. http:// flogiston.ru/ library.

71. Мендяева А.Б. Этническая идентичность калмыков: Дис. .канд. психологич. наук. М., 1997. 167 с.

72. Методы исследования в психологии: квазиэксперимент. М.: Изд-я группа "Форум" "ИНФРА - М", 1998. 296 с.

73. Мольденгауэр Н.В. Межэтническая толерантность учащихся многонациональной школы: Дис. .канд. психологич. наук. М., 2001. 169 с.

74. Национальная культура и общение: Материалы конференции М, 1977. 96 с.

75. Национальные процессы в СССР. М.: Наука, 1991. 264 с.

76. Овчинникова Ю.Г. К проблеме кризиса идентичности / Вестник МГУ, Психология. 2000. № 2.

77. Оконешникова А.П. Межэтническое восприятие и понимание людьми друг друга. Пермь: Издательско-полиграфический комплекс "Звоз-да", 1999. 406 с.

78. Оконешникова А.П. Межэтническое восприятие и понимание людьми друг друга: Дис. .доктора психологич. наук. Якутск, 1998. 569 с.

79. Павленко В.Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии // Журнал вопросы психологии. 2000. №1. С. 135-141.

80. Павленко В.Н., Корж Н.Н. Трансформация социальной идентичности в посттоталитарном обществе // Психологический журнал. 1998. №1. С. 75-88.

81. Павлова О.Н. Идентичность: история формирования взглядов и ее структурные особенности. М.: 2001.

82. Павловская А.В. Этнические стереотипы в свете межкультурных коммуникаций // Вестник МГУ, Лингвистика и межкультурная коммуникация. 1998. № i.e. 94-105.

83. Панеш Э.Х. Этническая психология и межнациональные отношения. Взаимодействие и особенности эволюции (на примере Западного Кавказа). СПб.: Европейский дом, 1996. 304 с.

84. Петренко В.Ф. Психосемантический подход к этнопсихологическим исследованиям // Советская этнография. 1987. № 4. С. 22-38.

85. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М.: Изд-во "Наука", 1979. 232 с.

86. Проблемы национальной идентичности и принципы межкультурной коммуникации: Материалы школы семинара / Воронеж, 25 — 30 июня, 2001 г.). Т.1. Воронеж, 2001. 147 с.

87. Психология национальной нетерпимости: Хрестоматия / Сост. Ю.В. Чернявская. М.: Харвест, 1998. 560 с.

88. Психология самосознания. Хрестоматия. Самара: Издательский Дом "БАХРАХ М". М., 2000. 672 с.

89. Робертсон Д.С. Информационная революция // Информационная революция: наука, экономика, технология: Реферативный сб. / ИНИОН РАН. М., 1993. С. 17-26.

90. Рождественская Н.А. Роль стереотипов в познании человека человеком // Вопросы психологии. 1986. №4. С. 69-76.

91. Романов К.М. Психология межличностного познания. Саранск: Изд-во Мордовского ун-та, 1993. 148 с.

92. Романова O.JL Развитие этнической идентичности у детей и подростков: Дис. .канд. психологич. наук, 1994. 170 с.

93. Савокин В.И. Полная самоидентификация личности как идеал соц. Бытия / Красноярский ун-т. Красноярск, 200. 31 с.

94. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: ООО "Речь", 2002. 350 с.

95. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999. 240 с.

96. Солдатова Г.У. Психология межэтнических отношений в системе соц. нестабильности: Дис. .доктора психологич. наук. М., 2001. 431 с.

97. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности М.: "Смысл", 1998. 389 с.

98. Соснин В.А. Культура и межгрупповые процессы: этноцентризм, конфликты и тенденции национальной идентификации // Психологический журнал. № 1. 1997. С. 50-61.

99. Социальная идентификация личности. Годичный отчет за 1993 г. по разделу подпрограммы "Человек в кризисном обществе" общеинститутской программы "Альтернативы социальных преобразований в российском обществе" / Под ред. В.А. Ядова. М., 1993. 168 с.

100. Stat Soft, Inc. (1999), Электронный учебник по статистике. Москва, Stat Soft, http://www.statsoft.ru/home/textbook/default.htm.

101. Степанова O.K. Особенности этнических стереотипов студентов Бурятии: Дис. .канд. психологич. наук. М., 1999. 186 с.

102. Стефаненко Т.Г. Индивидуальные стратегии конструирования этнической идентичности // Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. С. 35-49.

103. Стефаненко Т.Г. Социальная психология этнической идентичности: Дис. .доктора психологич. наук. М., 1999. 529 с.

104. Стефаненко Т.Г. Социально психологические аспекты изучения этнической идентичности, http://flogiston.ru/ library.

105. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов / Т.Г. Стефаненко 3-е изд., испр. доп. М.: АспектПресс, 2003. 368 с.

106. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Еникопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. М.: Изд-во МГУ, 1993. 80 с.

107. Сушков И.Р. Самокатегоризационная теория и групповые феномены И Психологический журнал. № 1. 1994. С. 158 — 167.

108. Сушков И.Р. Социально-психологическая теория Дж. Тернера // Психологический журнал, №3, 1993. С. 115 125.

109. Татар ко А.Н. Категориальная структура этнического сознания и межэтнического взаимодействия башкир, русских и татар в Республике Башкортостан // Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. ред. Н.М. Лебедева. М., 2002. С. 169-191.

110. Тимофеева Е.П. Особенности межэтнических отношений подростков в Республике Саха (Якутия). СПб: "Лицей", 2001. 172 с.

111. Троицкий Е. С. Соборная сила многонациональной России. Ассоциация по комплексному изучению русской нации и др. М.: Б.И., 1995. 36 с.

112. Тюрин Ю.Н., Макаров А.А. Анализ данных на компьютере / Под ред. В.Э. Фигурнова.- 3-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2003. 544 с.

113. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса.- СПб: "Ювента", 1999.318 с.

114. Филиппов Ю.В. Эмоционально-образная составляющая этнической идентичности и формирования русского этнонационального сознания // Мир психологии. 2003. № 1. С. 200 205.

115. Хекхаузен X. Мотив аффилиации // X. Хекхаузен Мотивация и деятельность. T.l. М.: "Педагогика", 1986. http:// flogiston.ru/ library.

116. Хотинец В.Ю. Психологические характеристики этнокультурного развития человека// Вопросы психологии. 2001. №5. С. 60 — 73.

117. Хотинец В.Ю. Этничность и интегральная индивидуальность // Психологическая наука: традиции, современное состояние и перспективы. 1997.

118. Хотинец Ю.В. К вопросу об основных подходах к изучению эт-ничности в зарубежной и отечественной науке. // Мир психологии. 2001. № 4. С. 135-146.

119. Хотинец Ю.В. Этническое самосознание. СПб.: Алетейя, 2000. 235 с.

120. Человек и общество: сб. статей. Проблема социализации индивида. JI-д: Изд-во л-го ун-та, 1971.

121. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.: Издательство "Наука", 1977. 144 с.

122. Шевандрин Н.И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности.- М.: ВЛАДОС, 1998. 512 с.

123. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М.: ИП РАН; КСП+; Академический проект, 1999. 448 с.

124. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. СПб., 1996. 155 с.

125. Шпет Г.Г. Сочинения. М.: Правда, 1989. 602 с.

126. Штейбах Х.Э. Влияние городской среды на поведение человека (средовая психология): Учебное пособие. СПб.: Петербургский гос. Университет путей собщения, 1997. 25 с.

127. Этническая психология (этнические процессы и образ жизни людей). Сб. научных трудов / Под ред. Н.Н. Андреевой. М., 1984. 77 с.

128. Ядов В,А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. М.: Добросвет, 2000. 596 с.

129. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. № 3-4. С. 158-180.

130. Terner J.C. Social identification and psychological group formation // The Social Dimension: European Developments in Social Psychology. Cambridge; Paris; 1984. Vol. 2.

131. Margaret Shin, Todd L. Pittinsky, and Natali Ambady Stereotype susceptibility: Identity Salience and shifts in Quantitative performance. PS of J of APS. P. 80-81.

132. Steinberg Laurence, Adolescence. 2ed. New York: Ve Grow. Hill Publishing Company, 1989. 466 p.