Автореферат диссертации по теме "Регулятивная функция дезинформации в процессе межличностного общения"

На правах рукописи

КРАСНИКОВ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ

РЕГУЛЯТИВНАЯ ФУНКЦИЯ ДЕЗИНФОРМАЦИИ В ПРОЦЕССЕ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ОБЩЕНИЯ

Специальность: 19.00.05 — социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2006

Работа выполнена в лаборатории истории психологии и исторической психологии Института психологии РАН.

Научный руководитель: доктор психологических наук,

профессор В.А. Кольцова

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор Т.Ю. Базаров

кандидат психологических наук, доцент Ю.Н. Олсйник

Ведущая организация: Научно-исследовательский Институт комплексных социальных исследований СПб ГУ.

Зашита: состоится « 28 » декабря 2006 г, в 11 ч, 00 мин. на заседании Диссертационного совета Д 002.16.01 при Институте психологии РАН по адресу: 129336, Москва, ул. Ярославская, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН.

Автореферат разослан «2Я» ноября 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук

Е.А. Андреева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования определяется ролью проблемы дезинформации при рассмотрении различных социальных явлений в современном обществе.

Дезинформация как вид лжи всегда занимала особое место в сознании людей и социальной жизни, исследовалась в религиозных учениях и являлась предметом изучения в ряде наук; философии, этике, логике, психологии, педагогике, юридических науках. Это связано с тем, что ложь в том или ином виде обнаруживается на всех этапах развития цивилизации и во всех сферах человеческой деятельности и отношений — от межличностных и межгрупповых до межгосударственных — и оказывает существенное влияние на все уровни социального взаимодействия.

В современной социально-политической и экономической жизни России дезинформация нередко используется в маннпулятивных технологиях как инструмент воздействия на групповое и индивидуальное сознание. Прикладной аспект исследования дезинформации состоит в том, что выявление эмпирических индикаторов, фиксирующих ее проявления в поведении человека, является условием эффективной организации практических мероприятий и разработки инструментария по диагностике и профилактике лжи у конкретных субъектов в различных социальных ситуациях и сферах профессиональной деятельности.

В теоретическом плане проблема дезинформации как вида лжи рассматривается в контексте мировоззренческих, морально-этических проблем (соотношения истины, правды, лжи) и занимает важное место в структуре социально-психологического знания. Исследование дезинформации выступает в качестве одного из аспектов разработки проблем психологии взаимопонимания, общения, конфликтов и духовно-нравственного содержания человеческих взаимоотношений. Вместе с тем в

отечественной социальной психологии отсутствует системный и целостный анализ данного феномена с позиций субъект — субъектного подхода. Этим определяется теоретическая и практическая значимость и актуальность данного исследования.

Состояние разработки проблемы. Психологические аспекты лжи как родового по отношению к дезинформации явления традиционно изучаются в общей, юридической, педагогической и социальной психологии. При этом ложь понимается разными авторами по-разному, как: «вымысел» (К. Мелитан, 1903), «акт внушения» (Ж. Дюпра, 1905), «сознательно неверное показание» (В. Штерн, 1905), «волевое деяние, направленное на результат» (О. Лнпманн, 1926), «особый вид мышления» (А. Р. Лурня, 1927), «акт воздействия» (Г. Дюранден, 1970), «реализация намерения субъекта ввести партнера по общению в заблуждение» (В. В. Знаков, 1994), «успешная или безуспешная намеренная попытка, совершаемая без предупреждения, сформировать у другого человека убеждение, которое коммуникатор считает неверным» (О. Фрай, 2006).

В исследованиях лжи с разных сторон обсуждаются проблемы концептуализации данного феномена, разработки классификации видов лжи, причин и мотивов ее использования, типологических и индивидуально-психологических особенностей ее субъекта. В совокупности эти проблемы до настоящего времени характеризуют предметное папе исследований лжи в русле индивидуально-психологического подхода.

Разноплановость существующих психологических определений лжи подчеркивает сложность данного явления и, одновременно, указывает на его недостаточную теоретическую разработанность и необходимость формирования целостного научно обоснованного представления о психологической природе лжи в межличностном общении.

Для большинства проведенных исследований лжи характерны: 1) ее рассмотрение в качестве феномена индивидуального сознания и

деятельности, главным образом, одного человека — субъекта лжи; 2) недостаточный учет взаимоотношений субъекта и объекта лжи, а также индивидуальных особенностей последнего; 3) недооценка роли социальных условий порождения и функционирования лжи; 4) игнорирование динамики развития взаимоотношений субъектов дезинформационного общения в процессе их пролонгированного взаимодействия; 5} изучение лжи, как правило, в лабораторных условиях при отсутствии ее исследования в ситуациях реального общения индивидов.

Вышеизложенные положения обусловили необходимость разработки комплексной методологии исследования дезинформации и включение в поле рассмотрения обыденных представлений о лжи в реальном межличностном взаимодействии.

Цель исследования - выявить и изучить психологические механизмы влияния дезинформации на характер и динамику межличностного общения, поведение и взаимоотношения его участников — субъекта и объекта дезинформации.

Задачи исследования:

1. Теоретические:

]) провести теоретико-методологический анализ исследований проблемы лжи в зарубежной и отечественной психологии;

2) провести теоретический анализ феномена лжи и ее регулятивной функции па материалах произведений художественной, публицистической н мемуарной литературы;

3) обосновать социально-психологический подход к изучению дезинформации в процессе межличностного общения и ее регулятивной функции.

2. Методическая: разработать и обосновать программу и методы эмпирического исследования регулятивного влияния дезинформации на процесс диадического общения и его участников.

3. Конкретно-эмпири ческие:

1) выявить особенности характера и динамики общения в условиях использования дезинформации;

2) выделить . и изучить психологические механизмы влияния дезинформации на поведение и взаимоотношения дезинформатора и дезинформируемого.

Объект исследования — . индивиды, участвовавшие в реальном диадическом общении в качестве дезинформаторов и объектов дезинформирования. Общее количество респондентов — 167 человек, в том числе в экспериментальном исследовании - 32 человека.

Предмет исследования — регулятивная функция дезинформации в процессе межличностного общения, ее влияние на характер и динамику общения, поведение н взаимоотношения его участников.

Гипотеза исследования:

Регулятивная функция дезинформации в межличностном общении имеет свою специфику, которая проявляется в длительном, пролонгированном детерминнрующем влиянии на динамику и содержание взаимодействия, обусловливая его латентно конфликтный характер и изменение ролевых позиций субъектов общения.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных специалистов в области общей и социальной психологии, в которых сформулированы методологические и теоретические принципы психологического изучения проблем межличностного общения и регуляции социального поведения индивидов (БД, Парыгнн, 1971; АЛ. Леонтьев, 1974, 1975; М.И. Бобнева, 1978; Е.В. Шорохова, 1979; К.А. Абульханова-Славская, 1980; Б.Г, Ананьев, 1980; Б.Ф. Ломов, 1981, 1984, 1999; В.А. Лабунская, 1986, 1999; Ю.М. Жуков, 1990; П.Н. Шихирев, 1993, 1999; A.A. Бодалев, 1996; АЛ. Журавлев, 1998; A.B. Брушлинский, 1999,2003; Г.М. Андреева, 2000).

Особая роль принадлежит работам, в которых анализируются психологические и соцнапьно-психологнческие аспекты лжи в межличностном общении (А.Р. Ратинов, 1967; Г. Дюранден, 1970; С.Е. Аксененко и В.М. Соковнин, 1975; Л. Леви, 1975; С. Бок, 1979; Л.Б. Филонов, 1979; А.Н. Лук, 1982; В.И. Свинцов, 1990; ВВ. Знаков, 1993, 1995, 1997, 1999, 2005; П. Экман, 1993, 1999; ДЛ. Дубровский, 1994; Г.В. Грачев, И.К. Мельник, 2003; А.Н. Тарасов, 2005; О. ФраЙ, 2005,2006).

Методы исследования. В соответствии с целями и задачами исследования использовались:

1. Метод теоретического анализа литературных источников, обобщения и интерпретации научных данных.

2. Авторская методика естественного эксперимента, направленная на изучение влияния дезинформации на характер и динамику общения, поведение и межличностные отношения субъектов взаимодействия.

. 3. Авторская методика анкетного опроса, направленная на изучение регулятивного влияния дезинформации на процесс межличностного общения в условиях реальной действительности, включающая:

а) вариант для респондентов - «субъектов дезинформации»;

б) вариант для респондентов — «объектов дезинформации».

4. Неструктурированное интервью.

5. Контент-анализ.

6. Методы математико-статистческой обработки данных.

Основные научные результаты и их научная новизна.

1. Теоретическая новизна работы заключается в результатах теоретико-методологического анализа разработки проблемы лжи в мировой и отечественной науке и в обосновании подхода к комплексному исследованию дезинформации как вида лжи с позиций современной социальной психологии.

2. Впервые в отечественной социальной психологии проведем анализ реальных ситуаций, включающих проявления лжи в жизни людей, по произведениям художественной, публицистической и мемуарной литературы, позволивший выявить и обосновать необходимость социально-психологического изучения дезинформации как одного из регуляторов межличностного общения.

3. Разработана теоретическая модель эмпирического исследования регулятивной функции дезинформации в днадическом общении.

4. Разработаны и апробированы авторская методика естественного эксперимента и авторская анкета, позволившие изучить феномен дезинформации в контексте обыденной жизни людей.

5. Впервые в отечественной социальной психологии проведены:

а) естественный эксперимент, направленный на изучение влияния дезинформации на характер и динамику межличностного общения; ~ б) анкетный опрос респондентов, выявляющий реальные случаи дезинформации, имевшие место в их жизни, в которых они выступали либо в качестве субъекта, либо в качестве объекта дезинформирования.

6. В ходе эмпирического исследования выявлены: а) конкретные проявления регулятивной функции дезинформации в естественных условиях общения (изменение динамики и содержания, поведения и взаимоотношений его участников); б) основные факторы, определяющие динамику и характер реализации регулятивной функции дезинформации (уровень межличностных отношений, содержание общения и т.д.); в) психологические механизмы влияния дезинформации на процесс межличностного общения и его участников: механизмы «ложного образа», «дезинформационного плена» и «изменения позиций субъектов взаимодействия»; г) особенности поведения дезинформатора в процессе его пролонгированного общения с объектом дезинформации (восприятие партнера как соперника, стремление владеть инициативой и т. д.).

Практическая значимость результатов исследования состоит: во-первых, в обосновании необходимости учета влияния фактора дезинформации на межличностное общение и его участников при решении практических вопросов, связанных с диагностикой и профилактикой лжи в деятельности правоохранительных, педагогических, медицинских и других учреждений и организаций;

во-вторых, в возможности использования теоретических и эмпирических результатов исследования для разработки специализированных программ и методик прикладного изучения различных видов лжи с позиций юридической, педагогической, политической психологии, а также психологии бизнеса, рекламы, пропаганды, управления и т.д.;

в-третьих, в возможности применения теоретических и эмпирических результатов исследования для разработки соответствующих лекционных курсов и тренинг-семинаров при преподавании социальной психологии и других психологических дисциплин.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась: (1) глубиной теоретико-методологического анализа и комплексностью исследования феномена дезинформации; (2) опорой на фундаментальные теоретико-методологические положения современной социальной психологии; (3) адекватностью методов сбора эмпирических данных и использованием релевантных приемов их качественного и количественного, математнко-статистического анализа. Положения, выносимые на защиту.

1. Регулятивная функция дезинформации в межличностном общении проявляется в пролонгированном влиянии на взаимодействие партнеров, отношения которых приобретают латентный конфликтный характер, в свою очередь, детерминирующий содержание и динамику процесса общения.

2. Характер изменений поведения и взаимоотношений участников общения под влиянием дезинформации зависит от их позиций в процессе взаимодействия. У субъекта дезинформации возникает внутрипичностный конфликт и стремление к его преодолению; у объекта - ложный образ дезинформатора как психологическая детерминанта его поведения.

3. Одним из основных социально-психологических механизмов регулятивного влияния дезинформации на общение является механизм «дезинформационного плена», состоящий в том, что дезинформатор становится зависимым от собственной дезинформации и своего ложного Я-образа. Этот образ приобретает роль важной детерминанты поведения дезинформатора, вынуждая его действовать в ряде случаев вопреки своим подлинным интересам и целям.

Апробация работы. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на заседании лаборатории социальной психологии ИП РАН в 1998 году, на юбилейной научной конференции ИП РАН в 2002 году, на заседаниях лаборатории истории психологии и исторической психологии ИП РАН (2005-2006), на научной конференции, посвященной 100-летию К.К. Платонова (Москва, 2006), и на Международной научной конференции по истории психологии «IV Московские встречи» (Москва, 2006).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы, включающего 165 наименований на русском, английском, французском, немецком и болгарском языках, и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрыта актуальность проблемы, определены цель, задачи, предмет и объект исследования, сформулированы гипотеза н

положения, выносимые на защиту, обоснованы научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава — «Теоретико-методологические подходы к изучению проблемы дезинформации как вида лжи в современной социальной психологии» посвящена анализу теоретико-методологических подходов к изучению данной проблемы в психологической науке. В ней рассмотрены основные этапы формирования представлений о лжи как психологическом феномене, раскрыты особенности индивидуально-психологического подхода к ее изучению, проанализированы основания классификации и ключевые функции дезинформации, выявлены ее механизмы, обоснованы важность и перспективность ее социально-психологического исследования.

В психологических работах, посвященных изучению феномена лжи, существует терминологическая многозначность в его описании и определении («ложь», «обман», «неправда», «полуправда» и т.д.). В данном исследовании используется термин «дезинформация», понимаемая как особый вид лжи, содержанием которой является преднамеренное введение одним из субъектов в заблуждение другого субъекта путем целенаправленного доведения до него заведомо ложной информации. Соотносясь с понятием «ложь» как частное с общим, дезинформация имеет более нейтральный характер С точки зрения морально-нравственной оценки. Это позволяет, во-первых, включать в проблематику исследования данного феномена более широкий спектр социальных и социально-психологических явлений, во-вторых — в экспериментальном плане одновременно учитывать, как его морально-этический, так и процессуальный аспекты (без внешнего «давления» на испытуемых отрицательной нравственной оценю!, ассоциируемой с термином «ложь»).

Анализ исследований по проблемам лжи (К. Мелитан, 1903; Ж. Дюпра, 1905; С. Петропавловский, 1906; В. Штерн, 1905; О. Липманн, 1926; А.Р. Лурия, 1927; в. ВикюсИп, 1970; Л. Леви, 1975; Р. Екгоап, 1985, 1991;

В.В. Знаков, 1993, 1994,1999, 2005; А.Н. Тарасов, 2005; О. Фрай, 2005, 2006) показал, что существуют разные подходы к пониманию этого феномена; во-первых, ложь трактуется как определенный поступок субъекта, в котором отражаются его нравственное сознание и отношение к этическим нормам; во-вторых, — . как совокупность некоторых действий дезинформатора; в-третьих, — как посягательство на права другого субъекта, которое очень часто осуждается моралью, а иногда преследуется законом; наконец, в-четвертых, — как особый акт психической деятельности, социального поведения и общения людей, что квалифицирует ее в качестве психологического и социально-психологического феномена.

Следует отметить, что исследование лжи осуществляется преимущественно на индивидуально-психологическом уровне. Однако, поскольку ложь как феномен социальной жизни людей возникает в условиях взаимодействия конкретных субъектов и влияет на их взаимоотношения, ее необходимо изучать, прежде всего, с позиций социальной психологии. Причем психологическое исследование лжи в межличностном общении должно включать анализ содержания и характера взаимоотношений его участников и динамики их взаимодействия.

В современной научной литературе важность изучения социально-психологического аспекта лжи нередко лишь декларируется. В конкретных исследованиях, как правило, учитывается только ролевая диспозиция участников дезинформационного общения {например, «врач — пациент»). При этом упускается из виду тот факт, что субъекта дезинформации (врача) могут связывать с дезинформируемым (пациентом) и иные, выходящие за рамки ролевых, отношения, которые нередко оказывают влияние на конкретные проявления лжи. Что же касается динамики развития общения лжеца с объектом лжи после реализации ложного сообщения, то этот вопрос вообще почти не изучен. Ложь во многих исследованиях представляется в

виде одномоментного акта, который не влияет на последующее взаимодействие лжеца и объекта лжи вплоть до ее раскрытия.

Индивидуально-психологический подход, в рамках которого были проведены основные исследования лжи, по-видимому, вообще не позволяет всесторонне раскрыть этот феномен в его связях с социальными и межличностными отношениями, что обусловливает весьма ограниченную теоретическую и прикладную ценность получаемых на этой основе результатов.

Представляется, что изучение социально-психологических аспектов дезинформации как вида лжи может иметь значение не только для более глубокого понимания ее психологической природа, но и для уточнения закономерностей межличностного общения, в которое она включена. Этим определяется научная значимость исследования дезинформации в процессе межличностного общения.

В диссертации обосновываются требования к исследованию дезинформации, которое должно осуществляться: а) в реальной ситуации общения; б) в контексте конкретных общественных н межличностных отношений взаимодействующих партнеров; в) на уровне субъект-субъектного взаимодействия; г) с учетом динамики развития общения и взаимоотношений; д) с позиций современной социально-психологической науки, включая использование ее понятийного аппарата и методического и нстру ментария.

Социально-психологический анализ конкретных эпизодов дезинформации, описанных в психологической литературе, позволил выделить причины и условия ее возникновения в общении, типичные формы поведения дезинформатора и дезинформируемого, раскрыть динамику развития их взаимодействия. Было установлено, что исходным пунктом дезинформации является отражение дезинформатором действительного или мнимого противоречия в его актуальных для данной ситуации отношениях с

партнером. Причем характер этого противоречия таков, что его открытое разрешение почему-либо невыгодно дезинформатору. В то же время преодоление данного противоречия за счет целенаправленно созданного заблуждения партнера увеличивает, по мнению дезинформатора, вероятность предотвращения нежелательных последствий или, напротив — достижения желательного результата. Но порождение дезинформации зависит не только от осознания индивидом ее субъективной необходимости. Важное значение имеют социальные, социально-психологические и иные условия непосредственного общения с потенциальным объектом дезинформирования и поведение последнего в данной ситуации: в одних случаях оно стимулирует, в других — препятствует возникновению дезинформации.

На этапе осуществления дезинформирования общение субъектов приобретает противоречивый характер: на фоне исходных взаимоотношений данных партнеров (дружеских, нейтральных и т.п.) объективно возникают и развиваются их скрыто конфликтные отношения, связанные со стремлением дезинформатора избежать разоблачения.

В работе обосновывается положение о том, что дезинформация, являясь компонетом общения, включается в реализацию присущих ему функций: информационно-коммуникативной, ретупяцибнно-коммуникативной и аффективно-коммуникативной (Б.Ф. Ломов, 1981).

Своеобразие этих функций в ситуации дезинформирования проявляется следующим образом. Во-первых, целенаправленно сообщая партнеру ложные сведения, дезинформатор тем самым включает в содержание общения особый вид информации, заведомо искажающей реальность. Во-вторых, дезинформируя партнера, дезинформатор так или иначе влияет на его поведение, которое начинает детерминироваться созданными у него ложными установками и ориентирами. Вместе с тем и сам дезинформатор вынужден корректировать свое поведение под влиянием экспектаций партнера, возникших у того на основе воспринятой ложной

информации. Это приводит к изменению характера взаимодействия партнеров в целом. В-третьих, привнесенная во взаимодействие индивидов дезинформация, безусловно, приводит к изменению эмоционального состояния участников общения.

Наибольшее значение для межличностного общения представляет, по-видимому, регулятивная функция дезинформации. Она состоит, прежде всего, в том, что индивид, осуществляя дезинформирование партнера, пытается повлиять на его восприятие и поведение и за счет этого добиться реализации своих целей. Благодаря вызванному заблуждению партнера дезинформатор может на какое-то время избежать конфликта с ним или даже обеспечить улучшение взаимоотношений. В случае раскрытия дезинформации характер ее влияния на поведение и взаимодействие партнеров оказывается, как правило, иным — чаще всего их общение становится конфликта ым, что сопровождается соответствующими изменениями в поведении и взаимоотношениях его участников. Наряду с этой стороной регулятивной функции дезинформации в межличностном общении, ее другая сторона заключается в том, что дезинформация влияет на общение также через прямое или косвенное воздействие на самого дезинформатора. Это происходит в связи с тем, что, вв"5дя в заблуждение партнера, он приобретает дополнительную, ранее не существовавшую для него цель — избежать своего разоблачения.

Наряду с теоретическим анализом психологической литературы по изучаемой* проблеме, в диссертации проведен также социально-психологический анализ реальных ситуаций проявления лжи, описанных в художественных и публицистических произведениях ряда авторов: Н.В. Гоголя, Л.Н.Толстого, А.И. Куприна, Д.И. Писарева, В. Ходасевича н др. На правомерность и плодотворность использования такого подхода в психологических исследованиях указывали Б.Г. Ананьев, Б.М. Теплов, И.В. Страхов и другие ученые.

Обобщение выявленных теоретических положений н эмпирических фактов (в том числе взятых из художественной и публицистической литературы) позволило развить и уточнить представление о регулятивной функции дезинформации в процессе межличностного общения индивидов. Под ее влиянием происходят изменения ряда поведенческих характеристик как у дезинформатора, так и у объекта дезинформирования, а также характера и содержания их общения и взаимоотношений. В качестве наиболее важного аспекта изменений во взаимоотношениях выступает появление латентной конфликтности.

Регулятивное влияние дезинформации на процесс общения не ограничивается моментом сообщения ложной информации, а имеет пролонгированный характер, определяя дальнейшее развитие процесса межличностного общения.

Одним из социально-психологических механизмов влияния дезинформации является механизм, ^ названный в работе «дезинформационным пленом». Он заключается в том, что дезинформатор оказывается иногда вынужденным ради сохранения в глазах партнера своего ложного образа действовать вопреки собственным интересам, т.е. становится фактически «заложником» созданной им же самим ситуации, В случае разоблачения дезинформатора его партнером регулятивная роль дезинформации проявляется в переходе конфликта между общающимися из скрытой формы в открытую и в последующих изменениях характера их общения. ...

Указанные теоретические положения выступают в качестве основы разработки программы эмпирического исследования регулятивной функции дезинформации в процессе межличностного общения.

Вторая глава «Эмпирическое исследование регулятивной функции дезинформации в межличностном общении» посвящена эмпирической проверке выдвинутой гипотезы и изучению основных проявлений згой

функции в условиях реального общения конкретных индивидов. В ней дается описание программы, комплекса методов и процедуры исследования, анализируются полученные результаты.

Программа эмпирического исследования разработана на основе анализа теоретических представлений о регулятивной функции дезинформации в процессе межличностного общения, целей и задач ее социально-психологического изучения, результатов сравнительной оценки используемых методов исследования. Она включает также характеристику ситуаций межличностного общения, выбранных для изучения регулятивной функции дезинформации, и описание выборки испытуемых. В качестве основных особенностей общения выделены: его детерминированность межличностными отношениями партнеров; наличие в нем дезинформации по какому-то значимому для их взаимодействия вопросу; длительность процесса общения. Испытуемыми в ходе эмпирического исследования были лица разного возраста (от 20 до 50 лет), пола, образования и социального положения — всего 167 человек. Исследование включало два этапа

На первом этапе , проводился естественный эксперимент, в котором участвовали 32 испытуемых (все мужчины}. В ходе эксперимента было изучено 24 " случая дезинформационного общения в диадах (экспериментальные группы) и дня сравнения — 10 случаев недезинформационного (обычного) общения в диадах (контрольные группы).

Основная цель эксперимента состояла в выявлении конкретных проявлений влияния дезинформации на процесс диадического общения. Эксперимент проводился в естественной обстановке работы или учебы испытуемых на основе использования авторской методики. Она обеспечивала создание ситуаций дезинформационного общения в специально подобранных парах в условиях, когда один из партнеров - объект дезинформирования — ничего не знал о своей роли и той задаче, которая решалась его партнером — субъектом дезинформирования. При этом

контроль над процессом общения осуществлялся с помощью устных и письменных самоотчетов испытуемых — «дезинформаторов», а также путем выборочного опроса объектов дезинформации. В качестве дополнительного метода исследования для уточнения полученных данных применялось неструктурированное интервью.

На втором этапе с помощью анкетного опроса, разработанного на основе данных, полученных на экспериментальной стадии исследования, изучалось влияние дезинформации на динамику межличностного общения в реальных условиях. В исследовании участвовало 135 испытуемых (93 мужчины и 42 женщины), которые описывали конкретные случаи дезинформационного общения с позиции субъектов (66 респондентов) и объектов (69 респондентов) дезинформирования. Такой двусторонний подход обеспечивая возможность выработки целостного, объективного представления о явлении дезинформации в диадическом общении и ее регулятивном воздействии на этот процесс.

Качественный н количественный анализ результатов исследования проводился поэтапно (после эксперимента и после анкетирования) и имел сравнительный характер.

Анализ эмпирических данных подтвердил гипотезу о регулятивной функции дезинформации в межличностном общении. Было установлено, что влияние дезинформации проявляется не одномоментно, непосредственно в акте дезинформирования, но и в последующем взаимодействии партеров. Во многих случаях даже невыявленная дезинформация серьезно трансформировала процесс их общения.

Эмпирическое исследование выявило значимые (р<0.01) изменения процесса общения и взаимоотношений его участников под влиянием дезинформации. Было установлено, что еще до разоблачения дезинформатора во многих изученных диадах произошли заметные изменения таких параметров общения, как его содержание, эмоциональный

фон и интенсивность (см. таблицу 1). При этом, согласно обобщенному мнению респондентов (как субъектов, так и объектов дезинформации), преобладали следующие тенденции: а) исключение из обсуждения темы дезинформации; б) ухудшение эмоционального фона; в) уменьшение интенсивности общения; Это является эмпирическим подтверждением возникновения в результате дезинформирования во взаимоотношениях партнеров латентной конфликтности.

Таблица 1. Изменения параметров дезинформационного общения до разоблачения субъекта дезинформации (р < 0,01)

№ п/п Категории респондентов, отметивших наличие изменений параметров общения Часто! па гы встречаемости изменений раметров общения (в %):

параметра ■Содержание общения" параметра "Эмоциональный фон общения" параметра "Интенсивность общения"

1. Респонденты "Субъекты дезинформации* 36 48 21

2. Респонденты "Объешь! дезннформаци и" 48 33 36

3. Все респонденты, вместе взятые 42 41 21

После разоблачения дезинформатора в большинстве случаев отмечено значительное ухудшение эмоционального фона общения вследствие перехода конфликта из латентного формы в открытую, а также снижение интенсивности общения вплоть до его полного прекращения.

В то же время в отдельных диадах эмоциональный фон и интенсивность общения претерпели позитивные изменения. Последнее объясняется тем, что дезинформация косвенно сыграла положительную роль, способствуя сближению партнеров, усилению интенсивности их общения, и на этом фоне утратила свой негативный смысл для объекта дезинформирования.

Эмпирически выделены изменения, которые происходили по ходу дезинформационного общения С каждым из его участников. Для субъекта дезинформации это были: приобретение и выполнение в общении

дополнительной межличностной роли «дезинформатора»,, связанной со . специфическими действиями; изменение его установок. и представлений относительно партнера (объекта дезинформации) и ситуации общения в связи с опасением раскрытия факта дезинформирования; появление у него новой цели - избежать своего разоблачения в качестве дезинформатора — и. совершения соответствующих действий по ее достижению (избегание общения, изменение его содержания, отвлечение внимания партнера, перехват и удержание инициативы и т. п.). Для объекта дезинформации характерны иные проявления: возникновение искаженного отражения предмета общения, т. е. фактов, составляющих содержание дезинформации, и личности партнера (дезинформатора); неадекватное поведение на основе ложной информации; переоценка (как правило, негативная) своего отношения к партнеру в связи с его разоблачением как дезинформатора, возникновение недоверия к нему, его высказываниям и действиям; сдвиги в поведении — от прекращения общения с дезинформатором до его углубления в зависимости от характера сложившихся к моменту разоблачения взаимоотношений партнеров.

В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются полученные результаты, высказываются предложения о возможности их использования в практике, а также обозначаются перспективы .дальнейших исследований.

Общие выводы по результатам исследования

1. Проведенный в работе анализ имеющихся в психологической литературе концептуальных подходов и результатов исследований по проблемам лжи в межличностном общении показал, что эти данные, будучи фрагментарными, несистематизированными и не всегда в должной мерс теоретически и . эмпирически обоснованными, не создают удовлетворительного научного представления о психологической природе этого феномена. Индивидуально-психологический подход, в рамках

которого были проведены основные исследования феномена лжи, не позволяет проводить его комплексный анализ, поскольку ложь неразрывно связана с межличностными отношениями и ее изучение вне этой сферы имеет весьма ограниченную теоретическую и прикладную ценность.

2. Проведенный анализ позволил дать концептуальное определение феномена дезинформации как особого вида лжи, содержанием которой является преднамеренное введение одним из субъектов в заблуждение другого субъекта путем целенаправленного доведения до него заведомо ложной информации.

Дезинформация на социально-психологическом и индивидуально-личностном уровнях взаимодействия выполняет регулятивную функцию пролонгированного влияния на динамику общения, поведение и взаимоотношения его участников.

3. Обосновано, что более глубокие научные знания о психологических закономерностях дезинформации могут быть получены лишь при ее изучении с позиций субъект-субъектного подхода. Такой подход предполагает организацию и проведение исследований дезинформации в контексте конкретных межличностных отношений, с учетом динамики протекания дезинформационного процесса, а также с использованием концептуально-понятийного аппарата и методического инструментария социальной психологии.

4. Разработана теоретическая модель экспериментально-эмпирического изучения регулятивной функции дезинформации на социально-психологическом уровне, включающая концептуальное определение дезинформации; выделение параметров проявления регулятивной функции; изучение влияния дезинформации на общение и ее эмпирические показатели.

5. Разработана авторская методическая процедура изучения феномена дезинформации в условиях реального взаимодействия людей в

межличностном общении, имеющая самостоятельное научное значение дня дальнейших исследований феномена дезинформации.

6. В ходе исследования подтверждена гипотеза о присущей. ;. дезинформации функции регулятора межличностного общения. Как свидетельствуют полученные данные, под ей влиянием во взаимодействии партнеров происходят изменения ряда параметров общения: его характера, содержания, интенсивности, а также поведения и взаимоотношений взаимодействующих субъектов. : -

7. Выявлены важные эмпирические факты, отражающие особенности динамики межличностных отношений в условиях дезинформационного . общения в диадах: его изначально латентный конфликтный характер и переход к открытому конфликту в результате разоблачения дезинформатора;, изменения эмоционального состояния участников взаимодействия и интенсивности их общения.

3. Выявлены основные механизмы реализации регулятивной функции дезинформации — механизмы «ложного образа», «дезинформационного плена» и «изменения позиций участников дезинформационного общения». Эти теоретически обоснованные и. эмпирически подтвержденные положения дают научное обоснование многим известным из повседневной жизни феноменам. Один из них состоит в том, что субъект дезинформации, начав лгать, «загоняет» себя в рамки самоограничений н вынужденных реакций, нанося тем самым ущерб самому себе. Второй феномен проявляется в том, что зачастую лжец, добившись путем обмана своих ситуативных цепей, оказывается в психологической зависимости от объекта. ':■. дезинформации.: : . '

9. Полученные результаты дополняют и уточняют накопленные на сегодняшний день научные знания о психологической природе лжн и взаимосвязанных с ней социально-психологических феноменах — межличностном общении, конфликте и т. д. Выявленная специфика

дезинформационного общения имеет ие только теоретическое, но и прикладное значение.' В частности, выделенные социально-психологические особенности поведения лжеца могут способствовать диагностике лжи в различных ситуациях межличностного взаимодействия

людей. ......

10. Выполненное исследование позволяет обозначить некоторые перспективы дальнейшего изучения феномена дезинформации в социальной психологии. Прежде всего, необходимо продолжение системного теоретико-методологического анализа данной проблемы в направлении совершенствования концептуально-терминологического аппарата описания, классификации и типологизации видов и форм лжи на разных уровнях ее проявления я т. д. Необходимо продолжить разработку методического инструментария, позволяющего изучать специфику проявлений феномена лжи в реальных жизненных ситуациях. Требует дальнейшего исследования проблема взаимосвязи данного феномена с личностными качествами взаимодействующих субъектов. Представляет большое прикладное ' значение изучение регулятивной функции дезинформации в различных сферах профессиональной деятельности.

Основные результаты работы отражены в следующих публикациях автора:

1. Социально психологическое исследование дезинформации в процессе межличностного общения // Тезисы научных сообщений Всесоюзного симпозиума по социальной психологии «Актуальные проблемы социальной психологии». Ч. 1. Кострома, 1986. С. 55 — 56.

2. Феномен лжи в межличностном общении // Общественные науки и современность. №2, 1999. С. 176-185.

3. Влияние лжи на процесс днадического общения и его участников // Тезисы докладов на юбилейной научной конференции Института

психологии РАН. Т. 2. М.,2002.С. 153— 154.

4. Эволюция представлений о феномене лжи в отечественной психологии// ' Сборник материалов . Международной конференции «История отечественной и мировой психологической мысли». М., 2006. С. 77 — 86. . ^

5. Опыт системно-структурного анализа феномена лжи / Институт психологии РАН. М., 2006. 16 с. (Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 59867 от 17.07.2006 г).

6. Представление о лжи как феномене межличностного общения // Специальный выпуск «Актуальные проблемы психологин» Известий Самарского научного центра РАН. № 2. Самара, 2006. С. 37—43.

Формат 60x841/16, Усл. Печ. Лист 1 Подписано в печать 25.11.06 г. Тираж 100 экз. Заказ № 3527 Отпечатано в типографии «АллА Приат» Тел. (495) 621-86-07, факс (495) 621-70-09 www.allaprint.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Красников, Михаил Александрович, 2006 год

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические подходы к изучению проблемы дезинформации (лжи) в современной социальной психологии

1.1. К истории вопроса: формирование представлений о лжи как особом психологическом феномене

1.2. Социально-психологический подход к изучению лжи: ложь как феномен общения людей

1.3. Дезинформация в процессе межличностного общения и ее основные функции

1.3.1. Проблемы определения, классификации и функций дезинформации в межличностном общении

1.3.2. Дезинформация в качестве одного из регуляторов межличностного общения

1.3.3. Анализ феномена дезинформации в произведениях художественной, публицистической и мемуарной литературы

Выводы по главе

Глава 2. Эмпирическое исследование регулятивной функции дезинформации в межличностном общении

2.1. Программа эмпирического исследования

2.1.1. Описание объекта исследования

2.1.2. Методы и программа исследования

2.2. Первый этап эмпирического исследования. Естественный эксперимент по изучению влияния дезинформации на общение в диадах испытуемых

2.2.1. Методика естественного эксперимента

2.2.2. Результаты естественного эксперимента, их анализ и обсуждение

2.3. Второй этап эмпирического исследования. Анкетный опрос по изучению влияния дезинформации на общение в реальных диадах. Контент-анализ ответов респондентов

2.3.1. Основные особенности вопросников для субъектов и объектов дезинформирования

2.3.2. Методика анкетного опроса

2.3.3. Результаты анкетного опроса и их анализ

2.4. Обсуждение и интерпретация данных анкетного опроса

2.4.1. Содержание и особенности поведения субъекта дезинформирования на разных стадиях дезинформационного общения

2.4.2. Содержание и особенности поведения объекта дезинформирования на разных этапах дезинформационного общения

2.4.3. Динамика изменений межличностного общения под влиянием дезинформации (по результатам контент-анализа ответов респондентов)

Выводы по главе

Введение диссертации по психологии, на тему "Регулятивная функция дезинформации в процессе межличностного общения"

Актуальность исследования определяется ролью проблемы дезинформации при рассмотрении различных социальных явлений в современном обществе.

Дезинформация как вид лжи всегда занимала особое место в сознании людей и социальной жизни, исследовалась в религиозных учениях и являлась предметом изучения в ряде наук: философии, этике, логике, психологии, педагогике, юридических науках. Это связано с тем, что ложь в том или ином виде обнаруживается на всех этапах развития цивилизации и во всех сферах человеческой деятельности и отношений -от межличностных и межгрупповых до межгосударственных - и оказывает существенное влияние на все уровни социального взаимодействия.

В современной социально-политической и экономической жизни России дезинформация нередко используется в манипулятивных технологиях как инструмент воздействия на групповое и индивидуальное сознание. Прикладной аспект исследования дезинформации состоит в том, что выявление эмпирических индикаторов, фиксирующих ее проявления в поведении человека, является условием эффективной организации практических мероприятий и разработки инструментария по диагностике и профилактике лжи у конкретных субъектов в различных социальных ситуациях и сферах профессиональной деятельности.

В теоретическом плане проблема дезинформации как вида лжи рассматривается в контексте мировоззренческих, морально-этических проблем (соотношения истины, правды, лжи) и занимает важное место в структуре социально-психологического знания. Исследование дезинформации выступает в качестве одного из аспектов разработки проблем психологии взаимопонимания, общения, конфликтов и духовно-нравственного содержания человеческих взаимоотношений. Вместе с тем в отечественной социальной психологии отсутствует системный и целостный анализ данного феномена с позиций субъект - субъектного подхода. Этим определяется теоретическая и практическая значимость и актуальность данного исследования.

Состояние разработки проблемы. Психологические аспекты лжи как родового по отношению к дезинформации явления традиционно изучаются в общей, юридической, педагогической и социальной психологии. При этом ложь понимается разными авторами по-разному, как: «вымысел» (К. Мелитан, 1903), «акт внушения» (Ж. Дюпра, 1905), «сознательно неверное показание» (В. Штерн, 1905), «волевое деяние, направленное на результат» (О. Липманн, 1926), «особый вид мышления» (А. Р. Лурия, 1927), «акт воздействия» (Г. Дюранден, 1970), «реализация намерения субъекта ввести партнера по общению в заблуждение» (В. В. Знаков, 1994), «успешная или безуспешная намеренная попытка, совершаемая без предупреждения, сформировать у другого человека убеждение, которое коммуникатор считает неверным» (О. Фрай, 2006).

В исследованиях лжи с разных сторон обсуждаются проблемы концептуализации данного феномена, разработки классификации видов лжи, причин и мотивов ее использования, типологических и индивидуально-психологических особенностей ее субъекта. В совокупности эти проблемы до настоящего времени характеризуют предметное поле исследований лжи в русле индивидуально-психологического подхода.

Разноплановость существующих психологических определений лжи подчеркивает сложность данного явления и, одновременно, указывает на его недостаточную теоретическую разработанность и необходимость формирования целостного научно обоснованного представления о психологической природе лжи в межличностном общении.

Для большинства проведенных исследований лжи характерны: 1) ее рассмотрение в качестве феномена индивидуального сознания и деятельности, главным образом, одного человека - субъекта лжи; 2) недостаточный учет взаимоотношений субъекта и объекта лжи, а также индивидуальных особенностей последнего; 3) недооценка роли социальных условий порождения и функционирования лжи; 4) игнорирование динамики развития взаимоотношений субъектов дезинформационного общения в процессе их пролонгированного взаимодействия; 5) изучение лжи, как правило, в лабораторных условиях при отсутствии ее исследования в ситуациях реального общения индивидов.

Вышеизложенные положения обусловили необходимость разработки комплексной методологии исследования дезинформации и включение в поле рассмотрения обыденных представлений о лжи в реальном межличностном взаимодействии.

Цель исследования - выявить и изучить психологические механизмы влияния дезинформации на характер и динамику межличностного общения, поведение и взаимоотношения его участников -субъекта и объекта дезинформации.

Задачи исследования:

1. Теоретические:

1) провести теоретико-методологический анализ исследований проблемы лжи в зарубежной и отечественной психологии;

2) провести теоретический анализ феномена лжи и ее регулятивной функции на материалах произведений художественной, публицистической и мемуарной литературы;

3) обосновать социально-психологический подход к изучению дезинформации в процессе межличностного общения и ее регулятивной функции.

2. Методическая: разработать и обосновать программу и методы эмпирического исследования регулятивного влияния дезинформации на процесс диадического общения и его участников.

3. Конкретно-эмпирические:

1) выявить особенности характера и динамики общения в условиях использования дезинформации;

2) выделить и изучить психологические механизмы влияния дезинформации на поведение и взаимоотношения дезинформатора и дезинформируемого.

Объект исследования - индивиды, участвовавшие в реальном диадическом общении в качестве дезинформаторов и объектов дезинформирования. Общее количество респондентов - 167 человек, в том числе в экспериментальном исследовании - 32 человека.

Предмет исследования - регулятивная функция дезинформации в процессе межличностного общения, ее влияние на характер и динамику общения, поведение и взаимоотношения его участников.

Гипотеза исследования:

Регулятивная функция дезинформации в межличностном общении имеет свою специфику, которая проявляется в длительном, пролонгированном детерминирующем влиянии на динамику и содержание взаимодействия, обусловливая его латентно конфликтный характер и изменение ролевых позиций субъектов общения.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных специалистов в области общей и социальной психологии, в которых сформулированы методологические и теоретические принципы психологического изучения проблем межличностного общения и регуляции социального поведения индивидов (Б.Д. Парыгин, 1971; А.А. Леонтьев, 1974, 1975; М.И. Бобнева, 1978; Е.В. Шорохова, 1979; К.А. Абульханова-Славская, 1980; Б.Г. Ананьев, 1980;

Б.Ф. Ломов, 1981, 1984, 1999; В.А. Лабунская, 1986, 1999; Ю.М. Жуков, 1990; П.Н. Шихирев, 1993, 1999; А.А. Бодалев, 1996; А.Л. Журавлев, 1998; А.В. Брушлинский, 1999, 2003; Г.М. Андреева, 2000).

Особая роль принадлежит работам, в которых анализируются психологические и социально-психологические аспекты лжи в межличностном общении (А.Р.Ратинов, 1967; Г.Дюранден, 1970; Л.Леви, 1975;С.Е.Аксененко и В.М.Соковнин,1975; С.Бок,1979; Л.Б.Филонов, 1979; А.Н. Лук, 1982; В.И. Свинцов, 1990; В.В. Знаков, 1993, 1995, 1997, 1999, 2005; П. Экман, 1993, 1999; Д.И. Дубровский, 1994; Г.В.Грачев и И.К. Мельник, 2003; А.Н. Тарасов, 2005; О. Фрай, 2005,2006).

Методы исследования. В соответствии с целями и задачами исследования использовались:

1. Метод теоретического анализа литературных источников, обобщения и интерпретации научных данных.

2. Авторская методика естественного эксперимента, направленная на изучение влияния дезинформации на характер и динамику общения, поведение и межличностные отношения субъектов взаимодействия.

3. Авторская методика анкетного опроса, направленная на изучение регулятивного влияния дезинформации на процесс межличностного общения в условиях реальной действительности, включающая: а) вариант для респондентов - «субъектов дезинформации»; б) вариант для респондентов - «объектов дезинформации».

4. Неструктурированное интервью.

5. Контент-анализ.

6. Методы математико-статистической обработки данных.

Основные научные результаты и их научная новизна.

1. Теоретическая новизна работы заключается в результатах теоретико-методологического анализа разработки проблемы лжи в мировой и отечественной науке и в обосновании подхода к комплексному исследованию дезинформации как вида лжи с позиций современной социальной психологии.

2. Впервые в отечественной социальной психологии проведен анализ реальных ситуаций, включающих проявления лжи в жизни людей, по произведениям художественной, публицистической и мемуарной литературы, позволивший выявить и обосновать необходимость социально-психологического изучения дезинформации как одного из регуляторов межличностного общения.

3. Разработана теоретическая модель эмпирического исследования регулятивной функции дезинформации в диадическом общении.

4. Разработаны и апробированы авторская методика естественного эксперимента и авторская анкета, позволившие изучить феномен дезинформации в контексте обыденной жизни людей.

5. Впервые в отечественной социальной психологии проведены: а) естественный эксперимент, направленный на изучение влияния дезинформации на характер и динамику межличностного общения; б) анкетный опрос респондентов, выявляющий реальные случаи дезинформации, имевшие место в их жизни, в которых они выступали либо в качестве субъекта, либо в качестве объекта дезинформирования.

6. В ходе эмпирического исследования выявлены: а) конкретные проявления регулятивной функции дезинформации в естественных условиях общения (изменение динамики и содержания, поведения и взаимоотношений его участников); б) основные факторы, определяющие динамику и характер реализации регулятивной функции дезинформации (уровень межличностных отношений, содержание общения и т.д.); в) психологические механизмы влияния дезинформации на процесс межличностного общения и его участников: механизмы «ложного образа», «дезинформационного плена» и «изменения позиций субъектов взаимодействия»; г) особенности поведения дезинформатора в процессе его пролонгированного общения с объектом дезинформации (восприятие партнера как соперника, стремление владеть инициативой и т. д.). Практическая значимость результатов исследования состоит: во-первых, в обосновании необходимости учета влияния фактора дезинформации на межличностное общение и его участников при решении практических вопросов, связанных с диагностикой и профилактикой лжи в деятельности правоохранительных, педагогических, медицинских и других учреждений и организаций; во-вторых, в возможности использования теоретических и эмпирических результатов исследования для разработки специализированных программ и методик прикладного изучения различных видов лжи с позиций юридической, педагогической, политической психологии, а также психологии бизнеса, рекламы, пропаганды, управления и т.д.; в-третьих, в возможности применения теоретических и эмпирических результатов исследования для разработки соответствующих лекционных курсов и тренинг-семинаров при преподавании социальной психологии и других психологических дисциплин.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась: (1) глубиной теоретико-методологического анализа и комплексностью исследования феномена дезинформации; (2) опорой на фундаментальные теоретико-методологические положения современной социальной психологии; (3) адекватностью методов сбора эмпирических данных и использованием релевантных приемов их качественного и количественного, математико-статистического анализа. Положения, выносимые на защиту.

1. Регулятивная функция дезинформации в межличностном общении проявляется в пролонгированном влиянии на взаимодействие партнеров, отношения которых приобретают латентный конфликтный характер, в свою очередь, детерминирующий содержание и динамику процесса общения.

2. Характер изменений поведения и взаимоотношений участников общения иод влиянием дезинформации зависит от их позиций в процессе взаимодействия. У субъекта дезинформации возникает внутриличностный конфликт и стремление к его преодолению; у объекта - ложный образ дезинформатора как психологическая детерминанта его поведения.

3. Одним из основных социально-психологических механизмов регулятивного влияния дезинформации на общение является механизм «дезинформационного плена», состоящий в том, что дезинформатор становится зависимым от собственной дезинформации и своего ложного Я-образа. Этот образ приобретает роль важной детерминанты поведения дезинформатора, вынуждая его действовать в ряде случаев вопреки своим подлинным интересам и целям.

Апробация работы. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на заседании лаборатории социальной психологии ИП РАН в 1998 году, на юбилейной научной конференции ИП РАН в 2002 году, на заседаниях лаборатории истории психологии и исторической психологии ИП РАН (2005-2006), на научной конференции, посвященной 100-летию К.К. Платонова (Москва, 2006), и на Международной научной конференции по истории психологии «IV Московские встречи» (Москва, 2006).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы, включающего 165 наименований на русском, английском, французском, немецком и болгарском языках, и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Общие выводы по результатам исследования

1. Проведенный в работе анализ имеющихся в психологической литературе концептуальных подходов и результатов исследований по проблемам лжи в межличностном общении показал, что эти данные, будучи фрагментарными, несистематизированными и не всегда в должной мере теоретически и эмпирически обоснованными, не создают удовлетворительного научного представления о психологической природе этого феномена. Индивидуально-психологический подход, в рамках которого были проведены основные исследования феномена лжи, не позволяет проводить его комплексный анализ, поскольку ложь неразрывно связана с межличностными отношениями и ее изучение вне этой сферы имеет весьма ограниченную теоретическую и прикладную ценность.

2. Проведенный анализ позволил дать концептуальное определение феномена дезинформации как особого вида лжи, содержанием которой является преднамеренное введение одним из субъектов в заблуждение другого субъекта путем целенаправленного доведения до него заведомо ложной информации.

Дезинформация на социально-психологическом и индивидуально-личностном уровнях взаимодействия выполняет регулятивную функцию пролонгированного влияния на динамику общения, поведение и взаимоотношения его участников.

3. Обосновано, что более глубокие научные знания о психологических закономерностях дезинформации могут быть получены лишь при ее изучении с позиций субъект-субъектного подхода. Такой подход предполагает организацию и проведение исследований дезинформации в контексте конкретных межличностных отношений, с учетом динамики протекания дезинформационного процесса, а также с использованием концептуально-понятийного аппарата и методического инструментария социальной психологии.

4. Разработана теоретическая модель экспериментально-эмпирического изучения регулятивной функции дезинформации на социально-психологическом уровне, включающая концептуальное определение дезинформации; выделение параметров проявления регулятивной функции; изучение влияния дезинформации на общение и ее эмпирические показатели.

5. Разработана авторская методическая процедура изучения феномена дезинформации в условиях реального взаимодействия людей в межличностном общении, имеющая самостоятельное научное значение для дальнейших исследований феномена дезинформации.

6. В ходе исследования подтверждена гипотеза о присущей дезинформации функции регулятора межличностного общения. Как свидетельствуют полученные данные, под её влиянием во взаимодействии партнеров происходят изменения ряда параметров общения: его характера, содержания, интенсивности, а также поведения и взаимоотношений взаимодействующих субъектов.

7. Выявлены важные эмпирические факты, отражающие особенности динамики межличностных отношений в условиях дезинформационного общения в диадах: его изначально латентный конфликтный характер и переход к открытому конфликту в результате разоблачения дезинформатора; изменения эмоционального состояния участников взаимодействия и интенсивности их общения.

8. Выявлены основные механизмы реализации регулятивной функции дезинформации - механизмы «ложного образа», «дезинформационного плена» и «изменения позиций участников дезинформационного общения». Эти теоретически обоснованные и эмпирически подтвержденные положения дают научное обоснование многим известным из повседневной жизни феноменам. Один из них состоит в том, что субъект дезинформации, начав лгать, «загоняет» себя в рамки самоограничений и вынужденных реакций, нанося тем самым ущерб самому себе. Второй феномен проявляется в том, что зачастую лжец, добившись путем обмана своих ситуативных целей, оказывается в психологической зависимости от объекта дезинформации.

9. Полученные результаты дополняют и уточняют накопленные на сегодняшний день научные знания о психологической природе лжи и взаимосвязанных с ней социально-психологических феноменах -межличностном общении, конфликте и т. д. Выявленная специфика дезинформационного общения имеет не только теоретическое, но и прикладное значение. В частности, выделенные социально-психологические особенности поведения лжеца могут способствовать диагностике лжи в различных ситуациях межличностного взаимодействия людей.

10. Выполненное исследование позволяет обозначить некоторые перспективы дальнейшего изучения феномена дезинформации в социальной психологии. Прежде всего, необходимо продолжение системного теоретико-методологического анализа данной проблемы в направлении совершенствования концептуально-терминологического аппарата описания, классификации и типологизации видов и форм лжи на разных уровнях ее проявления и т. д. Необходимо продолжить разработку методического инструментария, позволяющего изучать специфику проявлений феномена лжи в реальных жизненных ситуациях. Требует дальнейшего исследования проблема взаимосвязи данного феномена с личностными качествами взаимодействующих субъектов. Представляет большое прикладное значение изучение регулятивной функции дезинформации в различных сферах профессиональной деятельности.

Заключение

Диссертационное исследование позволило сделать шаг в развитии представлений о дезинформации как социально-психологическом феномене взаимодействия людей. Основываясь на данных теоретико-методологического анализа исследований проблемы лжи в мировой социально-психологической практике, была обоснована необходимость понимания феномена дезинформации как комплексного, многоуровневого явления. Па этой основе была предложена теоретическая модель его экспериментально-эмпирического изучения, которая реализовалась в проведенном исследовании.

Несмотря на ряд интересных фактов и тенденций, выявленных в ходе анализа теоретического и эмпирического материала, следует еще раз подчеркнуть, что диссертационное исследование было изначально нацелено на изучение лишь одного из аспектов явления лжи - ее регулятивной функции. Поэтому за рамками рассмотрения остались такие проблемы, как взаимосвязи данного феномена с личностными качествами, мотивами и целями взаимодействующих субъектов, особенности лжи в разных сферах и типичных ситуациях профессиональной деятельности людей, классификация и содержание основных функций дезинформации и многие другие проблемы. Все они заслуживают самого серьезного внимания и должны стать предметом дальнейшего социально-психологического изучения феномена лжи в межличностном общении.

Еще одним важным направлением дальнейших исследований является разработка и совершенствование методического инструментария, позволяющего более «тонко» изучать специфику проявлений феномена дезинформации в различных типах взаимоотношений субъектов общения.

Нельзя не сказать и о назревшей необходимости расширения предметного поля исследований данного феномена - и в первую очередь изучении связи проявлений дезинформации со спецификой социальных ситуаций в реальной жизни.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Красников, Михаил Александрович, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. М., 1980.

2. Аксененко С.Е., Соковнин В.М. Проблемная ситуация общения и процесс воспитания учащихся // Вопросы педагогики и психологии общения. Вып. 1. Фрунзе, 1975.

3. Ананьев Б.Г О проблемах современного человекознания. М.,1977.

4. Ананьев Б.Г Избранные психологические труды: В 2-х т. М.,1980. Т. 1.

5. Андреев JJ.H. Рассказы. М., 1977.

6. Андреева Г.М. Закономерности общения и взаимодействия людей // Социальная психология. М., 1980. С. 79-174.

7. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 2000.

8. Анисимов С.Ф. Мораль и поведение. М., 1979.

9. Батов В.К, Филонов Л.Б. К вопросу о диагностике ложных сообщений в письме // Материалы Третьего Всесоюзного симпозиума по психолингвистике. М., 1970.

10. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. СПб., 1996.

11. Бобнева М.Н Социальные нормы и регуляция поведения. М.,1978.

12. Бобнева МИ. Особенности нормативной регуляции поведения человека в организации // Психологические механизмы регуляции социального поведения. М., 1979. С. 44-75.

13. Бодалев А.А. Формирование понятия о другом человеке как личности. Л., 1970.

14. Бодалев А.А. Личность и общение: Избр. психологические труды. М., 1995.

15. Бодалев А.А. Психология общения. Воронеж, 1996.

16. Брушлинский А.В. Психология субъекта: некоторые итоги и перспективы // Известия Российской академии образования. М., 1994. С. 30-41.

17. Брушлинский А.В. Психология субъекта. СПб., 2003.

18. Бутенко И.А. Анкетный опрос как общение социолога с респондентами: Учеб. пособие для ун-тов. М., 1989.

19. Васильев А.Н., Карнеева JJ.M. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.

20. Вичев В. Мораль и социальная психика. Пер. с болг. М., 1988.

21. Внуков В., Брусиловский А. Психология и психопатология свидетельских показаний малолетних и несовершеннолетних. Харьков, 1929.

22. Ганнушкин П.Б. О патологических лгунах: Избр. труды. М., 1964.

23. Гоголь II.В. Собрание художественных произведений в 5 томах. М., 1952. Т. 4.

24. ГорькийА.М. Собр. соч. в 30 томах. М., 1950. Т. 3.

25. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента: Учеб. пособие. Пер. с англ. М., 1982.

26. Гоффман 3. Представление себя другим // Современная зарубежная социальная психология /Под ред. Андреевой Г.М., Богомоловой Н.Н., Петровской Л.А. М., 1984. С. 188-196.

27. Грачев А.А. Влияние общения на выбор цели // Проблема общения в психологии / Под ред. Ломова Б.Ф. М., 1981. С. 133-148.

28. Грачев Г.В., Мельник И.К. Манипулирование личностью. М., 2003.

29. Гусейнов Г.И. Ложь как состояние сознания // Вопросы философии. 1989. № 11.

30. Де Пауло Б., Эпштейн Д., Уайер М. Тендерные различия во лжи:как мужчины и женщины ведут себя в ситуации обмана // Исследуем ложь. Теории, практика обнаружения / Под ред. М. Лыоиса, К. Саарни. СПб., 2004. С. 173-196.

31. Доценко E.JI. Психология манипуляции: феномены, механизмы изащита. М., 1997.

32. Дубровский Д. И. Обман. Философско-психологический анализ.1. М., 1994.

33. Душина Е.А. Особенности отношения ко лжи современныхшкольников. Дисс. канд. психол. наук. М., 2000.

34. Дюпра Ж. Ложь. Пер. с фр. Саратов, 1905.

35. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. М., 1996.

36. Ефимова Н.И. Предварительная диагностика ложных показаний // Научные основы прикладной психологии. Тезисы докладов к VII съезду Общества психологов СССР. М., 1989.

37. Жуков Ю М Личностный подход в социально-психологических экспериментах // Психологические аспекты человеческой деятельности. 4.III. Социальная психология и психология личности. М., 1978. С. 70-74.

38. Жуков Ю.М. Эффективность делового общения. М., 1990.

39. Журавлев A.JI. Доверие предпринимателей к разным видам организаций: региональные особенности // Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений / Под ред. A.JI. Журавлева, Е.В. Шороховой. М.,1998. С. 258-272.

40. Журавлев А Л., Соснин В.А., Красников М.А. Социальная психология: Учебное пособие. М., 2006.

41. Знаков В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания// Вопросы психологии. 1993. № 2.

42. Знаков В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. М., 1993.

43. Знаков В.В. Индивидуальные различия понимания обмана в малом бизнесе//Психол. журн. 1994. Т. 15. № 6. С. 51-60.

44. Знаков В.В. Почему лгут русские и американцы: размышления российского психолога над книгой Пола Экмана // Вопросы психологии. 1995. № 2. С.84-92.

45. Знаков В.В. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана //Психол. журн. 1997. Т. 18. № 1. С. 38-49.

46. Знаков В.В. Проблема понимания правды в этике Канта, нравственной философии В.В. Соловьева и современной психологии // Психол. журн. 1997. Т. 18. № 4. С. 3-14.

47. Знаков В.В. Послесловие. Западные и русские традиции в понимании лжи: размышления российского психолога над исследованиями Пола Экмана // Экман П. Психология лжи. СПб.,1999. С.243-268.

48. Знаков В.В. Психология понимания: Проблемы и перспективы. М., 2005.

49. Ильин И.А. О лжи и предательстве. Аксиомы религиозного опыта //T.I-II. М., 1993. С. 317-331

50. Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев. М., 1974.

51. Кант И. О мнимом праве лгать из человеколюбия // Трактаты и письма. М., 1980.

52. Каптерев П.О. И еще о детской лжи // Семья и школа. 1993, №№ 7, 8,9.

53. Кон И.С. Социология личности. М., 1967.

54. Кони А.Ф. Психология и свидетельские показания // Новые идеи в философии. 1913. Вып. 9.

55. Коновалова В.Е. Психология в расследовании преступлений. Харьков, 1987.

56. Красников М.А. Социально-психологическое исследование дезинформации в процессе межличностного общения //Тезисы научных сообщений Всесоюзного симпозиума по социальной психологии. Кострома, 1986. 4.1. С.55-56.

57. Красников М.А. Феномен лжи в межличностном общении // Общественные науки и современность. 1999. № 2. С. 176-185.

58. Красников М.А. Влияние лжи на процесс диадического общения и его участников // Тезисы докладов на юбилейной научной конференции Института психологии РАН, 28-29 января 2002г. М., 2002. Т.2. С. 153-154.

59. Красников М.А. Эволюция представлений о феномене лжи в отечественной психологии // Сборник материалов Международной конференции «История отечественной и мировой психологической мысли». М., 2006. С. 77-86.

60. Красников М.А. Опыт системно-структурного анализа феномена лжи / Институт психологии РАН.- М., 2006. 16 с. (Рукопись деп. в ИНИОН РАН № 59867 от 17.07.2006 г.).

61. Красников М.А. Представление о лжи как феномене межличностного общения // Специальный выпуск «Актуальныепроблемы психологии» Известий Самарского научного центра РАН. № 2. Самара, 2006. С. 37-43.

62. Куприн А.И. Рассказы. М., 1979.

63. Лабунская В.А. Невербальное поведение (социально-перцептивный подход). Ростов-на-Дону, 1986.

64. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов-на-Дону, 1999.

65. Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1981.

66. Леонтьев А.А. Деятельность и общение // Вопросы философии,1979. № 1.С. 121-132.

67. Леонтьев А А. Психология общения. Тарту, 1974.

68. Липманн О. Психология лжи. Харьков, 1926.

69. Липманн О., Адам Л. Ложь в праве. Харьков, 1929.

70. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии, 1975. №2. С. 31-45.

71. Ломов Б.Ф. Личность в системе общественных отношений // Психол. журн. 1981. Т. 2. № 1. С. 3-17.

72. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., Наука, 1984.

73. Ломов Б.Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 64-93.

74. Ломов Б.Ф. Проблема общения в психологии // Проблема общения в психологии. М., 1981. С. 3-23.

75. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1999.

76. Лук А.Н. Эмоции и личность. М., Знание, 1982. С. 176.

77. ЛукА.Н. О предвзятости и пристрастии в науке // Проблемы научного творчества: Сборник аналитических обзоров. М., 1983. Вып. 3. С. 121- 162.

78. Лурия А.Р. Экспериментальная психология в судебно-следственном деле // Советское право, 1927. № 2.

79. Лурия А.Р. Сопряженная моторная методика // Проблемы современной психологии, 1928. № 2.

80. Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления// Научное слово, 1928. № 3.

81. Льюис М. Развитие обмана // Исследуем ложь. Теории, практика обнаружения / Под ред. М. Льюиса, К. Саарни. СПб., 2004.1. С. 130-146.

82. Maiiepc. Социальная психология. 7-е изд. СПб., 2005.

83. Мелитан К. Психология лжи. Пер. с фр. М., 1903.

84. Методы социальной психологии / Под ред. Е.С.Кузьмина, В.Е.Семенова. Л., 1977.

85. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

86. Мясищев В.Н. Социальная психология и психология отношений // Проблемы общественной психологии. М., 1965. С. 256-287.

87. Обозов Н.Н. Межличностные отношения. Л., 1979.

88. Орлова Э.А., Филонов Л.Б. Взаимодействие в конкретной ситуации. Некоторые факторы, определяющие ход взаимодействия // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 319-342.

89. Панферов В.Н. Восприятие человека в межличностном общении // Проблемы психологического воздействия. Иваново, 1978.

90. Панферов В.Н. Психология общения // Вопросы философии.1971.№7. С. 126-131.

91. Петровский А.В. О некоторых новых подходах к феноменам межличностных отношений // Психол. журн. 1981. Т. 2. № 2. С. 33-43.

92. Петропавловский С. К философии лжи. СПб., 1906.

93. Писарев Д.И. Избранные педагогические сочинения. М., 1984.

94. Пословицы. Поговорки. Загадки / Сост., авт. предисл. и коммент. Мартынова А.Н., Митрофанова В.В. М., 1986.

95. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967.

96. Рощин С.К. Проблемы взаимодействия личности и среды (интеракционистский подход) в современной буржуазной теории личности //Социальная психология личности. М., 1979.1. С. 325-341.

97. Рощин С.К. Психология и журналистика. М., 1989.

98. Саарни К, Льюис М. Обман и иллюзии в человеческой жизни // Исследуем ложь. Теории, практика обнаружения / Под ред. М.Льюиса, К.Саарни. СПб., 2004. С. 14-52.

99. Сафонов B.C. Особенности доверительного общения. Автореф. дисс. канд. психол. наук. М., 1977.

100. Сафонов B.C. Особенности доверительного общения // Психологические аспекты человеческой деятельности. 4. III. Социальная психология и психология личности. М., 1978. С.15-25.

101. Сафонов B.C. О психологии доверительного общения // Проблемы общения в психологии. М., 1981.

102. Свинцов В.И. Полуправда// Вопросы философии. 1990. № 6.

103. Силюненко С.И. Психологические основания оценки ложных и правдивых сообщений. Дисс. .канд. психол. наук. М., 1998.

104. Словарь русского языка / Сост. С.И.Ожегов. 2-е изд. исправл. и доп. М., 1952.

105. Словарь психолога-практика / Сост. С.Ю.Головин. 2-е изд., перераб. и доп. Мн. 2001. С. 332-333.

106. Соковнин В.М. О природе человеческого общения. Фрунзе, 1974.

107. Соковнин В М. Социализация, общение, педагогика // Вопросы педагогики и психологии общения. Вып. 1. Фрунзе, 1975. С. 4-5.

108. Соломон Р.К. Запутанная паутина: обман и самообман в философии // Исследуем ложь. Теории, практика обнаружения / Под ред. М. Льюиса, К. Саарни. СПб., 2004. С. 53-92.

109. Соснин В.А. Исследования социального конфликта в социальной психологии США. Автореф. дисс. канд. психол. паук. М., 1979.

110. Соснин В.А. Конфликт социально-ролевой. Конфликт социальный. Конфликт модели. Конфликт социального уровня анализа// Социологический энциклопедический словарь/Общ. ред. акад. РАН Осипова Г.А. М., 1995. С. 306-311.

111. Социологическая энциклопедия/ Под общ. Ред. А.Н.Данилова. Минск, 2003.

112. Сухомлинский В.А. Рождение гражданина. М., 1971.

113. Тарасов А.Н. Психология лжи. М., 2005.

114. Толстой J1.H. Собр. соч. в 14 томах. М., 1951. Т. 4.

115. Филонов Л.Б. Интерес к собственной личности и регуляция человеком своего поведения // Психологические механизмы регуляции социального поведения. М., 1979. С. 268-286.

116. Филонов Л.Б. Стратегия контактного взаимодействия и проявление личности// Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 296-318.

117. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. М., 1979.

118. Фрай О. Детекция лжи и обмана. СПб., 2005.

119. Фрыгина Н.И., Цуканова Е.В. Взаимовлияние специфики общения и межличностных отношений в процессе совместной деятельности // Экспериментальные и теоретические проблемы психологии обучения. Новосибирск, 1979. С. 87-115.

120. Ходасевич В. Стихи и мемуарная проза // Знамя, 1987. № 5. С. 139-166.

121. Хрестоматия по патопсихологии / Под ред. Б.В. Зейгарник, Л.П. Корнилова, В.В.Николаевой. М., 1981.

122. Цуканова Е.В. Влияние межличностных отношений на процесс общения в условиях совместной деятельности // Проблема общения в психологии. М., 1981. С. 148-177.

123. Чалдини Р. Психология влияния. СПб., 1999.

124. Швырев B.C. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. М., 1978.

125. Шихирев П.Н. Исследование стереотипа в американской социальной психологии //Вопросы философии, 1971. № 5. С.110-125.

126. Шихирев П.Н. Исследование социальных установок в США // Вопросы философии, 1973. №2.

127. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе. -М., 1985.

128. Шихирев П.Н. Эволюция парадигмы в современной социальной психологии. Дисс. доктора психол. наук. М., 1993.

129. Шихирев П.Н. Современная социальная психология. М., 1999.

130. Шорохова Е.В. Социальная психология (проблемы и задачи) // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 3-16.

131. Шорохова Е.В. Социальная детерминация поведения // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. С. 5-28.

132. Шорохова Е.В., Бобнева М.И. Проблемы изучения психологических механизмов регуляции различных видов социального поведения // Психологические механизмы регуляции социального поведения. М., 1979. С. 3-19.

133. Штерн В. Психология свидетельских показаний // Вестник права. Кн. 3. 1902.

134. Штерн В. Изучение свидетельских показаний // Проблемы психологии. Ложь и свидетельские показания. СПб., 1905.

135. Штерн В. Психология раннего детства. Петроград, 1922.

136. Экман П. Почему дети лгут. М., 1993.

137. Экман П. Психология лжи. СПб., 1999.

138. Экман П., Франк М. Ложь, которая не удается // Исследуем ложь. Теории, практика обнаружения / Под ред. М. Льюиса,

139. К. Саарни. СПб., 2004. С. 243-262.

140. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975.

141. ArmisteadN. Experience in everyday life. In: Reconstructing social psychology / Ed. N. Armistead. Harmondsworth: Penguin Books, 1974.

142. Barland G. Use of voice changes in the detection of deception. Polygraph, 1978,7. P. 129-140.

143. Bernard H.W. Huckins W.C. Dynamics of Personal Adjustment.

144. Hollrook Press, Boston, 1978.

145. Bok S. Lying. Moral Choice in Public and Private Life. New York, Uintage Books, 1989.

146. Durandin G. Les Fondements du mensonge. These, Faculte des Lettres et Sciences Humaines, Paris, 1970.

147. Ekman P. Telling lies, N Y, 1985.

148. Ferguson D. Poligraph in private industry, N Y, 1970.

149. Lsenberg A. Deontology and the Ethics of Lying. In J.Thomson and G. Dworkin, eds., Ethics, New York: Harper & Row, 1968. P.163-185.

150. Larson J. A. Lying and its Detection. Chicago: University of Chicago Press, 1932.

151. Lee C.D. The Instrumental Detection of Deception: The Lie Test. Springfield, 111.: Charles C. Thomas, 1953.

152. JleeuJJ. Лъжа и ирония, сп. Социологически проблеми, 1973, №3.

153. Леей Л. Лъжа и анонимност, сп. Социологически проблеми, 1974, №3.

154. Леей Л. Лъжата. София: Наука и изкуство, 1975.

155. Lykken D.T. A tremor in the blood. Uses and abuses of the Lie Detector, N.Y.: McGraw-hill Book Company, 1981.

156. McKee J. P., Sherriffs A.C. The differential evaluation of males and fermales. J. of Pers. 1957, № 25. P.356-371.

157. Paternalistic Deception in Medicine, and Rational Choice: The Use of Placebos. In Max Black, ed., Problems of Choice and Decistion. Ithaca, N Y.: Cornell University Program on Science, Technology and Society, 1975. P.73-107.

158. Podlesny J., Raskin D. Phisiological measures and detection of deception. Psydological Bulletin, 1977, V.84, № 4. P.782-799.

159. Podlesny J., Raskin D. Effectiveness of technigues and physiological measures in the detection of deception. Psychophysiology, 1978, 15. P.344-359.

160. Reid J., Inbau F. Truth and Deception, The Polygraph ("Lie Detector") Technigue, 2 nd Ed.Baltimore: Williams & Wilkins, 1977.

161. Trankell A. Der Realitatsgechalt von Zeugenaussagen. Methodik der Aussagepsychologie. Gottingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1971.

162. Undeutsch U. Beurteilung der Glaubhaftigkeit von Aussagen. Handbuch der Psychologie. Bd. 11: Forensische Psychologie. Goettingen: Hogrefe. 1967.

163. Wegner W. Taterschaftsermittlung Durch Polygraphie. Koln; Berlin; Bonn; Munchen: Heymann, 1981.1. 1. Любите ли Вы играть в шахматы?

164. Сколько партий в неделю Вам обычно удается сыграть?

165. Приходилось ли Вам выигрывать у шахматистов-разрядников?2. 1. Интересовались ли Вы когда-либо каратэ?

166. Имеете ли Вы опыт занятий этим видом борьбы?

167. Приходилось ли Вам участвовать в соревнованиях по каратэ и одерживать в них победы?3. 1. Любите ли Вы поэзию?2. Следите ли за новинками?3. Кто Ваши любимые авторы?4. 1. Любите ли Вы русскую классическую литературу?

168. Какие произведения Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого Вам наиболее близки и интересны? 3. Перечитываете ли Вы иногда эти произведения?5. 1. Интересуетесь ли Вы современной американской художественной литературой?

169. Каких современных американских писателей Вы знаете?

170. Могли бы Вы подискутировать об их творчестве?6. 1. Интересуетесь ли Вы живописью?

171. Каких современных советских художников Вы знаете?

172. Могли бы Вы подискутировать об их творчестве?7. 1. Увлекаетесь ли Вы игрой в настольный теннис?

173. Как часто Вам удается поиграть?

174. Приходилось ли Вам выигрывать у теннисистов-разрядников?8. 1. Увлекаетесь ли Вы водным туризмом?

175. Приходилось ли Вам когда-либо путешествовать на байдарке, плоту, яхте?

176. Хотели бы Вы провести свой отпуск в таком путешествии?9. 1. Интересуетесь ли Вы футболом?

177. С удовольствием ли Вы играете в футбол, если для этого есть возможности?

178. При наличии всех необходимых условий Вы пошли бы играть в футбол или предпочли бы заняться чем-либо другим?10. 1. Вы когда-либо увлекались филокартией? 2. Какие открытки Вы собирали?

179. Считаете ли Вы интересным коллекционирование открыток с репродукциями картин?11. 1. Как Вы относитесь к лечению травами?

180. Знаете ли Вы лекарственные растения?

181. Занимались ли Вы когда-либо сбором лекарственных растений?12. 1. Увлекаетесь ли Вы рыбной ловлей?

182. Каких рыб, обитающих в водоемах Подмосковья, Вы знаете? 3. Вы когда-нибудь были на рыбалке где-либо в Московской области?13. 1. Любите ли Вы собирать грибы?

183. Какие грибы, растущие в лесах Подмосковья, Вы знаете? 3. Приходилось ли Вам собирать грибы где-либо в Московской области?14. 1. Увлекаетесь ли Вы игрой в большой теннис?

184. Как часто Вам удается поиграть?

185. Приходилось ли Вам выигрывать у теннисистов-разрядников?15. 1. Занимались ли Вы когда-либо разведением аквариумных рыбок?

186. Какие виды аквариумных рыбок Вам известны?

187. Считаете ли Вы аквариумное рыбоводство интересным хобби?16. 1. Занимались ли Вы когда-либо спортивной борьбой (классической, вольной, самбо)?

188. Участвовали ли в соревнованиях по борьбе?

189. Продолжаете ли Вы свои тренировки в настоящее время?17. 1. Интересовались ли Вы когда-либо подводным плаванием или подводной охотой?

190. Имеете ли Вы личный опыт подводного плавания (охоты)? 3. Хотели бы Вы провести отпуск на Белом море, занимаясь подводной охотой?18. 1. Вы когда-либо увлекались нумизматикой?

191. Какие монеты Вы коллекционировали?

192. Сохранилась ли Ваша коллекция?19. 1. Интересовались ли Вы когда-либо системой йогов?

193. Имеете ли Вы опыт занятий по этой системе?

194. Какую литературу по системе йогов Вы читали?20. 1. Вы когда-либо увлекались филателией?

195. Какие марки Вы коллекционировали?

196. Сохранилась ли Ваша коллекция?

197. Экспериментальная группа Контрольная группа

198. N члены диады тема общения N члены диады тема общениядиа- • Ф.И.О. Ф.И.О. (вымышленное диа- Ф.И.О. Ф.И.О. (реальноеды СД од хобби) ды СИ ОИ хобби)1. г.в.м. С.В.В. Акв.рыбки(11)1 25. г.в.м. М.Е.Н. Грибы(9)2. л.н.и. С.В.В. Подв.плав.(12)

199. М.А.А. К.А.А. Шахматы(1) 26. М.А.А. С.В.В. Акв.рыбки(11)

200. П.С.Н. С.В.В. Рыбн.ловля(8)

201. С.Т.Ю. Л.П.А. Наст.теннис(5) 27. С.Т.Ю. Г.В.И. Каратэ(2)

202. Я.П.А. К.А.А. Филателия(7)

203. Л.А.И. С.В.В. Спорт.борьба(15)

204. М.С.Б. В.Н.А. Амер.лит-ра(З) 28. М.С.Б. К.А.А. Филателия(7)

205. Б.С.Н. Л.П.А. Рус.лит-ра(б) 29. Б.С.Н. В.Н.А. Живопись(4)

206. Д.В.И. Л.П.А. Амер.лит-ра(З)

207. С.С.Ю. M.E.II. Рыбн.ловля(8) 30. С.С.Ю. С.А.Д. Поэзия(13)12. ж.г.и. М.Е.Н. Рыбн.ловля(8) 31. Ж.Г.И. Л.П.А. Рус.лит-ра(б)13. Е.И.И. Г.В.И. Каратэ(2)

208. А.И.П. С.А.Д. Филокартия(М) 32. А.И.П. К.А.В. Футбол(Ю)

209. Л.А.В. С.А.Д. Лекар.травы(16)

210. С.Н.М. В.Н.А. Живопись(4) 33. С.Н.М. К.А.А. Шахматы( 1)17. С.В.В. К.А.В. Футбол(Ю) 18. Ш.В.Н. Г.В.И. Каратэ(2)

211. М.В.Н. Г.В.И. Наст.теннис(5)20. Н.В.А. С.А.Д. Поэзия(13)

212. Б.М.Г. Л.П.А. Рус.лит-ра(б) 34. Б.М.Г. К.А.В. Каратэ(2)

213. C.B.JI. Г.В.И. Наст.теннис(5)

214. С.С.А. С.А.Д. Филокартия(14)

215. Т.Г.П. М.Е.Н. Рыбн.ловля(8)

216. В скобках дан номер темы (хобби) в соответствии с Вопросником "Ваше хобби" См. Приложение 1).

217. Готовились ли Вы специально к обсуждению Вашего хобби (вымышленного либо реального)? Если да, то в чем состояла Ваша подготовка?

218. Были ли у Вас трудности в ходе подготовки к беседе с ОД(ОИ)? Если -да, то какие?

219. В чем заключалось содержание Вашего ложного (истинного) сообщения о хобби?

220. Удалось ли довести содержание Вашего сообщения о хобби до ОД(ОИ)?

221. Были ли у Вас трудности в реализации Вашего сообщения? Если да, то какие?

222. Что Вы чувствовали в ходе реализации Вашего сообщения?

223. Обращали ли Вы внимание на поведение ОД(ОИ) в процессе беседы?

224. Какие особенности его поведения были Вами отмечены?

225. С чего началась Ваша беседа с ОД(ОИ)?10. Какие темы Вы обсуждали?

226. Сколько времени продолжалась беседа в целом, а также до и после реализации ложного сообщения в частности?

227. Удалось ли Вам, по Вашему мнению, создать желаемое представление о себе у собеседника? Чем Вы можете это обосновать?

228. Как завершилась беседа? Что стало предлогом для следую- щей встречи с ОД(ОИ)?

229. Тревожила ли Вас (как в ходе беседы, так и после ее завершения) опасность быть уличенным во лжи?

230. Что Вы предпринимали в беседе и собираетесь предпринять в дальнейшем для уменьшения этой опасности?

231. Хотели бы Вы продолжить неформальное общение с Вашим партнером после завершения эксперимента? В том числе на основе данного хобби?

232. Имелись ли различия в том, как протекало Ваше общение с ОД(ОИ) но сравнению с обычным общением в сходной ситуации? Укажите наиболее существенные из них.

233. Как бы Вы повели себя при случайной встрече с ОД(ОИ) после окончания эксперимента, если бы он завел разговор по теме Вашего вымышленного (реального) хобби?

234. Вы бы приняли его предложение сделать что-либо конкретное в сфере данного хобби (например, приобрести предметы коллекционирования, спортивный инвентарь или провести совместную тренировку, рыбалку и т.п.)?

235. Вы бы приобрели предложенную партнером книгу по тематике Вашего хобби (вымышленного либо реального), если бы она стоила: а) 100 рублей; б) 300 рублей; в) 600 рублей?

236. Внимательно ознакомился с выставкой работ объекта, просмотрел отзывы о них, выделил работы, которые особенно понравились посетителям и те, которые понравились мне.- Продумал план предстоящей беседы.

237. Недостаток информации о собеседнике.- Мои недостаточные знания о живописи.

238. Предлог для вступления в контакт просьба дать мне консультацию для якобы написания реферата по курсу психологии на тему: "Социально-психологическая адаптация". Этой проблемой занимается объект.

239. Ничего особенного. Искал пути для выхода из создавшегося положения.7. Да, обращал.

240. Объект был доброжелательно настроен, чувствовалась готовность поддержать беседу.- В то же время, как мне показалось, хотел получить обо мне некоторые данные.

241. Беседа началась с нейтральных вопросов. Я рассказал объекту, что отпросился с занятий, чтобы получить у него консультацию.

242. Вначале обсудили вопросы, связанные с написанием моего реферата. Л именно: структуру реферата и возможные источники литературы.

243. Также, в беседе были затронуты вопросы состояния диссертационной работы объекта, сроков защиты, мои квартирные проблемы.

244. Беседа продолжалась где-то в пределах 30 минут (я не засек время). Практически сразу началась с ложного сообщения, так как предлог вступления в контакт также был вымышленным.

245. Трудно утверждать (об этом лучше спросить у объекта). Но по-моему кое-что удалось.

246. Не особенно. Так как все вымышленное мною было основано на реальных фактах и практически трудно было уличить во лжи.

247. Можно было бы лучше подготовиться к беседе, я имею в виду досконально изучить тонкости и новинки живописи и быть готовым к любому неожиданному или провокационному вопросу. И в дальнейшем в этом я вижу залог успеха.

248. Различия были. Наиболее существенное заключается в том, что в беседе с объектом я постоянно контролировал себя и придерживался определенных вымышленных рамок, стараясь направлять беседу в нужное русло. В обычной беседе такой необходимости нет.

249. Придерживался бы принятой линии поведения по теме ложного сообщения.

250. Положительно, если это не выявило бы мою неспособность или некомпетентность в сфере якобы общего интереса или хобби. В противном случае, нашел бы благовидный предлог отказаться.

251. Приобрел бы, даже если бы она стоила 600 рублей.

252. Составил для себя небольшой план беседы.

253. Никаких проблем не видел в ходе подготовки.

254. Чувствовал психологическую совместимость.7. Обращал.

255. Сопереживание, эмоциональность.

256. Беседа началась с прямого вопроса, продолжает ли "Г" тренироваться и каких результатов достиг.

257. Были обсуждены темы, касающиеся личной жизни, работы,учебы, досуга.

258. Беседа продолжалась 30 минут.

259. Беседа завершилась в дружественной обстановке. Предлогом для следующей встречи послужила уверенность в завтрашнем дне.14. Лгать не могу.

260. Опасности нет, есть желание укрепить контакт.

261. При случайной встрече с "Г", если бы он завел разговор, с удовольствием поддержал бы его.

262. Отреагировал бы положительно. Выступил бы на соревнованиях но прикладному каратэ в тяжелой категории.20. Да, а) в).

263. Текст вопросов, по которым составлен отчет, приведен в 11риложении 3

264. Номер и содержание вопроса, получившего положительный (+)либо отрицательный (-) ответ в отчетах испытуемых

265. В скобках указан номер вопроса в соответствии с перечнем вопросов для отчета испытуемых СД и СИ (см. Приложение 3)

266. Под номерами с 1 по 24 отмечены испытуемые экспериментальной фуппы (СД), а под номерами с 25 по 34 испытуемые контрольной группы.

267. Здесь и далее б>ква Д означает дезинформирование.

268. Этап. Беседа до дезинформирования

269. Действия :д Трудности СД

270. I Этап. Дсзинфо рчиронание

271. Действип СД Трудности СД

272. Конт- KOH- Маек Про- Созд Пере- Чув- Чув- Внут- Чув- Недо

273. Испы- роль троть лож- явлен пред- дача ство ство рен- ство статуемые СД ФИО за пове- за собст ных свед, осторож- лога про- инициа- неловко- опасности няя напря раз-дво- то к зна

274. А И 11 t г + 1- + 4 4 4 + +15 ЛАВ + -i- 4 4 + - - - + +16 CH М i- t t + 4 + + - - 117 С В В. 4 + - + 4 - 4 - - 18 ШВН 4 t- + 4 - - - - 19. мвм 1- -t- + 4 4 - 4 - - f

275. H В А 4 + + t- 4 + 4 + - 421 БМГ. 4 -t- + + - - - - - 22 свл 1- 1- 4 - - - 4 t - f23 ССА 4 4 - 1- 4 - 4 - - t24 ТГН + 1- 4 + t - + - - 1

276. Этап. Общение после дезинформирования

277. Испытуемые СД Действия СД Трудности СД

278. М А А ■t -г -г + + - - - -4 I1CH - + - - + - + - +

279. Кол-во трудностей у всех 7 8 11 2 6 3 7 21. СД на каждом этапе

280. Римскими цифрами обозначены этапы общения с ОД: I под1 отопки к общению, II -предезипформационною общения, III - дезинформирования, IV постдезинформационпого общения.

281. Знаком "+" отмечено наличие трудностей, знаком "-" отсутствие трудностей.

282. В скобках указаны номера испытуемых в соответствии с номерами их диад (см.Приложение 2).

283. Обращался ли к Вам с вопросом (за помощью и т.д.) слушатель X.?

284. Под каким предлогом он обратился к Вам?

285. Сколько времени продолжалась беседа с ним?

286. Какие темы обсуждались в беседе? По чьей инициативе?

287. Как держался в беседе слушатель?

288. Какое общее впечатление сложилось у Вас о нем?

289. Вызвал ли он у Вас интерес к себе, своим знаниям и возможностям?

290. Чем завершилась ваша беседа?

291. Продолжается ли ваше общение?

292. Особенности бесед партне- Проявление этих особенностей

293. N ров по общению (СД и СИ)п/п и результаты общения, в диадах СД-ОД в диадах СИ-ОИотмеченные ОД и ОИ4 10 16 26 311

294. Адекватность (+) или наду- + + + + манность (-) предлога обращения к ОД(ОИ)

295. Примерная продолжительность 20 25 20 30 20 беседы (в мин.)

296. Количество обсуждавшихся тем 4 3 3 2 2

297. Компетентность СД(СИ) в сфере данного хобби:достаточная"+" или + + +недостаточная

298. Инициатива в беседе: у СД(СИ) -"+" у ОД(ОИ) -в том числе:а) в начале беседы +б) в основной части беседыв) в конце беседы

299. Преобладающие особенности поведения СД(СИ) в беседе:а) активность (+) илипассивность (-)б) естественность (+) илинеестественность (-)в) уравновешенность (+)или нервозность (-)