Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Ефремов, Александр Георгиевич, 2006 год

Введение. Актуальность исследования.

Глава 1. Теоретическое исследование систем субъективных значений у лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками.

§1.1. Проблема изучения аутоагрессии в клинической психологии.

§ 1.2. Исторический контекст исследования аутоагрессии.

§1.3. Классификации аутоагрессии.

§ 1.4. Отличия самоповреждения от аутодеструкции.

§ 1.5. Сочетание нескольких видов аутоагрессии.

§ 1.6. Особенности полоролевой идентичности аутоагрессоров.

§ 1.7. Социальная специфика лиц с аутоагрессивными попытками.

§ 1.8. Особенности аутоагрессии в юношеском возрасте.

§ 1.9. Стереотипы восприятия аутоагрессии.

§ 1.10. Скрытая аутоагрессии. Две модели аутоагрессии.

§ 1.11. Социально одобряемые и допустимые формы аутоагрессии.

§ 1.12. Субъективные системы значений у лиц с аутоагрессивным попытками.

Теории аутоагрессии.

§ 1.13. Выводы по теоретической части.

Глава 2. Постановка проблемы исследования.

Глава 3. Обоснование экспериментальной процедуры. Методики исследования.

§3.1. Описание групп испытуемых.

§ 3.2. Обоснование экспериментальной процедуры.

§3.3. Выбор утверждений для реконструкции семантического пространства субъективных значений форм девиаций.

§ 3.4. Выбор утверждений для реконструкции семантического пространства субъективных значений черт темперамента и характера.

§ 3.5. Выбор утверждений для реконструкции семантического пространства субъективных значений самоотношения.

§ 3.6. Процедура проведения исследования.

Глава 4. Полученные результаты.

§ 4.1. Реконструкция семантического пространства субъективных значений форм аутоагрессии.

§ 4.2. Реконструкция семантического пространства субъективных значений черт ф темперамента и характера.

§ 4.3. Результаты сравнения субъективных систем значений нормативной группы и группы лиц с аутоагрессивными попытками.

Глава 5. Обсуждение и обобщение результатов.

§ 5.1. Обсуждение результатов реконструкции субъективных семантических пространств.

§ 5.2. Обсуждение результатов сравнения систем значений нормативной группы и группы лиц с аутоагрессивными попытками.

Введение диссертации по психологии, на тему "Системы субъективных значений у лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками"

Под аутоагрессией понимаются различные формы и степени агрессии, при которой объект и субъект действия совпадают. Аутоагрессия осуществляется через действия, намерения, высказывания, угрозы, попытки и даже внешнее бездействие. В настоящее время научный интерес к изучению психологических аспектов аутоагрессии достаточно высок. В России, как и в большинстве ведущих стран, возрастает частота использования различных видов аутоагрессивного поведения (Попов Ю.В., Бруг А.В., 2005 и др.). В силу социальной приемлемости многих видов аутоагрессии и частого нежелания аутоагрессора доводить совершаемое действие до физически опасных последствий, отсутствует прямая статистика о количестве и качестве совершаемых актов самоповреждения. Данные зарубежных и российских медицинских и правоохранительных органов отражают, как правило результаты только крайних, деструктивных, степеней аутоагрессии: суицид тяжкие телесные повреждения, социально осуждаемые формы (Favazza A., 1989b HawtonK. &FaggJ., 1992; TantamD. & Whittaker J., 1992; Haines J. at al., 1995 BriereJ., & GilE., 1998; FarberS., 2000; HawtonK. at al., 2002; АгазадеH.B.-O. 1989; Мухамадиев Д.М., 1998; Елшанский С.П., 1999; Тиунов C.B., 2000 Шустов Д.И., 2000; Аширбаева А.К., 2001; Голуб М., 1993; Меринов А.В., 2001 Вольнов Н.М., 2003; Жардецкий А.Н., 2003 и др.). Однако наиболее многочисленные - социально приемлемые и даже одобряемые формы аутоагрессии (рискованные увлечения, изнуряющая работа и т.п.) - в настоящий момент еще только начинают становиться предметом отечественных психологических исследований (Корнилова Т.В., 1997).

В России отмечается устойчивое снижение среднего возраста аутоагрессоров при одновременном росте числа совершения повторных попыток. Разнообразие форм и степеней аутоагрессии и рост тенденции к повторному совершению наиболее свойственны юношескому возрасту (Портнов В.А., Смирнов П.В., 2000). Около половины аутоагрессоров юношеского возраста совершали повторный акт самоповреждения (IvarssonT, Larsson В, GillbergC., 1998). Учитывая, что у лиц юношеского возраста легко возникают и закрепляются стереотипные реакции-«клише», аутоагрессия рассматривается как результат формирования и развития определенного «жизненного сценария» - социально обусловленных стратегий поведения, зафиксированных в субъективных системах значений аутоагрессора (ЛичкоА.Е., 1977; Паршин А.Н., 2000). Поскольку у лиц юношеского возраста аффективное реагирование характеризуется стереотипным повторением, то в дальнейшем, после аутоагрессивного дебюта, находясь в похожих обстоятельствах субъект может давать привычную аутоагрессивную реакцию. Подобная стереотипия может не осознаваться, но тем не менее присутствовать в различных формах значений сознания субъекта (образах, символах, коммуникативных и ритуальных действиях, словесных понятиях), определяя тем самым его мысли и поступки. Создается семантически закрепленная осознанная или неосознаваемая установка на аутоагрессию с последующей актуализацией поведенческих аутоагрессивных социально-ролевых стереотипов (Собкин B.C., Шмелев А.Г., 1986; Петренко В.Ф., 1997; Шнейдман Э., 1996, 2001). В силу перечисленного актуальность исследования индивидуальных систем значений лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками представляется обоснованной.

Теоретико-методологическая основой исследования является парадигма психосемантики, базирующаяся на работах по построению семантических пространств (Ч. Осгуд) и теории личностных конструктов (Дж. Келли). Данная работа продолжает развивать теоретико-методологическое направление отечественной экспериментальной психосемантики школы JI.C. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии и С.Л. Рубинштейна в области построения семантических пространств как операциональных моделей структур индивидуального и общественного сознания (Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев). Исследование также опирается на основанный Л.С. Выготским психосемантический подход к изучению телесности человека и развиваемый в настоящее время на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (Г.А. Арина, В.В. Николаева, А.Ш. Тхостов и др.). Согласно данному подходу, аутоагрессия рассматривается как особый вариант развития телесного опыта: аутоагрессия встроена в общий ход психического развития, в котором обретает свой специфический знаково-символический характер и «культурную» форму. Предпочтение психосемантического подхода объясняется реконструкцией индивидуальных систем значений, через которые происходит восприятие субъектом себя и других. Тем самым создается возможность исследовать влияние мотивационной системы субъекта на его же образ мира. При проведении исследования мы опирались на принятые в экспериментальной психосемантики методы изучения индивидуальных систем значений через многомерный анализ, а в инструментальном плане был реализованы методы математической статистики: факторизация, кластер-анализ, корреляционный и позиционный анализы.

Цели работы: реконструкция субъективных семантических пространств и сравнительное изучение актуальных систем значений, их структурной организации и функционирования у лиц юношеского возраста нормативного поведения и лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками.

Предмет исследования: содержание, структура и функциональные особенности актуальных субъективных систем значений у лиц юношеского возраста нормативного поведения и лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками.

Объект исследования: субъективные семантические пространства лиц юношеского возраста нормативного поведения и лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками из числа пациентов НЦПЗ РАМН с депрессиями непсихотического регистра.

Гипотеза исследования: лица юношеского возраста с аутоагрессивными попытками структурируют свой актуальный субъективный опыт в семантическом пространстве, качественно и количественно отличающемся от семантического пространства испытуемых юношеского возраста нормативного поведения.

Задачи исследования:

1. Проведение теоретического анализа существующих основных концепций аутоагрессии и обоснование преимуществ психосемантического подхода перед психометрическим в сравнительном исследовании актуальных субъективных систем значений у лиц с аутоагрессивными попытками.

2. Разработка модели реконструкции субъективных семантических пространств у лиц юношеского возраста с нормативным поведением и лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками.

3. Эмпирическая апробация модели субъективных семантических пространств и изучение актуальных систем значений через смысловые инварианты составляющих их категорий.

4. Анализ структур и содержания актуальных субъективных систем значений у лиц юношеского возраста с нормативным поведением и у лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками.

5. Выработка критериев и проведение сравнительного анализа обобщенных межгрупповых систем значений лиц юношеского возраста с нормативным поведением и лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. В соответствии с развиваемыми в работе теоретическими представлениями, реконструкция субъективных систем значений с помощью психосемантического подхода позволяет восстановить в рассматриваемой содержательной области «образ мира», созданный самим субъектом и свободный от влияния системы значений исследователя.

2. Особенности структур и психологического содержания актуальных субъективных систем значений позволяют говорить о том, что лица юношеского возраста с аутоагрессивными попытками структурируют свой субъективный опыт в пространстве индивидуальных факторов, имеющих для данной категории лиц особое аффективно-ценностное функциональное значение.

3. Стремление лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками к более емким аффективно окрашенным обобщениям можно рассматривать в их семантической организации как переход от предметно-категориальных (денотативных) уровней к глубинным коннотативным уровням организации, т.е. к более ранним формам значений, в которых отражение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственная ткань слабо дифференцированы.

4. Наличие особого «аутоагрессивного паттерна» в структуре систем значений у лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками отражено в определенном характере строения семантических пространств данной категории лиц.

Научная новизна и теоретическая значимость работы. В теоретическом плане данное исследование является дальнейшей разработкой психосемантического направления отечественной клинической психологии о социальной обусловленности человеческой психики и деятельностном характере ее развития и функционирования (Г.А. Арина, Е.Ю. Артемьева, JI.C. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, В.В. Николаева, В.Ф. Петренко, С.Л. Рубинштейна, А.Ш. Тхостов, А.Г. Шмелев).

В российских исследованиях аутоагрессия исследуется обычно с клинических позиций и на выборках испытуемых из социально дезадаптированных групп (Лазаришвили И.С., 1984; Агазаде Н.В.-О., 1989; Мухамадиев Д.М., 1998; Елшанский С.П., 1999; Тиунов С.В., 2000; Шустов Д.И., 2000; Аширбаева А.К., 2001; Меринов А.В., 2001; ВольновН.М., 2003; Жардецкий А.Н., 2003). Научно-практические результаты этих работ направлены на применение прежде всего в медицинской и юридических областях. В данной работе аутоагрессия рассматривается не только в рамках клинической группы, но и на выборке социально адаптированных испытуемых. В работе разрабатываются такие достаточно малоиспользуемые в отечественной психологии понятия, как социально одобряемая и социально допустимая аутоагрессия. Отработка данных понятий позволяет рассматривать аутоагрессию не только как отличительную характеристику тех или иных контрастных групп (больных, преступников и т.п.), но и как континуум широкого спектра качества, присущий во многом и нормативной популяции. Поэтому в работе дается сравнительное представление об аутоагрессии как феномене, присущем субъективным системам значений лиц с аутоагрессивными попытками и лиц нормативной выборки. Выявлены и проанализированы принципиальные отличия крайней формы аутоагрессии -аутодеструкции - от менее опасной, но более частой в применении -самоповреждения; формы и способы поведения с самоповреждением систематизированы и соотнесены с личностными особенностями лиц юношеского возраста.

Практическая значимость работы. Проведенное на основе психосемантического подхода реконструирование индивидуальных систем значений позволяет разработать методы эффективной психологической диагностики лиц с повторяющимися аутоагрессивными попытками. Выявление «аутоагрессивного паттерна» в актуальных субъективных системах значений у лиц с аутоагрессивными попытками создает принципиальную возможность для последующей профилактической, консультативной и психотерапевтической работы в кризисные периоды жизни пациент, в моменты дезадаптации. Изучение субъективных систем значений аутоагрессора как операциональных моделей структур индивидуального или группового сознания может быть практически полезным для возможного устранения причин и мотивов аутоагрессии. Применение результатов настоящей работы на практике расширяет возможности психологов-консультантов и психотерапевтов, работающих с лицами юношеского возраста при выборе адекватных форм психологической помощи. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в курсах общей и медицинской психологии, консультативной, профилактической и психотерапевтической подготовки специалистов.

Материал и методы. В работе реализована схема психосемантического исследования, сочетающая применение качественного и количественного анализа эмпирического материала. В исследовании участвовали две группы испытуемых: нормативная - 1 тыс. 504 чел. в возрасте от 17 до 25 лет (девушек - 816 чел., юношей - 688 чел.) и экспериментальная - 144 пациента клиники НЦПЗ РАМН (82 девушки и 62 юноши) в возрасте от 16 до 25 лет. В экспериментальную группу вошли пациенты, у которых депрессивные состояния непсихотического уровня квалифицировались по МКБ-10 рубриками F31.3, F31.4, F32.1, F32.2, что соответствовало умеренным или тяжелым рекуррентным депрессивным эпизодам в рамках моно- или биполярного течения аффективного расстройства. Преобладающая форма аутоагрессивного поведения - телесные повреждения разного характера. При формировании клинических групп исключались пациенты с органическим поражением ЦНС и употреблением наркотиков в течение последнего года. Помощь в клинико-нозологической оценке пациентов оказывала старший научный сотрудник НЦПЗ РАМН, к.м.н. - Максимова М.Ю.

Апробация результатов работы. Материалы диссертационного исследования были представлены на Первой международной конференции по клинической психологии, посвященной памяти Б.В. Зейгарник

Москва, октябрь 2001 г.) и на Юбилейной конференции Московского психологического общества (Москва, 4-6 февраля 2005 г.). Апробация диссертации состоялась на заседании кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова 15.02.2006г. (протокол №557). По материалам диссертации опубликовано 6 работ.

Структура и объём работы. Диссертация состоит из введения, 5 глав, выводов, списка литературы, включающего 263 источника, из них 98 на английском языке, и приложения. Работа иллюстрирована 7 рисунками, 18 таблицами, 2 схемами, 2 диаграммами.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Развиваемая в работе субъектная парадигма психосемантического подхода является более релевантной для исследования, чем психометрическая, поскольку процедура построения и сравнения субъективных семантических пространств (структур субъективного опыта) испытуемых освободила исследование от влияния систем значений самого исследователя и авторов, используемых в работе методик. Примененный в работе экспериментально-психосемантический подход позволил реконструировать и сравнить субъективные системы значений лиц юношеского возраста с нормативным поведением и с аутоагрессивными попытками через построение частных семантических пространств, в которых сам испытуемые являлись носителями особого заданного ими пространства индивидуальных значений.

2. Разработанный комплекс методических процедур, позволил реконструировать в рассматриваемой содержательной области системы значений субъективного опыта, которые направляют процессы регуляции поведения испытуемых. Возможность реконструировать и содержательно исследовать данные системы значений имеет высокое значение при разработке диагностических, консультативных и психокоррекционных программ, основанных на смысловой реконструкции «образа мира».

3. Исследование субъективных систем значений лиц юношеского возраста продемонстрировало слитную представленность семантических категорий аутоагрессии и агрессии, что подтверждает существующий тезис об аутоагрессии как форме агрессии, при которой субъект и объект действия совпадают.

4. Лица юношеского возраста с аутоагрессивными попытками структурируют свой субъективный опыт в пространстве меньшего числа независимых индивидуальных факторов, имеющих функциональное (аффективно-ценностное) значение, чем лица юношеского возраста с нормативным поведением. Данный факт позволяет говорить о «сжатости» и «узости» системы возможных алгоритмов поведения у аутоагрессоров. Стремление лиц с аутоагрессивными попытками к более емким аффективно окрашенным обобщениям можно рассматривать как усиление своеобразного перехода в субъективной семантической организации сознания от предметно-категориальных (денотативных) к глубинным коннотативным уровням организации, т.е. к более ранним формам значения, в которой отражение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственная ткань слабо дифференцированы.

Строение и индивидуальная вариативность субъективных систем значений у лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками позволяет говорить о наличии у них особого «аутоагрессивного паттерна» в структуре сознания, который в рамках проведенного исследования эксплицирован через комплекс следующих семантических категорий:

1. Категории самоотношения занимают центральное место в структуре субъективных систем значений как лиц юношеского возраста с нормативным поведением, так и лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками. Однако у лиц с аутоагрессивными попытками категории самоотношения и категории аутоагрессии в пространстве субъективных систем значений объединены в совместном и наиболее мощном семантическом факторе.

2. В отличие от систем значений лиц юношеского возраста с нормативным поведением, в системах значений лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками такие категории самоотношения, как самосимпатия (самоценность, самопринятие, самопривязанность) и самоуничижение (самообвинение и внутренняя конфликтность) сосуществуют вместе в одной общей структуре, что указывает на сбой функционирования защитного механизма «блокировки антипатии к себе». У лиц юношеского возраста с нормативным поведением адаптивная эффективность работы защитного механизма самоотношения отражена в разнесении категорий самосимпатии и самоуничижения по независимым (ортогональным) факторам семантического пространства.

3. Для систем значений лиц юношеского возраста с аутоагрессивными попытками характерна одновременная представленность в общей семантической категории операциональных аналогов двух содержательно противоположных характеристик темперамента - поиска новизны и избегания возможного вреда, что может отражать биологически детерминированную специфику и особую структурно-функциональную характеристику лиц с аутоагрессивными попытками.

В тендерном аспекте структуры субъективных систем значений лиц с аутоагрессивными попытками различаются по степени представленности в них операциональных аналогов таких характерологических категорий, как трансцендентность (упражнения религиозно-мистического свойства) и сотрудничество (кооперация) с количественным преобладанием данных категорий в группе женщин. Повышенный удельный вес категорий трансцендентности и сотрудничества в семантическом пространстве женщин с аутоагрессивными попытками препятствует в частотном отношении выбору этой категорией лиц деструктивных форм аутоагрессии.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Ефремов, Александр Георгиевич, Москва

1. Агазаде Н.В.О. (1989) Аутоагрессивные явления в клинике психических болезней: Автореф. дис. на соиск. учен. степ, д-ра мед. наук: 14.00.18 ВНИИ общ. и судеб, психиатрии им. В.П. Сербского, М.

2. Алмаев Н.А, Островская Л.Д. (2005) Апробация Опросника темперамента и характера Р. Клонинжера на русскоязычной выборке. Психологический журнал.Том 26. № 6.С.87-96.

3. Амбрумова А.Г. (1978) Психология в суицидологической практике. Труды Моск. НИИ психиатрии, Т.82. Актуальные проблемы суицидологии. С.73-98.

4. Амбрумова А.Г., Трайнина Е.Г., Ратинова Н. А. (1990) Аутоагрессивное поведение подростков с различными формами социальных девиаций. Шестой Всероссийский съезд психиатров, г. Томск, 24-26 октября 1990: Тез. докл. Т.1. М., С.105-106.

5. Амбрумова А.Г. (1996) Психология самоубийства. Социальная и клиническая психиатрия. №4. С. 14-20.

6. Артемьева Е.Ю. (1999) Основы психологии субъективной семантики. М.

7. Артюхов С.М. (1980) Экспериментальное исследование экспрессивных факторов при восприятии человека человеком. Дипломная работа. МГУ.

8. Аширбаева А.К. (2001) Аутоагрессивное поведение у лиц, отбывающих сроки наказания в исправительных колониях: Автореф. дис. канд. мед. наук: 14.00.18 Казах, гос. мед. ун-т им. С. Д. Асфандиярова. Алматы.

9. Бевз И.А. (1998) Внутренняя позиция пациента по отношению к болезни и выбор стратегии медицинского поведения (на модели ишемической болезни сердца) Автореф. дис. . на соискание степени кандидата психол. наук, М.

10. Бек А. (2003) Методы работы с суицидальным пациентом. Журнал практической психологии и психоанализа (ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций), №1, март.

11. Бодалев А.А. (1979) Личность и общение. Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга. Краснодар.

12. Боровиков В.П., Боровиков И.П. (1998) STATISTICA® Статистический анализ и обработка данных в среде Windows®. Издание 2-е, стереотипное. М.:ИИД «Филинъ». 608 с.

13. Бромлей Ю.В. (1983) Очерки теории этноса. М.

14. Брудный А.А. (1964) К проблеме семантических состояний. Сознание и действительность. Фрунзе.

15. Брудный А.А. (1971) Значение слова и психология противопоставлений. Семантическая структура слова. М.

16. Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р. (1973) Психология восприятия. М.

17. Вольнов Н.М. (2003) Аутоагрессивное поведение у военнослужащих срочной службы: Клиника, типология, факторы риска: Автореф. дис. канд. мед. наук: 14.00.18 Моск. науч.-исслед. ин-т психиатрии. М.

18. Вудвортс Р., Шлосберг Г. (1974) Психофизика. II Методы шкалирования. В кн.: Проблемы и методы психофизики. М.: Изд-во Моск. уи-та, ч.1. С. 17-228.

19. Выготский Л.С. (1968). Проблема сознания. Психология грамматики. М.: Изд-во МГУ, 1968. С.178-196.

20. Гак В.Г. (1998) К проблеме семантической синтагматики. Языковые преобразования. М.: Шк. «Языки русской культуры».С.272-297.

21. Гибсон Дж. (1988) Экологический подход к зрительному восприятию: Пер. с анг. / Общ. ред. и вступ. ст. А.Д. Логвиненко. М.: Прогресс. 461 с.

22. Голуб М. (1993) Взаимовлияние патологического влечения к алкоголю и суицидального поведения. Автореф. дис. . на соискание степени кандидата психол. наук, СПб., 1993.

23. Горобец Т.Н. (1995) Социально-психологические и биологические факторы аутодеструктивного поведения. Автореф. дис. . на соискание степени кандидата психол. наук, М., 1995.

24. Грегори Р.Л. (1970) Глаз и мозг. Психология зрительного восприятия. Под ред. А.Р. Лурия и В.П. Зинченко. М.

25. Гуревич А.Я. (1989) Культура и общество средневековой Европы глазами современников. М.: Искусство.

26. Дюркгейм Э. (1996) Самоубийство. Суицид. Хрестоматия по суицидологии. К.:А.Л.Д., С.104-148.

27. Елшанский С.П. (1999) Психосемантические аспекты нарушений структурирования внутреннего опыта у больных опийной наркоманией. Дис.канд. психол. наук. Специальность: 19.00.04. М.

28. Ениколопов С.Н. (2001) Понятие агрессии в современной психологии. Прикладная психология. М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС. №1. С.60-72.

29. Ениколопов С.Н., Ерофеева Л.В., Соковня И. и др. (2002) Профилактика агрессивных и террористических проявлений у подростков. Методическое пособие Под ред. И. Соковни. М.: Просвещение, 2002. С. 15-34, 46-55.

30. Ермолаев Б.А. (1973) К вопросу об использовании психолингвистического эксперимерта в обучении лексике. Проблемы обучения иностранным языкам. Т.8. Владимир.

31. Ермолаев Б.А. (1974) Категориальная структура коннотативного значения. Вопросы математического моделирования и структурного исследования психической деятельности. Владимир.

32. Ермолаев Б.А., Петренко В.Ф. (1976) К вопросу о глубинных семантических структурах. Структуры познавательной деятельности.

33. Ефремов А.Г., Максимова М.Ю. (2002) Личностные особенности больных депрессиями юношеского возраста (диагностическое и прогностическое значение) Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. Том 102. №6. С.9-14.

34. Жардецкий А.Н. (2003) Аутоагрессивное поведение обвиняемых: Типология, судебно-психиатрическая оценка, прогноз: Автореф. дис. канд. мед. наук: 14.00.18 Гос. науч. центр соц. и судеб, психиатрии им. В. П. Сербского МЗ РФ.М.

35. Жинкин Н.М. (1982) Речь как проводник информации. М.

36. Зимняя И.А. (2003) Ключевые компетенции новая парадигма результатаобразования. Высшее образование сегодня. №5. С. 34-42.

37. Иванов Н.Я., Личко А.Е. (1994) Патохарактерологический диагностическийопросник для подростков. Методическое пособие. М., Фолиум.

38. Кернберг О. (2001) Агрессия при расстройствах личности и перверсиях. М.:

39. Независимая фирма «Класс». С.50-71.

40. Клименко А.П. (1970). Вопросы психолингвистического изучения семантики. Минск: Вышэйн. школа.

41. Конончук Н.В. (1980) Психологическая характеристика лиц с острыми ситуативными суицидальными реакциями. Автореф. дис. . на соискание степени кандидата психол. наук. Л.

42. Конончук Н.В. (1991) Половые отличия суицидального поведения у подростков с пограничными нервно-психическими расстройствами.50.51,52.55,56,57,58,59