Автореферат диссертации по теме "Ситуативные и личностные особенности межгрупповой предубежденности"

На правах рукописи

Мешкова Наталья Владимировна

СИТУАТИВНЫЕ И ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕЖГРУППОВОЙ ПРЕДУБЕЖДЕННОСТИ

19.00.05 - Социальная психология

003478530

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2009

003478539

Работа выполнена в Институте социологии образования РАО

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент

Ениколопов Сергей Николаевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор,

заведующая кафедрой социальной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Стефапепко Татьяна Гавриловна

кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования МГППУ Хухлаев Олег Евгеньевич

Ведущая организация: Психологический институт РАО

Защита состоится «29» октября 2009 г. в 12:00 часов на заседании диссертационного совета Д-850.013.01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, г. Москва, ул. Сретенка, д. 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета.

Автореферат разослан «_» сентября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета И.Ю.Кулапша

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. Предубежденность широко исследуется в западной психологии с 20-х годов прошлого столетия. В этот и последующие периоды интерес к исследованию проблемы обусловливался событиями в социальной жизни. Расовая дискриминация, межнациональные и межконфессиональные конфликты, дискриминация гомосексуалистов и больных СПИДом - не полный перечень явлений, в которых обнаруживается предубежденность. Исследование этого феномена в рамках различных социальных событий в области межгрупповых отношений сопровождалось возникновением новых парадигм. Полученные в результате изучения факторы предубежденности можно разделить на личностные и ситуативные.

Исследователями были выделены такие личностные особенности предубежденности, как авторитаризм (Т. Adorno et al., 1950; В. Altemeyer, 1988), враждебность (Г. Олпорт, 2002), низкая самооценка (Н. Tajfel, 1978; J. Turner, 1987), расхождения в полоролевой Я-концепции (P. Theodore, S. Basow, 2004; S.Kiliansky, 2003), картина мира (J. Duckitt et.al, 2002), выраженность этнической идентичности (A.M. Арбитайло, 2008; MB. Котова, 2008). Однако, как показывает анализ литературы, ни одна из них не дает исчерпывающего объяснения причин предубежденности, поскольку каждая применима либо к определенному нормативному и социальному контексту, либо к узкому спектру мишеней, либо не имеет адекватного психологического инструментария.

В то же время анализ таких ситуативных условий, в которых осуществляются межгрупповые отношения, как социальный контекст (S.Fein, S. Spencer, 1997; A.McConnell, J.Leibold, 2001; C.Crandall et al, 2002), реалистический конфликт, культурная угроза (М. Zarate et al., 2004) и другие виды угроз (C.Cotrell et al., 2004) показывает, что они скорее способствуют проявлению уже имеющейся у индивида предубежденности, нежели ее генезу.

Обнаруживаемые проблемы методического и методологического характера значительно сужают перспективы выявления источников предубежденности и расширяют круг нерешенных вопросов. В первую очередь это относится к проявлению предубежденности в поведении (D. Mackie, Е. Smith, 1998; S. Fiske, 2000; С. Brendl, A. Markman, С. Messner, 2001). Так, связь между предубежденностью и агрессией подчеркивается многими авторами (Е. Dunbar, 2002; Е. Dunbar et al., 1999, 2000), особенно при наблюдении и анализе «горячих» аспектов межгрупповых отношений (Е. Staub, 2000; R. Sternberg, 2003). Однако факторы, способствующие реализации предубежденности в насильственных действиях, остаются мало изученными (М. Sullaway, 2004).

Между тем эта проблема приобретает особое значение в связи с ростом преступлений, совершаемых на почве этнической и расовой ненависти. Особенность таких преступлений состоит в том, что они мотивированы предубежденностью ( М. Sullaway, 2004; Е. Dunbar, 2002; Hate crime, 2005; D. Green et al., 2001), а именно на ее выявлении часто основана экспертиза подобных деяний (Е. Dunbar et al., 2000; J. McDevitt et al., 2002; A.P. Ратинов, M.B. Кроз, H.A. Ратинова, 2005; Е.И. Галяшина, 2006; A.A. Леонтьев, 2008).

Анализ психологических характеристик преступников, выявленных западными исследователями, показывает, что для организации превентивных мер и профилактики преступности, а также разработки коррекщюнных программ имеющейся информации недостаточно.

По данным Генпрокуратуры, в РФ насчитывается более 200 экстремистских объединений, членами которых являются около 10 тыс. человек. Внимание отечественных исследователей сосредоточено на статистике совершенных националистами нападений, описан!®) субкультуры скинхедов, анализу мотивации объединения в скинхедские группировки (см. С. Беликов, 2002 и В.А. Шнирельман, 2007) и анализу скинхедских сайтов в интернете (B.C. Собкин, М.В. Кириленко, 2003). Однако в качестве объекта эмпирического исследования психологов скинхеды не выделялись. Между тем, открыто высказываемая ими ненависть и агрессивное поведение в отношении представителей других групп открывают перспективу для изучения не только причин предубежденности, но и ее связи с насильственным поведением.

В российской науке активно исследуется антипод этнической предубежденности - этническая толерантность (Т.Г. Стефаненко, 1998; Г.У. Солдатова и соавторы, 2002; Н.М. Лебедева, Ф.М. Малхозова, 2002; Е.И. Шлягина, 2003), а также психологические особенности лиц с девиантным и делинквентным поведением (С.Н. Ениколопов, 1976; Н.В. Дворянчиков, 1998; С.Н. Ениколопов, Н.П, ЦыбульскиЙ, 2007). В целом, опыт, накопленный отечественными и западными психологами, указывает на необходимость дальнейшего изучения ситуативных и личностных особенностей предубежденности.

Цель состояла в изучении связи предубежденности и таких психологических характеристик, как враждебность, агрессия, полоролевая идентичность, картина мира и страх новизны.

Предметом исследования стала связь отношения к объектам и индивидуально-психологических характеристик испытуемых.

Объектом исследования явились особенности психологических характеристик личности и отношение к объектам.

Для достижения поставленной в работе цели необходимо было решить следующие задачи:

1. Провести обзор теоретических подходов к проблеме предубежденности; дифференцировать предубежденность от концептуально близких понятий;

2. Рассмотреть и проанализировать основные подходы к изучению проявления предубежденности в насильственном поведении;

3. Проанализировать эмпирические исследования, релевантные тематике работы;

4. Выделить психологические факторы предубежденности и ее связи с поведением;

5. Проанализировать связь особенностей психологических характеристик с предубежденностью и агрессивным поведением в отношении ее мишеней.

Основная гипотеза исследования: Межгрупповая предубежденность обусловлена личностными характеристиками, при этом основное значение принадлежит враждебности, генерализованной в картине мира.

Частные гипотезы исследования-.

1. Позитивные убеждения о доброжелательности окружающего мира сочетаются с предубежденностью к отдельным объектам.

2. Ситуативные характеристики обусловливают предубежденность к отдельным объектам, при этом важным фактором является страх иовизны.

3. Структура полоролевой идентичности имеет важное значение в предубежденности.

Методологическую и теоретическую основу работы составили: парадигмы исследования системы отношений и картины мира (В.Н. Мясищев, Р. Яноф-Бульман); достижения современной отечественной этнопсихологии (Т.Г.Стефаненко; Г.У. Солдатова; Е.И. Шлягина); теоретические и методологические основы зарубежных и отечественных подходов к анализу предубежденности (И.С. Кон, J. Duckitt); представления о политическом консерватизме (А. Kruglansky), представления о Я-концепции (Е. Higgins; Н. Marcus).

Достоверность результатов исследования обеспечивалась использованием взаимодополняемых методов и методик, адекватных цели и предмету исследования, прошедших апробацию и признанных валидными с точки зрения получаемых с помощью них данных, а также применением методов статистической обработки эмпирического материала.

Научная новизна работы заключается в том, что:

• Показана роль таких индивидуально-психологических характеристик, как картина мира и структура полоролевой идентичности в предубежденности: враждебность, генерализованная в картине мира, обусловливает «тотальную» предубежденность, в то время как низкая самооценка полоролевой идентичности обусловливает «парциальную» предубежденность к отдельным объектам;

•Показана комплексная роль полоролевой идентичности и компонентов темперамента в проявлении предубежденности в насильственном поведении: гипермаскулинизация полоролевой идентичности и высокий поиск новизны способствуют агрессивному поведению по отношению к объектам предубежденности

•Выделена и проанализирована функция предубежденности в насильственном поведении, состоящая в том, что она способствует выбору объекта агрессии

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в нем:

1. Рассмотрение природы предубежденности позволяет развести понятия «враждебность» и «предубежденность». Враждебность как личностная черта проявляется в негативном отношении к человеческой природе в целом. В рамках такого понимания предубежденность рассматривается как опредмеченная враждебность

2. Расширены представления о природе предубежденности. Враждебность, генерализованная в картине мира индивида, является причиной негативного отношения вне ситуационного контекста Обладающим такими характеристиками индивидам для ненависти не нужны причины - они готовы ненавидеть любой объект.

3. Выделены два принципиально различных типа предубежденности: зависящая от ситуационного контекста предубежденность и не зависящая от него враждебность к группе. Роль социального контекста состоит в том, что он способствует не только формированию, но и проявлению уже имеющейся у индивида предубежденности.

4. Выделены индивидуально-психологические факторы связи предубежденности и насильственного поведения. К ним относятся особенности полоролевой идентичности, проявляющиеся в гипермаскулинности, и высокий поиск новизны как характеристика темперамента.

Практическая значимость работы состоит в том, что результаты теоретического анализа и эмпирического исследования могут использоваться в учебных курсах в системе профессиональной подготовки и повышения квалификации психологов, педагогов и работников правоохранительных структур. Также полученные данные могут быть использованы для оптимизации процесса судебно-психологического освидетельствования лиц, совершающих преступления ненависти, и более четкого решения разнообразных вопросов, ставящихся на разрешение экспертных комиссий.

Выделенные психологические факторы по проблеме предубежденности позволяют определить значимые аспекты в работе по профилактике и коррекции девиантного поведения. Полученные данные могут быть положены в основу разработки и усовершенствования образовательно-воспитательных программ, способствовать повышению эффективности программ психологической и социальной реабилитации правонарушителей, совершивших преступления ненависти, а также профилактических мероприятий в работе с подростками из группы риска. В частности, выделенные факторы связи предубежденности и насильственного поведения намечают характеристики-мишени для разработки программ по формированию адекватной полоролевой идентичности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Враждебность, генерализованная в картине мира индивида, задает пристрастность в отношении к любым объектам, независимо от их групповой принадлежности, и формирует склонность оценивать эти объекты негативно.

2. Особенности полоролевой идентичности гетеросексуальных мужчин и женщин способствует негативному отношению к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией и проявляются в тендерных различиях, состоящих в отвержении гомосексуалов одноименного пола. Качественно особенности полоролевой идентичности выражены гипермаскулинностью полоролевой структуры мужчин или в низкой самооценке маскулинности у мужчин и фемининности у женщин.

3. Такие особенности полоролевой идентичности и темперамента как гипермаскулинность и высокий поиск новизны могут влиять на связь предубежденности и агрессивного поведения в отношении «мишени».

Апробация исследования. Материалы диссертационного исследования докладывались на XX Международном Батгийском криминологическом семинаре (Санкт-Петербург, 29 июня- 01 июля 2007 г.), Второй Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» (Москва, ноябрь, 2008 г.), Международной

научно-практической конференции «Психологические проблемы человека в условиях инноваций и социальных изменений» (Москва, 26 февраля 2009 г.). Кроме того, диссертация прошла апробацию в 2009 г. в Институте социологии образования РАО и на кафедре теоретических основ социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета. По материалам исследования опубликовано 11 печатных работ.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, содержит 12 таблиц. Основной текст диссертации изложен на 124 страницах. Список литературы содержит 185 наименований, из них 119 - на английском языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, формулируются цель и задачи исследования, определяются объект и предмет, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, выдвигаются гипотезы и положения, выносимые на защиту.

В первой главе - «Современное состояние проблемы предубежденности» -рассматриваются теоретические и методические основы исследования предубежденности и ее проявлений в межгрупповых отношениях, глава состоит из четырех параграфов.

Работа предполагает изучение межгрупповой предубежденности у людей, не связанных непосредственным межгрупповым взаимодействием и контактом и отличается от подхода других авторов, исследовавших восприятие и взаимодействие малых групп в рамках микро-анализа межгрупповых отношений (см. B.C. Агеев, 1990). Данное исследование направлено на выявление связи между внутренним психическим миром человека и его возможными взаимодействиями с миром социальным и акцентирует изучение предубежденности вне факторов, связанных с групповой принадлежностью: давления групповых норм и конформизма.

В первом разделе рассматриваются основные подходы к пониманию термина «предубежденность». Несмотря на отсутствие общепризнанного определения, большинство авторов согласны с тем, что предубежденность включает в себя негативную аффективную реакцию на объект по признаку его групповой принадлежности (G. Allport, 1954; N. Szajnberg, 1994; S. Fiske, 1993; D. Mackie, E. Smith, 1998; D. Sears, P.Henry, 2003).

Особо выделяется роль методологических предпочтений различных авторов, влияющая как на концептуализацию термина «предубежденность», так и на выделение и изучение различных ее аспектов. Анализируются когнитивные, эмоционально-оценочные, осознаваемые и неосознаваемые аспекты (S. Fiske et al., 2002; M. Zarate et al., 2004; L. Rudman et al., 2001; M. Brauer et al., 2000; A. McConnell, J. Leibold, 2001; L.Lepore, R.Brown; 1997), a также влияние нормативного (C.Crandall et al., 2002) и ситуационного контекстов (C.Cottrell, S.Neuberg, 2005; S. Fiske et al., 2002; M. Zarate et al., 2004) на генез и проявление предубежденности. Выделяются два принципиально

разных типа предубежденности: независимая от ситуации враждебность к группе и зависящая от ситуации негативная реакция в виде оценки или аффекта. Исходя из понимания некоторыми авторами (G. Allport, 1954; N. Szajnberg, 1994; S. Fiske, 1993) предубежденности как враждебности, подчеркивается необходимость разведения этих двух понятий, чему уделяется внимание в одном из последующих разделов.

В качестве определения «предубежденности» принимается дефиниция А.Охматовской (2001), которая, опираясь на теорию психологического отношения В.Н. Мясгацева (1995), понимает «предубежденность» в качестве социальных предрассудков, негативного отношения к какой-либо группе, формы враждебного отношения.

Во втором разделе проводится анализ методологии изучения предубежденности. Кратко рассматриваются основные этапы исследования и подходы к объяснению причин предубежденности (J. Duckitt, 1992). Особое внимание уделяется роли социального контекста в возникновении интереса к данной проблематике, как на ранних этапах ее изучения, так и в настоящее время. Отмечается, что социальные явления, такие как миграции и СПИД, привели к появлению новых объектов предубежденности и способствовали расширению области исследования явления. В то же время влияние социального контекста на современном этапе отразилось на специализации исследований, в результате чего возникли отдельные направления по изучению предубежденности к определенным группам. Данное замечание относится к исследованиям расизма, этнической предубежденности и гомофобии. Автор согласен с мнением, что изолированное изучение отношения к одному виду объектов ограничивает понимание причин предубежденности как общего явления (С. Crandall et al., 2002).

Анализ исследований этнической толерантности показывает, что в основе предубежденности к разным группам могут находиться психологические характеристики личности.

Предлагается методологическая модель исследования предубежденности, которая включает в себя следующие положения:

- набор объектов в исследовании должен отражать максимальное количество связей индивида с окружающим миром, поэтому выбор объектов должен осуществляться на основании гендерных, сексуальных, половых, этнических признаков;

- при выборе методов измерения необходимо учитывать простоту и доступность исследования отношений к нескольким объектам одновременно.

В третьем параграфе содержится обзор исследований индивидуально-психологических факторов предубежденности (авторитаризм, враждебность, Я-концепция) и обосновывается выбор факторов для последующего эмпирического изучения (страх новизны, картина мира, полоролевая идентичность).

Рассматриваются теории авторитарной личности (Т. Adorno et al., 1950) и авторитаризма правого толка (В. Altemeyer, 1998). Теории проводят параллель между предубежденностью и личностью. Рассматривается созданный инструментарий для измерения характеристик предубежденной личности: шкала

фашизма F (T.Adorno et al., 1950) и шкала авторитаризма правого толка RWA (В. Altemeyer, 1998). Отмечается возврат интереса в западной психологии к проблематике авторитаризма, связанный с появлением неонацистских и фашистских молодежных объединений. Анализируются современные данные, указывающие на чувствительность индивидов с высокими значениями авторитаризма к различным и даже не существующим угрозам, предпочтение ими упорядоченности и привычных ситуаций, склонность видеть в непривычных ситуациях враждебные и стрессогенные стимулы (С.Н. Ениколопов, Н.В. Мешкова, 2007; J. Duckitt et al., 2002; D. Oesterreich, 2005). Для объяснения этих характеристик привлекаются теория политического консерватизма, разработанная под руководством А. Круглянского (J. Jost et al., 2003), и данные Г.В. Залевского (2007) по исследованию ригидности. Согласно теории политического консерватизма, угроза и неопределенность ситуации активизируют страх неопределенности и заставляют индивида держаться знакомого, сопротивляться переменам и одобрять неравенство в положении аут-групп (J. Jost et al., 2003). В рамках теории предубежденность обнаруживается к тем объектам, которые нарушают привычное или не соответствуют ему, и проявляется в поведении, направленном на отстаивание привычных вещей. Между тем, отстаивание привычного тесно связано с неприятием нового, что подтверждается данными, полученными Г.В.Залевским при исследовании психической ригидности. Выявлены два варианта ригидного типа личности, отличающиеся активностью/пассивностью отстаивания старого и преобладанием рациональности/ эмоциональности в неприятии нового (Г.В. Залевский, 2007). Описываемые этим автором характеристики пассивности - эмоциональности в большей степени свидетельствуют о преобладании страха новизны над приверженностью и приятием старого и привычного. На основании рассмотренных данных делается вывод о возможности исследовать предубежденность как следствие страха новизны.

Уделяется внимание подходам к пониманию враждебности (A. Bass, 1961; Т. Smith, 1992; J. Barefoot, 1992; С.Н. Ениколопов, A.B. Садовская, 2000) и се связи с предубежденностью (Г. Олпорт, 2002; Т. Adorno et al., 1950; D. Oesterreich, 2005). Разводятся понятия «враждебность» и «предубежденность»: в рамках понимания враждебности как негативного отношения к человеческой природе в целом предубежденность рассматривается как опредмеченная враждебность. Рассматривается подход к решению проблемы генерализации враждебности в рамках картины мира индивида (С.Н. Ениколопов, A.B. Садовская, 2000; A.B. Охматовская, 2001). Разведение враждебности как частного отношения и как «враждебной картины мира» (A.B. Охматовская, 2001), позволяет выделить две группы индивидов: характеристиками первой являются общая враждебность, генерализованная в картине мира, второй -«базовая не-враждебность» картины мира, не исключающая враждебности к каким-либо отдельным объектам. Предполагается, что группы будут различаться количеством объектов предубежденности. Приводятся результаты исследования этнической предубежденности и картины мира, полученные под руководством Дж. Дакита (J. Duckitt et al., 2002). Делается вывод о необходимости проведения исследования предубежденности к объектам с разнообразной групповой

принадлежностью в рамках теории базисных убеждений индивида Р. Яноф-ByjibMan(R. Janoff-Bulman, 1992).

Рассматривается роль идентичности и Я-концепции в генезе предубежденности. Результаты исследований показывают, что этническая предубежденность обнаруживается у индивидов с выраженностью этнической идентичности (A.M. Арбитайло, 2008; М.В. Котова, 2008), а предубежденность к гомосексуалистам связана с расхождениями в полоролевой Я-концепции, сочетающимися со значимостью маскулинности в собственной идентичности. Исследованы расхождения между маскулинным актуальным Я и каким Я должен быть (P. Theodore, S. Basow, 2000), между реальным и идеальным маскулинным Я в сочетании с отрицаемой фемининностью (S. Kiliansky, 2003).

Рассматриваются теории социальной идентичности (Н. Tajfel, 1978; J. Turner, 1982) и Я-концепции (Е. Higgins, 1983; Н. Marcus, Е. Wurf,1987). Отмечается, что в основе современных исследований особенностей этнической идентичности (A.M. Арбитайло, 2008; М.В. Котова, 2008) и полоролевой Я-концепции (P. Theodore, S. Basow, 2000; S. Kiliansky, 2003) находится представление авторов о том, что предубежденность к какой-либо группе проявляется при активизации релевантного категории этой группы аспекта идентичности или Я-концепции. Между тем, Я-концепция опосредует не только социальную перцепцию, но и стратегии взаимодействия (В. Столин, 1980; И. Кон, 1978; Н. Marcus, Е. Wurf,1987). Имеющиеся в литературе свидетельства о том, что основополагающая роль в генезе агрессии принадлежит Я-концепции (A. Bandura, 1973; С.Н. Ениколопов, 1976), представляют возможность изучить роль этой характеристики в связи предубежденности и агрессивного поведения. Исследование полоролевой идентичности представляется автору более перспективным, чем этнической идентичности, по нескольким соображениям. Во-первых, такая характеристика «предубежденной» личности, как силовое мышление и культ силы, проявляющаяся в выставлении напоказ силы и мышлении в категории сильный-слабый (T.Adorno et al., 1950), в большей степени характеризует маскулинность личности, а не ее этичность. Во-вторых, в литературе имеются свидетельства того, что полоролевая идентичность является фактором криминального поведения (А. Heibrun, 1981; H.B. Дворянчиков, 1998).

В четвертом параграфе рассматриваются исследования связи предубежденности и насильственного поведения в межгрупповых отношениях, анализируются имеющиеся данные о факторах такой связи.

В отечественной психологии исследовались межгрупповые отношения в малых группах (B.C. Агеев, 1993), выделены факторы межэтнического интолерантного взаимодействия в поликультурных регионах (Н.М. Лебедева, JI.H. Татарко, 2003; Н.М. Лебедева, Ф.М. Малхозова, 2003) и межэтнической напряженности (Г.У. Солдатова, 1998), которые могут привести к конфликтам. Между тем, важность изучения предубежденности связана именно с тем, что она конкретно реализуется в агрессии и насилии. Поскольку организация агрессивного поведения в лабораторных условиях проблематична и обременена этическими принципами, зарубежные авторы анализируют случаи межгрупповой агрессии post-factum.

Анализируя насильственные действия массового характера, исследователи рассматривают социальные условия (V. Volkan, 1988, 1999; Е. Staub 1996, 2000), при которых насилие в отношении аут-групп наиболее вероятно, а также личностные особенности субъектов санкционированного насилия (R. Baumeister, 1996; R. Sternberg, 2003). Особое внимание отводится несанкционированному насилию в виде «преступлений ненависти» (G. Herek et al., 1999; J. McDevitt, 1999; J. McDevitt et al., 2002; M. Sullaway, 2004). Выделяется функция предубежденности в насильственных действиях санкционированного и несанкционированного характера, специфика которой состоит в том, что предубежденность намечает жертву для канализации агрессии (С.Н. Ениколопов, Н.В. Мешкова, 2008).

Рассматриваются индивидуально-психологические характеристики преступников, мотивированных предубежденностью (М. Sullaway, 2004; R. Hare, S. Hart, 1993), и членов неформальных молодежных объединений, склонных к насильственному поведению (Е. Staub, 1996; О. Kemberg, 2004; С. Беликов, 2002; В.А. Шнирельман, 2007; B.C. Собкин, М.В. Кириленко, 2003). Отмечается, что изучение индивидуально-психологических характеристик необходимо для разработки психо-коррекционных мер по профилактике преступлений ненависти. Анализ демонстрирует, что имеющихся данных явно недостаточно для такой работы. Обращение к специальной литературе по агрессии, девиантному и делинквентному поведению (A Bandura., 1973; С.Н. Ениколопов, 1976; A Heibrun., 1981; H.B. Дворянчиков, 1998; K.B. Сыроквашина, 2007) указывает на необходимость изучения у мотивированных предубежденностью преступников особенностей полоролевой идентичности.

В главе 2 - «Методы исследования предубежденности» - представлен обзор и анализ методов измерения предубежденности, обосновывается выбор методов для последующего эмпирического исследования.

Выделяются особенности методологических подходов к исследованию предубежденности. Для ранних этапов исследования характерен метод наблюдения межгрупповых отношений, при котором предубежденность рассматривается как объяснительный конструкт межрасовой дискриминации. Отмечается, что разработка первого психологического инструментария для объяснения насильственного поведения проходила в рамках проведения параллели между предубежденностью и личностью. «Предубежденная» личность при таком подходе измерялась с помощью шкалы «Фашизма» (Т. Adorno et al., 1950) и шкалы «Авторитаризма правого толка» (В. Altemeyer, 1998). Анализируется проблема валидности шкал (D. Oesterreich, 2005).

Рассматриваются эксплицитные методы, измеряющие когнитивные и эмоционально-оценочные аспекты предубежденности: шкалы (L. Thurstone, Е. Chave, 1929; R. Likert, 1932; L. Guttman, 1944; E. Bogardus, 1925), самоотчеты для исследования отношения специально к какой-либо одной определенной группе (J. McConahay et al., 1981; Т. Pettigrew, R. Meertens, 1995; J. Swim et al., 1995; P. Glick, S. Fiske, 1996), методики термометра и оценки личностных черт (D. Mackie, Е. Smith, 1998; М. Brauer, 2000). Анализируются их недостатки (М. Brauer et al., 2000; Т. Нельсон, 2003), проблемы использования (G. Herek, J. Capitano, 1995, 1999; S. Fein, S. Spencer, 1997; M. Zarate et al., 2004), а также

факторы, влияющие на достоверность результатов (Н. Fazio et al., 1995; S. Chen et al., 1996; S. Sudman et al., 1996).

Уделяется внимание методам исследования неосознаваемых аспектов предубежденности (A. Greenwald et al., 1998; С. Brendl, A. Markman, С. Messner, 2001; Н. Fazio et al., 1995, J. Dovidio et al., 1997). Анализируется целесообразность их применения на отечественной выборке.

Обосновывается выбор методики парных сравнений и личностного дифференциала для измерения предубежденности в рамках представляемой диссертационной работы. Преимущества использования этих методов автору видятся в возможности исследования отношения к большому количеству объектов одновременно (Личностный дифференциал) и выявления самого непредпочитаемого объекта (метод парных сравнений). Достоинства методик состоят в том, что они не подвержены влиянию самопрезентации и социальной желательности.

В третьей главе - «Практическое исследование предубежденности» -описаны собственное эмпирическое исследование, его методическое обеспечение, представлены и проанализированы результаты.

В первом разделе обосновывается выбор испытуемых и объектов предубежденности. Отмечается, что специфика исследования связи предубежденности и насилия требует привлечения испытуемых, не только открыто выражающих неприязнь к каким-либо группам, но и совершающих агрессивные действия по отношению к ним. Такими испытуемыми являются члены неформальных движений националистической направленности, а именно скинхеды и члены движения «Русское национальное единство». В пользу нашего выбора свидетельствуют лозунги, выражающие нетерпимость к людям другой национальности и гомосексуалистам, анализ скинхедских Интернет-сайтов, проведенный под руководством B.C. Собкина (М.В. Кириленко, 2003), и насильственные действия, осуществляемые ими в отношении представителей различных социальных групп (В.А. Шнирельман, 2007).

Также обращается внимание на ограничешюсть подходов западных авторов к выбору испытуемых. Она состоит в том, что в большинстве рассмотренных автором работ, испытуемыми были студенты первого или последнего курсов различных колледжей, в том числе обучающиеся психологии, и преимущественно мужского пола. За исключением нескольких телефонных опросов, изучающих аттитюды респондентов в отношении мужчин и женщин нетрадиционной сексуальной ориентации (G. Herek, 1991; G. Herek, J. Capitanio, 1995; 1999), к исследованиям практически не привлекались люди среднего и старшего возраста, а также представители отдельных профессий, в частности учителя, являющиеся активными трансляторами норм.

Исходя из вышеперечисленных соображений, в качестве объектов исследования были выбраны 4 группы: 1. молодые люди (средний возраст 22 года), позиционирующие себя как скинхеды (10 человек) и члены движения «Русское национальное единство» (10 человек) и 2. учительницы (36 женщин, средний возраст 36 лет). В группы сравнения вошли: 3. мужчины (30 человек, средний возраст 35 лет) и 4. женщины (38 человек, средний возраст 32 года).

При выборе объектов предубежденности учитывалось следующее: а) преступлениям ненависти наиболее подвержены гомосексуалисты и этнические мигранты; б) в контексте понимания предубежденности как опредмеченной враждебности, важным критерием является количество объектов; в) неизученность у гетеросексуалов этнических и культуральных различий в аттитюдах к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией (G. Herek, 1999); г) при восприятии группы у индивида активируются стереотипы об этой группе, которые и влияют на суждения и поведение этого индивида в отношении ее представителей (D. Hamilton, J. Sherman, 1994; D. Hamilton, J. Sherman, C. Ruvolo, 1990; C. Stangor, T. Ford, 1992; C. Stangor, J. Lange, 1994).

В качестве базовых признаков у объектов предубежденности были выбраны пол, сексуальная ориентация и национальность. Чтобы избежать влияния стереотипов, национальность объекта не уточнялась, представляя, таким образом, возможность выявить общее отношение к «чужому». К объектам с базовыми признаками были добавлены объекты с пересекающимися признаками.

Во втором разделе представлены предмет, цель и задачи эмпирического исследования.

Цель состояла в изучении связи предубежденности и таких психологических характеристик как враждебность, агрессия, полоролевая идентичность, картина мира и страх новизны.

Предметом исследования явились отношение испытуемых к мишеням, а также их психологические характеристики.

Для решения поставленной цели решались следующие задачи:

1. Определить отношение к предложенным объектам и выявить наиболее отвергаемый объект;

2. Измерить и проанализировать связь между предубежденностью и поиском новизны, базовыми убеждениями о мире и параметрами полоролевой идентичности;

3. Выявить особенности агрессии и враждебности у испытуемых;

4. Проанализировать связь между измеренными параметрами и поведением.

Третий раздел посвящен описанию методов исследования.

При выборе инструментария учитывались простота и доступность использования, возможности совмещения в одном исследовании наибольшего количества мишеней предубежденности, исключение влияния самопрезентации, социальной желательности и ситуационного контекста. Выбранное сочетание методов позволяет определить качественную и количественную специфику предубежденности: определить наиболее отвергаемый объект и выделить количество негативно оцениваемых объектов.

Методический аппарат для определения психологических характеристик включал следующие методики:

1. «Личностный дифференциал» (А.Г. Шмелев, 2002) для исследования отношения к объектам с помощью фактора «Оценка».

2. Метод парных сравнений (А.Н. Гусев и др., 1987) для выявления самого непредпочитаемого объекта.

3. Опросник Кука-Медли (J1.H. Собчик, 1998) для качественного анализа уровня враждебности.

4. Опросник Басса-Перри (С.Н. Ениколопов, Н.П. Цыбульский, 2007) с целью измерения агрессии. Его важной характеристикой является обнаруженная связь между самоотчетом о склонности к агрессии и реальным агрессивно-насильственным поведением.

5. «Шкала базисных убеждений» Р. Яноф-Бульман (М.А. Падун, 2003) для анализа базисных убеждений о доброжелательности окружающего мира.

6. Опросник маскулинности и фемининности в модификации Н.В. Дворянчикова (1998), позволяющий исследовать структурные и содержательные характеристики полоролевой идентичности.

7. Диагностическая методика TCI-125 структуры характера и темперамента С. Клонингера (С.Н. Ениколопов, А.Г. Ефремов, 2001) для измерения параметра темперамента «поиск новизны», характеризующего готовность к активизации исследовательского поведения в ответ на новизну стимулов.

Математическая обработка данных проводилась с помощью программ SPSS 10.0 и Microsoft Excel. Использовались методы сравнения групп при помощи непараметрического критерия Манна-Уитни, процедура факторизации с последующим Варимакс-вращением, исследования корреляционных связей с помощью коэффициентов корреляции Спирмена и Пирсона.

В четвертом разделе приводится схема анализа результатов, полученных в исследовании.

В пятом разделе представлены результаты исследования. Отношение к объектам

Результаты проведенного исследования продемонстрировали, что предубежденность как негативное отношение на основе групповой принадлежности присутствует у всех испытуемых. Наиболее отвергаемым объектом (метод парных сравнений) стали гомосексуалисты одного с испытуемыми пола. Результаты представлены в таблице 1.

Таблица X. Расстояния между объеет-ами по методу парных сравнений

M №№№1

Объекты Контрольная группа мужчин Объекты Скины и РНЕ

ГН -0.620 ГН 0.000

Г 0.000 Г 1.058

мн 1.055 мн 1.075

лн 1.392 лн 1.366

л 1.728 M 1.794

M 1.938 л 2.266

ЖН 2.660 ЖН 2.806

Ж 3.574 ж 3.646

Женщины

Объекты Учительницы Контрольная группа женщин

ЛН -1.25 -1.20

ГН -0.86 -1.08

л -0.64 -0.61

Г -0.39 -0.51

ЖН 0.14 0.01

МН 0.55 0.52

Ж 0.79 1.01

M 1.66 1.38

Условные обозначения: Ж - женщина, М - мужчина, Г-мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации, Л - женщина нетрадиционной сексуальной ориентации, ЖН - женщина иной национальности. Mil- мужчина иной национальности, JIH- женщина нетрадиционной сексуальной ориентации иной национальности, ГН- мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации иной национальности.

По количеству негативно оцениваемых объектов (методика Личностный дифференциал) испытуемые были разделены на 2 группы. В первую группу вошли скинхеды и члены движения РНЕ, негативно оценившие 7 из 8 предложенных объектов. Во вторую группу вошли подгруппы учительниц и испытуемых мужчин и женщин из групп сравнения с «парциальной неприязнью» в виде предубежденности к меньшему количеству объектов. Результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2. Значения объектов шкалирования по осям выделенных факторов (методика Личностный дифференциал)_

Объекты

Факторы Яр Яид Ж м Г Л ЖН МН ЛН ГН

Сипа 0.611 0.7Э -0.179 0.764 -0.988 -0.64 -0.945 -0.77 -0.738 -0.956

Скинхеды /Р НЕ Оценка -0.82 -0.464 0.649 -0.34 -0.615 -0.587 -0.374 -0.631 -0.702 -0.656

Активность -0.052 0176 0.311 -0 08 -0.361 -0.333 -0.485 -0.64 -0.597 -0.806

Мужчины группы сравнения Сипа 0.062 0.722 -0.371 071 -0.982 -0.124 -0.483 0.014 -0.399 -0.739

Оценка 0.165 0.465 0.797 0.167 0.162 -0.184 007 -0.718 -0.376 -0.355

Активность 0.145 0005 -ООН -0.37 0.323 0.115 -0.23 -0.156 -0.105 0.158

Сила 0 194 0.7-47 0.034 1.142 -0.785 0.431 -0.17 0 822 0.018 -0.905

Учитель» ницы Оценка 0.258 0.722 0.888 0.204 0.312 -0.675 0.305 -0.455 -0.533 -0.057

Активность 0.656 -О.ОЙ5 0.287 -0.72 0.427 -0.306 -0.05 -0.299 -0.229 0.115

Сила 0.017 0.732 0.149 1.033 -0.889 0.237 -0.039 0.493 -0.192 -0.552

Женщины группы сравнения Оценка 0.248 0.773 0.961 0.308 0.415 -0.694 -0.368 -0.477 -0.461 -0.005

Активность 0.762 0.29 0.303 -0.16 0.38 -0.175 0.071 0.151 -0.131 0.134

Условные обозначения: Яр - Я реальное. Яид - Я идеальное, Ж - женщина, М - мужчина, I -мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации, Л - женщина нетрадиционной сексуальной ориентации, ЖН -женщина иной национальности, МН- мужчина иной национальности, ЛН- женщина нетрадиционной сексуальной ориентации иной национальности, ГН- мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации иной национальности. Жирным шрифтом выделены полюсные значения осей.

Обсуждение результатов, полученных с помощью методик ДЦ и парных сравнений

Результаты парных сравнений показывают, что испытуемые в большей степени отвергают объекты, обладающие комплексом следующих признаков: нетрадиционная сексуальная ориентация, иная национальность и одноименный с испытуемыми пол. Отвергаемые объекты оцениваются негативно и, согласно фактору «Оценка» ДЦ, наделяются социально неодобряемыми характеристиками. Они воспринимаются как враждебные, закрытые и не склонные к сотрудничеству люди. При этом негативный полюс фактора задан другими объектами: у испытуемых мужчин группы сравнения и скинхедов/РНЕ - объектом «мужчина иной национальности», у женщин группы сравнения и учительниц - «женщиной нетрадиционной сексуальной ориентации». Характерно, что испытуемые противоположного пола названные объекты также оценивают негативно. В то же время объект «мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации» оценивается учительницами, мужчинами и женщинами из групп сравнения положительно, однако отвергается испытуемыми в большей степени, чем негативно оцениваемый ими «мужчина иной национальности».

Имеющиеся расхождения в данных, полученных с помощью парных сравнений и ЛД, можно объяснить, обращаясь к специфике самих методик. С помощью ЛД определялось отношение испытуемых к объектам с точки зрения оценки личностных черт, заданных авторами методики. В парных сравнениях испытуемые выбирали из двух объектов наиболее приятный, что позволило исследовать эмоционально-оценочное отношение, основанное на их собственных критериях. Таким образом, методики исследуют разные аспекты отношения к объектам, могут не совпадать по валентности. Это говорит о том, что 1. методика «Личностный дифференциал» выявляет предубежденность не ко всем объектам, 2. предлагаемые исследователем критерии для выявления негативного отношения не всегда совпадают с критериями испытуемых.

Полученные данные демонстрируют, что в исследовании предубежденности важен подбор нескольких адекватных для этой цели методов. Выявление реально негативного отношения может осуществляться при сопоставлении отношения индивида к нескольким разнородным объектам.

Психологические характеристики

В результате непараметрических тестов сравнения выявлены следующие особенности психологических характеристик испытуемых:

1. У скинхедов /РНЕ параметр «базисные убеждения о доброжелательности окружающего мира» значимо ниже по сравнению с испытуемыми из второй группы (статистическая значимость р<0.01) и коррелирует с высокой враждебностью, качественно выраженной настороженностью (5=-0.501 при значимости корреляции р<0.05). Значимых различий в уровне настороженности между подгруппами остальных испытуемых не выявлено. В таблице 3 приведены результаты измерения настороженности.

Таблица 3. Показатели настороженности в подгруппах испытуемых

Скинхеды /РНЕ Мужчины группы сравнения Учительницы Женщины группы сравнения

Средние значения по группам 45.15 41.47 39.26 41.34

Ст. откл. 4.0 5.41 6.30 5.88

Скинхеды/РНЕ т 0.009 (**) 0.002 (**) 0.007 (**)

Мужчины контрольной группы т т 0.41 0.52

Учителя т т т 0.21

Условные обозначения:**- уровень значимости различий по ¡фигерию Манна-Уипш р<0.01

2. Полоролевая идентичность. Соотношения структурных и содержательных характеристик полоролевой идентичности.

У скинхедов/РНЕ маскулинность Я-реального не имеет значимых различий с предполагаемыми оценками окружающих мужчин, но оба параметра значимо ниже маскулинности Я-идеального (и=114; р=0.02 и и=123; р=0.04 соответственно), хотя и не имеют значимых различий с маскулинностью стереотипа мужчины. По фемининности между составляющими значимых различий не выявлено.

У мужчин из группы сравнения маскулинность Я-реального не имеет значимых различий с предполагаемыми оценками окружающих мужчин и женщин, но все из них значимо ниже маскулинности Я-идеального (11=122, р=0.000; 11= 122.5, р=0.000 и 1Ы21.5, р=0.000 соответственно) и стереотипа мужчины (и=101, р4).000; 1>198, р=0.000 и и=176, р=0.000 соответствешю). По фемшшнности между составляющими значимых различий не выявлено. Полученные результаты свидетельствуют о том, что испытуемые не довольны выраженностью своих маскулинных характеристик и имеют низкую самооценку по маскулинной составляющей полоролевой идентичности.

В отличие от мужчин группы сравнения, у скинхедов/РНЕ были выявлены значимо высокие значения маскулинности: Я-реального и идеального, стереотипа женщины, реального и идеального сексуальных партнеров, а также Я в представлении окружающих мужчин и женщин, а также значимо низкие значения параметров феминищюсти Я реального, идеального и стереотипа мужчины. Результаты свидетельствуют о гипермаскулинноеги полоролевой идентичности и представлены в таблице 4.

У испытуемых учительниц и жешцшг из группы сравнения не выявлены значимые различия по составляющим полоролевой идентичности. Фемининность Я-реального соответствует оценкам со стороны окружающих женщин, однако эти параметры значимо ниже фемининности Я-идеального (учительницы: 11=474, р=0.048; и=412 и р=0.007 соответственно; женщины группы сравнения: и—516, р=0.02; и=471 и р=0.009 соответственно) и стереотипа женщины (учительницы: 11=278, р=0.000; и=254 и р=0.000 соответственно; женщины группы сравнения: 11=413, р=0.001; и=367 и р=0.000 соответственно). Полученные результаты свидетельствуют о том, что испытуемые женщины не довольны выраженностью своих фемининных характеристик и имеют низкую самооценку по фемининной составляющей полоролевой идентичности.

Таблица 4. Значимые различия по составляющим полоролевой идентичности по критерию Манна-Уитни между скинхедами/ РНЕ и мужчинами группы сравнения

Переменные и Р

Маскулинность Я реального 104** .000

Маскулинность Я-идеального 181* .018

Маскулинность в представлениях обо мне мужчин 136** .002

Маскулинность в предста алениях обо мне женщин 171* .02

Маскулинность стереотипа женщины 130** .001

Маскулинность реального сексуального партнера 185* .031

Маскулинность идеального сексуального партнера 170* .014

Фемининность Я реального 124** .000

Фемининность стереотипа мужчины 186* .024

Фемининность Я идеального 200* .046

Примечание. Значимые различия (р<0.05) выделены *, значимые различия (р<0.01) выделены **.

3. У скинхедов/РНЕ выявлены значимо высокое значение агрессии и корреляции этого параметра с маскулинностью Я-реального и маскулинностью « Мужчины считают, что Я...» ( 8=0.753; р< 0.01 и 8=0.444; р< 0.05 соответственно).

Результаты представлены в таблице 5.

Таблица 5. Показатели агрессии в группах испытуемых

Скинхеды/ РНЕ Мужчины кошрольной группы Учительницы Женщины контрольной группы

Средние значения по группам 30.75 22.33 17.08 18.24

Ст. откл. 6,36 5.97 5.95 5.16

Скинхеды/РНЕ т 0.000 (**) 0.000 (**) 0.000 (")

Мужчины контрольной группы т т 0,000 (**) 0.006 (»*)

Учителя т т т 0.23

Условные обозначения: уровень значимости различий по критерию Манна-Уитни р<0.05

**- уровень значимости различий по критерию Манна-Уитни р<0.01

4. У скинхедов/РНЕ выявлен значимо высокий поиск новизны, характеризующий экстремальный показатель темперамента и склонность к антисоциальному поведению. Значимых различий между подгруппами других испытуемых по этому параметру не выявлено. Результаты представлены в таблице 6.

Таблица 6. Показатели поиска новизны в группах испытуемых

Скинхеды/ РНЕ Мужчины группы сравнения Учительницы Женщины группы сравнения

Средние значения по группам 11.05 9.24 8,79 9.71

Ст. откл. 1.43 2.53 3.05 2.98

Скинхеды/РНЕ т 0.014 (*) 0.001 (") 0.047 (*)

Мужчины контрольной группы т т о.зз 0.48

Учителя т т т 0.07

Условные обозначения: *- уровень значимости различий по критерию Манна-Уигии р<0.05

**- уровень значимости различий по критерию Манна-Уитни р<0.01

Таким образом, негативная оценка объектов и отвержение мужчин с нетрадиционной сексуальной ориентацией сочетаются со следующими особенностями психологических характеристик скинхедов/РНЕ: 1. инверсированные в негативную сторону базовые убеждения о доброжелательности окружающего мира, коррелирующие с высокой враждебностью, качественно выраженной настороженностью; 3. гипермаскулинность полоролевой идентичности; 4. высокие значения физической агрессии, коррелирующие с маскулинностью Я-реального и

оценками маскулинности Я-реального со стороны окружающих мужчин; 5. высокий поиск новизны.

К психологическим особенностям остальных испытуемых с «парциальной» предубежденностью и отвержением гомосексуалистов одного с ними пола относятся базовая не-враждебность, низкий поиск новизны и низкая самооценка маскулинности у мужчин и фемининности у женщин.

В шестом параграфе проводится сопоставление полученных результатов с данными других исследователей, и анализируются новые факты.

Результаты показывают наличие «тотальной» предубежденности у индивидов с базисными убеждениями о недоброжелательности окружающего мира, что не противоречит результатам исследователей J. Duckitt et al. (2002). Предубежденность испытуемых, воспринимающих мир как угрожающий, обнаружилась в их исследовании только к той этнической группе, которая представляла угрозу для референтной, и таким образом, определялась социальным контекстом.

Выявленное у испытуемых скинхедов/РНЕ сочетание базисных убеждений о недоброжелательности окружающего мира с «тотальной» предубежденностью имеет свою специфику, не связанную с социальным контекстом и угрозой.

Базисные убеждения о мире сочетаются у испытуемых этой группы с высокой враждебностью, проявляющейся в переживании чувства несправедливости и ущемленности, неудовлетворенности желаний. Характерно, что враждебность испытуемых качественно выражена высокими значениями параметра «настороженность», что указывает на их мнительность и подозрительность.

Перечисленные характеристики позволяют сделать вывод о том, что часто испытываемые чувства несправедливости и ущемленности генерализовались в негативной картине мира, отличительной чертой которой стала «базовая враждебность». В результате возникает пристрастность, предвзятость в мнениях и оценке любого объекта, а не только угрожающего. В данных обстоятельствах предубежденность не зависит ни от ситуации, ни от социального контекста, ни от опыта взаимодействия с объектом.

Полученные данные о том, что предубежденность к различным группам обнаруживается у людей с высокой враждебностью, согласуются с результатами таких исследователей, как Т. Adorno et al. (1950) и D. Oesterreih (2005). Однако эти авторы рассматривают враждебность лишь как одну го характеристик авторитарной личности, равнозначную другим чертам.

Напрямую соотносил враждебность и предубежденность Г. Олпорт, рассматривавший предубежденность как смещенную враждебность (Г. Олпорт, 2002). Наши результаты дополняют идею Г.Олпорта и показывают, что часто испытываемая враждебность, генерализовавшись в картине мира индивида, чревата потенциальной ненавистью ко всем объектам, независимо от ситуации. Таким образом, результаты подтверждают основную гипотезу исследования.

Однако картина мира как доброжелательного и низкий уровень враждебности исключают тотальную предубежденность, но не гарантируют

отсутствие враждебности к каким-либо отдельным объектам, что было выявлено у испытуемых мужчин и женщин групп сравнения и учительниц.

Особенностью данной группы является низкий «поиск новизны», который понимается как готовность к активизации исследовательского поведения в ответ на новизну стимула (С. Cloninger et al., 1991). Индивиды с низким поиском новизны не желают смены рутинного течения своей жизни и всячески этому сопротивляются, предпочитают жесткий режим, дисциплину и строгий порядок, ригидны и медленно отходчивы. Их привязанности медленно формируются и медленно исчезают, не соотносясь при этом с какой-либо личной выгодой (С.Н. Ениколопов, А.Г. Ефремов, 2001), что говорит о высокой эмоциональной ригидности испытуемых.

Сопоставление описанных характеристик с данными Г.В. Залевского о неофобии и эмоциональном неприятии новизны у астенического варианта ригидной личности (Г.В. Залевский, 2007) позволяет предположить наличие страха новизны у испытуемых. Он обусловлен низким поиском новизны и особенностями полоролевой идентичности. Низкая самооценка маскулинности у мужчин и феминшшости у женщин свидетельствует, что в ситуациях новизны мужчины и женщины могут чувствовать свою гендерную несостоятельность. В наибольшей степени это проявляется у мужчин при эмоциональном отвержении гомосексуалистов, а у женщин - лесбиянок. Все вышесказанное не исключает а) вне ситуации новизны хорошего отношения к объекту и б) наличия определенной степени осторожности, проявляющейся в недоверии, настороженности к какой-либо группе вследствие негативного опыта взаимодействия. В отличие от людей с высокой враждебностью, негативное отношение у подобных индивидов не должно носить выраженного, устойчивого характера и подвержено редукции. Таким образом, особенности темперамента и полоролевой Я-концепции являются у данных испытуемых косвенными показателями страха новизны, что подтверждает гипотезу об обусловленности предубежденности к отдельным объектам ситуативными характеристиками.

Результаты исследования полоролевой идентичности мужчин соответствуют данным, полученным другими исследователями (S. Kiliansky, 2003; Р. Theodore, S. Basow, 2000), но имеют свои особенности. Во-первых, как маскулинизация, так и низкая самооценка маскулинности у мужчин может сочетаться с неотрицаемой фемининностью в собственной полоролевой идентичности. Этот факт можно объяснить влиянием русской культуральной традиции. В России традиционно черта феминшшости не отвергаются самой культурой (К. Касьянова, 1993), что и находит отражение в полоролевой идентичности мужчин. Во-вторых, влияние полоролевой идентичности у испытуемых мужчин и женщин не ограничивается предубежденностью только к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Полученные данные подтверждают гипотезу о важном значении структуры полоролевой идентичности в предубежденности.

Новым фактом являются выявленные в группе скинхедов корреляции между оценкой собственной маскулинности испытуемых, полоролевым поведением и уровнем агрессии.

Параметр «полоролевое поведение» выражен у испытуемых через паттерны поведения, демонстрируемые окружающим мужчинам. Представление о собственной маскулинности испытуемых скинхедов/РНЕ полностью соответствует транслируемому ими поведению и не отличается от их представления о культуральном стереотипе мужчины. Хотя они и считают себя «настоящими» мужчинами, значимые различия между идеалом и собственной маскулинностью свидетельствуют о наличии дискомфорта. Стремясь его снизить и доказать свой мужской статус, испытуемые могут проявлять свою агрессивность в отношении «мишеней» предубежденности. Таким образом, агрессивное поведение является частью их полоролевой Я-концепции и проявляется в ситуациях, релевантных полоролевой идентичности.

Склонность к антисоциальному поведению испытуемых подтверждается поведенческими характеристиками темперамента — значимо высоким параметром «поиск новизны». По данным исследователей, люди с таким показателем нетерпимы к рутине и постоянно затевают какие-либо начинания (С. Погш^ег й а1., 1991), а свободное время проводят в экстравагантных приключениях, часто с криминальным уклоном и с риском для собственной жизни (С.Н. Ениколопов, А.Г. Ефремов, 2001). Есть основания предполагать, что гипермаскулинность полоролевой идентичности и поиск новизны могут влиять на связь предубежденности и агрессивного поведения в отношении ее «мишеней».

В заключении подводятся общие итоги исследования, свидетельствующие о том, что поставленные цели и задачи реализованы на теоретическом и эмпирическом уровне в полном объеме: показано значение психологических характеристик в предубежденности и ее связи с поведением. Также намечаются дальнейшие перспективы изучения проблемы.

По результатам проведенного теоретико-эмпирического исследования были сделаны следующие выводы:

1. Психологические факторы позволяют выделить предубежденность, не зависящую от ситуативного и социального контекста. Враждебность, генерализованная в негативных базовых убеждениях о мире, формирует враждебную картину мира и задает пристрастность в оценке любого объекта, независимо от ситуации. Это позволяет рассматривать этническую предубежденность, расизм и предубежденность к гомосексуалистам не как особые виды предубежденности, а как частный «продукт» более общего явления. Оно обусловлено враждебной картиной мира. При таком подходе предубежденность понимается как опредмеченная враждебность.

2. Связь предубежденности и агрессивного поведения обусловлена особенностями полоролевой идентичности и темперамента. К таким особенностям относятся высокий поиск новизны и гипермаскулинность полоролевой идентичности. Особенностью гипермаскулинной полоролевой идентичности является встроенная в нее агрессия.

3. Парциальная предубежденность обнаруживается при «базовой невраждебности» картины мира. К особенностям психологических характеристик в этом случае относятся низкий поиск новизны и низкая самооценка маскулинности у мужчин и фемининности у женщин. Выделенные

характеристики являются косвенными показателями ситуативного страха новизны и проявляются в наиболее негативном отношении к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией одноименного пола.

4. Особенности психологических характеристик скинхедов/РНЕ составляют высокий поиск новизны, маскулинизированная полоролевая идентичность, враждебная картина мира и высокая агрессия. Для людей, обладающих таким набором характеристик, любой объект является потенциальной мишенью для агрессии. Функция предубежденности в дашгом случае состоит в том, что она намечает жертву для канализации имеющегося у личности агрессивного потенциала.

5. Оценки окружающих могут влиять на формирование неадекватной полоролевой идентичности и провоцировать агрессивное поведение у индивидов с гипермаскулинной полоролевой идентичностью.

6. В исследовании предубежденности важен подбор нескольких адекватных для этой цели методов и определенный набор мишеней. Выявление реально негативного отношения может осуществляться при сопоставлении отношения индивида к нескольким разнородным объектам.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. Направления исследования предубежденности в западной психологии межгрупповых отношений // Вопросы психологии. -2007. -№ 1. - С.148-159.

Другие статьи и тезисы докладов:

2. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. Направления исследования предубежденности в современной психологии // Толерантность в подростковой и молодежной среде. Труды по социологии образования. Т. IX . Вып. XVI / Под ред. B.C. Собкина. — М.: Центр социологии образования РАО, 2004. С.50-71.

3. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. «Преступления ненависти» и психологические проблемы фанатизма // Тезисы докладов XX Международного Балтийского криминологического семинара. Санкт-Петербург, 29 июня-01 июля 2007,- СПб, 2007.- С. 18-20.

4. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. Психологические аспекты «преступлений ненависти» // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. - СПб. -2008. - №2 (15). - С. 63-75.

5. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. Этническая предубежденность как проблема современной школы // Материалы Международной научно-практической конференции «Проблемы сохранения и укрепления здоровья молодого поколения: психолого-педагогический подход». - Москва, 2008.- С. 138-139.

6. Мешкова Н.В. Этническая предубежденность и особенности индивидуально-психологических характеристик скинхедов // Практическая психология: актуальные проблемы и перспективы развития. Сборник материалов второй научно-практической конференции 21-22.10.2008 / ред. Хухлаев O.E.. М., 2008. -С. 139.

7. Ениколопов С.Н., Мешкова H.B. Психологические факторы и мишени девиантного поведения скинхедов // Девиантное поведение: проблемы профилактики, диагностики и коррекции: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 28-29 ноября 2008 года / под. научн. ред. НЛ.Польской.- Саратов: ИЦ «Наука», 2008. - С. 87-90.

8. Мешкова Н.В., Ениколопов С.Н. Индивидуально-психологические характеристики учителя как фактор инноваций в образовательном пространстве школы П Психологические проблемы человека в условиях инноваций и социальных изменений: материалы международной научно-практической конференции, 26 февраля 2009 года, Москва - в 2 ч. / под общ. ред. Л.С.Подымовой - М: MOCA, 2009,- Ч.2.- С.214-217.

9. Мешкова Н.В. Психологические аспекты инновационных процессов в школе // Психология и педагогика инноваций в условиях глобализации образования: Материалы Международной научно-практической Интернет-конференции (Ставрополь, 17-18 июня 2009 г.). - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2009. - С.272-276.

10. Мешкова Н.В. Психологические источники правонарушений несовершеннолетних // Материалы IV Международного Конгресса "Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья" / Под редакцией A.A. Северного, Ю.С. Шевченко. Киров, 22-24 сентября 2009 г. - С. 256-257.

11. Мешкова Н.В. Психологические источники межгрупповой предубежденности // Психология человека в современном мире. - Том 5. Личность и группа в условиях социальных изменений (Материалы Всероссийской научной юбилейной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л.Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственный редактор - А.Л. Журавлев.-М.: Изд-во «Институтпсихологии РАН», 2009-С. 285-287.

Подписано в печать 14.09.2009 г. Усл. печ. л. 1,5 Тираж 100 экз. Заказ № 2496 Отпечатано в типографии «АллА Пршгг» Тел. (495) 621-86-07, факс (495) 621-70-09 _www.allaprint.m_

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Мешкова, Наталья Владимировна, 2009 год

Введение.

Глава 1. Современное состояние проблемы предубежденности

1.1. Понятие предубежденности.

1.2. История исследования предубежденности.

1.3. Предубежденность и психологические характеристики личности

1.4. Межгрупповые отношения, предубежденность и «преступления ненависти».

Глава 2. Методы исследования предубежденности.

Глава 3. Практическое исследование предубежденности.

3.1. Проблема выбора объекта исследования и объекта предубежденности.

3.2. Предмет, цель и задачи исследования.

3.3. Методики исследования

3.4. Схема обработки и анализа результатов исследования.

3.5. Результаты исследования.

3.6. Обсуждение результатов исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Ситуативные и личностные особенности межгрупповой предубежденности"

Актуальность исследования. Предубежденность широко исследуется в западной психологии с 20-х годов прошлого столетия. В этот и последующие периоды интерес к исследованию проблемы обусловливался событиями в социальной жизни. Расовая дискриминация, межнациональные и межконфессиональные конфликты, дискриминация гомосексуалистов и больных СПИДом - не полный перечень явлений, в которых обнаруживается предубежденность. Исследование этого феномена в рамках различных социальных событий в области межгрупповых отношений сопровождалось возникновением новых парадигм. Полученные в результате изучения факторы предубежденности можно разделить на личностные и ситуативные.

Исследователями были выделены такие личностные особенности предубежденности, как авторитаризм (Т. Adorno et al., 1950; В. Altemeyer, 1988), враждебность (Г. Олпорт, 2002), низкая самооценка (Н. Tajfel, 1978; J. Turner, 1987), расхождения в полоролевой Я-концепции (P. Theodore, S. Basow, 2004; S.Kiliansky, 2003), картина мира (J. Duckitt et.al, 2002), выраженность этнической идентичности (A.M. Арбитайло, 2008; М.В. Котова, 2008). Однако, как показывает анализ литературы, ни одна из них не дает исчерпывающего объяснения причин предубежденности, поскольку каждая применима либо к определенному нормативному и социальному контексту, либо к узкому спектру мишеней, либо не имеет адекватного психологического инструментария.

В то же время анализ таких ситуативных условий, в которых осуществляются межгрупповые отношения, как социальный контекст (S.Fein, S. Spencer, 1997; A.McConnell, J.Leibold, 2001; C.Crandall et al., 2002), реалистический конфликт, культурная угроза (М. Zarate et al., 2004) и другие виды угроз (C.Cotrell et al., 2004) показывает, что они скорее способствуют проявлению уже имеющейся у индивида предубежденности, нежели ее генезу.

Обнаруживаемые проблемы методического и методологического характера значительно сужают перспективы выявления источников предубежденности и расширяют круг нерешенных вопросов. В первую очередь это относится к проявлению предубежденности в поведении (D. Mackie, Е. Smith, 1998; S. Fiske, 2000; С. Brendl, A. Markman, С. Messner, 2001). Так, связь между предубежденностью и агрессией подчеркивается многими авторами (Е. Dunbar, 2002; Е. Dunbar et al., 1999, 2000), особенно при наблюдении и анализе «горячих» аспектов межгрупповых отношений (Е. Staub, 2000; R. Sternberg, 2003). Однако факторы, способствующие реализации предубежденности в насильственных действиях, остаются мало изученными (М. Sullaway, 2004).

Между тем эта проблема приобретает особое значение в связи с ростом преступлений, совершаемых на почве этнической и расовой ненависти. Особенность таких преступлений состоит в том, что они мотивированы предубежденностью ( М. Sullaway, 2004; Е. Dunbar, 2002; Hate crime, 2005; D. Green et al., 2001), а именно на ее выявлении часто основана экспертиза подобных деяний (Е. Dunbar et al., 2000; J. McDevitt et al., 2002; A.P. Ратинов, M.B. Кроз, H.A. Ратинова, 2005; Е.И. Галяшина, 2006; А.А. Леонтьев, 2008).

Анализ психологических характеристик преступников, выявленных западными исследователями, показывает, что для организации превентивных мер и профилактики преступности, а также разработки коррекционных программ имеющейся информации недостаточно.

По данным Генпрокуратуры, в РФ насчитывается более 200 экстремистских объединений, членами которых являются около 10 тыс. человек. Внимание отечественных исследователей сосредоточено на статистике совершенных националистами нападений, описанию субкультуры скинхедов, анализу мотивации объединения в скинхедские группировки (см. С. Беликов, 2002 и В.А. Шнирельман, 2007) и анализу скинхедских сайтов в интернете (B.C. Собкин, М.В. Кириленко, 2003). Однако в качестве объекта эмпирического исследования психологов скинхеды не выделялись. Между тем, открыто высказываемая ими ненависть и агрессивное поведение в отношении представителей других групп открывают перспективу для изучения не только причин предубежденности, но и ее связи с насильственным поведением.

В российской науке активно исследуется антипод этнической предубежденности - этническая толерантность (Т.Г. Стефаненко, 1998; Г.У. Солдатова и соавторы, 2002; Н.М. Лебедева, Ф.М. Малхозова, 2002; Е.И. Шлягина, 2003), а также психологические особенности лиц с девиантным и делинквентным поведением (С.Н. Ениколопов, 1976; Н.В. Дворянчиков, 1998; С.Н. Ениколопов, Н.П. Цыбульский, 2007). В целом, опыт, накопленный отечественными и западными психологами, указывает на необходимость дальнейшего изучения ситуативных и личностных особенностей предубежденности.

Цель состояла в изучении связи предубежденности и таких психологических характеристик, как враждебность, агрессия, полоролевая идентичность, картина мира и страх новизны.

Предметом исследования стала связь отношения к объектам и индивидуально-психологических характеристик испытуемых.

Объектом исследования явились особенности психологических характеристик личности и отношение к объектам.

Для достижения поставленной в работе цели необходимо было решить следующие задачи:

1. Провести обзор теоретических подходов к проблеме предубежденности; дифференцировать предубежденность от концептуально близких понятий;

2. Рассмотреть и проанализировать основные подходы к изучению проявления предубежденности в насильственном поведении;

3. Проанализировать эмпирические исследования, релевантные тематике работы;

4. Выделить психологические факторы предубежденности и ее связи с поведением;

5. Проанализировать связь особенностей психологических характеристик с предубежденностью и агрессивным поведением в отношении ее мишеней.

Основная гипотеза исследования: Межгрупповая предубежденность обусловлена личностными характеристиками, при этом основное значение принадлежит враждебности, генерализованной в картине мира. Частные гипотезы исследования:

1. Позитивные убеждения о доброжелательности окружающего мира сочетаются с предубежденностью к отдельным объектам.

2. Ситуативные характеристики обусловливают предубежденность к отдельным объектам, при этом важным фактором является страх новизны.

3. Структура полоролевой идентичности имеет важное значение в предубежденности.

Методологическую и теоретическую основу работы составили: парадигмы исследования системы отношений и картины мира (В.Н. Мясищев, Р. Яноф-Бульман); достижения современной отечественной этнопсихологии (Т.Г.Стефаненко; Г.У. Солдатова; Е.И. Шлягина); теоретические и методологические основы зарубежных и отечественных подходов к анализу предубежденности (И.С. Кон, J. Duckitt); представления о политическом консерватизме (A. Kruglansky), представления о Я-концепции (Е. Higgins; Н. Marcus).

Достоверность результатов исследования обеспечивалась использованием взаимодополняемых методов и методик, адекватных цели и предмету исследования, прошедших апробацию и признанных валидными с точки зрения получаемых с помощью них данных, а также применением методов статистической обработки эмпирического материала.

Научная новизна работы заключается в том, что:

• Показана роль таких индивидуально-психологических характеристик, как картина мира и структура полоролевой идентичности в предубежденности: враждебность, генерализованная в картине мира, обусловливает «тотальную» предубежденность, в то время как низкая самооценка полоролевой идентичности обусловливает «парциальную» предубежденность к отдельным объектам;

•Показана комплексная роль полоролевой идентичности и компонентов темперамента в проявлении предубежденности в насильственном поведении: гипермаскулинизация полоролевой идентичности и высокий поиск новизны способствуют агрессивному поведению по отношению к объектам предубежденности

•Выделена и проанализирована функция предубежденности в насильственном поведении, состоящая в том, что она способствует выбору объекта агрессии

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что в нем:

1. Рассмотрение природы предубежденности позволяет развести понятия «враждебность» и «предубежденность». Враждебность как личностная черта проявляется в негативном отношении к человеческой природе в целом. В рамках такого понимания предубежденность рассматривается как опредмеченная враждебность

2. Расширены представления о природе предубежденности. Враждебность, генерализованная в картине мира индивида, является причиной негативного отношения вне ситуационного контекста. Обладающим такими характеристиками индивидам для ненависти не нужны причины - они готовы ненавидеть любой объект.

3. Выделены два принципиально различных типа предубежденности: зависящая от ситуационного контекста предубежденность и не зависящая от него враждебность к группе. Роль социального контекста состоит в том, что он способствует не только формированию, но и проявлению уже имеющейся у индивида предубежденности.

4. Выделены индивидуально-психологические факторы связи предубежденности и насильственного поведения. К ним относятся особенности полоролевой идентичности, проявляющиеся в гипермаскулинности, и высокий поиск новизны как характеристика темперамента.

Практическая значимость работы состоит в том, что результаты теоретического анализа и эмпирического исследования могут использоваться в учебных курсах в системе профессиональной подготовки и повышения квалификации психологов, педагогов и работников правоохранительных структур. Также полученные данные могут быть использованы для оптимизации процесса судебно-психологического освидетельствования лиц, совершающих преступления ненависти, и более четкого решения разнообразных вопросов, ставящихся на разрешение экспертных комиссий.

Выделенные психологические факторы по проблеме предубежденности позволяют определить значимые аспекты в работе по профилактике и коррекции девиантного поведения. Полученные данные могут быть положены в основу разработки и усовершенствования образовательно-воспитательных программ, способствовать повышению эффективности программ психологической и социальной реабилитации правонарушителей, совершивших преступления ненависти, а также профилактических мероприятий в работе с подростками из группы риска. В частности, выделенные факторы связи предубежденности и насильственного поведения намечают характеристики-мишени для разработки программ по формированию адекватной полоролевой идентичности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Враждебность, генерализованная в картине мира индивида, задает пристрастность в отношении к любым объектам, независимо от их групповой принадлежности, и формирует склонность оценивать эти объекты негативно.

2. Особенности полоролевой идентичности гетеросексуальных мужчин и женщин способствует негативному отношению к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией и проявляются в тендерных различиях, состоящих в отвержении гомосексуалов одноименного пола. Качественно особенности полоролевой идентичности выражены гипермаскулинностью полоролевой структуры мужчин или в низкой самооценке маскулинности у мужчин и фемининности у женщин.

3. Такие особенности полоролевой идентичности и темперамента как гипермаскулинность и высокий поиск новизны могут влиять на связь предубежденности и агрессивного поведения в отношении «мишени».

Апробация исследования. Материалы диссертационного исследования докладывались на XX Международном Балтийском криминологическом семинаре (Санкт-Петербург, 29 июня- 01 июля 2007 г.), Второй Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» (Москва, ноябрь, 2008 г.), Международной научно-практической конференции «Психологические проблемы человека в условиях инноваций и социальных изменений» (Москва, 26 февраля 2009 г.). Кроме того, диссертация прошла апробацию в 2009 г. в Институте социологии образования РАО и на кафедре теоретических основ социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета. По материалам исследования опубликовано 11 печатных работ.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы, содержит 12 таблиц. Основной текст диссертации изложен на 124 страницах. Список литературы содержит 185 наименований, из них 119 — на английском языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

1. Психологические факторы позволяют выделить предубежденность, независящую от ситуационного и социального контекста. Враждебность, генерализованная в негативных базовых убеждениях о мире, формирует враждебную картину мира и задает пристрастность в оценке любого объекта, независимо от ситуации. Это позволяет рассматривать этническую предубежденность, расизм и предубежденность к гомосексуалистам не как особые виды предубежденности, а как частный «продукт» более общего явления. Оно обусловлено «базовой враждебностью» картины мира. При таком подходе предубежденность понимается как опредмеченная враждебность.

2. Связь предубежденности и агрессивного поведения обусловлена особенностями полоролевой идентичности и темперамента. К таким особенностям относятся высокий поиск новизны и гипермаскулинность полоролевой идентичности. Особенностью гипермаскулинной полоролевой идентичности является встроенная в нее агрессия.

3. Парциальная предубежденность обнаруживается при «базовой невраждебности» картины мира. Особенностями психологических характеристик в этом случае являются низкий поиск новизны и низкая самооценка маскулинности у мужчин и фемининности у женщин. Выделенные характеристики являются косвенными показателями ситуативного страха новизны и проявляются в наиболее негативном отношении к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией одноименного пола.

4. Особенности психологических характеристик скинхедов составляют высокий поиск новизны, маскулинизированная полоролевая идентичность, «базовая враждебность» картины мира и высокая агрессия. Для людей, обладающих таким набором характеристик, любой объект является потенциальной мишенью для агрессии. Функция предубежденности в данном случае состоит в том, что она намечает жертву для канализации имеющегося у личности агрессивности.

5. Оценки окружающих могут влиять на формирование неадекватной полоролевой идентичности и провоцировать агрессивное поведение у индивидов с гипермаскулинной полоролевой идентичностью.

6. В исследовании предубежденности важен подбор нескольких адекватных для этой цели методов и набор мишеней. Выявление реально негативного отношения может осуществляться при сопоставлении отношения индивида к нескольким объектам.

Заключение

Проведенная работа посвящена исследованию личностных и ситуативных особенностей межгрупповой предубежденности. Анализ литературы показал, что предубежденность обусловлена такими психологическими характеристиками как картина мира, страх новизны и полоролевая идентичность Изучение данного феномена позволяет не только раскрыть природу предубежденности, но и приблизиться к ответу на вопросы о факторах, способствующих реализации предубежденности в поведении.

Исследование проводилось на объектах, ранее не привлекавшихся к изучению предубежденности и позиционирующих себя как скинхеды и члены движения Русское Национальное Единство. Выявленная у них склонность к тотальной неприязни к любому объекту сочетается с особенностями картины мира и полоролевой идентичности. Согласно современному состоянию проблемы, картина мира связана с этнической предубежденностью, в то время как полоролевая Я-концепция мужчин - с предубежденностью к женщинам и гомосексуалистам.

Полученные в исследовании результаты показывают: а) «Базовая враждебность» картины мира способствует предвзятому отношению к любому, а не только к этнически инородному объекту. Негативное отношение к миру опредмечивается в конкретном объекте. б) Агрессия в отношении объектов предубежденности наиболее вероятна в тех ситуациях, поведение в которых регулируется полоролевой идентичностью. Агрессия встроена в маскулинизированную полоролевую Я-концепцию скинхедов. Она становится неизбежной в отношении объектов неприязни, когда скинхеды мотивированы демонстрировать собственные маскулинные качества.

В работе показано, что особенностями психологических характеристик индивидов с парциальной предубежденностью является низкий поиск новизны и низкая самооценка маскулинной составляющей полоролевой Я-концепции у мужчин и фемининной - у женщин. Исследование демонстрирует, что парциальная предубежденность может проявляться в новых и незнакомых ситуациях, когда активируется полоролевая идентичность. Поведения в отношении объектов предубежденности в этих ситуациях, скорее всего, будет регулироваться свойствами темперамента: отсутствие агрессии и исследовательского поведения в ответ на новизну стимула. Рассмотренные характеристики являются косвенными показателями страха новизны.

Таким образом, исследование раскрывает роль психологических характеристик в предубежденности и позволяет спрогнозировать возможные модели поведения в отношении объектов предубежденности на межличностном уровне.

Дальнейшей разработки требует вопрос о реализации предубежденности в агрессивном поведении у индивидов с характеристиками страха новизны, а также возникает необходимость анализа аспектов Я-концепции, которые регулируют агрессию как на межличностном, так и на межгрупповом уровнях.

Настоящая работа расширяет возможности оптимизации процесса судебно-психологического освидетельствования лиц, совершающих преступления ненависти, и более четкого решения разнообразных вопросов, ставящихся на разрешение экспертных комиссий.

Данные о роли полоролевой Я-концепции в предубежденности и в агрессивном поведении в отношении ее мишеней могут быть использованы в разработке программ по формированию адекватной полоролевой идентичности.

Практическая часть работы выявила проблемы методического характера в изучении эмоционально-оценочного аспекта предубежденности.

Она показала, что методика Личностный дифференциал может выявлять предубежденность не ко всем объектам. Это связано с тем, что предлагаемые исследователем критерии, на основании которых можно судить о наличии негативного отношения, могут не совпадать с критериями испытуемых. Результаты исследования демонстрируют, что решение этой проблемы возможно при использовании нескольких методик.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Мешкова, Наталья Владимировна, Москва

1. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психолог проблемы. - М.: МГУ, 1990. -240с.

2. Адорио Т. Исследование авторитарной личности. Под общей редакцией д. филос. н. В.П.Култыгина.- М.: Серебряные нити, 2001. 416 с.

3. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование.- 7-е изд. СПб.: Питер, 2005.- 688 с.

4. Арбитайло А. М. Этнические предубеждения и возможности юмора для их преодоления. Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2008.

5. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. — М.: Смысл, 1999.— 387 с.

6. Беликов С. Бритоголовые. Все о скинхедах. Эксклюзивные материалы. -М.: Независимое издательство «Пик», 2003. 240 с.

7. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001. - 301с.

8. Бессонова Т.Д. Психологические особенности полоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического ВУЗа. Автореф. дисс. .канд. психол. наук Mill У им В.И.Ленина. М., 1994.

9. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике.- СПб.: Питер, 2002. 528 с. - (Серия «Мастера психологии»)

10. Волкан В., Оболонский А. Национальные проблемы глазами психоаналитика с политологическим комментарием. — 1992. -http://www.escomen.edu.ry/images/pubs/2005/01/25/0000202875/04-Volkan.pdf.

11. Галяпгана Е.И. Лингвистика vs экстремизма: В помощь судьям, следователям, экспертам / Под ред. проф. М.В.Горбаневского. М.: Юридический Мир, 2006 г. - 96 с.

12. Гилинский Я.И. «Преступления ненависти»: история, теория, реальность // «Индекс / Досье на цензуру». 2006. - №25.

13. Гейзингер К.Ф. Шкала социальной дистанции Богардуса // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха.-СПб.: Питер, 2003.- С.995.

14. Гулевич О.А. Межгрупповые отношения: направления социально-психологического исследования (аналитический обзор). 4.1: Когнитивный подход / О.А.Гулевич, Pi ГУ, Институт психологии им. Л.С.Выгодского. М.: Ин-т психологии им. Л.С.Выгодского, 2006.- 338 с.

15. Гусев А.Н., Измайлов Ч.А., Михалевская М.Б. Измерение в психологии. Общий психологический практикум. М.: Смысл, 1987.

16. Дворянчиков Н.В. Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением. Автореф. дисс. . канд. психол. наук, МГУ им М.В.Ломоносова. М., 1998.

17. Дворянчиков Н.В., Герасимов А.В., Ткаченко А.А. Психологические особенности лиц с парафилиями» // «Аномальное сексуальное поведение» / под ред. д.м.н. А.А. Ткаченко. М.: РИО ГНЦ СиСП им. В.П.Сербского, 1997. - 426 с.

18. Денмарк Ф.Л. Предубеждение и дискриминация // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини и А. Ауэрбаха. Москва и др.: Питер, 2003. - С.626-627.

19. Ениколопов С.Н. Агрессивность как специфическая форма активности и возможности ее изучения на примере преступников // Психологическое изучение личности преступника. Москва, 1976.

20. Ениколопов С.Н., Ефремов А.Г. Апробация био-социальной методики Клонинжера «Структура характера и темперамента» // Материалы 1 международной конференции, посвященной памяти Б.В. Зейгарник. М.: 2001. С. 104-105.

21. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. Направления исследования предубежденности в западной психологии межгрупповых отношений // Вопросы психологии: научный журнал. 2007. N 1. - С.148-159.

22. Ениколопов С.Н., Мешкова Н.В. Психологические аспекты «преступлений ненависти» // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. 2008. - №2 (15). СПб. -2008. - С. 63-75.

23. Ениколопов С.Н., Садовская А.В. Враждебность и проблема здоровья человека // Журнал неврологии и психиатрии им. Корсакова.- №10. 2000.

24. Ениколопов С.Н., Цибульский Н.П. Психометрический анализ русскоязычной версии опросника диагностики агрессии А.Басса и М.Перри // Психологический журнал. 2007. - №1. - С. 115-124.

25. Залевский Г.В. Личность и фиксированные формы поведения. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. -336 с. (Достижения в психологии)

26. Касьянова К. Особенности русского национального характера. М., 1993.

27. Кон И.С. Психология предрассудка // "Новый мир". 1966. - № 9.

28. Кон И.С. Открытие «Я». М., 1978.

29. Кон И.С. Введение в сексологию. М., «Медицина», 1988.

30. Котова М.В. Степень свободы выбора группы как фактор возникновения этнических предубеждений. Автореф. дисс. . канд. психол. наук.- М., 2008.

31. Краткий обзор проявлений агрессивной ксенофобии на территории Российской Федерации в 2007 году, подготовленный Московским Бюро по правам человека. http://antirasizm.ru/publ088.doc.

32. Лебедева Н.М., Малхозова Ф.М. Социально-психологическое исследование этнической толерантности в Карачаево-Черкессии // Идентичность и толерантность: Сб. статей / Отв. Ред.: Н.М.Лебедева. М.,2002.-С. 152-168.

33. Лебедева Н.М., Татарко А.Н. Социально-психологические факторы этнической толерантности и стратегии межгруппового взаимодействия в поликультурных регионах России // Психологический журнал, 2003, том 24, -№5, - С.31-44.

34. Леонтьев А.А. Прикладная психолингвистика речевого общения и массовой коммуникации / ред. Леонтьев Д.А., Маркосян А.С., Сорокин Ю.А. -Смысл, 2008.-271 с.

35. Мещеряков Б.Г. Предрассудок. // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б.Мещерякова, В.Зинченко. СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК,2003. с.406.

36. Мещерякова И.А. Шкала Гутмана. Шкала Терстоуна. // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Мещерякова, В. Зинченко. -СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2003. С.606-607.

37. Михно О.С. «Психолого-педагогические особенности детско-родительских отношений в семьях педагогов». Автореф. дисс. канд. псих, наук. Москва: МГГУ им. Шолохова, 2007.

38. Мясищев В.Н. Психология отношений / Под ред. А.А.Бодалева. -Москва: Воронеж, 1995.

39. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования.

40. Анализ и интерпретация данных. СПб.: Речь, 2004.

41. Нельсон Т. Психология предубеждений. Секреты шаблонов Мышления, восприятия и поведения. СПб.: «Прайм-ЕВРОЗНАК», 2003. - 384 с.

42. Олпорт Г. Базовая теория любви и ненависти // Становление личности. -(Избранные труды).- М.: Смысл, 2002. 462 с.

43. Охматовская А.О. Психологические особенности враждебности у больных психосоматическим заболеванием (бронхиальная астма). Автореф. дисс. .канд. психол. наук. М., 2001.

44. Падун М.А. Особенности базисных убеждений у лиц, переживших травматический стресс. Автореф. дисс. .канд. психол. наук. М., 2003.

45. Петренко В.Ф. Метод семантического дифференциала // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б.Мещерякова, В.Зинченко. -СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2003. С.287.

46. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. С-Пб.: Питер, 2005. - 479 с.

47. Райх В. Сексуальная революция. М.: АСТб, 1997. - 352 с.

48. Расизм, ксенофобия, антисемитизм и этническая дискриминация в РФ в 2005. Обзорный доклад Московского Бюро по правам человека. -http:// antirasizm.ru/publ60. doc.

49. Ратинов А.Р, Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти: Психолого-правовая характеристика / Под ред. профессора А.Р. Ратинова. М: Юрлитинформ, 2005. - 255 с.

50. Рогозин М.В. По неписанным законам улицы. Увлечение или потребность. «Юридическая литература», 1991.- С.138-139.

51. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб., 1996.-350 с.

52. Собчик JI.H. Введение в психологию индивидуальности. Москва, 1998.

53. Соколова Е.Т. Самосознание при аномалиях личности. М.: изд-во МГУ, 1989.

54. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998.

55. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.Н., Макарчук А.В., Хухлаев О.Е., Щепинина А.И. Тренинг толерантности у подростков по преодолению мигрантофобии. -М., 2002.

56. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.Н., Прокофьева Т.Ю., Кравцова О.А. Практикум: по психодиагностике и исследованию толерантности личности / Под ред. Г.У.Солдатовой, Л.А.Шайгеровой.- М.:МГУ им.М.В.Ломоносова, 2003.-112 с.

57. Стефаненко Т.Г. Этническая идентичность и некоторые проблемы ее изучения Jf Этнос. Идентичность. Образование / Труды по социологии образования.- М: ЦСО РАО, 1998.- Т. IV.- Вып. VI.- С.85-104.

58. Столин В.В. Самосознание личности. М: изд-во МГУ, 1980.

59. Сыроквашина К.В. Особенности поролевой идентичности у подростков с делинквентным поведением: подходы к диагностике и коррекции // Психологическая наука и образование. -2007. -№5. -С. 208-215.

60. Фромм Э. Бегство от свободы. Мн.: Харвест, 2003. - 384 с.

61. Чернявская B.C. Развитие педагогической толерантности в процессе непрерывного профессионального образования учителя. Автореф. на соиск. доктора педаг. наук. Владивосток: ВГУЭС, 2007.

62. Шлягшт Е.И. Этническая толерантность личности: опыт эмпирического исследования // Век толерантности. 2003, вып. №3/4.

63. Шмелев А.Г. Об устойчивости факторной структуры личностного семантического дифференциала // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. -Психология. -1982. - N 2.

64. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. СПб: Речь, 2002.

65. Шнирельман В.А. Чистильщики московских улиц: скинхеды, СМИ и общественное мнение. М.: Московское бюро по правам человека, 2007. —116 с.

66. Adorno T.W., Frenkel-Brunswik E., Levinson D.J., Sanford R.N. The authoritarian personality. (New York: Harper), 1950.

67. Alexander M.G., Brewer M.B., Herrmann R.K. Images and affect: A functional analysis of out-group stereotypes // Journal of Personality and Social psychology. 1999, 77, 1, 78-93.

68. Allport G. The nature of Prejudice, Cambridge, MA: Addison-Wesley, 1954.

69. Altemeyer R.A. Enemies of freedom: Understanding right-wing authoritarianism. (San Francisco: Jossey-Bass), 1988.

70. Altemeyer R.A. Right-wing authoritarianism. (Winnipeg, Manitoba, Canada: University of Manitoba Press.), 1981.

71. Altemeyer R.A. The other "authoritarian personality." (* In M.P.Zanna (Ed.), Advances in experimental social psychology (30, 47-91). New York: Academic Press.). 1998.

72. Barefoot J. C. Developments in the measurement of hostility // Hostility, coping and health. Под ред. H. S. Friedman. Washington, DC: American Psychological Association. 1992.

73. Bandura A. Agression: A Social Learning Analysis. Prentice-Holl-Inc., Englwood Cliffs, New Jersey, 1973.

74. Baumeister R.F. Evil: Inside human violence and cruelty. New York: Freeman. 1996.

75. Bern S. Sex role adaptability one consequence of psychological androginy // J. of Pers. and Soc. Psychol. 1975, N 31. P.634-643.

76. Bogardus E. S. Measuring social distances. Journal of Applied Sociology, 1925, 9, P.299-308.

77. Brauer M., Wasel W., Niedenthal P. Implicit and explicit components of prejudice. Review of general psychology. 2000,4, P.79-101.

78. Brendl C.M., Markman A.B., Messner C. How do indirect measures ofevaluation work? Evaluating the inference of prejudice in the implicit association test. Journal of personality and social psychology. 2001, 81, P.760-773.

79. Brewer M.B. The psychology of prejudice: ingroup love or outgroup hate? Journal of Social Issues. 1999, 55, P.429-444.

80. Brown R. Prejudice: It's social psychology. (Oxford, England: Blackwell.). 1995.

81. Buss A. H. The psychology of aggression // New York: Willey, 1961.

82. Buss A.H., Perry M. The Aggression Questionnaire // Journal of Personality and Social Psychology, 1992, 63, P.452-459.

83. Chen S., Lee-Chai A. Y, Bargh J. A. Does power always corrupt? Relationship orientation as a moderator of the effects of social power. Unpublished manuscript, New York University. 1998.

84. Cloninger CR., Dragan M, Svrakic DM., Przybek TR. A psychobiological Model of Temperament. Arch Gen Psychiatry Vol. 50, Dec 1993. P.975-990.

85. Cloninger CR., Svrakic DM., Przybeck TR. The Tridimensional Personality Questionnaire: US normative data. Psychol. Rep. 1991; 69. P. 1047-1057.

86. Cook, W. W., Medley, D. M. Proposed hostility Pharisaic virtue scales for the MMPI // Journal of Applied Psychology. 1954, vol.38, P. 414-418.

87. Cornell D. G., Warren J., Hawk G., Stafford E., Oram G., Pine D. Psychopathy in instrumental and reactive violent offenders. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1996, 64, P.783-790.

88. Cottrell C.A., Neuberg S.L. Different emotional reactions to different groups: a sociofunctional threat-based approach to prejudice". Journal of personality and social psychology, 2005, 88, 5, P.770-789.

89. Crandall C.S., Eshleman A. A justification-suppression model of the expression and experience of prejudice. Psychological bulletin, 2003, vol. 129, 3, P.414-446.

90. Crandall C.S., Eshleman A. and O'Brien L. Social Norms and the Expression and Suppression of Prejudice: The Struggle for Internalization. Journal of Personality and Social Psychology, 2002, 82, P.359-378.

91. Crocker J., McGraw K.M. Prejudice in campus sororities: the effect of self-esteem and ingroup status. Unpublished manuscript, Nonwestern Univercity. 1985

92. Crocker J., Major B. Social Stigma and Self-Esteem: The self-protective Properties of Stigma. Psychological review, 1989, 96, P.608-630.

93. Crocker J., Thompson L.J., McGrow K.M., Ingerman C. Downward comparison, prejudice and evaluative of others: effects of self-esteem and threat // Journal of personality and social psychology, 1987, 52, P.907-916.

94. Dovidio J. F., Kawakami K., Johnson C., Johnson В., Howard A. On the nature of prejudice: Automatic and controlled processes. Journal of Experimental Social Psychology, 1997, 33, P.510-540.

95. Duckitt J., Wagner C., Illouize du Plessis, Birum I. The psychological Bases of ideology and prejudice: Testing a dual process model. Journal of Personality and Social Psychology, 2002, 83, P.75-93.

96. Duckitt J. Psychology and prejudice: A historical analysis and integrative framework. American Psychologist, 1992, 47, P. 1182-1193.

97. Dunbar E. Signs and cultural messages of bias motivated crimes: Analysis of the hate component of intergroup violence. In H. Giles (Ed.), Law enforcement, communication and the community. Amsterdam, the Netherlands: John Benjamins. 2002.

98. Dunbar E., King Т., Umemoto K. Geo-mapping hate crimes and aggression analysis: Partnering behavioral science with law enforcement. Paper presented at the 107th Annual Convention of the American Psychological Association, Boston, MA. 1999.

99. Dunbar E., Sullaway M., Krop,H. Behavioral, psychometric and diagnosticthcharacteristics of bias-motivated homicide offenders. Paper presented at the 108

100. Annual Convention of the American Psychological Association, Washington, DC.Retrieved September 20, 2001. 2000.

101. Ezekial R. The racist mind: Portraits of American neo-Nazis and Klansmen. New York: Viking Penguin. 1995.

102. Fazio H. R, Jackson J. R., Dunton В. C, Williams C. J. Variability in automatic activation as an unobtrusive measure of racial attitudes: A bona fide pipeline? Journal of Personality and Social Psychology, 1995, 69, P. 1013-1027.

103. Fein S., Spencer S.J. Prejudice as self-image maintenance affirming the self derogating others. Journal of personality and social psychology. 1997, 73, P.31-44.

104. Feldman S. Enforcing Social Conformity: A Theory of Authoritarianism. Political Psychology, 2003, 24 (1), P.41-74.

105. Feldman S., Stenner K. Perceived threat and authoritarianism. Political Psychology, 1997, Vol. 18, No. 4, P.741-770.

106. Fiske S.T. Controlling other people: The impact of power on stereotyping. American psychologist, 1993, 48, P.621-628.

107. Fiske S.T. Stereotyping, prejudice, and discrimination at the seam between the centuries: evolution, culture, mind, and brain. European journal of social psychology. 2000, 30, P.299-322.

108. Fiske S.T., Cuddy Amy J.C., Glick P.,Xu J. A model of (often mixed) stereotype content: competence and warmth respectively follow from perceived status and competition. Journal of personality and social psychology, 2002, 82, P.878-902.

109. Frenkel-Brunswik E. Intolerance of ambiguity as an emotional perceptual personality variable. Journal of personality, 1949, 18, P.108-143.

110. Frenkel-Brunswik E. Personality theory and perception. In R. Blake and G. Ramsey (Eds.), Perception: An approach to personality (pp. 356-419). New York: Oxford University Press, 1951.

111. Frenkel-Brunswik E. Tolerance toward ambiguity as a personality variable (abstract) / American Psychologist, 1948, 3, 268.

112. Friedman A. S. Hostility factors and clinical improvement in depressed patients // Archives of General Psychiatry. 1970, vol. 23, P.524-537.

113. Funke F. The Dimensionality of Right-Wing Authoritarianism: Lessons from the Dilemma between Theory and Measurement.Political Psychology, 2005, 26, P.195-218.

114. Gaines S.O., Reed E.S. Prejudice: From Allport to DuBois. American psychologist, 1995, 50, P.96-103.

115. Gershon E. S., Gromer M., Klerman G.L. Hostility and depression // Psychiatry. 1968, vol. 3, P.224-235.

116. Glick P., Fiske S., Mladinik A., Saiz J., Abrams D. et al. Beyond prejudice as simple antipathy: hostile and benevolent sexism across cultures. Journal of personality and social psychology, 2000, 79, P.763-775.

117. Glick P., Fiske S. T. The Ambivalent Sexism Inventory: Differentiating hostile and benevolent sexism. Journal of Personality and Social Psychology, 1996, 70, P.491-512.

118. Green D. P., Strolovitch D., Wong J. Defended neighborhoods, integration, and racially motivated crime. American Journal of Sociology, 1998, 104, P.372— 403.

119. Green Donald P., McFalls Laurence H., Smith Jennifer K. HATE CRIME: An Emergent Research Agenda Annu. Rev. Sociol., 2001, 27, P.479-504.

120. Greenwald A. G., McGhee D. E., Schwartz J. L. K. Measuring individual differences in implicit cognition: The Implicit Association Test. Journal of Personality and Social Psychology, 1998, 74, P. 1464-1480.

121. Guttman L. A basis for scaling qualitative data / American sociological review. 1944, 9, P.139-150.

122. Hamilton D. L., Sherman, J. W. Stereotypes. (In R. S. Wyer, Jr. & Т. K. Srull (Eds.), Handbook of social cognition (Vol. 2, 2nd ed., pp. 1—68). Hillsdale, NJ: Erlbaum.), 1994.

123. Hamilton D. L., Sherman S. J., Ruvolo С. M. Stereotype-based expectancies: Effects on information processing and social behavior. Journal of Social Issues, 1990, 46, P.35-60.

124. Han K., Weed N. C. Calhoun R. F., Butcher J. N. Psychometric characteristics of the MMPI-2 Cook-Medley Hostility Scale // Journal of Personality Assessment. 1995, vol. 65 (3), P.567-585.

125. Hare R. D., Hart S. D. Psychopathy, mental disorder, and crime. In S. Hodgins (Ed.), Mental disorder and crime (pp. 104-115). Newbury Park, CA: Sage, 1993.

126. Hate crime: delivering quality service, march 2005.

127. Heilbrun A. Human sex-role behavior. Pergamon Press. Emory University, 1981.

128. Herek G., Gillis R., Cogan J. Psychological sequelae of hate crime victimization among lesbian, gay, and bisexual adults. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1999, 67, P.945-951.

129. Herek G.M. Stigma, prejudice, and violence against lesbians and gay men. In J. Gonsiorek & J. Weinrich (Eds.), Homosexuality: Research implications for public policy (pp. 60-80). Newbury Park, CA: Sage. 1991.

130. Herek G.M., Capitanio J. C. Sex differences in how heterosexuals think about lesbians and gay men: Evidence from survey context effects. Journal of Sex Research, 1999, 36(4), P.348-360.

131. Herek G.M., Capitanio J.P. Black heterosexuals' attitudes toward lesbians and gay men in the United States. The Journal of Sex Research, 1995, 32 (2), P.95-105.

132. Higgins E.T. Klein R., Strauman T. Self-concept discrepancy theory : A psychological model for distinguishing among different aspects of depression and anxiety. Soc. Cognit. 1985, 3, P.51 -76.

133. Higgins E. T. Self-discrepancy: A theory relating self and affect. Psychological Review, 1987, 94, P.319-340.

134. Hunter J.A., Platow M.J., Howard M.L., Stringer M. Social identity and intergroup evaluative bias: realistic categories and domain specific self-esteem in conflict setting // European Journal of Social Psychology, 1996, 26, P.631-647.

135. Janoff-Bulman. R. Shattered assumptions: Toward a new psychology of trauma. New York: Free Press, 1992.

136. Jost J.T., Glaser J., Kruglansky A.W., Sulloway F.J. Political conservatism as motivated social cognition. Psychological Bulletin, 2003, 129, P.339-375.

137. Jussim L., Nelson Т. E., Manis M., Soffin S. Prejudice, stereotypes, and labeling effects: Sources of bias in person perception. Journal of Personality and Social Psychology, 1995, 68, P.228-246.

138. Kawakami K., Dion K. L., Dovidio J. F. Racial prejudice and stereotype activation. Personality and Social Psychology Bulletin, 1998, 24, 407, P.16.

139. Kernberg O.F. Sanctioned Social Violence: A Psychoanalytic View. / Contemporary controversies in psychoanalytic theory, technique, and their applications / New Haven:Yale University Press, 2004.

140. Kiliansky S. Explaining heterosexual men's attitudes toward women and gay men: the theory of exclusively masculine identity. Psychology of men 8c masculinity, 2003, 4, 1, P.37-56.

141. Klerman G. L., Gershon E. S. Imipramine effects upon hostility in depression // Journal of Nervous and Mental Disease. 1970, vol. 150, P.127-132.

142. Lepore L., Brown R. Category and stereotype activation: is prejudice inevitable? Journal of personality and social psychology. 1997, 72, P.275-287.

143. Likert R. A technique for the measurement of attitudes. Archives of psychology, 1932, no.140.

144. Mackie D.M., Smith E.R. Intergroup relations: Insights from a Theoretically Intergrative Approach. Psychological Review, 1998, P.499-529.

145. Markus H., Wurf E. The Dynamic Self-concept: A Social Psychological Perspective. Ann. Rev. Psychol. 1987, 38. p.300-327.

146. McConahay J. В., Hardee В. В., Batts V. Has racism declined in America? It depends upon who is asking and what is asked. Journal of Conflict Resolution, 1981, 25, P.563-579.

147. McConnell A.R., Leibold J.M. Relations among the implicit association test, discriminatory behavior and explicit measures of racial attitudes. Journal of experimental social psychology, 2001, 37, P.435-442.

148. McDevitt, J. Plenary keynote address. Paper presented at the Meeting of Hate Crimes: Research, Policy and Action, Los Angeles, CA, 1999.

149. McDevitt J., Levin J., Bennett S. Hate crime offenders: An expanded typology. Journal of Social Issues, 2002, 58, P.303-318.

150. McFarland S. Toward a typology of prejudiced persons. (Paper presented at the annual meeting of the International Society of Political Psychology, Montreal, Canada.). 1998, July.

151. Oesterreich D. Flight into Security: A New Approach and Measure of the Authoritarian Personality. Political Psychology. 2005, 26 (2), P.275-298.

152. Oyamot Jr., Clifton M., Borgida E., Fisher E.L. Can Values Moderate the Attitudes of Right-Wing Authoritarians? Personality and Social Psychology Bulletin. 2006, 32, 4, P.486-500.

153. Pettigrew T. R, Meertens R. W. Subtle and blatant prejudice in Western Europe. European Journal of Social Psychology, 1995, 25, P.57—75.

154. Ray J.J., Kiefl W. Authoritarianism and achievement motivation in contemporary West Germany. The Journal of Social Psychology, 1984a, 122, P.3-19.

155. Ray J.J. Acchievement motivation as a source of racism, conservatism and authoritarianism. The Journal of Social Psychology, 1984b, 123, P.21-28.

156. Reynolds K.J., Turner J.C., Alexander Haslam S., Ryan M.K. The role of Personality and Group Factors in explaining prejudice. Journal of experimental social psychology, 2001, 37, P.427-434.

157. Rudman L.A., Ashmore R.D., Gary M.L. "Unlearning" automatic biases: the malleability of implicit prejudice and stereotypes. Journal of personality and social psychology, 2001, 81, P.856-868.

158. Ryan M.K., Buirski P. Prejudice as a function of self-organization. Psychoanalytic Psychology, 2001, 18, P.21-36.

159. Sachdev J., Bourhis R.Y. Status differentials and intergroup behavior // European Journal of Social Psychology, 1987, 17, P.277-293.

160. Sears D.O., Henry P.J. The origins of symbolic racism. Journal of personality and social psychology, 2003, 85, P.259-275.

161. Sherif M., Sherif C. W. Groups in harmony and tension. (New York: Harper), 1953.

162. Smith T. W. Hostility and health: Current status of a psychosomatic hypothesis // Health psychology. 1992, 11, P.139-150.

163. Stangor C. , Ford Т. E. Accuracy and expectancy-confirming orientations and the development of stereotypes and prejudice. European Review of Social Psychology, 3, New York: Wiley. 1992, P.57-89.

164. Stangor С., Lange J. E. Mental representations of social groups: Advances in understanding stereotypes and stereotyping. Advances in Experimental Social Psychology, 1994, 26, P.357-416.

165. Staub E. Cultural-Societal roots of violence. The examples of genocidal violence and of contemporary youth violence in the United States. American Psychologist. 1996, 51, 2, P.l 17-132.

166. Staub E. Preventing genocide: activating Bystanders, helping victims and the creating of caring. Other voices. 2000, 2, 1.

167. Staub E. Genocide and mass killing: Origins,prevention, healing, and reconciliation. Political Psychology, 2000, 21, P.367-382.

168. Sternberg R. J. A Duplex Theory of Hate: Development and Application to Terrorism, Massacres, and Genocide. Review of General Psychology 2003, Vol. 7, No. 3, P.299-328.

169. Sudman S., Bradburn N. M., Schwarz N. Thinking about answers: The application of cognitive processes to survey methodology. San Francisco, CA: Jossey-Bass. 1996.

170. Sullaway M. Psychological perspectives on hate crime laws. Psychology, Public Policy, and Law .2004, Vol. 10, No. 3, P.250-292.

171. Sun K. Two Types of Prejudice and Their Causes. Journal American Psychologist, 1993, 48, P.l 152-1153.

172. Swim J. K., Aikin K. J., Hall W. S., Hunter B. A. Sexism and racism: Old-fashioned and modern prejudices. Journal of Personality and Social Psychology, 1995, 68, P.199-214.

173. Szajnberg N.M. Bruno Bettelheim: Culture in man, man in culture, and a language for both. Psychoanalytic Review, 1994, 81, P.491-507.

174. Tajfel H. Differentiation between social groups: Studies in the social psychology of intergroup relations. ( New York: Academic Press). 1978.

175. Theodore P.S., Basow S.A. Heterosexual masculinity and homophobia: a reaction to the self? Journal of homosexuality, 2000, 40, P.31-48.

176. Thurstone L. L., Chave E.J. The measurement of attitude, Chicago: University of Chicago Press. 1929.

177. Turner J. C. Rediscovering the social group: A self-categorization theory. (Cambridge,MA: Blackwell.). 1987.

178. Turpin-Petrosino C. Hateful sirens . . . Who hears their song? An examination of student attitudes toward hate groups and affiliation potential. Journal of Social Issues, 2002, 58, P.281-302.

179. Volkan V. The need to have enemies and allies: a developmental approach/ Political psychology, 1985, 6, P.219-247.

180. Volkan V. Large-group identity: border psychology and related societal processes. 2002 (http://www.healthsystem.virginia.edu/intemetA^ol 13Volkan.cfm).

181. Whitley В. E., AEgisdottir S. The gender belief system, authoritarianism, social dominance orientation, and heterosexuals' attitudes toward lesbians and gay men. Sex Roles, 2000, 42, P. 947-967.

182. Wittenbrink В., Judd С. M., Park B. Evidence for racial prejudice at the implicit level and its relationship with questionnaire measures. Journal of Personality and Social Psychology, 1997, 72, P.262-274.

183. Zarate M.A., Garcia В., Garza A., Hitlan R.T. Cultural threat and perceived realistic group conflict as dual predictors of prejudice. Journal of experimental social psychology, 2004, 40, P.99-105.