Автореферат диссертации по теме "Роль этно-психологических факторов в ближневосточном кризисе"

г ь « - о ïri! ■

РОССИЙСКАЯ академия ПАУК ИНСТИТУТ ПСИХОЛОГ!111

На правах рукоппеп

ПАШФ ХЛЛЕД

РОЛЬ ЭТНО ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

в ШШЖ1 и;восточном ючг.нск (АРАБО-П.'И'АИЛЬСКПП КОНФЛИКТ)

1У.00.0Г) — Социальна;! психология, социологи;!, психологии личности

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на сонеканпс ученой степени кандидата психологических наук

Москпа —

Работа выполнена б Пнстигун' Академии наук.

психологии Российской

] I а у ч н ы й р у конидию л ь: кандидат психологических наук С!. I». РОЩИН

<! ф и ц и а л I. н ы (1 (I н н о н п т ы : доктор психологических наук Г>. А. ДУШКОВ кандидат психологических наук- Р. У. СОЛДАТОВА

Ведущее учреждение — Университет Дружбы на]>одоп им. П. Лумумбы. .. р

Защита состоится «.^.......».....^.^фШ^^:,. 1992 года

в 11 час. на заседании специализированного совета К.002.31.02 но присуждению ученой степени кандидата психологических наук и Институте психологии Российской АН (129306, Москва, ул. Ярославская, 13).

С диссертацией можно ознакомиться п библиотеке Института психологии РАН.

Автореферат разослан 1992 г.

Ученый секретарь специализированного совета кандидат философских наук II. И. КУЧЕВСКАЯ

ОЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТУ

Актуальность темы. Интерес к психологическим аспектам международных отношений возник в современной психологической науке довольно давно и особое внимание ученых, естественно, привлекали проблемы международного конфликта, вопросы войны и мира. В психологической традиции эти вопросы занимали важное место ужа в трудах самого З.Фрейда, а затем в работах его многочисленных последователей. Попытки рассмотреть названные проблемы с позиций общей психологии были сделаны, например, в 30-х гг. Е.Дурбиным и Дж.Баулби, в 40-х гг. Ё.Толманом и Е.Мэем. Однако, лишь начиная с середины 50-х гг., "психополитические" исследования стали приобретать систематический характер и положили начало формированию новой области знаний - политической психологии. При этом наметившиеся изменения в исследованиях этого рода нашли не только количественный, но и качественный характер.

Дело в том, что в 30-х - 40-х гг. в центре внимания психоаналитиков и психологов, занимавшихся психологическими аспектами политики, были не сами политические проблемы и процессы международного взаимодействия, а абстрактный индивид, наделенный неким общим комплексом психологических свойств и особенностей. И лишь через призму этих свойств и особенностей предполагалось найти понимание сложной динамики международных отношений. Как справедливо подчеркнул Г.Келман, "теоретические построения имели тенденции рассматривать войну и мир с точки зрения мотивации индивида, причем часто подчеркивались агрессивные мотивы и психопатологические проявления, и в то же время недостаточно признавался тот факт, что роль, индивидуальных мотивов может быть понята лишь в контексте общественных и межобщественных процессов, которые и ведут к войне или миру". Ины-' ми словами, ранние психологические работы в области политики и проблемы международного конфликта носили ярко выраженный пси-хологизаторский характер, когда результаты изучения индивида И межличностных отнояаний просто экстраполировались на явления совсем другого порядка,.

! Качественные изменения'в психополитических иссладо/АШ|~

ях в последние 30-35 дет привели к тому, что их объектом стали

сами политические явления и процессы, а их психологические аспекты стали рассматриваться прежде всего в социально-психологических категориях и понятиях, таких как большие группы, аттитю-ды (социальные установки), процессы принятия решения в группе и т.д. Объединение в рамках политической психологии усилий психологов, политологов, социологов, антропологов привело к усложнению и большему многообразие методологических подходов и к использования таких понятий как общественное мнение, нация, национальный характер, классы и др. В то же время продолжают сохраняться традиционные для психологии подхода - психоаналитический, бихевиористский, когнитивистский, культурно-психологический, обновленный социо-биологический, а вместе с некоторыми из них еще нередко имеют место проявления тенденции к упрощенной психологизации политических феноменов. Против этой тенденции в современной науке ведется упорная борьба, одним из ярких проявлений которой стала "Севильская декларация" 1936 г., подписанная группой виднейших ученых мира (психологи, психофизиологи, психиатры, антропологи) и направленная против биоло-гизаторских толкований вопросов войны и мира.

Наша работа составляет скромный вклад в эту борьбу и в этом заключается одно из оснований ее актуальности.

Конкретным политическим объектом нашего исследования набран арабо-израильский кризис, являющийся одним из самых сложных и продолжительных конфликтов нашего времени. Его конструктивное разрешение имеет огромное значение не только для (ближневосточного региона, но и для Мира в целом.

В силу исторических особенностей развития межэтнических и политических отношений в названном регионе можно допустить, что этно-пскхояогические факторы играют важную роль в арабо-израильском конфликте. Вместе с тем, отдельные исследования этих факторов арабскими, израильскими к зяпяднют учеными привели к неоднозначным толкованиям их содержания и оценке их роля, которые нередко носят психологизаторский характер. Изучение действительной роли этих факторов в ближневосточном кризисе может помочь дополнить существующие политические, экономические," исторические и военные оценки конфликта и способствовать поиску-более разносторонних средств и методов его разрешения. В этом заключается второй момент, определяющий актуальность работы.

Психополитические исследования последних десятилетий можно разделить по их объектам и предметам на две большие группы. В центре исследований одной группы находятся психологические факторы самих политических явлений и процессов, например, особенности взаимодействия участников политических и внешнеполитических отношений, влияние общественного мнения на те или иные события, процессы принятия решений и др. Главное место в исследованиях второй группы занимают различные аттитюды (социальные установки), имеющие отношение к политическим и внешнеполитическим проблемам. Важное место среди них занимает отношение к собственной нации или этнической группе, а также к другим начиям и этническим общностям. Ключевыми понятиями в области этих исследований являются национальнпе самосознание, стереотипы и автостереотипы, этноцентризм, национализм, патриотизм, национальный характер и др.

Наше исследование можно отнести в основном ко второй группе, поскольку,- говоря об этнопсихологических факторах, мы имеем в виду прежде всего эт™ческие^1тереот1Шы и автостереотипы, а также включаем в число этих факторов национальный характер.

Стереотип понимается нами как разновидность аттитада, содержащего обобщенные, упрощенные и устойчивые представления о характерных чертах и этно-культурных особенностях представителей определенной нации, которые не всегда основаны на объективной информации (когнитивный компонент), отличающегося большой насыщенность» эмоционально-оценочного компонента и приобретаю- ; щего при определенных условиях значительную побудительную силу | (поведенческий компонент).

Что касается автостеоертипов, то они отражают представления о характерных и этно-культурных особенностях собственного народа. Механизм автостереотипов не так существенно отличается от механизмов стереотипов, если исключить позитивные оценки, которые обычно выделяются в автостереотипах, и нередко преобладании отрицательных - в стереотипах.

. > В психологической литературе иногда гозоряг также о "национальном само-образэ" и "образе других наций", но мы этими гю'ня-, тиями не пользовались, потому что их структурными единица/.и выступают в конечном итоге та *е автостереотипц (в пэрьсм случае) , и стереотипы (во втором), представленные в виде более »:ди южео

полных комплексов. Мы не рассматриваем в данном случае понятие "образ" в его более глубоком содержании, которое принято в общей психологии, а используем его лишь применительно к массовому сознанию.

Включение национального характера в число этно-психологичес-ких факторов требует некоторых пояснений,и прежде всего по вопросу о том, какое содержание вкладывается в ото понятие. В течение многих лет проблема национального характера была предметом научных споров и дискуссий, в которых сталкивались две основных точки зрения. Согласно первой, национальннй характер понимался как комплекс психических особенностей, генетически при- • сущих той или иной нации (Г.Лебон). Такой подход не имел под собой научных оснований и к тому же стал ассоциироваться с расистскими теориями. Он отвергается большинством современных ученых, хотя попытки возродить его случаются и в наше время, в том числе и в России. Так, в весьма противоречивом интервью, данном "Литературной газете" (II декабря 1991 г.) психиатром и социологом В.Ы.Лупандиным, и озаглавленном "Мы от природы не способны к демократии", Лупандин соглашается с "гипотезой",, согласно которой в построении ^общества - динамичного и богатого" - в США и в том, что "успехи наши довольно относительны", виноват генофонд соответственно Америки.и России. Поэтому главное условие для спасения русского народа он видит в межнациональных браках.

Согласно второй, преобладающей точке зрения, национальный характер имеет социальную природу. И мы понимаем его как предрасположенность к определенным формам поведения и отношений, которая формируется в процессе совместного жизненного и социального опыта и под влиянием культуры каждой этнической группы. При этом мы разделяем точку зрения тех социологов, которые утверяда-ют, что в современных развитых; и, тем более, смешанных обществах трудно говорить о национальном характере как всеобщей универсальном свойстве общества. В этой связи в работе затрагиваются также концепции культурного и социального характера.

Такое понимание национального характера оправдывает его. включение в наше исследование как одного из этно-психологичбс-ких факторов, поскольку предрасположенность к определенным формам поведения и. отношений неразрывно связана с национальным са-

»«осознанием этносов, с их этническими стереотипами и аЕТостере-отипами, с их отношением к другим, этническим группам. К тому же некоторые авторы связывают с национальным характером такие качества как воинственность и миролюбие, конфликтность и сдержанность и т.п.

Исходя из изложенного, в качестве объекта исследования нами выделены этно-психологические особенности народов, вовлеченных в арабо-израильский конфликт, представленные их национальными характерами, этническими стереотипами и автостереотипами.

Предметом исследования избраны взаимосвязь и взаимодействие этно-психологических факторов с другими аспектами (политическими, экономическими, территориальными и т.д.) ближневосточного кризиса.

Цель исследования заключается в определении роли этно-психологических факторов в ближневосточном кризисе.

В связи с этой целью были поставлены следующие задачи:

.1, анализ методологических и теоретических проблем в сфере исследований национального характера, этнических стереотипов и автостереотипов;

2. обзор и анализ источников, посвященных исследованиям национального характера арабов и израильтян, их этнических стереотипов и автостереотипов;

3. проведение эмпирического изучения современных этнических стереотипов и автостереотипов арабов;

4. анализ результатов и оценка роли этно-психологических факторов в ближневосточном кризисе;

5. формулирование соображений по практическим рекомендациям.

Научная новизна исследования определяется тем, что вопрос о роли этно-психологических факторов в ближневосточном кризисе до сих пор специально на исследовался, наша работа является первой в этом роде. Кроме того, в работе использованы труди многих арабских и израильских психологор, исследования которых мало известны российской психологической общественности.

• Теоретическая значимость работы.

I. Выделены этно-психологические особенности наций, котрр>/з ми-гут играть.ту или иную роль в процессе разьлтия конф.'ик-п.ых ситуаций в международных отношениях.

2. Предложен дифференцированный подход к оценке роли этнопсихологических факторов в конфликтных ситуациях вместо часто встречающихся в научной литературе попыток однозначно решать этот вопрос.

3. Описан механизм практической реализации роли этно-психо-логических факторов на уровне политических решений и действий.

Практическое значение работы определяется возможностью использования материалов исследования для более глубокого анализа всех сторон ситуации, сложившейся на Ближнем Востоке и для рад-работки практических рекомендаций, направленных на облегчение поиска путей мирного урегулирования данного конфликта. Предложены модели разработки таких рекомендаций.

Методы исследования. Для достижения поставленных целей был осуществлен теоретический анализ работ, посвященных проблемам национального характера, национального самосознания, этнических стереотипов и автостереотипов и результатам их экспериментального изучения.

В эмпирическом исследовании были использованы следующие методики: модифицированный тест личностных конструктов Дж.Келли . (Кцоева Г.У.), методика самоописания, мини-сочинение. Данные методики были направлены на выделение национальных (этнических)-стереотипов и автостереотипов представителей арабских стран.

Выборка представляла собой довольно разнородную группу людей в плане возрастном (от 22 до 40 лет), социальном (студенты, служащие, рабочие, аспиранты), а также по представленности различных народностей (сирийцы, палестинцы, ливанцы, иорданцы, ' иракцы).

Исследование проводилось в Сирии, Ливане и России в 19891990 гг.

Достоверность полученных результатов обеспечивается апробированной валидностью использованных методик и системным подходом к анализу полученных результатов. .

Положения, выносимые на защиту.

Вопрос о влиянии этно-лсихологических факторов на развитие тех или иных конфликтов изучен недостаточно разносторонне,-поскольку основное внимание уделялось прежде всего проблеме "образа врага". Ыежду тем, существуют разные точки зрения по поводу того, насколько сильным и важным может быть это влияние: от пол-

ного игнорирования до придания ему решающей роли в конфликте. При этом нередко гиперболизируется значение одного или нескольких элементов этнической культуры, например, религии.

Не всегда также достаточно четко представляется тот механизм, посредством которого реализуется роль этно-психологичес-ких факторов. С учетом этих соображений сформулированы положения, выносимые на защиту:

1. Роль этно-лсихологических факторов в международно.! конфликте зависит в каждом конкретном случае от реальных причин конфликта, исторических условий, политической и экономической обстановки. В контексте арабо-израильского конфликта этно-пси-хологические факторы не являются решающими, они составляют дополнительный, производный момент от причин политического характера.

2. Этне-психологические факторы, прежде всего этнические стереотипы,и автостереотипы, оказывают значительное влияние ка общественное мнение в арабских странах и Израиле, на позиции влиятельных социальных групп, на установки отдельных политических лидеров. Все згги компоненты общественно-политической -чизни

в их взаимодействии оказывают давление на высшие эшелоны власти, Принимающие'решения, и таким образом этнопсихологические факторы , обретают практическую весомость и находят свою реализацию в по- , литических решениях и действиях конфликтующих стсрон.

'3. В национальном характере как арабов, так и израильтян нет таких черт, которые обусловливали бы их воинственность и нетерпимость друг к другу . Но в силу исторических и политических условий и те и другие испытывают взаимную настороженность и подозрительность, которые носят временный ха.рактер и должны исчезнуть вместе с породившими их причинами.

4. Религиозный фактор какой-либо заметной роли в арабо-из-раклъскоы конфликте не играет.

Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на 1-оЯ Международной школе молодых псгасолегоэ (Москва, 1969), на Всесоюзной конференции по теме "Восток-Запад: этнокультурные особенности поведения и социализации личности" "(Тьикент, 1990), ш. заседании лаборатории межгрупповкх отношений Института психологии (1991). '■.

Диссертационное нсыгздование выполнено в соэтветстт.ии с

тематикой научно-исследовательской работы лаборатории межгрупповых отношений /тема №2 "Психологические аспекты проблемы конфликта в международных отношениях"/.

Структура диссертации: Работа состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕЙКАМЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются важность и актуальность изучения роли этно-психологических факторов в арабо-израильском конфликте, определяются предмет, объект исследования, формулируются его цель и задачи, положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, а также теоретическое и практическое значение результатов исследования.

В первой главе - "Методологические и теоретические проблемы исследования национального'характера, этнических стереотипов и авгостереотипов" - дается краткий обзор и анализ различных подходов к изучению названных этно-психологических факторов.

Несмотря на то, что по проблеме национального характера существует множество различных точек зрения, включая полное отрицание его существования, это понятие занимает важное место в политической, научной и художественной литературе. Множествен- . ность подходов связана с исключительной сложностью проблемы в с тем, что она рассматривается с позиций.разных наук: этнограг фии, культурной антропологии, психологии, социологии, политологии. При этом сам феномен , о котором идет речь, определяется и описывается также через разные ключевые понятия. Помимо национального характера говорят о "модальной личности", "базовой структуре личности","культурном характере" , "социальном характере". И если эта проблема не отличается простотой даже применительно к исследованиям относительно малоразвитых и этнически , однородных сообществ, то в применении к современным развитым нациям, отличающимся многообразием этнических', и социальных характеристик, ее сложность ¿ще больше возрастает. К этому можно до-, бавить отсутствие единого понимания' и проблемы нации. .

Мы уже говорили, что раннее понимание национального характера как наследственно и генетически обусловленного свойства нации отвергается подавляющей массой современных ученых.

Сегодня этот вопрос рассматривается в плоскости взаимосвя-

звй и взаимодействия культуры, социальной структуры общества и личности, в результате чего формируются предпосылки, предрасположенности к определенным формам социального поведения, складывается образ собственной нации, возникают особенности восприятия "других" и специфика отношения к ним. Все это с определенной долей условности можно рассматривать как "национальный характер". Ясно, что степень общности этих характеристик для разных социальных слоев и групп в современном обществе довольно относительна и может меняться в географическом пространстве и времени. "Наибольшая сложность проблемы национального характера, - писал Р.Линтон, - заключается в определении той степени, в которой современные цивилизованные нации обладают отличительными национальными культурами, и до какой степени элементы культуры, разделяемой различными социальньми группами, которые составляют данную нацию, отражают общий знаменатель личности членов нации'"'.

Упитывая все элементы неопределенности, связанные с проблемой национального характера, мы все же считаем возможным использовать это ¡понятие в плоскости анализа роли этнопсихологических факторов в ближневосточном кризисе. Не вдаваясь в детали теоретико-методологические споров по проблеме национального характера, остановимся на различных подходах к его изучению, в которых и раскрывается по сути процесс становления и развития исследований национального характера и методологические особенности, свойственные каждому этапу этого процесса.

Прежде чем особенности национального характера получили свое отражение в собственно научных исследованиях, они обычно описывались в воспоминаниях путешественников, п работах истори- ' ков, литераторов, которые опирались на свои, наблюдения образа жизни и быта различных народов, их обычаев, традиций и т.п. Эти наблюдения, а также исторические документы составляли осноьу для выводов о психологических свойствах разных этнических сообществ.

К типу описательных работ можно добавить некоторые исследования, которые претендуют на научность, ко на самом деле носят умозрительный, бездоказательный характер. Сюда можно отнести . работы французского философа А,Фульи, который декларировал духовное превосходство европейских народов, прежде всего ф/я/.цуп-ского.над всеми остальными иарэдями. французский а:«еу.олс-г к социолог Ле Бон, также изучавший нэдионалокый хярлктсг;-, утвор-

ждал, что каждому народу присущ свой, устойчивый психический склад, "дух нации", из которого проистекаот его чувства и мысли, убеждения и искусства и даже политическое устройство общества.

Русский мыслитель , Н.Данилевский выдвинул теорию устойчивых "культурно-исторических типов?он показал отличия славянских народов от народов Западной Европы.

Первые попытки раскрыть сущность национального характера в психологии связаны с именами М.Лацаруса, Г'.Штейнталя и В.Вунд-та. В работах М.Лацаруса и Г.Штейнтала подчеркивается мысль о том, что главной силой истории является народ (или "дух целого"), выражающий себя в религии, языке, обычаях и т.д. Индивидуальное сознание'рассматривается как продукт"целого". Идея психологии народов получила свое дальнейшее развитие, как известно, во взглядах В.Вундта, который, рассматривал язык, религию, ми<|ы, законы, искусство как общий результат разума общества,. Он выразил свое представление о психологии группы в термине "общая воля", считая ее как созидательную структуру, которая ведет к развитию социального разума и социальной воли до уровня, превышающего уровень |раэуыа и воли индивида.

Серьезный вклад в изучение национального характера внесла культурно-антропологическая школа в психологии или культурная психология. Первоначальные исследования национального характе- ' ра в рамках культурной антропологии также ограничивались лишь этнографическим описанием жизни, быта, обычаев, традиций первобытных народов. -

Следует отметить, что эти исследования, основывающиеся ка этнографических источниках, создав фонд ценной информация, все же не способствовали более глубокому пониманию.человека той или иной культуры, поскольку внимание в них было сосредоточено на внешних признаках самой культуры, а человек как личность оставался вне поля зрения. Этнографический метод сбора Информации нуждается в особом методе для ее интерпретации. К такой метод был найден в лице психоанализа.

В конечном итоге создавшаяся ситуация подтолкнула этнологов и психоаналитиков к разработке общих концептуально-методологических схем в изучении культуры и личности. В результате возник, "гибрид" культурной антропологии к психоанализа, что привело к возникновению нового направления в культурной антропологии и

психологии, обозначенного как "культура и личность", в котором национальный характер или"модальная личность" является одним из главных предметов исследования.

А.Инкелес, Д.Девинсон и другие социологи выражают сомнение относительно существования единых для общества модальных личностей и предлагают "мультимодальный" подход к проблеме национального характера, полагая, что он может быть представлен рядом "типовых личностей, отражающих специфику и особенности различных социальшх и этнических групп сложного современного общества.

Социологический подход привел к замене в культурно-антропологических исследованиях идеи национального характера идеей характера социального (Д.Ризман), отражающего соединение психологического склада индивида с социально-экономической структурой общества (Э.Фромм).

Говоря же о ближневосточном кризисе, то, как мы уже упоми-нали.в глазах, некоторых авторов он выглядит прежде всего как столкновение арабской и израильской культур , и , следователь- . но, национальных зсарактеров. Так, например, В.Сэньюа. считает, что национальный характер какой-либо нации может способствовать возникновения конфликта и утверждает, что национальной ' характер арабов выступает как источник'возникновения и продолжения арабо-израильского конфликта. Х.Гельден полагает, что суть арабо-израильского конфликта заключается в бедуинской основе арабского: национального характера, которая мешает арабам признавать существование Израиля.

. Но, как известно, научно обоснованные суждения о тциснель-ноа характере того или иного народа обычно не совпадают с теми обыденными представлениями, которые формируются у лпдей о данном народе. Эти представления обычно обозначают как этнические (национальные) стереотипы. И ш рассматриваем их как фактор, играощий важнуо роль в конфликтах, сквозь призму которого можно более глубже -донять как национальный характер того или иного народа,вовлеченного в подобный конфликт, так и его возможную роль в конфликтных ситуациях.,

Далее дается обзор становления и развития•исследований в области дроблены стереотипов и ентостереотипов. Особоо внимание уделяется работам Т.Адорно, Г.Олпорта и Г.Таджфела. Одной из

классических работ по проблеме этнических стереотипов и предрассудков является труд Т.Адорно и его соавторов "Авторитарная личность". Для Т.Адорно стереотип выступает как "приспособление дпя удобного видения" вещей. Он рассматривает стереотипы как жесткие, общие, предвзятые, лишенные конкретности, игнорирующие индивидуальные характеристики объектов, искажающие восприятие действительности. Т.Адорно отмечает также, что стереотипы являются атрибутом сознания авторитарной, нетворческой, этноцентристской личности, одержимой ощущением жесткого различия между собственной и другими группами. Несмотря на явную тенденцию к психологизации проблемы, к некоторому затушевыванию социальной природы стереотипов, исследование Адорно составило важный вклад в развитие теории стереотипов.

Г. Олпорт, выпустивший вслед за Адорно (в 1954 г.) фундаментальный труд "Природа предрассудка", рассматривает стереотип как приспособление для рационализации предрассудка. В отличие от Т.Адорно, Г. Олпорт не относит стереотип к жестко закрепленным образованиям, он считает, что стереотипы приспосабливаются к требованиям ситуации к к преобладающему характеру предрассудка. Г, Олпорт выделил шесты.подходов, с позиций которых, по его мнению, должны исследоваться аттитсды, этнические стереотипы и предрассудки: I) исторический; ¿) социо-культур-ный; 3) феноменологический; 4) с позиций, структуры личности; Ь) ситуативный; 6) с позиций стимула-объекта. Как видно из называний этих подходов, они предусматривают анализ исторических предпосылок возникновения тех или иных этнических стереотипов и предрассудков, учет социальных условий их существования и поддержания и конкретной ситуации, в которой они проявляются.

Важное методологическое значение имеют недавние работы Г.Таджфела, который предложил теорию социальной идентичности, согласно которой этнические стереотипы и предрассудки неизбежно порождаются процессом категоризации. Этот процесс проявляется В дифференциации общества на различные категории или социальные группы, а в конечном итоге на категории "мы" и "они". Помимо упорядочивания жизни общества, процесс категоризации порождает важный психологический феномен, а именно, создаат основу для самоидвнтификации личности, для формирования "я-концепции" человека. Через принадлежность к определенной, в том.числе от-

нической группе, индивид обретает самосознание и самоценность, что мотивирует его на внутригрупповой фаворитизм, т.е. на тенденцию воспринимать свою группу только в положительном свете и на негативное отношение к группам "других". Ототда, по мнению Г.Таджфела, можно заключить, что этнические и прочие стереотипы и предрассудки "работают" на самоутверждение "я"-индис<ида и поэтому их крайне трудно, или вообще невозможно, изменить.

Не отрицая большого психологического значения чувства принадлежности к этнической группе, мы все же полагаем, что его нельзя абсолютизировать и рассматривать в качестве решающего фактора в межэтнических ' отношениях.

Мы исходим из того, что этнический стереотип является разновидностью социальной установки (аттитюда), который формируется в соответствии с определенными закономерностями и может изменяться , если эти закономерности разумно учитываются и используются.

Для нас очень важен вопрос о том, какая роль приписывается этническим стереотипам и автостереотипам в международных хонф- , ликтах. Дело в том, что оценка их роли колеблется от, почтя полного ее отрицания до неопределенной гиперболизации. Так. например, Н.Каплович в статье, опубликованной в 1990 г., утверждает, что "критической переменной, определяющей поведение в конфликте",' является "национальный самообраз", иными словами, автостереотип. Мы же исходим Мз убеждения, что роль автостереотипов, так же как'и этнических стереотипов, весьма динамична и зависит от конкретных экономических и политических условий конкретной конфликтной ситуации.

Вторая глава - "Исследования национального характера арабов и израильтян и их стереотипов и автостереотипов". Здесь анализируются исторические предпосылки формирования национального характера арабов й израильтян и рассматривается ряд кон. кретных исследований, в частности, Г.Гардквра, Р.Маклиодо , Дж. Аль-Азка, Х.Амхара, С.Яссина, Ю;Харкабя и многих других ближневосточных и западных авторов. При этом акцент делается на том, чтобы выделить некоторые обгцие.черты "арабского хара-• чстера" и в то г.з время дифференцированно оценить *е различия, - которые возникают в арабском национальном характере под влия-

нием принадлежности арабов к различным государствам. Это позволило выявить влияние конкретных идеологических, политических и религиозных моментов на общеарабскую структуру национального характера. Отмечается специфика исследований, которые проводились либо в научшх, либо в чисто пропагандистских целях.

Что касается израильского национального характера, то • здесь литературные источники имели для нас неоценимое значение, поскольку в условиях существующей политической конъюнктуры автор не имел возможности для прямых контактов и общения с граж-. данским населением Израиля и поэтому был вынужден строить свои заключения по опубликованной научной информации. Главная проблема, с которой сталкиваются исследователи при изучении израильского общества, заключается з многообразии цивилизационных кор- ' ней этого общества,' неоднородности социального, культурного и экономического опыта израильтян, что ведет к размыванию юс этнического образа. Израильское общество, как известно^ состоит из • трех групп населения: I.} "сафардим " - охватывающей всех евреев, иммигрирующих в Израиль из некоторых африканских и аэиатс-. ких стран, а также из отдельных европейских стран (Греции, Испании); 2) "ашкназим " - включающей в себя всех израильтян, иммигрирующих из Европы и Южной и Северной Америки в Палестину до создания государства Израиль и после его создания;. 3) "саб-ра" - включающей всех израильтян, родившихся в Палестине до создания Израиля и после. Каждой кз этих трех групп, по мнению многих авторов (И.Риль, Р.Элони, К.Хивня, Р.ДатаЙ и др.)»'присущ специфический тип личности. Однако некоторые авторы (Ы.Мид, Р.Роджерс, Ф.Кахурн и др.) решают проблему неоднородности израильского национального характера путем перенесения на израиль-. тян сугубо еврейских национальных черт. С нашей же точки зрения, наиболее репрезентативной для изучения израильского национального характера является группа "сабра", национальные особенности которой формировались в рамках общего жизненного опыта.

• Далее рассматривается формирование стереотипов и автостерео-•типов арабов и израильтян. Очень полезным здесь оказался анализ исторических материалов, которые свидетельствует о том, как складывались отношения между евреями'- и арабами на "обетованной земле". Показана гсакжв'динамика формирования стереотипных

представлений обеих сторон в ходе арабо-израильского конфликта.

С целью выявления содержания автостереотипов арабов и их этнических стереотипов по отношение к израильтянам на сегодняшний день нами было проведено эмпирическое исследование.

На первом этапе исследования был применен модифицированный вариант методики личностных конструктов Дж.Келли, который позволяет вскрыть латентные переменные когнитивной структуры национального (или этнического) самосознания не только личности, но и группы. В этом варианте традиционный ролевой список был заменен списком представителей определенных национальностей. Помимо карточек с указанием представителей той или иной национальности были использованы карточки с надписями "я сам", "типичный араб", Поскольку мы стремились выделить стереотипы у арабов из разных арабских стран об иэрайльтянах, то семь раз из девяти мы предъявляли карточку с надписью "израильтянин",варьируя ее с другими ("сириец", "иорданец", "палестинец", "ливанец", а также "турок", "иранец"). Включая в список такие национальности как. турок и иранец, мы намеревались определить роль религиозного характера.

Для раскрытия представлений, группы арабских испытуемых об израильтянах в будущем .- с целью определения силы существующих стереотипов й возможности их изменения в прогнозируемых, будущих отношениях между арабами и израильтянами испытуемым предъявлялись карточки с надписью. "я сам''."типичный араб через 20 лет", "типичный израильтянин через ¡¿0 лет".

'На основе качественной, содержательной обработки полученных на. первом этапе исследования результатов мы выделили содержание стереотипов арабов об израильтянах. Анализируя данные по всей выборке испытуемых, мы разделили эти .стерое'типы на три группы:

1-ая группа содержит стереотипы, раскрывающие отношение к людям; здесь фигурируют такие качества как агрессивность, высокомерие, вероломство^ несправедливость (эта,последовательность соответствует ранговым показателям указанных характеристик);

2-ая группа включает стереотйты, относящиеся к чертам характера здесь наиболее часто отмечаются .фанатизм, .хитрость, трусость,

эгоизм,- лживость, алчность, жадность, практичность;

3-ья группа стереотипов арабов об израильтянах относится к этнокультурном особенностям - здесь выделено одно качество - образованность - которое с наибольшей частотой встречается в ответах испытуемых.- . •

После общего анализа мы отдельно рассматривали стереотипы палестинцев об израильтянах, исходя из того, что палестинцы имеют прямое отношение к конфликту. Серьезных отличхй между данными по всей выборке и по группе палестинцев не выявлено ( » 0,86).

Анализ представлений арабов об израильтянах в будущем показывает, что как испытуемые всей выборки, так и группы палестинцев ( /•• » 0,56) "видят" израильтян более агрессивными, лживыми, высокомерными, что отражают шкальные оценки выраженности этих качеств (+2; +3). А это еще раз свидетельствует о той атмосфере недоверия, которая существует между конфликтующими сторонами и которая создавалась в результате постоянных войн.

Данные, полученные на первом этапе исследования, во многом . совпадают с результатами второго этапа (мини-сочинение), Л-=0,67. Обнаружено также, что эти данные сходны как в целом по всей выборке, так и по группе палестинцев. Этот факт является подтверждением масштабности конфликта и отвергает те взгляды, в которых отражается стремление показать ближневосточный конфликт как локальный конфликт между палестинцами и израильтянами.

Преследуя задачу изучения автостереотипов у арабов, мы попытались выделить их-на первом этапе исследования из тех качеств, которыми испытуемые общей группы характеризовали "типичного араба".

Анализируя данные, раскрывающие этнические автостереотипы арабов, мы также разделили их на три группы (по аналогии со стереотипами):

по 1-ой группе (отношение,к людям) испытуемые представляют "типичного араба" как доброжелательного, миролЛбивого, гуманного и верного.

Среди черт характера, наиболее свойственных арабам, были названы храбрость, гостеприимство, щедрость, альтруизм, простота и целеустремленность.

Автоотереотипы, относящиеся к этнокультурным особенностям, получили отражена в таких чертах как цивилизованность и религи-

озность. Как видим, подавляющим большинством испытуемых отмечаются позитивные качества в образе "типичного араба". Однако в группе этнокультурных особенностей выделено качество, которое назвали практически все испытуемые. Это - отсталость ("негативность" автостереотипа позволяет заключить, что арабы в большой мере осознают то серьезное и бедственное положение, в котором они находятся).

Анализ представлений группы палестинцев, с одной стороны, о "типичном арабе" , а с другой - о самих себе - позволил выявить меру идентификации палестинцев с представителями арабской: нации (Л"»0,85). Установлена также высокая корреляция между автостереотипами арабов всей выборки в целом и группой палестинцев (Л-»0,94).-

Все приведенные данные по автостереотипам получили свое подтверждение по результатам второго этапа исследования (методика самоописания), »0,84.

В третьей главе речь идет о том, насколько действительно-национальные характеры, этнические стереотипы и автостереотипы • играют роль в близшевосточном физисе. Отмечается, что национальный характер арабов и израильтян нельзя рассматривать как фактор, играющий непосредственную роль в ближневосточном конфликте, тем не менее, как в арабском, так и в израильском характере исторически сформировались некоторые негативные черты -такие как настороженность, подозрительность к "другим", которые затрудняют достижение взаимопонимания между конфликтующими сторонами и поиск путей конструктивного разрешения конфликта.

Стереотипы и 'автостереотипы также выступают как значимый фактор, влияющий на ход событий и отношения между конфликтующими сторонами. -

Мы выделяем четыре плоскости , через которые могут быть рассмотрены механизмы актуализации роли этнических стереотипов в политической реальности.

1. Плоскость взаимного восприятия конфликтующими сторонами друг друга и формирование-на основе этого восприятия соответствующих взаимоотношений'

2. .'.Плоскость общения между конфликтующими сторонами и влияние стереотипов на- процессы'.общения. .

• ,3. -Давление стереотицов на.позиции политических деятелей.' ''.-.'•

4. Использование стереотипов средствами массовой информации, формирование соответст ующего общественного мнения и . .. влияние этого общественного мнения на решения, принимаемые в конкретной политической обстановке.

В "Заключении" подведены итоги работы.

1. Подтвердилась гипотеза о том, что этно-психологические факторы не играют решеющей роли в арабо-израильском конфликте, но они имеют важное значение в процессе развития конфликтной ситуации, их учет и разумное использование может способствовать либо эскалации конфликта, либо его успешному политическому разрешению.

2. Как показали результаты эмпирического исследования, религиозный фактор в ближневосточном кризисе практически не играет никакой роли.

3. Этнические стереотипы и предрассудки, существующие на бытовом уровне, проникают с помощью средств массовой информации в общественное сознание, сознание политических лидеров и тем самым оказывают влияние на принятие конкретных политических решений.

4. Влияние этнопсихологических факторов в конфликте проявляется следующим образом. Исторически сложившиеся в национальном характере и арабов и израильтян такие негативные черты как настороженность, подозрительность по отношению к "другим" и обостренное чувство опасности осложняют установление взаимного доверия между конфликтующими сторонами, искажают восприятие ; " даже тех инициатив, которые по замыслу носят миролюбивый характер.

Этнические стереотипы оказывают свое влияние на поведение' сторон в конфликте через формирование взаимно искаженного восприятия друг друга, через- воздействие на процессы общения между двумя народами, путем формирования позиций "конкретных политических деятелей и путем воздействия на общественное мнение,, а через него на решения, принимаемые в конкретной политической обстановке. .

'5. В плане практических рекомендаций предлагаются три модели организации межэтнических отношений, которые могли бы ' способствовать разрешению ближневосточного кризиса, а также .

других конфликтных ситуаций подобного рода. Это - модели информационного, интеракционного и психодинамического взаимодействия конфликтующих сторон, в которых обязательным компонентом является трезвый учет и оценка тех факторов, которые известны как национальный характер, этнические стереотипы и автостереотипы.

По теме диссертации имеются следующие публикации:

1. Роль этно-психологических факторов в ближневосточном кризисе (арабо-израильская борьба) // Психологическая наука: состояние и перспектив^ исследований. Тез. докл. I Международной. молод, школы психологов. М., 19ь9. С. 295-297.

2. Место изучения национального характера в международных отношениях // Восток-Запад: этнокультурные особенности поведеввд и социализации личности. Материалы всесоюзной конференции. .Ташкент, 1990 (в печати).