Автореферат диссертации по теме "Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов"

На правах рукописи

Гурьянова Татьяна Александровна

РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ГОТОВНОСТИ К МАТЕРИНСТВУ НА СТАДИИ ПЛАНИРОВАНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ, ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ И ПОСЛЕ РОДОВ

19.00.01 -общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Барнаул - 2004

Работа выполнена в Барнаульском государственном педагогическом университете

Научный руководитель

доктор психологических наук, профессор Краснорядцева Ольга Михайловна

Официальные оппоненты:

член-корреспондент РАО, доктор психологических наук, профессор Залевский Генрих Владиславович; кандидат психологических наук, доцент Козлова Елена Николаевна

Ведущая организация

Алтайский государственный университет

Защита диссертации состоится «У^» декабря 2004 Г. В 13^"на заседании диссертационного совета Д 212.011.01 при Барнаульском государственном педагогическом университете по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Молодежная, 55.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Барнаульского государственного педагогического университета по адресу: 656031, г. Барнаул, ул. Молодежная, 55.

Автореферат разослан ноября 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат педагогических наук, профессор

"Шептенко Полина Андреевна

Актуальность исследования. Проблема материнства в последнее время обретает все более выраженный полидисциплинарный характер, становясь значимым предметом исследования не только в науках, традиционно имеющих к ней непосредственное отношение (медицина, физиология, биология поведения), но и в гуманитарных науках, таких как история, культурология, социология и т.д. Можно увидеть в этом феномене проявление общих тенденций гуманитаризации научного познания, смены идеалов рациональности, свойственных новому этапу развития науки и т.д. Однако нельзя не учитывать и факт социальной обусловленности растущей актуальности проблем материнства. В частности, в России демографические тенденции приобретают тревожный характер: смертность превышает рождаемость, происходит естественная убыль населения, ухудшается здоровье людей репродуктивного возраста (по данным Российского министерства здравоохранения в 2001 году только в 31,2% случаев наблюдалось нормальное течение родов), родовой травматизм становится одной из главных причин детской инвалидности. Отсутствие у большинства людей социально-экономических оснований, гарантирующих приемлемый уровень материального благополучия семьи и воспитания ребенка, также не способствует деторождению. Проблему усугубляет и тот факт, что указанные негативные проявления осуществляются в России на фоне изменения семейных стереотипов и ценностей, трансформации традиционных стереотипов репродуктивного поведения, изменения паттернов семейных отношений. На готовности к материнству сказываются более поздний возраст вступления в брак, установки на уменьшение количества детей в семье, карьерные устремления женщин (дилемма "ребенок или карьера").

Психология, сочетающая в себе тенденции как естественно-научных, так и гуманитарных подходов, оказывается в эпицентре проблем материнства. Большой вклад внесли в разработку этих проблем такие ученые, как Г. Г. Филиппова, Р. Ж. Мухамедрахимов, Н. П. Коваленко, С. А. Минюрова. И. В. Добряков, В. И. Брутман, А. Я. Варга, И. Ю. Хамитова, Е. X. Агнаева, Т. В. Леус, Н. Л. Мамышева, А. И. Захаров, Л. А. Баз, М. Ю. Чибисова, И. В. Грандилевская, Н. Б. Кедрова и другие. В работах этих психологов достаточно тонко и тщательно исследованы особенности психологического состояния женщины во время беременности, динамика этих состояний, связанная с успешностью ее адаптации к материнству. Изучены психологические особенности женщин с патологически протекающей беременностью (Н. Г. Афиногенова, Г. Е. Долгина, Е. К. Китаева, В. Г. Волков, М. А. Кочнева, Н. В. Рымашевский и др.), с девиантным материнством, проявляющемся в отказе от ребенка, пренебрежении к нему, насилии над ним (В. И. Брутман, М. Г. Панкратова, С. Н. Ениколопов, А. И. Захаров, С. В. Тюлюпо, Ю. Ф. Поляков, К. В. Солоед и т.д.).

При всем при этом продолжает оставаться актуальной проблема психологической готовности к материнству. С одной стороны, этому способствуют внутренние тенденции психологической #науки,.дддаодяющис высветить новые аспекты и грани традиционных, психа

другой стороны, нарастает напряженность социального заказа, обращенного к психологии: увеличивается число семей, в которых ребенок остается не принятым родителями, в которых нарушены материнско-детские отношения, определяющие эмоциональное благополучие всех членов семьи. Наблюдается рост незапланированных беременностей среди несовершеннолетних, аборты у не имеющих детей женщин и т.д.

Психологическая готовность к материнству во многом обуславливает поведение женщины во время беременности, настрой на роды, особенности взаимодействия с ребенком до и после его рождения и т.п. (С. Ю. Мещерякова, О. А. Копыл, О. В Баженова, Л. Л. Баз и др.). в тоже время менее изученными продолжают оставаться содержательные признаки понятия «психологическая готовность к материнству», факторы, определяющие его структуру и, самое главное, динамические характеристики готовности к материнству, предполагающие развитие этого системного свойства человека.

Цель исследования: получить данные о динамических изменениях в структуре психологической готовности к материнству, ограничив интервал развития системы «мать-дитя» от замысла деторождения до первых лет ее реального становления.

Объект исследования: психологическая готовность женщин к материнству.

Предмет исследования: развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов.

Гипотеза исследования конкретизирована следующими допущениями:

- готовность к материнству является динамическим психологическим образованием, характеризующим состояние совмещенной психологической системы «мать-дитя», в структуру которого входят параметры, характеризующие готовность к изменению образа жизни;

- конкретный состав и психологическое содержание готовности к материнству формируется до беременности, трансформируется во время беременности, родов и после них;

- на всех указанных этапах материнства идет формирование системы «мать-дитя». На разных стадиях становления совмещенной психологической системы «мать-дитя» в структуре психологической готовности к материнству могут (или должны) доминировать различные ее составляющие.

Для достижения поставленной цели и проверки гипотезы необходимо решение следующих задач:

1. В процессе теоретического анализа определить содержание понятия «психологическая готовность к материнству», раскрыть структуру феномена психологической готовности к материнству и определить методологическую базу исследования.

2. Выявить особенности проявления содержательных характеристик компонентов психологической готовности к материнству (ригидности, локализации контроля, ценностно-смысловых составляющих образа мира, «образ Я», образ «Я - мать») у женщин, планирующих беременность,

беременных женщин и женщин после родов с разным типом готовности к материнству.

3. Исследование динамики психологической готовности к материнству на этапах планирования беременности, вынашивания ребенка и после его рождения.

Методологическая основа исследования: концепция становления «материнской потребностно-мотивационной сферы» (Г. Г. Филиппова), концепция общения как коммуникативной деятельности (М. И. Лисина, С. Ю. Мещерякова), теория психологической готовности человека к изменению образа жизни- (В. Е. Клочко, Э. В. Галажинский, Ю. В. Клочко), теория психологических систем (В. Е. Клочко, О. М. Краснорядцева,

Э.В. Галажинский), общая теория ригидности (Г. В. Залевский).

Методы исследования: теоретический анализ литературных источников по теме исследования; методы сбора эмпирических данных: методика определения локализации контроля (методика Е. Г. Ксенофонтовой), методика диагностики проявлений в континууме «ригидность-флексибильность» (Томский опросник ригидности Г. В. Залевского), проективные методики (тесты «Фигуры», «Эпитеты», рисунок «Я и мой ребенок», «Незаконченные предложения»), техника репертуарных решеток Дж. Келли, полуструктурированное интервью; методы обработки и интерпретации данных: количественные (коэффициент ранговой корреляции Спирмена, угловое преобразование Фишера) и качественные (контент-анализ).

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что существующее понимание психологической готовности к материнству дополнено рассмотрением его как общесистемного динамического конструкта, что позволило получить ряд новых фактов о трансформации его содержательных характеристик на различных стадиях деторождения. Психологическая готовность к материнству показана как сложное, системное образование, оказывающее определяющее влияние на образ мира и образ жизни женщины и проявляющееся в них. Появление изменений в образе мира женщины, связанных с образом «Я-мать» определяется как начальный этап становления системы «мать-дитя». Динамика готовности к материнству рассматривается посредством анализа факторов, обуславливающих степень открытости человека как открытой системы, такие как ригидность и локус контроля.

Научная новизна исследования:

-получены доказательства того, что женщины с несформированной готовностью к материнству в состоянии необычных эмоциональных переживаний (страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) демонстрируют более выраженное ригидное поведение, трудность к изменению образа жизни, формированию новых жизненных программ. У женщин со сформировавшейся готовностью к материнству выше показатели интернальности; они возлагают на себя ответственность за результаты своего поведения и деятельности и оказывают большее влияние на события;

- установлен трудный для интерпретации факт смещения локуса контроля во время беременности по шкале достижений и предрасположенности к самообвинению;

- показано, что противоречие между образом мира и образом жизни является движущей силой дальнейшего развития совмещенной психологической системы «мать - дитя» (в условиях первичной суверенности ребенка, своим рождением разорвавшим физиологический, но не психологический симбиоз);

- доказано, что изменения в образе мира фиксируются еще до рождения ребенка в виде перестройки ценностно-смысловых составляющих образа мира матери.

Практическая значимость исследования определяется тем, что данные диссертационного исследования, а также модифицированные и апробированные методы диагностики психологической готовности к материнству могут быть использованы в работе практических психологов для разработки программ психологического сопровождения семей, находящихся на этапах планирования ребенка, беременности и после рождения ребенка (до начала его посещения дошкольного образовательного учреждения).

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертационного исследования были представлены в виде научных статей в сборниках региональной научно-практической конференции (Барнаул, 2003), региональной школы молодых ученых (Бийск, 2003), Сибирского психологического форума (Томск, 2004). Основные положения исследования обсуждались на кафедре психологии образования Барнаульского государственного педагогического университета. Результаты исследования использованы при разработке программы занятий «Я - будущая мама» для учащихся старших классов МОУ СОШ № ПО и программы занятий «Счастливая мама» для студентов в рамках работы Молодежного кризисного центра Барнаульского государственного педагогического университета.

По теме диссертации опубликовано 4 работы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Психологическая готовность к материнству как системный конструкт первично объективируется сознанию будущей матери как реакция на противоречие между сложившимся образом жизни и теми изменениями, которые прогнозируются после рождения ребенка (через образ «Я-мать»). Поэтому наряду с ценностно-смысловыми параметрами образа мира будущей матери, в структуру готовности к материнству входят параметры готовности к изменению образа жизни (такие как ригидность, локус контроля, рефлексивные возможности будущей матери). С ними связана и динамика будущих трансформаций указанной готовности.

2. На стадии подготовки к беременности в психологической готовности к материнству доминируют оценочный аспект, проявляющийся в мере расхождения между сложившимся (устоявшимся) образом «Я» и образом «Я -мать», приводящий к формированию мотива рождения ребенка -мотивационный аспект.

3. В период беременности в психологической готовности к материнству доминируют регуляционный аспект, проявляющийся в смещении локуса контроля и рефлексии реально происходящих изменений в образе жизни (отказ от привычных жизненных стереотипов и обретение новых); и оценочный, проявляющийся в особенностях эмоционального переживания беременности, настроя на роды, принятия роли матери.

4. После родов в психологической готовности к материнству доминируют операционный аспект, проявляющийся в особенностях проявления материнской компетентности; регуляционный, проявляющийся в особенностях самоорганизации женщиной новых условий бытия; и оценочный, проявляющийся в удовлетворенности ролью «Я-мать» при ее доминировании в «образе-Я» женщины, реалистичность которой обуславливается смещением ценностно - смысловых составляющих образа мира.

Исследование проводилось в несколько этапов:

Первый этап: (2002 - 2003 гг.) - анализ научных публикаций и основных концепций по теме исследования; отработка понятийного аппарата; определение гипотезы, цели, постановка задач и выбор методов исследования.

Второй этап: (2003 - 2004 гг.) - составление программы эмпирического исследования, подбор методик для решения его задач; проведение исследования; качественная и количественная обработка полученных результатов.

Третий этап: (2004 г.) подведение итогов и литературное оформление диссертации.

Исследование проводилось на выборке, которую составили 200 женщин в возрасте от 17 до 37 лет, из которых:

1)60 женщин, не имеющих детей, но планирующих завести их в будущем: незамужние - 30 человек, замужние - 30 человек;

2) 50 беременных женщин, ждущих первого ребенка на разных сроках беременности;

3) 90 женщин, имеющих первого ребенка в возрасте до 3 лет.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечены исходной

методологической обоснованностью исследования, комплексом апробированных методик, адекватных цели и задачам исследования, использованием качественных и количественных методов анализа результатов, репрезентативностью объема выборки участников исследования.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. Общий объем диссертации составляет 176 страниц. В тексте содержится 3 таблицы и 4 рисунка. Список литературы включает 201 наименование.

Структура и содержание диссертации

Во введении обоснована актуальность темы диссертации, определены цель, задачи, предмет и объект исследования, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Психологическая готовность к материнству как предмет исследования» дается анализ литературы по проблемам психологии материнства. В существующих на сегодняшний день исследованиях в области психологии материнства выделены различные направления: исследования, посвященные изучению внутриутробной жизни плода (А. И. Брусиловский, А Бертин, Ю. И. Шмурак, А. С. Батуев, О. В. Грибкова, Г. Крайг, Д. Бокум, Н. Ньюкомб, Д. Шэффер и др.); исследования качества привязанности матери к ребенку (бондинг) (Г. И. Брехман, Л. Н. Собчик, Н. П. Лапочкина, B. Я. Гольдберг, Н. В. Таланова, Е. О. Смирнова и др.); комплексные психологические исследования состояний женщины во время беременности (Г. Г. Филиппова, И. В. Добряков, В. И. Брутман, М. С. Радионова, А. Я. Варга, И. Ю. Хамитова, Е. X. Агнаева, Т. В. Леус, Н. Л. Мамышева, А. И. Захаров, Л. А. Баз, М. Ю. Чибисова, И. В. Грандилевская, и др.); исследования психологических особенностей женщин с патологически протекающей беременностью (Н. Г. Афиногенова, Г. Е. Долгина, Е. К. Китаева, В. Г. Волков, М. А. Кочнсва, Н. В. Рымашевский и др.); исследования периода «актуального материнства» (Г. Г. Филиппова, М. И. Лисина, Е. И. Исенина, Т. И. Барановская, О. Б. Подобина, Е. Е. Ляксо, Р. Ж. Мухамедрахимов, С А. Минюрова, П. К. Кериг, О. А. Гаврилица и т.д.), среди которых наибольшую остроту и значимость играют исследования девиантного материнства (В. И. Брутман, М. Г. Панкратова, С. Н. Ениколопов, О. Г. Исупова и др.). Актуальность данных исследований подтверждается многими психосоциальными факторами.

В контексте данного исследования материнство рассматривается как один из возможных путей самореализации женщины, заключающийся в реализации возможности рождения и воспитания детей. В большинстве исследований отмечается, что на формирование готовности женщины к принятию новой социальной роли матери влияет большое количество сложно взаимодействующих факторов, изменяющих и, тем самым, подготавливающих сознание и самосознание будущей матери к приему ребенка еще задолго до его рождения. К ним относятся такие факторы, как, например: репродукция родительского опыта; личностные и возрастные особенности женщин; изменения в эмоциональном состоянии под влиянием эмоциональных стрессоров, и многие другие. Во время беременности и после родов в жизни женщины происходит большое количество изменений как на физиологическом, так и на психологическом уровне, а также меняется и сам образ жизни. Эти изменения настолько перестраивают образ жизни женщины, что неизменно влекут за собой и трансформацию ее образа мира. Но трансформацию образа мира можно наблюдать не только после рождения ребенка, но и задолго до

этого момента. Это дает основание для рассмотрения психологической готовности к материнству как готовности женщины к изменению образа жизни. В связи с этим возникает необходимость анализа понятий «образ мира», «образ жизни», «смысл жизни», «готовность к изменению образа жизни».

Рождение ребенка - событие, которое меняет привычный образ жизни женщины и семьи в целом. Новая ситуация требует от женщины перестройки сложившегося образа жизни и выполнения функций, удовлетворяющих потребности ребенка. По мере роста потребности ребенка меняются, а значит, и меняются функции матери. То есть, женщина должна быть готова к изменениям не только перед рождением ребенка, но и всю дальнейшую жизнь. Изменения в образе жизни неизбежно влекут за собой реконструкцию образа мира, и наоборот. Успешность женщины в материнстве во многом определяется тем местом, которое занимает рождение ребенка в иерархии смыслов жизни женщины, т.е. мотивацией рождения ребенка.

Доказано, что рассмотрение психологической готовности к материнству как готовности к изменению образа жизни имеет под собой веские теоретические основания. Однако нельзя полностью сводить психологическую готовность к материнству к готовности женщины к изменению образа жизни. Феномен психологической готовности к материнству имеет свое качественное своеобразие.

В результате теоретического анализа литературы, посвященной изучению феномена «психологической готовности к деятельности» (Н. Н. Демиденко, Л. Н. Захарова, А. С. Мельничук, Р. Д. Санжаева, Г. В. Сорокоумова, А. С. Тарновская и др.) психологическая готовность определена как сложное (многоуровневое, психологическое, системное) образование, отражающее степень соответствия психологических характеристик личности требованиям, вытекающим из сущности выполняемой ею деятельности и условий ее выполнения.

В рамках данного исследования мать и ребенок рассматриваются как подсистемы совмещенной психологической системы «мать-дитя». Система «мать-дитя» в своем становлении проходит ряд этапов. Начало ее становления начинается задолго до того, когда реально появляется подсистема «дитя», т.е. задолго до рождения ребенка. Таким образом, под готовностью к материнству мы понимаем динамическое психологическое образование, характеризующее состояние совмещенной психологической системы «мать-дитя».

Показано, что открытость, как свойство, с помощью которого в совмещенной психологической системе «мать-дитя» происходят изменения, -необходимое качество для формирования психологической готовности женщины к материнству. Только интенсивный приток информации извне позволяет появиться высокой материнской компетентности, характеризующей адекватную, сформировавшуюся готовность к материнству. Здоровое налаживание отношений с окружающими помогает женщине быть удовлетворенной материнством и отношением других к себе и ребенку. Важна не только открытость системы «мать-дитя» внешнему миру, но и открытость элементов данной системы друг другу, т.е. матери по отношению к ребенку, что

подразумевает под собой отношение к ребенку как субъекту, а также ориентацию на себя и состояние ребенка при контроле его состояний. Данные характеристики совмещенной -психологической системы «мать-дитя» позволяют считать данную систему открытой. Показателями открытости системы, в частности, являются ригидность и локус контроля.

Анализ исследований, изучающих понятие «психологическая готовность к деятельности», позволил сделать вывод, что выделяемые различными авторами компоненты отражают различные аспекты образа мира и образа жизни человека. Однако, авторы анализируемых нами работ рассматривают готовность к деятельности как некий набор качеств человека, который позволит ему выполнять какую-то, возможно, новую для него деятельность. Не отмечается важность того момента, что появление в жизнедеятельности нового вида деятельности неизменно отражается на образе жизни в целом и влечет за собой его изменение. Т.е. готовность к любой деятельности подразумевает под собой готовность к изменению образа жизни. В связи с этим, на наш взгляд, наряду с ценностно-смысловыми параметрами образа мира в структуру психологической готовности к деятельности вообще и к материнству в частности также входят и параметры готовности к изменению образа жизни, что позволяет выделить в ее структуре следующие компоненты:

1. Ценностно-смысловой, содержание которого раскрывается в следующих аспектах:

1) Мотивационный аспект - мотив рождения ребенка, ответственность за его рождение и воспитание, чувство долга.

2) Оценочный аспект - рефлексия своей подготовленности и соответствия себя в роли матери оптимальному образу матери (механизм идентификации), а также эмоциональное восприятие ситуации материнства (комфорт/дискомфорт), преобладающий фон настроения, сопровождающий беременность и взаимодействие с ребенком, удовлетворенность или неудовлетворенность ролью матери.

2. Деятельностный компонент, содержание которого раскрывается в следующих аспектах:

1) Операционный аспект - материнская компетентность: владение способами, приемами, знаниями, навыками, умениями, необходимыми для ухода за ребенком, умение моделировать собственную деятельность.

2) Регуляционный аспект - саморегуляция женщины во время беременности и после рождения ребенка во взаимодействии с ним посредством следующих факторов:

-факторы, обуславливающие динамические характеристики трансформации образа жизни (ригидность - флексибильность);

-факторы, обуславливающие рефлексивные возможности человека, определяющие участие самосознания в трансформации образа жизни (внешний и внутренний локус контроля).

Структуру психологической готовности к материнству определяет противоречие между сложившимся образом жизни и тем образом жизни, который предполагается после рождения ребенка (через образ «Я - мать»). В

связи с тем, что готовность к материнству рассматривается как готовность к изменению всего образа жизни, в ее структуру входят параметры готовности к изменению образа жизни (такие как ригидность, локус контроля, рефлексивные возможности будущей матери). Предполагается, что на разных стадиях становления совмещенной психологической системы «мать-дитя» в структуре психологической готовности к материнству будут доминировать различные ее компоненты.

На стадии подготовки к беременности в психологической готовности к материнству доминируют оценочный аспект, проявляющийся в мере расхождения между сложившимся (устоявшимся) образом «Я» и образом «Я -мать», и мотивационный аспект, проявляющийся в формировании мотива рождения ребенка.

В период беременности в структуре психологической готовности к материнству доминируют регуляционный аспект, проявляющийся в смещении локуса контроля и осознании реально происходящих изменений в образе жизни (отказ от привычных жизненных стереотипов и обретение новых), и оценочный, проявляющийся в особенностях эмоционального переживания беременности, настроя на роды, принятия роли матери. Переломным моментом в беременности, по нашему мнению, является появление и стабилизация ощущений шевеления ребенка. Это событие имеет огромное значение для осознания ребенка как субъекта общения.

После родов в психологической готовности к материнству доминируют операционный аспект, проявляющийся в особенностях проявления материнской компетентности; регуляционный, проявляющийся в особенностях саморегуляции женщины в новых изменившихся условиях, и оценочный, проявляющийся в удовлетворенности ролью «Я-мать» при ее доминировании в «образе-Я» женщины, реалистичность которой обуславливается смещением ценностно - смысловых составляющих образа мира.

Во второй главе «Исследование психологической готовности к материнству» представлено описание этапов исследования и полученных результатов. На первом этапе исследования все женщины, принявшие участие в нашем исследовании, с помощью проективной методики «Фигуры» были распределены на две группы: группа женщин со сформировавшейся готовностью к материнству и группа женщин с несформированной готовностью к материнству. Под сформировавшейся готовностью к материнству понимается такое состояние совмещенной психологической системы «мать-дитя», которое характеризуется эмоционально-благополучными условиями для развития ребенка и выстраивания им своего образа мира, что впоследствии позволяет ему стать суверенной личностью.

Результаты данного распределения представлены в таблице 1 (см. ниже). Из таблицы 1 видно, что среди женщин, которые еще не имеют детей, а только представляют рождение ребенка в будущем или вынашивают его (беременные), количество испытуемых, которые отнесены нами в группу со сформировавшейся готовностью к материнству в 2 раза больше, чем среди выборки женщин, уже имеющих ребенка. Возможно, это связано с тем, что у

женщин, пока не имеющих детей, но представляющих ребенка и себя в роли матери виртуально, эти представления идеализированы. Женщины, которые уже имеют ребенка, сталкиваются с трудностями, которые сложно предугадать заранее. С рождением ребенка кардинально меняется образ жизни, что требует от женщины перестройки режима дня, своих взаимоотношений с окружающими, отсрочки удовлетворения или подавления потребностей, которые невозможно удовлетворить в данный момент времени. Начинается выстраивание отношений с новым членом семьи - ребенком. В этой ситуации не только ребенок адаптируется к внешнему миру, но и мать адаптируется к изменившемуся миру с появившимся в нем ребенком.

Таблица 1

Группы женщин с различными типами психологической готовности к

Испытуемые Сформировавшаяся Несформированная готовность к

женщины готовность к материнству

материнству (адекватное (тревожное, амбивалентное (эмоционально -отстраненное,

материнское отношение) материнское отношение) регулирующее материнское отношение)

1 .Женщины, не имеющие 50% 17% 33%

детей,

незамужние

2.Женщины, не имеющие • 53% 27% 20%

детей,

замужние

3 Беременные 60% 22% 18%

4. Женщины, 34% 26% 40%

имеющие детей

Отдельной задачей данного этапа исследования было исследование особенностей проявления ригидности и локуса контроля у женщин с разным типом психологической готовности к материнству.

Особенности континуума «ригидность - флексибильность» исследовались с помощью известного и широко применяемого в последние годы «Томского опросника ригидности Г. В. Залевского» (ТОРЗ). Результаты исследования данного системного свойства у женщин с разным типом психологической готовности к материнству представлены в таблицах 2 и 3 (см. ниже).

Разница результатов по шкале «ригидность как состояние» свидетельствует о том, что в ситуации необычного эмоционального состояния (например, страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) женщины из группы с несформированной готовностью к материнству в

высокой степени склонны к ригидному поведению в отличие от женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству. Это ограничивает их возможности гибко менять свое поведение, учитывая меняющиеся потребности ребенка, что, как мы предполагаем, создает определенные трудности в выстраивании взаимодействия с ребенком.

Таблица 2

Степень выраженности психической ригидности по результатам методики ТОРЗ у женщин из группы со сформировавшейся готовностью к __материнству_

Степень Распределение по шкалам, в %

СКР АР СР УР РСО ПМР

Оч.высокая 0 0 0 0 0 0

Высокая 36 27 42 2 33 13

Умеренная 64 68 54 65 44 84

Низкая 0 5 4 33 23 3

Таблица 3

Степень выраженности психической ригидности по результатам методики ТОРЗ у женщин из группы с несформированной готовностью к __материнству_

Степень Распределение по шкалам, в %

СКР АР СР УР РСО ПМР

Оч высокая 0 0 0 0 35 0

Высокая 35 31 47 7 40 16

Умеренная 63 52 47 56 25 78

Низкая 2 17 6 37 0 6

Анализ степени выраженности интернальности у женщин из разных групп по типу психологической готовности к материнству позволил сделать следующий вывод: у женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству уровень общей интернальности выше, чем у женщин из группы с несформированной готовностью к материнству. Разница средних значений интернальности по разным шкалам наблюдается по следующим из них: шкале достижений, шкале неудач и шкале, отражающей сферу взаимоотношений в семье. У женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству значения по этим шкалам выше, чем у женщин из группы с несформированной готовностью к материнству. Это означает, что женщины со сформировавшейся готовностью к материнству характеризуются как люди, считающие себя причиной собственных достижений и готовы прилагать усилия для достижения положительных результатов в будущем, а также они чувствуют ответственность за те неудачи, которые произошли или могут произойти в их жизни. У женщин из группы с несформированной готовностью к материнству

интернальность по этим шкалам выражена меньше, приближена к средним значениям. Также, у женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству выше показатель интернальности по шкале семейных взаимоотношений, что означает, что они больше чувствуют ответственность за построение взаимоотношений в своей семье, чем испытуемые с другим типом готовности к материнству.

При анализе результатов по шкалам УСК Е. Г. Ксенофонтовой в выборке беременных женщин нами было отмечено, что, чем больше срок беременности, тем ниже показатели по шкале достижений. Данные изменения были подтверждены с помощью корреляционного анализа, который показал, что срок беременности имеет прямую связь с показателем предрасположенности к самообвинению и обратную связь со шкалой интернальности в сфере достижений. Это означает, что чем больше срок беременности, тем меньше беременная женщина воспринимает себя причиной собственных достижений и меньше верит в то, что человек может существенно повлиять на успешность собственной жизни и деятельности. Прямая корреляционная связь срока беременности и показателя предрасположенности к самообвинению говорит о том, что, чем ближе срок родов, тем более выраженной становится предрасположенность женщины к тому, чтобы обвинять себя во всем плохом, что с ней случается или только может случиться. То есть, возрастает склонность считать, что причина ее неудач - она сама, а причина ее достижений - кто-то другой. Этот показатель может также говорить о возрастании неуверенности в себе. Итак, мы видим, что во время беременности в сфере достижений происходит смещение локуса контроля, что, возможно, связано с состоянием женщины. Третий триместр беременности достаточно сложный. Ряд исследователей отмечают, что у женщины несколько усложняется самочувствие, она быстрее устает, затрудняется двигательная активность, часто ухудшается сон. Отмечается некоторое повышение тревожности, страхов родов, беспокойство по поводу послеродового периода. Наряду с этим, ощутимо снижается интерес ко всему, не связанному с ребенком, что может стать причиной снижения интернальности в сфере достижений.

Обобщая полученные результаты, мы делаем вывод, что такие системные качества, как ригидность и локус контроля, придают качественное своеобразие феномену психологической готовности к материнству, а также обуславливают степень открытости системы «мать-дитя». Женщины с несформированной готовностью к материнству в ситуации необычного эмоционального состояния (страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) в высокой степени склонны к ригидному поведению, то есть в стрессовой ситуации они частично или полностью не способны менять жизненные программы поведения в зависимости от изменившейся ситуации. Такие женщины в подобных ситуациях действуют привычными для них способами, которые, как правило, ориентированы на усвоенные ими модели поведения своих родителей или других людей. Таким женщинам сложнее гибко реагировать на меняющиеся потребности ребенка. Это может создавать трудности во взаимодействии с

ребенком, неправильное оценивание своих возможностей, себя и ребенка. У женщин со сформированной готовностью к материнству в необычном эмоциональном состоянии показатели ригидности ниже, что позволяет им более гибко выстраивать свои отношения с ребенком в меняющихся условиях, обеспечивая, в данном случае, открытость системы «мать-дитя».

Изменение образа жизни после рождения ребенка влечет за собой изменение образа мира женщины. Одной из составляющих образа мира человека является его представление о себе и других. С помощью проективных методик («Эпитеты», «Незаконченные предложения», рисунок «Я и мой ребенок», техника репертуарных решеток Дж. Келли) были исследованы особенности образа себя в роли матери и ее представления о ребенке, его образ у женщин из разных групп психологической готовности к материнству.

Анализ результатов проведения данных методик показал, что характеристики, которые дают женщины для описания хорошей матери, себя в роли матери и проектирования образа ребенка соответствуют социально одобряемому образу матери и ребенка в современном обществе. Однако, у женщин со сформировавшейся готовностью к материнству образ себя в роли матери и ребенка носит более четкий, детальный, конкретный характер. Характеристики, даваемые ребенку, эмоционально окрашены положительно, физические недостатки ребенка вызывают чувство жалости. У женщин с несформированной готовностью к материнству образ себя в роли матери и ребенка представлен нечетко, размыто, минимально детализирован, имеется тенденция сводить физические недостатки ребенка к отрицательным особенностям его характера.

Анализ рисунков «Я и мой ребенок» и ролевых деревьев техники репертуарных решеток Дж. Келли также показал, что у женщин с несформированной готовностью, в отличие от женщин со сформировавшейся готовностью, не бессознательном уровне мы видим непринятие роли матери для себя. Особенно четко данное отличие просматривается в ролевых деревьях женщин, не имеющих детей, с несформированной готовностью к материнству, где роли «Я сама» и «Я - мать» не идентифицируются друг с другом или вообще противопоставлены. Таким образом, наше предположение о том, что на стадии подготовки к рождению ребенка психологическая готовность к материнству отражает меру расхождения между сложившимся (устоявшимся) образом «Я» и образом «Я - мать» подтверждается. Чем меньше это расхождение, тем больше женщина принимает для себя роль матери, тем более она психологически готова к материнству. Особого внимания заслуживают женщины из группы с несформированной готовностью к материнству, уже имеющие ребенка, которые фактически вынуждены принять на себя роль матери, что и отражено в их ролевых деревьях. Но, в рисунках и ролевых деревьях этих женщин вскрываются проблемы, которые отражают неудовлетворенность данной ролью, что, как правило, приводит к нарушению материнско-детских взаимоотношений. Таким образом, отсутствие идентификации со своей матерью и чувство неудовлетворенности ролью матери являются признаками несформированной готовности к материнству.

Полученные данные, а также анализ отдельных предложений методики «Незаконченные предложения», позволил нам сделать следующий вывод: одним из самых важных факторов при формировании психологической готовности к материнству является опыт взаимодействия женщины со своей матерью, как в раннем детстве, так и на протяжении всей ее жизни. Данный вывод подтверждается результатами проведенного с женщинами полуструктурированного интервью, целью которого являлось выявление особенностей становления «материнской потребностно-мотивационной сферы» и некоторых особенностей материнской компетентности. Удовлетворенность отношениями с собственной матерью, высокая степень идентификации с ней -условия, которые наиболее эффективно помогают женщине строить образ себя как матери, принять данную роль и быть ею удовлетворенной, что благонриятно сказывается на ее взаимоотношениях с ребенком. Некоторые ценностно-смысловые составляющие образа мира женщин со сформировавшейся готовностью к материнству отличаются от ценностно-смысловых составляющих образа мира женщин с несформированной готовностью к материнсгву большей ориентацией на проблемы своей семьи и людей вообще, более положительным восприятием окружающей действительности, своих отношений с людьми и большей готовностью к суверенизации своего ребенка в будущем.

Среди беременных женщин, принявших участие в нашем исследовании, 15 человек приняли участие в повторном обследовании, через три месяца после рождения ребенка. На указанных этапах становления системы «мать-дитя» у испытуемых женщин произошли изменения в образе себя как матери и в образе ребенка, как положительного, так и отрицательного характера. Та же тенденция отмечена и в изменениях ценностно-смысловых составляющих образа мира женщин. Анализ данных, полученных при повторном исследовании показал, что тювность к материнству является психологическим динамическим образованием, отражающим состояние совмещенной психологической системы «Maть-диш».

Основные выводы

1. Психологическая готовность к материнству как системный конструкт первично объективируется сознанию будущей матери как реакция на противоречие между сложившимся образом жизни и теми изменениями, которые прогнозируются после рождения ребенка (через образ «Я-мать»). Поэтому наряду с ценностно-смысловыми параметрами образа мира будущей матери, в структуру готовности к материнству входят параметры готовности к изменению образа жизни (такие как ригидность, локус контроля, рефлексивные возможности будущей матери). С ними связана и динамика будущих трансформаций указанной готовности.

2. Качественное своеобразие феномену психологической готовности к материнству придают такие системные характеристики как ригидность и локус контроля, которые обуславливают степень открытости системы «мать-дитя».

Женщины с несформированной готовностью к материнству в состоянии необычных эмоциональных переживаний (страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) в высокой степени склонны к ригидному поведению, то есть в стрессовой ситуации они частично или полностью не способны менять жизненные программы поведения в зависимости от изменившейся ситуации. Такие женщины в подобных ситуациях действуют привычными для них способами, которые, как правило, ориентированы на впитанные ими модели поведения своих родителей или других людей. Таким женщинам сложнее гибко реагировать на меняющиеся потребности ребенка. Это может создавать трудности во взаимодействии с ребенком, неправильное оценивание своих возможностей, себя и ребенка. У женщин со сформированной готовностью к материнству в состоянии необычных эмоциональных переживаний показатели ригидности ниже, что позволяет более гибко выстраивать свои отношения с ребенком в меняющихся условиях, что обуславливает в данном случае открытость системы «мать-дитя».

У женщин с адекватным материнским отношением выше показатели интернальности в сфере достижений, неудач и в сфере семейных взаимоотношений. То есть женщины со сформировавшейся готовностью к материнству готовы брать на себя ответственность за свои достижения и неудачи, более склонны считать, что сами управляют своей судьбой, сами добиваются успехов и сами виноваты в промахах. Они также готовы оказывать большое влияние на события и взаимоотношения в собственной семье. Причем, во время беременности происходит смещение локуса контроля по шкале достижений и предрасположенности к самообвинению, то есть, чем ближе подходит срок родов, тем более возрастает тенденция самообвинения в неудачах.

3. На стадии подготовки к беременности в психологической готовности к материнству доминируют оценочный аспект, проявляющийся в мере расхождения между сложившимся (устоявшимся) образом «Я» и образом «Я -мать», приводящий к формированию мотива рождения ребенка -мотивационный аспект.

4. В период беременности в психологической готовности к материнству доминируют регуляционный аспект, проявляющийся в смещении локуса контроля и рефлексии реально происходящих изменений в образе жизни (отказ от привычных жизненных стереотипов и обретение новых); и эмоциональный, проявляющийся в особенностях эмоционального переживания беременности, настроя на роды, принятия роли матери.

5. После родов в психологической готовности к материнству доминируют операционный аспект, проявляющийся в особенностях проявления материнской компетентности; регуляционный, проявляющийся в особенностях самоорганизации женщиной новых условий бытия; и эмоциональный, проявляющийся в удовлетворенности ролью «Я-мать» при ее доминировании в «образе-Я» женщины, реалистичность которой обуславливается смещением ценностно-смысловых составляющих образа мира.

6. Противоречие между образом мира и образом, жизни является движущей силой дальнейшего развития совмещенной психологической системы «мать - дитя» (в условиях первичной суверенности ребенка, своим рождением разорвавшим физиологический, но не психологический симбиоз).

7. Ценностно-смысловые составляющие образа мира женщин, в том числе и образ себя как матери, в процессе становления системы «мать-дитя» могут претерпевать изменения, как положительного, так и отрицательного характера. Это дает нам основания утверждать, что готовность к материнству является психологическим динамическим образованием, отражающим состояние совмещенной психологической системы «мать-дитя».

8. Одним из самых важных факторов при формировании психологической готовности к материнству является опыт взаимодействия женщины со своей матерью, как в раннем детстве, так и на протяжении всей ее жизни. Удовлетворенность этими отношениями, высокая степень идентификации с собственной матерью - условия, которые наиболее эффективно помогают женщине строить образ себя как матери, принять данную роль и быть ею удовлетворенной, что благоприятно сказывается на ее взаимоотношениях с ребенком.

Основные положения исследования отражены в следующих публикациях:

1. Гурьянова Т. А. Психологическая готовность к материнству как готовность женщины к изменению образа жизни /Психологическое консультирование субъектов образовательного процесса: Материалы региональной научно-практической конференции, 16 мая 2003 г. - Барнаул: Изд-во БГПУ, 2003. - С. 13 - 23. ..

2. Гурьянова Т. А. Системные личностные характеристики женщин с разным типом готовности к материнству // Вестник Алтайской науки. - Серия: Образование.-2003.-№1(2).-С. 129-134.

3. Гурьянова Т. А. Психологическая готовность к материнству как предмет исследования / Современная психология: проявление парадигмальных установок в организации психологического исследования: Материалы V региональной школы молодых ученых (6 февраля - 10 февраля 2003 г.). -Бийск: НИЦ БПГУ им. В.М. Шукшина, 2004. - С. 14 - 17.

4. Гурьянова Т. А. Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов /Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность: Материалы Сибирского психологического форума. 16-18 сентября 2004 г. - Томск: Томский государственный университет, 2004. - С. 553 - 559.

Подписано в печать 26.10.2004 Бумага офсетная. Гарнитура Тайме Нью Роман Заказ 1321. Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии Некоммерческого партнерства «Аз Бука» Лицензия на полиграфическую деятельность ПЛД №28-51 от 22.07.1999 г. г. Барнаул, пр. Красноармейский, 98а тел.62-91-03, 62-77-25 E-mail: azbuka@rol ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Гурьянова, Татьяна Александровна, 2004 год

Введение.

Глава 1. Психологическая готовность к материнству как предмет исследования.

1.1. Материнство и его изучение как психологического феномена.

1.2. Проблема психологической готовности к материнству в контексте изучения готовности к изменению образа жизни.

1.3. Структура психологической готовности к материнству.

Глава 2. Исследование психологической готовности к материнству.

2.1. Методический аппарат исследования.

2.2. Психологическая готовность к материнству как готовность к изменению образа жизни.

2.3. Образ себя и образ ребенка у женщин с разным типом готовности к материнству.

2.4. Некоторые ценностно-смысловые составляющие образа мира женщин с разным типом психологической готовности к материнству.

Введение диссертации по психологии, на тему "Развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов"

Актуальность исследования. Проблема материнства в последнее время обретает все более выраженный полидисциплинарный характер, становясь значимым предметом исследования не только в науках, традиционно имеющих к ней непосредственное отношение (медицина, физиология, биология поведения), но и в гуманитарных науках, таких как история, культурология, социология и т.д. Можно увидеть в этом феномене проявление общих тенденций гуманитаризации научного познания, смены идеалов рациональности, свойственных новому этапу развития науки и т.д. Однако нельзя не учитывать и факт социальной обусловленности растущей актуальности проблем материнства. В частности, в России демографические тенденции приобретают тревожный характер: смертность превышает рождаемость, происходит естественная убыль населения, ухудшается здоровье людей репродуктивного возраста (по данным Российского министерства здравоохранения в 2001 году только в 31,2% случаев наблюдалось нормальное течение родов), родовой травматизм становится одной из главных причин детской инвалидности. Отсутствие у большинства людей социально-экономических оснований, гарантирующих приемлемый уровень материального благополучия семьи и воспитания ребенка, также не способствует деторождению. Проблему усугубляет и тот факт, что указанные негативные проявления осуществляются в России на фоне изменения семейных стереотипов и ценностей, трансформации традиционных стереотипов репродуктивного поведения, изменения паттернов семейных отношений. На готовности к материнству сказываются более поздний возраст вступления в брак, установки на уменьшение количества детей в семье, карьерные устремления женщин (дилемма "ребенок или карьера").

Психология, сочетающая в себе тенденции как естественно-научных, так и гуманитарных подходов, оказывается в эпицентре проблем материнства.

Необходимо оценить вклад, который внесли в разработку этих проблем такие ученые, как Г. Г. Филиппова, Р. Ж. Мухамедрахимов, Н. П. Коваленко, С. А. Минюрова, И. В. Добряков, В. И. Брутман, А. Я. Варга, И. Ю. Хамитова, Е. X. Агнаева, Т. В. Jleyc, Н. JI. Мамышева, А. И. Захаров, JI. А. Баз, М. Ю. Чибисова, И. В. Грандилевская, Н. Б. Кедрова и другие. В работах этих психологов достаточно тонко и тщательно исследованы особенности психологического состояния женщины во время беременности, динамика этих состояний, связанная с успешностью ее адаптации к материнству. Изучены психологические особенности женщин с патологически протекающей беременностью (Н. Г. Афиногенова, Г. Е. Долгина, Е. К. Китаева, В. Г. Волков, М. А. Кочнева, Н. В. Рымашевский и др.), с девиантным материнством, проявляющемся в отказе от ребенка, пренебрежении к нему, насилии над ним (В. И. Брутман, М. Г. Панкратова, С. Н. Ениколопов, А. И. Захаров, С. В. Тюлюпо, Ю. Ф. Поляков, К. В. Солоед и т.д.).

При всем при этом продолжает оставаться актуальной проблема психологической готовности к материнству. С одной стороны, этому способствуют внутренние тенденции психологической науки, позволяющие высветить новые аспекты и грани традиционных психологических проблем. С другой стороны, нарастает напряженность социального заказа, обращенного к психологии: увеличивается число семей, в которых ребенок остается не принятым родителями, в которых нарушены материнско-детские отношения, определяющие эмоциональное благополучие всех членов семьи. Наблюдается рост незапланированных беременностей среди несовершеннолетних, аборты у не имеющих детей женщин и т.д.

Психологическая готовность к материнству во многом обуславливает поведение женщины во время беременности, настрой на роды, особенности взаимодействия с ребенком до и после его рождения и т.п. (С. Ю. Мещерякова, О. А. Копыл, О. В Баженова, JI. JI. Баз и др.). В тоже время менее изученными продолжают оставаться содержательные признаки понятия «психологическая готовность к материнству», факторы, определяющие его структуру и, самое главное, динамические характеристики готовности к материнству, предполагающие развитие этого системного свойства человека.

Цель исследования: получить данные о динамических изменениях в структуре психологической готовности к материнству ограничив интервал развития системы «мать-дитя»от замысла деторождения до первых лет ее реального становления.

Объект исследования: психологическая готовность женщин к материнству.

Предмет исследования: развитие психологической готовности к материнству на стадии планирования беременности, во время беременности и после родов.

Гипотеза исследования конкретизирована следующими допущениями:

- готовность к материнству является динамическим психологическим образованием, характеризующим состояние совмещенной психологической системы «мать-дитя», в структуру которого входят параметры, характеризующие готовность к изменению образа жизни;

- конкретный состав и психологическое содержание готовности к материнству формируется до беременности, трансформируется во время беременности, родов и после них;

- на всех указанных этапах материнства идет формирование системы «мать-дитя». На разных стадиях становления совмещенной психологической системы «мать-дитя» в структуре психологической готовности к материнству могут (или должны) доминировать различные ее составляющие.

Для достижения поставленной цели и проверки гипотезы необходимо решение следующих задач:

1. В процессе теоретического анализа определить содержание понятия «психологическая готовность к материнству», раскрыть структуру феномена психологической готовности к материнству и определить методологическую базу исследования.

2. Выявить особенности проявления содержательных характеристик компонентов психологической готовности к материнству (ригидности, локализации контроля, ценностно-смысловых составляющих образа мира, «образ Я», образ «Я - мать») у женщин, планирующих беременность, беременных женщин и женщин после родов с разным типом готовности к материнству.

3. Исследование динамики психологической готовности к материнству на этапах планирования беременности, вынашивания ребенка и после его рождения.

Методологическая основа исследования: концепция становления «материнской потребностно-мотивационной сферы» (Г. Г. Филиппова), концепция общения как коммуникативной деятельности (М. И. Лисина, С. Ю. Мещерякова), теория психологической готовности человека к изменению образа жизни (В. Е. Клочко, Э. В. Галажинский, Ю. В. Клочко), теория психологических систем (В. Е. Клочко, О. М. Краснорядцева,

Э. В. Галажинский), общая теория ригидности (Г. В. Залевский).

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что существующее понимание психологической готовности к материнству дополнено рассмотрением его как общесистемного динамического конструкта, что позволило получить ряд новых фактов о трансформации его содержательных характеристик на различных стадиях деторождения. Психологическая готовность к материнству показана как сложное, системное образование, оказывающее определяющее влияние на образ мира и образ жизни женщины и проявляющееся в них. Появление изменений в образе мира женщины, связанных с образом «Я-мать» определяется как начальный этап становления системы «мать-дитя». Динамика готовности к материнству рассматривается посредством анализа факторов, обуславливающих степень открытости человека как открытой системы, такие как ригидность и локус контроля.

Научная новизна исследования:

- получены доказательства того, что женщины с несформированной готовностью к материнству в состоянии необычных эмоциональных переживаний (страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) демонстрируют более выраженное ригидное поведение, трудность к изменению образа жизни, формированию новых жизненных программ. У женщин со сформировавшейся готовностью к материнству выше показатели интернальности; они возлагают на себя ответственность за результаты своего поведения и деятельности и оказывают большее влияние на события;

- установлен трудный для интерпретации факт смещения локуса контроля во время беременности по шкале достижений и предрасположенности к самообвинению;

- показано, что противоречие между образом мира и образом жизни является движущей силой дальнейшего развития совмещенной психологической системы «мать - дитя» (в условиях первичной суверенности ребенка, своим рождением разорвавшим физиологический, но не психологический симбиоз);

- доказано, что изменения в образе мира фиксируются еще до рождения ребенка в виде перестройки ценностно-смысловых составляющих образа мира матери.

Практическая значимость исследования определяется тем, что данные диссертационного исследования, а также модифицированные и апробированные методы диагностики психологической готовности к материнству могут быть использованы в работе практических психологов для разработки программ психологического сопровождения семей, находящихся на этапах планирования ребенка, беременности и после рождения ребенка (до начала его посещения дошкольного образовательного учреждения).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Психологическая готовность к материнству как системный конструкт первично объективируется сознанию будущей матери как реакция на противоречие между сложившимся образом жизни и теми изменениями, которые прогнозируются после рождения ребенка (через образ «Я-мать»). Поэтому наряду с ценностно-смысловыми параметрами образа мира будущей матери, в структуру готовности к материнству входят параметры готовности к изменению образа жизни (такие как ригидность, локус контроля, рефлексивные возможности будущей матери). С ними связана и динамика будущих трансформаций указанной готовности.

2. На стадии подготовки к беременности в психологической готовности к материнству доминируют оценочный аспект, проявляющийся в мере расхождения между сложившимся (устоявшимся) образом «Я» и образом «Я -мать», приводящий к формированию мотива рождения ребенка -мотивационный аспект.

3. В период беременности в психологической готовности к материнству доминируют регуляционный аспект, проявляющийся в смещении локуса контроля и рефлексии реально происходящих изменений в образе жизни (отказ от привычных жизненных стереотипов и обретение новых); и оценочный, проявляющийся в особенностях эмоционального переживания беременности, настроя на роды, принятия роли матери.

4. После родов в психологической готовности к материнству доминируют операционный аспект, проявляющийся в особенностях проявления материнской компетентности; регуляционный, проявляющийся в особенностях самоорганизации женщиной новых условий бытия; и оценочный, проявляющийся в удовлетворенности ролью «Я-мать» при ее доминировании в «образе-Я» женщины, реалистичность которой обуславливается смещением ценностно - смысловых составляющих образа мира.

В соответствии с целью исследования, его гипотезой и методологическими основаниями были использованы следующие методы исследования:

- теоретический анализ литературных источников по теме исследования;

- томский опросник ригидности Г. В. Залевского;

- опросник уровня субъективного контроля Е. Г. Ксенофонтовой;

- проективные методики: тесты «Фигуры», «Эпитеты», рисунок «Я и мой ребенок», «Незаконченные предложения»;

- техника репертуарных решеток Дж. Келли;

- полу структурированное интервью;

- методы обработки и интерпретации данных: количественные (коэффициент ранговой корреляции Спирмена, угловое преобразование Фишера) и качественные (контент-анализ).

Исследование проводилось в несколько этапов:

Первый этап: (2002 - 2003 гг.) - анализ научных публикаций и основных концепций по теме исследования; отработка понятийного аппарата; определение гипотезы, цели, постановка задач и выбор методов исследования.

Второй этап: (2003 - 2004 гг.) - составление программы эмпирического исследования, подбор методик для решения его задач; проведение исследования; качественная и количественная обработка полученных результатов.

Третий этап: (2004 г.) - подведение итогов и литературное оформление диссертации.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечены исходной методологической обоснованностью исследования, комплексом апробированных методик, адекватных цели и задачам исследования, использованием качественных и количественных методов анализа результатов, репрезентативностью объема выборки участников исследования.

Исследование проводилось на выборке, которую составили 200 женщин в возрасте от 17 до 37 лет, из которых: 60 женщин, не имеющих детей, но планирующих завести их в будущем: незамужние - 30 человек, замужние - 30 человек; 50 беременных женщин, ждущих первого ребенка на разных сроках беременности; 90 женщин, имеющих первого ребенка в возрасте до 3 лет.

Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертационного исследования были представлены в виде научных статей в сборниках региональной научно-практической конференции (Барнаул, 2003), региональной школы молодых ученых (Бийск, 2003), Сибирского психологического форума (Томск, 2004). Основные положения исследования обсуждались на кафедре психологии образования Барнаульского государственного педагогического университета. Результаты исследования использованы при разработке программы занятий «Я - будущая мама» для учащихся старших классов МОУ СОШ № 110 и программы занятий «Счастливая мама» для студентов в рамках работы Алтайского Краевого Молодежного Кризисного Центра Барнаульского государственного педагогического университета.

По теме диссертации опубликовано 4 работы.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. Общий объем диссертации составляет 177 страниц. В тексте содержится 3 таблицы и 4 рисунка. Список литературы включает 201 наименование, из которых 3 - на иностранном языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Результаты исследования локуса контроля у женщин с разными типом психологической готовности к материнству и материнского отношения представлены на рисунке 4.

Группа 1 Труппа 2 Группа 3

Рисунок 4. Распределение уровня субъективного контроля по группам женщин с разными типами материнского отношения.

На рисунке 4 представлены средние значения по шкалам УСК Е. Г. Ксенофонтовой женщин с разным типом материнского отношения: группа 1 - женщины с адекватным материнским отношением; группа 2 - женщины с тревожным, амбивалентным материнским отношением и 3 группа - женщины с эмоционально-отстраненным, регулирующим отношением. Из данного рисунка видно, что у женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству уровень общей интернальности выше, чем у женщин из группы с несформированной готовностью к материнству. Мы видим, что разница средних значений наблюдается по трем шкалам: шкале достижений, шкале неудач и шкале, отражающей сферу взаимоотношений в семье. У женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству значения по этим шкалам выше, чем у женщин из группы с несформированной готовностью к материнству. Это означает, что женщины со сформировавшейся готовностью к материнству характеризуются как люди, считающие себя причиной собственных достижений и готовы прилагать усилия для достижения положительных результатов в будущем, а также они чувствуют ответственность за те неудачи, которые произошли или могут произойти в их жизни. У женщин из группы с нееформированной готовностью к материнству интернальность по этим шкалам выражена меньше, приближена к средним значениям. Также у женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству выше показатель интернальности по шкале семейных взаимоотношений, что означает, что они больше чувствуют ответственность за построение взаимоотношений в своей семье, чем испытуемые с другим типом готовности к материнству.

Причем, при анализе результатов по шкалам УСК Е. Г. Ксенофонтовой в выборке беременных женщин нами было отмечено, что чем больше срок беременности, тем ниже показатели по шкале достижений. Данные изменения были подтверждены с помощью корреляционного анализа (см. приложение 1), который показал, что срок беременности имеет прямую связь с показателем предрасположенности к самообвинению (г=0,47, при р< 0,05) и обратную связь со шкалой интернальности в сфере достижений (г=-0,40, при р< 0,05). Это означает, что чем больше срок беременности, тем меньше беременная женщина воспринимает себя причиной собственных достижений и меньше верит в то, что человек может существенно повлиять на успешность собственной жизни и деятельности. Прямая корреляционная связь срока беременности и показателя предрасположенности к самообвинению говорит о том, что чем ближе срок родов, тем более выраженной становится предрасположенность женщины к тому, чтобы обвинять себя во всем плохом, что с ней случается или только может случиться. То есть возрастает склонность считать, что причина ее неудач - она сама, а причина ее достижений - кто-то другой. Этот показатель может также говорить о возрастании неуверенности в себе. То есть мы видим, что во время беременности в сфере достижений происходит смещение локуса контроля, что возможно связано с состоянием женщины.

Третий триместр беременности, как уже описывалось выше, достаточно сложный. У женщины несколько усложняется самочувствие, она быстрее устает, затрудняется двигательная активность, часто ухудшается сон.

Отмечается некоторое повышение тревожности, страхов родов, беспокойство по поводу послеродового периода. Наряду с этим ощутимо снижается интерес ко всему, не связанному с ребенком, что может стать причиной снижения интернальности в сфере достижений. Повышается активность, связанная с подготовкой к родам и послеродовому периоду.

Итак, обобщая полученные результаты, мы делаем вывод, что такие системные качества, как ригидность и локус контроля, придают качественное своеобразие феномену психологической готовности к материнству, а также обуславливают степень открытости системы «мать-дитя». Женщины с несформированной готовностью к материнству в ситуации необычного эмоционального состояния (страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) в высокой степени склонны к ригидному поведению, то есть в стрессовой ситуации они частично или полностью не способны менять жизненные программы поведения в зависимости от изменившейся ситуации. Такие женщины в подобных ситуациях действуют привычными для них способами, которые, как правило, ориентированы на впитанные ими модели поведения своих родителей или других людей. Таким женщинам сложнее гибко реагировать на меняющиеся потребности ребенка. Это может создавать трудности во взаимодействии с ребенком, неправильное оценивание своих возможностей, себя и ребенка. У женщин со сформировавшейся готовностью к материнству в необычном эмоциональном состоянии показатели ригидности ниже, что позволяет более гибко выстраивать свои отношения с ребенком в меняющихся условиях, обуславливая в данном случае открытость системы «мать-дитя».

Также мы отметили, что у женщин с адекватным материнским отношением выше показатели интернальности в сфере достижений, неудач и в сфере семейных взаимоотношений. То есть женщины со сформировавшейся готовностью к материнству готовы брать на себя ответственность за свои достижения и неудачи, более склонны считать, что сами управляют своей судьбой, сами добиваются успехов и сами виноваты в промахах. Они также готовы оказывать большое влияние на события и взаимоотношения в собственной семье. Причем, во время беременности происходит смещение локуса контроля по шкале достижений и предрасположенности к самообвинению, то есть, чем ближе подходит срок родов, тем более возрастает тенденция самообвинения в неудачах.

2.3. Образ себя и образ ребенка у женщин с разным типом психологической готовности к материнству

Итак, на предыдущем этапе нашего исследования нами были опрошены разные группы женщин (не имеющие детей, беременные и имеющие детей) и с помощью проективной методики «Фигуры» распределены на две группы: женщины со сформировавшейся готовностью к материнству и женщины с несформированной готовностью к материнству. Изменение образа жизни после рождения ребенка влечет за собой изменение образа мира женщины. Данный параграф посвящен изучению образа мира женщин с разным типом готовности к материнству. Под образом мира мы понимаем «.некоторую совокупность или упорядоченную систему знаний человека о мире, о себе, о других людях и т.д., которая опосредует, преломляет через себя любое внешнее воздействие.» [153, с. 142]. Одной из составляющих образа мира человека является его представление о себе и других. В нашем случае будет исследован образ женщины себя в роли матери и ее представления о ребенке, его образ.

Одна из методик, использованных нами для исследования образа себя и образа ребенка у женщин с разным типом готовности к материнству -рисуночный тест «Я и мой ребенок». Данная методика была разработана Г. Г. Филипповой. Автор выделила следующие критерии для оценки рисунков: наличие на рисунке фигур матери и ребенка; замена образа матери и ребенка на животное, растение, символ; содержание образа ребенка и его возраст; соотношение размеров фигур матери и ребенка; отражение совместной деятельности матери и ребенка; дистанция и особенности расположения персонажей; изоляция фигуры ребенка; а также характеристика общего состояния (благополучие, неуверенность в себе, тревожность, признаки конфликтности и враждебности, относящиеся к теме рисунка) по формальным признакам рисунка и поведенческим проявлениям во время рисования (качество линии, расположение на листе, детали рисунка, проявлявшиеся эмоции, высказывания, паузы и т.д.). Интерпретация данных проводилась по критериям, принятым в психодиагностике для рисуночных тестов.

Между рисунками женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству и из группы с несформированной готовностью нами выделены явные различия.

1. Наличие на рисунке фигур матери и ребенка. В общей выборке наших испытуемых имеются варианты отсутствия обеих фигур (1%), отсутствия фигуры матери (1%), изображение только кистей рук матери (2%), изображение только головы матери при полном изображении ребенка (1%), изображение только головы матери и кистей рук при полном изображении ребенка (1%). Все эти испытуемые входят в группу женщин с несформированной готовностью к материнству. Причем, у этих женщин выявлен эмоционально-отстраненный, регулирующий тип материнского отношения. Из этих женщин 4% имеют ребенка, 2% не имеют.

Пример: Испытуемая Ю., 23 г. имеет трехлетнюю дочь, беременность была случайной, в результате стимулированный брак, который через год после рождения ребенка распался. Девочка живет и воспитывается с рождения в деревне у родителей, мать проживает в городе, с ребенком видится раз в две недели на выходных. При выборе фигур и цветов для себя и ребенка (тест «Фигуры») она выбрала для обозначения себя средний квадрат фиолетового цвета, положив его в левом верхнем углу, для обозначения дочери ею был выбран большой квадрат желтого цвета, расположенный в правом нижнем углу, расстояние между фигурами больше 80 мм. На рисунке изображен дом с зашторенными окнами, облака, болото с камышами, фигур матери и ребенка нет. На вопрос экспериментатора: «Почему на Вашем рисунке нет Вас и Вашей дочери?», она ответила: «Я на нем нас не вижу». Этот случай - яркий пример игнорирующего (эмоционально-отстраненного, регулирующего) типа материнского отношения.

Таким образом, мы видим, что отсутствие на рисунке фигур матери и ребенка свидетельствует о несформированной готовности к материнству, таким женщинам сложно нарисовать ребенка и себя в роли матери, так как они не могут этого представить (Испытуемая О., 23 г., срок беременности 34 недели: «Я не могу нарисовать ребенка, я не представляю, какой он будет, .я его не вижу, .совсем не представляю»).

2. У женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству преобладает (80%) художественное изображение людей (у женщин из группы с несформированной готовностью к материнству только 32%), т.е. на рисунке изображен не примитивный головоног или фигура типа «палка - палка, огуречик», а нормальная фигура человека с достаточным количеством деталей (нос, глаза, рот, одежда и т.д.). Отсутствие в своем образе мира детализированного, подробного образа себя в роли матери и образа своего ребенка, что свидетельствует о несформированной готовности к материнству, имеет своим следствием рисование взрослыми женщинами примитивных головоногов.

3. Часть женщин (10%) из группы со сформировавшейся готовностью к материнству нарисовали на рисунке фигуру отца. У женщин из группы с несформированной готовностью таких рисунков не было. Следовательно, присутствие на рисунке фигуры отца может являться признаком сформировавшейся готовности к материнству. Это предположение подтверждают, во-первых, исследования Е. И. Исениной и Т. И. Барановской [69], которые показали, что самым существенным фактором, обусловливающим положительное отношение женщины к ребенку, является положительный образ мужа (высокая корреляция проявилась в результатах всех используемых ими тестов). Во-вторых, изображение на рисунке отца, на наш взгляд, является признаком того, что женщина воспринимает семью как нечто целое (систему), что соответствует и нашему пониманию семьи (Ю. А. Алешина, JI. Я. Гозман, Е. В. Антонюк, О. С. Сермягина, В. Сатир, Э. Г. Эйдемиллер, В. А. Рамих, Ю. В. Трофимова и др.). Если в представлении женщины семья воспринимается как система, отношение к мужу положительное, то при рисовании рисунка «Я и мой ребенок» вполне естественно желание нарисовать и папу. На эту мысль нас навели сами испытуемые.

Пример 1: Испытуемая Н., 23 г., замужем, планируют в ближайшем будущем завести ребенка. Рисует сначала себя, потом ребенка, задумывается, подрисовывает себе и ребенку воздушные шары, задумывается, дорисовывает папу. Спрашиваю: «Почему Вы нарисовали папу?». Ответ: «Я нарисовала себя, потом ребенка, посмотрела на рисунок, возникло ощущение, что чего-то не хватает, подумала, дорисовала шары, но ощущение не прошло, потом решила, что нарисую папу, нарисовала и успокоилась».

Пример 2: Испытуемая М., 28 лет, замужем, срок беременности 28 недель. Рисует себя в левой половине листа, посередине ребенка, правая половина листа остается пустой, отдает рисунок и говорит: «Это место я оставила для папы». Экспериментатор: «Вы хотели нарисовать папу?» Ответ: «Да». Вопрос: «Почему не нарисовали?» Ответ: «Сначала хотела, а потом подумала, рисунок называется «Я и мой ребенок», наверно, папу рисовать не надо, но вообще я не представляю себя и ребенка без папы», дорисовывает папу.

Папу не рисовали одинокие мамы, они составляют 10% среди принявших участие в нашем исследовании мам и беременных. И папу не рисовали не имеющие детей, незамужние женщины. Хотя некоторые из этих испытуемых в процессе рисования, сказали, что хотят иметь в будущем двоих детей, что и изобразили на рисунке (20% незамужних, не имеющих детей женщин). Среди замужних, не имеющих ребенка женщин нарисовали на рисунке двоих детей 7%. Среди беременных и имеющих ребенка женщин нет рисунков с двумя детьми, хотя 70% из этой выборки планируют второго ребенка.

4. На большей части рисунков женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству (63%) фигуры матери и ребенка изображены так, что между ними имеется физический контакт (мать держит ребенка на руках или за руку и т.д.). У женщин из группы с несформированной готовностью таких рисунков только 33%. Такое изображение, на наш взгляд, свидетельствует о большей близости между матерью и ребенком, чем изображение фигур матери и ребенка без физического контакта, тем более разделение фигур предметами (например, ребенок лежит в коляске).

5. 42% женщин из группы со сформировавшейся готовностью и 30% женщин из группы с несформированной готовностью к материнству изобразили фигуры матери и ребенка, выполняющими совместную деятельность. Таким образом, изображение фигур матери и ребенка, выполняющими совместную деятельность не обязательное условие благополучного с точки зрения исследования готовности к материнству рисунка, изображение может быть вполне выполнено в форме портрета. Но если женщина представляет, что и как она будет делать с ребенком, это говорит о более четком представлении себя в роли матери.

6. 79% рисунков женщин из группы с несформированной готовностью к материнству и 27% рисунков женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству содержат признаки неуверенности в себе, низкой самооценки, тревожности. Среди них:

- неадекватное изображение размеров фигур матери и ребенка относительно друг друга. Фигура матери в норме должна быть изображена на рисунке больше фигуры ребенка. Если женщина рисует фигуру ребенка равной или больше фигуры матери, это признак ее неуверенности в роли матери, повышенной ценности ребенка и т.д. У 3% наших испытуемых фигура ребенка была изображена неадекватного размера (чуть меньше или равна размеру фигуры матери), все эти испытуемые входят в группу женщин с несформированной готовностью к материнству;

- неадекватное изображение размеров фигур матери и ребенка на листе. Фигуры матери и ребенка мелкие, как правило, располагающиеся внизу листа (48% рисунков женщин из группы с несформированной и 4% рисунков женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству);

- отсутствие у фигур матери и ребенка ног, изображение больших, расширенных глаз, паутинообразные линии, сочетание линий разной яркости, сильная штриховка и т.д. (79% женщин из группы с несформированной и 13% женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству).

7. 45% рисунков женщин из группы с несформированной готовностью к материнству и 9% рисунков женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству содержат признаки агрессивности, враждебности, грубости (большой, заштрихованный рот; глаза как пустые глазницы; четко прорисованные зубы; шипы; острые наконечники на ограде возле дома и т.д.).

8. Изображение кистей рук. Ряд исследований [44; 136] показывает, что люди, в изображениях которых отсутствуют кисти рук, как правило, испытывают дефицит общения с близкими или проблемы собственной неконтактности. Изображение кистей рук отсутствует на 5% рисунках женщин из группы со сформировавшейся готовностью и 20% рисунках женщин из группы с несформированной готовностью к материнству.

9. Возраст ребенка. 20% не имеющих детей женщин (в том числе и беременные) из группы со сформированной готовностью к материнству представляют своего будущего ребенка в образе новорожденного, завернутого в пеленки, маленького, беспомощного. Остальные 80% нарисовали своего будущего ребенка в образе ребенка дошкольного возраста (от 2 до 5 лет). Своего будущего ребенка в образе новорожденного нарисовали только 10% не имеющих детей женщин из группы с несформированной готовностью к материнству. 80% не имеющих детей женщин из группы с несформированной готовностью к материнству нарисовали детей дошкольного возраста (от 2 до 5 лет). Остальные 2,5% испытуемых нарисовали ребенка 7-8 лет, школьника и 2,5%) испытуемых нарисовали ребенка 14 лет, подростка. Таким образом, мы видим, что среди женщин, не имеющих детей, из группы со сформировавшейся готовностью к материнству наблюдается тенденция к изображению детей младшего возраста, чем среди испытуемых из группы с несформированной готовностью к материнству. Среди женщин имеющих детей из группы со сформировавшейся готовностью к материнству 74% изобразили своих детей в том возрасте, в котором они находились на момент обследования, 26% нарисовали своих детей в будущем, старше на 2-3 года. У 80% имеющих детей женщин из группы с несформированной готовностью к материнству на рисунках дети изображены в реальном возрасте и у 20% в будущем, старше так же на 2-3 года.

Проект, или образ ребенка, выстраиваемый принявшими в нашем исследовании женщинами, был реконструирован нами также по содержанию ответов на два предложения методики «Незаконченные предложения». Это «Я думаю, что цель воспитания заключается в том, чтобы.» и «Буду счастлива, если мой ребенок.». Результаты этой методики обрабатывались методом контент-анализа.

1) Оказалось, что в основном у всех категорий женщин в проекте ребенка большая часть характеристик представлена такими составляющими, как личностные качества, которыми бы они хотели, чтобы обладал их ребенок: «будет прекрасным человеком», «будет целеустремленным», «будет мягким и добрым» и т.п. а) женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 42% всех характеристик; замужние, бездетные - 51% испытуемых; беременные - 49%; женщины, имеющие детей -53%. б) из группы с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 54%, замужние, бездетные - 45%; беременные - 50%; женщины, имеющие детей - 51%.

2) характеристики, отражающие желаемые отношения ребенка с родителями: «любящий своих родителей», «оправдает все наши надежды», «никогда не будет забывать своих родителей» и т.д. а) женщины из группы со сформировавшейся готовностью , к материнству: не имеющие детей, незамужние - 18% всех характеристик; замужние, бездетные - 12%; беременные - 10%; женщины, имеющие детей - 5%. б) из группы с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 13%; замужние, бездетные - 13%; беременные - 15%; женщины, имеющие детей — 8%.

3) ответы, отражающие социальные достижения ребенка: «получит хорошее образование», «получит хорошую работу», «будет профессором» и т.д. а) женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 7% всех характеристик; замужние, бездетные - 3%; беременные - 6%; женщины, имеющие детей - 2%. б) из группы с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 1%; замужние, бездетные - 10%; беременные - 9%; женщины, имеющие детей - 4%.

4) ответы, отражающие интеллектуальные характеристики ребенка: «умный», «гениальный», «разносторонне развит» и т.д. а) женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 1% всех характеристик; замужние, бездетные - 5%; беременные - 7%; женщины, имеющие детей - 6%. б) из группы с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 4%; замужние, бездетные - 7%; беременные - 2%; женщины, имеющие детей - 7%.

5) ответы, отражающие физические характеристики ребенка, большая часть из которых «здоровый»: а) женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 20% всех характеристик; замужние, бездетные - 17%; беременные - 22%; женщины, имеющие детей - 9%.

6) из группы с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 18%; замужние, бездетные - 21%; беременные - 21%; женщины, имеющие детей - 12%. б) ответы, отражающие характеристики субъективного благополучия: «будет счастлив», «найдет свою дорогу в жизни». а) женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 11% всех характеристик; замужние, бездетные - 11%; беременные - 4%; женщины, имеющие детей - 24%. б) из группы с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 10%; замужние, бездетные - 3%; беременные - 2%; женщины, имеющие детей - 18%.

Редкие ответы в нашей выборке: характеристики эмоций и настроения («веселый», «жизнерадостный»), 1% от общего количества характеристик и поведенческие характеристики («не капризный», «спокойный»), 0,5% от общего количества характеристик.

Таким образом, анализ полученных результатов показал, что для всех групп женщин при построении образа ребенка характерно наделение его в основном личностными чертами («будет прекрасным человеком», «будет целеустремленным», «будет мягким и добрым» и т.п.). Далее разница отмечается не по типу готовности к материнству, а по группам. Так у женщин, не имеющих детей (замужних, не замужних, беременных), как из группы со сформировавшейся готовностью к материнству, так и из группы с несформированной готовностью второе место в проекте ребенка занимают составляющие, отражающие физические характеристики ребенка, основная часть из которых (87%) представлена прилагательным «здоровый». На третьем месте - характеристики, отражающие желаемые отношения с родителями («любящий своих родителей», «оправдает все наши надежды», «никогда не будет забывать своих родителей» и т.д.). У женщин же, уже имеющих ребенка, второе место в проекте ребенка занимают характеристики субъективного благополучия («будет счастлив», «найдет свою дорогу в жизни»). Третье место в проекте ребенка занимают составляющие, отражающие физические характеристики, основная часть из которых также представлена прилагательным «здоровый» (83%).

Итак, у всех женщин, принявших участие в исследовании в описании ребенка преобладают личностные характеристики, т.е. всех мам, как будущих, так и настоящих в первую очередь волнует, каким человеком будет их ребенок. Для женщин, не имеющих ребенка, характеристики здоровья ребенка более актуализированы, так как ребенка еще нет, и очень волнует момент, каким в плане здоровья он родится. У женщин, имеющих ребенка характеристики здоровья смещаются на третье место, ребенок уже рожден относительно здоровым (в нашей выборке нет детей с явно выраженными отклонениями в здоровье), более важными (второе место) представляются характеристики субъективного благополучия ребенка: чтобы он был счастлив, нашел свое место в жизни, свою дорогу, чтобы ему было хорошо. У женщин, не имеющих ребенка на третьем месте отражены характеристики желаемых отношений ребенка с родителями, что, на наш взгляд, показывает, что не имеющие детей женщины задумываются о том, как будут строиться их отношения с детьми. При построении образа ребенка у женщин со сформировавшейся и несформированной готовностью нет явных различий в предпочтении характеристик ребенка. Однако наблюдается разница в восприятии целостного образа ребенка. Эту разницу мы увидели при проведении методики «Эпитеты». Тест «Эпитеты» был разработан В. И. Брутман, Г. Г. Филипповой и И. Ю. Хамитовой для изучения динамики психологического состояния женщин во время беременности и после родов.

У всех испытуемых, которые приняли участие в нашем исследовании, в названиях выделенных ими групп карточек с описаниями младенцев преобладала направленность на ребенка, т.е. названия отражали какие-либо характеристики ребенка. У женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству такие ответы в процентном соотношении составили:

- незамужние, не имеющие детей женщины - 80% испытуемых;

- замужние, не имеющие детей женщины - 81%;

- беременные - 73%;

- женщины, имеющие первого ребенка -65%.

У женщин из группы с несформированной готовностью к материнству:

- незамужние, не имеющие детей женщины - 93% испытуемых;

- замужние, не имеющие детей женщины - 71%;

- беременные - 84%;

- женщины, имеющие первого ребенка -72%.

В связи с тем, что женщинам было предложено разделить карточки с названиями младенцев на группы на свое усмотрение, то количество выделяемых групп у испытуемых было разным: от двух до десяти. Поэтому полученные данные удобно представить в процентном соотношении к общему количеству выделенных групп. У женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству в названиях групп карточек большинство ответов окрашено положительно:

- положительная эмоциональная включенность (54% названий) -«кровиночка», «родная кровь», «пухленький ребеночек» и т.д.; отрицательная эмоциональная включенность (38%) - «слабенькие дети», «брошенные дети»,

Ill странное существо» и. т.д.; эмоциональная нейтральность (8%) -«новорожденный», «только что родился в роддоме», «ребенок двух месяцев жизни» и т.д. Достоверность различий между группой карточек с положительной эмоциональной включенностью в названиях и группой с отрицательной эмоциональной включенностью в названиях подтверждается (ф*=2,27; р< 0,05); достоверность различий между группой карточек с положительной эмоциональной включенностью в названиях и группой с нейтральной эмоциональной включенностью в названиях подтверждается (ф*=5,68; р< 0,01).

В ответах женщин из группы с несформированной готовностью к материнству, т.е. у женщин из группы с тревожным, амбивалентным и эмоционально-отстраненным материнским отношением проявились следующие тенденции. У женщин из группы с тревожным, амбивалентным материнским отношением в названиях карточек преобладала отрицательная эмоциональная включенность:

- положительная эмоциональная включенность - 24,5% названий; отрицательная эмоциональная включенность - 51%; эмоциональная нейтральность - 24,5%. Достоверность различий между группой карточек с отрицательной эмоциональной включенностью в названиях и группой с положительной эмоциональной включенностью в названиях подтверждается (ф*=2,54; р< 0,01); достоверность различий между группой карточек с отрицательной эмоциональной включенностью в названиях и группой с нейтральной эмоциональной включенностью в названиях подтверждается (ср*=2,54; р< 0,01).

У женщин из группы с эмоционально-отстраненным материнским отношением большая часть названий, выделенных ими групп карточек, также носит отрицательный характер:

- положительная эмоциональная включенность - 33% названий; отрицательная эмоциональная включенность - 50%; эмоциональная нейтральность - 17%. Достоверность различий между группой карточек с отрицательной эмоциональной включенностью в названиях и группой с положительной эмоциональной включенностью в названиях подтверждается (ф*=1,75; р< 0,05); достоверность различий между группой карточек с отрицательной эмоциональной включенностью в названиях и группой с нейтральной эмоциональной включенностью в названиях подтверждается (ф*=3,11; р< 0,05).

Причем, у женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству смысл большинства названий карточек (63% названий), окрашенных отрицательно, заключается в описании слабости ребенка в связи с болезнью, маленьким весом, жалким видом («болезнь», «беспомощное существо», «слабый» и т.д.) или выражают жалость к нему в связи с его ненужностью родителям («ненужный папе», «брошенный ребенок», «детдомовский ребенок» и т.д.). Достоверность различий подтверждается с помощью критерия ф* Фишера (ф*=1,78; р< 0,05).

У женщин из группы с несформированной готовностью к материнству смысл большинства названий карточек с отрицательной эмоциональной включенностью (63%) отражает отрицательные черты характера ребенка, физические недостатки и т.д. («тиран», «гаденыш», «недоносок» и т.д.). Достоверность различий подтверждается с помощью критерия ф* Фишера (ф*=2,86; р< 0,01).

На основании полученных данных мы пришли к выводу, что у женщин с разным типом готовности к материнству при выборе желаемых характеристик для описания ребенка различий не наблюдается. Однако имеется разница в отношении к целостному образу ребенка. У женщин из группы с адекватным материнским отношением (сформировавшаяся готовность к материнству) в названиях выделенных групп карточек описаний младенцев доминируют положительные характеристики, имеются также отрицательные, выражающие жалость к ребенку, который родился больным или ненужным родителям. У женщин из группы с несформированной готовностью к материнству (тревожное, амбивалентное материнское отношение и эмоционально-отстраненное, регулирующее материнское отношение) преобладают отрицательные характеристики. Большое количество отрицательных характеристик свидетельствует, на наш взгляд, о повышенной тревожности, о страхе перед будущим, о страхе за то, каким будет ребенок. У женщин из группы с несформированной готовностью к материнству большая часть названий, которые окрашены отрицательно, отражают отрицательные черты в ребенке, его характера, т.е. сам ребенок является носителем отрицательных характеристик.

Таким образом, проективные методики (рисунок «Я и мой ребенок», методика «Незаконченные предложения», тест «Эпитеты») позволяют нам увидеть разницу в выстраиваемых образах себя в роли матери и своего ребенка у женщин с разным типом готовности к материнству. У женщин со сформировавшейся готовностью к материнству образ себя и ребенка носит более четкий, детальный, конкретный характер. Характеристики, даваемые ребенку, эмоционально окрашены положительно, физические недостатки ребенка вызывают чувство жалости. У женщин с несформированной готовностью к материнству образ себя в роли матери и ребенка представлен нечетко, размыто, подробная детализация образа сведена к минимуму либо отсутствует совсем. Характеристики, даваемые ребенку, чаще носят отрицательный характер, имеется тенденция сводить физические недостатки ребенка к отрицательным особенностям его характера.

Для анализа образа себя как матери нами также была применена техника репертуарных решеток Дж. Келли. В ходе работы нами оценивалась степень идентификации или ее отсутствия между заданными ролями («Я сама», «Я-мать», «Я-дочь», «Моя мать», «Мой ребенок», «Моя ближайшая родственница, которая имеет ребенка», «Моя подруга», «Хорошая мать», «Плохая мать», «Знакомая беременная женщина», «Знакомый ребенок, который мне нравится»,

Знакомый ребенок, который мне не нравится», «Счастливая женщина», «Несчастливая женщина», «Женщина из моего окружения, которая мне не нравится»). Высокую степень идентификации показывают низкие соединения ролевых ветвей между собой (уровни 12-15), группы таких низких соединений называются «склейками». Анализ ролевых деревьев показал следующее.

1. Высокая степень идентификации ролей «Я сама» и «Я - мать»: а) женщины со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 87%; замужние, бездетные - 77%; беременные - 94%; женщины, имеющие детей - 91%. б) с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние — 30%; замужние, бездетные - 36%; беременные - 56%; женщины, имеющие детей - 77%.

Как видим у женщин со сформировавшейся готовностью к материнству высокая степень идентификации ролей «Я сама» и «Я - мать», т.е. мы делаем вывод, что женщины со сформировавшейся готовностью к материнству отличаются принятием роли матери для себя. У женщин с несформированной готовностью к материнству, не имеющих детей, количество женщин принимающих роль матери меньше, чем у женщин, имеющих детей и беременных. Это связано, на наш взгляд, с тем, что женщины уже имеющие ребенка и беременные, осознающие факт неизбежности деторождения, вынуждены принимать роль матери.

2. Высокая степень идентификации ролей «Я сама», «Я - мать» и «Моя мать». а) женщины со сформировавшейся готовностью к материнству: не имеющие детей, незамужние - 100% всех характеристик; замужние, бездетные - 69%; беременные - 94%; женщины, имеющие детей - 75%. б) с несформированной готовностью к материнству не имеющие детей, незамужние - 83%; замужние, бездетные - 83%; беременные - 92%; женщины, имеющие детей - 66%.

Анализируя полученные данные, мы пришли к выводу, что у женщин из групп со сформировавшейся и из групп с несформированной готовностью к материнству, у которых ролевое дерево показывает высокую степень идентификации ролей «Я сама» и «Я - мать», как правило, наблюдается высокая степень идентификации ролей «Я сама», «Я - мать» с ролью «Моя мать».

Анализ ролевых деревьев женщин, у которых не проявилась высокая степень идентификации между ролями «Я сама» и «Я - мать» (из них 23% женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству и 77% из группы с несформированной готовностью), позволил выявить следующие тенденции. У 29% испытуемых роль «Моя мать» вообще противопоставлена обеим ролям, как роли «Я сама», так и роли «Я - мать», что говорит о полном непринятии своей матери и конфликтных отношениях с ней, что и было подтверждено в беседе. У 71% испытуемых высокую степень идентификации с ролью «Моя мать» имеет одна из данных ролей (83% деревьев испытуемых показали высокую степень идентификации между ролями «Я - мать» и «Моя мать» и 17% деревьев между ролями «Я сама» и «Моя мать»). У тех женщин, у которых ролевое дерево показало высокую степень идентификации ролей «Я -мать» и «Моя мать», как правило (80% испытуемых), высокая степень идентификации данных ролей с ролями «Хорошая мать» и «Счастливая женщина». Т.е. получается следующая ситуация: я как мать похожа на свою мать, хорошая мать и счастливая женщина, а я сама - другая, не все мои личностные качества совпадают с качествами хорошей матери. У всех женщин, у которых высокая степень идентификации ролей «Я сама» и «Моя мать» (20% испытуемых), роль «Я - мать» противопоставлена данным ролям, во всех случаях наблюдается высокая степень идентификации одной из этих ролей с ролью «Хорошая мать» (у всех вышеперечисленных испытуемых высокая степень идентификации ролей «Плохая мать» и «Женщина, которая мне не нравится» и противопоставление данное «склейки» всем другим ролям), однако здесь противопоставлены роли «Счастливая женщина» и «Несчастливая женщина». Либо «Я сама» счастливая, а как мать нет, либо наоборот. Т.е. здесь, на наш взгляд, проявились сложность и многообразие понятия счастья, у каждой женщины оно свое, не у всех счастье исчерпывается только материнством. В нашем исследовании довольно типична ситуация: Испытуемая Н., 28 лет, «.Как мать я счастлива, а как женщина нет, у нас с мужем напряженные отношения, постоянные скандалы, живем на грани развода.» или испытуемая Б., 25 лет «.Я после института сразу ушла в декрет, сижу уже три года, мне кажется, я уже все забыла, я ведь совсем не работала по своей профессии, кто меня теперь возьмет.». Данная ситуация характеризуется нами как ситуация внедряющихся потребностей, которые на данном этапе по объективным причинам не могут быть реализованы, что не позволяет женщине чувствовать себя полностью счастливой, а раздражение от невозможности реализации других потребностей может переноситься в сферу взаимоотношений с ребенком: «.Злюсь на мужа, срываюсь на ребенка.» и т.п.

3. Среди женщин, у которых проявилась высокая степень идентификации ролей «Я сама», «Я - мать» и «Моя мать» - 61% женщины из группы со сформировавшейся готовностью к материнству и 49% из группы с несформированной готовностью. У 87% женщин из группы со сформировавшейся готовностью к материнству ролевое дерево представляет из себя две, реже три «склейки» (вместо третьей склейки может быть просто отдельная роль). Первая «склейка» включает в себя сочетание следующих ролей: «Я сама», «Я - мать», «Я - дочь», «Моя мать», «Мой ребенок», «Хорошая мать» и «Счастливая женщина», что указывает на удовлетворенность женщины ролью матери; вторая или две других «склейки» сочетание ролей: «Плохая мать», «Женщина, которая мне не нравится», «Ребенок, который мне не нравится», «Несчастливая женщина»; такие роли, как: «Моя ближайшая родственница, которая имеет ребенка», «Моя подруга», «Знакомая беременная женщина», «Ребенок, который мне нравится» могут располагаться в любых склейках, в зависимости от того, как испытуемая оценивает людей подобранных на данные роли.

У женщин из группы с несформированной готовностью к материнству в ролевом дереве проявляется одна из следующих проблем: а) при идентификации ролей «Я сама», «Я - мать» и «Моя мать» отсутствие идентификации с ролью «Хорошая мать» или «Плохая мать», т.е. данные испытуемые не идентифицируют себя ни с хорошей, ни с плохой матерью (23% данной выборки). Соединения в ролевом дереве с данными ролями находится или на среднем, или на высоком уровне, что означает либо отсутствие идентификации с данными ролями, либо вообще противопоставление им. Т.е. испытуемая не дает себе оценки ни как хорошей матери, ни как плохой, что, на наш взгляд, говорит о низком уровне рефлексии; б) при идентификации ролей «Я сама», «Я - мать», «Моя мать», «Хорошая мать», «Счастливая женщина» противопоставление с ролью «Мой ребенок», причем роль «Мой ребенок» идентифицируется с ролью «Ребенок, который мне не нравится» (9% испытуемых). Эти женщины, принимая себя в роли матери, отвергают своего ребенка. Т.е. данные женщины не принимают своего ребенка, что, возможно, отражается в материнско-детских взаимоотношениях; в) высокая степень идентификации ролей «Я сама», «Я - мать» с ролью «Женщина, которая мне не нравится», что, на наш взгляд, отражает наличие проблем в принятии самой себя (7% испытуемых). Такая ситуация является показателем низкой самооценки; г) у остальных испытуемых (61%) в ролевом дереве проявляется высокая степень идентификации ролей «Я сама», «Я - мать» с ролью «Несчастливая женщина», что, как уже описывалось выше, говорит о неудовлетворенности только ролью матери и желании удовлетворить другие внедряющиеся ценности: работа, увлечения, отношения с другими людьми и т.д.

Нами был проведен анализ положительных личностных конструктов, подобранных женщинами для ролей «Я - мать» и «Хорошая мать». Самые распространенные качества представлены нами в таблице 3.

Заключение

По результатам проведенного теоретического и эмпирического исследования можно сделать следующие выводы.

1. Психологическая готовность к материнству как системный конструкт первично объективируется сознанию будущей матери как реакция на противоречие между сложившимся образом жизни и теми изменениями, которые прогнозируются после рождения ребенка (через образ «Я-мать»). Поэтому наряду с ценностно-смысловыми параметрами образа мира будущей матери, в структуру готовности к материнству входят параметры готовности к изменению образа жизни (такие как ригидность, локус контроля, рефлексивные возможности будущей матери). С ними связана и динамика будущих трансформаций указанной готовности.

2. Качественное своеобразие феномену психологической готовности к материнству придают такие системные характеристики как ригидность и локус контроля, которые обуславливают степень открытости системы «мать-дитя». Женщины с несформированной готовностью к материнству в состоянии необычных эмоциональных переживаний (страх, стресс, плохое настроение, утомление, болезнь и т.д.) в высокой степени склонны к ригидному поведению, то есть в стрессовой ситуации они частично или полностью не способны менять жизненные программы поведения в зависимости от изменившейся ситуации. Такие женщины в подобных ситуациях действуют привычными для них способами, которые, как правило, ориентированы на впитанные ими модели поведения своих родителей или других людей. Таким женщинам сложнее гибко реагировать на меняющиеся потребности ребенка. Это может создавать трудности во взаимодействии с ребенком, неправильное оценивание своих возможностей, себя и ребенка. У женщин со сформированной готовностью к материнству в состоянии необычных эмоциональных переживаний показатели ригидности ниже, что позволяет более гибко выстраивать свои отношения с ребенком в меняющихся условиях, что обуславливает в данном случае открытость системы «мать-дитя».

У женщин с адекватным материнским отношением выше показатели интернальности в сфере достижений, неудач и в сфере семейных взаимоотношений. То есть женщины со сформировавшейся готовностью к материнству готовы брать на себя ответственность за свои достижения и неудачи, более склонны считать, что сами управляют своей судьбой, сами добиваются успехов и сами виноваты в промахах. Они также готовы оказывать большое влияние на события и взаимоотношения в собственной семье. Причем, во время беременности происходит смещение локуса контроля по шкале достижений и предрасположенности к самообвинению, то есть, чем ближе подходит срок родов, тем более возрастает тенденция самообвинения в неудачах.

3. На стадии подготовки к беременности в психологической готовности к материнству доминируют оценочный аспект, проявляющийся в мере расхождения между сложившимся (устоявшимся) образом «Я» и образом «Я -мать», приводящий к формированию мотива рождения ребенка -мотивационный аспект.

4. В период беременности в психологической готовности к материнству доминируют регуляционный аспект, проявляющийся в смещении локуса контроля и рефлексии реально происходящих изменений в образе жизни (отказ от привычных жизненных стереотипов и обретение новых); и эмоциональный, проявляющийся в особенностях эмоционального переживания беременности, настроя на роды, принятия роли матери.

5. После родов в психологической готовности к материнству доминируют операционный аспект, проявляющийся в особенностях проявления материнской компетентности; регуляционный, проявляющийся в особенностях самоорганизации женщиной новых условий бытия; и эмоциональный, проявляющийся в удовлетворенности ролью «Я-мать» при ее доминировании в образе-Я» женщины, реалистичность которой обуславливается смещением ценностно - смысловых составляющих образа мира.

6. Противоречие между образом мира и образом жизни является движущей силой дальнейшего развития совмещенной психологической системы «мать - дитя» (в условиях первичной суверенности ребенка, своим рождением разорвавшим физиологический, но не психологический симбиоз).

7. Ценностно-смысловые составляющие образа мира женщин, в том числе и образ себя как матери, в процессе становления системы «мать-дитя» могут претерпевать изменения, как положительного, так и отрицательного характера. Это дает нам основания утверждать, что готовность к материнству является психологическим динамическим образованием, отражающим состояние совмещенной психологической системы «мать-дитя».

8. Одним из самых важных факторов при формировании психологической готовности к материнству является опыт взаимодействия женщины со своей матерью, как в раннем детстве, так и на протяжении всей ее жизни. Удовлетворенность этими отношениями, высокая степень идентификации с собственной матерью - условия, которые наиболее эффективно помогают женщине строить образ себя как матери, принять данную роль и быть ею удовлетворенной, что благоприятно сказывается на ее взаимоотношениях с ребенком.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Гурьянова, Татьяна Александровна, Барнаул

1. Абрамченко В. В. Психосоматическое акушерство. СПб.: СОТИС, 2001.-248 с.

2. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991.299с.

3. Авдеева Н. Н. Привязанность ребенка к матери и образ себя в раннем детстве // Вопросы психологии. 1997. - №4. - С. 3 — 12.

4. Авдеева Н. Н., Хаймовская Н. А. Зависимость типа привязанности ребенка ко взрослому от особенностей их взаимодействия (в семье и доме ребенка) // Психологический журнал. 1999. - Том 20. - №1. - С. 39 - 48.

5. Агнаева Е. М. Образ будущего ребенка у беременной женщины / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 1. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та,2003.-С. 27-32.

6. Адзиева М. Р. Внутриличностный конфликт и токсикозы беременности / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 1. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 39 - 40.

7. Андреева Г. М. Образ мира в структуре социального познания // Мир психологии. 2003. - №4. - С. 31 - 40.

8. Андреева Т. В. Семейная психология: Учеб. Пособие. СПб.: Речь,2004. 244 с.

9. Анцыферова JI. И. Некоторые теоретические проблемы психологии личности / Писхология личности. Т. 2. Хрестоматия. Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2000. - С. 331 - 344.

10. Арина Г. А., Айвазян Е. Б., Маклакова М. В. Особенности развития эмоционально-ценностного отношения к ребенку у женщин с отягощенной беременностью // Дефектология. — 2003. №4. - С. 59 - 66.

11. Артемьева Е. Ю. Основы психологии субъективной семантики / Под ред. И.Б. Ханиной. М.: Наука; Смысл, 1999. 350 с.

12. Асмолов А. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: «Смысл», ИЦ «Академия», 2002. - 416с.

13. Баз JI. А. Изменение в потребностно-мотивационной сфере женщины во время беременности / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 1. -СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 268 - 270.

14. Баратели Т. А. Отношение родителей к детям с проблемами в развитии / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 1. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.-С. 297-300.

15. Батуев А. С. Возникновение психики в дородовой период: краткий обзор современных исследований // Психологический журнал. 2000. - Том 21. - № 6. - С. 51-56.

16. Батуев А. С. Критические периоды детства и среда воспитания (начальные этапы биосоциальной адаптации ребенка) // Мир психологии. -2002.-№1(29).-С. 56-59.

17. Батуев А. С., Галунов В. И., Ляксо Е. Е. Психофизиологические аспекты формирования речи в онтогенезе. Вопросы и предложения // Мир психологии. 2003. - №2 (34). - С. 50 - 68.

18. Батуев А. С., Кащавцев А. Г., Соболева М. В. Исследование зрительного предпочтения у новорожденных детей в ситуации выбора // Вопросы психологии. 1995. - №3. - С. 114 - 118.

19. Батуев А. С., Соколова JI. В. О соотношении биологического и социального в природе человека // Вопросы психологии. 1994. — №1. — С. 81 -92.

20. Батуев А. С., Соколова JI. В. Учение о доминанте как теоретическая основа формирования системы «мать-дитя» //Вестник СпбГУ. Серия 3. -1994.-Выпуск 2.-№10.-С. 85- 102.

21. Бертин А. Воспитание в утробе матери или рассказ об упущенных возможностях. СПб.: МНПО «Жизнь», 1992. - 31 с.

22. Бокова О. А. Особенности субъективного контроля у людей юношеского возраста с различной выраженностью личностной ригидности: Дис. .канд. психол. наук: Барнаул, 2002. 207 с.

23. Брусиловский А. И. Жизнь до рождения. М.: Знание, 1984. - 192 с.

24. Брутман В. И., Варга А. Я., ХамитоваИ. Ю. Влияние семейных факторов на формирование девиантного поведения матери // Психологический журнал. 2000. - Том 21. - №2. -С. 19- 87.

25. Брутман В. И., Панкратова М. Г., Ениколопов С. Н. Некоторые результаты обследования женщин, отказавшихся от своих новорожденных детей // Вопросы психологии. 1994. - №5. - С. 31 - 36.

26. Брутман В. И., Радионова М. С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. 1997. - №6. - С. 38 -47.

27. Брутман В. И., Филиппова Г. Г., Хамитова И. Ю. Динамика психологического состояния женщин во время беременности и после родов // Вопросы психологии. 2002. - № 1. - С. 59 - 68.

28. Брутман В. И., Филиппова Г. Г., Хамитова И. Ю. Методики изучения психологического состояния женщин во время беременности и после родов // Вопросы психологии. 2002. - № 3. - С. 110 - 118.

29. Бурлачук JI. Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2003.-351 с.

30. Бурлачук JI. Ф., Морозов С. М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер Ком, 1999. - 528 с.

31. Буянов М. И. Беседы о детской психиатрии: Кн. для учителей и родителей. М.: Просвещение, 1992. - 255 с.

32. Буянов М. И. Нервный ребенок. М.: Знание, 1997. - 191 с.

33. Буянов М. И. Ребенку нужна родительская любовь. М.: Знание, 1984. -80 с.

34. Буянов М. И. Ребенок из неблагополучной семьи: Кн. для учителей и родителей. М.: Просвещение, 1988. - 207 с.

35. Буянов М. И. Смятение душ, или Книга для мам и пап, бабушек и дедушек, из которой они узнают о психоневрологических расстройствах у детей и подростков. М.: Рос. О-во медиков-литераторов, 1994. - 232 с.

36. Буянов М. И. Тайны детской психотерапии. М.: Прометей, 1990.220 с.

37. Васильева О. С., Могилевская Е. В. Групповая работа с беременными женщинами: социально-психологический аспект // Психологический журнал. -2001.-Том 22. -№ 1.-С. 82-89.

38. Ветчанина Е. Г. Психологические состояния беременных женщин в условиях острого и хронического стресса и особенности их психокоррекции: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Томск, 2003. - 21 с.

39. Видра Д. Помощь разведенным родителям: от трагедии к надежде. По страницам научных трудов Гельмута Фигдора. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2000. 224 с.

40. Витковская А. М. Основные направления работы с родителями детей раннего возраста с тяжелыми нарушениями зрения // Дефектология. 2003. — №4.-С. 40-43.

41. Выготский JI. С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 4. Детская психология / Под ред. Д.Б. Эльконина. М.: Педагогика, 1984. - 432 с.

42. Высоцкая Г. В. Рисунок и процесс рисования в детской психологии и психотерапии. Методическое пособие. Новосибирск, 1996. — 20 с.

43. ГаврилицаО. А. Чувство вины у работающей женщины //Вопросы психологии. 1998. - №4. - С. 65 - 70.

44. Галажинский Э. В. Психическая ригидность как интегральный показатель степени открытости психологической системы (в контексте проблемы самореализации личности) // Сибирский психологический журнал. -2001.-№14- 15.-С. 48-53.

45. Галажинский Э. В. Ригидность как общисистемное свойство человека и самореализация личности // Человек в психологии: ориентиры исследования в новом столетии: Материалы межвузовской научной конференции. Караганда: Изд-во КарГУ, 2001. - С. 38 - 48.

46. Галажинский Э. В. Системная детерминация самореализации личности: Дис. . докт. психол. наук. Барнаул, 2002. - 43 с.

47. Герасимов В. П. Математическое обеспечение психологических исследований: Учебное пособие. Бийск: НИЦ БиГПИ, 1997. - 89 с.

48. Гилева И. О. Системно структурный анализ мотивационной готовности к творческой деятельности: Дис. .канд. психол. наук. - Барнаул, 2000. - 173 с.

49. Грандилевская И. В. Социально-психологический статус женщины накануне рождения ребенка / Ежегодник Российского психологическогообщества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 2. -СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 460 - 463.

50. Грибкова О. В. Мать как основная развивающая среда / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 2. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 470 -473.

51. Гурко Т. А. Опыты сексуальных отношений, материнства и супружества несовершеннолетних женщин // Социс. 2002. - №11. - С. 83 -91.

52. Даненова Д. Б. Трансформация образа жизни и образа мира людей как психо-историческая проблема: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Барнаул, 2001.-21 с.

53. Демиденко Н. Н. Мотивационно потребностная сфера личности как компонент психологической готовности и ее влияние на успешность педагогической деятельности: Автореф. дис. . канд. психол. наук. — Тверь, 1996.- 18 с.

54. Добряков И. В. Теория и практика перинатальной психологии / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 3. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.-С. 113 - 116.

55. Завьялова Ж. В. Психологическая готовность к родам и метод ее формирования: Автореф. дис. . .канд. психол. наук. — М., 2000. 24 с.

56. Залевский Г. В. Психическая ригидность в норме и патологии. -Томск: Изд-во ТГУ, 1993. 230с.

57. Залевский Г. В Фиксированные формы поведения и психологические проблемы семьи как малой групповой системы //Сибирский психологический журнал. 1999.-Выпуски.-С. 107-111.

58. Захаров А. И. Психологические особенности диагностики и оптимизации взаимоотношений в конфликтной семье // Вопросы психологии. -1981.-№3,-С. 58-68.

59. Захаров А. И. Ребенок до рождения и психотерапия последствий психических травм. СПб.: СОЮЗ, 1998.- 144 с.

60. Захарова JI. Н. Психологические основы подготовки к профессиональной деятельности: Автореф. дис. .доктора психол. наук. -Новосибирск, 1997. 38 с.

61. Здоровье населения России и деятельность учреждений здравоохранения в 2001 году //Здравоохранение Российской Федерации. -2003.-№5.-С. 42-57.

62. Зеленкова И. Л., Беляева Е. В. Этика: Учебное пособие и Практикум. -Минск: НТООО «ТетраСистемс», 1997. 320 с.

63. Исаев Д. Н. Умственная отсталость у детей и подростков. Руководство. СПб.: Речь, 2003. - 391 с.

64. Исенина Е. И. О понятиях онтогенеза базовых качеств матери / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 4. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.-С. 89-93.

65. Искольдский Н. В. Исследование привязанности ребенка к матери (в зарубежной психологии) // Вопросы психологии. 1985. - №6. - С. 146 — 152.

66. Исупова О. Г. Отказ от новорожденного и репродуктивные права женщины // Социс. 2002. - №11. - С. 92 - 99.

67. Капрара Дж., Сервон Д. Психология личности. СПб.: Питер, 2003.640 с.

68. КедроваН. Б. «Здесь и теперь» в контакте матери и ребенка // Московский психотерапевтический журнал. — 1994. №3. - С. 183 - 193.

69. Кериг П. К. Семейный контекст: удовлетворенность супружеством, родительский стиль и речевое поведение с детьми // Вопросы психологии. -1990.-№1.-С. 158- 164.

70. Классов Б. А. Психологические механизмы формирования образа жизни личности: Автореф. дис. . канд. психол. наук. Новосибирск, 1996. -25 с.

71. Климов Е. А. Образ мира в разнотипных профессиях: Учебное пособие. М.: Изд-во МГУ, 1995. - 224 с.

72. Клонингер С. Теории личности: познание человека. СПб.: Питер, 2003.-720 с.

73. Клочко А. В. Проблема личности в психологии в контексте понимания человека как открытой системы: Дис. .канд. психол. Наук. -Барнаул, 2001. 167 с.

74. Клочко А. В. Суверенная личность как предмет историко-психологического исследования /Человек как самоорганизующаяся система: Материалы региональной конференции, 20 октября 2000 г. Барнаул: Изд-во БГПУ, 2000.-С. 91-96.

75. Клочко В. Е. Предмет современной психологии: человекообразование и психологическое обеспечение смысловой педагогики // Образование и социальное развитие региона. 1995, - №3-4. - С. 104-112.

76. Клочко В. Е. Психосинергетика: настоящее и будущее психологии / Материалы конференции «Человек в психологии: ориентиры исследований в новом столетии» (20 апреля 2001 года). Караганда: Изд-во Каргу, 2001. - С. 101 - 110.

77. Клочко В. Е. Становление многомерного мира человека как сущность онтогенеза // Сибирский психологический журнал. Вып. 8 - 9. - Томск, 1998. -С. 7- 15.

78. Клочко В. Е. Человек как самоорганизующаяся психологическая система / Человек как самоорганизующаяся психологическая система. Материалы региональной конференции, 20 октября 2000 г. Барнаул: Изд-во БГПУ, 2000. - С 3 - 7.

79. Клочко В. Е., Галажинский Э. В. Самореализация личности: системный взгляд / Под ред. Г.В. Залевского. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1999.- 154 с.

80. Клочко Ю. В. Ригидность в структуре готовности человека к изменению образа жизни: Дис. . .канд. психол. наук. — Барнаул, 2002. 23 с.

81. Коваленко Н. П. Организационные аспекты развития перинатальной психологии / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 4. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 280 - 282.

82. Коваленко Н. П. Психологические особенности и коррекция эмоционального состояния женщины в период беременности и родов: Автореф. дис. .канд. психол. наук. СПб., 1998. — 20 с.

83. Коваленко Н. П. Структура интегральной концепции развития перинатальной психологии / Ежегодник Российского психологическогообщества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 4. -СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 279 - 280.

84. Коваленко-МаджугаН.П. Перинатальная психология. СПб.: Изд-во «БиС», 2001.-с. 214.

85. Козлова Е. В. Проблемы становления личности как самоорганизующейся системы в раннем онтогенезе / Человек как самоорганизующаяся психологическая система. Материалы региональной конференции, 20 октября 2000 г. Барнаул: Изд-во БГПУ, 2000. - С. 45 - 52.

86. Колпакова М. Ю. Психологическая работа с женщинами, отказывающимися от новорожденных детей //Вопросы психологии. 1997. — №3. - С. 61-68.

87. Колпакова М. Ю. Роль диалога в выявлении и разрешении нравственного конфликта у матерей, отказывающихся от новорожденного // Психологический журнал. 1999. - Том 20. — №6. - С. 81 - 88.

88. Кон И. С. Ребенок и общество: Учеб. Пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 336 с.

89. Краткий психологический словарь / Ред. сост. JI. А. Карпенко; Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. - Ростов на Дону: Изд-во «Феникс», 1999.-512 с.

90. Ксенофонтова Е. Г. Исследование локализации контроля личности // Психологический журнал. 1999. - Том 20. — № 2. - С. 103 - 114.

91. Кушнеренко Е. В., Батуев А. С., Быстрова К. С. Реакции новорожденных детей на обонятельные стимулы // Психологический журнал. -1999. Том 20. - №5. - С. 89 - 95.

92. Лазарев М. Л. Теория и практика пренатально-ориентированного образования // Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. 2002. - №3. - С. 19-23.

93. Леонтьев А. Н. Психология образа //Вестник московского университета. Серия 14, психология. - 1979. — № 2. — С. 3 - 13.

94. Леонтьев Д. А. Личностный смысл и трансформации психического образа //Вестник московского университета. Серия 14, психология. - 1988. — №2.-С. 3-14.

95. Леонтьев Д. А., Смирнов С. Д. Неопубликованные материалы А. Н. Леонтьева по психологии образа // Вестник московского университета. -Серия 14, психология. 1986. - № 3. - С. 71 - 76.

96. Леус Т. В. Представление женщины о себе как о матери до и после родов: Автореф. .канд. психол. наук. М., 2001. -19 с.

97. Лисина М. И. Общение, личность и психика ребенка. М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «МОДЭК», 2001. -384 с.

98. Ломов Б. Ф. Системность в психологии. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. - 384 с.

99. Ляксо Е. Е. Некоторые характеристики материнской речи, адресованной младенцам первого полугодия жизни // Психологический журнал. 2002. - Том 23. - №2. - С. 55 - 64.

100. Ляксо Е. Е., Челибанова О. В., Галунов В. И. Акустические характеристики материнской речи, адресованной младенцам второго полугодия жизни // Психологический журнал. 2003. - Том 24. — №5. — С. 58 - 67.

101. Мамышева Н. Л., Слободская Н. В., Уразаев А. М. Системные детерминанты мотивационной сферы беременных женщин в современных социально-экономических условиях / Вестник ТГПУ. Серия: гуманитарные науки (спецвыпуск). - 2000. - Выпуск 3 (19). - С. 44 - 46.

102. Медведев Д. А. Образ мира как внутренний фактор развития личности студента педагогического вуза: Автореф. дис. . канд. психол. наук. -Ставрополь, 1999. 22 с.

103. Мельничук А. С. Особенности мотивационной готовности депутатов и политической деятельности: Автореф. дис. .канд. психол. наук. М., 1996. -24 с.

104. Меньшикова Е. С. Жестокое обращение с детьми и его возможные отдаленные последствия //Психологический журнал. 1993. - Том 14. — №6. -С. 110-118.

105. Мещерякова С. Ю. Психологическая готовность к материнству // Вопросы психологии. 2000. - № 5. - С. 18 - 27.

106. Минюрова С. А., Тетерлева Е. А. Диалогический подход к анализу смыслового переживания материнства //Вопросы психологии. 2003. — №4. -С. 63 -75.

107. Москаленко В. Д. Ребенок в «алкогольной» семье: психологический портрет // Вопросы психологии. 1991. — №4. - С. 65 - 73.

108. Мухамедрахимов Р. Ж. Взаимодействие и привязанность матерей и младенцев групп риска // Вопросы психологии. 1998. — №2. - С. 18 - 32.

109. Мухамедрахимов Р. Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. - 288 с.

110. Мухамедрахимов Р. Ж. Формы взаимодействия матери и младенца // Вопросы психологии. 1994. - №6. - С. 16-25.

111. Нагаев В. В. Ювенальная беременность как психосоциальная проблема / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 6. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 11 - 12.

112. Никулина В. Д. Программа психокоррекционной работы с семьями, воспитывающими детей с тяжелыми нарушениями зрения //Воспитание и обучение детей с нарушениями развития. 2002. - №3. - С. 35 - 43.

113. Овчарова Р. В. Психологическое сопровождение родительства. -М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. 319 с.

114. Овчарова Р. В., Ермихина М. О. Родительство как психологический феномен / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 6. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.-С. 136- 137.

115. Основы психологии семьи и семейного консультирования: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Под общ. ред. Н. Н. Посысоева. -М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2004. 328 с.

116. Петухов В. В. Образ мира и психологическое изучение мышления //Вестник московского университета. — Серия 14, психология. 1984. — № 4. -С. 13-21.

117. ПодобинаО. Б. Особенности психологического совладания молодой матери / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 6. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. унта, 2003.-С. 363 -365.

118. Половинкина О. Б. Психолого-педагогическая работа дефектолога с родителями в отделении по выхаживанию и реабилитации маловесных детей // Дефектология. 2003. - №2. - С. 35 - 39.

119. Поляков Ю. Ф., Солоед К. В. Развитие инициативности у детей первого года жизни в условиях материнской депривации // Вопросы психологии. 2000. - №4. - С. 9 - 18.

120. Похилько В. И., Федотова Е. О. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности //Вопросы психологии. 1984. -№3. - С. 151 - 157.

121. Психодиагностический практикум: Методическое пособие / Редактор составитель Краснорядцева О. М. - Барнаул, Изд-во БГПУ, 1999. -96 с.

122. Психология здоровья: Учебник для вузов /Под ред. Г. С. Никифорова. СПб.: Питер, 2003. - 607 с.

123. Разумихина Г. П. Семейные тайны любви для подростков. -Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. 448 с.

124. Рамих В. А. Материнство и культура (Философско-культурологический анализ). Ростов-на-Дону: Издательский центр ДГТУ. -1997.- 145 с.

125. Рамих В. А. Материнство как социокультурный феномен: Автореф. дис. .доктора философ, наук. Ростов-на-Дону, 1997. — 33 с.

126. Ребенок в карусели развода / С. К. Нартова-Бочавер, М. И. Несмеянова, Н. В. Малярова и др. М.: Дрофа, 2001. - 192 с.

127. Ребенок и семья. Учебное пособие по детской и возрастной психологии для факультетов психологии, педагогики и социальной работы. -Самара: Издательский Дом БАХРАХ-М, 2002. 736 с.

128. Рождественская Н. А., РазумоваА. В. Негармоничные стили семейного воспитания и восприятие родителями своих детей // Вестник московского университета. Серия 14: психология. - 2002. - №2. - С. 48 - 55.

129. Романова Е. С., Потемкина С. Ф. Графические методы в психологической диагностике. М.: Дидакт, 1992. - 256 с.

130. Рубинштейн С. JI. Основы общей психологии: В 2 т. Т. II. М.: Педагогика, 1989. - 328 с.

131. Русалов В. М., Рудина JI. М. Индивидуально-психологические особенности женщин с осложненной беременностью // Психологический журнал. 2003. - Том 24. - №6. - С. 16 - 26.

132. Рыженко Н. В., Карданова М. С. Особенности реагирования родителей на присутствие в семье ребенка-инвалида. Вероятностные пути психологической помощи // Мир психологии. 2003. — №3. - С. 242 - 246.

133. Рыжков В. Д. Психопрофилактика и психотерапия функциональных расстройств нервной системы у беременных женщин // Медицинская помощь. -1996. -№3.- С. 33 -36.

134. Савина Е. А., Чарова О. Б. Особенности материнских установок по отношению к детям с нарушениями в развитии // Вопросы психологии. 2002. - №6. - С. 15-23.

135. Самоукина Н. В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком // Вопросы психологии. 2000. — №3. - С. 67 - 81.

136. Санжаева Р. Д. Психологические механизмы формирования готовности человека к деятельности: Автореф. дис. .доктора пед. наук. — Новосибирск, 1997. — 40 с.

137. Сергиенко Е. А., Ковалева Ю. В. Контроль поведения во время беременности / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 7. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 131 - 134.

138. Синягина Н. Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - 96 с.

139. Скобло Г. В., Дубовик О. Ю. Система «мать дитя» в раннем возрасте как объект психопрофилактики // Социальная и клиническая психиатрия. - 1992. - № 2. - С. 75 - 78.

140. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Антропологический принцип в психологии развития // Вопросы психологии. 1998. — №6. - С. 3 - 17.

141. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Учебное пособие для вузов. М.: Школьная Пресса, 2000.-416 с.

142. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека // Вопросы психологии. 1986. — №6. -С. 14-22.

143. Словарь психолога-практика /Сост. С.Ю.Головин. Минск: Харвест.-2003.-976 с.

144. Смирнов С. Д. Мир образов и образ мира //Вестник московского университета. Серия 14, психология. - 1981. - № 2. - С. 15 - 29.

145. Смирнов С. Д. Мир образов и образ мира как парадигмы психологического мышления // Мир психологии. 2003. — №4. - С. 18-31.

146. Смирнов С. Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. 232 с.

147. Смирнова Е. О. Генезис общения ребенка от рождения до семи лет в исследованиях сотрудников психологического института // Вопросы психологии. 2004. - №2. - С. 54 - 62.

148. Смирнова Е. О. Проблема общения ребенка и взрослого в работах JI.C. Выготского и М.И. Лисиной // Вопросы психологии. — 1996. — №6. С. 76 -87.

149. Смирнова Е. О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе // Вопросы психологии. 1994. - №6. - С. 5 - 15.

150. Смирнова Е. О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии. 1995. — №3. - С. 139- 150.

151. Смирнова Е. О., Быкова М. В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения //Вопросы психологии. 2000. — №3. -С. 3- 14.

152. Смирнова Е. О., РадеваР. Развитие теории привязанности (по материалам работ П. Криттенден) //Вопросы психологии. 1999. — №1. -С. 105-116.

153. Смысл жизни: Антология. М.: Издательская группа «Прогресс -Культура», 1994. - 592 с.

154. Собчик JI. Н. МЦВ метод цветовых выборов. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера. - СПб.: Изд. - во «Речь», 2001. - 112 с.

155. Соколова Е. Т., ЧесноваИ. Г. Зависимость самооценки подростка от отношения к нему родителей //Вопросы психологии. 1986. - №2. — С. 110 — 117.

156. Сорокоумова Г. В. Мотивационный компонент психологической готовности к выбору профессии в раннем юношеском возрасте: Автореф. дис. .канд. психол. наук. — М., 1990. — 19 с.

157. Тарновская А. С. Формирование психологической готовности студентов университета к педагогической деятельности в школе: Автореф. дис. .канд. психол. наук.—Киев, 1991.-21 с.

158. Толстов В. Г., Нагаев В. В. Психосоциальные особенности юных матерей отказниц / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 - 28 июня 2003 года: Т. 7. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 526 - 527.

159. Томский опросник ригидности Г.В. Залевского (ТОРЗ) //Сибирский психологический журнал. 2000. - Выпуск 12.-С. 129- 137.

160. Трофимова Ю. В. Динамика ценностно-смысловых составляющих образа мира супругов в процессе становления семейных отношений: Дис. .канд. психол. наук. Барнаул, 2002. - 206 с.

161. Тюлюпо С. В. Мать и ребенок: общение в свете психосоматической парадигмы // Сибирский психологический журнал. 2001. - №14-15. — С. 77 -85.

162. Урядницкая Н. А. Деятельность пренатальных центров по психологическому сопровождению беременности // Дефектология. 2003. — №4.-С. 66-71.

163. Учебное пособие по психологии материнства. Для факультетов: психологических, медицинских и социальной работы. Самара: Издательский Дом БАХРАХ-М, 2003. - 784 с.

164. Федорова Е. Н. К вопросу исследования профессионального образа мира будущего специалиста / Человек как самоорганизующаяся психологическая система. Материалы региональной конференции, 20 октября 2000 г. Барнаул: Изд-во БГПУ, 2000. - С. 135 - 140.

165. Филиппова Г. Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии. 2001. - № 2. - С. 22 - 36.

166. Филиппова Г. Г. Материнство: сравнительно психологический подход // Психологический журнал. - 1999. - Том 20. - № 5. - С. 81 - 88.

167. Филиппова Г. Г. Психологическая помощь семье в период перинатального развития ребенка // Дефектология. 2003. - №4. - С. 56 - 59.

168. Филиппова Г. Г. Психология материнства: Учебное пособие. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. - 240 с.

169. Филиппова Г. Г. Психосоматические проблемы беременности и конфликт в материнской сфере / Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 8. -СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 58-61.

170. ФранклВ. Человек в поисках смысла: Сборник /Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990. - 368 с.

171. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности: Руководство по репертуарным личностным методикам. М.: Прогресс, 1987. -236 с.

172. Фромм Э. Искусство любви. Минск: ТПЦ «Полифакт», 1990. - 80 с.

173. Ханина И. Б. К вопросу о профессиональной составляющей в структуре образа мира // Вестник московского университета. Серия 14, психология. - 1990. - № 3. - С. 42 - 50.

174. ХозиеваМ. В. Практикум по возрастно-психологическому консультированию: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2002. - 320 с.

175. ХьеллЛ., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения исследования и применение). СПб.: Питер Пресс, 1997. - 608 с.

176. Целуйко В. М. Психология неблагополучной семьи: Книга для педагогов и родителей. М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. - 272 с.

177. ЧибисоваМ. Ю. Особенности притязаний на признание у матерей и нерожавших женщин /Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 8. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 294 - 297.

178. Чибисова М. Ю. Феномен материнства и его отражение в самосознании современной молодой женщины: Автореф. дис. .канд. психол. наук. -М., 2003.-21 с.

179. Чичерина Н. А. Психологическая коррекция в дородовой подготовке семейных пар / Ежегодник Российского психологического общества:

180. Материалы 3-го съезда психологов. 25 28 июня 2003 года: Т. 8. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. - С. 304 - 307.

181. Шалашова Ю. В. К вопросу о психологических проблемах женщин, родивших с помощью кесарева сечения // Сибирский психологический журнал.-2001.-№14-15.-С. 72-73.

182. Шаронов В. В. Основы социальной антропологии. СПб.: Изд-во «Лань», 997. - 192 с.

183. Шипицына Л. М. «Необучаемый» ребенок в семье и обществе. Социализация детей с нарушением интеллекта. СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», 2002. - 496 с.

184. Шмуклер А. Б. Психозы беременности //Проблемы репродукции. -1995.-№2.-С. 19-22.

185. ШмуракЮ. И. Пренатальная общность //Человек. 1993. - № 6. -С. 24-37.

186. ШэфферД. Дети и подростки: психология развития. СПб. Питер, 2003.-976 с.

187. Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. -СПб.: Речь, 2003.-336 с.

188. The Development of attachment and affiliative systems. Ed. by R.N. Emde at all. N.Y., L.: Plenum press Cop., 1982. - P. 268.

189. Louis G. Ph. D., Margolis E. The motherhood report: how women feelabout being mothers. N.J., McGrow-Hill Publ. Сотр., 1987. P. 314.

190. Verny T. edds. Pre- and Perinatal Psychology: an Introduction. N.J., Hum. Scien. Press., 1987. P. 342.